регистрация / вход

Семантика и структура фразеологизмов с числовым компонентом

В современном языкознании нет единого мнения по вопросу о сущности и определении фразеологического оборота как языковой единицы. Существуют теоретические разногласия по поводу объема фразеологии и характере языковых фактов, трактуемых как фразеологизмы.

Черкасский национальный университет имени Богдана Хмельницкого

кафедра общего и русского языкознания

Синько Олег Викторович

Семантика и структура фразеологизмов с числовым компонентом

Курсовая работа

студента 1 – А курса

факультета русской филологии

Научный руководитель:

доц. Литвин Ирина Николаевна

Черкассы – 2005


СОДЕРЖАНИЕ

Введение ………………………………………………………………………..3.

Глава I

Проблема фразеологических единиц в лингвистике

1. 1. Вопрос о фразеологических оборотах в русистике ……………………4.

1. 2. Типология русских фразеологизмов ……………………………………6.

1. 2. 1. Классификация фразеологизмов по степени семантической спаянности ……………………………………………………………………..7.

1. 2. 2. Классификация фразеологизмов по их происхождению …………..10.

1. 2. 3. Классификация фразеологизмов по сфере употребления …………12.

Глава II

Структура и семантика фразеологизмов с числовым компонентом в русском языке

2. 1. Классификация фразеологизмов с числовым компонентом по степени семантической спаянности ………………………………………………….15.

2. 2. Классификация фразеологизмов с числовым компонентом по их происхождению …………………………………………………………..…17.

2. 3. Классификация фразеологизмов с числовым компонентом по сфере употребления ………………………………………………………………..18.

Заключение ………………………………………………………………….20.

Использованная литература ………………………………………………..22.


ВВЕДЕНИЕ

В данной курсовой работе предпринята попытка исследовать структуру и семантику фразеологических оборотов с числовым компонентом.

Актуальность этого исследования заключается в использовании различных подходов к классификации фразеологизмов с числовым компонентом.

Цель курсовой работы : исследовать структуру и семантику фразеологических оборотов с числовым компонентом. Данная цель предполагает решение следующих задач:

1) описать различные подходы к определению структуры и семантики фразеологизмов в лингвистике;

2) рассмотреть типологию фразеологических оборотов в русистике;

3) охарактеризовать структуру русских фразеологизмов с числовым компонентом;

4) охарактеризовать семантику фразеологизмов с числовым компонентом в русском языке;

5) указать источники происхождения русских фразеологических оборотов с числовым компонентом.

Материалом исследования послужили 98 фразеологических единиц, извлеченных методом сплошной выборки из «Словаря русских фразеологизмов» под редакцией А. И. Молоткова.

Практическая значимость курсовой работы состоит в использовании ее на занятиях языкознания, современного русского литературного языка.

Курсовая работа состоит из введения, главы I, главы II, вывода и списка использованной литературы.


ГЛАВА I

ПРОБЛЕМА ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ЛИНГВИСТИКЕ

1. 1. Вопрос о фразеологических оборотах в русистике

В современном языкознании нет единого мнения по вопросу о сущности и определении фразеологического оборота как языковой единицы. Существуют теоретические разногласия по поводу объема фразеологии и характере языковых фактов, трактуемых как фразеологизмы. О важности точного определения фразеологического оборота свидетельствует лексикографическая практика, когда в словарях в качестве фразеологизмов приводятся обычные словосочетания (чувство локтя , военные действия , прибрать к рукам и др.) и слова (с ходу , в общем , ни – ни , на руку, на мази и др.) [Архангельский, 1964: 12].

Определение общего характера дал Ш. Балли: «сочетания, прочно вошедшие в язык, называются фразеологическими оборотами». Исследователи В. Л. Архангельский, С. Г. Гаврин, В. Н. Телия определяют фразеологизм как языковую единицу, для которой характерны такие второстепенные признаки как метафоричность, эквивалентность и синонимичность слову. В. В. Виноградов выдвигал как наиболее существенный признак фразеологического оборота его эквивалентность и синонимичность слову [Виноградов, 1977: 45]. Но, по мнению Н. М. Шанского, метафоричность присуща также и многим словам, а эквивалентность не всем устойчивым сочетаниям. Поэтому включение этих второстепенных и зависимых признаков в определение фразеологизма не совсем корректно. Ученый подчеркивал, что «правильная дефиниция фразеологизма невозможна без его отличий от слова и свободного сочетания» [Шанский, 1985: 43].

В своей работе «Фразеология современного русского языка» Н. М. Шанский дает следующее определение: «Фразеологический оборот – это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т. е. постоянная) по своему значению, составу и структуре» [Шанский, 1985: 45]. Лингвист полагает, что основным свойством фразеологического оборота является его воспроизводимость, так как «фразеологизмы не создаются в процессе общения, а воспроизводятся как готовые целостные единицы» [Шанский, 1985: 45]. Так, фразеологизмы за тридевять земель , след простыл , нечем крыть и др. извлекаются из памяти целиком. Для фразеологизмов характерны воспроизводимость их в готовом виде с закрепленным и строго фиксированным целостным значением, составом и структурой. Фразеологизмы являются значимыми языковыми единицами, для которых характерно собственное значение, независимое от значений составляющих их компонентов, располагающихся друг за другом в строго установленном порядке.

В некоторых фразеологических оборотах отмечается различное расположение компонентов: сгореть со стыдасо стыда сгореть , тянуть волынкуволынку тянуть , однако в таких фразеологизмах местоположение образующих их слов закреплено в двух одинаково возможных вариантных формах. Фразеологизмы отличает непроницаемость их структуры [Ефимов, 1964: 148].

Основная масса фразеологизмов выступает в виде целостных языковых единиц, вставки в которые обычно невозможны (от мала до велика , во цвете лет , седьмом небе , дело в шляпе и др.). У некоторых фразеологизмов компоненты разделены расстоянием (ни зги буквально не видно , какой дал папа ему сегодня нагоняй! ).

Н. М. Шанский рассмотрел отличия фразеологических оборотов от свободных словосочетаний. Фразеологизмы отличает воспроизводимость, целостность значения, устойчивость состава и структуры, и, как правило, непроницаемость структуры. Отличия фразеологических оборотов от слов, как считал ученый, следующие: слова состоят из элементарных значимых единиц языка, морфем, а фразеологизмы – грамматически раздельнооформленные образования. Таким образом, фразеологизмы имеют «характерный набор дифференциальных признаков: 1) это готовые языковые единицы, которые не создаются в процессе общения, а извлекаются из памяти целиком, 2) это языковые единицы, для которых характерно постоянство в значении, составе и структуре (аналогично отдельным словам), 3) в акцентологическом значении это такие звуковые комплексы, в которых составляющие их компоненты имеют 2 (или больше) основных ударения, 4) это членимые образования, компоненты которых осознаются говорящими как слова» [Шанский, 2002: 65]. Фразеологизмы должны обладать всей совокупностью указанных признаков, отличающих их от свободных сочетаний и слов.

1. 2. Типология русских фразеологизмов

Языковеды исследовали различные аспекты фразеологии, но до сегодняшнего дня нет единой классификации фразеологизмов с точки зрения их семантической слитности. С. П. Абакумов в 1936 г. сделал попытку классификации фразеологических оборотов с точки зрения их структуры, семантической слитности и «этимологического состава». Более полную классификацию фразеологических оборотов представил Н. М. Шанский в книге «Фразеология русского языка». Ученый классифицировал фразеологизмы с точки зрения их семантической слитности, состава, структуры, происхождения, экспрессивно – стилистических свойств.

1. 2. 1. Классификация фразеологизмов по степени семантической слитности

Н. М. Шанский предлагает классификацию фразеологизмов, состоящую из четырех групп, разработанную на основе классификации В. В. Виноградова. Данная классификация на сегодняшний день является общепринятой. Под семантической слитностью Н. М. Шанский понимает «соотношение, существующее между общим значением фразеологизма и «частными» значениями его компонентов» [Шанский, 1985: 62].

Таким образом, с точки зрения семантической слитности выделено 4 группы фразеологических оборотов:

- фразеологические сращения,

- фразеологические единства,

- фразеологические сочетания,

- фразеологические выражения.

Фразеологические сращения и единства представляют собой семантически неделимые образования, значение которых равно значению составляющих их слов. Фразеологическое сращение – «это семантически неделимый фразеологический оборот, в котором его целостное значение совершенно несоотносительно со значениями его компонентов» [Шанский, 1985: 65]. Во фразеологических сращениях слов с их самостоятельными значениями нет, поэтому значение фразеологизма не вытекает из значений отдельных компонентов. Например, бить баклуши – бездельничать, очертя голову – безрассудно, и никаких гвоздей – хватит, ничего больше.

Наивысшая степень семантической слитности обусловлена следующими факторами, по мнению В. В. Виноградова:

1) наличие во фразеологическом сращении устаревших и потому непонятных слов: попасть впросак , точить лясы , бить баклуши ;

2) наличие грамматических архаизмов: спустя рукава , сломя голову ;

3) отсутствие живой синтаксической связи между его компонентами, наличие синтаксической неупорядоченности и нерасчлененности: как пить дать , шутка сказать , была не была , себя на уме .

Фразеологическое сращение имеет немотивированное значение, не обладает образностью: собаку съел , железная дорога .

Фразеологическое единство – «это семантически неделимый и целостный фразеологический оборот, значение которого мотивировано значениями составляющих его слов» [Шанский, 1985: 70]. Неразложимое значение фразеологического единства возникает в результате слияния значений составляющих его слов в единое обобщенно – переносное: закинуть удочку , тянуть лямку , зарыть талант в землю , семь пятниц на неделе , первый блин комом . Фразеологические единства допускают вставку других слов: тянуть (служебную) лямку . Фразеологическое единство семантически мотивировано, обладает образностью: уйти в свою скорлупу , кровь с молоком , держать камень за пазухой , довести до белого каления [Виноградов, 1977: 272].

Фразеологическое сочетание – «это фразеологический оборот, в котором есть слова как со свободным значением, так и с фразеологически связанным» [Шанский, 2002: 5] Фразеологические сочетания образуются из слов со свободным и фразеологически связанным значением. Например: утлый челн , кромешный ад , скалить зубы , трескучий мороз , насупить брови .

К фразеологическим выражениям Н. М. Шанский относит устойчивые в своем составе и употреблении обороты, которые не только являются фонетически членимыми, но и состоящие целиком из слов со свободным значением [Шанский, 1985: 78]. Фразеологические выражения воспроизводятся как готовые единицы с постоянным значением и составом: любви все возрасты покорны , волков бояться – в лес не ходить , всерьез и надолго.

Наряду с классификацией по семантической слитности компонентов существует классификация фразеологических оборотов по составу.

Одна из наиболее характерных особенностей фразеологического оборота как воспроизводимой языковой единицы является постоянство его состава. Учитывая характер состава фразеологизмов (специфические особенности образующих их слов), Н. М. Шанский выделил 2 группы фразеологических оборотов

1) фразеологические обороты, образованные из слов свободного употребления, принадлежащих к активной лексике современного русского языка: как снег на голову , через час по чайной ложке , подруга жизни ,

2) фразеологические обороты с лексико – семантическими особенностями, т. е. такие, в которых есть слова связанного употребления, слова устаревшие или с диалектным значением: мурашки бегут , притча воязыцех , в объятиях Морфея , вверх тормашками .

В качестве воспроизводимых языковых единиц фразеологические обороты всегда выступают как структурное целое составного характера, состоящее из различных по своим морфологическим свойствам слов, находящихся между собой в разных синтаксических отношениях.

По структуре фразеологизмы Н. М. Шанский разделил на 2 группы: 1) соответствующие предложению, 2) соответствующие сочетанию слов.

Среди фразеологизмов, по структуре соответствующих предложению, по значению лингвист выделяет 2 группы:

- номинативные – фразеологизмы, называющие то или иное явление действительности: кот наплакал , руки не доходят , куры не клюют , куда глаза глядят , след простыл , выступающие в функции какого – либо члена предложения, коммуникативные – фразеологизмы, передающие целое предложение: счастливые часов не наблюдают , голод не тетка , бабушка надвое сказала , на сердитых воду возят , голова идет кругом .

1. 2. 2. Классификация фразеологизмов по их происхождению

Ф. К. Гужва выделяет группы фразеологизмов по их происхождению:

- исконно русские фразеологизмы;

- заимствованные фразеологизмы;

- старославянские фразеологизмы.

Исконно русский фразеологический оборот – «это такое устойчивое сочетание слов, которое в качестве воспроизводимой языковой единицы или возникло в русском языке, или унаследовано из более древнего языка – источника» [Виноградов, 1972: 221]. К ним относятся:

а) ходячие обороты из речи: выкинуть коленце , держать ухо востро ;

б) пословицы и поговорки: без дела жить – только небо коптить , лиха беда начало ;

в) выражения из профессиональной и жаргонной речи: втереть очки , идти в гору ;

г) обороты из книжной речи: откладывать в долгий ящик , пока суд да дело ;

д) меткие выражения русских писателей, ученых: а воз и ныне там , сильнее кошки зверя нет .

Старославянские фразеологизмы заимствованы из церковных книг: альфа и омега, заблудшая овца [Гужва, 1978: 169].

Ф. К. Гужва пишет, что существуют следующие типы иноязычных фразеологизмов:

а) фразеологические обороты, переведенные на русский язык:

1) иноязычные идиомы, пословицы и поговорки: лучше поздно, чем никогда, бросить тень ;

2) афоризмы из античной литературы (цитаты из Гомера и других античных писателей): авгиевы конюшни, ахиллесова пята ;

3) меткие выражения известных авторов (писателей, ученых, общественных деятелей): золотая середина, много шума из ничего ;

б) фразеологические обороты, употребляющиеся без перевода: о времена, о нравы!, на войне как на войне .

1. 2. 3. Классификация фразеологизмов по сфере употребления

Сравнительно небольшая группа фразеологизмов может быть выделена как межстилевая, т. е. используемая в любом из функциональных стилей. Сюда относятся, например: бить мимо цели , сдержать слово , уступить дорогу , на каждом шагу , на два фронта . С точки зрения стилистической подобные фразеологизмы могут быть названы нейтральными, стилистически неокрашенными. На фоне рассмотренных фразеологизмов выделяются 2 основные функционально – стилевые разновидности оборотов: разговорные и книжные. В разговорном стиле самое большое количество фразеологизмов составляют разговорно-бытовые обороты и фразеологизированные обороты. Они характеризуются большей образностью, нередко имеют несколько сниженную стилистическую окраску: ни аза в глаза , курам на смех , пасть на сердце , раскинуть умом , стоять на своем [Бабкин, 1970: 184].

Сфера употребления фразеологических оборотов намного уже, чем фразеологизмов нейтральных, межстилевых. Сюда А. Г. Балакай относит отдельные обороты официально – бытовой речи: положить под сукно , рабочая сила , быть в ответе и др.; обороты литературно – публицистического характера: узы дружбы , рог изобилия , сгущать краски ; фразеологизмы научно – терминологического типа: точка опоры , бросать тень , сила притяжения и др. [Балакай, 1992: 23].

С точки зрения стилистической к книжной фразеологии относятся и многие цитаты из произведений русских и зарубежных писателей, выражения из античной литературы, церковных книг и т. д. [Балакай, 1992: 31].


ГЛАВА II

СТРУКТУРА И СЕМАНТИКА ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С ЧИСЛОВЫМ КОМПОНЕНТОМ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Для русского народа цифры всегда имели большое значение. Этот факт наиболее полно можно проследить, тщательно изучив употребление фразеологизмов с числовым компонентом. Словарь фразеологических оборотов под редакцией А. И. Молоткова фиксирует более 98 фразеологических сращений, единств, сочетаний и выражений, созданных русским народом на протяжении веков.

Интересно, что существует заметное различие в употреблении различных цифр в фразеологических оборотах. Например, наибольшее количество фразеологизмов есть с малым числовым компонентом: «1», «2», «7». Здесь наиболее заметен тот факт, что русский народ создал меньшее количество фразеологизмов с компонентом «3», «6», «8» и т. д. Значительное количество фразеологических оборотов содержит компонент «1»: мерить на один аршин – «Подходить к оценке различных людей, явлений, обстоятельств и т. п. одинаково, без учета индивидуальных особенностей» - [Молотков, 1999: 242], ни одна собака – «Абсолютно никто. О людях» - [Молотков,1999: 443], как одну копейку – «1. Все целиком (полностью). 2. Совершенно точно; нибольше, ни меньше» - [Молотков, 1999: 214], в один присест – «Сразу, за один раз, за один прием» - [Молотков, 1999: 358], на один зуб – «Очень мало. О пище, еде» -[Молотков, 1999: 96], один в одного (один в один) – «Совершенно одинаковы (повеличине, качеству и т. п.» - [Молотков, 1999: 295], один к одному – «Совершенноодинаковы (по величине, качеству и т.п.). Обычно с одобрением о ком – либо или очем – либо» - [Молотков, 1999: 295], один на один – «1. Наедине, без свидетелей, безпосторонних. 2. Без союзников, помощников, единомышленников» - [Молотков, 1999:295], в один голос , на один покрой – «Очень похожи друг на друга, одинаковы в каком– либо отношении» - [Молотков, 1999: 337], один два <да> и обчелся – «Очень мало.О незначительном, недостаточном количестве кого – либо или чего – либо, чтоможно пересчитать» - [Молотков, 1999: 376], один конец – «Все равно, пусть будет так. О чем -либо неотвратимом, неизбежном, преимущественно о смерти» - [Молотков, 1999:204], один шаг – «Не так далеко, очень близко» - [Молотков, 1999: 530] и «2»: на два фронта – «Одновременно в двух разных направлениях. О действиях, деятельности кого – либо» - [Молотков, 1999: 503], на два слова – «Для короткого разговора, сообщения и т. п. (звать, вызывать)» - [Молотков, 1999: 431], ни два ни полтора – «Неизвестно как – ни плохо, ни хорошо (будет, получается и т. п.) – [Молотков, 1999: 128], два вершка от горшка – «Очень низкий, низкого роста, маленький. О человеке» - [Молотков, 1999: 59], видеть на два аршина в землю – «Отличатся большой проницательностью» - [Молотков, 1999: 67], как дважды два <четыре> - «1. Совершенно бесспорно, ясно, убедительно (доказать, растолковать и т. п. что – либо). 2. Очень хорошо (известно, понятно, ясно и т. п.)» - [Молотков, 1999: 129], в два счета – [Молотков, 1999: 414] и «7»: за семь верст киселя есть – «Далеко и попусту идти, ехать, тащиться и т. п. куда – либо» - [Молотков, 1999: 195], семь пятниц на неделе – «Кто - либо часто, легко меняет свои решения, намерения, настроения и т. п.» - [Молотков, 1999: 415], семь верст до небес <и все лесом> - «Очень много» - [Молотков, 1999: 60], седьмая [десятая] вода на киселе – «Очень дальний родственник» - [Молотков, 1999: 73], попадать на седьмое небо – «Испытывать чувство блаженства» - [Молотков, 1999: 342], семь пядей во лбу – «Очень умный, выдающийся» - [Молотков, 1999: 373], согнать семь потов – «Изнурять, изматывать тяжелой работой» - [Молотков, 1999: 415]. Но в то же время словарь не фиксирует ни одного фразеологизма с компонентом «3», «6», «8». Некоторые числа употребляются во фразеологизмах редко, не более одного раза: опять двадцать пять – «То же самое, одно и то же. О чем – либо надоевшем, постоянно, систематически повторяющемся» - [Молотков, 1999: 297], на <все> четыре ветра – «Куда угодно, куда только захочется» - [Молотков, 1999: 62], сорок два с кисточкой – «Шутливо – фамильярное приветствие при встрече» - [Молотков, 1999: 447], сорок сороков – «Бесчисленное множество, количество чего – либо» - [Молотков, 1999: 447], девятый вал – «Наиболее бурное, сильное проявление чего – либо; наивысший подъем, взлет чего – либо» - [Молотков, 1999: 54].

Следует также подчеркнуть, что фразеологические обороты, (в том числе с числовым компонентом) могут вступать между собой в разные типы парадигматических отношений: синонимии и антонимии [Гужва, 1978: 159].

Но синонимический ряд таких оборотов, как правило, не очень широк. Он часто ограничивается двумя – тремя фразеологизмами: один к одному – «Совершенно одинаковы (по величине, качеству и т. п.) - [Молотков, 1999: 295] и один в одного –«Совершенно одинаковы (по величине, качеству и т. п.). Обычно с одобрением о ком – либо или о чем – либо» - [Молотков, 1999: 295], и на один покрой – «Очень похожи друг на друга, одинаковы в каком – либо отношении» - [Молотков, 1999: 337], и два сапога пара – «Похожи друг на друга, обычно по своим качествам, свойствам, положению и т. п. - [Молотков, 1999: 407]; на один зуб – «Очень мало. О пище, еде» - [Молотков, 1999: 96] и один – два <да> и обчелся – Очень мало. О незначительном, недостаточном количестве кого – либо или чего – либо, что можно пересчитать» - [Молотков, 1999: 376]; в один присест – «Сразу, за один раз, за один прием» - [Молотков, 1999: 358] и в два счета – «Очень быстро» - [Молотков, 1999: 414]; за десятью замками – «Под тщательной охраной» - [Молотков, 1999: 169] и под семью замками – «1. Под надежной охраной; подстрогим присмотром. 2. Тщательно спрятан, недоступен»- [Молотков, 1999: 96]; не первой молодости – «Немолодой, средних лет» - [Молотков, 1999: 252] и не первой свежести – «Бывший в употреблении, истрепанный, изношенный, нечистый» - [Молотков, 1999: 411]; с первого слова – «Сразу, с самого начала разговора, беседы» - [Молотков, 1999: 431] и с первого взгляда – «1. Сразу же. 2. По первому впечатлению» - [Молотков, 1999: 65]; как и свои пять пальцев – «Хорошо» - [Молотков, 1999: 375] и на все сто – «1. Отлично, хорошо (делать что – либо, сделано что – либо. 2. Полный, законченный (дурак, подлец и т. п.)» - [Молотков, 1999: 450]; раз за разом – «1. Снова и снова, много раз подряд (делать что – либо). 2. Последовательно один за другим (раздаваться, звучать и т. п.)» - [Молотков, 1999: 376] и раз от разу – «С каждым новым, последующим повторением» - [Молотков, 1999: 376]; гоняться за двумя зайцами – «Преследовать одновременно две разные цели» - [Молотков, 1999: 116] и убить двух зайцев – «Одновременно выполнить два дела; добиться осуществления двух целей» - [Молотков, 1999: 487]; один шаг – «Не так далеко, очень близко» - [Молотков, 1999: 530] и в двух шагах – «Совсем близко, недалеко» - [Молотков, 1999: 531]; давать сто очков вперед – «Значительно превосходить кого – либо в чем –либо» - [Молотков, 1999: 126] и давать десять очков вперед – «Значительно превосходить кого – либо в чем – либо» - [Молотков, 1999: 126].

Среди фразеологизмов существуют также антонимические пары: ни один черт - «Абсолютно никто» - [Молотков, 1999: 519] и в один голос – «1. Все вместе, одновременно (спрашивать, отвечать и т. п.). 2. Единодушно, единогласно (утверждать, повторять и т. п.)» - [Молотков, 1999: 115]; один шаг – «Не так далеко, очень близко» - [Молотков, 1999: 530] и за семь верст киселя есть – «Далеко и попусту ехать, идти, ехать, тащиться и т. п. куда – либо» - [Молотков, 1999: 195]; на один зуб – «Очень мало. О пище, еде» - [Молотков, 1999: 96] и семь верст до небес <и все лесом> - «Очень много» - [Молотков, 1999: 60].

2. 1. Классификация фразеологизмов с числовым компонентом по степени семантической спаянности

Исследуя фразеологизмы с числовым компонентом, мы будет использовать классификацию фразеологизмов по степени семантической спаянности В. В. Виноградова, по которой выделено следующие 4 группы:

- фразеологические сращения;

- фразеологические единства;

- фразеологические сочетания;

- фразеологические выражения.

Среди фразеологических оборотов с числовым компонентом выделяются фразеологические сращения: по первое [пятое] число – «По всей строгости (наказать, проучить и т. п.)» - [Молотков, 1999: 528], всыпать [задать] по первое число – «Сильно наказать, отругать кого – либо» - [Молотков, 1999: 528], ни одна собака – «Абсолютно никто. О людях» - [Молотков, 1999: 443], ни <одной> души – «Никого, ни одного человека» - [Молотков, 1999: 152], сорок сороков – «Бесчисленное множество, количество чего – либо» - [Молотков, 1999: 447], ни один черт – «Абсолютно никто» - [Молотков, 1999: 519], первой руки – «Отъявленный» - [Молотков, 1999: 392], по первому абцугу –«Сразу же; в самом начале» - [Молотков, 1999: 29], семь пядей во лбу – «Очень умный, выдающийся» - [Молотков, 1999: 373], седьмая [десятая] вода на киселе – «Очень дальний родственник» - [Молотков, 1999: 73], ставить на одну доску – «Приравнивать, уподоблять кого – либо кому – либо» - [Молотков, 1999: 452], сорок два с кисточкой – «Шутливо – фамильярное приветствие при встрече» - [Молотков, 1999: 447], на все сто – «Отлично, хорошо» - [Молотков, 1999: 450].

Среди фразеологизмов с числовым компонентов встречаются также единства: играть вторую скрипку – «Быть главным в каком – либо деле» - [Молотков, 1999: 180], на первый взгляд – «По первому впечатлению» - [Молотков, 1999: 64], с первого взгляда – «Сразу же» - [Молотков, 1999: 65], как <одна> кожа да кости – «Крайне худой, изможденный» - [Молотков, 1999: 200], не первой свежести – «Бывший в употреблении, истрепанный, изношенный, нечистый» - [Молотков, 1999: 411], не первой молодости – «Немолодой, средних лет» - [Молотков, 1999: 252], с первого слова – «Сразу же, с самого начала разговора, беседы» - [Молотков, 1999: 431], в первую очередь – «Также, тоже» - [Молотков, 1999: 102], два вершка от горшка – «Очень низкий, низкого роста, маленький» - [Молотков, 1999: 59], одним [единым] росчерком пера – «Простой подписью под приказом, распоряжением и т. п., обычно не вникая в суть дела, мгновенно, быстро» - [Молотков, 1999: 392], пятое колесо в телеге – «Лишний, ненужный в каком – либо деле человек» - [Молотков, 1999: 202].

Известны также фразеологические выражения: семеро одного не ждут – посл., семь раз отмерь , раз отрежь – посл., семь бед , один ответ – посл., не имей сто рублей, а имей сто друзей – посл., один с сошкой, а семеро с ложкой – посл.

В словаре фразеологических оборотов под редакцией А. И. Молоткова зафиксировано только одно фразеологическое сочетание: в двух [в трех, в нескольких] шагах – «Совсем близко, недалеко» - [Молотков, 1999: 531].

2.2. Классификация фразеологизмов с числовым компонентом по их происхождению

Исследуя фразеологизмы с числовым компонентом по их происхождению, мы будем опираться на классификацию Ф. К. Гужвы. Он выделяет среди них такие:

- исконно русские;

- иноязычные;

- старославянские.

Исконно русские фразеологизмы с числовым компонентом пришли из различных сфер человеческой деятельности.

К ним с относится на один покрой – «Очень похожи друг на друга, одинаковы в каком – либо отношении» - [Молотков, 1999: 337]. Он возник в профессиональной сфере швецов, которые делали несколько одинаковых вещей по одному образцу – покрою.

Сюда также можно причислить и на два фронта – «Одновременно в двух разных направлениях» - [Молотков, 1999: 503]. Этот фразеологизм возник в военной сфере, когда боевые действия шли одновременно на двух фронтах.

К исконно русским фразеологическим оборотам с числовым компонентом с числовым компонентом относиться также девятый вал - «Наиболее бурное, сильное проявление чего – либо, наивысший подъем, взлет чего – либо» - [Молотков, 1999: 54]. Этот фразеологический оборот возник в сфере морского дела. Он имеет длинную историю, так как в прежние времена считалось, что наиболее опасной является девятая волна.

В то же время словарь фразеологических оборотов не фиксирует ни одного фразеологического оборота с числовым компонентом старославянского происхождения.

2.3. Классификация фразеологизмов с числовым компонентом по сфере употребления

Изучая фразеологизмы с числовым компонентом по сфере употребления, мы будем опираться на классификацию А. М. Бабкина. Как известно, сюда относятся межстилевые, на фоне которых выделяются разговорные и книжные.

К межстилевым можно отнести с первого слова – «Сразу, с самого начала разговора» - [Молотков, 1999: 431].

К книжным – играть вторую скрипку – «Быть главным в каком – либо деле» - [Молотков, 1999: 180], с первого взгляда – «Сразу же, по первому впечатлению» -[Молотков, 1999: 64], девятый вал – «Наиболее бурное, сильное проявление чего – либо, наивысший подъем, взлет чего – либо» - [Молотков, 1999: 54], первые шаги (шаг) – «Самое начало, начальный период каких – либо действий, какой – либо деятельности» - [Молотков, 1999: 532].

К разговорным фразеологизмам с числовым компонентом относятся: всыпать [задать] по первое число – «Сильно наказать, отругать кого – либо, нанести жестокое поражение в бою, разгромить» - [Молотков, 1999: 102], два вершка от горшка – «Очень низкий, низкого роста, маленький» - [Молотков, 1999: 59], пятое колесо в телеге – «Лишний, ненужный в каком – либо деле человек» - [Молотков, 1999: 202], два сапога пара – «Похожи друг на друга на друга, обычно по своим качествам, свойствам, положению и т. п.» - [Молотков, 1999: 59], ни в одном глазу – «Ничуть, нисколько (не пьян, не устал, не боится и т. п.)» - [Молотков, 1999: 107], как и свои пять пальцев – «Хорошо» - [Молотков, 1999: 375], с пятого по десятое – бессвязно, непоследовательно, пропуская подробности (рассказывать, сообщать, говорить и т. п., ни один черт – «Абсолютно никто» - [Молотков, 1999: 519], ни одна собака – «Абсолютно никто» - [Молотков, 1999: 443].


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современном языкознании не сложилась единая точка зрения по вопросу о сущности и определении фразеологического оборота. Наиболее часто фразеологизм определяют так: «сочетание, прочно вошедшее в язык, называется фразеологическим оборотом». Характерными признаками фразеологизмов являются метафоричность, эквивалентность и синонимичность слову, хотя не все лингвисты придерживаются этого мнения.

Одной из наиболее популярной классификаций фразеологизмов является классификация по степени семантической спаянности В. В. Виноградова. Согласно его учению, все фразеологизмы делятся на 4 группы сращения, единства, сочетания и выражения. Среди рассмотренных нами фразеологических оборотов с числовым компонентом наибольшую группу составляют сращения. Их доля – больше 47 % от общего количества фразеологизмов с числовым компонентом. Вторую после фразеологических единств большую группу составляют единства. Их доля – около 45 %. Меньшую часть занимают фразеологические сочетания. Наименьшая доля принадлежит фразеологическим выражениям с числовым компонентом. Словарь фразеологических оборотов русского языка под редакцией Молоткова фиксирует всего пять выражений, что составляет около 10 % вместе с сочетаниями.

Согласно другой классификации фразеологических оборотов – по источнику – они делятся на исконно русские, заимствованные и старославянские. Среди фразеологизмов с числовым компонентом почти все – исконно русские; словарем не зафиксировано ни одного старославянского фразеологизма с числовым компонентом.

Есть также классификация фразеологизмов по употреблению. Согласно ей фразеологические обороты делятся на межстилевые, книжные и разговорные. Наибольшую группу среди них составляют разговорные, наименьшую – межстилевые.

Как слова и свободные сочетания, фразеологические обороты с числовым компонентом могут вступать между собой в различные виды парадигматических отношений – синонимии и антонимии, образуя синонимические ряды и антонимические пары


ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. – Ростов – на – Дону: Изд. – во РГУ, 1964. – 315с.

2. Ахманова О. С. Очерк по общей и русской лексикологии. – М.: Учпедгиз, 1957. – 298с.

3. Бабкин А. М. Русская фразеология, ее развитие и источники. Л.: Наука, 1970. – 264с.

4. Балакай А. Г. Фразеология современного русского языка. – Новокузнецк: Кузбассвузиздат, 1992. – 80с.

5. Виноградов В. В. Лексикология и лексикография: Избранные труды. – М.: Наука, 1977. 312с.

6. Виноградов В. В. Русский язык. – М.: Наука, 1972. – 639с.

7. Гладышева Л. А. Русская земля (История фразеологизма) // Русская словесность. – 2002. - № 4. – С. 40 – 43.

8. Гужва Ф. К. Современный русский литературный язык. – К.: Вища школа, 1978. – 246с.

9. Ефимов А. П. О языке художественных произведений. – 2 изд. – М.: Учпедгиз, 1964. – 288с.

10. Жуков В. П. Семантика фразеологических оборотов. – М.: Просвещение, 1978. – 159с.

11. Жуков В. П. Школьный фразеологический словарь русского языка: Пособие для учащихся. – М.: Просвещение, 1989. – 220с.

12. Копыленко М. Н., Попова З. Д. Очерки по общей фразеологии. – Воронеж: Изд. – во ВГУ, 1972. – 144с.

13. Крапотина Т. Г. К вопросу о семантической и структурной трансформации фразеологизмов // Русский язык в школе. – 2001. - № 2. – С. 83 – 86.

14. Кривенко Б. В. Фразеология и газетная речь // Русская речь. – 1993. - № 3. – С. 44 – 49.

15. Ларин Б. А. Очерки по фразеологии // Уч. Зап. ЛГУ. Сер. Филол. Наук. – 1956. – 158с.

16. Мокиненко В. М. Загадки русской фразеологии. – М., 1990. – 135с.

17. Пашкова А. В. Значение фразеологизма и контекст // Русская речь. – 1994. - № 4. – С. 18 – 26.

18. Попов Р. Н. Фразеологические единицы современного русского литературного языка с историзмами и лексическими архаизмами. – Вологда: Сев. – зап. Кн. Изд. – во, 1967. – 268с.

19. Селіванова О. О. Нариси з укр. фразеології. – К., 2004.

20. Слово не воробей: Фразеологизмы в русском языке // Наука и жизнь. – 2001. - № 9. – С. 116 – 117.

21. Соматизмы как образосмысловой центр формирования фразеологизмов // Русский язык и литература в учебных заведениях. – 2000. - № 3. – С. 29 – 32.

22. Телия В. Н. Русская фразеология: семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. – М., 1996.

23. Федоров А. И. Семантическая основа образных средств языка. – М., 1986.

24. Фразеологический словарь русского языка / Под. ред. А. И. Молоткова. – М., 1999.

25. Шанский Н. М. Слова и фразеологизмы // Русский язык в школе и дома. – 2002. - № 3. – С. 3 – 5.

26. Шанский Н. М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая школа, 1985. – 160с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий