регистрация / вход

Новая фразеология и ее использование

Понятие фразеологии как науки, ее сущность и особенности, история становления и развития, основные понятия и характеристики. Типы фразеологических единиц, их отличительные черты и применение. Источники русской фразеологии и способы их использования.

Содержание

1. Общие сведения о фразеологии и фразеологических оборотах. 2

1.1 Общие сведения о фразеологии. 2

1.2 Основные типы фразеологических единиц. 4

1.3 Источники русской фразеологии. 5

2. Способы использования фразеологических оборотов в стилистических целях 8

3. Стилистическое использование фразеологических оборотов в их общеупотребительной форме. 11

4. Стилистическое использование фразеологических оборотов в авторской обработке 12

Список литературы.. 17

1. Общие сведения о фразеологии и фразеологических оборотах

1.1 Общие сведения о фразеологии

Фразеология – раздел языкознания, изучающий устойчивые, семантически цельные сочетания слов. Их называют фразеологическими единицами или фразеологизмами. Большинство фразеологических единиц появилось в языке в результате развития у различных сочетаний слов единого, целостного значения. Например, выражение ломиться в открытую дверь означает «открывать всем давно известное». Это значение является результатом переносного употребления всего выражения в целом. Основа переноса заложена в буквальном значении оборота: «Зачем ломиться в дверь, которая открыта?» Следовательно, зачем открывать то, что давно всем известно?

Однако фразеологизмы могут возникать и на базе прямого значения слова. Это наблюдается в том случае, когда фразеологическая единица служит составным наименованием – читальный зал, зачетная книжка, удельный вес, головные уборы и т.п. – или является результатом стандартизации какого-либо оборота – откровенно говоря, не в обиду будь сказано, всего хорошего и т.п.

Фразеологизмы имеют много общего со словом. В чем же это выражается?

Фразеологизмы, подобно словам, имеют единое, целостное значение. Поэтому они достаточно свободно вступают со словами в синонимические отношения, например: гонять лодыря бездельничать; кот наплакал мало; собаку съел ловкий, опытный; козел отпущения жертва.

Фразеологические единицы по своей семантике и грамматическим признакам соотносятся с соответствующими частями речи и в предложении выступают в качестве его члена. Например, бить баклуши, тянуть канитель, закидывать удочку, водить за нос – это глагольные фразеологизмы, которые в предложении обычно являются сказуемым; точка зрения, кисейная барышня, козел отпущения, ахиллесова пята – субстантивные фразеологизмы; рукой подать, как на ладони, со всех ног, спустя рукава – наречные и т.п.

Фразеологические единицы обладают устойчивостью. Это выражается в том, что у них обычно сохраняется постоянный состав компонентов и довольно четко выражена тенденция к закреплению порядка их следования, например: стреляный воробей, куры не клюют, первый блин комом, положить в долгий ящик, у черта на куличках и т.п.

Фразеологизмы, как и слова, обладают воспроизводимостью, т.е. они извлекаются из памяти как готовые образования, а не создаются вновь в процессе их употребления.

Фразеологизмы являются непроницаемыми или ограниченно проницаемыми единицами, т.е. компоненты фразеологизма теряют способность к распространению, а фразеологизм в целом может вступать в новые, особые синтаксические связи. Например, фразеологизм намылить голову не может распространяться определением к слову голова (какую? чью?) и дополнением в творительном падеже (чем?), в отличие от свободного сочетания из тех же слов (ср. намылить мылом голову ребенка). А такой фразеологизм, как вить веревки, приобретает способность сочетаться с дополнением, выраженным одушевленным именем существительным (из кого-либо), в то время как его свободный прототип обычно распространяется дополнением, выраженным неодушевленным существительным (ср. вить веревки из пеньки, пакли и т.п.).

Однако фразеологические единицы отличаются от слова. Это выражается в следующем:

Фразеологизмы являются раздельно оформленными единицами, т.е. каждый компонент фразеологизма сохраняет свойственные ему формы словоизменения (если фразеологическая единица не потеряла способности к формоизменению), например: попасть впросак – попал впросак, попадет впросак.

Фразеологизмы имеют несколько словесных ударений, как и свободные словосочетания, например: в три шеи, но втридорога (здесь осталось одно ударение, так как на базе фразеологизма в этом случае возникло слово).

1.2 Основные типы фразеологических единиц

Фразеологические единицы делятся на коммуникативные, когда они выполняют функцию целого предложения (например, Вот тебе и на! Вот тал клюква\ Была не была\ Поживем–увидим\ Сколько зим, сколько лет!), и некоммуникативные, когда они употребляются в качестве члена предложения (например, за тридевять земель – далеко: Жил-был за тридевять земель В тридцатом княжестве Великий и премудрый царь. (Л.)

По степени семантической цельности среди фразеологических единиц выделяются: фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические выражения, фразеологические сочетания.

Первые три типа характеризуются семантической нечленимостью; последний тип отчасти сохраняет такой признак свободных словосочетаний, как семантическая членимость.

Фразеологические сращения – это немотивированные цельные сочетания, возникшие в результате образного, переносного употребления, например: бить баклуши, подложить свинью, пускать пыль в глаза, у черта на куличках. В их составе нередко присутствуют лексические архаизмы и архаические формы слов, например: темна вода во облацех, ничтоже сумняшеся, попасть впросак, турусы на колесах, до положения риз и др.

Фразеологические единства – это мотивированные цельные сочетания, возникшие, как правило, тоже в результате переносного употребления, например: белая ворона, ни рыба ни мясо, хоть глаз выколи, сложа руки и др., или составные наименования, возникшие на базе прямого значения слов, например: так сказать, одним словом, всерьез и надолго, комитет народного контроля и др.

Фразеологические сочетания – это такие устойчивые сочетания, в которых одно слово имеет свободное, а другое фразеологически связанное значение.

Целостное значение фразеологического сочетания складывается из смыслов того и другого компонента, например: отъявленный плут, мошенник, негодяй; потупить голову, очи, взор, глаза. Во фразеологическом сочетании закадычный друг слово друг имеет свободное номинативное значение, а слово закадычный – фразеологически связанное, так как оно реализуется только в сочетании со словом друг. Возможность синонимической замены фразеологически связанного слова (закадычный близкий, старый) свидетельствует об известной семантической членимости этого фразеологического сочетания.

Вот почему этот тип фразеологических единиц занимает периферийное положение во фразеологической системе русского языка.

1.3 Источники русской фразеологии

Основная часть фразеологических ресурсов русского языка состоит из фразеологизмов исконно русского происхождения. Среди фразеологизмов разговорного характера содержится значительное количество таких, источником которых является профессиональная речь, например: точить лясы, без сучка и без задоринки (из профессиональной речи столяров), сходить со сцены, играть первую скрипку (из речи актеров, музыкантов), попасть впросак (связано с изготовлением веревок, канатов; просак – станок для витья веревок, канатов).

Единичные фразеологизмы попали в литературный язык из жаргонной речи, например, оборот втирать очки – шулерское выражение (шулера пользовались специальными порошковыми картами, чтобы буквально втирать очки, т.е. добавлять или убирать очки во время карточной игры).

В сфере бытовой и разговорной речи постоянно возникали и возникают обороты, в которых находят социальную оценку различные исторические события и обычаи русского народа. Например, фразеологизм положить (или отложить) в долгий ящик связывают с именем царя Алексея Михайловича (XVII в.), по приказу которого перед дворцом в Коломенском был установлен ящик для челобитных, однако подобное нововведение не устранило волокиту, и народ соответственно отразил этот факт: положить в долгий ящик – значит затянуть рассмотрение вопроса на неопределенный срок. Обычаи русского народа находят отражение в таких фразеологизмах, как дело в шляпе (путем жеребьевки решать спорные вопросы), прокатить на вороных (набросать черных шаров при голосовании), зарубить на носу (нос – это дощечка, бирка, на которой делались заметки на память) и т.п.

Кроме фразеологизмов, происхождение которых связано с разговорной речью, имеется значительное количество фразеологизмов книжного происхождения, как русских, так и заимствованных. Среди них есть очень старые, заимствованные из богослужебных книг, например: ищите и обрыщете, святая святых, исчадие ада, по образу и подобию и др.

Активно пополняется фразеология русского языка крылатыми выражениями литературного происхождения. Например, дамоклов меч, гордиев узел, прокрустово ложе – из античной мифологии; выражение из прекрасного далека принадлежит Н.В. Гоголю; дела давно минувших дней – А.С. Пушкину; счастливые часов не наблюдают – А.С. Грибоедову; великий почин – В.И. Ленину.

Кроме исконно русских фразеологизмов, имеются фразеологизмы иноязычного происхождения. Это обычно кальки с иноязычных фразеологизмов, например: хранить молчание (из лат. языка), железная дорога (из франц. языка), борьба за существование (из англ. языка), соломенная вдова (из нем. языка).

В составе современной фразеологии русского языка бытует известное количество иноязычных фразеологизмов, употребляемых без перевода.

Например, alma mater [альма матэр], лат. «мать-кормилица» – высшее учебное заведение, где учился говорящий; tabula rasa [табуля раза], лат. «чистая доска» – нечто чистое, нетронутое; a livre ouvert [а ливр увэр], франц. «по открытой книге» – без подготовки (о чтении любого текста).

Методическое примечание. Фразеологические ресурсы языка усваиваются человеком постепенно. Наиболее свободно и естественно входят в речевой обиход такие фразеологизмы, которые являются составными наименованиями хорошо знакомых предметов или являются широкоупотребительными речевыми штампами, например: детский сад. Северный полюс, тут как тут, откуда ни возьмись и т.п.

Однако фразеологизмы с ярко выраженным метафорическим характером оказываются непонятными детям и обычно воспринимаются ими в буквальном смысле. «…Для детей недоступны самые простые идиомы», – пишет К.И. Чуковский. Поэтому в овладении идиоматикой языка необходима последовательность и тщательный отбор фразеологического материала.

2. Способы использования фразеологических оборотов в стилистических целях

Фразеологические обороты придают речи силу и убедительность, красочность и образность». Крылатое слово», полная народной мудрости поговорка, выразительная идиома оживляют язык, делают речь более эмоциональной. Эти специфические качества фразеологизмов четко проявляются даже в разговорно-бытовом общении, когда никаких художественно-изобразительных целей говорящими не преследуется. Однако особенно ясно выразительные свойства фразеологизмов проявляются в литературных произведениях. В руках художников слова – писателей и публицистов – фразеологизмы становятся одним из наиболее действенных языковых средств воплощения художественного образа, их используют для создания речевой характеристики героя, для оживления авторской речи и т.д.

Особенно часто фразеологические обороты встречаются в поэзии, где на устойчивых сочетаниях слов возможно построение целых стихотворных структур. Как правило, в таких случаях привлекаются фразеологизмы, имеющие какой-либо общий компонент.

Позволь ты мне иметь воздушный замок ,

Чтоб побродить в его воздушных залах ,

Где будем мы, покинув город душный,

Сидеть вдвоём и есть пирог воз душный.

Не в замке мы, не бродим, не пируем…

Я разве сыт воздушным поцелуем ,

Я разве рад, что в небо над бульваром

Любовь летит воздушным детским шаром .

На фразеологических оборотах, включающих слово душа, основана художественно-выразительная и образная структура остроумного антирелигиозного наброска Ф. Кривина «Грех»:

«Отпустили душу на покаяние. Идет душа, радуется:

– Эх, и покаюсь я сейчас! Так покаюсь!

Встретили ее как положено: окружили со всех сторон, спрашивают, что душе угодно. Так и так, говорит душа.

– Ладно, отвечай по порядку: что взяла на душу, что затаила в душе?

Ничего я не взяла, ничего не затаила.

– Посмотрим, посмотрим, – говорят. И – лезут в душу. Не вынесла душа.

– Каюсь, – говорит. – Все скажу, что прикажете! Ну, тутуж отвели душу. А потом, когда отвели, выяснили, что за душой ничего нет. Зря она грех на себя взяла.

А раз взяла грех, значит, опять-таки надо каяться».

Стилистическое использование фразеологических оборотов писателями и публицистами всегда является творческим. В стилистических целях фразеологизмы могут употребляться как без изменений, так и в трансформированном виде, с иным значением и структурой или с новыми экспрессивно-стилистическими свойствами. Так, без изменений, однако очень оригинально (создавая оксюморон) использует А.С. Пушкин фразеологизм отец семейства: … Глава повес, трибун трактирный, теперь же добрый и простой отец семейства холостой.

Сталкивая как антонимы «целое» и «часть» (любовь – первая любовь ), употребляет К. Ваншенкин фразеологический оборот первая любовь: Любовь бывает не у всякого, но первая любовь у всех.

В художественных текстах фразеологические обороты могут использоваться в измененном, трансформированном виде (делать из мухи слона , знай сверчок свой шесток , тоска зелёная): Делать муху из слона нерентабельно: слишком много отходов (Э.К.);

Мой век прекрасен и жесток,

Он дорог мне и мил.

Я не сверчок, чтоб свой шесток

Считать за целый мир (Дуд.);

С зеленоватой чешуей по коже,

С открытой серой пастью до

виска,

На чудищ ископаемых похожа,

И к нам вползает иногда тоска (Гриб.)

В качестве емких и выразительных языковых средств фразеологические обороты широко и свободно используются в периодической печати, чаще всего как броские, останавливающие читательское внимание заголовки: По скользкой дорожке; Рассудку вопреки; Пирровы ракеты; Злоба дня и вечность; Звёздный час; У разбитого корыта; И мастерство, и вдохновенье.

Трудно сказать, какой из этих способов включения фразеологических оборотов в художественную литературу и публицистику является преобладающим. Важно отметить, что оба они активно используются, в отличие от разговорно-бытовой речи, для которой характерно употребление фразеологизмов лишь как готовых целостных языковых единиц.

3. Стилистическое использование фразеологических оборотов в их общеупотребительной форме

При использовании в стилистических целях фразеологических оборотов без изменения они выступают в авторском тексте как одно из средств, делающих речь более разнообразной и выразительной, а в речи персонажей – как одно из средств их языково-стилистической характеристики. При таком употреблении фразеологизм сохраняет значение и структуру, присущие ему в общенародном употреблении, и не несет никаких дополнительных экспрессивно-стилистических функций: – Твой отец добрый малый , – промолвил Базаров, – но он человек отставной, его песенка спета (Т.); Я полагаю с своей стороны, положа руку на сердце: по восьми гривен на душу, это самая красная цена (Г.); Куда, куда вы удалились, весны моей златые дни[1] (П.).

Однако нередко фразеологические обороты употребляются писателями и публицистами в измененном, переоформленном или обновленном виде, с иным значением или структурой. В этих случаях фразеологизм получает, помимо свойств, заложенных в нем самом (а иногда и вопреки им), новые экспрессивные свойства. Переоформление фразеологизмов чаще всего используется (и в авторской речи, и в речи персонажей) для создания всякого рода художественно-стилистических эффектов (каламбуров, игры слов и т.п.).

4. Стилистическое использование фразеологических оборотов в авторской обработке

Исследование художественных произведений и публицистики XIX–XX вв. позволяет определить основные приемы индивидуально-авторской обработки и употребления фразеологических оборотов.

1. Очень часто наблюдается наполнение фразеологического оборота новым содержанием при сохранении его лексико-грамматической целостности. Например, И.С. Тургенев озаглавил одно из своих стихотворений в прозе строкой из популярного стихотворения И.П. Мятлева «Розы»: Как, хороши, как свежи были розы[2] Процитировав эту строку, Тургенев вспоминает о милых и дорогих днях юности, о ставшей далеким прошлым любви и о горькой и одинокой старости.

Фразеологический оборот ни дна, ни покрышки «пожелание дурного, выражение досады или раздражения» В.В. Маяковский употребляет с новым, не общеупотребительным значением: Дохлая рыбка плывёт одна. Висят плавнички, как подбитые крылышки. Плывёт неделю, и нет ей ни дна, ни покрышки. Новыми оттенками в значении наполняется грибоедовское выражение Где оскорблённому есть чувству уголок!. во фразе Весь декабрь не работал… и теперь не знаю, где оскорблённому есть чувству уголок (Ч.).

2. Не менее часто встречается обновление лексико-грамматической стороны фразеологического оборота при сохранении его значения и основной структуры. В таких случаях обновление фразеологизма заключается или в замене одного из его компонентов синонимом, или в расширении его состава. Например: Не боюсь ни ошибки, ни сплетни, ни жестокой девятой волны (Ош.); Мы много в этот день курили среди кромешной тишины (Пол.); Вагон ещё лежал в объятьях сна (Кобз.); Так, понимаете, и слухи о капитане Копейкине канули в реку забвения, в какую-нибудь эдакую Лету, как называют поэты (Г.); – А славянофилы? Народники? – Одних уж нет, а те далече от действительности, – ответил Туробаев (М.Г.); Пушки эти не заговорят, и это молчание – золото! (Пол.). В фразеологизмах девятый вал и в объятиях Морфея слова вал и Морфей заменены синонимами волна и сон , в фразеологизме кромешная тьма опорный компонент тьма заменена словом тишина ; фразеологизмы кануть в Лету ; Одних уж нет, а те далече ; Молчание – золото дополнены новыми компонентами в реку забвения , в какую-нибудь эдакую, от действительности, это .

3. Использование фразеологического оборота в качестве свободного сочетания слов часто связано с изменением его значения и грамматических свойств. Ср., например,употребление фразеологизмовСвои люди – сочтёмся и работать не покладая рук: Сочтёмся славою, – ведь мы свои же люди ( М.);А работает как! Не покладает рук. Может заработаться до смерти (М.).

4. Выразительным примером использования фразеологии русского языка является образование по аналогии с общеупотребительными фразеологизмами новых, индивидуально-авторских фразеологизмов. Такие фразеологические новообразования строятся как с использованием структуры и отдельных элементов общеупотребительного фразеологизма, так и с использованием одной лишь его структуры: Люблю я земщину, но странною любовью ( С. – Щ.; по модели Люблю отчизну я, но странною любовью!); его сивушество ( С. – Щ.; по модели его сиятельство); Во всю Ивановскую трачу деньги, которые получил за своего «Иванова» ( Ч.;по модели кричать во всю Ивановскую); ваше местоимение ( Ч.; по модели ваше благородие); Как-нибудь один живи и грейся. Я теперь по мачты влюблена в серый «Коминтерна, трёхтрубный крейсер» ( М.; по модели влюблён по уши); халтурных дел мастера (газ.; по модели часовых дел мастера).

Только с использованием структуры общеупотребительных фразеологических оборотов созданы такие фразеологизмы, как: Нешто музыка без барабана может существовать? И того не понимаешь, а еще сочинения сочиняешь (Ч.; по модели шутки шутить ). Посмотришь в ширь – йоркширом йоркшир (М.; по модели дурак дураком или темным-темно ). В отрывке: Пользы от него, что молока от чёрта, что от пшённой каши золотой руды (М.) – оба новообразования возникли на основе фразеологизма как от козла молока, но второе с использованием лишь его структуры, а первое также и с использованием компонента молока.

5. Оригинальным приемом создания стилистического эффекта является употребление фразеологического оборота одновременно и как фразеологизма, и как свободного сочетания слов. В качестве примеров такого использования омонимичности фразеологизма и свободного сочетания слов можно привести следующие отрывки: – В этой части он собаку съел. – Ох, ах, не говорите так, наша мама очень брезглива (Ч.); – Отстань, пожалуйста, со своим шкафом, у меня и без того руки отваливаются. Митя, услышав эти слова, испугался и долго ходил за матерью, ждал – когда у неё начнут отваливаться руки (А.Т.); – Пришёл к вам не поздравления выслушивать, а бросить перчатку. – Он с деланной серьёзностью снял рукавицу и кинул её на лёд. – Вызываю на борьбу (Аж.);

– А давай-ка, Светлана, надень ты своё розовое платье. Возьмём мы из-за печки мою походную сумку, положим туда твоё яблоко, мой табак, спички, нож, булку и уйдём из этого дома куда глаза глядят. – Подумала Светлана и спрашивает: – А куда твои глаза глядят? (Гайд.); Спички были готовы сгореть от стыда за выпустившую их фабрику (Э.К.); Когда вагоновожатый ищет новых путей, вагон сходит с рельсов (Э.К.); Если бы все хватали звёзды с н е б а, не было бы звёздных ночей (Э.К.); Не надо чваниться. Смири гордыню, друже. Ты ходишь гоголем, а пишешь… много хуже (Э.К.).

6. Встречается также (правда, довольно редко) контаминация двух фразеологических оборотов. В этом случае или «сливаются» воедино два фразеологизма, компоненты которых представлены омонимичными словами, или объединяются фразеологизмы с синонимами и антонимами. Например, могут контаминировать фразеологизмы И никаких гвоздей и гвоздь сезона, чёртов палец и перст божий:

«Солдаты требовали, чтобы им показывали иностранные фильмы… даёшь Фербенкса и Мэри Пикфорд, и никаких других гвоздей сезона » (Рыкл.); «Автор статьи раскаляется и продолжает: «Камни раскололись, дали трещины, горы осели. Упал Монах… сломался даже Чёртов палец»… И газета радостно живописует: «В этом крымском землетрясении символ. И люди, и камни вопиют о возмездии». Словом, это не чёртов палец, а перст божий… » (Рыкл.).

7. Для создания определенного художественного эффекта писатели и публицисты довольно охотно используют фразеологический оборот рядом с одним из образующих его слов (естественно, уже в качестве слова свободного употребления): На его палитре были все краски, кроме краски стыда (Э.К.); Приговорённый зваться человеком, я четверть века всем платил сполна за всё, что не сполна давалось веком (Нар.); В этом зареве ветровом выбор был небольшой. Но лучше прийти с пустым рукавом, чем с пустою душой (Сурк.).

8. Пожалуй, наиболее часто с целью особой художественной выразительности используется не фразеологический оборот как таковой, а его общий образ или содержание. В этом случае фразеологизма как целостной языковой единицы собственно уже нет, однако для правильного понимания контекста и восприятия его эстетических качеств необходимо знать исходный фразеологизм. Например, для того чтобы верно понять следующие иронические строки из стихотворения Н.А. Некрасова «Балет» и оценить художественное мастерство поэта, необходимо иметь в виду как различные значения слова звезда – 1) 'небесное тело, светящееся собственным светом', 2) 'орден в форме звезды', так и значение фразеологического оборота звёзд с неба не хватает:

Мы вошли среди криков и плеска.

Сядем здесь. Я боюсь первых мест,

Что за радость ослепнуть от блеска

Генеральских, сенаторских звезд.

Лучезарней румяного Феба

Эти звёзды: заметно тотчас,

Что они не нахватаны с неба

Звёзды неба не ярки у нас.

Приведем несколько примеров аналогичного характера: Сани здесь – подобной дряни не видал я на веку; стыдно сесть в чужие сани коренному русаку (Вяз.; ср. Не в свои сани не садись ). Если я умру раньше Вас, то шкаф благоволите выдать моим прямым наследникам, которые на его полки положат свои зубы (Ч.; ср. положить зубы на полку ). В этой теме, и личной, и мелкой, перепетой не раз и не пять, я кружил поэтической белкой и хочу кружиться опять (М.; ср. как белка в колесе ). Живопись не каша – её и маслом испортить можно (Э.К.; ср. Каши маслом не испортишь ).

9. Особым видом использования фразеологических оборотов в стилистических целях является создание писателем на их базе новых и неожиданных, а потому очень выразительных сочетаний слов, в целом ряде случаев этимологически как бы алогичных и ярко некодифицированных.

Несколько примеров: Толстого кистью чудотворной (П.; ср. чудотворная икона ). Вдруг просветлеют огнецветно их непорочные снега (ср. непорочное зачатие ). Чему бы жизнь нас не учила. Но сердце верит в чудеса: Есть нескудеющая сила. Есть и нетленная краса (Тютч.;ср. нетленные мощи ), Я памятник себе воздвиг нерукотворный (П.; ср. нерукотворный образ )и т.д.

Список литературы

1.Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М., 1997.

2.Михельсон М.И. Русская мысль и речь. СПб, 1992

3.Потебня А.А. Из записок по теории словесности. Харьков, 1995

4.Русский язык. Учебное пособие. Под ред. Л.Ю. Максимова. М.: Просвещение, 1998.

5.Фортунатов Ф.Ф. Сравнительное языкознание. М, 1999

6.Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. СПб, 1996

7.Шахматов А.А. Синтаксис русского языка, вып. I. Изд. 2. М., 1998

8.Эмин Н.Ф. Роза. Изд. 2. СПб, 1998


[1] Фразеологизм весны моей златые дни (так же, как дневное светило, дева красоты и т. п.) идет из французской поэзии.

[2] Ср. у Мятлева: Как хороши, как свежи были розы

В моём саду! Как взор прельщали мой!

Как я молил весенние морозы

Не трогать их холодною рукой!

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий