регистрация / вход

Испанский язык сегодня и завтра

Не заглядывая слишком далеко вглубь истории, можно заметить, что в определенные эпохи всегда доминировали языки стран-лидеров.

Романова Г.С.

Не заглядывая слишком далеко вглубь истории, можно заметить, что в определенные эпохи всегда доминировали языки стран-лидеров. Оставим в стороне интереснейший вопрос о том, почему определенный этап выдвигает на первый план ту или иную сферу человеческой деятельности или общественного взаимодействия, по каким причинам тот или иной народ становится лидером, и вспомним лишь тот факт, что греческий язык постепенно сменила латынь, через какое-то время эта роль досталась французскому, английскому Великобритании, немецкому, а сейчас, безусловно, доминирует английский язык США, и именно на нем происходит основное международное деловое и научное общение.

Какова же судьба бывшего лидера? Сфера его применения постепенно сужается до обслуживания исключительно одной области (науки, дипломатии и т. д.), он становится все более и более элитарным.

Grosso modo можно предположить, что среди факторов, определяющих будущий язык-лидер, важную роль выполняют следующие:

- динамика численности роста носителей данного языка;

- динамика роста политико-экономического влияния регионов проживания данного населения;

- число регионов компактного проживания и их распределение по разным странам и континентам, и значительная численность носителей языка, достаточная для того, чтобы оказывать ассимилирующее воздействие на окружение;

- достаточно мощный цивилизационный фактор;

- наконец, фактор, который знаменитый лингвист Есперсен назвал "эффективностью" языка, то есть, приспособленностью его грамматики, лексики и синтаксиса к обслуживанию той или иной потребности, сферы общения.

Например, эффективность английского языка основана на таких его свойствах, как почти неограниченная возможность транспозиции: субстантивации любых предикатов, включая самые длинные фразы, вербализации любых, почти без исключений, существительных и словосочетаний, суффиксальная деривация в нем развита прекрасно, экспрессивное удобство поразительно, не нужно длинных высказываний, и так далее.

В общем, на переломе тысячелетий английский язык выглядит абсолютным лидером. Именно английский, а не китайский, например, который сравним с ним не только по динамике численности роста говорящих, но и, по мнению специалистов, в простоте и экономичности грамматики.

Рассмотрим нынешнее состояние и ближайшие перспективы испанского языка.

В настоящее время испанский язык считают родным более 300 млн. чел., и хотя сама Испания "достигла" в истекшем 1999 году самого низкого в мире уровня рождаемости, 90% испано-говорящих проживают в Латинской Америке, где средний коэффициент прироста составляет 2,4% в год. Таким образом, ожидается, что в 2020 г. испаноязычное население превысит 500 млн. человек. Казалось бы, не так уж много на фоне многомиллиардного населения Земли. Однако, люди, считающие испанский язык родным, многочисленными компактными группами проживают на четырех континентах, плюс Антарктида, это официальный язык в 22 странах мира.

Необходимо отметить еще одно важнейшее свойство испанского языка: Академия испанского языка отмечает, что это самый единый язык в мире. Если в англоязычном сообществе (не говоря о других) его носители в разных странах далеко не всегда понимают друг друга, то в испаноязычном этого не происходит. Испанский язык прочно занимает второе место в мировых контактах, заметно увеличивается его роль на международных форумах при межнациональном общении, и если его нельзя назвать "глобальным", то лишь потому, что используется он не во всем мире.

В поддержании языкового единства трудно переоценить роль Королевской Академии испанского языка, раз в 4 года заседающей с участием представителей академий всех испаноязычных стран.

Эухенио Косериу - один из основоположников современной лингвистики, разграничивший понятия "норма" и "узус", как латиноамериканец и уругваец, подтверждает, что маленькая Испания сохраняет ведущую роль в языковом процессе. В условиях информационного общества языковая ситуация в Испании известна в странах Америки гораздо лучше, чем ситуация в соседней стране. Считается, что то, что принадлежит Испании, принадлежит всем. Например, мексиканец никогда не примет ничего аргентинского, в то время как испанское примет, хотя и не все, а лишь то, что считает общеязыковой нормой. Например, никогда не станет говорить vale вместо esta bien, chaval вместо muchacho, но во многих случаях отказывается от своих собственных регионализмов в пользу общей лексики. Например, водопроводный кран в Уругвае называют canilla, как он именуется в Мексике, уругваец обычно не знает, но ему прекрасно известно, что в Испании это - grifo. Также рollera ("юбка") вне Уругвая будет для него не saya, а falda, как принято говорить в Испании.

В общем, in pluribus unus, и распада не отмечается.

Рассмотрим ситуацию с другой стороны. Испанский академик Грегорио Сальвадор указывает на то, что англицизмы наводняют испанский, как никакой другой европейский язык.

Что происходит с испанским языком, когда он вступает в непосредственное соприкосновение с английским?

О состоянии испанского языка в Пуэрто-Рико, практически являющемся частью США, свидетельствует социолингвист Умберто Лопес Моралес, Президент Ассоциации Академий языка Латинской Америки. Мирного сосуществования между языками там не наблюдается, существует сильная оппозиция билингвизму. В 1940 году была предпринята попытка ввести в качестве официального языка английский, и возникли опасения, что, став "домашним" языком, пуэрториканский вариант закрепит в себе диалектальные черты и станет непонятным для других членов испанского сообщества, и наоборот. Однако, этого не произошло, и в последнее время отмечается значительное "исправление " произношения, приближение его к общеиспанскому инварианту. 78% населения - испаноязычно, причем из них, благодаря титанической работе школьных учителей, только 14% говорят с ярковыраженными диалектальными чертами в фонетике. Если в 40-е годы основные школьные предметы велись на английском, и лишь один час в день преподавался испанский, то теперь ситуация прямо противоположна. Сегодня только 16% населения Пуэрто-Рико говорит по-английски без проблем (в столице - 52%, так как это необходимо, чтобы получить хорошую работу). В своей повседневной речи пуэрториканцы чаще используют кальки и дословные переводы, чем чисто английские слова и выражения. На вопрос о том, хотят ли они, чтобы их дети обучались только на английском, две трети жителей острова ответили отрицательно.

Заглянем внутрь самих США, где сейчас 13% населения считают испанский своим родным языком. С 1999 года испаноязычное население в США выросло на 35%, в то время как неиспанское - только на 3%. Живут они, в основном, в Калифорнии, Техасе, Нью-Йорке, Флориде, Иллинойсе, но также и в других местах. Ожидается, что с 2000 по 2030 год испаноязычное (или "латинское", как они себя называют) население даст 44% всего прироста населения США, а с 2020 по 2050 год - не менее 62% прироста.

При этом учитывается, в основном, вегетативный рост числа потомков "латинос", живущих в США в третьем и более поколениях, а не иммигранты из стран Латинской Америки.

Культурно-лингвистические процессы в иммигрантской и исконной испаноязычной среде различны.

Иммигранты прибывают в США и селятся в местах уже густонаселенных "латинами", попадая в специфическую культурно-языковую среду "spanglis". Стремясь как можно скорее стать "стопроцентными" американцами, они, и особенно их дети, усваивают массу вульгаризмов, психологические комплексы подталкивают их к отторжению всего испаноязычного, но низкий социально-культурный уровень и "латинский" круг общения препятствует нормальному усвоению как английского, так и родного испанского, который не изучается ими в школе.

Со временем одно поколение сменяет другое, и положение меняется. В качестве примера рассмотрим ситуацию в штате Колорадо, куда иммигранты почти не прибывают, а у внуков, правнуков и праправнуков испаноязычного населения появляется возможность стать интеллигентами в первом поколении, окончить университет. Возникает ситуация "полуинтеллигентов", еще стыдящихся "низкого" происхождения. В этой среде английская ассимиляция очень глубока, зачастую бабушки и внуки не могут общаться на одном языке.

В то же время среди "стопроцентных", англоязычных американцев года примерно с 1995 развивается очередная волна интереса к испанскому языку, к испанской и латиноамериканской культуре, существует стойкая потребительская мода на культурный продукт spanglish: музыка и песни, телесериалы, в сети ресторанов "фастфуд" все шире используется мексиканская кухня и т.д.

Сейчас практически 90% американских студентов изучают испанский как иностранный в университетах, очень поощряются летние поездки в латиноамериканские страны для языковой практики, знание испанского языка очень высоко ценится при приеме молодых специалистов на работу.

Испанский из недостойного внимания языка полунищих изгоев превращается в элемент престижа, так как владеть иностранным языком престижно, а иностранный и испанский стали почти синонимами. Сначала это происходит в среде "белого" студенчества, потом распространяется на образованных потомков "латинос". Они образуют всевозможные ассоциации по поиску культурно-лингвистических корней, всячески подчеркивают свое происхождение.

Их дети тоже идут учить испанский в университете, и у преподавателей вызывает массу проблем их "неакадемичная", но свободная речь, возникают психологические трения с англоязычными студентами, разрабатывается особая методика для работы в смешанных группах.

По данным Европейской Ассоциации преподавателей испанского языка (АЕРЕ), сейчас испанский занимает первое место в мире среди языков, изучаемых как иностранный (английский воспринимается не столько как иностранный, сколько как некое "койнэ", технический инструмент общения, развиваемый не только носителями, но и пользователями, в котором допускаются и зачастую действуют процессы, не свойственные естественному языку).

По сведениям АЕРЕ, в государственных школах Европы испанский как иностранный учат 62% учащихся (французский - 25,8%, немецкий - 6,6%). В крупнейшей португалоязычной стране Бразилии недавно введено обязательное обучение испанскому языку всех школьников, поскольку сотрудничество в рамках Меркосур развивается успешно.

Таким образом, в XX веке испанский язык имел наибольший лингвистический рост, а через 20 лет, если сохранятся нынешние пропорции роста населения и тенденции лингвистического самосознания, он будет, по мнению Эухенио Косериу, первым языком общения на планете. Кроме того, США, при сохранении нынешних тенденций, станут двуязычной страной.

Испанский - один из немногих языков в мире, которые "растут" не только в количественном, но и в качественном плане, развивая свои механизмы таким образом, чтобы приспособиться для делового, научного и, в частности, информационного общения. Лингвисты полагают, что основные лингвистические баталии будущего будут развиваться в Интернете, где испанский язык занимает сейчас второе место после английского, хотя и далеко отстает от него (70% принадлежит английскому, 8% - испанскому, затем следуют все остальные языки). В Испании и основных испаноязычных странах подключение и Интернету растет на 100% в год, в самый быстрый рост числа подключений в мире наблюдается в Аргентине - 15% в месяц.

Нынешнее положение дел известно: техническая и научная культура сейчас создается не на испанском, компьютеры разрабатываются не на испанском, а испаноязычные страны лишь осваивают все это, переводят на свой язык. Большинство инструментов создается для обработки английского языка, поэтому языки должны бороться за выживание технологическое. Проблема в том, что английская терминология уже хорошо разработана, а испанская еще только создается, поэтому испанская речь пестрит варваризмами и кальками с английского даже тогда, когда соответствующий испанский термин существует. (Например, в бытовом общении нередко вместо англ. E-mail говорят "emilio" хотя существует correo electronico, в Латинской Америке говорят "rentar un carro" вместо "alquilar un coche".

Нынешнее поколение прекрасно общается с компьютером, специалисты даже отмечают снижение роли семьи в обучении детей языку и возрастание роли электронных средств, что предполагает пользование упрощенными языками, и это общение подчас еще больше обедняет естественный язык. В английском этот язык именуют Technobable от to bable "лепетать".

Влияние информатики на речь молодого и среднего поколения испаноязычных людей очень заметно, причем не только на техническом уровне, но и в бытовом общении. Если в начале эры компьютеризации ЭВМ называли "электронным мозгом", то теперь происходит обратная метафоризация, антропологическая метафора заменилась техногенной: Tengo el chip cambiado говорят, когда кто-то теряет ясность мысли.

Тем не менее, по мере развития техники, она все шире пользуется естественным языком. Недаром один из отцов информатики Дийкстра сказал, что на должность программиста предпочтительней брать человека, хорошо владеющего родным языком, чем хорошего математика, плохо на родном языке говорящего. Он заглядывал вперед, потому что роль естественного языка как языка программирования растет очень быстро. Сейчас - это английский. Однако техника идет вперед, и по мере развития голосовых компьютерных технологий, испанский оказывается более эффективным, чем английский.

Сама структура испанской фразы такова, что по мнению японских специалистов в области информатики, он лучше всех остальных естественных языков поддается автоматическому распознаванию и моделированию. Процент вероятности двусмысленного истолкования в нем гораздо ниже, начиная с практически фонологической орфографии, многосложной структуры слова с минимальным супплетивизмом, практическим отсутствием чередований гласных в корне, четкой семантической определенностью аффиксов, стройностью грамматических парадигм и т.д. - в этом смысле испанский язык уникален. С точки зрения компьютерного восприятия устных сообщений испанский язык идеален, при существующих программах буквально после нескольких попыток настройки компьютер начинает прилично записывать испанскую речь с голоса. Конечно, он может делать ошибки в орфографии, но результаты со всеми другими языками существенно хуже.

Вместе с опережающим ростом испаноязычного населения, это очень важный момент, потому что уже сейчас развивается "языковая индустрия", "лингвистическая инженерия", основанные на посылке, что общение человека с компьютером должно стать более удобным, без барьеров. Скорость человеческой речи - 50-250 слов в минуту, скорость хорошей машинистки - 20-90 слов в минуту, с помощью компьютерной "мыши" с трудом удается передать10-40 команд в минуту. У говорящего человека свободны руки, он может двигаться. Речевой сигнал можно сжать, быстро передать и хранить, можно синтезировать голос, компьютер может даже читать по губам и воспроизводить текст. Основные трудности - особенности произношения, наличие редких слов (следует иметь в виду, что разные морфологические формы слова для компьютера - это разные слова), неправильный синтаксис (особенно в устной речи), помехи, иностранный акцент, манера произносить без пауз между словами. Помимо фонетико-лексико-грамматических проблем, у разных носителей языка может быть разная картина мира, а это влечет за собой разную терминологию и разную имплицитную информацию, разные фоновые знания.

Но эти трудности не надолго замедляют создание новых голосовых продуктов, где одна и та же технология дает самое лучшее разрешение на испанском языке. Испанское слово раз в 6 менее многозначно, чем английское, и это очень важно для компьютера, он допускает гораздо меньше ошибок.

Скорость распространения технических новшеств растет по экспоненте: телефон пробивал дорогу 60 лет, радио 30 лет, ТВ - 15 лет, кабельное - 10 лет, а Интернет проник повсюду за 5 лет. В самом ближайшем будущем испанский язык имеет реальные шансы существенно повысить свой статус в глобальном общении.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий