Категория вида во французском языке

Трактовка категорий наклонения, времени и вида в трудах французских и русских ученых. Passt simple и imparfait - их эквиваленты в русском языке. Структура сложной формы глагола.

Омский Государственный Педагогический Университет

Факультет иностранных языков

Кафедра французского языка

Квалификационная работа

А.В. Бережная

«Категория вида во французском языке»

Омск

2000 г.

Содержание

Введение 3

§1. Трактовка категорий наклонения, времени

и вида в трудах французских и

русских грамматистов 7

§2. Категория вида и способов действия.

Способы их выражения. 20

§3. Passé simple и imparfait - ихэквиваленты

в русском языке. 29

времен. 35

§1. Структура сложной формы глагола. 36

§2. Значение сложных временных форм. 43

§3. Сложные времена и их эквиваленты

в русском языке. 51

Заключение 58

Список литературы 62

введение

Учение об аспектуальности глагола является одним из центральных разделов грамматики. Аспектуальность характеризует протекание глагольного действия. Она включает как грамматическую категорию вида, так и способы действия, а также взаимоотношения между ними.

Аспектология за последнее время успешно развивается. Однако многие ее вопросы во французском языке не получили еще однозначного решения.

К числу нерешенных относится проблема грамматической категории вида во французском языке. Предполагаются самые различные точки зрения, начиная от полного отрицания грамматического вида и заканчивая признанием его во всех глагольных формах. Авторы, признающие наличие грамматической категории вида во французском глаголе, далеко не единодушны в плане его грамматического выражения. Согласно мнению большинства современных исследователей, категория вида во французском языке представлена противопоставлением сложных (аналитических) и простых глагольных форм, с точки зрения других, она выражена противопоставлением imparfait / passé simple, третьи признают ее в обеих оппозициях, четвертые считают, что грамматический вид свойственен всем временным формам.

Второй круг вопросов связан с разграничением грамматического вида и способов действия. Несмотря на большое количество работ и значительные успехи аспектологии последних десятилетий, продолжают оставаться дискуссионными следующие ключевые вопросы: 1) какие средства выражения относятся к грамматическому виду и какие к способам действия; 2) какие из видовых значений следует признавать содержанием грамматической категории вида и какие из них можно считать значениями способов действия. Проблематика вида включает вопросы, выходящие за пределы собственно морфологии, как, например, взаимодействие грамматических и лексических средств выражения видовых и видовременных отношений, контекстуальная обусловленность употребления грамматических форм, соотношение грамматического значения и контекста. Эти вопросы затрагиваются в той степени, в какой они способствуют выявлению грамматического значения глагольных форм. Имеющиеся разногласия обусловлены не только разным подходам к изучаемым явлениям, но и сложностью самого объекта исследования, допускающего неоднозначные толкования.

Таким образом, актуальность данной проблемы и определила выбор темы моей работы, целью которой является выявление грамматической категории вида в противопоставлении форм imparfait / passé simple, а также простых и сложных (аналитических) глагольных форм. В соответствие с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

1. На основе анализа литературы вывить инвариантное (структурное) значение временной формы, охватив проблему теорией о значении и месте последних.

2. Предпринять попытку решить дискуссионные вопросы, связанные с грамматическим видом во французском языке.

3. Учитывая полученные данные, уделить должное место последовательному сопоставлению структур изучаемого и родного языков, планомерному анализу их схождений и расхождений и детальному объяснению последних.

Анализ литературы показал, что основание для выделения грамматической категории вида служит противопоставление морфологических форм по видовому признаку. Однако семантика грамматического вида трактуется исследователями по - разному: в качестве различительного признака предлагаются длительность / недлительность; завершенность / незавершенность; предельность / непредельность; целостность / процессность действия.

Морфологические (в дальнейшем грамматические) категории рассматриваются вслед за многими исследователями как системы противопоставленных друг другу рядов морфологических форм, объединенным однородным содержанием и различающихся внутри однородного содержания, по какому - либо признаку.

Объективность и достоверность выводов достигается тем, что в основе анализа приматом является форма, содержание которой рассматривается в парадигматическом синтагматическом планах с учетом всей системно - структурной организации глагола. Система понимается как целостное образование, включающее в себя и совокупность элементов, и их взаимоотношения; понятие структуры данной системы включает совокупность связей и отношений, организующих элементы внутри системы.

[2 / 93 - 109: 19 / 98: 30 / 11 - 93].

Теоретическая значимость работы заключается в исследовании теории противопоставления imparfait / passé simple и схожих временных форм простым. Изучение данного вопроса позволяет выявить закономерность их функционирования в речи, и, соответственно, дать им адекватную интерпретацию. Инвариантные (основные) значения морфологических форм, образующих грамматические категории, рассматриваются как структурные, так как именно они определяю категориальную структуру языка.

Инвариантные (структурные) значения форм в данной работе выводятся не только и не столько на основании анализа употребления форм в минимальном контексте, сколько путем выявления их комбинаторных свойств с определенными типами аспектуально и темпорально значимых слов, по - разному относящихся к грамматической семантике глагольных форм (то есть видовых, видовременных, временных наречий, предлогов на уровне простого предложения, союзов на уровне сложного предложения). При анализе сложных временных форм имеет место обращение к тексту.

Практическая ценность работы состоит в возможном применении ее основных положений при составлений курсов лекций и спецкурсов по теоретической грамматике французского языка для студентов вузов, в практике преподавания французского языка, а также при написании курсовых и дипломных работ.

В работе используются следующие методы лингвистического анализа: оппозитивно - компонентный, где противопоставление грамматических форм вне контекста дает представление об их основных парадигматических значениях; контекстуально - ситуативный, анализ, вскрывающий факторы, определяющие сдвиги в значении грамматических форм.

Материалом для анализа послужили художественные произведения: "Vipèreaupoing" d`Hervé Bazin и "L`Etranger" d`AlbertCamus и русских аналогов под редакцией Е. Бабун (Мастера современной прозы), Н. Голь, из которых методов сплошной выработки отбирались предложения с анализируемыми структурами.

I. К проблеме значения passé simple и imparfait.

Вопрос о виде во французском языке принадлежит к числу спорных. Одним из основных дискуссионных вопросов, связанных с проблемой вида, является вопрос о различии между passé simple и imparfait. Ряд авторов склонны считать грамматической категорией вида противопоставление именно этих форм.

Другие исследователи считают, что различие между passé simple и imparfait лежит в модально - временном или чисто временном плане.

Проблемный характер вопроса осложняется тем, что тесно связанные между собой значения наклонения, времени и вида трактуются по разному. Известны несколько разных направлений:

1) Наклонение, вид, время рассматриваются как три отдельные грамматические категории [49; 51; 61; 62].

2) Вид как грамматическая категория не признается. Выделяются наклонение и время. Последнее характеризуется тремя грамматическими категориями [41].

3) Наличие категории наклонения отрицается. Выделяются категории вида и времени, из которых доминирующей признается категория вида [42; 43; 44].

4) Наклонение выделяется в особую категорию, а время и вид объединяются в одну (общую) категорию – видовременную, внутри которой значения распределены между формами [48].

5) Наклонение, вид, время представляют собой одну общую категорию, подчиненную времени. [47].

1. Для уточнения трактовки связанных между собой категорий наклонения, времени и вида обратимся к трудам грамматистов, посвященных рассмотрению модальных, временных и видовых отношений французского глагола, где формам passé simple и imparfait отводится различное место.

Можно выделить три основных направления: Различие между passé simple и imparfait имеет темпорально - модальный характер (№1), лежит в чисто временном плане (№2), является видовым (№3) [22 / 8].

№ 1. Различие между passé simple и imparfait имеет темпорально - модальный характер . Наиболее яркими представителями этой теории являются Ж. Дамурет и Эд. Пишон.

Вместо одной псевдо - грамматической категории времени (un pseudo répartitoire de temps), авторы вводят три категории, характеризующие временные отношения французского глагола: повествовательность (énarration), временная отнесенность (temporaineté), актуальность (actualité) [41 / 162 - 467].

Повествовательность представляет абстрактную чисто временную категорию. Она образована противопоставлением трех форм: le sûtes (priscal) – le saurez (futur pur) – le savez (horain). Форма passé simple (priscal) обозначает действие, погруженное в прошлое, futur simple (futur pur) относит действие к неопределенному периоду будущего. Авторы отмечают, что le saurez обозначает действие, будущее абстрактное с оттенком продолжительности, le sûtes выражает действие, полностью локализованное в прошлом без какого - либо намека на связь с настоящим. [41 / 169 - 173, 332 - 467].

Временная отнесенность (temporeineté) [41 / 164 - 166, 257 - 331] отражает относительный характер временных форм. Она передает относительную позицию действий вдоль метафорической (воображаемой) линии времени. Эта категория имеет три фазы:

– непосредственную данность действия (l’horain: le savez),

– предшествование, выражаемое сложной формой (l’antérieur: l’avezsu) и прошедшим непосредственным (le fontal: le venez de savoir),

– следование, которое передается непосредственным будущим (l’ultérieur: l’allez savoir).

Эта категория находит отражение и в других временных планах времени. Центром, по отношению к которому выражается предшествование и следование, является также imparfait (toncal pur по терминологии авторов). Следование выражается формой l’alliez savoir (l’ultérieur dans le passé), предшествование – формой l’aviez su и le veniez de savoir. Категория временной отнесенности (temporaineté) охватывает не только личные формы глагола, но и неличные: инфинитив, причастие, герундий. Сверхсложные формы выражают предшествование. Актуальность (actualité) имеет 2 фазы:

– нонкальную (noncale от латинского nune «теперь») и

– тонкальную (toncale от латинского tune «тогда»).

Формы, относящиеся к тонкальной фазе, имеют формальный показатель - ais, - ait, - ions, - iez, - aient: le saviez, le sauriez, l’aviez su, l’auriez su. Формы без –ait включены в нонкальную фазу: le saviez, l’aviez su, le sauriez, l’auriez su. К тонкальным относятся также формы imparfait du subjonctif и plus - que - parfait du subjonctif, грамматические признаки которых отличаются в значительной степени от остальных форм на –ait. Именно несовпадением формальных показателей тонкальных форм с imparfait du subjonctif и plus - que - parfait du subjonctif авторы и объясняют отмирание последних в современном французском языке. В актуальности соответственно двум фазам различаются два значения: тонкальность (toncalité), свойственная формам на –ait, и нонкальность (noncalité), характеризующая формы без –ait. для характеристики этих двух значений авторы вводят понятие moi - ici - maintenant (я - здесь - теперь), что означает отношение к реальности и к моменту речи говорящего. Временные формы, связанные одновременно со всеми тремя элементами moi - ici - maintenant, имеют нонкальное значение. Если нарушается связь с каким - либо элементом триады moi - ici - maintenant или со всеми одновременно, появляется тонкальное значение. Следовательно, различие между нонкальным и тонкальным значениями носит темпорально - модальный характер. Imparfait, который авторы называют чистой тонкальной формой (toncal pur), характеризуется отсутствием связи то с моментом речи, и тогда он имеет значение прошедшего, то с реальностью, в этом случае imparfait имеет модальное значение. Например, при обозначении действия 1) нереального, предположительного: Encore un pas, et elle tombait; si elle avait été là, elle était tu ée, 2) одновременного с моментом, предшествующим моменту высказывания: On m’a dit que vous étiez malade, 3) выражающего нерешительное утверждение, намерение (imparfait de politesse: Je venais vous demander un petit service, 4) ласкательного при обращении к животным или детям (imparfait hypocoristique): Comme il était (= est) joli, mon chien. [41 / 166 - 168, 175 - 256].

Значением, которое объединяет обе фазы категории актуальности, является значение актуализации (actualisation). Под актуализацией авторы понимают протяженность, в рамках которой осуществляются действия [41 / 171].

Ж. Дамурет и Эд. Пишон отмечают, что характер протяженности (длительности), который свойствен форме imparfait, обусловлен не его тонкальным значением, то есть отношением к moi - ici - maintenant, а тем, что imparfait в тонкальной актуальности подобно форме présent в нонкальной актуальности актуализирует протяженность действия.

Passé simple не включается в категорию актуальности. Сравнивая употребление imparfait со значением прошедшего (в том числе стилистического imparfait) и passé simple, Ж. Дамурет и Эд. Пишон отмечают, что различие между ними не является различием временного характера, а заключается в различном представлении действия. Passé simple представляет действие как точечное, imparfait – как длительное [41 / 219]. Авторы не выделяют противопоставление passé simple и imparfait в особую категорию.

На основании анализа категорий, в которые входят эти формы, и их употребления вытекает, что passé simple характеризуется как чисто временная форма прошедшего, imparfait – как форма с темпорально - модальным значением [22 / 11].

№ 2. Различие между passé simple и imparfait является чисто временным. Этой точки зрения придерживаются Л.И. Илия, Т.Я. Гольденберг, Ю.С. Мартемьянов и др., которые считают, что passé simple обозначает действие, ограниченное во времени, imparfait – неограниченное во времени [13 / 142 - 143; 11 / 159 - 160; 15 / 3 - 52]. Вопрос о категории вида во французском языке решался различно его исследователями в зависимости от того, как определялась категория вида, и от того, какие средства выражения видовых значений признавались грамматическими. В простых формах глагола вид не выражается морфологически, и это дало основание ряду лингвистов утверждать, что вид не относится к грамматическим значениям глагола во французском языке. Но вместе с тем признавалось, что сложные формы и сверхсложные выражают завершенность действия или перфективность, но лишь как значение, присоединяющееся к временному значению этих форм [4 / 262 - 264].Сложные формы образуют систему, строго параллельную по своей структуре системе простых форм: il parle – il parlera – il parlerait / il a parlé – il avait parlé – il eut parlé – il aura parlé – il aurait parlé, и эта симметрия форм позволяет думать, что ей соответствует в плане содержания оппозиция, определяемая как противопоставление завершенности действия его незавершенности [61; 43 / 1 - 26]. Совершенный вид выражается в сложных формах посредством вспомогательных глаголов avoir и être с причастием прошедшего времени не только в индикативе, но доминирует над значением времени в косвенном наклонении (subjonctif) и в пассиве.

В том лингвистическом течении, которое исходит в анализе не из функциональных отношений, а из формального выражения этих отношений, из понимания языка как «хода», основным признаком системы глагола признается противопоставление двух подсистем форм, простых и сложных, и в этой системе видовое отношение, очевидно, господствует над временным. Нет сомнения в том, что сложные формы выражают одновременно с видовым значением завершения процесса также относительное время по отношению к простым, но видовое значение неотъемлемо характеризует сложные формы [54], тогда как выражение относительного времени обусловлено контекстом и поэтому подчинено виду [44 / 5 - 10].

Учитывая эти данные можно сказать, что система временных глагольных форм во втором направлении различий между passé simple и imparfait характеризуется двумя категориями: категорией времени, охватывающей все личные глагольные формы, и категорией вида, представленной противопоставлением сложных форм простым [14 / 66; 22 / 11].

Также некоторые грамматисты определяют категорию времени как отношение действия к моменту речи. Ю.С. Мартемьянов, например, характеризует ее как время, по отношению к которому выражается связь глагольного действия с субъектом. Imparfait рассматривается в прошедшее время связи с субъектом [15 / 30 - 52].

№ 3. Различие между passé simple и imparfait имеет видовой характер . Однако, следует заметить, что категория вида определяется учеными этого направления неодинаково. Наиболее характерные видовые значения, присущие формам imparfait и passé simple, совпадают с теми, которые рассматриваются в работах, посвященных категории вида в славянских языках [22 / 14].

А . Некоторые исследователи считают, что видовое различие между passé simple и imparfait состоит в обозначении ограничений временной длительности (passé simple) и неограниченной временной длительности (imparfait) [58 / 177].

Некоторые авторы, как это отмечалось в предыдущем разделе (см. раздел №2), аналогичное различие характеризуют как временное. Здесь находит отражение дискуссионный вопрос аспектологии: куда следует включать ограниченную длительность во времени – в понятие вида или в понятие времени. Ряд грамматистов считают, что видовая семантика ни в какой степени не связана с ограничением процесса во времени. Другие наоборот, считают, что ограниченная длительность во времени входит в видовое понятие целостности действия. А.В. Бондаренко и Л.Л. Буланин относят понятие ограниченной длительности к значениям способов действия [6 / 16].

В . Согласно другим авторам, imparfait служит для обозначения длительного, passé simple – недлительного действия. Эта распространенная среди грамматиков точка зрения находит наиболее полное обоснование в труде А. Клюма «Verbe et adverbe» [49], основанном на ономасиологическом (понятийном) принципе и векторной системе глагола и датирующих (временных) наречий. Ономасиологическая точка зрения состоит в построении понятийной системы независимо от лингвистических данных и в наложении на эту систему средств, которыми обладает конкретный язык. Время определяется с помощью трех измерений: точка отсчета (origine), направление (direction), дистанция (distance). Теоретически любая точка на линии времени может служить точкой отправления, вокруг которой создается ось ориентации.

Говорящий может выделить точку отсчета в настоящем, в прошедшем, в будущем. Во французском языке А. Клюм отмечает 2 основные позиции: момент речи (Р.Р.) и аллоцентрическую точку, относящуюся к прошедшему (R.P.).

Структурное значение формы passé simple А. Клюм объясняет двояко:

RP в нулевом направлении (будучи осью ориентации в прошлом) в функции PP предшествования настоящему, то есть в функции, выполняемой формой passé composé по отношению к PP. Автор объясняет, что imparfait иpassé simple занимают одно место, но имеется некоторое различие. RPoV (то есть в нулевом направлении) представляет собой автономную положительную актуальность (отдельный центр) без связи с PP, то есть настоящим. Что касается passé simple, оно занимает позицию RpoV исключительно в функции PP - V (то есть предшествование настоящему). В этом состоит, по мнению автора, первая структурная особенность passé simple. Второе его структурное свойство заключается в том, что passé simple не может перемещаться на линии времени и занимать всевозможные позиции [49 / 82 - 84].

Вместе с тем, автор не исключает и другое объяснение: тот факт, что passé simple всегда и везде выражает недлительность, он, в отличие от imparfait локализован на определенном участке линии времени.

Наличие у passé simple значения недлительности, у imparfait – значения длительности А. Клюм объясняет с помощью векторной системы, на которой базируется предложенная им модель. Автор рассматривает свою работу не как попытку найти новые видовые категории, а как попытку уточнить значения глагольных форм с новой точки зрения, а именно, исходя из реляционной векторной системы глагола и датирующих наречий. При этом он проводит четкое разграничение между грамматической категорией вида, представленной морфологическими группировками глагола, и способом действия, проявляющимся в значении глагола и в его контекстуальном окружении. [49 / 105 - 109].

Présent и imparfait, которые автор располагает на нулевой точке, (Ppo и RPo) обозначают длительность, исходя из того, что в абстрактном плане настоящее является той математической точкой, которая делит линию времени на две части: прошлое и будущее.

Необходимо заметить, что не в абстрактном плане настоящее является интервалом времени прошедшего и будущего.

Субъект действия, находящийся в этом интервале, может быть наблюдателем только тех событий, которые происходят одновременно с актом наблюдения.

Всякий другой вид, кроме длительного, исключается. В точке прошлого RP, обозначенной формой imparfait, актуализируемый процесс также является длительным: субъект может наблюдать только одновременно происходящие события, поэтому форме imparfait, как и présent, свойственно значение длительности. Всякий другой процесс, который не совпадает с актом наблюдения, будет недлительным. Недлительный вид свойственен всем глагольным временным формам, кроме présent и imparfait:

недлительный (non - duratif): passé composé, plus - que - parfait, passé antérieur, passé simple.

длительный (duratif): présent, imparfait.

недлительный (non - duratif): future antérieur, future, conditionnel antérieur, conditionnel.

Противопоставление длительность / недлительность рассматривается как основное видовое противопоставление в системе французских глагольных форм. И, хотя, А. Клюм и считает это противопоставление основным содержанием видового противопоставления в системе простых форм индикатива, отчетливо представленное в формах imparfait / passé simple, признает в то же время, что противопоставление завершенности / незавершенности имеет более общий характер в системе глагола, нашедшее четкое выражение в корреляции простых и сложных форм [14 / 67]. Незавершенность / завершенность (inaccompli / accompli) характеризуется как видовая оппозиция второстепенного порядка.

По выражению длительности / недлительности простые глагольные формы распределяются следующим образом:

длительность недлительность
époque présent présent 0
époque passé imparfait passé simple
époque future futur
époque rétro - future conditionnel

Поясняя указанную схему, автор отмечает, что это довольно традиционное построение позволяет понять, почему семантическое различие между imparfaitи passé simple предстает особенно четко и почему видовые значимости настоящего, будущего и будущего в прошедшем (то есть conditionnel) имеют тенденцию затушевываться. Принимая во внимание тот факт, что présent иimparfait могут употребляться в функции +V (= действие, последующее: Je pars ce soir. Il annonça qu’il partait le lendemain) и, хотя и редко, в функции –V (=действие предшествующее: Il arrive de Paris), а futur и conditionnel – служить осью ориентации, А. Клюм устанавливает следующую структуру, которая, по его мнению, является более верной с функциональной точки зрения:

non - duratif (недлительность)

non - duratif + duratif

(недлительность + длительность)

présent
passé simple future
imparfait
conditionnel

Это означает, что между passé simple всегда является недлительным, в то время, как все остальные простые формы (présent, future, imparfait, conditionnel) могут быть длительными и иногда недлительными.

Итак, видовое различие между passé simple и imparfait сводится к выражению недлительности / длительности.

Основным достоинством труда А. Клюма является изучение дистрибуции глагольных форм и датирующих наречий. Анализ показывает, что наблюдается определенная закономерность в этой дистрибуции [22; 38].

Датирующие наречия, совместимые с passé simple, совместимы с imparfait. Обратноеневозможно. Наречия hier, maintenant, ce soir, ce matin, tout à l’heure, en ce moment, aujourd’hui, la semaine précédente употребляютсяс imparfait, нонесовместимыс passé simple. Автор объясняет это тем, что passé simple на линии времени занимает лимитированное место и не может свободно передвигаться, как imparfait.

Сравнивая passé simple и стилистический imparfait А. Клюм отмечает, что стилистический imparfait выражает ряд последовательных актуализированных действий (une série d’actualités successives), passé simple – ряд целостных действий, наблюдаемых извне (une suite d’actions vues globalement, du dehors).

Итак, А. Клюм, как и многие другие авторы, не выделяет противопоставления passé simple / imparfait в отдельную категорию. Значение недлительности passé simple и длительности + недлительности imparfait автор выводит на основании системного анализа всех французских глагольных форм с позиции ономасиологического (от значения к форме) принципа исследования.

С. Довольно распространенным является мнение, согласно которому passé simple характеризуется как форма со значением завершенности, законченности действия, imparfait – как форма незавершенного, незаконченного действия.

Системное обоснование эта концепция находит в работах А. Бюрже [39 / 5 - 15; 38 / 25 - 36; 37 / 67 - 76], базирующегося на идеях Ф.де Соссюра о значении и значимости.

Система изъявительного наклонения французского глагола характеризуется следующими тремя бинарными оппозициями:

1. неактуальность / актуальность (non actuel / actuel):

формы без суффикса [ - Е - ] / формы с суффиксом [ - Е - ].

2. непредположительность / предположительность (non conjecturé / conjecturé): формы без суффикса –r / формы с суффиксом –r.

3. незавершенность / завершенность (non accompli / accompli): простые формы / сложные формы.

Четыреформыимеютэлемент [Е]: imparfait, plus - que - parfait, conditionnel présent, conditionnel imparfait (conditionnel passé). Все четыре формы, объединенные общим формальным показателем, выражают следующие значения:

a) событие прошедшее;

b) событие предположительное;

c) одновременность с моментом, предшествующим моменту речи.

Учитывая значение форм, на [ - E - ], автор делает попытку перейти от речевых значений к значимостям. Элемент [E] характеризуется значением неактуальности (inactuel), то есть он указывает, что речь идет о событии, которое не актуализируется говорящим в момент речи.

В противопоставлении простые формы / сложные формы imparfait характеризуется значением незавершенности. Passé simple и passé antérieur занимают особую позицию. Passé simple по своему значению приравнивается к сложным формам, то есть passé simple, как и сложные формы, имеет значение завершенности, passé antérieur – сверхсложным. В трудах А. Бюрже passé simple не входит ни в оппозицию неактуальность / актуальность (non actuel / actuel), ни в непредположительность / предположительность (non conjecturé / conjecturé). Автор также не выделяет противопоставления passé simple / imparfait в особую категорию. Исходя из характеристики выделенных им оппозиций, различие между passé simple и imparfait сводится к выражению завершенности (passé simple) и незавершенности+неактуальности (imparfait).

D. Четвертая концепция сторонников видовой семантики passé simple и imparfait в значительной степени отличается от орех предыдущих. Passé simple рассматривается как форма, выражающая действие во всей его целостности, полноте; imparfait как форма, представляющая действие в его процессности, развертывании [25 / 379; 60 / 62 - 68; 48 / 81 - 100; 51 / 52 - 111].

Наиболее последовательно эта точка зрения изложена в работе Р.Мартена [51 / 52 - 111].

Р. Мартен, являясь последователем школы Г. Гийома, не разделяет, однако, полностью точку зрения последнего относительно различия, существующего между passé simple и imparfait.

Как и многие другие современные авторы, он проводит четкое разграничение между грамматической категорией вида и способами действия. Грамматическая категория вида относится к явлениям чисто грамматическим, в то время как способ действия – к лексическим. Способ действия выражается лексическим значением глагола. Грамматический вид представлен двумя оппозициями: простые формы / сложные формы и passé simple / imparfait. Первая выражает незавершенность / завершенность (non accompli / accompli), вторая – перфективность / неперфективность (perfectif / imperfectif) [51 / 56 - 73]. Passé simple и imparfait выражают незавершенность и этим отличаются от соответствующих сложных форм (passé antérieur и plus - que - parfait), обозначающих завершенность. Imparfait на некотором отрезке времени выражает часть процесса уже завершенного и часть незавершенного. Действие, выражаемое формой imparfait, предстает как делимое. Passé simple также обозначает действие незавершенное, но представляет его синтетически, как неделимое, замкнутое в самом себе, то есть как целостное. На некотором отрезке времени часть процесса, выраженного формой passé simple, может быть завершенной, но в passé simple завершенная и незавершенная части действия едины. Свидетельством этому является то, что нельзя сказать «A huit heures, alors qu’il déjeuna, son fils rentra». «A huit heures, il déjeuna déjà». Passé simple охватывает процесс как замкнутый в самом себе от начала до конца, не позволяющий в него проникнуть. Imparfait передает процесс в его развитии и никогда не противится анализу: «Будучи кинетическим временем, оно подчеркивает внутренний динамизм, с помощью которого беспрестанно незавершенная часть переходит в завершенную» [51 / 70].

Из этого различия вытекает то, что imparfait передает длительное действие, passé simple – точечное. Imparfait обозначает длительность в ее развитии, процессности. Passé simple выражает длительность в ее целостности, поэтому, например, обстоятельство longtemps во фразе Il travailla longtemps уточняет измеримую длительность (от начала до конца).

Таким образом, Р. Мартен, в отличие от А. Бюрже, Ж. Дамурета, Эд. Пишона и других исследователей, выделяет противопоставление passé simple / imparfait в особую видовую категорию, в которой passé simple характеризуется как форма, представляющая действие в его неделимой целостности, imparfait – как форма, обозначающая действие в его развитии, делимости.

Итак, в качестве инвариантных (структурных) значений passé simple и imparfait предлагаются следующие:

Passé simple Imparfait
чисто прошедшее прошедшее + несоотнесенность с реальностью
точечность длительность
ограниченность во времени или временной длительности неограниченность во времени или временной длительности
наступающее, неделимое действие во времени уходящее, делимое действие во времени
недлительность длительность + недлительность
завершенность незавершенность + несоотнесенность с актуальностью в момент речи
целостность, неделимость развитие, делимость

Для выявления четкого значения, отражающего максимально (= наиболее) адекватно грамматическую сущность passé simple и imparfait, необходимо уточнить значения грамматического глагольного вида и способов действия.

2. Самым большим достижением аспектологии последующих десятилетий является строгое разграничение понятий грамматического вида и способов действия [16; 18; 8; 49; 50; 51 и др.]. Основанием для выделения грамматической категории вида служит противопоставление грамматических форм. Способы действия представлены лексическими и лексико - грамматическими средствами. Однако, несмотря на значительные успехи аспектологии в плане выделения и характеристики грамматической категории вида и способов действия в каждом конкретном языке, ряд вопросов продолжает оставаться дискуссионным.

Имеются и общие спорные проблемы, которые характерны для многих европейских языков. Так, общими аспектологическими проблемами в русском и французском языках являются:

– средства выражения глагольного вида;

– грамматическая сущность глагольного вида;

– средства выражения глагольного действия;

– проблема видовых значений;

– проблема соотношения и конкуренции значений грамматического вида и способов действия.

В плане средств выражения глагольного вида в русской аспектологии дискутируется вопрос, являются ли члены видовой корреляции грамматическими формами одного глагола или двумя самостоятельными глаголами, то есть, относится ли противопоставление совершенный вид / несовершенный вид к морфологической категории, или это противопоставление двух лексических единиц. Второй вопрос, касающийся средств выражения глагольного вида в русском языке, это вопрос перфективации и имперфективации, префиксации и суффиксации в плане образования двувидовых пар.

Дискуссионным для обоих языков является вопрос о грамматической сущности глагольного вида. В отношении русского глагола существует несколько определений грамматического вида.

Некоторые авторы вводят понятие длительности действия, указывая, что длительностью действия обладает форма несовершенного вида, а недлительностью – форма совершенного вида [52, 183; 24, 75; 21, 105; 33, 180]. Однако, это определение многими авторами отвергается. Еще в конце прошлого столетия Л.П. Разсмусен подчеркивал, что различия между совершенным и несовершенным видом в плане выражения длительности не существует. В предложениях «Он там простоял час» и «Он там стоял час» форма несовершенного вида «стоял» не указывает, что действие является более продолжительным, чем в форме «простоял» [25 / 379]. Каким бы кратким ни было действие, выраженное в форме совершенного вида, оно всегда имеет некоторую длительность: Он пережил ужасный момент. С другой стороны, действие, обозначенное формой несовершенного вида, может иметь очень незначительную длительность: Вас вызывали? Зачем Вы приезжали? Действие, выраженное формой совершенного вида, может быть и очень продолжительным: Он прожил всю жизнь в деревне.

Понятие длительности / недлительности отвергается большинством аспектологов еще и потому, что маркированной формой в этом случае считается несовершенный вид, тогда как на самом деле маркированным членом всегда является форма совершенного вида [17 / 9].

Широко распространенной является характеристика совершенного вида как указывающего на завершенность, законченность, а несовершенного – как обозначающего действие незавершенное, незаконченное.

Большинство аспектологов [6 / 30 - 31; 29 / 317 - 320] отказалось от семантического признака завершенности, законченности действия, признак законченности действия характеризует только конечный фазис процесса, тогда как начало и само протекание действия остаются вне поля зрения. Кроме того, в понятии законченности стирается грань между временной и видовой семантикой, так как о законченности можно говорить только применительно к глагольным формам прошедшего времени. С другой стороны, глаголы несовершенного вида также способны обозначать действие законченное. Например, в предложении «Он встречал вчера своего друга» несовершенный вид «встречал» вовсе не означает, что действие остается незаконченным. В предложении «Я брал твою ручку» – «брал» также обозначает действие законченное, завершенное[29 / 318].

Последнее время многие исследователи возвращаются к понятию вида, предложенному еще Л.П. Разсмусеном и Ф. де Соссюром [25 / 379; 56 / 162]. Категория вида рассматривается ими как отношение говорящего к процессу протекания действия. Совершенный вид обозначает действие во всей своей целостности, полноте, в то время как несовершенным видом выражается сама процессность действия [29 / 317 - 321].

Во французском глаголе, как об этом уже говорилось, в качестве значений грамматического вида выделяют те же значения, что и в русском:

- длительность / недлительность (А. Клюм);

- законченность (завершенность) / незаконченность (незавершенность) (А. Бюрже);

- целостность, неделимость / процессность, делимость (Р. Мартен).

Ряд авторов относит эти значения к значениям способов действия: длительность / недлительность (Э.И. Богомолова) [5], законченность, завершенность / незаконченность, незавершенность (Е.А. Соловова) [31], целостность / процессность (Л.И. Илия) [14].

Imparfait и passé simple образуют противопоставление, которое иногда называют видовым, но значение, свойственное passé simple, не совпадает со значением завершенности (accomplissement). Passé simple нейтрально по отношению к видовому значению завершенности и выражает действие, представленное «глобально», как целостное, независимо от его длительности и его завершения, хотя значение предела может легко возникать в контексте, в особенности для последовательных действий в прошлом: Il alla chercher les bottes dans la vitrine, les enveloppa dans un journal et les tendit à Germaine. (M. Aymé).

Различие в значении этих двух форм – imparfait и passé simple – относится к «способам представления действия» (la présentation du procès), которые находят свое выражение в ряде средств, главным образом в описательных конструкциях, различаются оттенками, но не образуют такого противопоставления, которое охватило бы всю глагольную систему и совмещалось бы с каждым из членов этой системы.

Что касается длительности, протяженности процесса, то всякое действие имеет протяженность, хотя бы кротчайшую, и это значение совместимо с каждой из временных форм, как с imparfait, так и с passé simple, несмотря на контраст в их видовом значении. Речь идет не о реальной длительности, а о возможности ее грамматического выражения. Аспект длительности не имеет во французском глаголе особой морфемы для своего выражения, и только перифраза «être en train de» позволяет представлять процесс в его совершении, развитии: Je suis en train de faire une chanson. (J. - P. Chabrol) [14 / 69 - 70; 53 / 162].

- Третья дискуссионная проблема, общая для русского и французского языков, – это проблема средств выражения способов действия. Ю.С. Маслов относит к средствам выражения способов действия лексему глагола (морфологически нехарактеризованные способы действия) и формальные показатели: префиксы и суффиксы (морфологически характеризованные способы действия) [18 / 71].

В.Г. Гак [40] выделяет в своих трудах особое место формальным средствам выражения и излагает свою точку зрения следующим образом.

С видом тесно связан способ действия – лексико - грамматическая категория глагола, получившая особое развитие в русском языке. Способы действия в нем отражают различные временные качественные или количественные характеристики действия, формальным средством выражения которых являются префиксы, иногда суффиксы.

Автор подразделяет важнейшие способы действия на:

a) временные: начинательный (запеть), ограничительный (пропеть), длительно - ограничительный (попеть), финитивный (отработать);

b) количественно - временные: однократный (крикнуть), уменьшительно - смягчительный (прихворнуть, вздремнуть), многократный (хаживать), прерывисто - смягчительный (похаживать);

c) результативные: завершительный (дочитать), интенсивно - результативный (докричаться, накричаться), накопительно - суммарный (набрать, исписать), распределительный (покупать, перебить, повскакать) и др.

При описании действия можно нередко употребить и простой глагол, и префиксальный, уточняющий способ действия: Он хорошо поел и Он наелся; Он болел всеми этими болезнями и Он переболел всеми этими болезнями. Обозначение способа действия придает большую точность и выразительность русской речи. Одному и тому же французскому глаголу может соответствовать целая серия русских, в которых префиксы уточняют действия в количественно - качественном отношении. Например: dormir – спать, поспать, проспать, недоспать, выспаться, разоспаться, отоспаться, заспаться; chanter – петь, запеть, попеть, пропеть, подпевать, допеть, недопеть, распеться, напевать, перепеть (все песни), припевать.

Во французском языке также имеются отдельные префиксы и суффиксы, выражающие качественно - количественные способы действия: re - → повторное действие (relire); dé - → обратное действие (démonter); s’entre - → взаимное действие (s’entre - tuer); суффиксы - iller, - oter → смягчительный или итеративный способы действия (sautiller, toussoter) и некоторые другие [40 / 151 - 152].

Однако следует отметить, что в своих трудах В.Г. Гак уделяет внимание не только морфологически характеризованным способам действия:

при отсутствии средства выражения соответствующего способа действия последний может не обозначаться при ясности ситуации, но может быть передан различными лексическими средствами.

Он накурился до тошноты Il fuma jusqu’a la nausée.

Интенсивность действия, выражаемая аффиксами на - … - ся, не передается во французском переводе. Однако ущерба для смысла нет, ибо обстоятельство (à la nausée) само по себе указывает на интенсивность действия.

Если сравнить фразы: Он расставил книги по местам и Il remit les livres à la place, то увидим, что в русской фразе выражен распределительный способ действия (рас - ), но не выражен повторный (фр. re - ), тогда как во французской – наоборот. Способы действия могут быть выражены глаголами при инфинитиве или отглагольном существительном: Она за пела. – Elle s’est mise à chanter (начинательный способ); Он до читал книгу. – Il finit de lire le roman. Il acheva la lecture du roman (финитивный способ); наречиями: Он на елся . – Il a bien mangé; Он не вы спался . – Il n’a pas assez dormi (интенсивный способ); определителями при существительном внутри глагольного выражения: взгляну ть – jeter un coup d’oeil; по глядыва ть – jeter des coup d’oeil (прерывисто - смягчительный способ) [10 / 152].

Согласно другим исследователям, способы действия выражаются формальными языковыми средствами – префиксами и суффиксами, тогда как видовая характеристика глагола, заключенная в его лексическом содержании, в средства выражения способов действия не включается.

В целом следует отметить, что в учении о средствах выражения способов действия русского глагола исследователи пришли к единому мнению: способы действия выражаются внутриглагольными средствами.

В отношении французского глагола в плане выделения средств выражения способов действия среди исследователей наблюдаются значительные расхождения, что обусловлено спецификой французского языка.

Некоторые исследователи как, например, Х. Стен, к средствам выражения способов действия относят лексическое значение глагола, что соответствует делению глаголов на терминативные и курсивные [59 / 8]. Другие кроме лексического значения, относят к средствам выражения способов действия временную форму глагола. И в том, и в другом случаях средства передачи способов действия замыкаются в глаголе.

Ряд исследователей, как, например, А. Клюм, Э.И. Богомолова, Е.А. Соловова и др., учитывая специфику французского языка, включают в средства выражения способов действия и внеглагольные средства.

Многие авторы [45 / 161 - 163; 49 / 105 - 117], проводящие специальные исследования способов действия, отмечают полную зависимость их значения от контекстуального окружения глагола. На уровне инфинитива только небольшая часть глаголов может быть отнесена к чисто курсивным или чисто терминативным. Поэтому способ действия определяется или как лексико - синтаксическая [11 / 152], или синтагматическая категория [31; 60 / 52].

На уровне инфинитива ряд грамматистов предлагает распределение глаголов по двум классам: глаголы терминативные (предельные, перфективные), обозначающие действие, которое может иметь пределы (tomber, exploser), и глаголы курсивные (непредельные, неперфективные), у которых значение предельности отсутствует (chercher, marcher). Некоторые грамматисты выделяют класс биаспектуальных глаголов, способных выражать как перфективное, так и неперфективное значение. Указанные классы характеризуются рядом дистрибутивных признаков:

a) конструкции «commencer à», «finir de» + infinitif невозможны для терминативных глаголов при обозначения однократного действия;

b) конструкции с обстоятельствами, указывающими на мгновенность действия (aussitôt, soudain), недопустимы для курсивных глаголов, если они не употребляются для выражения начинательности действия; сравним: «Il marcha aussitôt» и «marcher aussitôt». Биаспектуальные глаголы характеризуются сочетаемостью с обеими группами лексических единиц (à voir, finir de voir, voir aussitôt).

Распределение по двум классам прямопереходных глаголов осуществляется пробой на употребление их в конструкции ablativus absolutus, в которой могут использоваться только предельные глаголы (Le livre lu, tu le rendras à ma soeur). Непредельные глаголы (posséder, adorer) в этой конструкции, как правило, не употребляются.

Непереходные глаголы со значением передвижения распределяются по двум классам по другому признаку: предельные глаголы употребляются в оборотах с формой причастия прошедшего времени без вспомогательного глагола (Atterri sur la piste, L’avoin avance vers le hangar), непредельные глаголы (marcher, nager) в аналогичных условиях не употребляются.

Однако, лексическое значение глагола, его предельный или непредельный характер далеко не всегда определяют значение способа действия глагольной формы в предложении:

во - первых, многие глаголы многозначны, и в сочетаемости с одними словами выступают с предельным значением, в комбинации с другими – с непредельным (курсивным) значением;

во - вторых, глаголы, относимые к непредельным на уровне инфинитива, могут выступать под влиянием неглагольных языковых элементов как предельные (терминативные) и наоборот.

Поэтому некоторые грамматисты включают в число средств, выражающих способы действия во французском языке, не только глагольные формы, но и комбинации глагольных форм с внеглагольными средствами, к которым относятся семантика подлежащего и дополнения, их грамматическая характеристика, обстоятельственные слова и др.

Например, в русском языке в форме прошедшего времени способы действия, выраженные в рамках глагола, во французском передаются сочетанием глагольных и неглагольных средств:

Сдул (результативность)

il souffla de dessus,

il emporta en soufflant.

Дунул (однократность) il souffla une fois.
Дувал (многократность)

il souffla plusieur fois.

(à plusieurs reprises) [44 / 380].

Исследователи, занимающиеся выявлением взаимодействия глагольных и неглагольных средств выражения способов действия, отмечают иерархическую их последовательность.

Так, Е.А. Соловова, изучая способы действия законченности (завершенности) в формах imparfait, passé simple, passé composé выделяет пять последовательных ступеней анализа взаимодействия средств выражения способов действия в простом предложении с одним сказуемым:

1) элементы словообразования (префиксы, суффиксы);

2) значение глагола с учетом влияния семантики подлежащего и дополнения;

3) семантико - синтаксические и морфологические характеристики подлежащего и дополнения;

4) взаимодействие названных средств с формой глагола;

5) взаимодействие этих средств с обстоятельственными показателями [31 / 12 - 17].

Очевидно, что средства выражения способов действия во французском языке, в отличие от русского, имеют свою специфику, заключающуюся в том, что к ним относится совокупность глагольных и неглагольных средств выражения.

- Четвертая проблема касается характеристики некоторых аспектуальных значений, которые одними исследователями трактуются как значения грамматического вида, другими принимаются за значения способов действия:

длительность / недлительность;

предельность / непредельность;

результативность, завершенность / незавершенность;

целостность / процессность и др.

Вопрос о распределении указанных значений между грамматическим видом и способами действия решается с учетом особенностей конкретного языка. Необходимо добавит, что принадлежность целого ряда аспектуальных значений к способам действия не оспаривается: мгновенность, инхоативность, однократность, дистрибутивность, частотность и др. [22 / 29].

- Пятая проблема, имеющая большое теоретическое и практическое значение, но относящаяся к числу малоизученных, касается соотношения и конкуренции грамматического вида и способа действия. Эти вопросы исследуются в двух планах: с одной стороны, в плане изучения значений и средств выражения способов действия, с другой – в поисках инвариантного видового грамматического значения глагольных форм, образующих морфологическую категорию вида.

Совершенно очевидно, что значение по линии грамматической категории вида не совпадает ни с одним из значений способов действия. Об этом свидетельствуют многочисленные исследования по аспектологическим проблемам славянских языков, в которых наличие категории вида сомнений ни у кого не вызывает. Значением грамматического вида является абстрагированной грамматическое значение, постоянно характеризующее грамматическую форму видовой оппозиции. Значение грамматического вида носит парадигматический характер, системно - структурный. К значениям способов действия во французском языке относятся любые значения характера протекания действия, возникающие как результат взаимодействия значений глагольных и неглагольных средств. Значения способов действия носят синтагматический характер.

3. Общеизвестно, что усвоение нормативной грамматики изучаемого языка, хороший запас слов, и необходимый объем сведений по истории культуры страны изучаемого языка не дают гарантии подлинно филологического прочтения текста. Опыт показывает, что курс, построенный на основе метода последовательного сопоставления грамматических структур французского и русского языков, позволяет учащимся значительно успешнее преодолевать трудности на пути к достижению необходимой глубины понимания французского текста, конструированию собственного высказывания на изучаемом языке и его адекватной передаче средствами литературного русского языка.

Добиться лучших результатов можно, отводя должное место последовательному сопоставлению структур изучаемого языка и родного языка, планомерному анализу их схождений и расхождений (les convergences et les divergences) и установлению закономерных соответствий этих последних. Такое сопоставление гарантирует постижение грамматики изучаемого языка во всей ее глубине и тонкостях.

Поскольку случаи схождений естественно доминируют в сознании учащихся, ограничимся их констатацией и иллюстрацией, уделяя все внимание расхождениям.

Хотя в большинстве случаев точечные времена (passé composé, passé simple) соответствуют русскому совершенному виду, а линейное время (imparfait) – несовершенному, тем не менее, характерные расхождения показывают, что полной аналогии между французскими временами и русской видовой формой нет [10 / 150].

( Примеры для сопоставления взяты из произведения «Vipère au poing» d’Hervé Bazin и русского аналога под редакцией Е. Бабун (мастера современной прозы), а также из произведения «I’Etranger» d’Albert Camus и перевода на русский Н. Галь) .

Imparfait

а) Imparfait в основном его значении в русском языке соответствует его аналог, прошедшее время несовершенного вида. Сопоставим:

L’été craonnais, doux mais ferme, réchauffait ce bronze impeccablement lové sur lui - même: trois spires de vipère à tenter l’orfèvre, moins les saphirs classiques des jeux, car, heureusement pour moi, cette vipére, elle dormait [p. 17]. Лето, мягкое, но устойчивое в Кранском крае, согревало бронзовые завитки безукоризненно свитой спирали: это тройное кольцо живого браслета пленило бы ювелира, только в нем не было классических глаз, потому что гадюка, на мое счастье, спала [стр.21].
Notre dernier frére, Marcel, ne faisait point partie du lot attribué à la belle - mére [p. 24]. Наш младший брат Марсель не входил в число питомцев бабушки [стр. 29].
Ces chocolats faisaient partie du protocole sentimental de Mme Pluvignec et nous parvenaient régulièrement trois fois par an: le premier janvier, à Pâques et lors de l’anniversaire de chacun de nous [p. 25]. Шоколад посылался по этикету родственных чувств трижды в год: на Новый год, на Пасху, и каждому из нас на именины [стр. 30].
Mon père fermait la mauche, arborant cette néglilence d’allure propre aux triomphateurs [p. 47]. Шествие замыкал отец с рассеянно - небрежным видом, как и подобает триумфатору [стр. 53].
Грамматическое значение Imparfait может взаимодействовать с лексическим значением глагола [62 / 354]. Так, при глаголах предельных, сопровождаемых обстоятельством времени, Imparfait обозначает законченное действие. В этих условиях его эквивалент в русском языке – прошедшее время совершенного вида. Сравним:
En cet an de grâce 1922, où j’étouffais les vipères, nous étions, Frédie et moi, confiés à la garde de notre grand - mère [p. 24]. В лето от Рождества Христова 1922 - е, когда я задушил гадюку, нас с Фреди доверили попечению нашей бабушки [стр. 29].
Dix minutes après, un heureux coup de filet jeté par hasard sur l’ombelle d’une fausse ciquë lui rapportait une rarissime Tegomia [p. 93]. Десять минут спустя, набросив сачок на какое - то зонтичное растение, он случайно оказался счастливым обладателем редчайшей Tegomia [стр.99].

Французское линейное время – русский совершенный вид. Это различие объясняется главным образом не собственным использованием французской грамматической формы, а именно наличием так называемого imparfait stylistique (или pittoresque) вместо точечного времени (при этом обычно точный момент времени указан или вытекает из контекста) [40 / 151]:

Pourtant, l’heure déclinait au - dehors et la chaleur était moins forte [p. 91; A. Camus]. Между тем на улице день угасал, и в зале тоже стало не так жарко [стр. 100; Н. Галь].
Расхождение может быть связано с тем, что одно и то же событие может рассматриваться как мгновенное (чаще в русском тексте) ил как длительное (чаще во французском тексте) [10 / 151]:
Ce surnom prenait dans sa bouche une valeur intolérable [p. 30]. Мое прозвище прозвучало в ее устах нестерпимой насмешкой [стр. 35].
La salle était pleine à craquer [p. 77; A. Camus]. В зале набилось полно народу [стр. 84; Н. Галь].
Les journalistes tenaient déjà leur stylo en main [p. 78; A. Camus]. Репортеры уже навострили перья [стр. 86; Н. Галь].
с) Эквивалентом imparfait в функции «présent du passé» служит прошедшее время несовершенного вида, или настоящее время [32 / 100]. Сравним:
Il m’a expliqué alors que c’était pour cela qu’il avait besoin d’un conceil [p. 44; A. Camus]. Он объяснил, что тут - то ему и нужен мой совет [стр. 54; Н. Галь].
Après un autre moment de silence, elle a murmuré que j’étais bizarre , qu’elle m’aimait sans doute à cause de cela mais que peut - être un jour je la dégoûterais pour les mêmes raisons [p. 51; A. Camus]. Она опять помолчала, потом пробормотала, что я какой - то чудной , – конечно, за это она меня и любит , но, может быть, когда - нибудь из - за этого я стану ей противен [стр. 61; Н. Галь].
d) Особого внимания требует выбор русского эквивалента imparfait, входящего в состав условного предложения. Здесь следует различать такие его позиции:
- При future dans le passé в главном предложении русским эквивалентом imparfait в придаточном служит будущее время. Например:
Nous avons pensé que vous pourrez ainsi veiller la disparue [p. 28 - 29; A. Camus]. Мы полагали, что вы захотите провести ночь подле усопшей [стр. 39; Н. Галь].
- При conditionnel в главном предложении русским эквивалентом imparfait в придаточном служит сослагательное либо повелительное наклонение со значением сослагательного наклонения. Например:
– Oh! répondit –il, je lui abandonnerais volontiers ses trente pour cent, à l’Etat, s’il voulait bien me rendre l’or que je lui ai prêté, au lieu de me donner du papier [p. 128 - 129]. – Я охотно отказался бы от этой тридцатипроцентной скидки, если бы государство соблаговолило вернуть мне то золото, которое я дал ему в долг, а получил за это бумажки [стр. 135].
Si tous les bourgeois en faisaient autant , au lieu de rester improductifs, donc parasites, nous n’en serions pas où nous sommes [p. 129]. Если бы и господа буржуа работали вместо того, чтобы жить бездельниками, то есть паразитами, страна не дошла бы до теперешнего положения [стр.135].
То же сослагательное наклонение и в сравнительном предложении, которое вводится comme si . Например:
Et, reflexion refait, elle m’agacait vraiment, cette petite que je ne pouvais pas m’empêcher de regarder, comme si elle avait quelque chose d’extraordinaire… [p. 118] А, поразмыслив еще, я пришел к выводу, что эта девчонка меня просто раздражала – так и тянуло смотреть на нее, как будто в ней было что - то необыкновенное [стр. 124].

- При imparfait в главной части условного предложения его эквивалентом в русском языке служит сослагательное наклонение в сочетании с усилительными наречиями «безусловно», «несомненно», «разумеется», «конечно же» или повелительное наклонение в значении сослагательного.

Такое же соотношение и в независимом предложении, выражающем условность или уступительность. Сравним:

De fait, il faut avouer que si papa ne s’était pas cramponné aux valeurs à revenu fixe, aux emprunts d’Etat, le dot de notre mère – trois cent mille francs – or – pouvait s’aborner d’un zéro supplementaire [p. 137]. Действительно, надо признать, что, если бы папа не цеплялся за ценные бумаги, дающий твердый, но маленький доход, например, облигации государственного займа, сумма приданного нашей матери – триста тысяч франков золотом – несомненно, украсилась бы еще одним нулем [стр. 144].
Un peu plus, j’étais sa vietime [p. 146]. Еще немного и я оказался бы ее жертвой [стр. 154].
- В бессоюзном условном предложении, маркированном инверсией подлежащего и эллипсисом второй частицы отрицания, imparfait в русском языке соответствует сослагательное или повелительное наклонение в условном значении [32 / 102]. Сравним:
N’étaient ses souffrances, ses travaux scientifiques , qu’ils ne pouvaient pas être dédaignés, n’était la magistrature , monopolisée par les créatures de la franc – maçonnerie, il pourrait se faire nommer juge dans la region [p. 103]. Если бы не его болезни, если бы он мог пренебречь своими научными трудами, если бы суд и администрацию не заполнили ставленники франкмасонов, он бы легко получил должность городского судьи [стр. 109].
Le passé simple (passé défini)
Эквивалентом passé simple, обозначающего точечное действие, длительное или исчерпавшее себя состояние, в русском языке может быть прошедшее время совершенного вида. Сравним:
Mme Rezeau n’insista pas [p. 78]. Мать не решилась настаивать на своем [стр. 84].
Malgré ses maigres talents, elle entreprit de lui tricoter un chandail, lui fit couper des flanelles [p. 79]. Несмотря на свои малые способности к рукоделию она принялась вязать для него фуфайку и кроить ему фланелевые брюки [стр. 85].
Временные рамки passé simple, обозначающего линейное или повторяющееся действие могут уточняться обстоятельством времени. При наречиях типа toujours, souvent, de temps en temps русский эквивалент passé simple – прошедшее время несовершенного вида; при наречии, обозначающем предел действия, русским эквивалентом может быть прошедшее время как совершенного, так и несовершенного вида [32 / 105]. Сравним:
Agent double, Cropette nous donna d’abord satisfaction [p. 80]. Двойной лазутчик Кропетт сперва оказывал нам услуги [стр. 86].

II. Противопоставление простых и сложных времен.

Грамматический статус сложных временных форм глагола относится также к числу остро дискуссионных вопросов. Само выделение оппозиции простые формы / сложные формы в качестве грамматической категории сомнений не вызывают: данная оппозиция охватывает всю систему французского глагола, включая не только все личные, но и неличные формы глагола. Спорными являются вопросы, относящиеся к некоторым сторонам структуры сложных форм, а также к их грамматическому значению.

Две точки зрения оспаривают право на существование. Согласно первой, сложные формы характеризуются видовым значением совершенности, законченности действия. Согласно второй, сложным формам свойственно значение предшествования.

§1. Представляется, что для решения проблемы об инвариантном значении сложных форм необходимо остановиться на вопросе, касающемся структуры сложной (аналитической) формы глагола.

Сложные временные формы французского глагола, образованные вспомогательным глаголом avoir (être) и причастием прошедшего времени, правомерно рассматриваются подавляющим большинством лингвистов как аналитические формы морфологического уровня. Разработке вопроса грамматической природы аналитических форм, выявлению признаков, отличающих их от свободных словосочетаний, посвящено значительное количество работ. Большой вклад в решение этой проблемы внесли ученые нашей страны [1 / 9 - 15; 3, 121 - 128; 12, 338 - 349, 359; 28, 41 - 52]. Вопрос об отличительных признаках формы глагола можно отнести к числу решенных.

Сложные временные формы французского глагола имеют все характерные черты аналитической формы: десемантизация служебного элемента; грамматическая неразложимость элементов; предсказуемость; охват всей лексической системы глагола; неспособность каждого из составляющих компонентов отдельно вступать в синтаксические связи; вхождение в парадигму синтетических форм [1 / 15].

Глаголы avoir и être в аналитических временных формах полностью десемантизированы: в сочетании с причастием прошедшего времени они образуют аналитическую конструкцию нового качества, отличную от свободного сочетания глагола avoir со словом, обозначающим предмет обладания: j’ai un livre и j’ai lu – конструкции разного типа. Форма j’ai в сочетании j’ai un livre выражает настоящее, неразложимая форма j’ai lu имеет качественно иное значение. Однако, не все исследователи признают десемантизацию служебного элемента. Так, Ю.С. Мартемьянов считает, что глагол avoir и в сложных формах сохраняет свое значение обладания.

Автор рассматривает форму j’ai lu в качестве свободного словосочетания, в котором причастие выступает в роль прямого дополнения. Совокупным значением конструкции является «нечто вроде «обладания» в широком смысле «истекшим», разряженным действием» [15 / 18] j’ai lu – имею прочитанное. «Как бы ни было абстрактно при этом значение глагола avoir, оно остается тем же самым лексическим значением, что и в случаях с объектом - именем» [15 / 20]. Наличие этого значения автор аргументирует тем, что с avoir не употребляются глаголы, «которые по своей семантике немыслимы как объект обладания: naître, mourir, devenir» [15 / 20]. Данная аргументация, однако, представляется уязвимой: ряд глаголов, спрягающихся с avoir (passer, être и др.), также немыслимы в качестве объекта обладания. Более того, если бы глагол avoir сохранял лексическое значение обладания в форме j’ai lu, то во французском языке встречались бы конструкции типа «j’ai lu et un livre» или «j’ai un livre et écrit», то есть можно было бы употребить причастие прошедшего времени и имени в качестве объектов обладания глагола avoir. Употребление же двух и более причастий при одном глаголе допустимо [22 / 81]: … j’ai dîné de bon appétit l’avion, redemande du champagne à l’hôtesse et bu toute seule à ma santé. (Ph. Hériat).

Сложная форма глагола avoir образована с помощью его самого (j’ai eu), что свидетельствует о полной десемантизации глагола avoir.

Аналитическая временная конструкция avoir (être) + причастие прошедшего времени возможна с любым глаголом, то есть имеет место охват всего класса глаголов.

Грамматическое единство временной аналитической конструкции совершенно очевидно: в синтаксические связи с каким - либо отдельным компонентом данной аналитической формы не вступает не один из членов предложения, даже если он занимает место между вспомогательным глаголом и причастием. Например:

– Et puis j’ai sauté, dit - il, j’ai mal sauté.

– J’ai autrefois vécu des aventures…

(A. de Saint - Exupéry).

Члены предложения mal, autrefois относятся ко всей конструкции, а не к одному из ее элементов.

Временные сложные формы включены в систему соотносительных форм любого глагола в качестве элементов парадигматического ряда, то есть входят в парадигму синтетических форм. Удивительно строгая симметричность простых и сложных форм французского глагола (да и не только французского) неоднократно подчеркивалась многими исследователями. Например, Л.И. Илия, со ссылкой на труды J. Perrot, A. Burger, R. L. Wagner et J. Pinchon пишет о том, что сложные формы образуют систему, строго параллельную по своей структуре системе простых форм:

il parle – il parlait – il parla – il parlera – il parlerait / il a parlé – il avait parlé – il eut parlé – il aura parlé – il aurait parlé, и эта симметрия форм позволяет думать, что ей соответствует в плане содержания оппозиция, определяемая как противопоставление завершенности действия его незавершенности [14 / 66].

Главная идея заключается в следующем: каждой простой форме соответствует сложная форма, имеющая вспомогательный глагол в одной из простых форм.

Сложные формы во французском языке образуются с помощью глаголов avoir и être. Исследователи обычно отмечают, что вспомогательный глагол avoir употребляется с прямопереходными глаголами, être – с непереходными.

О. Соважо замечает, что на практике дело обстоит не так просто. Непереходные глаголы, которые обозначают движение или перемещение, спрягаются также с глаголом avoir: Il a dormi. Ils ont bien vécu. В то же самое время говорят: Il est mort. Il est né.

Рядглаголов (échapper, passer, monter, paraître идр.) употребляютсяилис avoir илис être: Il est monté vite. Il a monté vite. Ce livre a paru l’année derniére. Ce livre est paru depuis un an [57 / 138].

В связи с этим в ряде работ делается попытка установить смысловое различие между структурами с être и avoir [40 / 25 - 58]. С глаголом être в конструкции выражается изменение состояния, с глаголом avoir – само действие:

Ils sont montés jusqu’au sommet.

Ils ont monté pendant une heure.

О. Соважо подчеркивает, что говорящие пренебрегают этим различием, употребляя для передачи одного и того же значения оба глагола: Ce livre a paru l’an derniér. Ce livre est paru l’an derniér [57 / 138]. На факт смешения в употреблении вспомогательных глаголов avoir и être в сложной временной форме обращают внимание многие грамматисты [57 / 138 - 140; 40 / 19 - 62], что служит свидетельством полной десемантизации вспомогательных глаголов.

Детальный анализ функции вспомогательных глаголов avoir и être можно найти во многих работах [40 / 19 - 62; 41 / 8 - 71]. Если avoir в сочетании с причастием прошедшего времени (participe passé) всегда выступает как сложная временная форма, то конструкция être + participe passé ставит перед исследователями проблему разграничения омонимичных форм. Данная конструкция выступает в трех различных грамматических функциях: именно сказуемого, пассивной формы, временной аналитической формы. Некоторые исследователи выделяют 4 типа конструкций être + participe passé: сложная временная форма, пассивная форма, полупредикативная конструкция, предикативная конструкция [26].

К полупредикативным относятся конструкции, в которых participe passé не адъективизируется: il est sorti = il est absent.

Пассивная форма имеет четкое отличие от временной сложной формы: в пассивной форме употребляются только прямопереходные глаголы.

Многие исследователи подчеркивают тот факт, что не все глаголы, отвечающие признаку переходности, могут быть использованы в пассивной конструкции. Препятствием этому может быть, например, лексическое значение существительного в функции субъекта и объекта, так, пассивная форма практически исключается, если в качестве субъекта используется местоимение первого или второго лица (Сравним:

Elle a baissé la tête → La tête est baissé par elle.

J’ai pris une tasse de café → Une tasse de café est pris par moi).

Существуют и другие ограничения [57 / 130 - 136; 60 / 106 - 107].

Строгой границы между переходными и непереходными глаголами не существует.

Исследования грамматистов свидетельствуют о том, что переходные и непереходные глаголы – это не лексические подклассы глагола, а подклассы дистрибутивные и функциональные [14 / 80]. Любой глагол, используемый в переходном значении, может употребляться в пассивной форме:

Il a descendu ses valises dans la rue → Ses valises ont été descendues dans la rue.

Ж. Дюбуа считает непереходные глаголы пассивными как в сложной, так и в простой форме [42 / 88]. Например, непереходный глагол entrer рассматриваемый автором как омоним активного и переходного глагола entrer, является пассивным уже в простой форме, потому что он никогда не может сопровождаться прямым дополнением, не изменяя своего значения. В сложной форме глагол всегда остается пассивным. Конструкция «Il est entré dans la piéce» с его точки зрения – пассивная конструкция, в которой выражена завершенность действия.

Не представляется возможным согласиться с Ж. Дюбуа в том, что конструкции il est fué и il est entré идентичны. Между ними имеется существенное различие: форма с непереходным глаголом entrer может быть заменена синтетической временной формой без изменения структуры предложения:

Il sera rentré avant trois heures.

Il rentre avant trois heures.

Il rentrera avant trois heures.

Это свидетельствует о том, что данная конструкция является активной.

Валентность глаголов, спрягающихся с être, в значительной степени отличается от валентности транзитивных глаголов, образующих с être пассивную конструкцию. Непереходные глаголы (entrer, partir, naître, arriver, mourir и т.д.), спрягающиеся с être, могут образовывать безличную конструкцию, в которой следующее за глаголом существительное выполняет функцию прямого дополнения:

Il est revenu cette semaine une mission sur trois .

(A. de Saint - Exupéry).

В роли прямого дополнения может быть и местоимение:

Pourvu qu ’il en meure un comme ça toutes les semaines. (M. Druon).

Трансформацияпредложения Il est revenu une mission → Une mission est revenue → Une mission revint свидетельствуетотом, чтоэтаконструкцияотличнаотпассивной. Безличная форма безличной конструкции не может быть заменена синтетической формой. С целью сохранения смысла возможна замена только активной формой:

Il est dit que tout ira mal dans cette affaire → On dit que tout ira mal dans cette affaire.

(ПримерзаимствованЛ.П. Пицковойиз Grammaire Larousse du XXe siècle).

Il fut tué On le tua .

Временное значение в форме il est revenu, il est sorti и т.п. определяется самой формой, в пассивной же форме – лексическим содержанием глагола. Еще Л. Мегре, тонкий грамматист XVI века, обращал внимание на этот факт, сравнивая два предложения:

L’homme est tué (on a tué l’homme).

La France est mal gouvernée (On gouverne mal la France).

Об этом свидетельствует также сочетаемость сложной временной формы с датирующими наречиями:

Il est parti hier (avant – hier) инесочетаемостьснимипассивнойформы: Il est tué hier (avant – hier).

Отличительным признаком пассивной конструкции является возможность замены participe passé местоимением: Il est poursuivi → Il l’est. Participe passé сложной временной формы не может быть заменен местоимением.

Il est parti hier → Il l’est hier.

Таким образом, конструкции прямопереходных глаголов и непереходных глаголов с être отличны по своей грамматической природе: непереходные глаголы, спрягающиеся с être, входят в парадигму временных аналитических форм, образуя с простыми формами грамматическую оппозицию, тогда как переходные глаголы образуют пассивную форму. Грамматическое отличие обусловливает различие в дистрибуции данных форм в тексте.

Труднее поддается дифференциации временная аналитическая форма и именное сказуемое), есть предикативная и полупредикативная конструкции), состоящие из вспомогательного глагола être и причастия прошедшего времени непереходного глагола. Так, Il est mort можетозначать Il a fini de vivre и Il n’estpas vivant.

Глагол sortir с être может интерпретироваться по - разному в следующих примерах:

– Et que dira papa? demanda Fortunato en ricanant, que dira - t - il s’il sait qu’on est entré dans sa maison pendant qu’il était sorti ? (P. Mérimée).

– Je vous avoue que cela m’était sorti de la tête. (G. Simenon).

Впервомслучае était sorti = était absent,

вовтором – était sorti ≠ était absent.

О том, что непереходные глаголы могут употребляться в качестве именной части сказуемого, свидетельствует факт использования их с другими связочными глаголами:

Non, je suis resté parti du 3 au 26. (I. Pohl)

Le poéte se sentait arrivé au bord de l’exclusion éternelle. (M. Druon).

Saint - Ihierri la suivit et, tout le temps qu’ils restérent partis , l’amiral ne cessa pas de fixer la porte avec des jeux furieux, en arrachant les poils de sa couverture de fourrure. (M. Druon).

Итак, к временной аналитической форме относятся следующие группы глаголов, спрягающиеся с avoir или être:

1) Глаголыпереходные (il a lu une lettre);

2) Непереходныеглаголы (il a dormi, il est sorti);

3) Местоименнаяформаглаголов (il s’est évanoui, ils se sont regardés).

§2. Грамматическая категория, представленная противопоставлением сложных форм простым, рассматривается по - разному, а именно: как категория вида (aspect [14; 49; 51; 54; 35]), временной отнесенности (temporaineté [41], stage [55], phase [46], перфектность [23]).

Маркированной формой единодушно признается сложная форма. Поэтому в первую очередь определяется значение сложных форм. Значение простых форм выводится реляционно, то есть относительно значения сложных форм.

Сложные формы характеризуются двумя значениями: завершенностью (законченностью) и предшествованием. Дискуссионным является вопрос, какое из двух значений следует считать основным, то есть не обусловленным контекстом, и какие языковые условия определяют инвариантное значение сложных форм. А. Клюм пишет: «…Вполне законно утверждать, что главным значением и первостепенной функцией синтагмы ai fait является видовое значение завершенности действия, а отношение предшествования вытекает из него, так как завершение процесса предполагает и развертывание его в прошлом. С другой стороны, совершенно очевидно и обратное, можно сказать, что все, что предшествует моей деятельности, то есть moi - ici - mainfenant закончено, завершено. Здесь важно понять, что все сложные формы выражают в одно и то же время и законченность, и предшествование, вероятно можно сказать, что в одних случаях на первый план выступает значение завершенности, в других – предшествования. Если нельзя отделить эти два значения, соединенные в одной форме, быть может полезно выявить языковые условия, в которых превалирует каждое из этих значений» [49 / 124].

В работах некоторых исследователей делается попытка выявить контекстуальные условия, в которых сложные формы выступают со значением предшествования и завершенности. На основании языковой обусловленности и необусловленности каждого из значений делается предположение об основном значении сложных форм.

Э. Бенвенист, например, доминирующим значением сложных временных форм считает значение завершенности на том основании, что сложные формы с этим значением синтаксически свободны: они обозначают завершенность действия в независимом предложении. Сложные формы представляют действие как завершенное по отношению к какому - либо моменту времени. Завершенность процесса, локализованная во времени, создает актуальную ситуацию. Значение же предшествования проявляется только в соотнесенности с простыми глагольными формами одного и того же временного плана [35 / 69 - 77].

Ж. Дамурет и Эд. Пишон проводят анализ значения сложных временных форм главным образом на основании их функционирования в сложных предложениях с придаточными времени. Доминантным значением сложных форм считается значение предшествования [41 / 258 - 326].

Данная точка зрения разделяется многими грамматистами. Например, Х. Стен подчеркивает, что сложные формы создают ситуацию d’avoir fait к моменту, о котором идет речь [59 / 184].

Определенный теоретический интерес представляет аргументация в пользу значения предшествования, предложенная М. Краваром [50 / 962 - 969]. Очень эффективным способом проверки дифференциации видовых значений форм он считает сложные предложения с союзом quand. Этот союз является нейтральным в плане относительного времени и тем самым способствует выявлению видовых свойств глагольных форм. М. Кравар обращает внимание на два очень важных различия. Первое, которым часто пренебрегают – это различие между видом и относительным временем. Оба эти значения в контексте взаимосвязаны. Второе различие – это различие между грамматическим видом и способом действия. Способ действия представляет, с точки зрения исследователя, ни что иное, как лексическое содержание глагола. М. Кравар подчеркивает, что относительное время и способ действия принимаются часто за вид. Существует два понимания видового значения завершенности (законченности) действия:

1) действие, исчерпанное до конца;

2) действие, прекращенное, прерванное до какого - либо момента.

Характерно, что исследователи, рассматривающие завершенность процесса как полную исчерпанность действия, отказывают сложным формам в значении грамматического вида. Подчеркивается, что одна и та же форма может обозначать действие в его развитии (il a cherché) и в его завершенности (il a trouvé) [50 / 962; 48 / 161].

Исследователи, для которых понятие завершенности охватывает не только исчерпанность действия, но и его прекращение, считают, что сложным формам свойственно видовое значение завершенности, законченности действия.

П. Имбс считает, что французский глагол характеризуется видовременной сверхкатегорией. Вид и время внутри этой категории находятся в состоянии равновесия: если видовое значение возрастает, временное падает, и наоборот. Однако, вид, являясь качеством, всегда присущим глаголу, и будучи тесно связанным со временем, не смешивается с последним. Видовые отношения выражаются двумя оппозициями: сложные формы / простые формы (завершенность / незавершенность) и imparfait / passé simple (длительность / точечность). В каждую из оппозиций П. Имбс вкладывает различные видовые значения. Сравнивая три формы – passé simple, passé composé, imparfait, – он отмечает, что каждая из них характеризуется специфическим значением: imparfait обозначает действие в его протекании, то есть представляет глагольный процесс как имперфективный, passé simple обозначает перфектно - точечный вид (l’aspect perfectif – ponctuel), passé composé представляет действие в его завершенности. Passé composé, выражая полностью истекшее действие, является для говорящего настоящим. Значение завершенности passé composé (как и всякой другой сложной формы) заключено в причастии прошедшего времени. По мнению автора, французские глагольные формы, за исключением imparfait, являются нейтральными в видовом отношении. Анализируя, например, предложение Quand le soleil se léve (s’est levé), nous allons au travail он замечает, что формы se léve и s’est levé выражают только временные отношения. Глагол se leve в présent является нейтральным в отношении вида: при употреблении формы se léve в приведенном предложении неясно, когда идут на работу, во время восхода солнца или тотчас после. Употребление passé composé снимает эту двузначность, так как passé composé обозначает предшествование.

Другим аргументом, выдвигаемым М. Краваром в пользу значения предшествования, является тот факт, что сложные формы могут обозначать как полную исчерпанность действия (j’ai trouvé), так и действие в его протекании (j’ai cherché).

М. Кравар замечает, что в языках, имеющих грамматическую категорию вида (греческий, русский языки), подобной двусмысленности в аналогичном контексте не существует. Грамматические явления не должны смешиваться с лексическими факторами. Призаменеглагола se lever глаголом briller présent становитьсяоднозначным: Quand le soleil brille, nous allons au travail (= pendant que le soleil brille…). Характер длительности глагола briller помогает избежать ему видовой двусмысленности.

Представляется, что дискуссия о грамматическом значении сложных форм вызвана не только их способностью обозначать предшествование и завершенность, но и отсутствием единого определения понятий предшествования и завершенности.

Нередко грамматисты оперируют указанными понятиями, не определяя и не уточняя ни одно из них. О понимании предшествования и завершенности приходится судить лишь на основании проведенного исследователем анализа конкретного языкового материала.

Завершенность понимается как ситуация, образуемая в результате полной законченности процесса, выраженного глаголом. Уточняя это определение завершенности, автор дает следующие объяснения:

- Слово «ситуация» предпочтительнее, чем «состояние», так как понятие «состояние» заключает в себе оттенок длительности, исключающий значение завершенности.

- Ситуация связана с завершенностью глагольного процесса отношением следствия и причины. Без завершенности процесса ситуации не существовало бы. Прошедшее процесса полностью истекшего включается в ситуацию. Но это прошедшее видится не в развертывании, а ретроспективно, начиная с момента (точки) законченности.

- Точка завершенности процесса расположена на выходе из процесса. Временные определения обеспечиваются смыслом и временем вспомогательного глагола.

Подчеркивая сложную роль вспомогательного глагола П. Имбс отмечает, что вспомогательный глагол обозначает временное пространство, в котором располагается точка завершения процесса, то есть прошедшее, будущее, настоящее. Поскольку вспомогательный глагол употреблен в простой форме и так как простые времена могут также обозначать вид, вспомогательный глагол выражает внутри завершенности, вида более обширного, видовые значения менее широкие, каковыми являются длительность, итеративность, имперфективность или перфективность.

Из данного анализа явствует, что завершенность может предполагать и не предполагать полную исчерпанность действия. Полная исчерпанность действия, согласно П. Имбсу, выражается и лексическими средствами: battre / abattre.

Понятие предшествования имеет также две интерпретации.

В подавляющем большинстве случаев предшествование характеризуется как действие, совершаемое ранее другого действия. Если основным значением сложных форм признается завершенность, то появление значения предшествования фиксируется в тех случаях, когда сложная форма употреблена в корреляции с простой. Предшествование вытекает непосредственно из завершенности. Завершенный процесс неизбежно является предшествующим. Только в случае корреляции с простыми формами завершенность затушевывается и на первый план выступает предшествование. Некоторые исследователи отмечают, что между предшествующим действием и действием, по отношению к которому выражено предшествование, имеется интервал. Подчеркивается, что предшествование не отражает хронологические отношения объективной действительности, а создает отношения чисто внутрилингвистические.

Другое понимание значения предшествования совпадает с одним из определений значения завершенности. Предшествование характеризуется как осуществление (прекращение) процесса до какого - либо момента, момента, о котором идет речь, который имеется в виду. Сущность данного понимания предшествования наиболее полно была раскрыта А.И. Смирницким на материале английских перфектных форм [29 / 274 - 315]. Видовое значение завершенности, в отличие от значения перфектности, предполагает полную исчерпанность действия. В анализе перфектных форм английского глагола (to have + past participle), проведенном А.И. Смирницким, и анализе сложных форм французского глагола (avoir, être + participe passé), предложенном П. Имбсом, много общих моментов [22 / 92]:

1) оба автора отводят особую роль причастию прошедшего времени в формировании значения сложных форм;

2) выделяется момент (точка), по отношению к которому выражается завершенность процесса (П. Имбс.), предшествование (перфектность) (А.И. Смирницкий);

3) отмечается аналогичная роль вспомогательных глаголов (указание на будущее, настоящее, прошедшее время);

4) оба автора уделяют внимание ситуации, в которой происходит прекращение (осуществление) процесса до момента, который имеется в виду.

Однако выводы о сущности значения сложных форм оказываются различными. Для П. Имбса – это видовое значение завершенности. Для А.И. Смирницкого – это значение, отличное от вида и от времени, которое он называет перфектностью (или предшествованием). Расхождение в трактовке сложных форм можно было бы объяснить тем, что речь идет о разных языках. Однако существующие исследования сложных форм французских и английских глаголов свидетельствуют об общности дискутируемых проблем и общности предлагаемых решений [22 / 93]. Очень многие исследователи значение сложных перфектных форм английского глагола считают также видовым значением завершенности действия. Представляется, что вопрос о сущности перфектных английских форм правильно решен А.И. Смирницким и его последователями.

Что касается вопроса французских сложных форм, то он продолжает оставаться дискуссионным.

Грамматисты, занимающиеся изучением сложных временных форм французского языка, кроме значений предшествования и завершенности отмечают еще одну их характерную особенность. Эта отличительная черта сложных форм выделяется, как правило, при анализе формы passé composé, иногда при анализе plus - que - parfait.

Почти нет ни одного грамматиста и ни одной практической грамматике, которые не указывали бы, что отличительной чертой passé composé является обозначение прошедшего, связанного с настоящим. Эта способность passé composé выражать связь с настоящим объясняется присутствием в passé composé формы настоящего времени вспомогательного глагола.

Особое внимание уделяется тем случаям, когда passé composé обозначает предшествование - одновременность, то есть состояние в настоящем, вытекающее как результат прошедшего действия. Случаи данного использования passé composé довольно многочисленны. Так, например, значение предшествования - одновременности появляется в passé composé, когда оно сопровождается наречиями, подчеркивающими значение состояния:

Vous avez compris maintenant ? = Vous comprenez maintenant ?

Passé composé выражает настоящее, как только вводится предлог depuis:

Je n’ai pas touché un piano depuis six mois =

Je ne touche pas un piano depuis six mois.

Такиенаречия, как toujours, souvent, jamais, rarement, de tous temps способствуюттому, что passé composé имеетзначениевневременногонастоящего:

Il est toujours sorti à cette heure = Il sort toujours à cette heure.

Это характерно особенно для пословиц и поговорок:

Jamais grand nez n’a déparé beau visage.

Les hommes ont toujours vécu en société.

Значение предшествования - следования свойственно глаголу faire в passé composé, когда он сопровождается наречиями tôt или vite с инфинитивом.

Случаи, когда passé composé обозначает предшествование - следование, довольно многочисленны. Некоторые исследователи рассматривают значение предшествования - следования как вторичную функцию passé composé, считая первичной его функцией значение предшествования. Н. Васильева и Л. Пицкова считают более правильным рассматривать выражаемую формой passé composé связь с последующим действием как одну из отличительных черт сложных форм вообще, наряду с предшествованием [60 / 86 - 100].

Выражение временной отнесенности, заключающееся в обозначении предшествующего действия какому - либо временному моменту и связи с этим моментом, характерно не только для французского языка. Развивая мысли А.И. Смирницкого о категории временной отнесенности, Д.А. Штелинг, например, подчеркивает две черты перфектных форм английского глагола: предшествование какому - либо моменту; связь с последующим моментом, с последующей коммуникацией [34 / 8 - 9].

В речи на первый план может выступать то одна, то другая черта.

§3. В противопоставлении простых и сложных времен нередко видят категорию завершенности / незавершенности. Однако, положение здесь более сложно. Некоторые сложные времена (passé antérieur, future antérieur), действительно, всегда обозначают не только предшествующее во времени, но и завершенное действие.

Что касается наиболее распространенных сложных форм passé composé и plus - que - parfait, то у них превалирует значение предшествования, часто сопровождаемое значением завершенности.

Le plus - que - parfait:

a) В независимом, сложном и сочиненном предложениях, как в главной, так и в придаточной части, русским эквивалентом plus - que - parfait служит прошедшее время глагола совершенного вида. Например:

Contrairement à ses prévisions, il avait tenu le coup [p. 50]. Вопреки своему собственному предсказанию он прижился в доме [стр. 55].
– A tout hasard, j’avais emporte quelque boîtes, et notamment mes précieux cotypes [p. 125]. – На всякий случай я захватил с собой несколько ящиков и, в частности, мои драгоценные экземпляры еще неописанных насекомых [стр. 131].
«Mais en rapport avec un autre verbe à la forme simple, il (= le plus - que - parfait) est apte à traduire un rapport chronologique d’antériorite» [43 / 359]. В этом случае отношения предшествования в русском языке уточняется наречиями. Например: «раньше», «прежде», «до этого» и т.п. Например:
Car, dans la nuit, elle avait changé d’avis [p. 116]. За ночь она переменила решение [стр. 122].
Quand je me suis réveillé, Marie était partie [p.38; A. Camus]. Когда я проснулся, Мари уже ушла [стр. 48].

b) Эквивалентом plus - que - parfait в придаточной части условного предложения служит в русском языке сослагательное или повелительное наклонение с условным значением.

J’ai souvent pense alors que si l’on m’avait fait vivre dans un tronc d’arbre sec, sans autre occupation que de regarder la fleur du ciel au - dessus de ma tête, je m’y serais peu à peu habitué [p. 73; A. Camus]. И часто думал: если бы меня заставили жить в стволе высохшего дерева и совсем ничего нельзя было бы делать, только смотреть, как цветет небо над головой, я бы понемногу и к этому привык [стр. 81; Н. Галь].

c) При согласовании времен он (= le plus - que - parfait) передается на русский язык чаще всего совершенным видом, что является естественным для выражения предшествующего действия.

J’ai pourtant annoncé à Frédie que je lui avais pris son pucelage [p. 143]. Однако я сообщил Фреди, что лишил ее невинности [стр. 150].

Разумеется, действие, закончившееся во времени, ранее другого, обычно оказывается и завершенным в плане достижения своей цели, так что значение завершенности часто сопровождает значение предшествования. Однако оно не вытесняет его полностью, и нередки случаи, когда формы глагола обозначают предшествование независимо от завершенности. В этом случае они соответствуют несовершенному виду русского языка:

Il a repris le livre qu’il avait lu l’année dernière. Он снова взял книгу, которую читал в прошлом году [40 / 150].
d) J’étais entièrement de son avis, mais il ne me venait pas à l’idée qu’il ait pu l’émettre sincérement. Je n’y voyais qu’un piége pour me soutirer des plaintes, qui, le soir, à l’examen de conscience, me seraient véhémentement reprochées. Cropette nous avait déjà joué le tour [p. 58]. Я всецело разделял его мнение, но мне и в голову не приходило, что он говорит искренне. Я считал, что он хочет заманить меня в ловушку, вызвать у меня жалобы, за которые мне жестоко достанется вечером на публичном покаянии. Кропетт не раз подкладывал нам такую свинью [стр. 64].

То есть в соотношении с imparfait, обозначающее длительное или повторяющееся действие (состояние), plus - que - parfait может соответствовать в русском языке прошедшее время несовершенного или совершенного вида.

J’avais fait ceci et je n’avais pas fait cela [p. 100; A. Camus]. Делал то и не делал этого [стр. 109; Н. Галь].

Необходимо заметить, что в данном примере, учитывая грамматическую форму употребленного глагола, A. Camus подводит своего рода итог. Что же касается русского текста, то Н. Галь переводит данную фразу при помощи глаголов несовершенного вида, подчеркивая тем самым повторяемость действия и оставляя своего рода «перспективу» главному герою произведения «L’Etranger»:

«делал - не сделал – но вполне возможно, что сделает».

Le passé composé

a) Passé composé локализует действие в прошлом, как недавнем, так и отдаленном. Оно полифункционально. По определению Ф. Брюно, оно способно обозначать:

*1 точечное действие (например: le coup est parti);

*2 действие, ограниченное во времени (например: nous l’avons attendu 2 ans);

*3 действие, во времени не ограниченное (например: les hommes ont toujours vécu en société) [36 / 475; 32 / 106].

*1 J’ai bu. J’ai eu alors envie de fumer. [p. 30; A. C.] Я выпил кофе. Захотелось курить. [стр. 40; Н.Г.]
Il a baissé la tête et s’est rassis . [p. 98; A.C.] Он опустил голову и опять сел. [стр. 107; Н.Г.]
*2 Il est resté un moment assis, les avant - bras sur les genoux, la tête baissé, à regarder ses mains. [p. 97; A.C.] Некоторое время он сидел , понурясь, облокотясь на колени, и разглядывал свои руки. [стр. 106; Н.Г.]

При действии, во времени не ограниченном, в русском языке можно употребить и совершенный вид с префиксами по - ; про - (например: просидели) [10 / 150].

Nous avons attendu très longtemps, près de trois quarts d’heure, je crois. [p. 91; A.C.] Мы ждали очень долго, наверное, три четверти часа. [стр. 100; Н.Г.]
*3 J’ai suivi pour aller au parloir un long corridor, puis un escalier et pour finir un autre couloir. [p. 71; A.C.] В комнату свиданий меня вели длинным коридором, потом по лестнице и, наконец, еще одним коридором. [стр. 78; Н.Г.]
При конкретном указании на повторяемость (типа два раза и т.п.) возможны по - русски оба вида [10 / 151]:
Trois fois, j’ai refusé de recevoir l’aumônier. [p. 92; A.C.]

Уже третий раз я отказался принять тюремного священника. [стр. 101; Н.Г.]

(но можно: трижды я отказывался )

Рассматриваемое расхождение (французское точечное время – русский несовершенный вид) нередко обусловлено несобственным использованием несовершенного вида в русском языке. Например, при его употреблении в функции нейтрализации, для обозначения действия, в общем:

D’ailleurs, mon avocat m’a semblé ridicule. [p. 89; A.C.] Да и защитник казался мне смешным. [стр. 98; Н.Г.]
En me réveillant, j’ai compris pourquoi mon patron avait l’air mécontent quand je lui ai demandé mes deux jours de congé: c’est aujourd’hui samedi. [p. 37; A.C.] Проснувшись, я понял, почему у патрона был недовольный вид, когда я просил отпуск на два дня: нынче суббота. [стр. 46; Н.Г.]

Во французской фразе употребление passé composé объясняется следующим образом: на фоне длительного действия (avait l’air…) имеет место однократное действие, непродолжительное (je lue ai demandé). Что касается русского эквивалента, можно предположить, что автор руководствовался желанием показать параллельность и одновременность действия, употребляя глаголы в несовершенном виде. Таким образом, русская фраза несет смысл двух одинаково продолжительных действий.

b) В придаточной части гипотетического предложения, в главной части которого имеется futur, passé composé употребляется в значении futur antérieur и его русским эквивалентом служит будущее время совершенного вида:

«J’en suis persuadé, messieurs, a - t - il ajouté en élevant la voix, vous ne trouverez pas ma penseé trop audacieuce, si j’ai dit que …» [p. 88; A.C.] – Я убежден, господа, – продолжал прокурор, возвысив голос, – вы не сочтете мою мысль слишком дерзостной, если я скажу , что … [стр. 97]

Passé composé может употребляться и в значении «Présent d’anticipation»; транспозиции действия в будущее способствует обстоятельство времени соответствующей семантики.

В русском языке употребление прошедшего времени глагола совершенного вида в значении будущего характерно лишь для глаголов однонаправленного движения, например: «Ну, я пошел». Выбор русского эквивалента passé composé в значении ближайшего будущего определяется семантикой глагола и степенью экспрессивности высказывания. Для глагола неоднонаправленного движения эквивалентом служит будущее время. В эмоционально окрашенном предложении русским эквивалентом может быть настоящее или будущее время.

Ils n’ont pas fini de le faire, leur signal! [p. 30] – Без конца подают друг другу знаки! [стр. 35]

Le futur antérieur

Эквивалентом временного значения Futur antérieur является будущее время глагола совершенного вида. Например:

Je parlerai à ton frère, dès qu’il sera rentré. Я поговорю с твоим братом, как только он придет.

Эквивалент модального значения Futur antérieur – прошедшее время глагола совершенного вида + модальные слова, обозначающие допущение, предположение. Например:

J’aurai voulu vous faire sortir régulièrement, mais j’avais des ordres. [p. 163]. Я намеревался брать вас к себе регулярно, но мне даны были соответствующие распоряжения [стр. 172].

В русском предложении сама форма глагола, точнее даже сам глагол обозначает допущение.

Mon pouvre enfants, tu te sera un peu troublé [p. 61]. Бедный мальчик, ты опять, по - видимому, растерялся [стр.67].

Но наряду с общепринятыми правилами, на основе контекстно - ситуативного анализа, были выявлены очевидные расхождения.

В нижеследующем примере, во французском языке, действие, выраженное futur antérieur, представляется как ограниченное (= законченное) в будущем. Переводчик же дает нам нерегулярный перевод: в связи с отсутствием в русском языке показателя будущего времени, предшествующего действию в будущем, он прибегает к помощи русской фразы - клише (как, например: «всегда был и останется»).

Grand - mère, avec son chignon blanc mordu d’écaille, elle aura été pour l’inconnu dont on ne parlait point, bien qu’on priât officiellement pour elle deux fois par jour, elle aura été et restera la précédente, l’ennemie parfaite comme une légende, à qui l’on ne peut rien reprocher ni rien soustraire, même pas, et surtout pas, sa mort [p. 28]. Для той незнакомки, о которой в нашем доме никогда не говорили, но за которую молились два раза в день, наша седовласая бабушка, закалывавшая высокий шиньон черепаховым гребнем, всегда была и останется предшественницей, заклятым врагом, легендарным существом, которого нельзя ни в чем упрекнуть, у которого ничего нельзя отнять, и главное – его кончины [стр. 32 - 33].

Le pass é antérieur

Эквивалентом Passé antrérieur в независимом предложении является в русском языке прошедшее время совершенного вида.

В придаточной части сложного предложения ему может, кроме того, соответствовать деепричастие совершенного вида; при наличии в русском языке существительного того же корня, что и глагол - лексичекский эквивалент французского глагола в Passé antrérieur, возможна морфологическая замена. В этом случае могут использоваться и наречия, уточняющие время действия.

Сравним:

Des que grand - mère eut le dos tourné , il se hâta de me le faire savoir. [p. 124] Как только бабушка вышла из будуара, он поспешил сообщить мне об этом. [стр. 130]

Заключение

Вопрос грамматического вида является одним из сложных и спорных в грамматике французского языка. Анализ противопоставления imparfait / passé simple и простых / сложных временных форм, рассматриваемых многими исследователями в качестве видов коррелирующих пар, показал, что инвариантное (структурное) значение временных форм выявляется из взаимодействия грамматического значения морфологических временных форм с группой аспектуально значимых слов (наречий и их эквивалентов, предлогов на уровне простого предложения, союзов на уровне сложного предложения), которые, по - разному относясь к грамматической семантике глагольных форм, вскрывают грамматическую сущность последних.

Анализ литературы показал, что в плане грамматического вида больше всего спора вызывает imparfait и passé simple. Ряд авторов склонны считать грамматической категорией вида противопоставление именно этих форм. [41; 51; 61; 62; 42; 22]

Другие исследователи считают, что различие между imparfait и passé simple лежит в модально - временном или чисто временном плане. [41; 14; 13; 11; 15; 47]

Поэтому, суждение о том, что в качестве грамматической категории вида может рассматриваться только противопоставление форм imparfait / passé simple, не может являться истинным на сто процентов. Ряд громких высказываний и доказательств не дает нам право перечеркнуть труды других грамматистов, не поддерживающих эту точку зрения.

Итак, на основе изученных теорий, а также сопоставительного анализа грамматических структур французского и русского языков мы можем сделать ряд выводов, присоединяясь при этом к грамматистам, рассматривающим оппозицию imparfait / passé simple как временную категорию.

На мой взгляд, вывод о том, что сущность грамматической категории вида заключается в различном представлении действия: imparfait представляет действие в его процессности, делимости; passé simple - целостности, неделимости, не может быть признан абсолютно верным по ряду причин:

1) в отличие от русского совершенного вида passé simple может обозначать и членимую целостность, то есть процесс, состоящий из ряда аналогичных процессов. Поэтому он употребителен при обозначении повторного действия;

2) действие, обозначающее французским точечным временем, не обязательно является законченным по своему внутреннему характеру; решающим фактором его употребления является завершенность временного предела, в течение которого протекает действие. Поэтому passé simple может соответствовать русскому несовершенному виду. Например, при наречиях типа toujours, souvent или при наречии, обозначающем предел действия (где совершенный вид возможен лишь при переводе глагола в ограничительный способ действия с приставками по - ; про - ).

Таким образом, напрашивается вывод, что целостность действия, изображаемая французским точечным временем, касается не только внутренней завершенности процесса, достижения им предела, сколько внешних условий его протекания, его ограниченности во времени. Значение временных рамок действия (начала, конца или начала и конца одновременно), в них представлено всегда. Значение временных рамок действия - не во всех случаях. Это и дает основание сделать вывод, что в оппозиции imparfait / passé simple можно видеть преимущественно временную категорию.

Что касается грамматической категории, выраженной противопоставлением сложных временных форм простым, то она, на мой взгляд, вопреки мнению очень многих исследователей, не может рассматриваться в качестве грамматической категории вида.

В сложных временных формах выделяются два значения: предшествование и завершенность действия. Спорным является вопрос, какое из этих значений следует признать первичным. Дискуссионный характер проблемы об основном значении временных сложных форм усугубляется тем, что понятие завершенности и предшествования трактуются по - разному. В значение завершенности включается часто и значение полной исчерпанности действия, и прекращенности действия до какого - либо момента. Понятие предшествования выражается значением действия, совершаемого ранее другого действия, и значением осуществления (прекращения) процесса до какого - либо момента. Изучение аспектологических проблем французского глагола потребовало уточнения понятия завершенности, предельности действия. Видовая семантика завершенности подразумевает полную исчерпанность действия, при которой действие доведено до такого предела, по достижении которого оно должно, исчерпав себя, прекратиться.

Характеристика сложных временных форм как форм, выражающих завершенность действия, не может быть признана верной по ряду причин:

1) значение полной исчерпанности действия не охватывает всех случаев использования сложных временных форм, одна и та же сложная временная форма может указывать на полную исчерпанность действия (j`aitrouvé) и на действие в его протекании (j`aicherché); сложные временные формы passé composé и plus - que - parfait в сочетании с наречиями toujours (jamais), maintenant, souvent, rarement и др., предлога depuis и в других случаях выражают предшествование - одновременность; 2) полную исчерпанность действия могут выражать и простые временные формы.

Аргументами в пользу наличия сложных временных формах значения предшествования, какому - либо моменту и связь с ним могут служить следующие факторы:

1) неупотребление сложных глагольных форм для выражения действия последующего, за каким - либо моментом, например, в конструкциях с предлогом afinde, pour и союзами afinque, pourque при обозначении цели, служащей для выражения желаемого действия, а значит действия последующего;

2) употребление после предлога après и союза aprèsque, указывающих на предшествование, исключительно сложных форм;

3) использование сложных форм в конструкциях с предлогом avantde и союзом avantque при наличии отрицательной формы глагола в простом предложении и в главном предложении сложноподчиненного предложения, где происходит логическое переосмысление временных отношений.

4) отсутствие видовой двусмысленности, обусловленной семантикой глагола, в сложных формах (благодаря значению предшествования) в конструкциях, вводимых предлогом sans, союзами sansque, quand, lorsque, являющимися нейтральными в плане выражения относительного времени (простая форма в подобных конструкциях допускает видовую двусмысленность);

5) наличие значение перфектности в наиболее употребительных сложных формах passé composé и plus - que - parfait, выявляемого на уровне текста.

Итак, можно высказать мнение, что оппозиция простых и сложных временных форм представляет собой грамматическую категорию временной соотнесенности, в которой простые формы обозначают простую отнесенность действия к какому - либо моменту, сложные формы выражают осложненную временную соотнесенность: предшествование действия какому - либо моменту и его связь с этим моментом.

список литературы

1. Басманова А.Г. именные грамматические категории в современном французском языке. М., 1970.

2. Березин Ф.М., Головин Б.Н. Общее языкознание. М., 1979.

3. Бертагаев Т.А. Сочетание слов и аналитическая конструкция. - Аналитическая конструкция в языках различных типов. М. - Л., 1965.

4. Богомолова О.И. Современный французский язык. М., 1948.

5. Богомолова Э.И. Средства выражения длительности / недлительности в современном французском языке (К вопросу о способах действия). АКД. М., 1971.

6. Бондарко А.В., Буланин Л.Л. Русский глагол. Л., 1967.

7. Виноградов В.В. Русский язык. М., 1972.

8. Вопросы грамматического вида. / под ред. Маслова Ю.С. М., 1962.

9. Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Морфология. М.: Высшая школа, 1979.

10. Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков.: просвещение, 1989.

11. Гольденберг Т.Я. Взаимодействие лексических и грамматических значений на материале временных форм французского глагола. - Сб.: Лингвистика и методика в высшей школе. М., 1970.

12. гухман М.М. Глагольные аналитические конструкции как особый тип сочетаний частичного и полного слова. - В кн.: Вопросы грамматического строя. М., 1955.

13. Илия Л.И. Грамматика французского языка. М., 1964.

14. Илия Л.И. Очерки по грамматике современного французского языка. М., 1970.

15. Мартемьянов Ю.С. Формы простых времен изъявительного наклонения в современном французском языке. АКД. М., 1958.

16. Маслов Ю.С. глагольный вид в современном болгарском литературном языке (значение и употребление). - Вопросы грамматики болгарского литературного языка. М., 1959.

17. Маслов Ю.С. Роль так называемой перфективации в процессе возникновения славянского глагольного вида. Докл. 5 международного съезда славистов. М., 1958.

18. Маслов Ю.С. Система основных понятий и терминов славянской аспектологии. - Вопросы общего языкознания. М., 1965.

19. Мельников Г.П. Системная лингвистика и ее отношение к структурной. - Проблемы языкознания. М., 1967.

20. Панин Э.Н. , Сапожникова О.С. (В.Г. Гак, Б.Б. Григорьев). Теория и практика перевода (французский язык). М., 1997. - Ж. Филологические науки, 1998, № 3 - С. 106.

21. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956.

22. Пицкова Л.П. грамматическая категория вида в современном французском языке. М.: Высшая школа, 1982.

23. Пицкова Л.П. Значение временных форм сослагательного наклонения в современном французском языке. - Уч. Зап. МОПИ им. Н.К. Крупской. Т. 24, вып. 3, 1958.

24. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. Т. 4. М. - Л., 1942.

25. Разсмусен Л.П. О глагольных временах и об отношениях их к видам в русском, немецком и французском языках. - Ж. Министерства Народного Просвещения. 1981. Июнь.

26. Рекош К.Х. К вопросу о функциях конструкции être + participepassé. АКД. М., 1968.

27. Савойская Л.Г. Эстетическая функция французского языка. - Ж. Иностранные языки в школе, 1997, № 2 - с. 54.

28. Смирницкий А.И. Аналитические формы. - Вопр. Языкознания. 1956, № 2.

29. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М., 1959.

30. Солнцев В.М. Язык как системно - структурное образование. М., 1977.

31. Соловова Е.А. Способы действия законченности, начинательности, повторяемости в формах французского глагола (на материале французской прессы). АКД. М., 1977.

32. Халифман Э.А., Кузнецова И.Н. пособие по французскому языку. М.: Высш. Школа, 1977.

33. Шахмамов А.А. Очерки современного литературного языка. 4 - е изд. М., 1941.

34. Штелинг Д.А. Категория перфект - неперфект и грамматика текста. - Ж. Иностранные языки в школе, 1975, № 5.

35. Benveniste E! Les relations de temps dans le verbe français. - Bulletin de la société de linguistiqu de Paris. 1959, v. 54.

36. Brunot F! La penseé et la langue , p. 475.

37. Burger A. Essai d`analyse d`un système de valeurs. - Cahiers F. de Saussure, 1962, № 8.

38. Burger A. Sur le passage du du système des temrs et des aspects de l`indicatif du latin au roman commun. - Cahiers F! de Saussure, 1949, № 8.

39. Burger A. Signification et valeur du suffixe verbal français. - Cahiers F. de Saussure, 1961, № 18.

40. Clédat L. Le participe passé, le passsé composé et les deux auxiliares. - Revue de philolodie françcaise et de littérature. P., 1903, t. 18.

41. Damourette J. Et Pichon E. Des mots à la pensée. Essai de grammaire française, t. V.P., 1970.

42. Dubois J. Grammaire structurale, II. Verbe.

43. Dubois J. L`article "La traduction de l`aspect et du temps dans le code français" - Le Français Modern, 1964, № 1 - p.p. 1 - 26.

44. Dubois J. Grammaire structurale du français. Nom et prenom. P., 1965, p.p. 5 - 10.

45. Duchacek O. Sur le problème de l`aspect et du caractère de l`action en français. - le frabàais moderne, 1966. № 3.

46. Fourquet J. Deux notes sur le système verbal du français. - Langages. 1966, № 3.

47. Guillaume G. Temps et verbe. P., 1970.

48. Imbs P. L`emploi des temps verbaux en français moderne. P., 160.

49. Klum A. Verbe et adverbe. Stocholm, 1961.

50. Kravar M. Approche syntaxique en matière d`aspect verbal. Actes du X - e Congrès International des linguistes. Bucarest, II 1970..

51. Martin R. temps et aspect! P., 1971.

52. Meillet A. Linguistique historique et linguistique générale. P., 1926.

53. Moignet G. Pitié pour l`indicatif. - le français moderne, 1957, 3 - p. 162.

54. Perrot J. Réflexions sur les systèmes verbaux du Latin et du français. - Revue des langues romanes. 1956, t. LXXII.

55. Reid T.B.W. On the analyses of the tense system of French. - Revue de linguistique romane, t. XIX. 1955, 73 - 75.

56. Saussure F. de. Cours de linguistique générale. P., 1922.

57. Sauvageot A. Français écrit, français parlé. P., 1962.

58. Steinberg N.A. Grammaire française. M. - L., 1966.

59. Sten H. les temps du verbe fini (Indicatif) en français moderne. Kobenhavn, 1952.

60. Vassiliéva N.M., piskova L.P. Les catégories grammaticales du verbe français. M., 1979.

61. Wagner R - L. et Pinchon J. Grammaire du français classique et moderne. P., 2 ed. Revue et corrigée. P., 1968.

62. Wagner R - L. et Pinchol J. Grammaire du français classique et moderne. P., 1962.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ