Концепт «Дружба» в английском языковом пространстве (стр. 1 из 9)

Выпускная квалификационная работа

Поготовила Осипишина Юлия , специальность иностранная филология

Черноморский государственный университет имени Петра Могилы, Украина

г. Николаев 2005

Введение

Образ человека реконструируется многогранно, многоаспектно и многофункционально в социологии, физиологии, психологии, лингвистике. Часто речь идёт о перцептивном, ментальном, эмотивном и волитивном «модусах», их разновидностях и взаимопроникновении. Наиболее обширен и интересен внутренний мир человека, чувственная сторона его бытия. Анализ эмоциональных проявлений, отраженных и закрепленных в языковом знаке, является важнейшим и чуть ли не единственным источником культурологической информации об «обыденном сознании» носителей какого-либо естественного языка (Воркачев 1992:46), об их наивной картине мира, когда исследуются отдельные, характерные для данного языка концепты, своего рода культурные изоглоссы и пучки изоглосс (Апресян 1995:38).

Это, прежде всего, стереотипы языкового и, более широко, – культурного сознания: например, типично русские концепты «Душа», «Тоска», «Судьба», «Удаль». В последнее время много внимания притягивает к себе проблема определения концепта «Дружба» в английском языке, которая к концу XX века вызвала повышенный интерес лингвистов, философов, лингвокультурологов, психологов. Как показывают наблюдения, это понятие в лингвокультурологии является одним из наименее изученных и однозначно определенных, в то время как его значимость и ценность достаточно высоки. Этот концепт отражает сложную систему духовно-нравственного и морально-этического измерений картины мира и внутренней, духовной жизни личности, этими обстоятельствами и объясняется выбор темы и объекта исследования.

Объектом настоящего исследования является многогаммный, широко варьированный концепт «Дружба», описываемый лингвистическими средствами английского языка.

Предметом исследования являются линговокультурологические особенности языковой концептуализации дружбы как чувства и понятия.

Целью исследования является определение стереотипов англоязычного общества, связанных с дружбой посредством анализа литературных источников американского и британского вариантов английского языка.

В соответствии с целью исследования в работе ставятся следующие задачи:

1. изучение взаимосвязи языка и культуры в рамках лингвокультурологии;

2. уточнение понятия «концепт»;

3. установление способа вхождения концепта в состав культуры, определение национальной концептосферы;

4. определение компонентов концепта «Дружба»;

5. анализ изменений концепта «Дружба».

Эмпирическим материалом работы послужили конструкции с лексемой «friendship», «friend», а также дефиниции этих лексем, зафиксированные в этимологическом, культурологическом и толковых словарях, языковые единицы и конструкции, отобранные методом сплошной выборки из толковых и фразеологических словарей, словарей пословиц и поговорок, из текстов английской и американской современной литературы, которые являются средством объективации концепта «Дружба», которые составили 462 примера.

Материал исследования изучается на основании применения следующих методов:

- дефиниционный анализ;

- этимологический анализ;

- концептуальный анализ:

анализ синонимов и дериватов ключевого слова;l

анализ сочетаемости ключевого слова, паремий иl афоризмов;

анализ текстов художественного дискурса.l

Структура работы определяется целями и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Во введении мотивируется выбор темы и объекта исследования, формулируется основная цель и задачи работы, описывается объем эмпирического материала и методология исследования, структура работы.

В первой главе рассматриваются основные теоретические вопросы – взаимосвязь языка и культуры в рамках культурологии, определение культуры, концепта, его характеристики, типология концептов, исследование концепта «как сгустка культуры», отражение культуры в языке.

Вторая глава ставит своей целью проиллюстрировать и проанализировать концепт «Дружба» американской и английской культуры на материале современной английской и американской литературы, фразеологизмов и цитат.

В заключении подводятся суммарные теоретические итоги исследования.

Глава 1: Языковой концепт как базовое понятие лингвокультурологии

§1. Лингвокультурология как наука

Сложный и многоаспектный вопрос о соотношении языка и культуры является центральным в современном языкознании. Несмотря на существенные расхождения в подходе к отношениям между культурой и языком, тезис о том, что язык является частью культуры народа, почти не вызывает возражений среди лингвистов. Исследования проблематики взаимосвязи и взаимодействия языка и культуры, по словам А.С.Мамонтова, «являют собой порой довольно пеструю картину, притом, что ни одно из них никогда не отрицало наличия дихотомии «язык и культура»» (Мамонтов 2000:3).

Ключевой идей в современной лингвистике является идея антропоцентричности языка. В центре всего изображаемого словом стоит человек – он сам и все то, что воспринимается им как его окружение, сфера его бытия. С позиции антропоцентрической парадигмы, человек познает мир через осознание себя, своей теоретической и предметной деятельности в нем, в основе данной парадигмы лежит переключение интересов исследователя с объектов познания на субъект, т.е. анализируется человек в языке и язык в человеке.

Именно формирование антропоцентрической парадигмы привело к развороту проблематики в сторону человека и его места в культуре [1] . Продуктом антропоцентрической парадигмы в лингвистике является наука лингвокультурология [2] . По словам В.В. Воробьева, «сегодня уже можно утверждать, что лингвокультурология – это новая филологическая дисциплина, которая изучает определенным образом отобранную и организованную совокупность культурных ценностей, исследует живые коммуникативные процессы порождения и восприятия речи, опыт языковой личности и национальный менталитет, дает системное описание языковой «картины мира»…» (Воробьев, цит. по: Тер-Минасова 2000: 18).

В.Н. Телия определяет лингвокультурологию как часть этнолингвистики, посвященную изучению и описанию корреспонденции языка и культуры в их синхронном взаимодействии (Телия 1996: 217). «Объект лингвокультурологии изучается на «перекрестке» двух фундаментальных наук: языкознания и культурологии» (Там же: 222).

Выделяются следующие основные проблемы и области изучения лингвокультурологии: 1) безэквивалентную лексику и лакуны; 2) мифологизированные языковые единицы: архетипы и мифологемы, обряды и поверья, ритуалы и обычая, закрепленные в языке; 3) паремиологический фонд языка; 4) фразеологический фонд языка; 5) эталоны, стереотипы, символы; 6) метафора и образы языка; 7) стилистический уклад языков; 8) речевое поведение; 9) область речевого этикета (Маслова 2001: 36-37).

Лингвокультурология, как и любая научная дисциплина, обладает своим категориальным аппаратом – системой базовых терминов. К числу таких базовых терминов относится понятие концепта.

§2. Статус концепта как феномена

На очередном витке спирали, по которой движется в своем развитии гуманитарное знание, и в ходе очередной «эпистемической революции» российская лингвистическая мысль столкнулась с необходимостью выработки нового термина для адекватного обозначения содержательной стороны языкового знака, который снял бы функциональную ограниченность традиционных значения и смысла и в котором бы органически слились логико-психологические и языковедческие категории.

Возникшая потребность породила появление целого ряда соперничающих номинативных единиц, общим для которых было стремление «отразить в понятиях» неуловимый «дух народа» – этническую специфику представления языковых знаний. В конкурентной борьбе в российской лингвистической литературе с начала 90-х годов прошлого века столкнулись термины «концепт» (Арутюнова 1993; Лихачев 1993; Степанов 1997, Ляпин 1997: 40–76; Нерознак 1998 и др.), «лингвокультурема» (Воробьев 1997: 44–56), «мифологема» (Ляхтеэнмяки 1999; Базылев 2000: 130–134), «логоэпистема» (Верещагин, Костомаров 1999: 70; Костомаров, Бурвикова 2000: 28; 2001: 32–65), однако на сегодняшний день становится очевидным, что наиболее жизнеспособным оказался термин «концепт», по частоте употребления значительно опередивший все прочие протерминологические новообразования.

Слово «концепт» является калькой с латинского conceptus – «понятие», от глагола concipere «зачинать», т.е. значит буквально «зачатие». Этимологически эти значения восходят к древнерусскому слову пояти – «схватить, взять в собственность, взять женщину в жены».

Термин «концепт» широко применяется в различных научных дисциплинах, что приводит к его множественному пониманию. Часто «концепт» употребляется в качестве синонима «понятия», хотя термин «понятие» употребляется в логике и философии, а «концепт», являясь термином математической логики, закрепился также в науке о культуре, в культурологии.

Необходимо отметить, что понятие концепта является достаточно разработанным в российской культурологии и лингвистике, однако в разных направлениях этот термин приобретает различное наполнение и содержание.

Термин «концепт» является зонтиковым, он «покрывает» предметные области нескольких научных направлений: прежде всего когнитивной психологии и когнитивной лингвистики, занимающихся проблемами мышления и познания, хранения и переработки информации (Кубрякова 1996: 58), а также лингвокультурологии, определяясь и уточняясь в границах теории, образуемой их постулатами и базовыми категориями. Однако ментальные объекты, к которым отправляет имя «концепт», не обладают общим специфическим родовым признаком (принадлежность к области идеального – это свойство все тех же значения и смысла, идеи и мысли, понятия и представления, образа и гештальта и пр.) и находятся скорее в отношениях «семейного сходства», подобного отношениям номинатов имени «игра», где «мы видим сложную сеть сходств, переплетающихся и пересекающихся» (Витгенштейн 1994: 11). Можно допустить, что, подобно множеству в математике, концепт в когнитологии – базовая аксиоматическая категория, неопределяемая и принимаемая интуитивно, гипероним понятия, представления, схемы, фрейма, сценария, гештальта и др. (Бабушкин 1996: 19–27; Стернин 1998: 24–27; Попова, Стернин 2001: 72–74).


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.