регистрация / вход

Английский язык

История и формирование английского языка.

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК.

Древнеанглийский язык.

В 9 в. н.э. название 'английский' (englisc) употреблялось для обозначения всех близкородственных германских диалектов, распространенных на Британских островах. В 5–6 вв. н.э. в Британию через Северное море приплыли англы, саксы, юты и фризы, языки которых принадлежали к западной подгруппе германской группы индоевропейской языковой семьи. Сегодняшний английский наиболее близок к фризскому, фламандскому, нидерландскому и немецкому языкам (западногерманская подгруппа) и несколько отстоит от исландского, норвежского, датского и шведского языков (северогерманская подгруппа). В современном исландском языке сохранились некоторые особенности тысячелетней давности, утерянные в современном английском, в силу которых исландский более всех остальных живых языков похож на древнеанглийский.

О ранних поселениях в Британии известно главным образом из Англо-саксонской хроники и от Беды Досточтимого, завершившего свою Церковную историю англов в 731, т.е. примерно три века спустя после того, как предположительно в 449 юты высадились в Эббсфлите на острове Тэнет. О фризах Беда не упоминает, но зато он описывает вторжение в Британию трех других родственных «наций», или племен: ютов, осевших в Кенте, на юге Гэмпшира и на острове Уайт; саксов, занявших остальную часть Англии к югу от Темзы; и англов, или англичан, установивших господство над территорией к северу от Темзы. Юты пришли из Ютландии, саксы из Гольштинии, а англы из Шлезвига. Действительно, своим названием англы обязаны тому углу (англ. angle, от лат. angulus) земли, который лежит между современными Шлезвигом и Фленсбургом. И в латыни, и в общегерманском языке их название звучало как Angli, а в древнеанглийском оно превратилось в Engle. До 1000 н.э. слово Angel-cyn 'раса англов', а после этой даты Engla-land 'земля англов, или англичан' использовалось для собирательного обозначения всех поселившихся в Британии германцев: англов, саксов и ютов. Поскольку важной географической и языковой границей являлся Хамбер (эстуарий рек Уз и Трент), территория, населенная англами, делилась на Нортумбрию (т.е. 'к северу от Хамбера') и Саутумбрию (т.е. 'к югу от Хамбера'), или Мерсию. Таким образом, в древнеанглийском языке имелось четыре основных диалекта: нортумбрийский, мерсийский, уэссекский и кентский. В 8 в. главенствующее положение в области литературы и культуры занимала Нортумбрия, но со времени правления короля Альфреда (871–899) ведущая роль перешла к Уэссексу. Сначала уэссекской столицей был Уилтон, а затем Винчестер, который оставался главным городом королевства вплоть до времен короля Кнута.

Хотя древнеанглийский был не в столь сильной степени флективным языком, как санскрит, древнегреческий или латинский, в нем имелась сложная система склонений и спряжений. Поскольку у имен существительных сохранялись падежные окончания, многие отношения могли выражаться без помощи предлогов, в отличие от современного английского языка. Например, простой датив мог использоваться в древнеанглийском для обозначения сравнения (в современном английском: better than I 'лучше, чем я'), совместного действия (ср. with a troop of friends 'в компании друзей'), инструмента действия (ср. he slew the dragon with a sword 'он сразил дракона с помощью меча'), а также простого адресата действия (ср. the book you gave (to) me 'книга, которую ты дал мне'). В именном склонении имелось не менее 25 форм множественного числа с перегласовкой, из которых до наших дней дошли только семь: feet 'ноги', geese 'гуси', teeth 'зубы', men 'мужчины', women 'женщины', lice 'вши' и mice 'мыши'. Было распространено так называемое «слабое склонение» (с основой множ. числа на -n), подобно современным английским словам brethren 'братия', children 'дети' и oxen 'волы'. Еще более широкое распространение такое слабое множественное число получило в южном диалекте среднеанглийского языка, где были вполне обычны формы типа treen вместо trees 'деревья' и даже housen вместо houses 'дома'. Если бы основой литературного английского языка стал этот диалект, а не восточно-центральный (т.е. лондонский), то формы на -en могли бы быть сегодня регулярными формами множественного числа. Однако в действительности одержали верх наиболее употребительные в древнеанглийском формы сильного склонения мужского рода на -s типа stan – stanas 'камень – камни' (ср. совр. англ. stone – stones). В то время как имя существительное склонялось по «слабому» или «сильному» образцу в зависимости от типа своей исконной основы, имя прилагательное могло выступать в обеих формах – сильной и слабой – в зависимости от своей функции и позиции во фразе (как в современном немецком языке); слабые формы, весьма частые еще у Чосера, после 15 в., за редким исключением, не сохранились. С того времени прилагательные утеряли все свои флексии, если не считать указательных местоимений this 'этот/эта/это', these 'эти' и that 'тот/та/то', those 'те', а также окончаний -er, -est, обозначающих среднюю и высшую степени сравнения, как, например, в greater 'больший/ая/ее/ие', greatest 'наибольший/ая/ее/ие'. Помимо этого, флексии имеются только у имен существительных, местоимений и глаголов. В этом отношении, т.е. на пути от синтетического строя к аналитическому, английский язык зашел дальше, нежели любой другой индоевропейский язык. Из этого следует, что среди родственных английскому языков нет ни одного, в котором было бы столь же трудно опознать по внешней форме произвольно взятого слова его синтаксическую функцию. Так, например, слово like может ныне употребляться как прилагательное (as like as two peas 'похожие, как две капли воды [досл.: как две горошины]'), глагол (I like this «Мне это нравится»), наречие (as like as not 'не исключено [досл.: так же вероятно, как и нет]') и предлог (to swim like a duck 'плавать как утка'), существительное (We shall not see his like again «Человека, подобного ему, нам больше не видать»). Стоит, однако, вспомнить, что предшественниками этой общей формы в древнеанглийском были разные слова, а именно прилагательное , глагол , наречие-предлог и существительное . Одновременно на протяжении всей своей долгой истории английский язык демонстрировал также тенденцию к образованию новых сложносоставных и производных слов. Эта тенденция видна уже в древнеанглийском: например, в словах wstmberendnes 'плодо+родие', 'епископ + владение = епархия' heahfderas 'высок + отцы = патриархи', и dlnimend 'часть + взятие = причастие'.

Скандинавское влияние.

Золотой век нортумбрийской культуры преждевременно завершился в результате нашествия викингов, которые в 793 разграбили остров Линдисфарн, а в 870 разрушили последние монастырские школы на севере страны. Викинги были норвежцами или датчанами, будучи таким образом как по происхождению, так и по языку родственны англам, ютам, саксам и фризам, ранее перебравшимся в Британию. Вскоре викинги покорили всю Англию к северу и востоку от Уотлинг-Стрит – древней, построенной еще римлянами дороги, которая тянулась от Лондона до Роксетера; но центральная часть их владений – Данелаг – лежала в междуречье Тиса и Уэлленда, охватывая королевство Йорк и территорию пяти городов-боро – Дерби, Ноттингема, Линкольна, Лестера и Стамфорда. Когда в 954 в Стейнморе был умерщвлен последний король Йорка Эйрик I Кровавая Секира, Англия впервые стала единым государством во главе с королем Элдредом, младшим из внуков Альфреда Великого. Более тесное политическое единство страны было достигнуто при датском короле Кануте (годы правления 1016–1035), который правил не только Англией (короновался в 1016), но также Данией (с 1019) и Норвегией (с 1028). Первыми захватчиками среди викингов были датчане, но позднее к ним присоединились норвежцы из Ирландии, с острова Мэн и Гебридских островов, которые поселились в Камберленде и Уэстморленде, на западе Йоркшира, а также в Ланкашире и Чешире.

Различия между их говорами оказались зафиксированными в конечных компонентах географических названий: Nor-breck 'склон', Garri-gill 'ворон', Sea-scale 'летняя хижина', Wither-slack 'неглубокая долина', Brai-thwaite 'поляна' – слова норвежского происхождения, тогда как Arn-both 'убежище', Levens-hulme 'заливной луг', How-thorpe 'деревня' – датского. Жители Данелага оставили свой след и в области поместного права и местного самоуправления. Ранним заимствованием является слово law 'закон, право' (досл.: 'положенное'), присутствующее также в by-law 'подзаконный акт' (досл.: 'деревенский или местный закон') и outlaw 'изгнанник' (досл.: 'вне права'). Сложносоставное слово husband означало 'домохозяин, тот, кто живет в доме и, таким образом, им управляет' (причем вне зависимости от брачных уз), а слово fellow означало 'тот, кто кладет деньги', т.е. 'партнер, состоящий в доле'. Так называемые «райдинги» (ridings) или «тердинги» (thirdings), административные округа в графствах Йоркшир и Линкольншир, подразделялись на «вапентейки» (wapentakes) – более мелкие налоговые округа, дословно 'взятия-оружия'. Из скандинавских языков были заимствованы некоторые названия частей человеческого тела – calf 'икра (ноги)', leg 'нога, голень', skin 'кожа' и skull 'череп'; названия некоторых животных – bull 'бык', kid 'детеныш' и rein(deer) 'северный олень'; общеупотребительные существительные – anger 'гнев', axle 'ось', band 'связка, ремешок, полоса', bank 'насыпь, берег реки', birth 'рождение', boon 'благо, удобство', crook 'крюк', dirt 'грязь', down 'пух', dregs 'осадки, отбросы', egg 'яйцо', gait 'походка', gap 'щель, зазор', girth 'подпруга', hap 'судьба, случай', haven 'небесный свод', knife 'нож', loan 'заем, ссуда', race 'гонки, скачки', reef 'риф (на парусе)', rift 'трещина', root 'корень', score 'счет, задолженность', seat 'сидение', skill 'умение', sky 'небо', snare 'ловушка', stack 'стог, куча', steak 'кусок мяса', thrift 'рачительность', tidings 'вести', want 'нужда, нехватка' и window 'окно'; прилагательные – awkward 'неуклюжий', flat 'плоский', happy 'счастливый', ill 'больной', loose 'незакрепленный, свободный', low 'низкий', meek 'кроткий', odd 'случайный, странный', rotten 'гнилой', rugged 'шершавый, грубый', sly 'хитрый', tight 'тесный, тугой', ugly 'уродливый', weak 'слабый', wrong 'ошибочный'; широко употребительные глаголы – call 'звать', cast 'бросать', clasp 'зажимать', clip 'стричь', crave 'страстно желать', crawl 'ползти', cut 'резать', die 'умирать', droop 'свисать, изнемогать', drown 'тонуть, топить', flit 'мелькать', gape 'зиять, зевать, глазеть', gasp 'задыхаться', glitter 'сверкать', lift 'поднимать', lug 'волочить', nag 'ворчать, изводить', rake 'сгребать, ворошить', rid 'избавлять', scare 'пугать', scowl 'хмуриться', skulk 'красться, скрываться', snub 'унижать', sprint 'рвануться', take 'брать', thrive 'преуспевать' и thrust 'толкать, совать'. Nay представляет собой скандинавский вариант слова no 'нет', а fro (в составе выражения to and fro 'туда-сюда') – вариант from 'от, из'. Точно так же скандинавское происхождение имеют предлоги till и until 'до' и местоименные прилагательные both 'оба/обе' и same 'тот же самый'. То же относится и к местоимениям they 'они', their 'их (притяжат.)' them 'их (косв. падежи)', которые постепенно вытеснили свои древнеанглийские эквивалент, heora и him. Это влияние, несомненно, ускорило процесс падения флексий, который распространялся с севера на юг. В течение многих поколений после смерти последнего скандинавского монарха – Гардекнута, сына Канута, – в Англии продолжали говорить на древнескандинавских диалектах, а в отдаленных районах Шотландии на них говорили вплоть до 17 в. Литература была пронизана скандинавскими элементами – от простонародных баллад вроде Хейвлока до изысканных рыцарских романов вроде Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь . После вторжения в Англию в 1066 Вильгельма Завоевателя древнескандинавские диалекты отступили под натиском французского языка.

Скандинавское влияние.

Золотой век нортумбрийской культуры преждевременно завершился в результате нашествия викингов, которые в 793 разграбили остров Линдисфарн, а в 870 разрушили последние монастырские школы на севере страны. Викинги были норвежцами или датчанами, будучи таким образом как по происхождению, так и по языку родственны англам, ютам, саксам и фризам, ранее перебравшимся в Британию. Вскоре викинги покорили всю Англию к северу и востоку от Уотлинг-Стрит – древней, построенной еще римлянами дороги, которая тянулась от Лондона до Роксетера; но центральная часть их владений – Данелаг – лежала в междуречье Тиса и Уэлленда, охватывая королевство Йорк и территорию пяти городов-боро – Дерби, Ноттингема, Линкольна, Лестера и Стамфорда. Когда в 954 в Стейнморе был умерщвлен последний король Йорка Эйрик I Кровавая Секира, Англия впервые стала единым государством во главе с королем Элдредом, младшим из внуков Альфреда Великого. Более тесное политическое единство страны было достигнуто при датском короле Кануте (годы правления 1016–1035), который правил не только Англией (короновался в 1016), но также Данией (с 1019) и Норвегией (с 1028). Первыми захватчиками среди викингов были датчане, но позднее к ним присоединились норвежцы из Ирландии, с острова Мэн и Гебридских островов, которые поселились в Камберленде и Уэстморленде, на западе Йоркшира, а также в Ланкашире и Чешире.

Различия между их говорами оказались зафиксированными в конечных компонентах географических названий: Nor-breck 'склон', Garri-gill 'ворон', Sea-scale 'летняя хижина', Wither-slack 'неглубокая долина', Brai-thwaite 'поляна' – слова норвежского происхождения, тогда как Arn-both 'убежище', Levens-hulme 'заливной луг', How-thorpe 'деревня' – датского. Жители Данелага оставили свой след и в области поместного права и местного самоуправления. Ранним заимствованием является слово law 'закон, право' (досл.: 'положенное'), присутствующее также в by-law 'подзаконный акт' (досл.: 'деревенский или местный закон') и outlaw 'изгнанник' (досл.: 'вне права'). Сложносоставное слово husband означало 'домохозяин, тот, кто живет в доме и, таким образом, им управляет' (причем вне зависимости от брачных уз), а слово fellow означало 'тот, кто кладет деньги', т.е. 'партнер, состоящий в доле'. Так называемые «райдинги» (ridings) или «тердинги» (thirdings), административные округа в графствах Йоркшир и Линкольншир, подразделялись на «вапентейки» (wapentakes) – более мелкие налоговые округа, дословно 'взятия-оружия'. Из скандинавских языков были заимствованы некоторые названия частей человеческого тела – calf 'икра (ноги)', leg 'нога, голень', skin 'кожа' и skull 'череп'; названия некоторых животных – bull 'бык', kid 'детеныш' и rein(deer) 'северный олень'; общеупотребительные существительные – anger 'гнев', axle 'ось', band 'связка, ремешок, полоса', bank 'насыпь, берег реки', birth 'рождение', boon 'благо, удобство', crook 'крюк', dirt 'грязь', down 'пух', dregs 'осадки, отбросы', egg 'яйцо', gait 'походка', gap 'щель, зазор', girth 'подпруга', hap 'судьба, случай', haven 'небесный свод', knife 'нож', loan 'заем, ссуда', race 'гонки, скачки', reef 'риф (на парусе)', rift 'трещина', root 'корень', score 'счет, задолженность', seat 'сидение', skill 'умение', sky 'небо', snare 'ловушка', stack 'стог, куча', steak 'кусок мяса', thrift 'рачительность', tidings 'вести', want 'нужда, нехватка' и window 'окно'; прилагательные – awkward 'неуклюжий', flat 'плоский', happy 'счастливый', ill 'больной', loose 'незакрепленный, свободный', low 'низкий', meek 'кроткий', odd 'случайный, странный', rotten 'гнилой', rugged 'шершавый, грубый', sly 'хитрый', tight 'тесный, тугой', ugly 'уродливый', weak 'слабый', wrong 'ошибочный'; широко употребительные глаголы – call 'звать', cast 'бросать', clasp 'зажимать', clip 'стричь', crave 'страстно желать', crawl 'ползти', cut 'резать', die 'умирать', droop 'свисать, изнемогать', drown 'тонуть, топить', flit 'мелькать', gape 'зиять, зевать, глазеть', gasp 'задыхаться', glitter 'сверкать', lift 'поднимать', lug 'волочить', nag 'ворчать, изводить', rake 'сгребать, ворошить', rid 'избавлять', scare 'пугать', scowl 'хмуриться', skulk 'красться, скрываться', snub 'унижать', sprint 'рвануться', take 'брать', thrive 'преуспевать' и thrust 'толкать, совать'. Nay представляет собой скандинавский вариант слова no 'нет', а fro (в составе выражения to and fro 'туда-сюда') – вариант from 'от, из'. Точно так же скандинавское происхождение имеют предлоги till и until 'до' и местоименные прилагательные both 'оба/обе' и same 'тот же самый'. То же относится и к местоимениям they 'они', their 'их (притяжат.)' them 'их (косв. падежи)', которые постепенно вытеснили свои древнеанглийские эквиваленты , heora и him. Это влияние, несомненно, ускорило процесс падения флексий, который распространялся с севера на юг. В течение многих поколений после смерти последнего скандинавского монарха – Гардекнута, сына Канута, – в Англии продолжали говорить на древнескандинавских диалектах, а в отдаленных районах Шотландии на них говорили вплоть до 17 в. Литература была пронизана скандинавскими элементами – от простонародных баллад вроде Хейвлока до изысканных рыцарских романов вроде Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь . После вторжения в Англию в 1066 Вильгельма Завоевателя древнескандинавские диалекты отступили под натиском французского языка.

Среднеанглийский язык.

Французское влияние. В течение 150 лет после завоевания Англии норманнами это влияние исходило в основном со стороны нормандского и пикардского диалектов французского языка, однако с раздвижением границ Анжуйской империи (1154–1189) Генриха II Плантагенета до Пиренеев активное влияние на английский язык стали оказывать и другие диалекты, особенно центральнофранцузский, или парижский диалект. И в сегодняшнем английском слова исконно нормандского происхождения (catch 'поймать', warden 'сторож', warrant 'залог, гарантия', wage 'заработок, возмездие', reward 'вознаграждение') сосуществуют бок о бок со словами из центральнофранцузского диалекта (chase 'преследовать', guardian 'сторож', guarantee 'гарантия', gage 'залог', regard 'забота, уважение'). В 1204 король Иоанн Безземельный потерял Нормандию. С ростом власти парижской династии Капетингов центральнофранцузский диалект стал в Англии преобладающим. В то же время языком обучения и переписки оставалась латынь. В течение трех веков литература Англии была фактически трехъязычной, существуя на французском, латинском и английском языках. Период с 1154 по 1254 год справедливо называется «опасным веком», потому что это было время, когда Англии грозило полное исчезновение. Знаменательная победа пришлась на 1362, когда был впервые официально открыт парламент с заседаниями на английском языке. Чосеру не было тогда еще и тридцати лет. Хоть он прекрасно владел французским, но решил писать свои поэмы по-английски; правда, добрая половина использованных им слов была романского происхождения. Так что в этом отношении Чосер тоже предвосхитил будущее. Нынешний английский лексикон примерно наполовину германского (английского и скандинавского), а наполовину романского (французского и латинского) происхождения. Названия дворянских титулов (prince 'князь', peer 'пэр', duke 'герцог', marquis 'маркиз', viscount 'виконт' и baron 'барон') имеют французское происхождение, а названия верховных правителей (king 'король' и queen 'королева') – английского, равно как и слова lord 'лорд', lady 'леди' и earl 'граф' (хотя жена графа называется на французский лад – countess 'графиня'). Слова shire 'графство', town 'небольшой город', hamlet 'деревушка', hall 'холл', house 'дом'и home 'домашний очаг' – английского происхождения, тогда как county 'графство', city 'крупный город', village 'деревня', palace 'дворец', mansion 'имение', residence 'резиденция' и domicile 'постоянное местожительство' – французского. Слово law 'закон, право' – скандинавского происхождения, right 'право' – английского, а justice 'правосудие, справедливость' – французского. Там, где в языке рядом с английским словом сосуществует его французский синоним, первый имеет, как правило, более конкретное, вещественное и приземленное значение: достаточно сравнить такие синонимы, как freedom и liberty 'свобода', friendship 'дружба' и amity 'дружественные отношения', happiness 'счастье' и felicity 'блаженство'. Когда говорящих на английском языке 'приветствуют от всего сердца' (we are given a hearty welcome), они чувствуют себя более комфортно и непринужденно, чем когда им 'оказывают сердечный прием' (we are granted a cordial reception).

Ранненовоанглийский язык.

Пятнадцатое столетие, в плане литературных достижений малопродуктивное, было периодом важных и продуктивных языковых изменений, касающихся как форм слов, так и структуры предложения. С утерей флексий порядок слов приобрел бльшее значение, нежели это было в древне- и среднеанглийском языках. В текстах пера короля Альфреда Великого (9 в.) подлежащее предшествовало сказуемому менее чем в половине предложений. Такое простое древнеанглийское предложение, как «Нам нравится ходить под парусом», в новоанглийском естественным образом превратилось в We like sailing. Здесь падеж местоимения из дательного перешел в именительный, а грамматическим подлежащим вместо слова, обозначающего действие (seglung), стало слово, обозначающее агенса (деятеля), т.е. we. Еще более разительный пример такого переноса грамматического подлежащего в начало предложения с соответствующим изменением формы местоимения (но не его места в предложении) представлен в предложении He was given the boat вместо древнеанглийского Him ws gegiefen se bat 'Ему была дана лодка', где bat 'лодка' являлось грамматическим подлежащим. В чосеровском It am I 'Это я' грамматическим подлежащим с очевидностью является I 'я', а в современном It is I формальным подлежащим является семантически пустое (незначимое) местоимение среднего рода it 'это'. Разговорный английский продвинулся еще дальше, поставив именную часть сказуемого в объектный падеж (It's me). Это произошло по двум причинам: во-первых, потому что эта именная часть воспринимается здесь как эмфатическая, и, во-вторых, потому что она как будто бы требует этого падежа в силу своей постановки после глагола. Значение порядка слов в английском языке продолжает возрастать, однако он здесь все же не столь жесткий, как в немецком.

Латинские и греческие элементы в английском языке.

Развитию языка в 15 в. способствовали и другие факторы, в особенности изобретение книгопечатания и возрождение классической учености. Эти мощные факторы вступили в действие как раз в то время, когда английский язык достиг в своем развитии определенной стабильности, двигаясь по пути к зрелости. Появление наборных типографских шрифтов обусловило более широкое и быстрое распространение литературы и культуры, а возрождение древнегреческой науки благоприятствовало более глубокому и разностороннему познанию человека и его места во Вселенной. До 16 в. древнегреческий язык в Англии знали немногие образованные люди. Какое-то представление о нем имели Беда из Джарроу, или Беда Досточтимый (8 в.) и Иоанн Солсберийский (12 в.), однако неясно, насколько свободно они могли на нем читать. Подобно другим средневековым ученым, все, что им было нужно для жизни, они находили в латыни. Однако в 13 в. выделяются двое ученых, сведущих в языке и науке Древней Греции: Роберт Гроcстест, епископ Линкольнский, и его ученик Роджер Бэкон, Doctor Mirabilis. Более чем на два столетия они предвосхитили возрождение эллинистической учености во главе с Томасом Линэкром, Эразмом Роттердамским и Томасом Мором.

Названия семи наук, составлявших средневековые университетские курсы из трех (тривиум) и четырех (квадривиум) дисциплин, были все древнегреческого происхождения: grammar 'грамматика', logic 'логика' и rhetoric 'риторика'; arithmetic 'арифметика', geometry 'геометрия', astronomy 'астрономия' и music 'музыка'. Без грецизмов не вполне мог обойтись и Чосер в своем Трактате об астролябии . Таким образом подготавливалась почва для позднейшего заимствования в эпоху Тюдоров таких слов, как drama 'драма', theatre 'театр', comedy 'комедия', tragedy 'трагедия', catastrophe 'катастрофа', climax 'кульминация', episode 'эпизод', scene 'сцена', monologue 'монолог', dialogue 'диалог', prologue 'пролог' и epilogue 'эпилог'; а также для последующего создания в 19–20 вв. большого числа неологизмов, составленных путем присоединения древнегреческих префиксов и суффиксов к уже известным корням, что имело целью обеспечить технической терминологией медицину, биологию, хирургию, стоматологию, фармацевтику, зоологию, физику, химию, металлургию, электронику, инженерное дело и другие отрасли академической и прикладной науки. К примеру, tele- 'далекий' используется ныне как префикс со значением 'управляемый на расстоянии' в словах telehydrobarometer 'телегидробарометр' и telephotography 'телефотография'; кроме того, это первый компонент слова television 'телевидение'; а префиксы macro- 'длинный, большой' и micro- 'маленький' настолько прижились в языке, что превратились в свободные формы, способные присоединяться к любому слову.

В то же время Ренессанс 16 в. благоприятствовал обширному заимствованию латинских слов. Некоторые выражения – вроде congregation 'собрание, паства', gravity 'гравитация', infernal 'дьявольский', infidel 'безбожник, неверный', position 'позиция' и solid 'твердый, солидный' – могли прийти в английский язык в их нынешней форме как из латыни, так и из французского, другие – типа abacus 'абака, счеты', executor 'исполнитель', explicit 'недвусмысленный', index 'индекс', item 'пункт', memento 'сувенир, поминание', memorandum 'меморандум', pauper 'нищий', proviso 'условие договора' и simile 'сравнение' – были заимствованы без всяких изменений непосредственно из латыни. Для многих слов восстанавливался их исконный латинский облик. Так, чосеровские написания типа descryve, parfit и peynture были заменены на describe 'описывать', perfect 'совершенный' и picture 'картина'. Любовь к латыни приводила иногда к вторичному заимствованию слова, уже ранее перешедшего в английский из французского языка и освоенного английским. В результате получилось много интересных дублетов: chance 'шанс, случай' и cadence 'каденция, ритм', count 'считать' и compute 'вычислять', frail и fragile 'хрупкий', garner и granary 'хлебный амбар', poor 'бедный' и pauper 'нищий', ray 'луч' и radius 'радиус', reason 'причина, разум' и ration 'рацион', sever и separate 'разделять', strait 'строгий, прижимистый' и strict 'строгий, точный', sure 'уверенный' и secure 'безопасный, надежный' и мн. др. Члены этих дублетных пар редко продолжают оставаться синонимами и обычно не ассоциируются друг с другом в сознании говорящих. Латинизмы со значениями 'преданный' и 'королевский' заимствовались каждый по три раза в разное время – сначала из ранне-, потом из позднестарофранцузского и, наконец, непосредственно из латыни в формах, соответственно, leal, loyal, legal и real, royal, regal. Латинизм не обязательно вытеснял из языка английский эквивалент. Сегодня говорят spitting или expectoration 'плевание, отхаркивание', sneezing или sternutation 'чихание', sleeplessness или insomnia 'бессонница'. Более того, подобное дублирование языковых средств может возникать в результате использования как грецизма, так и латинизма, вроде metamorphosis 'метаморфоза' и transformation 'трансформация', (второе представляет собой морфологическую кальку с первого: оба существительных состоят из приставки со значением 'через', корня со значением 'форма' и суффикса абстрактного имени); такие слова, будучи взаимозаменимыми в некоторых контекстах, в общем случае не совпадают по своей семантике. Ср. следующие пары, демонстрирующие разную степень семантического расхождения такого рода дублетов: hyperaesthetic и supersensitive 'сверхчувствительный', hyperphysical и supernatural 'сверхъестественный', hypostasis 'ипостась, гипостаз' и substance 'вещество, субстанция', hypothesis 'гипотеза' и supposition 'предположение', metathesis 'метатеза' и transposition 'перестановка, транспозиция', monologue 'монолог' и soliloquy 'внутренний монолог', periphery 'периферия' и circumference 'окружность, округа', periphrasis 'перифраза' и circumlocution 'иносказание', sympathy 'симпатия' и compassion 'сострадание', synthesis 'синтез' и composition 'состав, сочинение'.

Новоанглийский язык.

Реанимация греческой и латинской учености и распространение новых знаний с помощью печатных книг привели к возрождению литературы с центром в Лондоне. В этом городе родился и умер Чосер, и к моменту его смерти лондонский говор одержал верх над другими диалектами, и произошло это вполне естественным путем. Основой лондонского диалекта послужил восточно-центральный диалект, ареал распространения которого охватывал не только собственно Лондон, но и наиболее густонаселенные районы Англии от Лестера до Нориджа, а также территорию обоих английских университетов – Оксфорда, расположенного у его западной границы, и Кембриджа – в его центре. Во времена Шекспира лондонский говор был далек от нормы, однако в течение 17 и 18 столетий постепенно получил признание в качестве «нормативного литературного» языка (Received Standard English). За время жизни Джона Драйдена (1631–1700) английский язык достиг состояния «зрелости». В результате всех тех внутренних процессов роста и изменения, равно как и всех тех внешних заимствований, которые на протяжении многих веков участвовали в формировании английского языка, к концу 17 в. он пришел в состояние стабильности и равновесия. К тому времени Джон Беньян уже опубликовал свой Путь паломника (1678), Джонатан Свифт завершил Битву книг и Сказку о бочке , а Даниэль Дефо, будущий автор Робинзона Крузо (1719), писал первые политические памфлеты. Неудивительно, что в то время многие, включая самого Драйдена, прониклись мыслью о «закреплении» английского языка, предохранив его тем самым от возможного «разрушения» и неправильного употребления. Они обратили свои взоры через Ла-Манш в сторону Французской Академии, учрежденной в 1635 кардиналом Ришелье и впоследствии находившейся под опекой Людовика XIV. В 1662 было учреждено Лондонское Королевское общество, проявившее глубокую озабоченность состоянием английской словесности. Оно попробовало было добиться от своих членов, чтобы они «изъяснялись лаконично, просто и естественно, с врожденной непринужденностью, употребляя недвусмысленные и ясные выражения». Был образован специальный комитет из 22 человек, но собирался он нечасто и в результате ничего не достиг. Критерием правильности должен был стать правильный узус, а именно лучшие образцы творчества лучших писателей. Дж.Свифт обратился к государственному казначею со своим достопамятным Предложением об исправлении, улучшении и закреплении английского языка . Но в 1714 умерла королева Анна, тори, включая самого Свифта, лишились власти, и Предложение так и осталось всего лишь историческим документом. В 1755 надежным словарем одарил Англию Сэмюэл Джонсон, который, однако, руководствуясь «здравым смыслом», оставил затею «бальзамирования языка».

Звуки английского языка.

Флексии (окончания) в современном английском языке почти не изменились за последние 400 лет. С той поры имели место лишь небольшие потери, как, например, падение окончаний -est и -eth во втором и третьем лицах единственного числа глаголов. Звуковые изменения, напротив, были очень значительными. Согласные звуки и краткие гласные в закрытых (т.е. оканчивающихся на согласный) слогах почти не претерпели изменений, но долгие гласные, а также краткие гласные в открытых (т.е. оканчивающихся на гласный) слогах изменились почти до неузнаваемости. Произношение семи долгих гласных, которые встречаются в чосеровских формах, соответствующих современным словам life 'жизнь', deed 'поступок, подвиг', deal 'сделка', name 'имя', home 'домашний очаг', moon 'луна' и house 'дом', на протяжении 15–16 вв. постепенно менялось. Этот процесс, известный под названием «великий сдвиг гласных» (Great Vowel Shift), полностью изменил звучание гласных и весь фонемный строй разговорного английского языка.

В результате «великого сдвига гласных» два долгих гласных верхнего подъема [i] и [u] дифтонгизировались, а другие долгие гласные продвинулись на одну ступень вверх (став более узкими и долгими): так, перешло в [o], [o] – в [u], [] – в [e], [e] – в [i], и так далее, как следует из нижеприведенной таблицы.

Чосеровское написание Чосеровское произношение Шекспировское произношение Современное произношение Современное написание
lyf lif leif laif life
deed ded did did deed
deel d l del dil deal
name nm neim name
hoom hom houm home
mone mon mun mun moon
hous hus hous haus house

Как легко заметить, четыре чосеровских гласных (а именно те, что присутствуют в словах life, name, home и house) превратились в дифтонги, тогда как три других (в словах deed, deal и moon) остались долгими, но изменили свое качество, причем первые два совпали друг с другом уже в послешекспировскую эпоху. В сегодняшнем нормативном литературном английском языке (Received Standard English) имеется 44 звука: 12 гласных, 9 дифтонгов и 23 согласных. Для записи этих 44 звуков используется всего 26 букв, из которых три (q, c и x) являются избыточными, поскольку в принципе легко могут быть замещены буквами k и ks. Таким образом, английский алфавит несовершенен. Лишь 23 полноценные буквы служат для обозначения почти вдвое большего количества звуков. И тем не менее английская орфография, пусть даже она еще в меньшей степени следует фонетическому принципу, чем французская, имеет три положительных особенности: во-первых, буквы, обозначающие согласные звуки, употребляются вполне недвусмысленно и сочетания этих букв вполне последовательно представляют одни и те же звуки в одних и тех же позициях; во-вторых, английская орфография обходится без диакритических знаков и знаков ударения, которые осложняют написание во французском, испанском, итальянском, немецком, венгерском, чешском и других языках; и в-третьих, современная английская орфография ясно демонстрирует связи многих английских языковых форм с формами других европейских языков, так что человек, знакомый с латынью или любым современным романским языком, сразу опознает значения многих тысяч слов, которые оказались бы совершенно неузнаваемыми, будь они записаны в соответствии с их реальным звучанием. С ростом всеобщей грамотности, последовавшим за принятием в 1870 Закона об образовании, исконное произношение многих слов стало вытесняться «произношением, обусловленным написанием» («spelling pronunciation»), что в некоторой степени способствовало устранению несоответствий между разговорным и письменным английским. Теперь мало кто различает по звучанию слова salve 'накладывать целебную мазь, смягчать' (рифмуется с halve [ha :v] 'делить пополам') и salve 'спасать', обратный дериват от salvage 'спасать' (рифмуется с valve [vlv] 'клапан'). Большинство англичан, хоть и не все, рифмуют clerk 'клерк' с dark [da :k] 'темный'. Такие изредка встречающиеся написания, как creater вместо creature 'существо', obleege вместо oblige 'обязывать' и sojer вместо soldier 'солдат', напоминают о том, что произношение 19 в. соответствовало написанию значительно меньше, нежели нынешнее.

Ударение.

Отсутствие регулярности в словесном ударении представляет собой еще одну сложность на пути любой систематической реформы устоявшейся английской орфографии. Будучи языком с ярко выраженным динамическим ударением, английский весьма напоминает в этом русский. В пятисложных словах, вроде antiqua`rian 'антикварный', geogra`phical 'географический', opportu`nity 'благоприятная возможность' и persona`lity 'личность', главное ударение падает на третий от конца слог, тогда как на начальный слог приходится вторичное ударение. Сила ударения, падающего на каждый из пяти слогов этих слов, может быть помечена, соответственно, цифрами 2 4 1 5 3, где 1 – самое сильное ударение. В слогах с более слабым ударением, обозначенным как 4, 5, и 3, качество гласных, вне зависимости от их написания, сводится к [I] и []. У некоторых четырехсложных слов, вроде conge`nial 'родственный, благоприятный' и photo`graphy 'фотография', ударение тоже приходится на третий от конца слог, однако другие – такие, как co`ntroversy 'спор' и la`mentable 'прискорбный', – имеют ударение на первом слоге с соответственными отличиями в произношении. Многие двусложные существительные (re`cord 'запись, фонограмма, регистрация и т.п.', su`bject 'тема, субъект') и прилагательные (pe`rfect 'совершенный') имеют ударение на первом слоге, которое, однако, перемещается на корневой слог, когда эти же слова выступают в роли глаголов (reco`rd 'записывать, фиксировать', subje`ct 'подчинять', perfe`ct 'завершать, улучшать'). В некоторых словах французского происхождения, вроде criti`que 'критика' и connoisseu`r 'знаток', ударение сохраняется на последнем слоге.

Язык изменяется всегда и везде. В сложной системе глагольных времен, постепенно пришедшей на смену бинарной временной системе древнеанглийского языка, которая изначально выражала представление о времени как о противопоставлении настояще-будущего времени прошедшему, усматриваются два важных изменения. Первое заключается во все более широком употреблении расширенных форм типа I am eating 'я ем (в данный момент)' за счет простых форм типа I eat 'я ем (вообще)'. Это изменение проистекает из желания придать действию, описываемому глаголом, больше живости и реалистичности – и этим оно отличается от других современных тенденций в языке, в целом стремящихся к большей экономичности и краткости языкового выражения. Второе изменение состоит в более широком использовании расширенных форм глагола go 'идти' для передачи ближайшего будущего, как в высказывании We are going to write «Мы сейчас будем писать» вместо We will write «Мы будем писать». Глагол go, прежде означавший walk 'идти пешком' (как у Беньяна в Пути паломника : «I have resolved to run when I can, to go when I cannot run, and to creep when I cannot go» 'Я порешил, покуда смогу, бежать; идти, когда не смогу бежать, и ползти, когда не смогу идти'), ныне настолько лишился своего прежнего вещественного значения, что может использоваться в качестве вспомогательного глагола при самом себе, как в выражении: We are going to go a long way «Мы собираемся пройти долгий путь».

Другой отличительной особенностью современного английского языка является все нарастающее использование фразовых глаголов в функции существительных: comeback 'возврат к прежнему состоянию или положению', setback 'откат назад; рецидив', comedown 'деградация, потеря достоинства или социального положения', buildup 'наращивание сил; лесть', followup 'последующие мероприятия; дополнительная информация', holdup 'грабеж; затор', leadin 'введение, заставка', input 'вклад; ввод' и т.п. Эти слова часто оказываются предпочтительнее своих синонимов из классических и романских языков, потому что они, в силу своей краткости, кажутся более яркими и убедительными. Во всех жизненных сферах – как в газетных заголовках, так и в повседневной речи – предпочтение в значительной степени отдается односложным словам: jet вместо jet-propelled aircraft 'реактивный самолет', op вместо operation 'операция', up вместо promote 'стимулировать, продвигать'. Потребностям современного мира отвечают также разнообразные сокращения, будь то легко произносимые аббревиатуры вроде ERNIE (Electronic Random Number Indicator Equipment 'электронный индикатор случайных чисел'), или неудобопроизносимые, как, например, DSIR (Department of Scientific and Industrial Research 'отдел научно-промышленных разработок'). Несмотря на то стандартизирующее влияние, которое оказывают школа, радио, кино и телевидение, различные речевые уровни – ораторский, литературный, просторечные, разговорный и жаргонный – продолжают обогащать друг друга и оздоровлять язык в целом. Сегодня сленг в ходу больше, чем когда-либо, однако многие сленговые новообразования не задерживаются в языке, оказываясь однодневками: из сленговых новообразований лишь ничтожное число избранных попадает на уровень общеупотребительного разговорного языка.

Американский вариант английского языка.

Изначально американский и британский английский ничем не отличались друг от друга, поскольку первые английские колонисты завезли с собой в Америку тот язык, на котором говорили в Англии. Английский язык 17 в. был исключительно разноликим, варьируя в зависимости от местности и от социального слоя, к которому принадлежал говорящий, в гораздо большей степени, чем теперь. Даже нормативный письменный язык – как на то указывают орфография, грамматика и стиль Шекспира и Мильтона – ни в коей мере не был единообразным. В дальнейшем разнообразие вносилось также более поздними иммигрантами из Англии в США, поскольку язык их родной страны претерпевал многочисленные изменения на протяжении 18, 19 и 20 вв. Из этих разнообразных вариантов английского языка развился американский английский, в ряде отношений отличающийся от британского. Что касается других языков, то они внесли свой вклад в лексику американского английского, но в остальном их влияние оказалось весьма незначительным.

Различия между американским и британским вариантами английского языка легко заметны. В области орфографии эти различия являются, по большей части, заслугой Ноя Вэбстера (1758–1843), который ввел в американский вариант практику написания -er вместо -re (center 'центр', meter 'метр', theater 'театр'), -or вместо -our (favor 'услуга', honor 'честь', labor 'труд'), check вместо cheque 'чек', connection вместо connexion 'связь', jail вместо gaol 'тюрьма', story вместо storey 'этаж' и т.д. В области нормативной грамматики частные различия очень незначительны. Американцы менее охотно, чем англичане, употребляют множественное число глагола при собирательных существительных (the audience were букв.: 'публика были', the government have букв.: 'правительство имеют'), чаще образуют существительные от глаголов путем конверсии (to author 'создать' от author 'автор', to research 'исследовать' от research 'исследование'), заменяют shall на will (показатель будущего времени) и употребляют have got взамен простого have 'иметь', а have gotten – взамен became 'стал/а/о'. Более существенным является различие в общем отношении к грамматической правильности: образованные американцы стараются соблюдать правила, тогда как англичане склонны ими пренебрегать. Так же и в фонетике: частные различия в произношении отдельных звуков менее значимы, нежели общее различие в ритме и мелодике речи. Характерны следующие различия между звуками: гласный в словах вроде class 'класс', half 'половина', pass 'пропуск', dance 'танец' большинство американцев произносят скорее как [] в bad 'плохой', нежели как [a :] в father 'отец'; гласный в словах вроде God 'Бог', got 'получил/а', rob 'грабить' они произносят скорее как [a :] в father, нежели как в cloth 'ткань'; u-образный звук в словах вроде dew 'роса', duke 'герцог', new 'новый' многие американцы рифмуют с too 'тоже; слишком', а не с you 'ты' (т.е. произносят его как [u:], а не как [ju:]), срединное tt, как в butter 'масло', они произносят очень похоже на [d], и, наконец, поствокальное r, как в car 'машина' и card 'карточка' они в большинстве своем не опускают, как англичане, а произносят на его месте некий r-образный звук.

Разница в мелодике обусловлена тем, что американская речь менее вариативна по высоте тона; мелодический контур в конце предложения в американском варианте расходится с британским. Ритмические различия сводятся в американской практике к тому, чтобы сохранять в словах с тремя и более слогами вторичное ударение, а безударные слоги произносить более отчетливо: ср. амер. e`xtrao`rdina`ry – брит. extr'o`rdin'ry, амер. la`b'rato`ry – брит. la`b'rat'ry или labo`rat'ry, амер. se`creta`ry – брит. se`cret'ry. Лексические различия относятся в основном к области сленга и к тем словам нормативного языка, которые обозначают сугубо американские или сугубо британские реалии в социальной, экономической, политической, технической и художественной сферах.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий