регистрация / вход

Части речи

Содержание Введение ... 2 §1. Проблема местоимения как части речи … 5 §2. Проблема отграничения указательных местоимений в английском языке и их функции ..… 10

Содержание

Введение ……………………………………... 2

§1. Проблема местоимения как части речи … 5

§2. Проблема отграничения указательных местоимений в английском языке и их функции……………………………………..… 10

§3. Местоимение it…………………………… 17

§4. Проблема выбора this, that и it……….… 19 Заключение ………………………………...… 27

Библиография ………………………………... 28

Введение

Местоимения составляют особую часть речи в силу своей семантики, синтаксических форм и выражаемых ими грамматических категорий. Сложившиеся традиции и неоднократное обсуждение вопросов теории частей речи внесли значительный вклад в их разработку. Но несмотря на неослабевающий интерес и поистине всесторонний подход к английским местоимениям, многие связанные с ними проблемы не получили еще однозначного решения. Отечественные и зарубежные исследователи вновь и вновь обращаются к проблеме выбора указательных местоимений this, that и личного местоимения it, выдвигая различные гипотезы, касающиеся сферы их употребления.

Американская комедия “Airplane” содержит следующий диалог:

Stewardess: Excuse me, Sir, there’s been a little problem in the cockpit.

Passenger: The cockpit! What is it ?

Stewardess: It’s a little room at the front of the plane where the pilot sits, but that’s not important right now [20,266] .

Юмористический эффект часто зависит от нарушения лингвистических правил и требований. Поэтому использование данного комического отрывка поднимает вопрос о существующих нормах употребления безличного местоимения it и указательных местоимений this и that и почему ответ стюардессы на вопрос “Whatisit?” абсурден. Если бы пассажир не знал, что такое кабина, вероятно он бы спросил “Thecockpit? What’s that?” скорее чем “What is it?” или “What’s this?” Ясно, что it, this, that занимают отдельные сферы употребления по отношению к предметам, поддающимся описанию.

Ученые, занимающиеся описательной лингвистикой, не предлагают каких-либо адекватных объяснений данного употребления. Было бы справедливо заметить, что лингвисты, изучающие строение трансформационно-генеративной парадигмы, считают, что проблема данного текста находится за пределами грамматики и принадлежит «прагматизму». Но даже те, кто открыто заинтересован, с точки зрения дискурса или прагматики, в описании отношений между предложениями, не отдают должной справедливости it, this, that, использованных в фильме для достижения юмористического эффекта.

Некоторые исследователи косвенно затрагивают эту проблему. Р. Краймс рассматривает различия между doso, dothis, doit, dothat как заместителей, но только затрагивающих взаимоотношения между заменяющим предложением и предложением, которое оно заменяет[20,266]. Д. Болингер рассматривая относительность that, затрагивает проблему значимости выбора скорее указательного местоимения, а не it, когда он говорит что «указательные местоимения выделяют и основывают свои именные фразы»[20;266]. Описание когезии в английском языке, данное М. Халидеем и Р. Хасаном, способствует употреблению it и обращается к различиям между this и that, но не способствует разрешению противоречий между itc одной стороны и this и that с другой[20,267].Дж. Лайонс учитывает замечания относительно this и that в исследовании деиксиса и анафоры, но также ничего не делает для решения интересующих нас противоречий[20,267]. Грамматика Р. Куирка (1985) дает примеры it, this, that, соотносящихся с предложениями и группами предложений в текстах и иллюстрирует различия между it, this и thatc одной стороны и soc другой в этого рода функции, но все еще не решает внутренние различия it, this и that[20;267].

Р. Лакофф предоставляет более полезную и интересную информацию о this и that, включая их использование в «деиксисе речи»; тем не менее, многие примеры, приводимые Лакоффом, касаются this и that, как определителей существительного. Следовательно, мы не в силах исследовать их потенциальное различие с it[20,267].

Д. Тавениус предприняла прямую попытку суммировать различия в употреблении (по крайней мере, в речи). Она считает, что говорящий делает следующие шаги, выбирая it : сначала. ему приходится делать выбор между it, с одной стороны и this и that, с другой. Он выберет this и that, только если для этого будет особая причина. Его следующий шаг – выбор между this и that, и затем будут использованы аспекты близости и отдаленности, хотя они во всех случаях являются относительными[20;267].

Но Д. Тавениус не решает проблему «Самолета». В ее утверждении отсутствует точность (что может составлять «специальные причины» для выбора this или that?) и последнее заявление, касательно близости и отдаленности, дальше расширяет проблему. Более того, ее объяснение не дает объяснения примерам it, this и that, встречающихся в ежедневном употреблении.

Однако, в традиционной науке мы нашли интересный документ, касающийся this (Geisleret al ., 1985), который сам по себе является откликом на ранний документ Moskovit (1983) [20;267]. Оба документа функционируют в строго выработанных рамках, затрагивая вопрос о правильности написания и как такие единицы, как указательные местоимения, могут быть использованы писателем четко, ясно и доступно читательскому кругу. Geislerey al . начисто отвергает синтаксическое и семантическое использование «изолированного» (без сопровождающей именной фразы) анафорического this и вводит дополнительные прагматические понятия темы и фокуса, чтобы объяснить функцию this, как противоположную it.

Эти выборы пользуются одобрением сегодняшней науки, но цель нашего исследования – определить три пути выбора it, this и that. Для достижения данной цели мы должны решить следующие задачи: исследовать литературу по данной теме; рассмотреть гипотезы различных лингвистов, касающиеся выбора this, that и it; сделать выводы о значимости данного выбора.

§1. Проблема местоимения как части речи

Вопросу теории частей речи уделяется большое внимание в языкознании. Традиции отечественной науки явились основой, на которой строятся классификации частей речи в работах германистов, посвященных современному английскому языку.

Местоимения представляют собой одну из наиболее очевидных языковых универсалий. Местоимения есть во всех языках, и во всех языках их распределяют приблизительно по одним и тем же разрядам. В силу своего большого семантического и морфологического разнообразия класс английских местоимений привлекал внимание исследователей во все периоды развития языкознания. Долгое время был спорным статус местоимений как самостоятельной части речи. Объясняется это морфологической и функциональной неоднородностью этого класса, отсутствием собственного грамматического значения, отличного от грамматического значения существительного и прилагательного и отсутствием особых, свойственных только местоимению синтаксических функций. Именно поэтому их иногда относят к существительным, прилагательным, наречиям, выделяя соответственно внутри этих разрядов местоименные существительные, местоименные прилагательные, местоименные наречия.

Большинство ученых-лингвистов [11,6] разделяет части речи на знаменательные и служебные в полном соответствии с традицией отечественного языковедения. Служебные части речи определяются как имеющие преимущественно грамматические функции, отличающиеся отсутствием прямой предметной соотнесенности, ослабленные в фонетическом отношении. Служебными словами, однако, могут быть и вспомогательные (или полувспомогательные) глаголы, а также некоторые местоимения или наречия, функционирующие в качестве союзов. Все ученые выделяют «основные» части речи: глагол, существительное, прилагательное, наречие. Вопрос о том, что представляют собой местоимения в английском языке в качестве особой части речи, является особо трудным и спорным. Местоимение тоже имеет, как правило, статус части речи. Это в частности связано с известным своеобразием местоимений. «Основные» части речи принято относить к «словам с символической функцией» [11,7]. Существительное обозначает предмет (в широком смысле слова), прилагательное—свойство предмета, глагол – действие предмета, наречие – вторичный признак действия или свойства. Местоимения отличаются от этих основных четырех частей речи, так как обладают указательной (так называемой дейктической ) функцией. Большинство исследователей отмечают «ситуативность» местоимений, т.е. обозначение «предмета» по отношению к говорящему, к субъекту речи. Именно эта особенность местоимений дает основания выделять их в особую часть речи, хотя почти все исследователи пишут о том, что признаки деления на имена существительные, прилагательные и местоимения с логической точки зрения перекрещиваются. К тому же, принадлежность слова к местоимениям не исключает его одновременной принадлежности к какой-либо части речи. Например, если принадлежность слова к существительному исключает возможность его принадлежности в то же самое время к прилагательному или числительному, то в случае местоимений положение совершенно иное. Каждое местоимение одновременно сближается с каким-либо из неместоименных частей речи: I - я, you – вы – с существительными; указательные this – этот, that – тот или притяжательные my – мой, your – ваш – с прилагательными и т.д.

В английском языке существует огромное количество подробных классификаций частей речи. В.Н. Жигадло, И.П. Иванова, Л.Л. Иофик отмечая, что части речи выделяются по трем признакам, подчеркивают роль синтаксического признака для современного английского языка и возможность выделения некоторых частей речи на основании двух признаков [9,49]. Категориальное, грамматическое значение существует на основе лексического значения, и смысловой признак является ведущим. Морфологические же признаки имеются в английском языке не у всех частей речи. Учет синтаксического признака поэтому особенно важен для слов-омонимов, принадлежащих к разным частям речи, которые не имеют морфологических признаков (например since, before, after – наречие, предлог, союз).

Авторы этой грамматики считают, что между частями речи нет непреодолимой границы и возможен не только переход одной части речи в другую, но и употребление одной части речи в функции, преимущественно свойственной другой части речи.

В своей практической классификации авторы весьма последовательно придерживаются принятых ими принципов. Они выделяют 13 частей речи, из них 9 знаменательных и 4 служебных. Знаменательные части речи – имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, слова категории состояния, наречие, модальные слова, междометья. Служебные части речи – предлоги, союзы, частицы, артикли.

По грамматическому значению знаменательные части речи подразделяются на три группы.

1. Части речи, называющие предметы, явления, их признаки (имя существительное, имя числительное, глагол, слова категории состояния, наречие).

2. Части речи, указывающие на предметы, их качества или количество, не называя их (местоимение). Авторы ясно понимают специфичность местоимений и особо отмечают их способность выполнять функцию самостоятельного члена предложения и служебную функцию.

3. Части речи, выражающие отношение говорящего к содержанию высказывания, его чувства, волеизъявления. На основе определения третьей группы знаменательных слов к ним относятся модальные слова и междометия и указывается на их своеобразие, заключающееся в том, что при употреблении в речи они не участвуют в основном делении предложения.

Эта классификация представляется наиболее удачной и широко используется в отечественной лингвистике.

Существует также система, изложенная в одной из работ начала 70-х годов, написанной видными английскими лингвистами (R. Quirk, S. Greenbaum, G. Leech, J. Svartrik ) [11,16]. Авторы дают свою классификацию в традиционных терминах частей речи, которые употреблялись, как они пишут, по отношению к языкам индоевропейской группы с античных времен. Разделение частей речи на группы проводится под влиянием «позиционных классов» и «формальных слов» Ч.Фриза.

К первой группе относятся существительные, прилагательные, наречия, глагол; ко второй – артикль. Указательные местоимения (выделенные в отдельную часть речи), все остальные – местоимения, предлоги, союзы, междометия. Части речи во второй группе называются «элементами закрытой системы», так как число их относительно невелико и новые элементы появляются редко. В таких же частях речи, как местоимение и артикль, трудно ожидать какого-либо продолжения ряда. Части речи первой группы составляют элементы «открытых классов». Эти части речи «открыты», так как ряды могут быть продолжены бесконечно. Отдельные элементы этих классов как элементы закрытой системы (или закрытых классов) не могут быть поставлены в такую бинарную оппозицию: a – the, this – that. Эти «закрытые» и «открытые» системы напоминают «открытые» позиционные классы Ч.Фриза и его «закрытые» группы функциональных слов, но здесь это разграничение проводится в рамках общей системы традиционно выделяемых частей речи.

А.И.Смирницкий также выделяет местоимения как особую группу слов на основе специфического значения и на базе определенной грамматической (морфологической и синтаксической) характеристики. Он считает, что если местоимения и могут быть названы частью речи, то только в том случае, если этот термин понимается более широко, чем обычно, чем тогда, когда в виду имеются существительные, прилагательные и т.д. Кроме того, называя местоимения частью речи, следует помнить о том, что выделение местоимений идет в ином плане, чем выделение частей речи. Автор данной грамматики ставит вопрос следующим образом: следует ли вообще выделять местоимения в качестве особой части речи, отвлекаясь от того, что одни из них (I, you, he и т.п.) сближаются с существительными, а другие (this, my и т.п.) с прилагательными и т.д.; или же правильнее не выделять местоимения как особый лексико-грамматический класс слов и распределить их по тем частям речи, с которыми они имеют общие черты. Некоторые ученые так и различают местоименные существительные и местоименные прилагательные [14,176].

Часть методистов применяют термин pronoun только по отношению к словам, играющим в предложении ту же роль, что и существительные; т.е. указанный термин понимается в его буквальном, этимологическом значении: pro-noun – то, что стоит вместо существительного. В связи с этим слова типа myмой , youваш и т.п. или which в значении который и др., выполняющие функцию прилагательного, в разряд местоимений не включаются, а такое слово как this рассматривается то как местоимение (Whoisit? Кто это? ), то как прилагательное (ThismanЭтот человек ). Но эта теория противоречива, так как если слова this, my и т.п. относятся не к местоимениям, а к прилагательным на том основании, что они замещают не существительное, а прилагательное, то не ясно, почему слова типа I, me и т.п., выполняющие ту же функцию, что и существительные, следует тем не менее относить не к существительным, а к особому разряду – местоимениям.

Таким образом, прежде чем окончательно определить положение местоимений, а именно указательных местоимений в классификации частей речи, следует разобраться, что вообще заставляет говорить о местоимениях как о какой-то особой группе слов (независимо от того, является ли эта группа слов особой частью речи или нет).

§2. Проблема отграничения указательных местоимений и их функции.

Местоимения обладают предельно обобщенным значением: они указывают на любые предметы, существа, отвлеченные понятия, не называя их. Это в высшей степени обобщенная часть речи, актуализирующаяся в контексте, в ситуации, но лишенная предметного реального содержания в отвлечении от конкретной ситуации. Синтаксически местоимения функционируют так же, как существительные или прилагательные.

Местоимения не случайно приобрели репутацию слов, которые не поддаются классификации, так как местоимения включают в себя очень разнородные по лексическому значению, по синтаксическим функциям и грамматическим категориям группы слов. Так, если в основу классификации положить синтаксический принцип, то можно выделить местоимения субстантивные и адъективные. Однако если попытаться распределить местоимения по этим группам, то окажется, что некоторые местоимения можно отнести и к субстантивным и к адъективным (this, that, each, other, some, any, all и др.). В связи с этим в лингвистической литературе преобладает семантическая классификация местоимений. С некоторыми вариациями в названиях местоимения делятся на:

1. Лично-предметные: I, you, he, she, it и др.

2. Притяжательные: my, mine, his, her и др.

3. Возвратные: myself, yourself, himself и др.

4. Усилительные: myself, yourself, himself и др.

5. Вопросительные: who, what, which, whose.

6. Относительные: who, which, that, whose.

7. Указательные: this, that, such, (the) same.

8. Взаимные: each other, one another.

9. Неопределенные: some, any, somebody, anybody, something, anything, someone, anyone.

10. Обобщающие: all, each, every, both, either.

11. Отрицательные: no, none, nobody, nothing, neither.

12. Неопределенно-личное и обобщенно-личное: one.

13. Выделительные: other, another [9,50].

Класс местоимений характеризуется в целом наличием грамматических категорий числа и падежа . Обе эти категории свойственны не всем разрядам местоимений. Грамматической категорией числа обладают указательные местоимения this и that и выделительное местоимение other. Наиболее полное выражение категория числа находит в разрядах возвратных и усилительных местоимений, где формам единственного числа последовательно противопоставлены существующие формы множественного числа, например: myself – ourselves, yourself – yourselves и др.

У местоимений так же, как у существительных, имеется двухпадежная система склонения , но наряду с противопоставлением общего падежа родительному в разрядах неопределенных местоимений (somebody – somebody’s), взаимных (eachother – eachother’s), неопределенно-личных (one – one’s), выделительных ( other – other’s), имеющим место и у существительных, у местоимений личных, вопросительных и относительных мы находим противопоставление именительного падежа объектному (I – me, who – whom), не свойственное существительным в современном английском языке.

Только два местоимения сопровождаются определенным артиклем: (the) same и other. Постоянное употребление артикля при местоимении same связано с его значением тождества, сходства. Употребление артикля при местоимении other аналогично его употреблению с именами существительными.

В некоторых разрядах местоимений имеется отчетливое противопоставление лица «не лицу», например: he, she обозначают лицо, it обозначает предмет. Вопросительное местоимение who противопоставлено в этом плане местоимению what; относительное who – which; неопределенные someone, anyone – something, anything; отрицательное nobody – nothing.

Указательность отражает способ детерминации референта, свойственный именно указательным местоимениям. Она выражает удаленность или близость предметов в (пространстве и времени) по отношению к говорящему лицу. Категория указательности – основа существования этих местоимений; переставая выражать значение «близость/отдаленность», они утрачивают специфику указательных местоимений.

Указательные местоимения представляют собой малочисленный разряд слов, выражающих указание на предметы и их признаки (this – that), на тождество, уподобление ([the] same) или на определенное качество (such). Указание на предметы и их признаки является, как известно, общим значением всего класса местоимений в целом; данные местоимения являются собственно указательными , специально предназначенными для выражения этого значения[6,151].

Общее значение указания реализуется в местоимениях this и that как пространственное и временное указание. Пары типа this / that , these / those образуют лексические оппозиции, основанные, как принято считать, на противопоставлении близкий/далекий в пространстве или времени по отношению к говорящему, но понятия «близкий», «далекий» не являются абсолютными, и для их реализации в речи необходимо знать, по сравнению с чем тот или иной предмет может быть охарактеризован как близкий или далекий. Например: I like these (pictures, which are near me) better than those (over there on the far side). Часто this употребляется по отношению к предметам и явлениям более близким говорящему в пространстве и во времени (указание на настоящее время); that обозначает предметы и явления более отдаленные от говорящего в пространстве или во времени: Well, howwillyouexplainmyabsencetothese peoplehere? (Lever); I wonder what he is doing now, this very minute! (Brough.); In that moment I forgave all my friends and relations for their wickedness…(Jer.). При наличии в речевой ситуации единичного представителя какого-то класса предметов или явлений, для его идентификации (установления референциальной соотнесенности между словесным знаком и соответствующим ему предметом) достаточно указания на чувственную воспринимаемость, которое может осуществляться двояко: непосредственно самим словом или словом в сопровождении указательного жеста. Например: I want this , this and this (разговор между покупателем и продавцом).

Указательные местоимения this и that выделяются тем, что они имеют категорию числа, причем не только при субстантивном употреблении, но и тогда, когда они употребляются как прилагательные, т.е. атрибутивно (thismanэтот мужчина – thesemenэти мужчины , thatmanтот мужчина – thosemenте мужчины) . Образование форм множественного числа у местоимений this – these и that – those отличается от образования этих форм у существительных. Свойственные этим местоимениям специфические особенности образования формы множественного числа, возможно, отделяют их от существительных и объясняют, почему наличие у рассматриваемых местоимений формы множественного числа не ведут к их субстантивации. Более того, в сфере прилагательных английский язык категории числа не знает и ее наличие у местоимений this и that в случае атрибутивного употребления ставит эти слова в особое положение даже внутри самой системы местоимений, отличая их от такого местоимения, как на пример other, употребление которого возможно в сочетании othersbooks, где оно является местоимением-прилагательным и не имеет формы множественного числа и Otherswantedtogothere, где others является местоимением-существительным и характеризуется наличием формы множественного числа. В отличие от others, своеобразие образование форм множественного числа у this и that подчеркивает отсутствие в них субстантивности. Поэтому эти местоимения и сохранились в качестве единственного пережитка слов адъективного характера, различающих формы числа.

Местоимение such указывает на определенное качество предмета, соответствуя русскому «такой». Подобно this и that, анафорическое such может быть отнесено или к содержанию единичного понятия: Haveyouseenaskilfulboxerwatchhisantagonistwithaquiet, incessanteye? Such an eye as this did the pony keep upon whatever man took the rope (Wist.) или же к содержанию целого предложения: Clearly this wild country spoke a language other than mine – the world here was a term of endearment. Such was my conclusion (Wist.). Such подводит итог всему сказанному ранее. Such, подобно that, может быть предваряющим, будучи соотнесено с содержанием следственного предложения или определи тельного, введенного as: Thehappiesthourofthedayforsuch passagesasthesewasthatofluncheon (Lever).

(The) same передает значение тождественности предмета другому предмету, упомянутому ранее: He did make one or two feeble efforts to take up the work again… but there was always the same coldness, the same want of sympathy on the part of the world to fight against (Jer.). В сочетании с ограничительным предложением (the) same может быть предваряющим: The same law that had worked in her… was working in the family she had watched like a mother (Galsw.). В следующем примере (the) same указывает на тождество, но не является ни анафористическим, ни предваряющим: They both get hold of the same bit of line, and pull at it in opposite directions (Jer.). Местоимения such и (the) same неизменяемы. Последнее употребляется с определенным артиклем, усиливающим указательное значение («тот» самый).

Некоторым местоимениям свойственно фиксированное место в определенной синтаксической конструкции. Так, this и that в атрибутивном комплексе стоят на первом месте: thislargetableэтот большой стол, но не largethistableбольшой этот стол.

Указательные местоимения this/that являются словами, которые функционируют как существительные и как прилагательные: What’sthis? Что это? и What is that man? Кто этот человек? По своим синтаксическим функциям некоторые из них могут быть определением в присубстантивной позиции. Эти же местоимения могут употребляться при отсутствии определяемого имени. В этом случае их предметное значение выясняется из контекста вследствие анафорической соотнесенности местоимения с его коррелятом: athisownbedroomwindow, therewerecrowdsofthoughtsthatmixedwiththese (Dic., D., 253). Philip Bossiney was known to be a young man without fortune, but Forsyte girls had become engaged to such before ( Gal., Man, 45). Коррелятом местоимений such, the same, this и that (только в форме ед. ч.) может быть и целое предложение или высказывание: Clearly this wild country spoke a language other than mine…such was my conclusion (Chr., B., 49). He had special duties. – Oh, yes, we all guessed that (Cr., Q., 44). По этой причине в тех случаях, когда требуется обозначить единичный предмет, а не ситуацию, местоимения this и that часто сопровождаются словом-заместителем one: Their moments of intimacy, of understanding and happiness, were so rare now that she was loath to relinguish this one (Cr., Cit., 172). Форма множественного числа местоимения those может использоваться при отсутствии соотнесения с коррелятом. В этом случае those всегда сопровождается правым определением и передает значение лица: Heentertainedthose hequestionedwithadrinkoracupofcoffee (R., Al., 97). Таким образом, местоимению that в форме единственного числа не во всех случаях соответствует форма множественного числа those. В меньшей степени это относится к местоимению this.

Указательные местоимения используются в двух служебных функциях: определителей и слов- заместителей.

В служебной функции определителей выступают лишь местоимения this и that, которые, как это свойственно местоимениям, совмещают данную служебную функцию со знаменательной: thisbook, thatbook. Such не является определителем, поскольку перед существительным в единственном числе оно сочетается с неопределенным артиклем: suchabook.

В служебной функции слов-заместителей выступают лишь два указательных местоимения: that, обычно с предложным именным сочетанием, и (the) same. В этом употреблении данные местоимения лишены собственного лексического значения и наполняются содержанием замещаемого существительного, сохраняя, однако анафорический характер указания: AsIraisemyglisteningeyes, Imeetthose ofMr. Musgravefixeduponme… (Brough.); …unlimited individual privileges and the power that goes with the same…(Dreis.)

Иногда указательными местоимениями считают также слова, традиционно относимые к местоименным наречиям, которые выполняют различные обстоятельственные функции и употребляются только анафорически: thus, there, here, so, then и т.д. Однако для причисления thus, there, here, then к категории местоимения препятствием является их синтаксическая функция обстоятельства. Слово so кроме обстоятельственных функций (обстоятельства образа действия и меры и степени) может выполнять функции дополнения или предикативного члена (как субъективного, так и объективного), замещая при этом целую предикативную единицу или слово, не относящееся к категории наречий ( обычно прилагательное, причастие): She’sneverhadaregularboyfriend. She told me so herself (Chr., B., 63). But the police are bound to be suspicious of them and will continue to be so (Ibid., 128).

Следует отметить, что местоимение that ( только в форме единственного числа) начинает появляться и в обстоятельственной функции, где прежде было возможно только so: Ishethat good (Puzo, God. 95)? You are not all serious about her (Brad., Fr., 36). Данные случаи характерны для американского варианта английского языка и свидетельствуют о близости значений so и that. Таким образом, наличие у so признаков как наречия так и местоимения не позволяет безоговорочно отнести его ни к одной из этих частей речи. So находится в области пересечения этих классов.

Как известно, наречие не может заполнять позицию дополнения и крайне редко заполняет позицию предикативного члена. В этих позициях после тех же глаголов в целях замещения кроме so могут стоять другие указательные местоимения – this, that или местоимение it: Iunderstandthatyouwereinterestedinthedeadgirl? – Yes, theyallhavetoldyouthat (Chr., B., 59). You took the money. You’ll get no more from me. Don’t think it (Chr., H., 44). His sister is tactful. But I couldn’t call him that (Murd. B., 231).

§3 Местоимение it и его функции

Как известно, местоимение it входит в разряд личных местоимений. Собственно личными местоимениями являются местоимения 1-го, 2-го и 3-го лица: I, we; you; he, she, they, обозначающие говорящего (I), говорящего вместе с другим лицом или группой лиц (we), лицо или группу лиц, к которым обращается говорящий (you), лицо или лица, не являющиеся ни говорящими ни собеседниками (he, she, they).

В отличие от остальных личных местоимений it обозначает все то, что не относится к понятию «лицо». Следовательно, в этом разряде местоимений можно найти четкое противопоставление указания на лицо и “не лицо”. Разграничение лица и «не лица» лексическим средством (различными формами местоимений) сменило ранее имевшуюся у этих местоимений категорию грамматического рода. Грамматисты говорят об it как о личном местоимении среднего рода, но, по мнению таких грамматистов, как В.Н. Жигадло, И.П. Ивановой и Л.Л. Йофик, категория грамматического рода в английском языке отсутствует; it обозначает те понятия и предметы, которые не могут рассматриваться как лица. С этой точки зрения местоимение it является предметным [9,52].

Вследствие того, что в процессе исторического развития английского языка за it ( по происхождению it является местоимением 3-го лица единственного числа среднего рода) закрепилось значение указания на все то, что не обозначает лицо, это местоимение приобрело значение слова, выражающего указание анафорического или предваряющего характера. Только в одной, чисто служебной функции – подлежащего безличного предложения – it не обладает ни анафорическим, ни предваряющим значением.

В современном английском языке В.Н Жигадло, И.П. Иванова и Л.Л. Йофик выделяют следующие функции и значения местоимения it [9;54]:

1. It – лично-предметное местоимение, отсылающее к упомянутому ранее единичному предмету (который может быть обозначен и определительным словом), например: Hetookthemtohishouse, openedthedoor, closedit andbarredit (Bes.)

2. Анафорическое (реже – предваряющее) it в функции указательного слова, отсылающего к словосочетанию или целому предложению. В данной функции it соответствуетуказательномуместоимениюврусскомязыке:…he hit me over the chest when I wasn’t expecting it – a cowardly thing to do, I call it (Jer.). Первое it отсылает к содержанию всего сложноподчиненного предложения, второе – к словосочетанию acowardlythingtodo.

3. Предваряющее it в функции подлежащего усилительного оборота. Разновидность употребления it в значении предваряющего указательного слова является использование его в функции подлежащего в так называемой усилительной конструкции ; It wasGeorge’sstrawhatthatsavedhislifethatday (Jer.). It вводит понятие, которое разъясняется в придаточном предложении.

4. а) Предваряющее it в функции формального дополнения. It выступает в качестве структурного элемента – служебного дополнения. Здесь it выполняет служебную функцию слова-заместителя, обеспечивающего структурную законченность словосочетания «глагол + дополнение», например: …hethoughtit advisabletochangehistactics (Grand).

б) It в функции формального, служебного подлежащего, обеспечивающего двусоставность структуры безличного предложения. It в функции подлежащего безличного предложения выступает как чисто служебное слово, лишенное лексического значения.

§4 Проблема выбора this, that и it

Приведенный ранее диалог фильма поднимает вопрос о том, какие виды значений it, this и that могут принадлежать к «миру дискурса», созданного и разработанного в уме корреспондента и реципиента во время речевого или письменного взаимодействия. Под «миром дискурса» понимается накопление частного и общего знания, к которому может быть обращен и добавлен текст, по мере развертывания речи. «Текст» есть ни что иное, как словесное кодирование взаимодействия, которое создает этот мир. Термин «мир дискурса» также связан с точкой зрения, что контекстуальные именные фразы и единицы ссылки взаимодействуют, скорее, чем мысль о том, что единицы ссылки, такие как местоимения, относятся к именной фразе. Теория взаимодействия рассматривает «обратную ссылку» к именной фразе, как недостаточное объяснение того, каким образом работает ссылка, так как именная фраза существует в тексте , а не в мире дискурса или реальном мире. Взаимодействие не включает в себя различий между анафорической и экзофорической ссылкой, но исследует единицы ссылки вместо относящихся к объектам в мире дискурса, которые именные фразы уже создали в том мире [20,268]. Объекты могут быть восстанавливаемыми, как именные фразы в тексте, предложения или целые параграфы, но такая ссылка идет к значениям дискурса, а не к лингвистическим формам, которые их кодируют.

Различные типы восстанавливаемых значений в тексте могут быть проиллюстрированы следующими отрывками:

It

1. The brain is our most precious organ – the one above all which allows us to be human.

The brain contains 10 billion nerve cells, making thousands of billions of connections with each other. It is the most powerful data processor we know, but at the same time, it is incredibly delicate.

(The Observer, 16 October 1988)

2. According to the center, the region’s electricity network is falling apart. “We are loosing a third of our farming time and it’s getting close to impossible to get any results”, says Bower. “The top 10 centimeters of soil dries out completely in two days. It’s very sad”. Given half a chance, these farmers could succeed.

(New Scientist, 23 January 1986)

3. Egypt’s three million farmers agree on only one thing when choosing wheat seeds: white ones are the best. It is a matter of tradition. But seeds that produces a high yield of grain is not an automatic choice, because most farmers also want a high yield of straw for feeding animals.

(New Scientist, 23 January 1986)

This

4. Coming out from the base of the brain like a stalk is the brain stem. This is swollen top of special cord, which runs down to our “tail”.

(The Observer, 16 October 1988)

5. You may prefer to vent your tumble-dryer permanently through a non-opening window. This isn’t quite as neat, since the flexible hose remains visible, but it does save knocking a hole in the wall.

(Which?, October 1988)

6. Companies are tremendously profitable. They are investing in a very high rate. The problem is on the import side, where the British consumer’s appetite for imported goods is apparently insatiable. If we don’t have the cash to buy, we borrow. Why this should have happened is one of the great puzzles. Part of the answer is that the figures are wrong. What we do not know is by how much.

(The Guardian, 2 November 1988)

That

7. Enforcement of the Consumer Protection Act regarding toys should become much simpler – and the protection it offers more comprehensive – in January 1990. That’s when new regulations based on a new European Standard for toy safety, and legally enforceable in all EEC countries, are due to come into effect.

(Which?, December 1988)

8. So there will be one-day conference in London some five or six weeks before a full conference begins, at which final “composite” motions are prepared.

If that is done, say party managers, it will be possible to allocate more time to debates, and therefore to lengthen the time limit for speeches from the rostrum.

(The Guardian, 7 October 1986)

9. It is, of course, impossible to analyse style. That wouldn’t be stylish, would it? And anyway, what is commendably stylish is one person is offensive in another.

( Options , October 1985)

В примерах 1, 4 и 7 – относительно прямо обозначен объект дискурса, к которому относятся it, this и that; в каждом случае выделяется именная фраза, которая может быть непосредственно заменена на it, this и that. В примерах 2, 5 и 8 ситуация менее ясная; 5 – подходит для прямой замены, но 2 и 8 – нет и во всех трех случаях объекты могут быть взяты в пределах достаточно большого объема текста. В самом деле, если в примере 8 не совсем очевидно, что выделенные слова охватывают референта that, хотя даже у неопытного читателя вряд ли возникнут трудности при чтении текста. Примеры 3 и 6 одинаково проблематичны в том, что трудно сразу определить, являются ли выделенные слова заменителями it, this и that. Пример 6 является возможно самым трудным из всех в этом отношении. В примере 9 that может быть заменено неличной формой придаточного предложения “toanalysestyle”.

В примере1 конструкцию it’s нельзя заменить на this или that; в примерах 2 и 3 существует возможность замены it на this и that. В примере 4 замещение на it или that невозможно, но возможно в примере 5. В примере 6 больше подходит that, чем it. В примере 7 подходит this, а не it; то же самое и в примере 8. Пример 9 кажется предоставляет возможность использования it, но this здесь едва ли подойдет. Взаимозаменяемость, где она возможна, должна оцениваться по отношению к идиоматическому характеру придаточных предложений, таких как It s the matter of tradition иIt s very sad , но в таких фразах возможность замены обусловлена тем, что подлежащее является более гибким ( That s the matter of tradition звучит вполне нормально, также как и That s very sad ). Таким образом, когда все три единицы соотносятся со значением, существуют ограничения, которые действуют на уровне дискурса, и даже где существует взаимозаменяемость, появляется перемена в значении.

Каким образом можно разрешить этот сложный комплекс выборов? Такое понятие, как речевая сегментация поможет пролить свет на этот вопрос. Тексты, в самом деле, могут состоять из предложений и орфографически маркированных параграфов. Сегменты – это функциональные единицы, которые создают структуру дискурса, и их границы (но не обязательно) могут быть ясно выражены в тексте. В. Фокс (1987) [20,270] рассматривает риторические единицы текстов и отмечает каждый сегмент относительно его функции в создании структуры дискурса. Типичная единица текста может быть функционально маркирована; это семантико-текстуальные единицы. В пределах таких сегментов он наблюдает продвижение от полной именной фразы до относимого к ней местоимения. Местоимения продолжают функционировать как заменители именной фразы до того, пока не произойдет переход к новому сегменту дискурса, когда полная именная фраза появляется снова.

10 (1) The brain is our most precious organ – the one above all which allows us to be human.

(2) The brain contains 10 billion nerve cells, making thousands of billions of connections with each other. (3) It is the most powerful data processor we know, but at the same time, it is incredibly delicate. (4) As soft as a ripe avocado, the brain has to be encased in the tough bones of the skull, and floats in its own waterbed of fluid. (5) An adult brain weighs over 31b and fills the skull. (6) It receives one-fifth of the blood pumped out by the heart at each beat.

(7) The brain looks not unlike a huge walnut kernel: it is dome-shaped with a wrinkled surface, and is in two halves joined in the middle.

(The Observer,16 October 1988)

Здесь существует интуитивная функциональная сегментация, которой параллельны выборы именной фразы и местоимения:

Сегмент 1: абстрактный (предложение 1)

Сегмент 2: the brain as data processor (предложение 2, 3)

Сегмент 3: the brain’s physical environment (предложение 4)

Сегмент 4: the adult brain (предложение 5, 6)

Сегмент 5: the brain in appearance (предложение 7)

Текстуальные сегменты такого вида независимы от предложения и орфографического параграфа; их границы могут совпадать с предложениями и параграфами, но не обязательно (сегмент 1 – одно предложение и один параграф; сегмент 2 – два предложения, но только часть параграфа). Выбор существительного или местоимения, соотносящихся с “thebrain”, как объекту дискурса, соотносится с сегментами:

Сегмент 1: the brain

Сегмент 2 : the brain, it, it

Сегмент 3: the brain, its

Сегмент 4: an adult brain, it

Сегмент 5: the brain, it

Каждый новый сегмент порождает полную именную фразу, затем соотносит с it. It как немаркированная единица ссылки, относящаяся к «объекту в данном фокусе», обозначенная внутри сегмента дискурса именной фразой, которая вводит его в фокус. Местоимение it согласуется с тем, о чем мы говорим или фокусируем внимание. Хоффман отмечает корреляции между местоимениями и объектами действительности. Он считает, что местоимения не используется для обозначения объекта предыдущего параграфа, кроме случаев, когда его antecedent является темой параграфа в предшествующем параграфе. Эти соотношения меняются от одного вида текста к другому, но за пределами повествовательного текста исключения этому «анафорическому барьеру» редки [20,271].

Но что такое «объект действительности в данном фокусе»? Недостаточно просто назвать что-то, чтобы сделать его «объектом данного фокуса», необходимо также topredicate что-то об именной фразе, которая его называет. Таким образом, в следующем примере it не правильно употребляется по отношению к introduction, когда introduction только указано и еще не стало « объектом фокуса».

11. Introduction: it deals with the developments in dialectology over the last twenty years.

Правильное употребление здесь бы потребовало “Introduction: this dealswith…” или повторение полного существительного “Introductiondealswith…” Другой пример написан на английском на пакетах с немецким печением “storeitcoolanddry”, хотя лучше было бы “storethiscoolanddry” или без местоимения вообще (“storeinacoolanddryplace”). Это предполагает, что замечания Гивона, касающиеся «предпочтительного, даже обязательного» использования местоимения, где был упомянут референт, обеспечивающий выбор единственного референта, действуют в случае с it когда референт был помещен в данный фокус дискурса [20,272].

Казалось бы, что прономинализация с it относится к функциональным сегментам и употребляется по отношению к объекту в данном фокусе в пределах сегмента. С другой стороны this и that имеют абсолютно разные функции. Р. Хокинс уже показал, что this и that обычно не представляют совершенно новых референтов, как показано в неадекватном высказывании [20,272]:

12. This/that man you should talk to is Dan Smith.

Возникает вопрос, какова их функция? Что использовано как «объект в данном фокусе» близко к тому, что Р. Изард называет фокусом внимания; примером служат следующие предложения [20,272]:

13 First square 19 and then cube it.

14 First square 19 and then cube that.

В примере 13 , мы возводим в куб 19, а в примере 14 мы возводим в куб результат 19 в квадрате (т.е. 361); данный фокус переносится с 19 на 361 и that используется, чтобы сигнализировать о том, что мы пересекли его границу и возвращаемся к предыдущему фокусу. Если мы рассмотрим this, картина меняется, но не существенно. В отрывке из примера 4 this сигнализирует о том, что “brainstem” следует рассматривать, как новый фокус внимания:

15 Coming out from the base of the brain like a stalk is the brain stem. This is the swollen top of the spinal cord, which runs down to our “tail”.

This и that в данном случае функционируют одинаково и сигнализируют о том, что фокус либо меняется, либо уже изменился. Р. Линд дает нам возможность ознакомиться с описаниями людьми своих квартир, и хотя эти данные являются примером разговорной речи, они подтверждают гипотезу об изменении фокуса. Примерами, подчеркивающими контрастность выбора it/that, могут стать следующие предложения:

16 And the living room was a very small room with two windows that wouldn’t open and things like that. And it looked nice. It had a beautiful brick wall.

17 You entered into a tiny little hallway and the kitchen was off that.

В примере 6 действие протекает в пределах одного объекта или фокуса внимания (livingroom) и следовательно используется it, в то время как в примере 17 наблюдается переход от одного объекта (thehallway) к другому (kitchen) и, в связи с изменением фокуса внимания, используется that. Следует заметить, что данное высказывание не зависит от временных рамок: даже если бы оно протекало в настоящем времени, а не в прошлом, that было бы предпочтительнее, чем this.

Тогда как it просто обозначает данный фокус, this и that каким-либо образом подчеркивают своих антецедентов, сигнализируя об изменении дискурса.

Как утверждается, объект часто становиться фокусом внимания с целью оценки. В самом деле, сравнение является своеобразной формой оценки. Подтверждение этому можно найти в структуре предложения this…but… (пример 5).

Используя анализ примеров последних данных, изучив аргументы ученых-лингвистов, соединив факты употребления this, that и it, можно предположить следующее:

1. It используется для немаркированной ссылки на объект, обозначенный в предыдущем словосочетании, предложении или даже контексте, и находящийся в данном фокусе внимания.

2. This сигнализирует об изменении фокуса внимания, о переходе его на другой объект.

3. That часто используется вместо it, но при таком употреблении указательное местоимение создает эмфазу; that противопоставляет данный фокус объектам или фокусам, не являющимся центральными, маргинальными или иного отношения.

Данные положения должны оставаться экспериментальными, пока не будут проверены на большем количества сведений, но они позволяют объяснить широкий диапазон употребления it, this и that.

Заключение

В настоящей работе была сделана попытка изложить и обобщить те вопросы употребления данных местоимений в речи, которые являются наиболее спорными. Следует подчеркнуть, что речь идет не только о грамматически правильном воспроизведении текста, но и об адекватном восприятии интенции говорящего при изложении мыслей.

Все выводы базируются на использовании Стандартного Британского варианта Английского языка (SBrE). Во внимание не принимаются различные существующие диалекты, такие как EastAnglian, где возможно употребление that во многих случаях, где SBrE употребляет it ( например: That’ s raining ), а также Американский вариант английского языка.

Примеры для данного исследования были взяты из Британских газет и журналов, отобранных за 1985 – 1988 г.

Следует заметить, что хотя this, that и it могут играть относительно незначительную роль в организации текста, тщательное исследование их окружения ставит принципиальные вопросы о статусах параграфов и сегментов дискурса, и о том, как писатели или ораторы структурируют свои аргументы, создают фокусы внимания в текстах и вызывают желаемую интерпретацию.

Библиография

1. Арнольд И.В. «Стилистика современного английского языка» - Л.: «Просвещение», 1973.

2. Бархударов Л.С. «Очерки по морфологии современного английского языка» - М.: «Высшая школа», 1975.

3. Бурлакова В.В. «Дейксис» из кн. . «Спорные вопросы английской грамматики» Ред. Бурлакова В.В. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1988.

4. Варгина Н.В. «Местоимение» из кн. «Теоретическая грамматика английского языка» Ред. Бурлакова В.В. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1983.

5. Ворноцова Г.Н. «Очерки по грамматике английского языка». – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1960.

6. Гак В.Г. «Теоретическая грамматика французского языка» М.: «Высшая школа», 1979.

7. Гордон Е.М., Крылова И.П. «Грамматика современного английского языка» М.: «Высшая школа», 1980.

8. Емельянова О.В. «Функциональная и семантическая характеристика местоимения». Из кн. «Спорные вопросы английской грамматики» Ред. Бурлакова В.В. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1988.

9. Жигадло В.Н., Иванова И.П., Иофик Л.Л. «Современный английский язык теоретический курс грамматики» М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1956.

10. Зернов Б.Е. Проблема частей речи в отечественной и зарубежной лингвистике. из кн. «Теоретическая грамматика английского языка» Ред. Бурлакова В.В. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1983.

11. Зернов Б.Е. Классификация слов по частям речи и связанные с ней проблемы. Из кн. . «Спорные вопросы английской грамматики» Ред. Бурлакова В.В. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1988.

12. Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. «Теоретическая грамматика современного английского языка» М.: «Высшая школа», 1981.

13. Ильиш Б.А. Вопросы теории частей речи. – Ленинград 1968.

14. Смирницкий А.И. «Морфология английского языка» М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1959.

15. Татаринова Л.В. Специфика референций указательных местоимений. из тезисов межвузовской конференции молодых ученых «Семантическая и прагматическая организация высказывания» Ред. Тарасова С.Г.. – Иркутск: ИГПИИЯ, 1996.

16. Blokh M.Y. A course of theoretical English grammar. Moscow, 1983.

17. Ilyish B.A. The structure of modern English. М. – Л., 1965.

18. Quirk R., Greenbaum S., Leech G., Svartvik J. A grammar of contemporary English. Moscow, 1982.

19. Leech G., Svartvik J. A communicative grammar of English. Moscow, Prosveshcheniye, 1983.

20. McCathy M. It, this and that. In “Advances in written text analysis” ed. by M. Coulthard. London; New York, 1994

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий