регистрация / вход

Французские заимствования в среднеанглийский период

Министерство народного образования Московский педагогический университет Тема: «Французские заимствования в среднеанглийский период» Студентки 5-го курса

Министерство народного образования

Московский педагогический университет

Д и п л о м н а я р а б о т а

Тема:

«Французские заимствования в среднеанглийский период»

Студентки 5-го курса

лингвистического факультета английского отделения

группа 5/а2

Журавлевой Ольги

Зав. кафедрой английской филологии Декан лингвистического

профессор док. филологических наук факультета, профессор

академик Гринев С.В. Туполукова Г.И.

Научный руководитель

доцент к.ф.н.

Матвеева Е.А.

Москва 1997.

Оглавление.

стр.

Глава I.

I. Введение...............................................................................................3

II. Ассимиляция французских заимствований в английском языке......5

Глава II.

Грамматическая ассимиляция............................................................6

Глава III.

Фонетическая ассимиляция.................................................................11

Глава IV.

Лексическая ассимиляция.....................................................................23

Глава V.

Выводы...................................................................................................45

Глава I

I. Введение.

Установление в Англии власти нормандской династии сопровождалось переселением в Англию различных слоев нормандского общества. Расселившись в городах и сельских местностях, они образовали французско-нормандскую прослойку в местном английском населении.

В течение XII -XIII веков французский язык в его нормандской диалектной форме сделался государственным языком Англии. На нем говорили при дворе короля, он употреблялся в городских и церковных учреждениях, на суде и в школе, на нем говорили в домашней обстановке переселенцы-норманны.

Английский же народ и те сравнительно немногочисленные остатки англосаксонской знати, которым удалось сохраниться, продолжали пользоваться английским языком. Лишь очень небольшая группа английских феодалов приняла французский язык, без владения которым в те времена было невозможно вращаться в придворных кругах и обращаться с придворной элитой - чиновниками и высшим духовенства, пользовавшимся исключительно французским языком.

Уступая в численном отношении английскому населению, норманны-переселенцы скоро подверглись процессу ассимиляции, который значительно усилился в XIII веке вследствие отпадения от Англии Нормандии. Процесс переселения норманнов в Англию после этого постепенно прекратился, что привело к изоляции ранее переселившихся в Англию норманнов. Следствием этого является усиление процесса ассимиляции англичанами франко-нормандских переселенцев, заканчивающееся к концу XIV века.

Нормандское завоевание, ускорившее процесс феодализации Англии, способствованию в то же в то же время усиленно королевской власти.

Обострение классовой борьбы, вызванное расширением нормандских завоеваний, обусловлено создание более сложного государственного аппарата, причем все основные разделы этого аппарата - правительственные органы, церковное управление, суд и армия - перешли в руки норманнов

Англосаксонская крупная феодальная аристократия, оставшаяся в живых после жестоких расправ над нею, была лишена своих значительных владений, которые перешли в руки французской феодальной знати. Фактически все руководящие места и должности в государстве оказались распределенными между норманнами. Французский язык слышался при дворе короля в Лондоне, а также в возникшем в XIII веке английском парламенте, в суде и т.п. На французском же языке же велось преподавание в существовавших тогда школах. Таким образом, английский язык оказался лишенным своих позиций официального языка и сохранился главным образом в употребление среди широких народных масс. Оборвалась литературная тенденция, сложившаяся в Англии в предыдущие столетия и нашедшая отражение в работах короля Альфреда и его сподвижников, монахе Эльфрика, его школы и многих других деятелей.

В стране возникла двуязычная прослойка населения, преимущественно среди английских феодалов при королевском дворе, которые, владея английским языком усвоили нормандский диалект французского языка и широко им пользовались во взаимном общении.

В процессе длительного скрещивания с английским языком французский язык оказал большое влияние на словарный состав английского языка, который пополнился многочисленным количеством слов французского происхождения.

II . Ассимиляция французских заимствований в английском языке

Язык, заимствуя иноязычные слова, не оставляет их неизменными на протяжении длительного промежутка времени. Эти слова постепенно преобразуются в соответствии с его фонетическими, морфологическими и лексическими закономерностями, приводятся в соответствие с системой языка в целом, т.е. подвергается процессу усвоения, ассимиляции.

В результате этого процесса заимствования теряют свой иноязычный характер, перестают выделяться на фоне специфической для заимствовавшего языка лексики, становятся его неотъемлемой частью.

Основной словарный фонд, являясь базой для образования новых слов, лексико-семантическим центром языка, определяет в значительной мере пути развития, следовательно и закономерности усвоения заимствований. Он регулирует приток заимствованных слов и определяет их смысловое содержание, т.к. заимствуются обычно те слова и в тех значениях, которые выражают новые для данного народа понятия, не нашедшие еще своего выражения в языке. Если эти понятия приобретают жизненную важность для народа, то вхождение данных слов в словарный фонд и их сравнительно быстрая ассимиляция являются неизбежными. Если же проникшие в язык заимствованные слова передают понятия, уже нашедшие свое выражение в исконной лексике, они вступают определенные синонимические отношения со словами основного словарного фонда, и в результате процесса идеографической или стилистической дифференциации входят в основной словарный фонд, став главными или единственными выразителями этих понятий, или остаются на периферии языка на положении стилистических, зачастую малоупотребительных синонимов.

Вступив в связь с лексикой данного языка, заимствованные слова подчиняются закономерностям развития основного словарного фонда, который вместе с грамматическим строем преобразует их по внутренним законам развития языка.

Академик Виноградов указывает, что внутренние законы развития какого-нибудь языка - это прежде всего законы развития его грамматического строя и основного словарного фонда, структура которого, естественно, находится во взаимодействии со словарным составом языка, это законы развития каждого отдельного языка.

Закономерности усвоения заимствованных слов, появившихся в то или иное время в языке, закономерности вовлечения их в систему языка, их подчинение нормам языка и преобразование также относятся к действию внутренних законов развития данного языка.

Исходя из того, что заимствованные слова преобразуются по внутренним законам языка в своей грамматической структуре, звуковом облике и смысловом содержании, языкознание устанавливает три вида ассимиляции заимствований: морфологическую, фонетическую и лексическую ассимиляцию. Эти три вида ассимиляции тесно связаны между собой, однако, поскольку они имеют свои особенности, свою специфику, мы считаем целесообразным вкратце охарактеризовать каждый из них в отдельности.

Глава II

Грамматическая ассимиляция

Процесс ассимиляции французских слов в английском языке выражается прежде всего в их подчинении его грамматическому строю.

Выработанный в течение эпох грамматический строй входит в плоть и кровь языка, в том числе и его словарный фонд.

Французские заимствованные слова с самого начала их существования в английском языке подводятся под активные грамматические категории, употребляемые по правилам грамматики английского языка. Эти слова приобретают все формы словоизменения, которые свойственны данной части речи в английском языке, и образуют эти формы по образцу исконно-английских слов.

При заимствовании отбрасывались такие морфологические оформители, как французские артикли le, la, les, служащие выразителями рода и числа существительных. Мы наблюдаем постепенную утрату категории грамматического рода в заимствованных словах, что связано с общей тенденцией к исчезновению грамматического рода английских существительных. В немецком и русском языках, в отличие от английского, в заимствованных французских словах часто происходило изменение грамматического рода, что объясняется в первую очередь воздействием заимствующего язык, ср. В немецком языке die Flanke (le flans); die Sabotage (le sabotage) - по аналогии со словами немецкого языка, в основном женского рода, оканчивающимся на е; в русском языке le parti - партия, la parole - пароль.

Упрощение системы склонения английских существительных, происходившее уже в среднеанглийский период, в равной мере затронуло и заимствованные французские слова. Подавляющее большинство существительных романского происхождения относилась к господствующему в то время сильному склонению существительных мужского рода. В именительном и родительном падежах единственного числа они обычно переходят в английский язык в форме старо французского косвенного падежа и оканчиваются:

I. на согласный (Flowr, cheef, estaat, tur, kastel) и др.;

II. на долгую гласную (citee, cri, merci, vertu) либо

III.на неударное е (companie, bataile, doute, peple).

Встречаются лишь отдельные случаи употребления заимствованных существительных в форме старофранцузского именительного падежа единственного числа, т.е. с окончанием s - enemis, caas, paleis.

King Mody ... that is Hornes enimis (King Horn,43/1024, XIII).

- Король Моди - враг Горна.

В дательном падеже единственного числа заимствованные существительные, как правило, не принимают никакого окончания.

Существительные, оканчивающиеся на согласный, изредка приобретают окончание е . К концу среднеанглийского периода это окончание отпадает.

...to curt cumen (Kath., 937).

- прийти ко двору

Ut of prisune (Lag. Brute, Otto, 43/1018).

-из тюрьмы

In ture ( King Horn, 55/1312).

-в замке

Holden in prisun ( Genes. and Exod., 58/2040).

Родительный падеж единственного числа и множественное число образуются путем прибавления окончания s (es) –beornes, hostages, toures, crunes и др. Только в отдельных случаях встречается образование множественного числа при помощи окончания n (en) - chaumbren, joyen, castlen.

У многосложных существительных, оканчивающихся на t , окончание S переходит иногда вz - merchauntz, servauntz, vestimentz.

В связи с редукцией падежных окончаний в среднеанглийский период приобретение французскими существительными и прилагательными английских форм словоизменения не прослеживается с такой четкостью, как у глаголов, которые с самого начала их бытования в английском языке спрягаются по лицам и образуют простые и сложные времена по английскому образцу. Для большинства заимствований французских глаголов характерно образование претерита и причастия прошедшего времени по образцу слабых английских глаголов (например, to turn, to evoke, to control, to revenge).

Французские глаголы, корень которых оканчивался на гласную, примкнули к слабым глаголам 1-го класса, например, cryien - кричать, assayin - пытаться, obeie(n) - повиноваться. Глаголы, корень которых оканчивался на согласную, в южной части Англии спрягались сперва по образцу слабых глаголов 2-го класса, т.е. сохраняли в настоящем времени окончания ie, i и не подвергались в претерите синкопе гласного перед d, например, servi(n), -served.

После исчезновения особых форм 2-го класса как на севере, так и на юге Англии они стали образовывать претерит по образцу всех слабых глаголов.[1]

Характерной чертой многих французских прилагательных в начальный период пребывания в английском языке является сохранение ими окончания множественного числа.

Мы нередко встречаем подобные прилагательные 3в постпозитивном употреблении - letters patents, places delitables, lords spirituels; однако в ходе дальнейшего языкового развития окончания s множественного числа было ими отброшено, а постпозитивное употребление французских заимствованных прилагательных сохранилось лишь в отдельных устойчивых сочетаниях типа court martial, heir apparent, knight errant, приближающихся к сложному слову, хотя степень разложимости их компонентов весьма различна.

Производные и сложные одноязычные слова нередко выступают в заимствовавшем их языке как непроизводные. Таким образом, с заимствованными иноязычными словами с производной основой, если эти слова не связаны с лексическим материалом заимствующего языка, происходит процесс опрощения. Обычно говорят об опрощении слов родного языка, когда слова, в умах людей прежнего времени разлагавшиеся на морфологические части, в умах людей последующего времени при неизвестных условиях не разлагаются, становятся простыми. Тот же процесс мы наблюдаем и во французских заимствованиях. Французские существительные control, rendez-vous, char-a-bancs, parterre, - утратили в английском языке значение составляющих их частей, т.е. подверглись опрощению и воспринимаются как простые слова. Сравните в русском языке слова: анфас, партер, рандеву. В ряде случаев они начинают писаться слитно, происходит их фонетическая трансформация. Это произошло, например, со словом control, проникшим из французского языка в английский в форме contre-roule (из латинского contra rotula) и обозначившим заполненный писцом свиток бумаги, в который записывалась уплата долгов казначейству.

Различие между опрощением в родных словах и иноязычных заключается в том, что этот процесс в словах родного языка протекает очень медленно, тогда как заимствованные слова подвергаются ему сразу при их проникновении в язык.

В отличие от слов родного языка, в которых про опрощении спаянность составных элементов слова увеличивается, в заимствованной лексике непроизводная основа может вновь стать производной. Это происходит в том случае, если в языке появляется большая группа слов, использующая одни и те же словообразовательные аффиксы, которые с течением времени начинают выделяться в сознании говорящих. В результате морфологическая структура заимствованных слов осознается данным народом, корневые морфемы приобретают реальное значение и способность к дальнейшему словообразованию, тогда как англоязычные аффиксы используются для образования новых слов (так в английском языке появился целый ряд суффиксов и префиксов французского происхождения - ment, al, ess, ice и др.).

Тесно связан с процессом опрощения другой процесс, который заключается в переразложении морфологических составных частей слова и прослеживается в отдельных французских заимствованиях. Так во французских словах avanguard, avantage начальное а было воспринято как английский неопределенный артикль, в связи с чем возникли слова vanguard, vantage (в обороте at a vantage). В словах richesse, cherise французские словообразовательные суффиксы были отождествлены с окончанием множественного числа имен существительных, что привело к появлению в английском языке слов riches, cherrus.

Глава III

Фонетическая ассимиляция

Как только то или иное иноязычное слово заимствуется, звуковой облик этого слова подвергается изменениям и подчиняется закономерностям звукового строя заимствующего языка.

Процесс фонетической ассимиляции заимствований прослеживается на материале французских слов, проникших в английский язык после завоевания Англии норманнами. Показательным для фонетической ассимиляции французских заимствованных слов в среднеанглийский период является перенос в них ударения с последнего слога во французском языке на коренной слог, например, honour, envie, pite, virtu. В тех случаях, когда заимствовались французские глаголы с префиксами, например, recorden, commanden, avauncen, ударение в них перемещалось на корень по образцу исконно-английских глаголов arisen, awaken, forgiven и др.

Процесс переноса ударения во французской лексике происходило постепенно. Первое время после появления французских слов в английском языке они в большинстве случаев сохраняли французское ударение на последнем слоге или на предпоследнем, если слово оканчивалось на е . Примеры: dun: dragun; compaygnie: druerie; be: contre; burgeio - curtayse; iugement: isend; stere: banere.

Однако уже втекстах XII-XIII вв. наблюдаются отдельные случаи переноса ударения в словах французского происхождения, распространившихся в народной речи, например:office- office, contre - contre, prisun - prisun, castel - castel, ransoun - ransoun.

And on fin offiz set agen

- назначенный на твою должность

prisun: dun

you Salt ben ut of prisun numen

- тебя выпустили из тюрьмы

Many castles hii awonne

- они захватили много замков

Speratin he arrede

he hauhiss castel

- Сператин воздвиг высокий замок.

В произведениях Чосера случаи колебания ударения в заимствованных словах значительно улучшаются, хотя французское ударение на последнем слоге является еще господствующим.

У Чосера, как правило, сохранилось французское написание конечных слогов: conseil, citee, povertee, vitaille, marvaille, champioun.

Однако написание ion постепенно вытесняет ioun, и последнее употребляется только в рифмах. Ударение в заимствованных словах в этот период отличается значительной неустойчивостью.

Ср. следующие примеры:

Though he strong was as a chamioun: toun (Chauser, Canterb. T.Prol., p.2);

companye: hostelrye (Ibid., 16);

he ... knew their counseil (Ibid., 16);

office: benefice (Ibid., 8);

courteous he was and gentil of servise (Ibid., 7).

Встречаются случаи ударения заимствованных слов на первом слоге.

And ever honoured for his worthinesse (Ibid., 2);

Ful wel she rang the services devine (Ibid., 4).

Подобные колебания прослеживаются и в других поэтических произведениях XIV века - Sir Gawayn and the Green Knight; Handlyng Synne, Gower, «Confessio Amantis», Langland, «The Vision on of William concerning Piers and Plowman», принадлежащих к различным жанрам и стилям. Все это свидетельствует о том, что неустойчивое ударение в словах французского происхождения - весьма распространенное явление в ту эпоху и характерно в известной мере и для общенародной речи. Оно объясняется слабой степенью ассимиляции заимствованных слов в словаре.

Весьма ценным с точки зрения определения фонетических особенностей заимствованных слов является трехтомный сборник писем «Paston Letters»середины и второй половины XV столетия. Авторы этих писем не были образованными людьми и писали, конечно, слоги в зависимости от положения ударения в слове. Из написания слов: councell (т.1 стр.85), chaunceller (т.1 стр.138), daunger (т.1 стр.62), prison (т.1 стр.97), treson (т.1 стр.105) - можно сделать вывод относительно того, что ударение в этих словах падает на первый слог, тогда как сравнительно редкое употребление таких форм наряду с более обычным полным написанием конечных слогов свидетельствует о том, что французское ударение в XV веке является еще весьма распространенным. Доказательством этого служат также многочисленные случаи сохранения ударения на последнем слоге заимствован­ных слов, встречающиеся в поэтических произведениях ХV столе­тия, например:

соunsау1е: fаilе (Pо1it. And Other Poems, 22).

Justise: couetys (Ibid., 62/58)

Bringe not a commone in greuaunce (Ibid., 1/12).

- Не обижай общину.

К концу ХУ столетия в заимствованной лексике начинает яв­но преобладать германское ударение. Уже в « York Misteries» /вторая половина ХV века/ случаи сохранения ударения на послед­ нем слоге встречаются редко.

В произведениях ХVI века Спенсера, Шекспира, графа Суррея Господствует германское ударение.

Английское ударение отличается от французского большей интенсивностью, с которой произносится ударный слог по сравне­нию с неударным. Этот фактор наряду с переносом ударения обусло­вил более частую редукцию и выпадение неударных слогов во фран­цузских словах , проникших в английский язык по сравнению с зти­ми же словами во французском языке.

Аферезис /сокращение начальных слогов/, который встречает­ся и во французском языке, прослеживается довольно часто в заим ствованных словах в среднеанглийский период: сокращению под вергаются гласные и согласные в начале слова. могут сокращать­ся как префиксы, так и составные части корня.

Примеры:

Hospitel - sрitel (Апсr. Riw1е, 14812)

Destruien (Hоm. II 179) - struien (Hоm., II, 51).

аррrеntice - рprentice (Langl. III, 218).


Assambled - sembled (Pt., 177)

аdvосаtе - vосаtе (Curs. Mundi, 20927).

в результате сокращения начала французских слов в ряде слу­чаев образуются новые слова , между которыми возникает со временем не только звуковое, но и смысловое различие, Сравним также французские заимствованные слова, возникшие в результате афере­ зиса, как size (аssizе); sру (еsру), fenсе (dеfеnсе), чтобы убедиться в тесной взаимосвязи между фонетическими преобразова­ниями французских слов и их лексическим развитием в системе ан­глийского языка.

Синкопа - сокращение ударных или безударных слогов в середине слова - нередкое явление в словах, проникших из французско­го языка в английский. Сокращение гласной в середине слова мы наблюдаем еще в памятниках среднеанглийского периода: sust - nаnсе, вместо sustenance (Сl. 340); commad - ment, вместо соmmаndement (Curs. Mundi, 14319); constable вместо соnеstаble ( Rob. Glouc. 538); ре1 - rimаgевместо рo1irimаgе (Misc. 28 Kent.S.).

Гласные или сочетания гласных, находящиеся первоначально под ударением, подвергаются сокращению, если ударение перено­сится на предшествующий им слог.

Примеры: рu1tis - из старофранцузокого рu1еttis, в ново английском - рог1trу (Langl.,VII, 25222); merс1е - изфранцузского miraс1е (Сurs . Mundi. 548/9512).

Синкопе подверглись безударные слоги в отдельных француз ских словах, заимствованных ~ в новоанглийский период - Сарi­ tаinе - сарtаin; сhеmpinee - сhimnеу.

Апокопа конечного безударного е встречается во французских


словах уже в ранних среднеанглийских текстах. В большинстве случаев это е уже не выражается графически как после гласных так и согласных: mesur (Ancr. Riwle, 56), purs (ow1 and Night. 694 ) fest (Genes. And Exod., 315), abbey (Lag. Brute II, 3191), Соntrе (Lаg. Вruitе, II 154).

в многочисленных случаях безударное конечное е в положе­ нии после гласных пишется, но уже не произносится. Например, mа1аdiе, kurtesie, с1еrgiе, соmраniе. Об этом свидетельствуют случаи рифмования в текстах существительных, оканчивающимися на е с существительными, оканчивающимися на i. Например, gеnteleri : соmраniе (Misc. 138). О том, что французское безударное е не произносится, свидетельствует также фонетическое написание французских слов в текстах ХIII столетия: fors, tempest, pestilens, differens, vengans ( -ens, -ans вместофранцузского -enсе , -anсе) .

Остановимся вкратце на судьбе гласных во французских сло­вах, заимствованных в среднеанглийский период.

Краткие французские гласные а, е, о в английском языке удлиняются в двусложных словах в первом открытом слоге или перед двумя согласными , представляющими собой сочетание смычного с плавным, а также перед st.

Примеры: асhе, b1аme, date, robe, cote, haste, beste, table, feble, coste.

Это относится и к французским безударным гласным, попавшим под ударение в английском языке. Ср. Basin, bacoun и др.).

Ударные гласные первого слога остаются краткими в словах: baron, muton, pleasaunt, palais, maner, profit, forest. Крат кость гласных в этих словах, по-видимому, объясняется тем обстоятельством, что в течение долгого времени в них сохранялось французское ударение на последнем слоге, тогда как гласные первого слога оставались безударными.

Французские i ,u подвергаются удлинению, если ударение в заимствованных словах падает на тот же слог, что и во французском языке, например: а ttiren, spouse, poudre, jousten.Но если ударение переносится с последнего слога на предпоследний, французское i остается кратким - cite, prisoum, mirour.

Удлинению подвергаются ударные гласные, стоящие перед гла­ сным, и в том случае, если между ними находится h - bias; франц. biais, cohor; франц. cohort, triangle и др.

В трехсложных словах, в которых ударение падало на первую гласную, последняя обычно оставалась краткой, например - lavendre, vinegear, punishen, enemy, memory, natural, regular. Исключения представляют собой отдельные слова, конечные слоги ко­торых состояли из i + гласная. Например, nation, storie, patient, curious. Ударные гласные сохраняли краткость в закры­ том слоге перед двумя и больше согласными /ср.:lettre, suffre, dette, prince, defence, simple). Однако перед сочета нием i + согласная они подвергались удлинению ( armour, forme, art, source).

В заимствованных словах французские гласные изменялись не только количественно, но и качественно . Качественные изменения французских гласных в среднеанглийский период обусловлены пере­ меной места ударения, с другой стороны, их судьба в значительной мере определяется их звуковым окружением, особенно следующими за ними звуками. Ударное a перед сочетаниемr + согласная во многих заимствованных словах в северном диалекте переходит в e.


Ср.: cherged ( Curs. Mundi, 8253); perti (Curs. Mundi, 780/ 13583 ). Однако в других диалектах этот переход не прослежи вается. Во многих исконно~английски х и заимствованных словах «а» перед m и n в ударном положении дифтонгизировалось, переходя в au ср. Aunswerede ( Octavian, 841), Fraunce ( Lag. Brute, v. I, 13435) chaunce, daunce, graunten В процессе дальнейшей фонетической а ссимиляции дифтонг au монофтонгизировался и превращался в долгое a , которое перед [mb], [ng] впоследствии перешло в [ei] подчиняясь великому сдвигу гласных ( strange, danger, chammber) .

Во французском окончании ее конечное е в заимствован ных словах не произносилось и часто не выражалось графически (assamble, contre). В большинстве случаев французское долгое закрытое е в конце слова завершалось в долгое i под ударением и в краткое i в безударном положении /например: degree, agree, valley, attorney /.

В отдельных диалектах наблюдается тенденция произносить е перед x как a, например, sarui ( Lag. Brute, II, 169153), clark ( Ibid., III, 143), sarmon (Ancr. Riwle, 312).

Перед сочетанием n + согласный в первоначально неударном

слоге вместо e иногда встречается a, например, aumperor, andetted.

Можно предположить , что в последнем случае на звуковой облик французского префикса могли оказать влияние такие английские слова, как an -haldan, an -hangan

Французское краткое i , первоначально не находящееся под ударением, в некоторых диалектах, преимущественно северных и восточных, переходит в е образуя двойственные формы в сред неанглийском языке. В ходе дальнейшего развития преобладает про­ изношение с кратким i. Ср. Prisoun - presoun, empresouned, cite-cete, mirour - merour.

Французская краткая гласная u, вначале произносившаяся в

заимствованных словах по французскому образцу, что облегчалось

наличием сходного звука в среднеанглийском языке , к XV столетию превратилась в [ju:](juggen, justice).

В тех диалектах, где в момент заимствования английский звук u(у) уже успел делабиализироваться, происходила замена французского краткого и долгого/ близкой по звучанию глас ной или дифтонгом [eu] которые затем повсеместно превратились в [ju] к концу среднеанглийского периода ( pure, duke, allure) .

Незализированные французские гласные, как правило , заменя­ются соответствующими гласными фонемами, которым назализаця не свойственна. Дифтонги, оканчивающиеся на u , к концу ХIII столетия подверглись монофтонгизации, а оставшиеся гласные удлини лись, в результате чего возникли такие слова, как safe (saufe); chaffen /согреваться/ франц. chauffer; bame (baleam); pame -ладонь; samoun - лосось; соре < coupein - бить; re< reum; sodier < soudier.

Более поздние формы al ,ol вместо au возникли благо­даря латинскому влиянию или вторичному заимствованию из фран­цузского языка.

Дифтонг [ai] сохраняется перед гласными и согласными , а перед зубными согласными обычно переходит в долгое е . Ср. Assaien, air, paire, vain, ese, - легкость; sesen, fet, resoun, plesaunt, plesier.

Что касается судьбы французских согласных в заимствованных словах, то и здесь мы наблюдаем процессы, аналогичные тем, которые происходили с гласными: звуки , не свойственные английскому языку , заменяются английскими фонемами и их вариантами , а те из них, которые попадают в английский язык, начинают разви­ваться, как английский звуки, подчинялись фонетическим закономер­ностям английского языка. Так, палатализированное n заменя­лось английским альвеолярным n (regne - reine).

То же происходило с французской фонемой l , котораятеряла свою мягкость в английском языке и заменялась различными вариантами английской фонемы [l] (lamp, lesson, council).

Кроме того, во многих заимствованных словах это [l] стало слогообразующей согласной, что не свойственно ей во французском языке (table, реорlе, nоb1е). Об этом cвидетельcтвуют много­численные случаи написания этих слов в среднеанглийских текстах ( pepil, nobil, simpel и т.д. ).

В среднеанглийском языке наблюдаются отдельные случаи встав­ки р между m и n или между m и t (dаmpnen, sоlеmpnе, tеmpten). ­Встречаются случаи вокализации или даже выпадения французского v между двумя гласными - couetise, diuers, serue, seruise, kerchief ( couvre chef).

Старофранцузские сh, [t ],j ,[d ] остались в английском языке без изменений , тогда как перешли соответственно в [], [].Слова, в которых вместо ch употребляется k , проникли в английский язык не в центрально-французской , а в нормандской звуковой форме. Ср. Chancellor, cheef, challenge, trecherie и cas, capitaine, callenge.


Во многих заимствованных словах вместо центрально-французского [s] мы находим северно-ранцузское сh [t ] . Ср. Сhisel, launchen, cacchen и citiee, civil, certain.­

Французское s сохранилось в заимствованных словах перед смычными согласными р и t , но выпало перед n, m, l. Ср. в среднеанглийском языке haste, cost, spouse, но dine ( n), painim, male, frame.

Другой характерной чертой французского консонантизма в за­имствованных словах было исчезновение французских согласных и между гласными, а затем и после гласных. Эти согласные встречаются нередко в нормандском диалекте французского языка в словах carite , plente /впоследствии - carite, plente / ивскоре исчезли в английском языке, т.к. они были несвойственны английским словам в конечном положении . Сочетания звуков , необычные для английского языка , также подверглись упрощению, при этом один из звуков уподоблялся другому. Так, в словах латин­ского происхождения , прониктших в английский язык через фран­цузский, звукосочетание ps упрощалось в s . В среднеанглийских текстах почти не встречается этимологическое написание слов corps, psaltar, тогда как cors, saltar попадаются довольночасто (Langl., 485; Chaus. Canterb. Т., р.48). То же произо­шло с сочетанием mb, в котором m ассимилировало согласный /ср. франц. tomber и английское tomb (tomb - Curs. Mundi, 16910) /, английское bomb и французское bombe.

В отличие от слов , проникших в английский язык в средне­английский период и полностью ассимилированных в нем, для большинства слов, заимствованных после ХУI века, характерна лишь частичная фонетическая ассимиляция, а в отдельных случаях и полная неассимилированность. Это выражается в сохранении французского ударения на конечном слоге, произношении тех или иных французских звуков , несвойственных английскому языку. Чужой фонетический и графический облик подобных слов приводит к тому, что они воспринимаются в языке как инородные тела, их французское происхождение прослеживается с достаточной ясностью. В качестве примера возьмем слова charade, sang-froid, chaussi, entree, elan и ряд других, которые сохранили отдельные особенности французского произношения и ударения.

С другой стороны, многие французские слова недавнего за­имствования являются в значительной мере фонетически ассимилированными, например, bureau, pioneer, engineer, chauffeur, lieutenant. Попробуем разобраться в причинах этого явления. Французские заимствования раннего периода проникли в английский язык в основном устным путем через народную речь, что приводило их к звуковому приспособлению к артикуляционным навыкам англичан. Народ преобразовывал их произношение по нормам английского язы­ка. Для французских заимствований позднего периода /с ХУI в. И по настоящее время/ характерно, что они попали в английский язык книжным путем, а не посредством живого устного общения с лицами, говорящими на французском языке. Для этих слов свойственно в подавляющем большинстве случаев сохранение французской орфографии. Графический и звуковой образ французских заимствованных слов оставался и остается в памяти большого количества людей, что до некоторой степени обусловливает сохранение фран­цузского произношения этих слов. Наконец, немаловажное значение имеет то обстоятельство, что проводниками французских заимствованных слов в ХУI-ХIХ веках являлись в основном образованные слои общества /дворянство и буржуазия/. Этим объясняется заимствование большинства слов , связанных с образом жизни аристократии (matinee, mesalliance, beaumonde), и слов и выражений французской бытовой лексики , сфера распространения ко­ торых ограничивается привилегированными слоями английского общества ( liaison, complaisance, melange, decor, en passant, entre nous, soit dit). Эти слова остаются в пределах так называемой жаргонной светской лексики, для широких масс народа они чужды и непонятны. Для всех этих слов характерно сохранение французского произношения и ударения, т.е. фонетическая неассимилированность в языке. Таким образом, употребительность слова, сфера его распространения является важным фактором, определяю­щим полноту и степень фонетической ассимиляции заимствований.

Следующим фактором, который в значительной мере обусловли­вает степень фонетической ассимиляции заимствованных слов, явля­ется важность выраженных ими понятий, их отношения с исконно-английскими словами синонимического ряда, их отношение к основному словарному фонду языка. Большинство французских слов, заим­ ствованных в среднеанглийский период, выражали важные понятия из различных областей жизни народа и общества, что обусловило вхождение многих из них в основной словарный фонд английского языка, нередко они являются идеографическими синонимами , а подчас и основными выразителями понятий, например, arms, valley, river, table, parliament. Значительное же количество более поздних заимствований выступает как стилистические синонимы , пе редаваемые ими понятия выражаются уже соответ ствующими англ и йскими словами. Многочисленные примеры убедительно показывают, что чем важнее понятие, выражаемое заимствованным словом, чем чаще оно употребляется в обиходе, тем скорее и полнее происходит его фонетическая ассимиляция. Показательным в этом отношении является ассимиляция военных и политических терминов сравнительно позднего заимствования (officer, general, lieutenant, captain, division, squadron, embassador, reconaissance).

Подверглись фонетической ассимиляции /полной или частичной/ слова, связанные с развитием техники /особенно авиа- и авто- дела/ например, garage, нередко произносимое в народе как [ ], hangar(один из вариантов его произношения [ ]), parachute, wagon.

Наконец , одной из причин слабой фонетической ассимиляции французских заимствований является сравнительно небольшое время пребывания их в языке. Дело в том, что процесс ассимиляции , бу­ дучи постепенным и длительным, непрерывно осуществляется в язык е и в наше время. Поэтому неправильно мнение о полной фонетической неусвоенности большинства французских слов более позднего заимствования. Конечно, эти слова не подверглись тем радикальным фонетическим преобразованиям, которые имели место в сред неанглийский период, но признаки их частичной ассимиляции можем наблюдать и сейчас.

Если заимствованное слово удерживается в языке , распространяется в нем, то оно неизбежно подвергается процессу фонетической ассимиляции, причем его полнота и скорость будут определяться как особенностями звукового состава данного слова, так и его важностью и распространенностью в языке. Здесь мы вплотную подхо дим к чрезвычайно важному аспекту ассимиляции, а именно - и лексическому.

Глава IV

Лексические ассимиляции.

Что же понимать под лексической ассимиляцией заимствован­ных слов?

Вопрос лексической ассимиляции можно правильно решить, исходя из двух моментов: 1/ отношение заимствованных слов к ос­новному словарному фонду и но всей остальной лексике языка; 2/ подчинение заимствованных слов специфическим лексическим за­кономерностям английского языка, внутренним законам развития его лексики.

. Слово , попав в чужую языковую среду, теряет связь со сло­вами родного языка и в своем дальнейшем развитии подчиняется лексическим закономерностям заимствовавшего языка. Это выража­ется в том , что слово постепенно становится все более употребительным в данном языке, оно приобретает способность к словообра­зованию, развивает многозначность, свободно сочетается со словами исконной лексики и входит в состав фразеологических единиц.

Исходя из вышесказанного, мы выделяем следующие признаки лексической ассимиляции заимствованных слов:

1/ утеря заимствованными словами своих первичных этимоло­гических значений, которыми они обладали в языке-источнике, что обычно сопровождается утратой ими своих прежних смысловых связей) а также их внутренней формы;

2/ дальнейшее развитие значений этих слов по законам развития лексики данного языка , что выражается в смысловой и стили­стической дифференциации заимствований под влиянием синонимиче­ской лексики заимствующего языка и в появлении у них новых пе­реносных значений, которые отсутствуют у соответствующих слов в языке-источнике;

3/ степень сочетаемости заимствований со словами родного языка и их способность входить в фразеологические единици;

4/ развитие словообразовательной продуктивности заимствованных слов в английском языке;

5/ приобретение заимствованными словами общенародной употребительности вплоть до вхождения их в основной словарный фонд данного языка.

Особенно важным является последний признак, т.к. заимствованное слово считается лексически усвоенным лишь в томслучае если оно получило всеобщее распространение и стало общенародным. Например, attack, army, service, committee, bureau, general, chief /ср. в русском языке - атака, армия, сервис, бюро, генерал, шеф./

Весьма показательным для лексической ассимиляции заимствованных слов является развитие у них способности к словообразова­нию

в заимствовавшем их языке. Как известно, в словообразовании особенно на

наглядно выступают внутренние законы развития языка . Образование новейших слов происходит по тем моделям, по тем словообразовательным типам, которые уже установились в языке или вновь возникают.

Французские заимствования со временем получают возможность образовывать новые слова по имеющимся в языке словообразовательным моделям и подчиняются наиболее продуктивным способам словообразования английского языка : словосложению , аффиксации , конвер­сии.

Так, слова court, prison, judge, crown, master и ряд других приобрели довольно обширные словарные гнезда, образованные при помощи словообразовательных средств английского языка /court - courtship, courtly, courter, courting, courtless, courttliness, courtling; prison - prisoner; judge, judger, judgeship; crown - crowner, crowning, crowned; master - masterful, masterly, masterliness).

Следует отметить, что исконные суффиксы встречаются в со­четании с французскими заимствованными словами лишь после зна­чительного промежутка времени после того, как . эти слова попадают в английский язык /100-200 лет/. Так, слово реасе, заимствованное в ХII столетии, начинает образовывать производные лишь в начале ХIУ столетия /ср. реасеful - первое употребление отмечено 1300 годом, реасеfulness - 1600, реасеless - 1522/, слово armour заимствованное в конце ХШ столетия, встречается в сочетании с германскими суффиксами лишь в конце ХIV и начале XV столетий (armourer, armoured, armourless). К этому време­ни слова реасе, аrmour приобрели довольно широкое распростра­нение , о чем свидетельствует их частое употребление в текстах этого периода.

Таким образом, сочетание французских слов с английскими суффиксами, а следовательно, и способность данных слов к словопроизводству становятся возможными лишь тогда, когда эти слова уже успели распространиться в языке и были уже в значительной степени им усвоены. Образование от них производных слов с помощью исконных аффиксов свидетельствовало о дальнейшей ассимиля­ции данных слов в системе английского языка. Характерно, что заимствованные слова образовывали производные в сочетании с продуктивными суффиксами ( -ful, -less, -ly, -ness, -ed, -er, -ing и др.). Большинство слов французского происхождения с этими суффиксами отличается значительной употребительностью в современном английском языке, например, armoured, dangerously, debted, debtful, defenceless, priisoner и др.

Гораздо реже встречаются производные от французских слов , образованные с помощью непродуктивных суффиксов -hood, -ship, -dom, -ling. Многие из этих производных в настоящее время являются архаизмами и почти не употребляются в обиходной речи. Например, chiefdom - the state, position, dominion of a chief, councillorship - the office or a position of a councillor, capitalhood - the connition of being a capital city /см. соответствующие слова в NED /. Способность сочетаться с германскими суффиксами характерна в основном для слов , заимствованных еще ( в среднеанглийский период). Многим французским заимствованиям новоанглийского периода этот признак несвойственен. Чтобы убе­диться в этом, достаточно взять такие слова, как picnic, etiquette, debut, fete, entree, souvenir, ensemble. Даже такие французские слова, которые выражают важные понятия из общественно-политической и научно-технической области, как mashine, garage, police, regime, bureau, commerce - или вообще не об­разуют производных или образуют их с помощью романских аффиксов (commercial, mashinery).

Некоторые полностью ассимилированные слова, заимствованные из французского языка в среднеанглийский период, также отличаются слабой способностью к образованию производных путем аффикса­ции /например, arrow, banner, capital, castl, champion, city, company, country, duke, duty, enemy, hostage, lance).

Наконец, многие слова французского происхождения почти необразуют производных при помощи исконных префиксов, тогда как c cуффиксами они сочетаются довольно свободно, например , armour, counsel, court, honour, groun, defence). Это связано с тем, что количество продуктивных префиксов в современном английском является весьма ограниченным.

Все эти соображения приводят нас к выводу, что способностью французского происхождения сочетаться о исконно-английскими ­аффиксами не всегда показательна для степени их ассимиляции в английском языке.

Одним из признаков лексической ассимиляции заимствований является их способность входить в качестве одного из компонентов в состав сложных слов. Словосложение - важный способ английского словообразования, хотя оно в меньшей мере продуктивно временном английском языке, чем в немецком. Исследуя различные типы английских сложных слов , в состав которых входят французски­е компоненты, мы пришли к выводу, что для французских заим­ствований наиболее характерным является тип так называемого неси­льного словосложения, которое , по определению проф. Смирницког­о, заключается в простом соположении двух слов, обозначающих каждое какой-либо предмет мысли без каких бы то ни было внешних оформителей. Это и неудивительно, т.к. данный тип словосложения особенно продуктивен в современном английском языке, и заимство­ванные французские слова ему наиболее подвержены. Например, country-hous, country-man, courtroom, prison-cell, tower-bell, master- piece, standart-bearer.

В сложных словах французские основы выступают, как правило в качестве первого компонента.

Возможно, что употреблению французских заимствований в функции ­первого компонента сложного слова благоприятствует тот факт, что значительное количество французских слов обладает отвлеченными значениями. Выступая в качестве первого компонента, они суживают понятие, выражаемое вторым компонентом, и сообщают сложному слову в целом тот или иной оттенок значения , что подтверждается следующими примерами: battle-field, battle-ship, peace-breaker, peace-day,; judgement-hall; money-bag, money-box и т.д. , в которых вторые компоненты имеют более конкретные значения , чем первые. Гораздо реже встречаются французские заимствования в сложных словах синтаксического типа, т.е. в свободных сочетаниях, семантически обособленных в единое целое, эквивалентное слову (man-of-war, commander-in-chief, matter-of-fact) , в отличие от французского языка, где такие сложные слова, образованные с помощью предлога dе,- распространенное явление, ср. слова champ de bataile, conseil de guerre, conseil de discipline, homme de conseil, которым в большинстве случаев соответствуют сложные слова нейтрального типа - battle-field, council-chamber /зал совета/, council-man /член совета/.

Французские заимствованные слова почти не подвержены морфологическому способу словосложения, т.е. соединению двух компонентов посредством особых формальных элементов, которые не могут отождествляться со словами. Необходимо отметить, что морфологический способ словосложения не является уже продуктивным в английском языке. Итак, мы видим, что заимствованная французская лексика в основном подвержена наиболее продуктивному способу словосложения - нейтральному, что еще раз подтверждает мысль о ее подчинении важнейшим нормам и закономерностям развития английского языка.

Способность французских слов к словосложению является весьма различной . Однако анализ большого количества заимствованных слов приводит нас к выводу , что чем важнее понятия , выражаемые ими, тем чаше они входят в состав композитов.

Это касается в равной мере слов , заимствованных как в XII-XIII веках /таких как river, mountain, table, order, battle, prison, court и др./, так и более поздних заимствований (victory, army, patr, machine).

Многие из этих слов и в настоящее время продолжают образовывать новые композиты, входя в их состав в качестве одного из компонентов, например, victory-day, peace-loving, peace-partisan, border-battle, security council, machine gun.

Однако, большинство французских слов, заимствованных уже в новоанглийский период и слабо ассимилированных английским языком, не обладает способностью входить в соста в композитов, например, paysage, parterre, carbine, envoy, aid-de-champ, surtout, champagne.

Таким образом, способность заимствованной лексики участвовать в образовании сложных слов весьма показательна для определения полноты ее ассимиляции в языке.

Одним из развитых способов словообразования в английском языке является конверсия, т.е. образование нового слова без присоединения какого-либо словообразовательного элемента только при наличии изменения смыслового значения и парадигмы слов.

Французские заимствования, будучи использован~ в языке по правилам английской грамматики, могут также подвергаться конверсии. Так, от существительных armour, assault, control, tower, order, master в XIV-XVI вв. были образованы глаголы, что является наиболее частым случаем конверсии французских слов в среднеанглийский период. Несколько реже в пределах исследуемой лексики встречаются случаи образования прилагательных от существительных, например, от существительных chief -chief fault, chief city.

Многим отыменным глаголам, образованным путем конверсии от существительных в средне- и ранненовоанглииский период характерна слабая употребительность (ср. parliament- to parliament; banner - to banner; sergeant - to sergeant; common - to common; company - to company; defence - to defence; money - to money; office - to office; peace - to peace и др.). Некоторые из указанных глаголов подвергались архаизации в современном английском языке.

Следует оговориться, что не все отыменные глаголы возникли путем конверсии соответствующих существительных в английском языке. Многие из них были непосредственно заимствованы из французского языка и, обладая одинаковыми основами, но отличаясь своими окончаниями от соответствующих существительных , начинали соотноситься с ними по конверсии еще в среднеанглийский период (ср. arm - оружие, to arm < из франц. armer; counsel - to counsel < франц. conseiller; judge - to judge < франц. juger.

Большинство французских глаголов , проникших в английский язык в среднеанглийский период, имеют соответствующие существительные, соотносящиеся с ними по конверсии - to cry - a cry, to catch - a catch, to turn - a turn, to command - a command. Отглагольный характер таких существительных в большинстве случаев прослеживается достаточно ясно. Слово заимствуется не всем комплексом своих значений, а в одном или в нескольких значениях, которые являются характерными для него в данной исторической и языковой ситуации.

Обычно слова заимствуются в своих номинативных, реже в но­минативно-производных значениях. Так, существительное money перешло в английский язык в номинативном значении "монета" ,

sergeant - в значении "слуга", "оруженосец рыцаря", court - "двор короля" , judge - "судья" , country - "владение графа" ,

"собрание, созванное шерифом для решения дел графства", parliament - "разговор", "совещание". Многие номинативно-производные и фразеологически-связанные значения французских слов при заимствовании последних не пере­ходят в английский язык'. Так, не заимствуются значения французских слов; которыми последние обладали в старофранцузском язы­ке: autorite -"изречение", "правило" , armerue - "вооруженный человек" , "покров"; assauter - "быстро подыматься"; cour -"собрание вассалов, которое созывалось французским королем", "сельское поместье" , "небольшая ферма в Нормандии"; danger -"собственность" ,"наследство" , "право служить кому-либо".; defence - "запретное место"; etat - "стан" , "рост" , "пир".

Изменение смыслового содержания заимствованных слов может быть, и другого порядка.

Заимствованные французские слова , попав в английский язык, теряют связи со словами языка-источника, деэтимологизируются и начинают жить новой жизнью в системе английского языка. В результате этой утраты старых смысловых связей заимствованные слова нередко становятся простыми знаками для выражения определенных понятий, стоят в большей или меньшей мере уединенно в системе усвоившего их языка. При этом ближайшее этимологическое значение заимствованных слов, а часто и их внутренняя форма теряются; в начале своего существования в языке они являются внутренне немотивированными как с точки зрения их этимологии, так и их семантики, выделяются как чужие на фоне исконной лексики языка.

Процесс утраты французскими заимствованными словами своего первичного этимологического значения имеет некоторые особенности, на которых мы вкратце остановимся.

Подавляющее большинство французских слов, заимствованных в среднеанглийский период, восходит в конечном счете к латинскому языку, как, например, слова advance, castle, champion, eneme, money,spy, tower и ряд других. Первичные значения многих из них были утеряны еще в старофранцузском языке, в частности, в норманнском диалекте французского языка, откуда эти слова пропали в английский язык. Так, были утрачены в старофранцузском языке первичные значения слов companion, cunestable, chancelier, которыми они обладали в латинском языке (ср. cum - вместе с, panis -хлеб, comes stabuli - конюший, cancellus- решетка). Однако среди французской заимствованной лексики таких слов мы встречаем немного.

Большинство французских слов до их заимствования английским языком еще весьма отчетливо сохранило связь с их первичными значениями, хотя и приобрело ряд дополнительных значений во французском языке. Например, capitale от латинского capitalis - главный; chevalerie от лат. caballus - лошадь; chamion от лат; campus - поле, chief от лат. caput -голова, traison от лат. traditio - сдача, parlement от лат. paraulare < parabolare- говорить, болтать, archer - стрелок от лат. arca - дуга.

Наконец, третья группа французских слов заимствованных впоследствии английским языком, сохранила в основном те же первичные значения, которыми она обладала в латинском языке , причем эти значения в ходе дальнейшего языкового развития остались центральными для данных слов, например, слово раiх от лат. рах - мир, dette от debere - Ібыть кому-либо должнымІ и ряд других.

Для слов первой группы характерно полное забвение их первичных этимологических значений в английском языке в связи с тем, что они заимствовались лишь в том или в тех значениях, которые они приобрели во французском языке (ср. в английском языке слова company, constable, chancellor, messenger (от вульг,-лат. mansa - дом, помещичий участок)).

Следовательно, тот конкретный образ, который лежит в основе данных слов , значения составляющих их частей с самого начала утрачены для английского языкового сознания. В этом смысле можно говорить, что данные заимствованные слова с самого начала лишены своей внутренней формы.

Для большинства слов второй группы также характерно забывание их этимологического значения, деэтимологизация в английском языке, хотя во французском языке их смысловая и генетическая связь с соответствующими латинскими словами вполне очевидна . Лишь в отношении очень незначительного количества таких слов, как capital, Common, stateмы вправе сказать, что они еще не .полностью утратили связь с их первичными значениями.

Совершенно иное положение занимает третья группа слов. Слова, относящиеся к этой группе, выражают жизненно важные устойчивые понятия из разных областей жизни, нашедшие свое обозначение в древности в латинском языке. Хотя такие слова прошли сложный путь из латинского языка - через французский - в английский, они и поныне остались главными выразителями данных понятий. Таковы слова: peace, honour, justice, office, service. В данном случае не приходится говорить об утрате заимствованными словами своих первичных значений, т.к. последние по-прежнему остаются центральными как в -английском, так и во французском языках..

В новоанглийский период слова, относящиеся к военной и политической лексике, часто заимствуются не в своем основном значении, в котором они употребляются в быту, а в одном из переносных значений, тогда как прямое значение слова в английский язык не переходит, теряется для английского языкового сознания, что в свою очередь приводит к утрате данными словами их образного характера. В качестве примера возьмем слова melle /схватка/от французского meler - смешивать, reconnaissance /разведка/ от франц. reconnaite /узнавать/, envoy /посланник, консул/от фраyц. envoyer - посылать, rapprochement /сближение между двумя государствами/, rencontre - стычка, siege- осада, bureau - бюро. В основном это объясняется тем, что как в момент заимствования, так и впоследствии в, английском языке уже существовали слова , являвшиеся абсолютными синонимами заимствованных слов в их прямых значениях /ср. в русском языке - пикэ, купэ, ассамблея, батон, сервиз/.

Многие заимствованные слова утрачивают свои первичные конкретные значения, которыми они обладали во французском языке, подвергаются процессу расширения значения и начинают передавать более сложные и отвлеченные понятия. Ср. money от франц. monnaie - монета , noun от франц. nom - имя, adjourn journey от франц. jour - денъ, champion от франц. le champ - поле.

Как видно из приведенных нами примеров, первичные значения французских заимствованных слов при этом, как правило, не сохраняются.

Анализ лексического развития французских заимствований убеждает нас в том, что многие из них теряют то первичное значение, в котором они были заимствованы, в ходе своего бытования в английском языке. Эта потеря первичного значения нередко связана с изменениями исторических условий в жизни английского народа. Так, слово spoil /грабить, добыча/ было заимствовано из французского языка в значении "отнять у побежденного рыцаря доспехи" /франц. espoillir /; слово arrange первоначальноозначало "выставить войско в боевой порядок";mercy - 'плата за выкуп". В дальнейшем в связи с изменением исторических условий первоначальные значения этих слов относившиеся к военному быту рыцарей-норманов, были забыты, слова приобрели новые, более широкие значения.

Таким образом, потеря словом его первичного значения в ряде случаев оказывается тесно связанной с жизнью данного народа, с его историей, в то же время с приобретением данным словом общенародной употребительности, с утратой им своего терминологического характера. Подобную зависимость можно проследить на примере таких слов, как image, rule. Слово image было заимствовано в значении "икона с изображением святого" /ср. русск.. - образ/, а слово rule- в значении "устав монастыря" . Утеря этими словами их первичного значения сопровождалась расширением сферы их употребления.

Утрата значений составляющих частей характерна для французских сложных слов , проникших в английский язык сравнительно недавно. Это объясняется тем, что значения входящих в их состав компонентов для широких народных масс непонятны, и слово воспринимается как нечто целое, передающее одно понятие. Данные заимствования характеризуются неустойчивостью своего звукового облика, и некоторые из них подвергаются процессу грамматического опрощения: lieutenant, charge-d’affaires, coup-d’etat, laissez-faire, aid-de-camp; из бытовой лекcики: sang-froid, potopourri, raison-d’etre, parterre, chef-d’Oeuvre и др. Вcледствиt утраты заимствованными словами своих прежних смысловых связей их этимологической и лексической немотивированности, они часто сближаются в звуковом и смысловом отношении со словами исконной лексики, имеющими с ними какое-то внешнее сходство т.е. подвергаются процессу так называемой народной этимологии. Народная этимология - один из важных признаков лексической ассимиляции, т.е. подчинения слова лексической системе данного языка. С точки зрения утраты заимствованным словом его внутренней формы народная этимология есть попытка установить определенный смысловой образ, лежащий в основе данного слова, путем сближения заимствованных слов со словами исконной лексики. Случаи народной этимологии прослеживаются в ряде французских заимствованных слов. Так, еще в среднеанглийском языке французское слово arbalest /современное arblast/ было сближено со словом arrow в результате чего появились формы arrowblast, arrowblaster; первая часть французского слова coutelas- короткая сабля,была отождествлена с глаголом to cut в связи с чем появилось слово cutlass. Попытка осмыслить это слово и увязать его со словами родной лексики привела к возникновению новой формы cutlash /по аналогии lash/.

В отдельных случаях в результате народной этимологи меняется только произношение и орфография слова, тогда как значение его остается прежним. Так, французское существительное ecrevisse вследствие сближения его о исконно-английскими словами~ превратилось в crayfish, т. е. полностью изменило свои фонетический и орфографический облик. Подверглось радикальным фонетическим изменениям слово mouscheron /ср. английское mushroom/.

Частичные изменения при сохранении прежнего значения наблюдаются в словах colleage - по аналогии с leage, ср. collegue; cutlet, франц. со cotelette и др.

В иных случаях дело обстоит еще сложнее, т.к. заимствованные слова сближаются со словами исконной' лексики не только в звуковом, но и в смысловом отношении, что фактически приводит к созданию нового слова. Так, старофранцузское слово belfray от древненемецкого bervrit, вначале употреблявшееся в значении «башня», в английском языке было ошибочно сближено со словом bell и стало обозначать колокольню, а в глаголе латинского происхождения superondere /заливать/, проникшем в английский язык через французский, последняя часть слова была ошибочно отождествлена со словом round , что привело к возникновению нового слова to surround.

В последних случаях мы вправе говорить о народной этимологии как одном из путей пополнения английского словаря, о ее словообразовательной роли. Однако следует отметить, что в целом народная этимология не имеет большого значения в преобразовании Французских заимствованных слов в английском языке, ей очень мало подвержена политическая и военная лексика. Во французских заимствованиях нового периода народная этимология прослеживается редко, т.к. в последнее время различие между литературным языком и народным все больше стирается.

Попадая в английский язык, заимствованные французские слова становились в определенные взаимоотношения о синонимическими; словами и выражениями исконной лексики. Если в первый период своего существования многие из них выступают еще как абсолютные синонимы соответствующих английских слов, например, fris-peace, sige-victory, here-army, folk-people, bondhouse-prison, то в дальнейшем заимствованные слова переживают сложный процесс смысловой или стилистической дифференциации. Для многих французских заимствований среднеанглийского периода характерна смысловая дифференциация например, weep-cry, want-claim, fight-battle, land-country, что в значительной мере обусловлено важностью понятий, выражаемых этими словами. В ряде случаев заимствованные французские слова, передающие жизненно важные понятия, вытеснили соответствующие английские слова, став единственными выразителями данных понятий, что обусловило их вхождение в основной словарный фонд, например, judge, parliament, state, peace, river, mountain и т.д.

Для большинства французских заимствований нового периода характерно их вхождение в английский язык в качестве стилистических синонимов /ср. help-aid, deep-profound, friendship-amity, worth-value, freedom-liberty, way-route/. Подобные французские слова обычно носят более абстрактный характер, чем их английскиие синонимы.. Такие слова чаще употребляются в письмеенной речи, и их сочетаемость с исконно-английскими словами весьма ограничена. Так, например, слово profound сочетается с ограниченным кругом отвлеченных существительных типа knowledge, love и т.д. Поэтому подобные слова, находясь как бы на периферии словарного состава, отличаются меньшей употребительностью в обиходной речи по сравнению с соответствующими исконными синонимами.

Иначе обстоит дело о заимствованными словами, передающими новые понятия, еще не нашедшие своего выражения в языке /техническая, культурная или военно-политическая лексика/, например; chaussi, hangar, garage, assembly, embassy, piquet, reinforcement, ballet, repertoire, premiere и т.д.

Степень лексичеñкой ассимиляции этих слов является довольно высокой и в значительной мере зависит от важности понятий, выражаемых ими. Фонетическая усвоенность подобных слов не одинакова, не их употребительность заставляет порой забывать об их чужом облике и обусловливает тенденцию к их полной ассимиляции в языке.

Заимствованное слово, укрепившись и распространившись вязкие, приобретает способность входить в качестве составной части в различные фразеологические обороты. Так, например, слова arms, company, order встречаются в качестве центрального компонента в составе многих фразеологических единиц /фразеологических единств и сочетаний/, которые являются весьма употребительными в языке: to take to ones arms, up in arms, to bear arms, to turn ones arms against somebody, to lay down arms, to set, to put in order, to call to order, made to order, to keep company, to receive company и ряд других. Эта способность заимствованных слов входить в состав фразеологических единиц показательна для степени их лексической ассимиляции в английском языке. Не менее показательным Для лексической ассимиляции заимствованного слова является развитие у него многозначности. Так, у слова court в средне-и новоанглийский период возникает свыше двадцати значений, у company - около девяти новых значений, а у слова countryв разные периоды истории английского языка прослеживается свыше пятнадцати значений. При этом необходимо отличать те значения слова, которые развивались у него как в английском, так и во французском языках, и значения , возникшие у данного слова только в английском языке и отсутствующее у него во французском. Именно последний комплекс значений является показательным для лексической: ассимиляции заимствованных слов в системе английского языка, т.к. эти новые значения - результат действия специфических внутренних законов развития английской лексики.

Так, слово country заимствованное в значении "страна", приобрело в английском языке значение "деревня", которым оно не обладает во французском языке. У заимствованного существительного entry /от французского entree / в английском языке прослеживаются дополнительные значения - "занесеные в список, в книгу, статья в справочнике", энциклопедии.

У существительного assault в среднеанглийский период появляется значение "выступление против чьего-либо мнения", отсутствующее у него во французском языке. У слова tower путем метонимического переноса возникают значения - "замок"," большая масса чего-либо", которые не прослеживаются у соответствующего существительного ~ во французском языке.

Все вышеперечисленные признаки /развитие заимствованными словами многозначности по законам данного языка, вхождение их в качестве составных частей во фразеологические единицы, их высокая сочетаемость со словами английского языка и др./ являются весьма важными при определении степени ассимиляции и этих слов. Однако основным признаком лексической ассимиляции, - который определяет до некоторой степени и другие виды ассимиляции заимствованных: слов, служит степень их общенародной употребительности. Чем важнее заимствованное слово для коллектива, говорящего на. данном языке, чем более важное понятие оно выражает, тем скорее оно входит в общенародную речь, приобретает всеобщее распространение. - Это в значительной мере обусловливает потерю данным словом его чуждого звукового облика и подчинение его грамматическому строю английского языка.

История многих французских слов в английском языке является историей утраты ими их узкопрофессионального характера и превращения их в общенародные слова с широким диапазоном значений Таковыми являются слова extent, control, size, которые прежде выражали только понятия, связанные с деятельностью казначейства. Таковы слова assault, image, passion, service, miracle, to save, относившееся вначале к религиозной лексике. Утрата этими словами их узко профессионального характера сопровождалась расширением их сферы употребления. В настоящее время они представляют собой общенародные слова , употребительные среди всех общественных групп и классов.

Рассмотрение явлений, связанных с ассимиляцией французских заимствований в английском языке, убеждает нас в том,что ассимиляция заимствованных слов - это объективный закономерный процесс морфологического, фонетического и лексического преобразования их по внутренним законам развития данного языка. Эти три вида ассимиляции / морфологический, фонетический и лексический тесно связаны между собой и находятся в постоянном взаимодействии, поскольку слово - "это кратчайшее самостоятельное сложное диалектическое и историческое единство материального /звуки, "формы"/ и идеального /значение/"

Определяющим моментом ассимиляции заимствованных слов является степень их общенародной употребительности, что тесно связано с важностью понятий, выражаемых этими словами.

Глава V

Выводы

Попав в английский язык, заимствованные французские слова на протяжении длительного времени подвергались процессу ассимиляции, который заключается в преобразовании их звукового облика, грамматической структуры и смыслового содержания по внутренним законам английского языка. Исходя из этого, языкознание выделяет фонетическую, морфологическую и лексическую ассимиляцию заимствований. Эти три вида ассимиляции тесно связаны между собой и находятся в постоянном взаимодействии. Фономорфологическое усвоение заимствованной лексики приводит к ее подчинению закономерностям грамматического строя и звуковой системы английского языка. Это выражается прежде всего в приобретении заимствованными словами~ форм словоизменения, свойственных данной части речи в английском языке, в переразложении и опрощении морфологической структуры некоторых из них в связи с тем, что последняя бывает неясной для английского языкового сознания. В других случаях, если в английском языке появляется группа слов, содержащая одни и те же романские словообразовательные элементы, последние постепенно выделяются в сознании говорящих, а корень слова приобретает определенное реальное значение и способность к словопроизводству. Таким образом, результатом ассимиляции является осмысление морфологической структуры заимствованной лексики. Фонетическое усвоение французских заимствований приводит к подчинению их нормам английского словесного ударения. Фонемы, чуждые для звукового строя английского языка, заменяются наиболее близкими английскими фонемами и их вариантами. Вследствие переноса ударения в заимствованных словах их неударные слоги нередко редуцируются, что приводит к явлениям аферезиса, синкопы и апокопы. Звуковой и графический облик заимствований в среднеанглийский период отличается значительной неустойчивостью, - в начале существует несколько вариантов их произношения, один из которых приближается и оригиналу, а другие отходят от него. Французские звуки в заимствованных словах подвергаются количественным и качественным изменениям под влиянием звуковой системы английского языка.

Процесс фонетической ассимиляции слов французского происхождения, заимствованных сравнительно недавно, непрерывно осуществляется и в современном английском языке, затрагивая в первую очередь бытовую, военно-политическую и техническую лексику, получившуую значительное распространение в общенародной речи /ср.Lieutenant, regiment, division, captain, bureau, ambassador, hangar, garage,wagon, voile, envelope и др./.

Вследствие лексической ассимиляции французские слова приобретают в английском языке общенародную употребительность, в ряде случаев вытесняют исконные слова на положение малоупотребительных синонимов, став главными выразителями определенных понятий, либо между ними происходит смысловая и стилистическая дифференциация.

Степень общенародной распространенности заимствований определяет в значительной мере их словообразовательную продуктивность и способность сочетаться со словами исконной лексики. Характерной чертой лексической ассимиляции заимствований является вхождение их в устойчивые словосочетания в английском языке а также звуковое и смысловое сближение их со словами исконной лексики путем так называемой народной этимологи, что связано с неясностью этимологической структуры заимствований для широких народных масс. Народная этимология - редкое явление в словах, заимствованных из области государственного управления и военного дела в среднеанглийский период, и не получила широкого распространения в современном английском языке .

Анализ группы заимствованных слов показывает, что в XII-XII веках степень их лексической ассимиляции была очень низкой.

В это время большинство из них не входит в состав композитов и не образует производных посредством аффиксации и конверсии. у исследуемых слов еще не прослеживается многозначность, поскольку они перешли в английский язык не всем комплексом значений, а лишь в своих номинативных и в номинативно-производственных значениях. Французские слова, проникшие в английский язык, начинают сочетаться с исконно-английской лексикой, преимущественно с ограниченным кругом глаголов, принадлежащих к основному словарному фонду английского языка и взятых в их прямых номинативных значениях (to come, to do, to make, to get, to hold, to bear). Некоторые из этих слов входят в состав отдельных устойчивых словосочетаний (to do justice, to hold counsel, to take counsel).

Заимствованные слова редко встречаются в текстах этого периода; вместо них, как правило, употребляются их исконно-английские синонимы. Дальнейшая лексическая ассимиляция заимствований выразилась прежде всего в развитии у них словообразовательной продуктивности.


[1] Brunner Karl. Abriss der mittelenglischen Grammatik. S.84, 71.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий