регистрация / вход

Пословицы и афоризмы как особый тип текста

Жанровые признаки пословиц и афоризмов - универсальных высказываний, типизирующих жизненные явления. Методы их изучения. Парадокс, как определенная словесная композиция и фигура речи. Отличия афоризмов и пословиц в композиционно-синтаксическом строе.

Пословицы и афоризмы как особый тип текста

План работы

1. Жанровые признаки пословиц и афоризмов

2. Типы пословиц и афоризмов

3. Методы и приемы изучения афоризмов и пословиц

1. Жанровые признаки пословиц и афоризмов

Афоризмы и пословицы представляют собой тексты, несмотря на краткость оформления (преимущественно одно предложение), при этом мы придерживаемся следующего понимания текста - “коммуникативно-ориентированный, концептуально обусловленный продукт реализации языковой системы в рамках определенной сферы общения, имеющий информативно-смысловую и прагматическую сущности” [Болотнова, 1992:21]. Пословицы и афоризмы обладают автосемантичностью, т.е. относительной независимостью от текста, в котором они функционируют.

Афоризмы и пословицы представляют собой особый жанр, т.к., по мнению А.Д.Швейцера, “жанр текста - класс вербальных текстов, выделяемых на основе общности структуры, пределах вариативности и использования в однотипных комплексных контекстах“ [Швейцер, 1991:37]. Отсюда следует, что каждому жанру присущ определенный набор языковых средств.

Универсальные высказывания обладают предельно широкой семантикой, отсутствием непосредственной связи с реальностью, с переходом в область “чистой идеи” [Гаврилова, 1986:56]. Они не содержат фактологической информации о реальной действительности, а передают некоторые отвлеченные идеи посредством типизированной генерализации (и в момент речи) реальных предметов, явлений, основанной на предыдущем совокупном индивидуальном и общечеловеческом практическом и теоретическом опыте: книга лежит на столе и книга учит нас жить [Иванов, 1995:193].

Универсальные высказывания типизируют жизненные явления, придают вневременной и всеохватывающий характер, не содержат точного указания на место и время совершения какого-либо действия, вся информация имеет абстрактный характер. К универсальным высказываниям относят афоризм, пословицу, поговорку, грегерию (меткое слово), трюизм, парадокс. Заметим, что существующие классификации речений несовершенны, т.к. есть промежуточные явления.

Универсальные высказывания объединены содержанием, которое строится на основании логического “общего суждения”, классический вид которого представлен следующем путем:

Все S суть P. Например, “Все люди смертны.”

Г.Л.Пермяков предлагает следующую классификацию логико-семиотических вариантов пословиц, которую, по нашему мнению, можно использовать для рассмотрения любого универсального высказывания, построенного в форме законченного предложения.

1. P(x) - P(y), где P - вещь, (x) - свойство 1, (y) - свойство 2.

“Все живущее смертно”. То есть, если вещь (P) обладает свойством (x), то она обладает и другим свойством (y).

2. (P ~ Q) ® [ $ (P) ® $ (Q)].

Есть вода - будет и рыба”. (Если есть одна вещь (P), то есть и другая (Q); ~ - связь между ними, $ - наличие, существование).

3. (P ® Q) ® [P(x) ® Q(x)].

От большой горы и тень велика”.

Формула показывает отношения между свойствами разных вещей в зависимости от отношения самих этих вещей: если вещь (Q) зависит от другой вещи (P), и при этом (P) обладает свойством (x), то и зависимая вещь (Q) будет обладать тем же свойством.

4.[(P ® x) Ù (Q ® х)] ® (P > Q).

Своя борона лучше чужого плуга”.

Представлены отношения между вещами в зависимости от наличия у них определенных свойств: если вещь (P) имеет свойство (x), а вещь (Q) не обладает им (x), то вещь (P) лучше (Q). Знак Ù обозначает конъюкцию, > - преференция [Пермяков, 1970:20,21]. Поскольку афоризмы, как и пословицы, представляют собой варианты типичных ситуаций и являются по отношению к конкретным ситуациям инвариантами, афористические тексты могут быть представлены вышеприведенными моделями.

Оппозиция универсальных высказываний и конкретизирующих (обычных текстов) поддерживается и детерминируется языковыми средствами, такими, как грамматические категории языка и специфическими признаками (автосемантичность, цитатность, ритмическая организация, дидактичность, обобщенность, наличие автора).

Отличительная черта афоризма - его всеобщность (генерализованность и вневременность). Эта черта и противопоставляет афористическое высказывание конкретному, и сближает с категорией “общих” универсальных высказываний. В нашей работе мы определяем афоризм как авторское высказывание, выраженное в лаконической, отточенной форме, имеющее характер самостоятельного изречения, главными характеристиками которого является текстуальная автосемантичность и глубина смысла.

Пословица, как и афоризм, отвечает статусу малого текста с обобщающей семантикой. Пословица определяется как краткое, устойчивое в речевом обиходе, как правило, ритмически организованное изречение назидательного характера, в котором зафиксирован многовековой опыт народа. Будучи законченным высказыванием структурно организована как предложение, пословица выделяется из общей системы предложений своим содержанием [Л.Э.С, 1990:389]. В содержании афоризма находим кропотливую работу над словом, иными словами, эстетическую организованность материала. Часто к жанру афоризма приписывают шутливые высказывания, квазиафоризмы, типа: “Вчера были по пять, но большие, а сегодня - по три, но маленькие”, которые не приобретают социально значимое измерение смысла, не выдерживают проверки на форму. Отметим, что практически любая цитата может стать квазиафоризмом, что приведет к размыванию жанра афоризма. Мы считаем, что речение, претендующее на звание афоризма должно строится по классическим канонам французских афоризмов, то есть обладать характеристиками, описанными нами ниже. Существует мнение, что в афоризме есть отражение жизненного опыта субъекта и обобщающая идея как результат поиска закономерности, которая объясняется отказом от субъективного, личного подхода и выражено в безличной форме афоризма [Тийттанен, 1985:10]. Однако мы считаем, что индивидуальный авторский взгляд на окружающую действительность, передающийся афоризмом, отличает его от пословицы, не имеющей его. Пословица отличается от афоризма своим происхождением, представляя собой продукт народного творчества. Афоризм восходит к определенному литературному источнику, имеет автора. Классическое предложение - пословица по смыслу всегда двупланова: имеет одновременно прямой план содержания высказывания, точно соответствующий значению слов, образующих его и иносказательный план содержания высказывания: “Близок локоть, да не укусишь”. Буквальное значение пословиц, отражающее первичную ситуацию, рассматривают “как своеобразную деривативную основу, механизм порождения других переосмысленных значений, ситуативных актуальных смыслов” [Прохорова, 1996:60].

Пословицами могут стать только предложения, обладающие, кроме частого устойчивого использования в речи, широкой семантикой, позволяющей соотносить пословицу с различными жизненными ситуациями [Прохорова, 1996:61]. Мы полагаем, что это утверждение правомерно и для афоризмов.

Пословицы, как и афоризмы, характеризуются большой степенью обобщенности своей семантики, отражают жизненные закономерности, выражают некоторые сентенции, нравоучения, определенные рекомендации “для всех и каждого” [Солодуб, 1994:57].

Пословицы находят более широкое распространение, чем афоризмы благодаря образности, которая почти несвойственна афоризмам. Афоризмы не обладают способностью к многозначному употреблению в речи по принципу аналогии, для них не характерна массовая воспроизводимость: ”L’honnetete est pour les filles pauvres un defaut qui peut devenir mortel” (P.Mac Orlan) - “Честность для бедных, необеспеченных девушек - недостаток, который может стать смертельным”, высказывание ситуативно менее свободно по сравнению со следующей пословицей: “Живи не ложью - будет по-Божью”.

Пословицы описывают некоторую типичную ситуацию. Эти ситуации отличаются от обычных речевых ситуаций своей более частной и устойчивой воспроизводимостью, в остальном дефиниции речевой ситуации и ситуации пословичной совпадают [Гвоздев, 1982:45]. Одна и та же пословица может употребляться в многочисленных контекстах, что предполагает, во-первых, наличие инвариантных элементов в значении этой пословицы, во-вторых, вариативные черты объясняют возможность употребления данной миниатюры в неопределенном множестве ситуаций.

Многозначности использования пословиц способствуют переносный смысл и ритмическая организация, сочетаемая с переносным смыслом: “Век живи, век учись”, “ Сказал бы словечко, да волк недалечко”.

Афоризм, преимущественно, является жанром прозаическим, и чаще всего носит одноплановый - прямой смысл: “Quiconque n’a pas de caractere n’est pas un homme, c’est une chоse.” (Chamfort) - “Тот кто не имеет характера - не человек, а вещь”.

Отличие афоризма и пословицы наблюдается также и в сложном композиционно-синтаксическом строе. Лексика и синтаксис пословиц, в основе которых лежит разговорная речь, обычно более просты: “La patience vient a bout de tout”(Терпенье и труд все перетрут), а для афоризмов характерны более сложные, отточенные синтаксические конструкции: “L’eau sur le canard marque mieux que la souillure sur une femme ” (J.Giraudoux) - “Вода на утке заметна сильнее, чем позор (грех) на женщине”. Эта сложность построения не создается в афоризме нарочито, она органично присуща афористическим высказываниям, т.к. они содержат философские обобщения.

Факты, свидетельствующие о наличии существенных отличий афоризмов и пословиц, позволяют сделать вывод о самостоятельности пословичного и афористического жанров. Однако мудрость мысли и краткость содержания сближают эти два жанра. Афоризм может переходить в пословицы, пословицы в афоризмы. Например, речение ”Как посеешь, так и пожнешь”, принадлежащее Платону и перешедшее в древности в русскую речь, можно вновь встретить в литературе в басне И.А. Крылова “Волк и кот”- “Что ты посеял, то и жни” [Федоренко, Сокольская,1990:34 ]. При этом возможно некоторое переосмысление. В приведенном примере изначально шла речь о способе действия (как, ...так), а в трансформированном варианте - о результате (что, ...то).

Поговорка внешне похожа на пословицу, то есть это краткое изречение, в форме законченного предложения, нередко назидательного характера, имеющее, в отличие от пословицы, только буквальный план [Л.Э.С., 1990:379]. Например, “Насильно мил не будешь”. Существует ряд переходных типов, пословично-поговорочных высказываний, типа “Мать да дочь - темная ночь”, в которых часть слов употребляется в прямом значении, а часть переосмысливаются. Одним из критериев в различии пословицы и поговорки служит обобщенность. По мнению Ю.П.Солодуба, пословица характеризуется наиболее высокой степенью обобщенности значения, выражает жизненные закономерности, воспринимается как нравоучение, рекомендация “для всех и для каждого”. Поговорка отражает конкретную типизированную ситуацию, в связи с чем, ее появление в речи ситуативно обусловлено [Солодуб, 1994:57].

Cреди всех универсальных высказываний, по нашему мнению, парадокс наиболее близок к афористическому высказыванию. Отмечается, что парадоксальное высказывание отличается от обычных высказываний наличием парадоксальности, которая сконцентрирована имплицитно в парадоксальной пропозиции [Ганеев, 1988:6]. Парадокс - оригинальное, расходящееся с общепринятым, часто со здравым смыслом, суждение [Федоренко, Сокольская, 1990:65]. Мы считаем, что именно разница в парадоксальном содержании отличает парадокс от афоризма.

Парадокс, как определенная словесная композиция и как фигура речи, содержит объемный заряд стилистической интерпретации, употребляется в различных функциональных стилях, является одним из эффективных средств воздействия на читателя.

Следует отметить, что парадокс не следует смешивать с парадоксальностью, так как парадокс - мнение, противоречащее общепринятому, парадоксальность - форма парадокса, часто встречаемая в афористике, придаваемая истине для привлечения внимания. Например, речение Р.Тагора “Тот, кто применяет силу, доказывает слабость” есть афоризм в парадоксальной форме, основывающийся на антитезе сила - слабость. Высказывание О.Уальда “Верность, постоянство - лишь летаргия привычки или недостаток воображения” - парадокс, поскольку здесь представлено гиперболизированное понятие постоянства.

По ценностям, заключенным в парадоксах, одни и те же высказывания могут быть отнесены к афоризмам, другие к парадоксам в разных обществах. То есть, парадокс содержит определенную норму, опираясь на систему ценностей, которая всегда вступает в конфликт с иной системой ценностей. Мы полагаем, что высказывание, содержащее общечеловеческие ценности, можно считать афоризмами в любом обществе, в любой культуре. Что касается национальных, групповых и индивидуально-личностных ценностей, то они, как правило, могут не совпадать, кроме того представлять противоречия. Так, примером может служить речение Ницше “Жестокость - древнейшая радость человечества”, которое в Германии относят к жанру афоризма, а для других культур оно является парадоксом [Федоренко, Сокольская, 1990:60]. Ломку стереотипов, заключенных в парадоксах, подразделяют на деструктивную и конструктивную [Карасик, 1995:161]. При деструктивной ломке говорящий ставит под сомнение общеизвестную истину: ”Жестокость и страх пожимают руки друг другу” (О.Бальзак), то есть, известно, что жестокость порождает страх, который является ее последствием, с другой стороны, жестокость может существовать ради вызывания страха, именно это их объединяет”. При конструктивном разрушении происходит переоценка ценностей: “Зависть - один из стимулов мечты” (И.Шевелев), то есть если мечту относят к положительным ценностям, а зависть к отрицательным, то фраза парадоксальна тем, что наводит на мысль о возможности пути к достижению положительных ценностей посредством отрицательных.

В основе выделения парадоксальности в обобщающем универсальном высказывании лежит культурная специфика. Природа парадокса заключается в коммуникативной необходимости разрушить морально-этические нормы, принятые в каком-либо обществе.

В отличие от парадокса грегерия (меткое слово) сходна с афоризмами, не имеет расхождений с общепринятым мнением, не отличается серьезной тематической направленностью и автосемантична. Например, “Смотри в корень”.

Трюизм, как и все универсальные высказывания, оперирует уже установившимися мнениями, однако не всегда назидателен. Например, “Лошади едят овес и сено” - расхожее представление, часто содержащее подтекст. Отсутствие полезного сообщения, нового смысла позволяет вложить в него любое значение: просьбу, запрет, предостережения. Трюизм - одно из удобнейших коммуникативных средств.

Между всеми универсальными высказываниями существуют родо-видовые отношения. Рассмотренные речевые жанры представляют собой подтипы универсальных высказываний, но не совпадают в полном объеме. (Таблица 2. Сравнительные характеристики универсальных и конкретизирующих высказываний.) Все остальные высказывания - конкретизирующие (обычные). Они излагают мнения, оценки, содержат соотношение с реальностью и пространственно-временные координаты.

Универсальные высказывания выполняют в речи специфическую функцию: дают возможность ярко и сжато выразить мысль, метко и кратко охарактеризовать явление, ситуацию, отношение человека, в превосходной литературной форме высказать свои чувства [Беркова, 1991:3].

Познавательная ценность универсальных высказываний заключается не только в многообразии сведений, в типизации явлений действительности, в обобщении богатого жизненного опыта народных масс, но и в выведении общих заключений о закономерностях развития природы и общества [Тийттанен, 1985:8].

2. Типы пословиц и афоризмов

На основании того, что граница между пословицами и афоризмами подвижна, афоризмы могут перейти в ряд пословиц, утратив автора, а пословицы были когда-то сочинены определенным лицом, оставшимся неизвестным, а также на основании принадлежности к жанру универсальных высказываний, мы предлагаем единую типологическую классификацию как для пословиц, так и для афоризмов. Поскольку пословицы и афоризмы - явления многоплановые, то представляется целесообразным строить их классификацию на основании нескольких признаков - структуры (формы), содержания, функционирования.

В классификации, основанной на признаке структуры, мы выделяем два аспекта: размер текста и литературный жанр.

Определяя формальные границы пословиц и афоризмов, мы пришли к мнению, что закон жанра допускает выход афоризмов (34% русских и 46% французских) и пословиц (хотя и намного в меньшем количестве - 0,8% русских и 0,5% французских от всей выборки) за пределы предложения: “La bourgeoisie sans le peuple, c’est la tete sans les bras. Le peuple sans la bourgeoisie, c’est la force sans la lumiere."(Edgar Quinet) “Буржуазия без народа - голова без рук. Народ без буржуазии - сила без света”. Причем пословицы, состоящие из двух предложений, имеют следующую структуру: риторический вопрос - ответ. Например: “Кто сам себе враг, кто злодей? Тот дурак, кто сам себе враг”.

В литературе считается, что краткость понимается здесь не в ее предельном значении, а как более относительное требование [Манякина, 1975:116], имеющее исторические корни. Началом новой традиции в афористике послужили просветительские афоризмы Шамфора во Франции, которые в отличие от классицистических афоризмов Ларошфуко, не ограничивались проблемами этики, позволявшие делать предельные обобщения. Афоризмы сохраняли взаимную объективность тона и укладывались в большинстве случаев в рамки простого предложения. В тематику афоризмов были включены проблемы науки, политики, искусства и пр. По сравнению с афоризмами эпохи классицизма, просветительские афоризмы стали тяготеть к большей пространности изложения, кроме того, большое влияние на размер афоризмов оказал процесс их возникновения и функционирования: условия устного общения и ориентация на устно - разговорное применение (в салонной беседе) первых и возникновение на бумаге и предназначение для чтения - вторых. В этом видится проявление общей историко-литературной закономерности, которая заключается в исторической изменчивости форм литературных произведений, вследствие изменения тематики, проблематики [Поспелов, 1972:103].

Существует также переходный тип от афоризмов к рассуждению, когда автор отступает от основной линии повествования, прибегая к определенной форме изложения, которая во французской стилистике называется “digression” (отступление).

Результаты нашего анализа выборки в двух сравниваемых языках представлены в таблице (Таблица 3. Размер текста пословиц и афоризмов в русском и французском языках).

По литературному жанру выделяются прозаические и поэтические тексты, строящиеся по канону поэтического жанра, имеющие рифму. Причем пословицы значительно чаще (36 - 11%) в русском и (48 - 26%) во французском языках имеют ритмическую организацию: “Qui va a la chasse, perd sa place “ (Кто идет на охоту, теряет свое место), “Любишь смородину - люби и оскомину”.

Поэтическая организация текстов, равное количество слогов в обоих предложениях создают структурное равновесие высказывания, чем облегчают восприятие и запоминание.

В классификации по признаку содержания пословиц и афоризмов мы рассматривали следующие аспекты: деонтические - алетические универсальные высказывания, образные - лишенные образности высказывания, утилитарно либо морально ориентированные высказывания.

С точки зрения прагматики мы выделяем деонтические и алетические универсальные высказывания, т.е. высказывания, в которых содержится некоторое требование, предписание (в основном пословицы) и высказывания, которые содержат констатацию определенного положения дел (как пословицы, так и афоризмы): “Il faut battre le fer pendant qu’il est chaud” (Куй железо пока горячо) - содержится прямое наставление своевременно выполнять любую работу. Так как в деонтических высказываниях содержится прямое побуждение к определенному образу действия или поведения, то для наиболее категоричных требований используется императив (адресат во втором лице единственного числа) и модальный глагол в изъявительном наклонении или нейтральном совете, рекомендации или пожелании - конъюнктив.

Алетические высказывания несут в себе два типа оценки: нравственная и мелиоративная/уничижительная оценки. Оценка выражается с помощью прилагательных, существительных, описательных глагольных и субстантивных сочетаний с оценочным знанием. Афоризм “Узнать не трудно, а трудно привыкнуть” (Г.Сковорода) передает констатацию факта: все поддается изучению, но все трудности заключены в принятии полученной информации. Подробнее о типах моральных оценок мы говорим в §2.1.2.

С точки зрения логико-семантического критерия выделяют характеризующие, экзистенциональные высказывания и высказывания-предположения [Манякина, 1980:142]. Мы опираемся на классификацию, данную Т.И.Манякиной, и вносим в свою очередь некоторые дополнения. Характеризующие высказывания раскрывают наиболее общий признак. Среди них можно отметить высказывания-дефиниции, которые по логической форме соотносятся с нормативно-логическими определениями. Пословицы и афоризмы, построенные на основе дефиниции, обладают дефиниционной функцией, то есть дают характеристику предмету, показав его место среди других ему подобных. Например: “Родимая сторона - мать, чужая - мачеха”. Первая сема (родимая сторона - мать) ярче раскрывается при помощи второй семы (чужбина - мачеха). Отметим, что в работе употребляется термин “сема”, вслед за Л.А.Новиковым, как минимальная, предельная единица плана содержания [Л.Э.С., 1990:437]. Помимо основной, коммуникативной функции, пословицы и афоризмы данного типа обобщают знания о предметах и явлениях путем дефиниций, в которые входит общепринятая оценка этих предметов и явлений. Эту функцию называют дефиниционно-оценочной [Тяпкина, 1975:9].

Анализ семантической организации пословиц-дефиниций и афоризмов-дефиниций показывает, что тождественные отношения, в которые входят семы, могут быть положительные (фразы типа: ”Le bonheur, c’est de le chercher” (J.Renard) “Счастье заключается в его поиске”).

Названный тип пословиц и афоризмов представляет собой повествовательные гномические предложения, в которых обобщенное значение выражается во французском языке при помощи глагола-связки etre в настоящем времени индикатива.

Дефиниционные пословицы и афоризмы представляют собой предложения с составным именным сказуемым. Основным грамматическим средством выражения подлежащего и предикатива в подобных фразах является существительное и субстантивное словосочетание. Например, “Ennemis sont repos et gloire” (C. de Troyes.) “Отдых и слава - (это) враги”. В речении употребляется составное именное сказуемое и подлежащее, выраженное существительным.

Среди характеризующих пословиц и афоризмов выделяют пословицы-свойства и афоризмы-свойства, то есть речения, содержащие информацию о постоянном явлении, качестве. Примером могут служить следующие высказывания: “Подлецы - самые строгие судьи” (М.Горький), “Фарисейские корабли - что сельские воробьи, гинут”.

Следующий тип пословиц и афоризмов в группе характеризующих высказываний - речения с аподиктической зависимостью, в которых утверждается непреложная зависимость между явлениями и свойствами явлений. Например, пословица “Где баба, там рынок, где две, там базар”. То есть, на наш взгляд, выявляется закономерность количества и качества.

Название “экзистенциональные” речения говорит само за себя: в них идет констатация существующих предметов и явлений, возможностей. К примеру, афоризм “Можно повелевать своему разуму и даже своему сердцу, но повелевать своей памяти - невозможно”(Н.Лесков) перечисляет стороны и возможности человеческой души.

Последним в данной группе речений являются пословицы-предложения и афоризмы-предложения, типа: “Если недаром сказано: “Чему посмеешься, тому послужишь”, то можно прибавить, что над кем посмеялся, тому уже простил, того даже полюбить готов” (И.Тургенев).

В содержании пословиц и афоризмов можно выделить три уровня отвлеченности, абстрактности, в которых отражается становление общего в пословицах и в афоризмах, то есть в отражении мира в целостности и в движении познания от явления к сущности [Тийттанен, 1985:8].

Первый уровень охватывает речения с буквальным смыслом. Это в основном максимы поведения, смысл заключен в понимании того, что так бывает в данных условиях: “В дороге и ворога назовешь родным отцом” В процентном соотношении 4% русских и 10% французских пословиц и 57% русских и 43% французских афоризмов можно отнести к данному уровню.

Второй уровень состоит из речений, имеющих и буквальный, и иносказательный смысл. Например, “Ретивая лошадка не долго живет”, то есть первый смысл заключен в констатации истины - организм лошади, работающей без отдыха в большом темпе, долго не выдержит подобной нагрузки. Второй, иносказательный, смысл заключается в метафорическом расширении значения высказывания: тот, кто ведет себя, как ретивая лошадка (т.е. берет на себя больше, чем может вынести), неизбежно потерпит фиаско.

В речениях данного уровня выражаются не только частные случаи, как в предыдущем уровне, а их переход в общепринятые истины, то есть кроме временных характеристик дается пространственная. Это выглядит как констатация факта - так всегда бывает с многими вещами в подобных условиях, отражаются связи, отношения, общие для ряда явлений, что приводит к иносказанию. Содержание подобных пословиц и афоризмов более общее, чем содержание речений с буквальным смыслом. Например, “Без корня и полынь не растет”, т.е. все явления имеют начало, основу. К данному уровню относятся 32% русских и 37% французских афоризмов и 57% русских и 61% французских пословиц по данным анализа выборки.

Пословицы и афоризмы третьего уровня имеют только иносказательный смысл. Их прямое значение не исчерпывает полностью процесс интерпретации содержания данного речения. Например, пословицы типа “Век живи - век учись” отражают всеобщее свойства, а именно философский смысл в необходимости постоянного накопления знаний, т.к. знания безграничны. Сюда относятся 11% русских и 20% французских афоризмов и 39% русских и 29% французских пословиц.

Продолжая анализировать содержательную сторону пословиц и афоризмов, мы предлагаем разбить их на три группы с точки зрения проявления образности. За основу мы взяли типологию пословиц, предложенную Н.М.Прохоровой [1996:62], с внесенными нами изменениями и дополнениями.

К первой группе относятся полностью переосмысленные пословицы и афоризмы, образность которых выявляется в процессе сопоставления буквальной и реальной ситуаций. Это самая многочисленная группа (58% русских и 63% французских пословиц и 15% русских и 9% французских афоризмов от общей выборки), где двуплановость выявляется наиболее ярко. При этом, количество афоризмов в данной группе значительно меньше, т.к., согласно афористическому жанру, они менее образны.

Например: “Не держался за гриву, а за хвост не удержишь”. Буквальную ситуацию, описанную в пословице можно интерпретировать так - если некто не удержал лошадь за гриву (самое удобное положение), то за хвост тем более не удержит, т.к. это намного труднее. Но существует целый ряд различных ситуаций, где можно употребить приведенные речения, и все они имеют нечто общее.

Количество афоризмов в данной группе значительно меньше, т.к., согласно афористическому жанру, они менее образны.

Вторая группа охватывает пословицы и афоризмы с частичным переосмыслением, в которых образность создается за счет переосмысления одного или нескольких компонентов пословиц и афоризмов. Примером могут служить речения типа: “Он хочет знать и признает только то, что стоит перед глазами; но и миражи в пустыне стоят перед глазами” (В.Ключевский). К этой группе относится 22% русских и 35% французских афоризмов и 34% русских и 27% французских пословиц.

К третьей группе относятся пословицы и афоризмы с прямым значением, где идея выражена эксплицитно. Сюда относится 63% русских и 56% французских афоризмов и 8% русских и 10% французских пословиц. Частичная образность создается благодаря отнесению их к какой-то реальной жизненной ситуации. Это речения типа “Совершенствование не бесконечно, но бесконечны наслаждения совершенства” (В.Одоевский).

В пословицах и афоризмах основным средством реализации образности является метафора (85% афоризмов и 76% пословиц, от образных высказываний на обоих языках), метонимия встречается сравнительно реже (18% у пословиц и почти не свойственна афоризмам - 1% от образных речений на обоих языках). Этот факт объясняется познавательной ролью образности в афоризмах и пословицах и назывной ролью метонимии.

По признаку функционирования универсальные высказывания делятся на изначально-самодостаточные (автосемантичные) и ставшие самодостаточными вследствие частого употребления.

Мы считаем, что пословица - текст изначально-самодостаточный, тогда как афоризмы можно подразделять на изначально-самодостаточные (автосемантичные) и контекстные (окказиональные, синсемантичные). Это объясняется тем, что они находятся в контексте произведения, выполняя определенные функции. Их автосемантичность носит относительный характер. Их функционирование в речи обусловливается предельно краткой, лапидарной формой и обобщающей семантикой. Например, фраза “Быть знаменитым некрасиво” (Б.Пастернак) представляет вполне законченный текст, воспринимается как афоризм. Для более полного его понимания из-за своей парадоксальности, необходимо объяснение в коммуникативном контексте, который, как мы видим, присутствует ниже в виде перечислений этического понимания красоты:

“... не надо заводить архива, над рукописями трястись...” - то есть порицается тщеславие. Дальнейшие строки еще раз подтверждают данный тезис: “...Цель творчества - самоотдача, а не шумиха, не успех...”. Приветствуется любовь и бескорыстие к ближнему:

“... но надо жить без самозванства,

Так жить, чтобы в конце концов

Привлечь к себе любовь пространства,

Услышать будущего зов.”

Таким образом, мы видим, что текст афоризма обладает свойством амбивалентности [Шмидт, 1989:125], то есть он может как выступать самостоятельно - случай автосемантии, так и представлять собой часть другого текста. Например, “Насмешки боится даже тот, который уже ничего не боится на свете!” (Н.В.Гоголь) - афоризм абсолютно самодостаточный, существующий как самостоятельный текст. Самодостаточные (автосемантичные) афоризмы, а также пословицы - автономный литературно-художественный жанр.

3. Методы и приемы изучения афоризмов и пословиц

Для культурологического изучения пословиц и афоризмов необходимо применять различные методы анализа. В настоящем исследовании используются концептуальное моделирование, интерпретативный анализ и социолингвистическое интервьюирование.

Общенаучный метод концептуального моделирования с учетом интроспективного анализа заключается в сопоставлении ключевых понятий работы на основе изучения соответствующей лингвистической литературы. Такими понятиями для нас являются “текст”, “общение”, “культура”, “этнокультурный (страноведческий) компонент”, “комплекс ценностей”, “универсальные высказывания”, “пословицы”, ”афоризмы”. Подробный анализ этих понятий проводится в §1 и §2 диссертации.

Для составления выборки использовались сборники пословиц и афоризмов на русском и французском языках. Собранный материал обобщался индуктивным путем: т.е., проанализировав выборку в количестве шесть тысяч единиц, мы пришли к следующему выводу - пословицы, как коллективные речетворческие произведения и афоризмы, как авторские высказывания, наряду с обобщением конкретных ситуаций отражают национальную специфику, содержат культурный компонент, анализируя который, мы можем выйти на ценностные приоритеты двух обществ. При анализе выборки мы установили ряд различий в двух культурах, а именно, ценностную ориентацию общества.

При описании формальной стороны афоризмов и пословиц был использован метод оппозиций [Арнольд, 1991:37]. В нашей работе при рассмотрении логико-синтаксического построения афоризмов и пословиц, мы включили обычное высказывание, равное одному предложению, также в §1.2.1. мы рассматривали афоризмы и пословицы в оппозиции с другими универсальными высказываниями (парадоксом, трюизмом и т.д.).

Интерпретативный анализ состоит в выявлении и соотношении значения и смысла пословиц и афоризмов и включает следующие этапы: 1) определение значений пословиц и афоризмов, 2) выявление скрытого смысла пословиц и афоризмов, 3) определение соотношения формы пословиц и афоризмов и их содержания. Приведем пример анализа пословицы: “Любишь кататься, люби и саночки возить”. Исходное, буквальное значение данного высказывания сводится к двухчастной импликациональной формуле с коннектором “если..., то...”. Описывается ситуация катания на санях. Известно, что катание на санях (с горки) является любимым развлечением детей в зимнее время. Для того, чтобы съехать с горы нужно подняться на возвышение с санками. Движение вверх связано с определенными усилиями. Скрытый (подразумеваемый) смысл данной пословицы вытекает из расширительного толкования образов, положенных в основу наименования ситуации: “кататься” - получать удовольствие, “саночки возить” - нести издержки, связанные с получением удовольствия. Эта пословица употребляется в тех ситуациях, когда, по мнению говорящего, адресат не учел возможных последствий, связанных с получением удовольствия. Смысл пословицы базируется на признании утилитарной нормы поведения (постулат реализма). Данное речение вступает в системные отношения с универсальными высказываниями, с аналогичным содержанием. Например, ”Нельзя сделать омлет, не разбив яиц”, “Нельзя есть пудинг и иметь его”, “И невинность соблюсти, и капиталец приобрести” и др. Мы видим, что, несмотря на различия в образной поверхностной структуре данных высказываний, эти речения объединены инвариантным утилитарным суждением: невозможно избежать отрицательных последствий при получении удовольствия. Эти последствия при всем их реальном многообразии сводятся к ограниченному числу типовых действий или состояний (приложение дополнительных усилий, потеря чего-либо). При этом важно отметить, что отрицательные последствия органически вытекают из ситуации. Все эти пословицы образуют определенную концептуальную область, между компонентами которой устанавливаются отношения аналогии по содержанию. В этом смысле можно сказать, что приведенная нами в качестве иллюстрации пословица существует в парадигматическом контексте аналогичных речений.

Парадигматический контекст универсальных высказываний строится по полевому принципу: к данной пословице примыкают наиболее близко связанные с ней высказывания, но устанавливаются также и опосредованные связи с другими пословицами, смысл которых соотносится с утилитарным постулатом реализма: “Цыплят по осени считают”, “Хвали день вечером”, “Не говори гоп, пока не перепрыгнешь”, “Взялся за гуж, не говори, что не дюж”. Смысловая отдаленность приведенных высказываний от пословицы “Любишь кататься, люби и саночки возить” заключается в том, что смысловые коннекторы в этих высказываниях несколько отличаются от связки “если ..., то ...” (Например, “Хвали день вечером” - это одночастное высказывание, которое может быть развернуто в двухчастную структуру с причинным коннектором: тот, кто хвалит день не вечером, а утром, возможно ошибается, потому что к вечеру он будет не хвалить, а проклинать этот день.). Отличие речения “Взялся за гуж, не говори, что не дюж” от исходной пословицы заключается в том, что постулат реализма (адекватная оценка обстоятельств, собственных сил, негативных последствий поступков и т.д.) здесь дополняется моральным постулатом ответственности, т.е. не обещай другим людям, что ... и т.д.., а если пообещал, то выполняй. Смысл пословицы или афоризма выводится с помощью приема ступенчатой интерпретации текста. Этот прием соотносим со ступенчатой идентификацией словарной дефиниции, когда некоторые значения, или их компонент последовательно дефинируется в различных источниках. Существуют, как известно, ступени словарных дефиниций, или шаги интерпретации. Например, кинжал - это вид ножа, нож - это режущий инструмент, инструмент - это предмет, используемый для какой-либо цели и др. Аналогичным образом интерпретируется смысл универсального высказывания: “Любовь ризничного к богу сводится к зажиганию свечей” (А. де Сент Экзюпери). Для интерпретации данного афоризма нам необходимо разложить его на минимальные составные части (по аналогии с известным примером из грамматики Пор-Рояля “Невидимый бог создал невидимый мир”: 1) Бог есть невидимый, 2) Мир есть видимый, 3) Бог создал мир). Первый шаг интерпретации афоризма Экзюпери заключается в выделении следующих компонентов высказывания: 1) Ризничный (мелкий церковный служитель) любит бога, 2) Ризничный зажигает свечи, 3) Любовь к богу есть зажигание свечей.

Второй шаг интерпретации данного афоризма включает семантические пресуппозиции: 1) Зажигание свечей есть необходимый атрибут церковной службы, 2) Зажигание свечей - простейший физический акт, 3) Зажигание свечей имеет символический смысл.

Третий шаг интерпретации соотносится с кодексом поведения, зафиксированным в значении языковых единиц и выражается в последовательном уточнении пресуппозиции: 1) Долг ризничного - зажигать свечи, 2) Любовь к богу проявляется по-разному, 3) Выполнение своего долга есть проявление любви к богу.

Таким образом устанавливается глубинный смысл приведенного морального афоризма Экзюпери.

Как известно, в социолингвистике методы подразделяются на две основные группы: а) методы сбора социолингвистических данных; б) методы социолингвистического анализа [Швейцер, Никольский, 1978:178]. Методы определяются стоящей перед исследователями задачей, характером материала, выдвигаемой социолингвистом рабочей гипотезой и т.д. Задача нашего исследования - определить культурное содержание афоризмов и пословиц, и на этом материале установить общие и различные черты культуры двух общностей.

В нашей работе мы использовали один из методов социологического исследования - анкетирование. При составлении анкеты мы придерживались правил разработки анкеты, а также использовали приемы “Паремиологического эксперимента”, проведенного Г.Л.Пермяковым [Пермяков, 1971]. Содержание анкеты подчинено теме и задачам исследования: анкета включает в себя вопросы, направленные на выяснение факторов социально-демографических (место жительства, возраст, образование, профессия) и .... Мы стремились не допускать использования распространенных клише, газетных штампов, стереотипных оборотов. При формулировках различных вариантов окончания пословиц и афоризмов мы старались по возможности избегать психологического давления на респондентов, навязывая ему точку зрения, наиболее удобную для исследования. Размер анкеты, на наш взгляд, оправдан стремлением получить более подробную информацию о степени владения паремиологическим и афористическим фондом языка. Сбор информации был проведен с учетом социальной стратификации общества.

Исходя из задач нашего исследования, мы разработали два типа анкеты (см. Приложение).

В соответствии с принятой социолингвистической методикой анкетирования в текст первой анкеты включалось исходное высказывание, подлежащее интерпретации и несколько альтернативных выводных высказываний, из которых только одно являлось, на наш взгляд, верным. Информантам предлагалось отметить тот вариант перефразированного высказывания, который в наибольшей мере раскрывал бы смысл исходного предложения. Для получения усредненной картины группы информантов включали: а) студентов, б) школьников, в) взрослых людей с высшим и средним образованием. При формировании групп информантов мы исходили из следующих предположений: 1) любой носитель языка может установить смысловые отношения между исходным и перефразированным высказыванием, 2) возможны статистические отличия между типами интерпретации в зависимости от жизненного опыта (возраста) и уровня образования информантов. Пол, имущественный статус и профессия информантов для цели данного опроса были, на наш взгляд, нерелевантны.

Второй тип анкеты представлял собой более сложное задание. К числу социолингвистических признаков респондентов были добавлены место проживания (город, село) и профессия. Информантам предлагалось описание некоторой ситуации с одной стороны и универсальное высказывание, либо в форме пословицы, либо в форме афоризма. Информант должен был сделать выбор, который, на наш взгляд, в определенной мере зависел от социолингвистических характеристик его статуса (возраст, пол, уровень образования, место жительства и т.д.). Цель данной анкеты заключалась в том, чтобы определить тип языковой личности, использующей в своей речи пословицы и афоризмы.

При языковом, а также культурном анализе афоризмов и пословиц был использован дистрибутивно-статистический метод. Так, установлено, что в афоризмах ( русских - 7%, французских - 9%) и немного чаще в пословицах ( русских - 11%, французских - 5%) от всей выборки встречалась метафора чаще, чем в обычных высказываниях (русских - 2%, французских - 3%). То же можно сказать и о целом ряде других грамматических категорий. Полученные данные были проанализированы в нашем исследовании. С помощью показанной методики мы установили ступени смысловой производности пословиц и афоризмов и получили данные о социолингвистической вариативности универсальных высказываний в русском и французском языках.

При переводе французских пословиц и афоризмов на русский язык мы руководствовались следующими соображениями: если в русском языке существуют близкие по значению речения (как правило, пословицы), мы приводили его; если нам был известен литературный перевод пословицы или афоризма, мы приводили этот перевод; если никаких переводов в известных нам источниках не было, мы делали попытку дать наш собственный перевод. Авторство перевода в диссертации, с целью экономии места, специально не оговаривается.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий