регистрация / вход

Средства выражения побудительной модальности в английском и русском языках

Языковая модальность как функционально-семантическая категория, ее место в структурно-семантической иерархии модальных значений. Язык газет как объект лингвистического анализа. Способы выражения побудительной модальности в английском и русском языках.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РФ

ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им.В.Г. БЕЛИНСКОГО

Факультет иностранных языков

Кафедра английского языка

Забегалин Станислав Александрович

Средства выражения побудительной модальности в английском и русских языках

(на материалах газет)

Научный руководитель:

кандидат филологических

наук, доцент Потылицина И. Г.

Пенза, 2008 г.


Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. Категория языковой модальности

I.1 Языковая модальность как функционально-семантическаякатегория

I.2 Место побудительной модальности в структурно- семантической иерархии модальных значений

I.3 Язык газет как объект лингвистического анализа

ГЛАВА II. Способы выражения побудительной модальности в английском и русском языках

II.1 Способы выражения прямых побудительныхвысказываний

II.2 Способы выражения косвенных побудительныхвысказываний

II.3 Способы выражения побудительных речевых актов, распределенных по их семантическим модификациям

Выводы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1. Диаграмма 1

Приложение 2. Диаграмма 1

Приложение 3. Диаграмма 1

Приложение 4. Диаграмма 1


ВВЕДЕНИЕ

Настоящее исследование посвящено анализу средств выражения одного из фрагментов функционально-сематической категории модальности — модального микрополя побуждения в русском и английском языках.

Выполнение соответствующего анализа на материале двух языков обусловлено рядом причин. Поскольку русский язык, как известно, по типологической системе относится к синтетическим языкам, а английский язык — к аналитическим, то контекстуально-обусловленные формы их реализации не всегда достаточно адекватно могут быть переведены на противоположный язык. Тем не менее, реально допустимы синонимичные варианты, то есть на каждый случай контекстного употребления побудительных модальных конструкций в русском языке можно найти соответствия в английском языке. Кроме того, имея в виду, что модальность принадлежит к универсальным понятийным категориям, «в разных формах обнаруживающихся в языках разных систем» (Виноградов 1950: 38, Мещанинов 1945: 237), представляется важным привлечение к проводимому анализу сопоставительных данных родственного, в нашем случае, английского языка, поскольку подобный анализ, дающий возможность «описания однотипной ситуации средствами разных языков» (Гак 1979: 17), способствует выявлению не только универсальных типологических экспликаторов модального значения побуждения, но и идеоэтнических (национально-специфических) особенностей языковой картины мира.

Модальность, будучи одной из стержневых категорий, формирующих непосредственную связь высказывания с внеязыковой действительностью, является объектом устойчивого и длительного интереса со стороны отечественных и зарубежных лингвистов (В.В. Виноградов, Ш. Балли, Л.Дюрович, В.Г. Адмони, Г.А. Золотова, Р. Мразек, В.Г. Гак, Г.В.Колшанский, В.РГ. Ярцева, Л.С. Ермолаева, Ф. ГТалмер, А. Вежбиикая, В.З. Панфилов, П.А. Лекант, А.В. Бондарко, Т.И. Дешериева, Е.И. Беляева, А.А. Мецлер, С.С. Ваулина, Н.Ю.Павловская, О.В. Трунова, Б.В.Хрычиков, М.А. Болотина, Г.П. Немец, А.В. Зеленщиков и др.), в трудах которых разработаны ключевые понятия, позволившие определить семантический объем, функционально-грамматический статус данной категории и выявить основные средства ее выражения в языке. Вместе с тем сложность и многоаспектность содержательной природы модальности породила множество самых различных ее квалификаций, зачастую противоречащих друг другу. «Видимо, нет другой категории, — отмечает В.П. Попова, — о природе и составе частных значений которой высказывалось бы столько противоречивых мнений, как о категории модальности» (Попова 2000: 10). Чрезмерно широкое варьирование понятия модальности в современном языкознании дает основания некоторым исследователям вообще считать данную категорию «недоразумением, лингвистическим фантомом, своего рода поручиком Киже» (Hinrichs, Kubler 2001: 238-245).

Так, по мнению У. Хинрикса, Д.У. Лайфута, Дж.Оллвуд, О. Даля, В.Ф. Либерта, Г. Редекер, Л. Уог и других все содержание модальности без остатка распределяется между иными языковыми понятиями, такими, как предикативность, пропозиция, виды речевых актов и т.д. Вполне очевидно, что при таком подходе, по справедливому замечанию Б.Ю. Нормана, «для модальности просто не остается места» (Норманн 1994: 170). Именно поэтому весьма оправданным представляется стремление специалистов использовать наиболее эффективные направления исследования данной категории. Одним из таких направлений является функциональный подход, который «дает возможность наиболее оптимально раскрыть, объяснить языковые факты в их конкретной реализации, показать средства языковой передачи экстралингвистических ситуаций» (Петровская 1989: 64). Важность подобных исследований обусловливается также и тем, что в настоящее время, когда в лингвистике весьма отчетливо проявляются антропоцентрические тенденции, учет человеческого фактора, играющего роль экстралингвистического компонента языковых преобразований, обусловливает закономерный интерес исследователей к прагматическому аспекту функционирования языковых единиц и грамматических категорий, в том числе и к так называемой прагматической модальности, раскрывающей коммуникативную перспективу высказывания (его цель, степень достоверности, субъективно-модальную оценку и т. п.). От изучения языковых единиц «как элементов инвентаря языковой системы ученые перешли к изучению языкового материала как продукта речевой деятельности, в котором системное содержание языковых факторов взаимодействует с прагматическими факторами» (Иванова 1997: 1). Исследование функционально-прагматического компонента языка стало особенно заметным в последние десятилетия в связи с активной разработкой функциональной грамматики и развитием когнитивной лингвистики, что во многом детерминировано интересом исследователей к языку «со стороны его основной и глобальной функции — выражения мышления в процессе коммуникации» (Колшанский 1975: 99).

Вышеперечисленными обстоятельствами определяется:

актуальность данной дипломной работы, в качестве непосредственного объекта которой является побудительная модальность, выступающая в виде соответствующего микрополя, а предмет составили средства ее выражения в русском и английском языках.

Цель данного исследования состоит в установлении структурно-содержательной специфики микрополя побудительной модальности в рамках функционально-семантической категории модальности в русском и английском языках. Достижению указанной цели подчинено решение следующих задач :

- установить место микрополя побудительной модальной в структурно-функциональной иерархии модальных значений;

- охарактеризовать план содержания модального микрополя побудительной модальности;

- определить прагматический компонент в составе микрополя побудительной модальности;

- выявить конституентный состав плана выражения рассматриваемого микрополя;

- установить типологические признаки средств выражения модального значения побуждения в исследуемых языках и выявить их внутриязыковую специфику.

Материалом для анализа послужили тексты современных русских, английских и американских газет. Данный выбор не случаен: язык газет, с нашей точки зрения, является в определенной мере идеальным для изучения прагматического аспекта языка, поскольку публицистический дискурс, оперативно реагируя на самые последние события в экстралингвистической действительности, отражают все изменения в языковой картине мира, сохраняя при этом глубокую антропопентричность. Именно поэтому изучение побудительной модальности в публицистическом дискурсе способствует более точному осмыслению закономерностей речевой коммуникации. Всего из соответствующих газетных текстов методом сплошной выборки было извлечено и проанализировано около 1000 конструкций с модальными модификаторами побуждения.

Достижению поставленной в работе цели и решению вышеперечисленных задач служит комплексная методика исследования , включающая методы описательного, контекстуального, функционально-семантического, сопоставительного анализа, прием трансформации и метод количественных подсчетов.

В соответствии с целью и задачами дипломной работы в качестве основных положений на защиту выносятся следующие:

1. Побудительная модальность, являясь важным структурно- содержательным компонентом функционально-семантической категории модальности, выступает в ней в качестве соответствующего модального микрополя.

2. План содержания микрополя побудительной модальности отличается полифункщганальностью, заключающейся в наличии гносеолопгческой и коммуникативной функций, направленных на выявление целевой установки высказывания, а также экспрессивной функции, вызванной желанием говорящего оказать целевое воздействие на собеседника.

3. План выражения микрополя побудительной модальности представлен системой разноуровневых средств, имеющих ядерно-периферийную организацию. Значительную часть ядра и периферии составляют лексическо-грамматические средства, хотя единицами выражения модального значения побуждения могут быть и собственно грамматические, в том числе и синтаксические экспликаторы.

4. Конституенты модального микрополя побуждения имеют незамкнутый семантический потенциал и представляют собой открытый класс, пополняющийся за счет несобственно модальных модификаторов, и средств выражения, принадлежащих к другим микрополям ситуативной модальности — микрополям желательности, необходимости, долженствования, возможности.

5. План выражения микрополей побудительной модальности в русском и английском языках имеет типологическую основу, обусловленьгую универсальностью языковой категории модальности. Однако более высокая степень модальной емкости русских языковых средств, способных имплицитно актуализировать модальное значение побуждения, составляет русскую национальную специфику в выражении модальной семантики побуждения, отчетливо проявляющуюся при сопоставлении с соответствующими модальными модификаторами английского языка.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые проведено комплексное исследование одного из фрагментов функционально-семантической категории модальности — микрополя побудительности при его функционировании в рамках публицистических текстов и впервые предпринято функционально-семантическое описание специфики реализации модального значения побуждения в языке современных русских и англоязычных газет.

Теоретическая значимость дипломной работы определяется функциональным подходом к пониманию содержательной природы модальности, создающим теоретическую базу для комплексного рассмотрения разноуровневых языковых средств выражения ее составных значений, что в свою очередь создает условия для установления их функциональной иерархии в микрополе побудительной модальности, шире — в структуре прагматической модальности и в функционально-семантической категории модальности в целом, а также позволяет выявить типологические, универсальные средства выражения побудительной модальности и выявить индивидуальные языковые средства, отражающие этнокультурную специфику. Кроме того, данное исследование вносит определенный вклад в разработку теории публицистического дискурса.

Практическая значимость дипломной работы заключается в возможности использования ее материалов и выводов при дальнейшей разработке теоретических вопросов языковой модальности в целом и побудительной модальности в частности, в вузовских спецкурсах и спецсеминарах по проблемам функциональной грамматики и модальности, по лингво-стилистическому анализу языка газет, в практике преподавания английского языка (в частности, на практических занятиях по переводу и по аспекту «Газета»), а также в методике преподавания родного и иностранного языков при обучении чтению и интерпретации газетных текстов с учетом реализации в них побудительной модальности.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, включающей список использованной научной литературы, перечня источников, а также приложений в виде таблиц и диаграмм, иллюстрирующих полученные результаты исследования.

ГЛАВА I . Категория языковой модальности

I .1 Языковая модальность как функционально-семантическая категория

Вопрос осодержании категории модальности как фундаментальной языковой категории, средствах её формального выражения в современной лингвистической науке, как отмечалось нами выше, до конца не решен. Не ослабевающий интерес к проблеме языковой модальности находит отражение в большом количестве исследований, касающихся ее сущности, разновидности модальной семантики, структуры модальных средств (В.В.Виноградов, И.Р. Гальперин, Г.Л. Золотова, П.А. Лекаит, М.В. Ляттон, С.С. Ваулина, Т.П. Немец, С.Я. Гехтляр, А.В. Петров, И.П. Распопов, Н.Ю.Шведова, Н.Д. Арутюнова, Т.В. Булыпша, М.А. Болотина, А.Д.Шмелев, Д. Гордон, Дж. Лакофф, Г.П. Грайс, Анна А. Зализняк, Дж.Лайого, Р. Лангакер, Ф.Р. Палмер и многие другие). Например, восприятие модальности как универсальной семантической категории требует учета антропоцентрического фактора в языке, поведения человеческой личности в процессе коммуникации (коммуникативные установки и эмоциональное состояние участников речевого общения, условия речевого общения, способы воздействия на адресата речи и т.п.), так как «в центре понимания содержания категории модальности находится говорящий с его осознанным отношением к объективной действительности» (Хрычиков 1986: 4). В Лингвистическом энциклопедическом словаре модальность квалифицируется как «функционально-семантическая категория, выражающая разные виды отношения высказывания к действительности, а также разные виды субъективной квалификации сообщаемого» (Ляпон 1990: 303). Это определение дает возможность толкования модальности как разноаспектного явления, позволяя относить ее к самым разным пространствам языковой системы и внеязыковой действительности.

Языковая модальность есть отражение и выражение отношений языкового мира, это комплексная категория, включающая некую совокупность содержательных значений, выражаемых элементами разных языковых уровней, которые имеют синтаксические функции как элементы структуры предложения, но не сводятся к гаш. «Конституенты функционально-семантической подсистемы модальности, — отмечает Е.И. Беляева, — образуют систему языковых вариантов, "языковой репертуар" категории, го которого говорящий черпает формы выражения модальных отношений в процессе общения» (Беляева 1985: 3).

Попытки объединить разные уровни языка проводились разными лингвистами, в частности, A.M. Пешковским, Л.В. Щербой, О.Есперсеном, В.В. Виноградовым, Ф. Брюно и многими другими, положившими начало разработке учения о понятийных категориях. К настоящему времени наметилось два основных подхода к категории модальности: узкий и широкий; или формальный (то есть осуществляемый в направлении от формы к содержанию) и семантический (от содержания предложения к формам его выражения).

В нашем исследовании мы отталкиваемся от широкого понимания категории модальности, принимая за основу грамматическую концепцию В.В. Виноградова, в которой представлен путь от семантического содержания к различным грамматическим и лексическим средствам его выражения. Согласно данной концепции, языковая модальность является объемной семантико-синтаксической категорией, образованной совокупностью значений, содержащих указания на субъективное отношение к действительности и имеющих внутренние различия в самих ее синтактико-семантических функциях (Виноградов 1950: 41-48). Следует заметить, что указанный принцип описания языков возник из учения О. Есперсена о понятийных категориях, который считал, что установление функционалъно-семантических категорий «фактически определяется языковыми грамматическими категориями и другими языковыми средствами» (Есперсен 1968: 58). В своих трудах ученый дал характеристику наклонения глагола как синтаксической категории, выражающей известное отношение говорящего ко всему содержанию предложения. Однако О. Есперсен и вслед за ним Л.Ельмслев, а также некоторые другие исследователи отождествляли понятийные категории с логическими, отражающими, «категории внешнего мира, то есть категории объективной действительности» (Jespersen 1924: 53-54).

И.И. Мещанинов настойчиво подчеркивал не только языковую природу понятийных категорий, но и выдвигал критерий системности языкового выражения как необходимого признака таких категорий, иллюстрируя свое толкование понятийных категорий примерами соотношения естественных полов и грамматических родов. И.И.Мещанинов также выдвинул теорию о вводных частях и модальных словах, которые сообщают субъективное отношение говорящего ко всему содержанию его высказывания или его эмоционально-волевое выражение (Мещанинов 1945: 195). Известный интерес представляет концепция A.M. Пешковского о так называемых субъективно-объективных синтаксических категориях, которые он противопоставляет типу объективных синтаксических категорий '. Кроме вышеперечисленного, широкое понимание модальности в той гиги иной степени представлено в концепциях В.Г. Адмони и Т.П.Ломтева о коммуникативно-грамматических категориях, согласно которым модальность в обобщенном виде характеризуется как отношение говорящего к содержанию своего сообщения.

К функционально-семантической трактовке модальности можно отнести понятие так называемых шифтеров P.O. Якобсона, выражающих характер сообщаемого факта или его участников (Якобсон 1975: 189). Широкую известность получила концепция актуализационных категорий А..В. Бондарко, выделяемых им по признаку участия в передаче отношения содержания высказывания к действительности с точки зрения говорящего. Здесь весьма важным представляется уточнение ученого о том, что понятийная категория превращается в категорию грамматическую, когда получает морфологическое выражение в специальной системе форм или, в терминологии М.Я. Блоха, «парадигматическое соотнесение форм с однородным содержанием» (Блох 1986: 82). При этом А. В. Бондарко считает, что грамматические категории вида, наклонения, времени и залога составляют морфологическое ядро понятийных (языковых) категорий аспектуалъности, модальности и залоговости, что является справедливым, в основном, для флективных языков. Он предлагает отказаться от термина "понятийная категория", поскольку данный термин, как полагает исследователь, дает основание думать, что имеется в виду логическое понятие, а не языковая категория (Бондаренко 1989: 8). Здесь для исследователя отправной точкой является категория отношения говорящего к действительности, которая реализуется в процессе речевого общения, получая грамматическое выражение. Если под таким углом зрения рассматривать всю грамматику от фонетики до синтаксиса, включая и словообразование, то оказывается правильной позиция тех ученых, которые модальность толкуют в ее широком смысле .

Узкий подход (или формальный), то есть осуществляемый в направлении от формы к содержанию, противостоит описанному выше функционально-семантическому описанию, идущему от значения (функции, семантики) к форме (средствам) не позволяет достаточно четко определить языковую модальность и выделить ее из других лингвистических категорий. При таком подходе языковая модальность сводится к логической модальности суждения и ограничивается выделяемыми в формальной логике значениями возможности, необходимости и действительности (см., например, работы Г.В. Колшанского, И.П. Распопова, В.З. Панфилова, В.П. Бондаренко, Т.И. Дешериевой, М.К. Сабанеевой и др.). Поскольку любое предложение модально и синтаксическая модальность гораздо шире логической, ряд ученых исключает из понятия модальности модальные предложения по цели высказывания, считая их объектом коммуникации. В частности, И.П. Распопов предлагает отграничить от категории модальности категорию целевого назначения (Распопов 1981: 30). Подобное исключение можно считать влиянием ее логического понимания, что значительно сокращает ее объем, так как из ее основного круга значений уходят не только модальные типы предложений, но и даже модальные значения долженствования, необходимости, возможности (Панфилов 1971: 170). В свою очередь Г.В. Колшинский считал, что языковую модальность нельзя понимать как отношение к действительности вообще, так как в этом случае языковая модальность отождествляется с логической и переносится в плоскость установления связи между содержанием высказывания и объективными фактами, что является делом логики и гносеологии (Колшанский 1977: 82-85).

Несколько отличается от вышеперечисленных точка зрения В.З.Панфилова, представляющая своеобразный компромисс между "логическим" и "грамматическим" направлением. Выделяя в структуре суждения, выражаемого предложением, два уровня (суждение как пропозициональная функция, структуру которого образуют местный предикат и его аргументы - первый уровень; суждение как субъектно-предикатная структура, которую образуют логический субъект, - понятие о предмете и логический предикат - понятие о признаке, присущем или не присущем этому предмету мысли, — второй уровень), В.З. Панфилов первый уровень связывает с синтаксическим членением предложения, второй — с актуальным(Панфилов 1977: 37-48).

Другое направление изучение модальности связано с работами Ш. Балли, предопределившими традицию описания модальностей в европейском языкознании. По мнению Ш. Балли, «логическая функция модальности заключается в выражении реакции мыслящего субъекта на его представление» (Балли 1955: 234). При этом часть высказывания, соответствующую процессу, образующему представление, Ш. Балли называл диктумом, вторую часть, следуя той же логике, — модусом. Модус образуют модальный глагол и модальный субъект. Каждое предложение, по мнению Ш. Балли, обладает модальностью, то есть модальность в его толковании выступает как синтаксическая категория, представленная конструкциями различной степени сложности.

В логико-семантических концепциях категория модальности связывается с понятием модуса. Частично из-за некоторого совпадения этих терминов происходит их отождествление. Мы, вслед за С.С. Ваулиной, Е.И. Беляевой, Н.П. Макаровой, М.А. Болотиной и другими исследователями, считаем правомерным различать модус и модальность, имея при этом в виду, что содержание первого понятия значительно шире содержания понятия второго, так как модус вместе с модальностью включает в себя и другие категории, отражающие различные аспекты отношения субъекта речи к пропозиции. В частности, можно назвать такие разновидности модуса, как аксиологическую, эмоционалъно-экспрессивную, социальную оценку, которые многими исследователями исключаются из понятия модальности.

Лингвисты пытаются выявить некоторый содержательный признак, который мог бы выступить в качестве доминантного значения категории модальности. Обычно на роль такого признака выдвигается либо дихотомия "объективность / субъективность" (в других терминах - de ге / dedicto; онтологическое / эпистемическое и т.п.), либо противопоставление "реальность / ирреальность".

Так, Грамматика современного литературного русского языка, вышедшая в 1970 г., представила категорию модальности в двух разновидностях значений: объективно-модальных и субъективно-модальных. Данный раздел Грамматики написан Н.Ю. Шведовой, согласно мнению которой, модальность не может ограничиваться лишь указанием на отношение говорящего к предмету высказывания с точки зрения реальности / ирреальности, а в значительной мере в этой категории проявляется субъективно-оценочное отношение (Грамматика 1970: 610-615). Близкой точки зрения придерживаются Е.М. Вольф, Е.В. Клобукова, Т.В. Маркелова и другие, которые относят к категории модальности качественную оценку дескриптивного содержания высказывания по признакам "хорошо / плохо" (Вольф 1985: 11-15). Однако другие авторы считают, что оценочность лишь частично связана с семантикой этой категории и предлагают рассматривать оценочность как особую семантико-прагматическую сферу, окружающую модальность (Теория грамматики: 1990: 61).

У представителей западноевропейского, в том числе английского языкознания, занимавшихся и занимающихся проблемами модальности (Дж. Лайонз, Р. Кверк, Л.С. Бархударов, Д.А. Штелинг, Ф. Палмер, А.Вежбицкая и многие другие) большая часть имеющихся у них точек зрения на природу данной категории, несмотря на их разнородность (Уорф, Лондон, 1959: 63), основывается на концепции Ш. Балли, согласно которой, как уже указывалось нами выше, в любом высказывании можно выделить основное содержание (диктум) и его модальную часть (модус), в которой выражается интеллектуальное, эмоциональное или волевое суждение говорящего в отношении диктума.

В отечественном языкознании среди множества существующих попыток описания структурно-содержательного объема модальности наиболее широкое распространение получила классификация модальных значений, разработанная Г.А. Золотовой, которая, опираясь на концепцию модальности, предложенную В.В. Виноградовым, выделяет три аспекта модальных отношений: 1) отношение содержания высказывания к действительности в плане его реальности / ирреальности с точки зрения говорящего - объективная модальность, реализующаяся с помощью форм глагольного наклонения, изъявительного, с одной стороны, и сослагательного, повелительного, с другой (На улице сильный мороз, поэтому занятия в школе отменены - Если бы на улице не было такого сильного мороза, то занятия в школе не были бы отменены; Собирайся в школу!); 2) отношение говорящего к содержанию высказывания в плане его достоверности/недостоверности - субъективная модальность, получающая реализацию с помощью вводных (модальных) слов (конечно, разумеется, может быть, вероятно, должно быть и т.п.) и модальных частиц (вряд ли, едва ли, чай, небось и т.п.); 3) отношения между субъектом действия (носителем признака) и действием (признаком действия) -внутрисинтаксическая модальность, главным средством выражения которой являются модальные слова, включенные в состав предиката (глаголы мочь, хотеть, желать и др., предикативных наречий можно, возможно, надо, нужно, необходимо и др., кратких прилагательных должен, намерен, обязан и др.) (Золотова 1973:140-158)

Привлекательной стороной данной классификации является то, что она дает возможность дифференцировать модальные значения с учетом их функционального статуса, однако в значительной степени "привязанная" к плану их выражения, она, как и ряд других классификаций, фактически сводится к различению "модальности наклонения" и "модальности лексических показателей", не учитывая в полной мере все функциональные "переливы" модальных значений и средств их выражения, которые становятся весьма очевидными при функционально- семантическом анализе. Именно поэтому наиболее адекватную модель описания модальности обеспечивает, на наш взгляд, функциональная грамматика, основные положения которой были разработаны Санкт- Петербургской (Ленинградской) лингвистической школой под руководством А.В. Бондарко (Бондаренко 1984, 1990, 2000, 2002). Опираясь на принцип функционально- семантического подхода, при котором анализ языковых явлений направлен как от семантики к средствам, так и от формы к функциям, функциональная грамматика рассматривает в единой системе разноуровневые средства языка, объединенные на основе общности выполняемой им семантической функции и организованные по принципу поля. Функционально-семантическое описание категории модальности, представленное в целом ряде работ последних десятилетий (Л.В. Бондарко, MB. Зайнуллин, С.Я. Гехтляр, Е.И. Беляева, С.С. Ваулина, Е.В. Левшина, П.А. Эслон, И.Р. Федорова, Н.Ю. Павловская, О.Г. Почепцов и др.), дает возможность прояснить ряд спорных моментов плана содержания и плана выражения модальности.

Итак, суммируя вышеизложенное, считаем правомерным, вслед за С.С.Ваулиной, квалифицировать языковую модальность как «широкую семантическую категорию, состоящую га двух содержательно разнородных пластов - пропозиционального (онтологического) и прагматического (гносеологического); пропозициональная модальность (в иной терминологии модальность диктума) прямо и непосредственно связана с актуализацией обозначаемого (номинируемого) события, а прагматическая модальность (то есть модальность модуса) - с прагматической оценкой сообщения об этом событии» (Ваулина 1993: 17). Следующий параграф посвящен более подробному рассмотрению указанных модальных пластов.

I .2 Место побудительной модальности в структурно-семантической иерархии модальных значений

Как мы уже отмечали выше, модальность в целом является языковой универсалией: она принадлежит к числу языковых категорий, «в разных формах обнаруживающихся в языках разных систем..., а в языках европейской системы она пронизывает всю ткань речи» (Виноградов о категории модальности: 142). Структурно-содержательный объем и функциональная иерархия значений языковой модальности определяются смысловой двуаспектностью предложения, то есть его номинативным (пропозициональным) и коммуникативным (прагматическим) аспектами. Вслед за рядом исследователей (С.С.Ваулиной, И.Р. Федоровой, И.Ю. Куксой, Н.Ю. Павловской и др., центром ФСП пропозициональной модальности будем считать объективную модальность, которая «фиксирует с помощью двух форм глагольного наклонения (изъявительного и сослагательного) способ существования в рамках предложения события с точки зрения того, как последнее соотносится с действительностью в плане реальности / ирреальности (оно было, есть или будет в условиях наличной действительности или его нет, но оно может быть в иных условиях, оно целесообразно для каких-либо целей и т.д.)» (Федорова, модальные возможности: 14) Периферию ФСП пропозициональной модальности составляет ситуативная (или предметная) модальность, так как морфологическая составляющая (ядро) последней практически отсутствует. Ситуативная (предметная) модальность подает соответствующее событие с точки зрения того, как существует оно в рамках или за рамками наличной действительности. Объективная модальность (как центр ФСП пропозициональной модальности) и ситуативная (предметная) модальности пересекаются между собой, последняя в свою очередь «сама организуется по полевому принципу, образуя модальные микрополя возможности, необходимости, желательности» (Ваулина, Выражения модальности: 28)

Прагматический компонент предложения раскрывает коммуникативную цель высказывания, внедряя в сознание говорящего определенные факты экстралингвистической действительности, фиксируемой пропозициональной модальностью. Побудительная модальность, объединяя круг определенных языковых явлений, имеющих значение побудительности, входит в ФСП прагматической (в иной терминологии, гносеологической, коммуникативной) модальности. Эти языковые явления должны обладать едиными дифференциальными признаками, которые, с одной стороны, организуют их в некоторую модальную систему, а с другой стороны, отличают эту систему от подобных ей модальных систем. Семантические признаки характеризуют побудительную модальность с точки зрения семного анализа, при котором определяются семы, необходимые для существования значений побудительности (см. Диаграмму 1 в Приложении I).

Основываясь на этом положении, мы рассматриваем императивную ситуацию в рамках прагматической теории участников речевого общения. При этом мы отмечаем, что императивная ситуация содержит указание на такой ее элемент, как условия приложения волеизъявления, определяющие необходимость или возможность реализации конкретного побудительного акта. Знание таких презумпций регулирует правила употребления и прочтения императивных высказываний. Принадлежность побудительной модальности к прагматической сфере языковой системы подтверждается анализом средств ее выражения в языке современных СМИ (особенно при реализации директивных речевых актов). Коммуникативная направленность высказываний, реализующая оттенки волеизъявительной семантики, обусловленной силой побудительного импульса, базируется на общих для участников ситуации общения знаниях «о мире вещей и правилах оперирования с ними, о системе принятых в данном социальном и коммуникативном пространстве предписаний относительно речевого поведения» (Сусов 1988: 126) и характеризует прагматическое значение речевого акта.

Побудительная модальность, представляя фрагмент гносеологической модальности и характеризуя прагматический (коммуникативный) аспект предложения, выступает не изолированно, а, как справедливо замечает И.Ю. Кукса, «сочетаясь в конкретных высказываниях с пропозициональной модальностью, квалифицирующей их номинативный аспект. При этом на номинативном уровне конструкция фиксирует явления, процессы нелингвистической действительности и выражает значения объективной модальности, которая образует некий «семантический х», осложняющий и в то же время расшифровывающий объективную модальность» (Кукса 2002: 23).

Побудительная модальность является частью общей системы модальности, в рамках которой она относится к знанию потенциальности наряду с необходимостью, желательностью (оптатив ностью), возможностью и долженствованием. Эти виды модальности частично пресекаются и влияют на функционирование друг друга. Их взаимодействия показаны на Диаграмме 1 в Приложении 2.

К анализу плана выражения побудительной модальности в языке русских, английских и американских газет мы обратимся в следующей главе, где будут подробно рассмотрены категориальные ситуации, основанные на диффузно незамкнутой природе микрополей побудительности, желательности, возможности и необходимости в их межполевых совмещенных значениях и способы выражения указанных значений.

I .3 Язык газет как объект лингвистического анализа

Реализация категории модальности, которую знаменитый датский лингвист Отто Есперсен называл двуликим Янусом (с одной стороны, модальность обращена к форме высказывания, а с другой стороны, очень важная составляющая модальности — это содержание (понятие — notion): «Janus-likephenomenonfacesbothways: towardsformandtowardsnotion» (Palmer 1979: 1), анализируется нами в современном публицистическом дискурсе 1 , который мы понимаем как совокупность текстов различных жанров разнообразной тематики. В публицистический дискурс входят газетно-публицистические тексты, ораторские выступления, официальные тексты на политическую тему (постановления, указы, законы), политические, экономические статьи, очерки, фельетоны, обозрения, колонки переписки с читателями, рекламные объявления и т.п. Язык газет мы рассматриваем как особую социальную систему, выполняющую функции ориентации и концептуализации действительности и определенным образом формирующую информационно-языковую культуру в обществе. Материал газет является идеальным в этом смысле, с нашей точки зрения, так как именно публицистические высказывания насыщены событиями. Основные концепты события - субъект, предикат и объект, фон события -контекст в широком смысле слова. Такие особенности газеты, как ее целевое назначение - информировать читателя, воспитывать его, убеждать, давать социальную оценку событиям и явлениям внутренней и международной жизни, а также специфика и разнообразие газетных жанров (информационная статья, очерк, фельетон и т.д.) определили выбор объекта исследования.

В качестве единицы исследования, вслед за П. Эслон, мы принимаем контекст (дискурс), поскольку предложение как единица речи не может обеспечить адекватную интерпретацию модальных значений, объектом анализа побудительной модальности должно быть действие или состояние, а едитщей анализа — событие как носитель идеи действия, состояния (см.: Эслон П.А. Проблема разграничения модальных значений // Труды по русской и славянской филологии. Лингвистика. Тарту, 1997. № 1. С. 233-248.

Язык современных газет, как указывалось нами выше, является идеальным материалом для прагматического анализа, поскольку средства массовой коммуникации в известной мере моделирует речевое поведение человека, отбирающего языковые ресурсы в зависимости от социальной ситуации (Речевая агрессия и гуманизация…, 1998: 23). С филологической точки зрения он имеет ряд специфических свойств, среди которых выделяются следующие:

— Коллективное авторство и технологичность текста, так как всякий текст создается и обрабатывается несколькими лицами (журналистом, редактором и т. д.) и помещается в окружении других текстов, так что структура выпуска определяет содержание каждого материала. Технология создания текстов массовой информации основана на выводах психологической и социологической науки и предполагает максимальную эффективность воздействия на получателя (Читающего).

— Единая система идеологического воздействия. Разные печатные органы воспроизводят содержание сообщений, предоставляемых информационными агентствами по-разному: каждый орган массовой информации ориентирует сообщения на запросы своей аудитории, поэтому вся система средств печатной информации создает определенную картину действительности, варьируясь в допускаемых управляющими инстанциями пределах. Массовая информация живет за счет рекламы и спонсорства, либо числится на государственном бюджете. Эффективность средств печатной массовой информации и, стало быть, их финансирование определяются объемом и составом аудитории (Русский язык конца 20-го столетия: 135).

— Невозможность критического анализа получателем: Читающий сообщения выступает как максимально широкая рассредоточенная аудитория, а отправитель (Пишущий) индивидуализирован как авторитетная организация. Выпуск массовой информации предстает перед получателем (Читающим) как совокупность независимых материалов, которые не образуют связного текста на уровне восприятия непрофессиональным получателем. На самом же деле материалы любого печатного органа и любого выпуска массовой коммуникации, как и всей системы в целом, объединены системой ключевых слов и категорий с положительным и отрицательным значением (так называемого "символического зонтика") (Зятькова 2002: 53-54), а сами по себе сообщения или отдельные высказывания получают истолкование через систему намеков и ассоциаций. Поэтому сообщения массовой информации не могут быть критикованы получателем в пределах данной системы массовой информации.

- Принудительность содержания: получение газетного текста не обязательно, но все-таки газетные тексты читает подавляющее большинство общества, и именно газетные тексты не в последнюю очередь создают молву и общественное мнение. Общество как бы погружено в содержание массовой информации, и на деле ее сообщения оказываются принудительными (Лысакова 1989: 174).

— Подавление аудитории: органы печатных СМИ не предполагают диалога с получателем (Читающим), за исключением колонок, где публикуются письма читателей. Получатель (Читающий) утрачивает индивидуальность, ибо воздействие текста носит статистический характер и формирует так называемое общественное мнение (Русский язык конца 20-го столетия: 34-42).

Цель общения в газете мотивирует возникновение того или иного текста - текста передовой статьи, краткого информационного сообщения, текста аналитической информации, очерка, хроники, социальная функция которых заключается в том, что они участвуют в формировании общественного сознания, внедряются в механизм регуляции общественной деятельности и поведения. Динамичный и всегда реагирующий на малейшие изменения в лингвистическом корпусе в режиме "on-line" (в режиме реального времени) язык печатных СМИ в большой степени довольно четко обозначает план содержания модального микрополя побуждения.

Все вышеперечисленное формирует отличительную особенность коммуникативно-прагматической составляющей побудительных речевых актов, встречающихся в языке газет, значительное снижение влияния таких факторов, как характер личностных и коммуникативных взаимоотношений коммуникантов, который определяется как устойчивыми характеристиками их личности (возрастом, образованностью, степенью воспитанности, тагом характера), так и разного рода ситуативными параметрами (официальностью / неофициальностью общения, степенью знакомства коммуникантов, заинтересованностью в общении и достижении согласия, наличием субординативных отношений, физическим состоянием говорящего и адресата, развитием общения в режиме толерантности или конфликтности) (Иссерс 2003: 5).

Функционально-семантический подход, при котором языковые явления рассматриваются с точки зрения их функционирования в речи и их значения, помогает выявить многоаспектный план содержания побудительной модальности, репрезентируемый набором эксплицитных и имплицитных средств. Межъязыковой сопоставительный анализ, в свою очередь обнаруживающий «способы описания однотипной ситуации средствами разных языков» (Гак 1979: 17), способствует выявлению не только универсальных типологических экспликаторов модального значения побуждения, но и идеоэтнических (национально-специфических) особенностей языковой картины мира.


ГЛАВА II . Способы выражения побудительной модальности в английском и русском языках

II .1 Способы выражения прямых побудительных высказываний

Прямые побудительные акты в русском языке составляют большую долю примеров: 53 %; в английском языке - 32 %. Наиболее распространенным способом выражения прямых побудительных речевых актов в языке русско- и англоязычных газет являются императивные конструкции. Среди них мы выделяем несколько групп.

I. Императивные невопросительные предложения с отрицанием и без отрицания с глаголами повелительного наклонения:

1) простые: «"Идите на Восток!" — такой совет дал иностранным инвесторам премьер-министр России Виктор Черномырдин на Всемирном экономическом форуме в Давосе» (Коммерсант, февр., 1999); «"Помоги, «счастливая газета»!" (Янтарный караван, сект., 2005); «Не стоит рисковать! Чтобы не отравиться грибами рекомендуется приобретать их в установленных местах, то есть - на рынках» (Янтарный караван, авг., 2005); «Theythenencouragecarb-watcherstomakeBudlighttheirchoice: Chooseontaste" isthetagline» (TheUSAToday, Apr., 2004); «EscapetheRAEknife»! (The Times Higher, Dec, 2004): «Subscribe to The Times Higher and get a free 2005 calendar worth £ 10»! (TheTimesHigher, Nov., 2004); 2) эмфатические: «Ну, войдите же, чего же вы ждете? Наши двери всегда открыты для всех!» (Дворник, ноябрь, 2003); «Ну же, дерзайте! Слабо выиграть три миллиона?!» (Янтарный караван, февр., 2003); «Так не достанься же никому! — кричал разъяренный Олег. А она всего лишь хотела выйти замуж за другого». (Янтарный караван, сент., 2004); «Близкий приятель Кэррадайна Тарантино поддержал идею Дэвида сниматься в России: "Дружище, ты что! Конечно, обязательно езжай в Москву!"» (Калинингр. правда, сент., 2005); «Do have it, please, do! We would appreciate every attempt of yours!» (The Sunday Times, Dec, 2004); «But Professor Burgess does suggest that universities need to consider whether a full breakdown of students' performance in all degree modules and units should be used» (The San Fransisco Chronocle, Dec, 2001); «He described Mr Deller's thesis on the rise of Teddy Boy culture as gripping. "He was so broad and culturally elastic. I do want all students to be like this"» (The Times Higher, Dec, 2003);

II) модифицированные присоединительными косвенными вопросами: «Постарайтесь держаться вместе, если сможете» (Российск. газета, дек., 2004); «Перестаньте упрекать ребенка, сдерживайте себя, если нужно» (Калинингр. витрина, № 4, 2004); «Не делайте скоропалительных выводов, если это возможно!» (Дворник, февр.. 2001); «Be particular, Mr. Lighfoot, if you can» (The International Herald Tribune, Jan., 2003); «Professor Parker said: "Arabic is also doing well at the moment, we have a lot of takers but it's very cyclical. Please take it, if you wish» (The Times Higher, Nov., 2003); «Please, keep up with the rest of the world, if you could» (The USA today, Aug., 2005);

3) эллиптические (безглагольные): «Раз, два, три - огонь!» (Коме, правда, ноябрь, 2004); «Бабы, вперед»! Это не только название известной юмористической передачи, но и лейтмотив всей жизни современной деревенской женщины» (Дворник, авг., 2004); «Время, назад! Не стало Булата Окуджавы» (Коме, правда, окт.. 2002); «Вперед, фанаты фантастики»! (Лит. газета, № 38, сент,. 2005); «Подумали? Тогда — за билетами» (АиФ, сент., 2005); «Onemorestep, onemore!» (The Guadian, Feb., 2003); «Gloves off! The debate on hunting turned on 'purely human interests'» (The Times, Dec, 2004); «Off with your hats»! (TheSundayTimes, June. 2005).

При этом следует отметить, что в английском языке отдельную группу составляют императивные фразеологизмы типа Would you care for ( a cup of tea )? Do you mind doing that? Why don '/ you do that? ( Беляева 1992: 16). Например: «Г asked my students: Do you mind doing that? The UK people should pick up Asian languages, try hard to understand China and Asia and attempt to engage with them right now» (The Times Higher, Dec, 2004); «Why don't you do that? Overseas students often fare better if they join strudent-run societies, or if they are able to take advantage of initiatives, such as being paired with a British student who wants to learn a language from a native speaker» (The Times Higher, Dec, 2002); «There is a famous aphorism that has been attributed in variuos forms to Fyodor Dostoyevsky, Winston Churchill and Nelson Mandella. It is that one sure way of measuring the civilisation of a society is by looking at the use it makes of prison. Would we care for making it come true»? (The Times, Apr., 2003).

2. Неимперативные предложения. Среди них мы выделяем несколько типов:

Повествовательные предложения с отрицанием и без отрицания с глагольными предикатами в форме изъявительного наклонения. В русском языке соответствующие глаголы выступают в форме настоящего времени. Например: «Все остаются на своих местах - иначе будет плохо!» (Дворник, дек., 2004); «Мой Донбасс остается со мной, нас никто не поставит на колени: мои оппоненты ошибаются!» (Известия, ноябрь, 2004); «Мы не внедряем на Украине мову, мы лишь желаем согражданам знать не один, не два, а три или четыре языка» (Российск. газета, дек., 2004). Ванглийскомязыкесоответствующиеглаголыупотребляются: а) вформенастоящегонеопределенноговремени (The Present Indefinite Tense): «Everyone stays in his place! - cried Mr. Nevvey, one of the criminals» (The Sunday Times, Oct., 2001); «You sort the problem out, 'cause it could cost them a lot of money, -said Leigh Bisset, a chair of the BMA's student committee» (The USA today, Jan., 2001); «You don't tell kids they should go to university because they'll get a better job at the end of it, - Cashmore enjoyed student life enormously» (The International Herald Tribune, Feb., 2004); б) вформенастоящегопродолженноговремени (The Present Continuous Tense): «You are not going there or we may not want to pay attention to the results» (The Sun-Fransico Chronicle, Sep., 2001); «You are leaving with us! Please think twice about begging for money in this way» (The Times Higher, Nov., 2003); «You are sharing the room with a Muslim otherwise we have to say 'no'» (The Sunday Times, May, 2004); в) вформебудущегонеопределенноговремени (The Future Indefinite Tense): «You will get the phone, if the boss asks you» (The Sunday Times, Nov., 2004); «You will work with ear plugs, 'cause it's the only way study can be done in severely limited space of an overcrowded cell, -explained one of OU students» (The Press of Atlantic City, March, 2005); «You will remember these comments of the H-century poet Ricard Lovelock, I promise: "Stone walls do not a prison make, nor iron bars a cage."» (TheSundayTimes, Apr., 2005).

Повествовательные предложения с отрицанием и без отрицания в форме сослагательного наклонения. Например: «Вы бы не задерживались с ответом — иначе может быть поздно» (Российск. газета, дек., 2001); «Он хороший человек, но не в состоянии справиться со сложившейся ситуацией. Более того, на наш взгляд, лучше бы выборы закончились победой кандидатов «против всех». Тогда со спокойной совестью можно было бы губернатора назначать» (Известия, июль, 2005); «Самая крупная страна Европы могла бы дать разобщенному контингенту урок политической мудрости». (Лит. газета, №. 34, июль, 2004); «It is demanded that the results should be positive» (The Independent, Feb., 2004); «Hugh Pennington is very anxious that smallpox shouldn't be put lower on the list of microbiological threats than other organisms» (The Daily Telegraph, Aug., 2005); «Peter Mitchel, who represents Brunei at the AUT insits that research and publication levels should be the key factors in selecting staff» (The Times Higher, Dec, 2004).

Повествовательные предложения с модальными глаголами и предикативами в сочетании с зависимым инфинитивом, выражающими следующие модальные значения:

а) значение возможности, которое в русском языке эксплицируется главным образом модальными модификаторами мочь, можно, нельзя, невозможно, волен, а в английском — can , could , may , might . Например: «Две трети квартир отошли населению. Семьи обзавелись настоящими активами. Ценными. Ликвидными. Для многих - единственными. Можешь сдавать. Можешь продавать, а можешь закладывать» (Коммерсант, авг., 2005); «Нельзя, милые представительницы прекрасного пола, переставать следить за собой, носить обноски» (Калинингр. правда, ноябрь, 2002); «Невозможно даже представить себе, что последует после повышения пенсионного возраста. Как тут не вспомнить слово-неологизм министра здравоохранения и социального развития Зурабова «дожитие», которое потрясло меня до глубины души своим цинизмом» (Коме, правда, сект.. 2005); «Процитирую Макиавелли: «Государь не волен выбирать себе народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать. Приближатьиподвергатьопале. Амывольнынерассматриватьгипотезучиновников» (Лит. газета, № 38, сент., 2005); «You might start immediately -perks the coach into - Or it certainly led to some awkward moments» (The Sunday Times, Apr., 2000); «You may leave your convent and try to adapt to life, struggle courageously to make sense of life and faith and to survive illness» (The Daily Telegraph, Sept., 2005); «You can approach this project with high expectations: the subject is of supreme importance and the space allowed is more than generous» (The Times Higher, Oct., 2004); «You could put forward a number of ways in which universities can improve the performance of their spin-offs, and identify the key phases in the development of aspin-off business» (The Daily Telegraph, March, 2005);

б) значение долженствования в русском языке эксплицируется при помощи таких модальных предикативов и модальных слов, как нельзя, должен, не/надо, должно быть и др., а в английском — при помощи модальных глаголов must , should , ought to , have to , be to , shall . Например: «В результате цветы (а вместе с ними и голландский трипе) из Голландии, на которую приходится около 70% всего оборота по цветочному импорту, стали добираться в Россию окружными путями — через Германию, Бельгию, Польшу. Мы не должны позволить Россельхонадзору и эти пути закрыть» (Коммерсант, сент., 2004); «Сажать нельзя условно. Где в этой фразе ставить запятую, решает суд»" (Янтарный караван, <&нт., 2005); «Более доходчиво по этому поводу сказал киносыщик Глеб Жеглов, хорошо представлявший, как надо бороться с преступностью: «Вор должен сидеть в тюрьме!» Нам надо брать с него пример». (Калинингр. правда, дек., 2005); «Должно быть, нам ничего другого не остается, как обратиться в суд» (Коме, правда, ноябрь, 2003); «ShouldwereviveIsraelboycott?» (The Times, Apr., 2005); «If it interests undergraduates in virilogy -which it should - you must even help to reverse the decline in recruitment to microbiology» (The Daily Telegraph, Jan., 2005); «What am I to do? — shouted Mr. Winkler, You are to stand here. Do you understand?» (The Sunday Times, Feb., 2004); «You ought to have told me about it. Perhaps my major dissappointment with the book is relative lack of attention paid to the cancer patients» (The Daily Telegraph, Aug., 2005); «We'll have to put it off till next time, when Britain's most imperial moment seems to approach» (The Financial Times, Apr., 2005); «This week's competition, in which you have to identify a book from its opening sentence, is from a novelist and playwright who the Nobel Prize in 1969: "Mr Hackett turned the corner and saw, in the failing light, at some little distance, his seat"» (The Times Higher, Dec, 2005); «Shall we talk about something different now? Because I am sure Ellens is right, both in his analysis of the situation and in his judgement of it» (The Sunday Times, Feb., 2005);

в) значение необходимости, которое в русском языке выражается при помощи модальных предикативов пора, нужно, необходимо, а в английском Например: «Нужно начинать строить недорогое жилье, давно пора принимать неотложные меры по стилгулированиго рождаемости -ситуация уже давно критическая!» (Известия, дек., 2003); «Пора искать выход, в связи с приближающимся энергетическим кризисом» (Калинингр. правда, дек., 2004); «Нам необходимо учитывать возрастание антропогенной нагрузки - это прежде всего парниковый эффект, который виден в виде ураганов и смерчей, в генетических изменениях и еще Бог знает в чем, что для технологически развитого сообщества на порядки увеличивает потери» (Лит. газета, № 36, сент., 2005). В английском языке аналогичное значение выражается модальными глаголами need , must , have to , be to с отрицанием и без отрицания и др. При этом следует отметить, что значительную долю примеров составили сочетания данных модальных глаголов с каузативными глаголами, самыми частотными из которых явились to get , to ask . Например: «I think you need ask for advice!» (The USA today, Dec, 2001); «The £ 320 m saving represents 11 per cent of the licence fee, and we need to get that out of the cost base to invest in our new strategy and services, - said Mr Thompsin» (The Financial Times, Aug., 2005); «You must go and regester with us». (The USA today, Dec, 2001); «The Board insisted: "We have to be at the dormitory before midnight"» (The Times Higher, Nov., 2002); «We are to come up with the ideas tomorrow» (The Sunday Times, Feb., 2004).

Повествовательные и вопросительные предложения с отрицанием и без отрицания со значением желательности. Например: «Хотелось, чтобы большинство новых идей в различных областях не наталкивались на непрятие законотворцев» (Российск. газета, авг., 2005); «Не хотелось бы жаловаться, но в том, что печатается, меня интересуют, прежде всего, какие-то интеллектуальные высоты, открытия. Но ничего подобного не вижу» (Лит. газета, № 21, июнь, 2005); «Хотели бы Вы, мой читатель, погрузиться в волшебную атмосферу Всемирного сказочного фестиваля?» (Калинингр. правда, авг., 2005); "Will you please leave the room? And do it now"! (The Press of Atlantic City, Dec, 2001); «You may put youself in their shoes, if you will, but when it comes to accomodating students with disabilities don't anticipate problems before they arise, - says Harriet Swain» (The Times Higher, Feb., 2001); «He added: "I'm not saying that this experiment was perfect or that all Professor Josephson's comments are wrong, no, I will not say that -but overall I think the results give us an additional insight into Natasha's claimed abilities"» (The Daily Telegraph, June, 2005).

Оптативные предложения с отрицанием и без отрицания. Например: «Хорошо бы все повернуть вспять, но это всего лишь из области благих пожеланий» (Калинингр. правда, окт., 2003); «Жаль, что Вы не были на Сахалине ровно 55 лет. Тем, кто не видел воочию нерест лосося, сразу скажу: зрелище потрясающее!» (Янтарный караван, сент., 2004); «Как жаль, что механизм телепатического воздействия до конца не изучен, но он существует!» (Янтарныйкараван, авг., 2004); «I wish our bosses'd hurry up, we are tired of waiting» (The USA today, Dec, 2001); «As a scientist Г wish you would find the book most enjoyable. It was difficult to put down» (The Times Higher, Dec, 2002); «I wish the honourable colleagues would mind their own business» (The Times, Feb., 2001).

Вопросительные предложения с отрицанием и без отрицания. Например: «"Могли бы мы получить ответ прямо сейчас? Если бы у нас была возможность переключиться на российские цветы, мы, может быть, так и сделали, — заявил «Известиям» Михаил Файнберг, глава оптового цветочного гипермаркета «Флора Ленд» (Известия, сент., 2005); «Не могли бы вы упомянуть про взносы национальных секций. В ФИПРЕССИ коллективное членство?» (Калининг. правда, ноябрь, 2003); «Стоит ли вам терять ваше дорогое время?» (АиФ, авг., 2004); «May I procede now? — asked Professor Hawking» (The Times Higher, Sept., 2004); «Why should one accrediting body enjoy a monopoly?» (The Daily Telegraph, Oct., 2004); «The right question is 'why should anybody want to miss out on three years of complete revelry?' - the euthemism he cheerfullly uses to cloak the precise detail of Newcastle student life from 1972 to 1975» (The Times Higher, Dec, 2004).

Прямым эксплицитным способом выражения побудительного речевого акта служат перформативные глаголы. Высказывания-перформативы являются менее распространенным видом побудительных речевых актов и встречаются только в прямой речи от лица Пишущего. Например: «Я надеюсь, что вы победите, господин Ющенко» (Российск. газета, май, 2004); «Я приглашаю вас в театр «Ленком» на пьесу «Последняя жертва» в постановке Марка Захарова — в мир, где блистают люстры, льется рекой шампанское, туда, где распределяют богатство» (Лит. газета, № 38, сент.. 2005); «Я настоятельно рекомендую горожанам рассмотреть эту возможность и воспользоваться нашими беспроцентными кредитами» (Калинингр. правда, сент., 2005); «P.S. Я прошу и.о. главного редактора, незнакомую мне Жанну Карлову к началу заметки отнестись с пониманием и не рассматривать как посягательство на ее должность» (Лит. газета, № 38, сент., 2005); «Я настоятельно прошу, взываю ко всем, кто держит в руках перо - помните, что репортер — это замочная скважина, через которую зритель видит мир!» (Лит. газета, № 35, авг., 2005); «I dare you to step over it» (The International Herald Tribune, Oct., 2004) «I demand them speak Russian, but more they socialise in the English environment at school, the less they see languages as important» (The Times Higher, Dec, 2004); «I advise the Government to have a national predicament in this country, and in the age of globalization, remember that languages are almost by definition employment oriented» (The Times, Nov., 2003); «I also strongly recommend this book to the non-scientists: it is an exellent introduction to the way modern science works» (The Times Higher, Aug., 2005).

Менее распространенным (по отношению к императивным конструкциям) способом выражения прямых побудительных актов в языке русско- и англоязычных газет являются каузативные конструкции. При этом характерной особенностью семанппсо-синтаксической структуры каузатива является эксплицитиность выражения его основных семантико- синтаксических компонентов, хотя опущение или совмещение некоторых из них возможны в неполных вариантах конструкций. В узусе преобладает использование каузативных конструкций в повествовательных предложениях, относящихся к коммуникативному типу сообщения. Например: «Мы достаточно сильны, чтобы заставить наших оппонентов прислушаться» (Известия, окт., 2001); «Мне предложили написать сценарий по мотивам произведений Гоголя в жанре фантазии» (Коме, правда, сент,. 2005); «Их убедили не подавать заявление, более того уговорили не обращаться за медицинской помощью, мотив ируя свою просьбу тем, что врачи обязаны будут сообщить в органы» (Нов. колеса, янв., 2005); «Новоиспеченным параллельным нотариальным палатам было предписано войти в состав нотариальных конкурсных комиссий, состоящих из работников управлений юстиции и параллельных нотариальных палат» (Коммерсант - деньги, февр., 2005); «Мне велели сообщать обо всех передвижениях подозреваемых и потребовали отзваниваться каждый день в определенное время. Посоветовали не обманывать. От этого "совета" у меня волосы встали дыбом» (Нов. колеса, авг., 2005); «Нас попросили связаться с доктором Али Окля Арсан и от лица всей группы поблагодарить литераторов и журналистов России, которых не испортило то, что называется конъюнктурной культурой, или культурой рынка» (Лит. газета, № 21, июнь, 2005); «Мы рекомендуем перечитать Пушкина, Лермонтова, Гумилева и еще раз вспомнить слова Ивана Алексеевича Бунина: "Вместе со мной умрет настоящий русский язык - народный, неиспорченный, с его яркостью, солью, остроумием» (Лит. газета, сент., 2005); «По словам Алексея Волкова, директора по развитию НБКИ, многие банки обязывают своих клиентов подписывать кредитные договора, в которых забит пуьгкт «о предоставлении информации», и никаких возражений у большинства он не вызывает» (Известия, ноябрь, 2004); «Просто моя героиня - очень тонкая и возвышенная особа, и эти темы для Free банальны; только разговоры о культуре, философские размышления побуждают ее к действию» (Лит. газета, № 33, 2001); «Коммунальщики жалуются на нехватку денег, а на деле ведут себя как зарвавшиеся царьки, которые повелевают нашими судьбами, действуя по формуле: «Не будите платить — отключим газ!» (Дворник, сент., 2004); «Нам никто не поручал заниматься трудоустройством Владимира Шаманова» (Известия, авг., 2004); «Мы не дадим рубить фруктовые деревья на своих участках и принудить нас никто не может» (Коме, правда,, сент., 2003); «Мы намерены распорядиться деньгами по своему усмотрению, но большая часть пойдет на лечение Сослана, ему предстоят еще три операции». (Калинингр. правда, сент, 2005); «Президентнеприказывал, аскореенастоятельносоветовалподуматьопоследствиях» (АиФ, май, 2005); «Professor had his students write a 3000-word research paper on Terrorism impact» (The Times Higher, Oct., 2002); «We got the board redistribute the money, so we managed not to be behind with the rent» (The Daily Telegraph, Aug., 2005); «Let us take the terminology: what on Earth are «thanscendental culture values»?» (The Sunday Times, Dec, 2005); «We allow people who have committed crimes against society study free in the OU» (The Times Higher, Feb., 2005); «My boss made me redo my report because he wasn't satisfied with it» (The Sunday Times, June, 2005); «"They've both got plenty of life in them to keep business run," he said» (The Sunday Times, Sept., 2003); «I want the University I work now to have a clear policy on sexual relations between staff ans students: ft dicourages them as an abuse of power» (The Times Higher, Nov., 2004); «I hate making people unhappy, so I resigned on account of a charge that Г failed to report drug use by two students. At the time, I did not think they were under the influence» (The Daily Telegraph, Aug., 2005).

II .2 Способы выражения косвенных побудительных высказываний

Косвенный речевой акт в поле побудительности имеет место как в том случае, когда для выражения значения побуждения используется вопросительное или повествовательное предложение, так и при использовании побудительного предложения с иллокутивной силой вопроса или сообщения. Однако круг косвенных речевых актов в поле побудительности оказывается еще шире и включает в себя чаще всего такие речевые акты, как приказ, совет, просьба, пожелание, разрешение и т.п.

Косвенные способы выражения побудительных речевых актов составляют зиачительную долю в корпусе зафиксированных примеров на русском языке (около 57%) и основной корпус примеров побудительных речевых актов на английском языке (около 70 %).

Наиболее частотную группу языковых средств выражения побуждения представляют вопросительные предложения: в русском языке предложения с отрицанием (29,5%), в английском языке — без отрицания (28%). Семантический анализ вопросительных высказываний, служащих эксплицитным косвенным способом выражения побудительных речевых актов, показал, что они направлены на выявление такого аспекта прагматической ситуации побуждения, как возможность Читающего соверЕшгть требуемое Пишущим. Таким образом выражаются косвенные приказы и советы. Например: «У вас нет вопросов? Тогда - продолжаем» (Коме, правда, авг., 2002); «Как, Вы не читали пародию на «Чего же ты хочешь?» В. Кочетова? Обязательно найдите, ведь автор ее - тот самый Сергей Смирнов, лауреат Ленинской премии» (Лит. газета, № 32, авг., 2005); «Нет ли у вас лишнего билетика? Этим вопросом вас начитают встречать уже на подходе к театру «Ленком» (Коме, правда, дек., 2004); «Почему бы не пощекотать себе нервы и не въехать на белом коне в Киев или Минск?» (Лит. газета, сент., 2005); «Почему бы не открыть чилийское консульство во Владивостоке?» (Российск. газета, авг., 2005); «Could you give me a definite answer? - asked Mr. Persons» (The Sunday Times, Feb., 2003); «Could she have the gusts to contradict her closest ally? — asks Jennifer Mathers» (The International Herald Tribune, Sept., 2004); «Well, we сапЧ have that can we? And how can someone in sociology ignore the complexities of modern society?» (TheTimes, Aug., 2005). Косвенный речевой акт со значением просьбы также эксплицируется при помощи вопросительных предложений. В русском языке доля таких примеров составляет 24%, в английском языке — 27%. Например: «Не могли бы вы перед этим все-таки пояснить кое-что?» (Дворник, окт., 2004); «Fie должны ли мы вам что-нибудь? Не стесняйтесь!» (Дворник, ноябрь, 2003); «Не можешь ли ты провести нас по своему предприятию и высказать свою точку зрения относительно конфликта, который уже оброс 'бородой' го слухов?» (Нов. колеса, дек., 2002); «Could you be more attentive and diligent?» (The Times Higher, Nov., 2004); «"Will you, please, pack up and leave?" - said Mum» (The Sunday Times, Oct., 2002); «"Could you give us a consultation tomorrow?" -asked Ms Callwedy» (The USA today, apr., 2003); «May I have your opinion on the problem? - said he» (The Times Higher, Aug., 2003).

Далее по частотности употребления следуют повествовательные предложения с различными модальными глаголами с отрицанием и без отрицания. В русском языке их доля раина 20 %, в английском языке — 19,3 %. Таким образом выражаются косвенные предложения, пожелания. Например: «Я могу пояснить, что я имел в виду, вводя в роман «Кштга оборотня» пятипалого пса с непечатным именем» (Российск. газета, дек., 2004); «Я просто должен показать вам дорогу в этом лабиринте полок и стеллажей — без меня вы ire выберетесь!» (Дворник, авг., 2005); «Я мог помочь им, я хотел помочь, но благими намерениями...» (Коме, правда, февр., 2004); «The university does need to comply with equal-pay legislation on this, but it should harmonise up, not down, Mr Pike said, ft would be a disaster if equality in the workplace meant lower pay and worse conditions» (The Times Higher, Dec., 2004); «I don't see how you could argue there's something wrong with having to get five out of seven when she agrees with the target in advance» (The Daily Telegraph, Dec, 2004); «A Warwick spokesperson said: "We'll no doubt have to roll it out further next year if all goes well» (The Sunday Times, Aug., 2005); «But in an interview with European journalists, Mr Erdogan reiterated that he would reject any such offer: "We have began the match, you cannot change the rules of the game half way through"» (The Financial Times, Sept., 2005).

Кроме вышеперечисленного, косвенные речевые акты со значением предложения и приглашения могут эксплицироваться вопросительными предложениями. При этом первые составляют в корпусе примеров на русском языке около 13 %. Косвенные приглашения — самая малочастотная разновидность побудительных речевых актов, их доля составила 11 % и 6,3 % в корпусе примеров на русском и английском языках соответственно. Например: «Не могли бы вы прийти к нам в субботу? Посидим, чайку попьем». (Дворник, окт., 2004); «Не могли бы вы присоединиться к нам — одна голова хорошо, а много — лучше!» (Коме, правда, март. 2002); «Have you ever thought of coming here?» (The USA today, Nov., 2004); «Have they ever thought of visiting Warwick University?» (TheTimesHigher, Nov., 2003); «He желаете ли присоединиться к нам?» (Калииингр. правда, ноябрь, 2003); «Хотите, мы починим этот забор? Или Хотите, мы прополем вам огород? Таких предложений ждут пенсионеры от добровольных помощников». (Калинингр. правда, окт., 2002); «Желаете попасть на спектакль? Мы поможем!» (Дворник, авг., 2003). В английском языке такие речевые акты составляют 14,2%. Например: «Will you say what you want about Mr Over-the-Top? There's one word that absolutely describes him: passion» (The USA today, Apr., 2004); «Would you like something to read with us?» (The Sunday Times, Feb., 2001); «Shall we perform our functions free of concerns and shall we make no mistakes and hunt down those responsible for these cowardly acts» (San Francisco Chronicle, Sep., 2001).

II .3 Способы выражения побудительных речевых актов, распределенных по их семантическим модификациям

В сделанной нами выборке побудительных конструкций из газетного материала на русском и английском языках мы распределяем способы выражения побудительных речевых актов по семантическим модификациям в порядке убывания степени необходимости выполнить действие.

1. Побудительные речевые акты, близкие к приказу, категоричному желанию и настоятельной просьбе, выражаются в русском газетном материале в большинстве случаев:

а) синтетическими формами повелительного наклонения в утвердительных и отрицательных формах. Такой вид высказываний встречается в основном в полемических статьях и очерках. Например: «Так что, владельцы раритетов янтарного края, готовьте своих железных коней. Красьте, начищайте, полируйте, а главное, сделайте все, чтобы ваши автореликты благополучно преодолели бы путь га точки А в точку Б» (Калиниградск. витрина, № 5, ноябрь, 2003); «Два года у власти- бесконечность для украинского премьера. Не гневите Бога» (Известия, ноябрь, 2004); ((Возьмем, к примеру, такой такой хрестоматийный кошмар года, как побоище в Раменском» (Известия, октябрь, 2004). При этом императивы совершенного вида при поддержке соответствующего контекста частотно могут выражать значение смягченного волеизъявления. Например: ((Преодолейте йододефищгт в первую очередь у детей, - вот одна из задач рабочей комиссии ЮНИСЕФ» (Коме, правда, дек., 2004); «Пожалуйста, назовите конкретную сумму арендной платы и объясните порядок расчета» (Дворник, авг., 2005); «Лучше уступите дорогу «шестисотым» и оставайтесь сами собой»; (Калинингр. правда, авг., 2005); «Поверьте, если нам дадут возможность сконцентрироваться на этом направлении, в скором времени мы приятно удивим своих партнеров и клиентов» (Российск. газета, авг., 2003). Императивы несовершенного вида выражают значение категорического (побуждения к немедленному выполнению действия) волеизъявления при поддержке соответствующего контекста. Например: «Ты богатый? Ты торопишься? Ну и мы торопимся, и мы не бедные. У тебя 750-й бумер, у нас 745-й. Соблюдай правила, сукин сын!» (Известия, ноябрь, 2004); ((Не стойте у него на пути - это бесполезно!» (Янтарный караван, авг., 2003); «Нонсенс, да не один! Издание упомянутой книги финансировало... посольство Нидерландов. В чем есть, вероятно, красноречивый намек просвещенных «нетрадиционников»: мы-то впереди планеты всей, а вы еще отстаете. Нехорошо! Догоняйте! А мы вам поможем» (Лит. газета, № 38, септ., 2005);

б) сочетаниями модальных предикативов и модальных глаголов с зависимым инфинитивом. Самыми частотными здесь являются сочетания с модальными предикативами нужно, достаточно, необходимо, надо с отрицанием и без отрицания. Такие побудительные речевые акты характерны для журналистских расследований и очерков. Напрггмер: «Обязательно надо указать, что все улучшения арендованного имущества засчитываются в счет арендной платы» (Калининградск. витрина, № 5 ноябрь, 2003); «Конечно, иронизировать по поводу чужого патриотизма не лучшее занятие для критика: напротив, «Команду 49» нужно ставить в пример своим». (Лит. газета, № 38, сект., 2005); «Выходит, можно и нужно еще пуще выставлять их напоказ - рассказывать «как», показывать «с кем». И будет понятно «для чего» (Янтарный караван, авг., 2005); «Достаточно попросить Академию наук дать официальное заключение на стратегию до 2010 г., более известную как «программа Грефа» (Российск. газета, септ., 2005); «И необходимо создать единую структуру распределения доходов. Мы настаиваем, что сегодня нужно резко повысить зарплату, но не всем бюджетникам - на это просто нет денег, а ученым, преподавателям высшей школы и среднему офицерству» (Лит. газета, № 38, сент., 2005); «Не надо упрекать команду Грефа в незнании реальности. Уж это - точно не демократическая, а авторитарная логика» (Известия, сент., 2005).

Периферийными способами выражения собственно побуждения (приказа) являются наречные и именные конструкции, которые в основном составляют заголовки статей. Например: «Хватит! Три, два, один, старт!» «Довольно, сеньор!» (Коме, правда, авг., 2003); «Аве, Мария!» (Известия, ноябрь, 2004); «Домой!» (Известия, ноябрь, 2004). Незначительным числом примеров представлены аналитические формы повелительного наклонения с частицей давай, давайте (-ка). Такой вид волеизъявительных речевых актов характерен для очерков и фельетонов. Например: «Давайте-ка и мы с вами представим себя на месте русского путешественника, впервые попавшего в Кенигсберг, и воспользуемся помощью путеводителя, сообщающего нам массу сведений о жизни столицы Пруссии» (Калининградск. витрина, № 6 декабрь, 2003); «Давайте на минутку закроем глаза и представим себя на Всемирном сказочном фестивале» (Лит. газета, № 38, сент., 2005).

Следует заметить, что вопросительные предложения при отсутствии отрицания выражают прямое побуждение липп» в особых прагматических условиях, когда Пишущий считает, что Читающий давно уже должен совершить требуемое. Не случайно в таких высказываниях часто используются слова и словосочетания наконец / наконец-то, в конце концов, когда-нибудь. «"Да бросишь ли ты в конце концов свою дачу? — бесконечно твердят мне дети, — Одни проблемы от нее!"» (Дворник, ноябрь, 2001); «Закончится это когда-нибудь? Мы прошли уже все круги ада и будем подавать в Европейский суд по правам человека» (Калинингр. правда, апрель, 2003); «Когда мы, наконец, перестанем быть рабами?» (Нов. колеса, авг., 2004). Интересно отметить, что в английские вопросительные предложения, выполняющие аналогичные иллокутивные функции, как раз часто включается отрицание. Например: «"Couldn't they be that dishonest"? - Mr. Farriwsky keeps asking» (The Sunday Times, Jun., 2003).

В английском языке аналогичные побудительные речевые акты передаются чаще всего следующими грамматическими средствами:

а) повелительным наклонением. Значение требования, приказа может выражаться в английских императивных высказываниях с помощью синтаксических средств, а именно постановки личного местоимения 2л. ед. и мн. числа в препозиции к глаголу в императиве. К подгруппе глаголов, объединенных значением категоричности, убежденности в том, что обращение Пишущего будет выполнено из-за настоятельной потребности в ней, относятся глаголы to demand (требовать), exact (настоятельно требовать), require (требовать), ask (просить), claim (требовать), call for (требовать), order (приказывать), command (командовать), dictate (предписывать), direct (направлять), need (нуждаться), want (хотеть), instruct (инструктировать). Основным семантическим признаком вышеперечисленных глаголов является «forecefulcommunicationsuggestingobediencetolaw, rules, authority» (настоятельное требование, предполагающее, что Агенс подчиняется законам и правилам, которые диктует ему говорящий в силу своей авторитарности — И.Д.) ( Cassell's Modern Guide to Synonyms and Related Words. London, 1981. P. 428.). В подобных случаях активизируются семы быстроты, немедленности исполнения Пишущим требуемого действия. Такиевысказываниятипичныдляинтервьюиочерков. Например: «Her maneuverings provide a virtual instruction manual for fallen dictators around the world: You wait until public outrage fades and hire the best lawyers. Obscure the facts. You and your money could be forgotten soon enough» (The International Herald Tribune, Feb., 2004); «And a resolution for the rest of them: you do not listen to the endless chatter in currency markets. Learn to live with uncertainty» (The Financial Times. Dec, 2004); «The big blood sport of our time involves people killing people: you go to Darfur and see for yourself!» (The Sunday Times? Aug., 2005); «"Danny's approach was disarmingly simple: You just go to China, find the guys who designed tha bombs and ask them questions", said Robert Vrooman, former director of counterintelligence at Los Alamos» (The International Herald Tribune, May, 2004);

б) конструкциейComplex Object сглаголомto want: «We want him to participate in Berlusconi's government» — said Sergio Romano» (The Times, Feb., 2004); «I want them to understand that there is no obstacle that can prevent someone from accomplishing one's goal as long as there is discipline and commitment» (The Press of Atlantic City, Feb., 2003); «In this production nobody seems to: they do want Mark Bramble, the director tell them to do» (The Daily Telegraph, Feb., 2004);

в) каузативнымиглаголамиto make, get, help, want, have, let, force, allow, cause, enable, require, permit. Например: «How often do you get to say that about a government project?» (The Press of Atlantic City, Nov., 2003); «Don't forget to require things wrapped - it's part of the whole delicious experience» (The Sunday Times, March, 2005); «It causes one long to be more elegant, more soignee, more glamourous and how better to achieve that than by dipping into its famous shops?» (The Financial Times, Dec, 2004); «At least, you will have an archive of your travels that will give you decades of enjoyment and you will have enable poor people earn a livelihood» (The Times, Aug., 2005); «And indeed the staff was forced to shut down early to prepare for a special sale of vintage cookery books that very night» (The Daily Telegraph, June, 2005); «Now the CCT allows to reopen Chanel Tunnel. In the end, the CCT hopes to rebuild 36 miles of canal, opening new routes from midlands» (The Times Higher, July, 2005); «t think buttons make a piece look finished - mere's sometning quite sexy about theme in a quite mature way» (The Times, June, 2005); «The Prince of Wales would have us eat mutton: if the Prince is a little shaky on some matters, on the subject of food and agriculture he is undoubtedly on the side of the angels» (The Financial Times, June, 2005);

г) сочетаниями модальных глаголов, самыми частотными го которых являются must , have to , should , ought , had better , be to с неопределенным инфинитивом. Например: «The Government must take urgent measures! Ortherwise everything is in vain» (The Sunday Times, Feb., 2003); «We are sure that money must be spend first and foremost on prevention, which includes research for an anti-PrTV vaccine» (The International Herald Tribune, May, 2004); «Great! Still, the President should know that there are many Americans less interested in speed than accuracy and effectiveness» (The San Francisco Chronicle, Sept., 2002); «He also warned that countries would have to pay particular attention to measures implementing a multilateral trade deal, since the poorest countries struggling to adapt to the global trading system would be left in the position of "a boa constictor digesting a goat"» (The USA today, June, 2005); «In light of the horrific attacks we've just suffered, we must be very careful that we do not give up our civil liberties». (The Times, Sep., 2001); «Japan Airlines announced inAugust that they planned to begin selling domestic tickets online and addded that they wouldn 7 allow them to bypass travel agents» (The International Herald Tribune, May, 2004); « Hoping to gather public support for genetically modified foods, the biotch companies say: "We allow our technologies to be used for humatarian purposes» (The Times, July, 2005); «But you'd better do it soon because once that path is blocked, there's no turning back» (The San Francisco Chronicle, Aug., 2005); «Anyone who can't appreciate what Bonds is doing this year on the field ought ot forfeit any right to watch a baseball game» (The Sunday Times, May, 2005); «The casual securuty of U.S. airports is almost certain to give way to something along the lines of the more rigid systems of Israel and other countries» (The USA today, Sept., 2005). 2. Инструкция, предписание эксплицируются в русском газетном материале главным образом:

а) сочетаниями модальных предикативов и модальных глаголов с зависимым инфинитивом, таких, как должно (быть), необходимо, надлежит, нужно. Основной корпус примеров со значением инструкции или предписания встречается в статьях-обзорах или рекламных статьях, описывающих способ работы того ли иного прибора. Например: «Прежде всего государство должно заниматься обсуждением взаимных возможностей и учитывать особенности каждой из сторон» (Калинингр. правда, септ., 2002); «Более того, необходимо использовать богатейший культурно-исторический потенциал для развития регионального туршма» (Калинингралск. витрина, № 6, 2002); «Чтобы окончательно не сойти с ума от золотой лихорадки, нужно вовремя уйти на пенсию» (Известия, июль, 2005); «Заключение контракта должно быть следующим шагом в продвижении по служебной лестнице» (Российск. газета, май, 2002); «Прежде всего об изменении условий конкурса: участниками надлежит поменять структуру своего портфеля активов в любой день (раньше они могли это делать только по четвергам) однако не более одного раза в неделю» (Коммерсант - деньги, февр., 2005); «Прежде всего, необходимо оставить купленный вами прибор в помещении (при комнатной температуре) на сутки, а затем вызвать мастера, который установит его в необходимом месте» (Калинингр. правда, авг., 2005);

б) вторыми по частотности способами выражения инструкции в русском языке являются синтетические формы повелительного наклонения (личные формы глаголов 2-го лица, ми. числа). Например: «Оговорите необходимость передать права на ту часть земельного участка, которая занята этой недвижимостью» (Калининградск. витрина, № 5, 2003); «Вы, предприниматель, имеете небольшое дело и через пару лет планируете перевернуть мир: выхода два: найдите клад (библиотеку Ивана Грозного, нефть на садовом участке etc.) или продайте часть своего бизнеса западному инвестищюнному фонду. Как ни странно второй план более реален» (Коммерсант-деньги, авг., 2003); «Выбирайте полосу посвободнее. Отдайте деньги - и вот она, платная дорога! И, как гласит та же инструкция, выбирайте путь к точке назначения сами» (Известия, янв., 2005).

В английском языке инструкция, предписание — не очень распространенная разновидность прямых побудительных высказываний, она составляет всего лишь 8,8 % от всего корпуса примеров и выражается в основном повелительным наклонением, то есть глаголами во 2 л. мн. числа в простом настоящем времени (PresentSimple) в утвердительной и отрицательной формах, реже глаголами, объединенными общим значением предписания: to intent (намереваться), purpose (намереваться), instruct (инструктировать), accord (согласовывать), approve (одобрять), grant (разрешить), сочетаниями модальных глаголов should , to be to , have to с инфинитивом основного глагола. Например: «For these stains, black in colour, me a cleaner with oxalic acid» (The Sunday Times. April, 2003); «Use good film. With Velvia you'll need a slow shutter speed so you7/ probably have to use a tripod. "Keep the sky out of the shot," - says freelance photographer Linda Oyama Bryen. "Don^t use a flash"» (The Sunday Times, June, 2005); «"Water the night before", - says Elvin McDonald of Better Homes & Garden magazine» (The Sunday Times, May, 2005); «Regadless of the variety you choose always read the label before planting to see how tall the cosmos will grow. You don't want to end up with a very tall flower. Look for these favourutes at your garden center or nursery» (The Press of Atlantic City, Apr., 2005); «Usually, oxygen bleach should be left on for 10 minutes, then rinsed thouroughly» (The Sunday Times, Sept., 2005).

3. Совет в газетах на русском языке в основном выражается: а) аналитическими формами повелительного наклонения. Данный вид побудительных речевых актов встречается в основном в интервью и аналитических обзорах. Например: «Начать жить по-новому никогда не поздно. Поэтому начните сейчас» (Коме, правда, сент., 2003); «А я делаю так: возьмите сушеный лист мать-и-мачехи и плоды боярышника, запейте кипятком и оставьте на ночь, постарайтесь принимать за два часа до еды - уверяю вас, станет лучше» (Янтарный караван, июль, 2005); «Прогуляйтесь перед сном, глотните свежего воздуха, старайтесь думать о приятном - поверьте, спать вы будете гораздо лучше!» (Комер., правда, июль, 2005);

б) сочетаниями модальных предикативов и модальных глаголов с инфинитивом, таких, как надо, следует с отрицанием и без отрицания. Например: «Я же много раз советовал вам, что договор аренды надо заключать в соответствии с функциональным назначением конкретного объекта аренды» (Калининградск. витрина, № 6, 2003); «Прежде чем приступить к выполнению проекта, вам следует все-таки посоветоваться с подрядчиками и заказчиками: лучше семь раз отмерить, чем...» (Калинингр. правда, авг., 2004); «Я думаю, что им следует не задерживаться с ответом - желающих занять вакантное место хоть отбавляй». (Янтарный караван, июль, 2005); «Следует помнить, что источником заражения часто становятся бытовые вещи, которыми пользуется заболевший грибком человек: полотенце, домашние тапочки, постельное белье» (АиФ, № 38, сент.. 2005);

в) императивной фразеологической конструкцией «лучше/бы + инфинитив». Например: «Лучше начинать копить как можно раньше, когда выход на пенсию еще далекая-далекая перспектива» (АиФ, № 34, 2003); «Вы бы лучше оставались со своими близкими в это тяжелое время, дальние поездки не способствуют укреплению уз» (Дворник, сент., 2004); «Лучше не задавать себе и другим таких вопросов, жизнь чертовски коротка, а хочется жить вечно!» (Лит. газета, №21, май, 2005).

В более редких случаях рассматриваемое значение выражается с помощью перформативных глаголов советовать, рекомендовать, употребляемых в форме 1 лица настоящего времени. Например: «Если человек находится в конфликте с окружением, вот здесь мы, сотрудники агентства, приходим на помощь. Советую приходить к нам. С нами, как с врачом, можно говорить на любые темы» (АиФ. № 38, сент., 2005); «Цены

на бензин снова пошли вразнос. Народ дошел до точки кипеггия, президент возмущен, зашевелились даже депутаты. Я советую автомобилистам запастись бензином и переждать». (Российск. газета, авг., 2005); «Я рекомендую всем, кто знает, что такое боль в суставах, попробовать крем "Софья"- пчелиный яд». (Коме, правда, авг., 2004).

В англоязычных газетах совет выражается в основном сочетанием модального глагола should с неопределенным инфинитивом и перформативным глаголом to advise . Например: «I think you should take dancing lessons!» (The Sunday Times, Oct., 2004); «The advice to be published in a bill in the new year is: "the United Kingdom should approve the Treaty establising a Constitution for the European Union» (The Daily Telegraph, June, 2005); «The Home Office advises the courts should use the residential parenting orders only as a last resort» (The Times, Apr., 2003); «One of the hijackers said: "I advise Jarrah to crash the plane and end the passengers' attempt to retake the airplane"» (The Press of Atlantic City, August, 2003); «Гadvise everybody to make a lovely center piece with colorful cosmos mixed with wild-rose hips and dillweed flowerbeds in a pitcher: cosmos just what every garden needs» (The Press of Atlantic City, Aug., 2003); «A year ago, you needed a taspoon of blood just to measure a child's exposure to lead. Now I recommend yon to measure 200 chemicals in that same specimen", - said Richard» (The International Herald Tribune, May, 2002).

4. Побудительные речевые акты со значением предложения в газетах на русском языке представлены сочетаниями модальных предикативов и глаголов с зависимым инфинитивом можно, нужно, не мешаю бы, а также модальных слов может, может быть и др. Например: «Тезис о том, что административное давление на экономику нужно уменьшать, был высказан уже два года назад вторым президентом России» (Коме, правда, окт., 2003); «А может быть, вам стоит уйти на пенсию, и тогда, может, не будем обсуждать этот вопрос?» (Российск. газета, дек., 2004); « Ffe мешаю бы авторам псевдодокумеиталъного кино задуматься о том, что надо запретить показывать фильмы о Сталине. Это не значит, что я предлагаю закрыть какую-то тему. Но ведь, уже идут сюжеты о том, какие трусы носил Киров, как не чистил зубы Берия - это я условно, конечно, говорю» (Лит. газета, № 21, июль, 2005); «Можно встретиться за круглым столом - и решение будет найдено!» (Дворник, ноябрь, 2002). Периферийным средством выражения таких речевых актов является перформативный глагол предлагать. Например: «Но я, кажется, увлекся. Я предлагаю повременить с прогнозами на неделю - это несерьезно, как раз тогда, когда ситуация, наоборот, стабильна и котировки акций стабильно растут или стабильно же падают». (Коммерсант-деньги, № 33, окт.. 2004).

Речевые акты со значением предложения в английском языке - одна из самых многочисленных разновидностей побудительной модальности, представленных в основном:

а) перформативным глаголом to suggest . РГапрргмер: «I would suggest that the writer of the July 31 letter «Bicyclists need to yeild road», investigate the regulations regarding cyclists in traffic before he gets in his vehicle again» (The Press of Atlantic City, August, 2003); «To learn great timing, [suggest watching his friend Regis Phibin. No kidding» (The USA today, Apr., 2004); «Mr Kramarz said: "I suggest that the government could allow big supermarkets to open more branches, creating more jobs while providing tax breaks to shelter small shopkeepers» (The Financial Times, Sept., 2005); «If you don't think the result of the last election should be overturn, Yd suggest you start calling the supervisor and tell them what you think of their grand plans» (The San Francisco Chronicle, Sept., 2005);

б) сочетаниеммодальногоглаголаwould / should спростыминфинитивом: «How many deaths is it going to take to get a wake-up call here! - he asked. The state should step up to the plate and let's do something!» (The Press of Atlantic City, Aug., 2003); «Someone in Washington should realise that Algerians deserve support from somewhere other that Paris in their struggle for democracy and good governance» (The International Herald Tribune, May, 2005); «"A lot of people are very very concerned about what people can say and would say in terms of mass media", - says Bob Lachky» (The USA today, Apr., 2004); «Mr Kuchma has insisted that Mr Yushchenko should agree to constitutional reforms which would transfer powers from the president to parliament» (The Financial Times, Aug., 2004);

в) сослагательным наклонением в придаточных дополнительных после глагола wish . Например: «How times have changed: telephoning a local florist to arrange for a bunch of flowers to be delivered to a friend this morning. I rather wished I had commissioned a psychologist's report first, because the number of questions I was asked about her was really quite daunting» (The Sunday Times, June, 2004); «To all of you, who support capital punishment for heinous crimes: I wish Timothy Me Veigh were not alive today to be able to clap his hands in glee over the destruction of the world Trade Center in New York City» (The San Francisco Chronicle, Sept., 2001); «Then she faces King down and tells him why she doesn'twant to have the baby he believes will give his lifemeaning: I wish this world did respect life» (The International Plerald Tribune, May, 2005); «I wish I could say I have never paid this, But the pressures to publish in top journals are strong, so sometimes I reluctantly concede» (The Times Higher, Dec, 2004);

г) аналитическим оборотом «let+us/him + инфинитив». Например: «Let us stop all this social engineering and really start educating people» (The Times Higher, Dec, 2003); «Let*s just take a moment to think what the results would be if the missile defence system were in place today» (The San Francisco Chronicle, Sept., 2004); «Let us make them the "cheese-eating surrender monkeys" as pilloried by nationalistic American commentatirs» (The Financial Times, June, 2005).

5. Предупреждение и запрещение в русском языке выражаются главным образом модальными глаголами и предикативами, типа мочь, нельзя, не/надо, причем во втором случае используются лишь отрицательные формы. Например: «Если погранпереход удастся открыть, это не может принципиально изменить жизнь сельской молодежи этой местности» (Янтарный караван, июль, 2005); «Дело в том, что со вступлением Польши в Евросоюз утратят силу прежние экономические договоры между нашими государствами. В панику впадать не надо» (Калининградск. витрина, № 5, 2003); «Нельзя гадить в общественных местах, нельзя гадить возле могил, нельзя гадить на территории, на которой пребывает великое искусство» (Лит. газета, № 38, сент.. 2005). В единичных случаях зафиксированы примеры с перформативным глаголом не/позволять. Например: «Я не позволю бить Губарова по голове!» (АиФ — Калиниград, № 38, 2005).

В английском языке побудительные речевые акты со значением запрещения / предупреждения представлены, в основном повелительным наклонением в простом неопределенном времени (PresentSimple) в отрицательной форме, подгруппой глаголов, выражающих запрещение, — to ban (запрещать), forbid (не позволять), prohibit (запрещать), refuse (отказывать), reject (отвергать), deny (отклонять), decline (отклонять), negate (отвергать), сочетанием модальных глаголов would / should * never ( not ), can ' t с инфинитивом, именными неглагольными конструкциями. Например: «Don*t clone your ad! No messy tubesl To find out how - call (412) 777-8001» (The Sunday Times, May, 2005); «"California strawberry growers woidd not be allowed the strawberry to be grown commercially", - said Alan Bennet» (The International Herald Tribune, Apr., 2005); «We need to be certain about who did this and once we are, the U.S. response must ensure these terrorists cannot act again and others should never even think of assaulting this country» (The USA today, Sept., 2001); «No signsl No Banners! No dress-code!» (The Sundat Times, Dec, 2003); «Don't make me miss Larry Kudlow» -Steinle said.(The Sunday Times, September, №21, 2003); «This should never be its foreign and trade policy priority» (The International Herald Tribune, May, 2005); «These guys spend money without ever worrying about how it gets financed - you can"t run a country that way!» (TheFinancialTimes, Dec, 2005).

6. Просьба в русскоязычных газетах представлена сочетаниями модальных предикативов и модальных глаголов с инфинитивом и синтетическими формами повелительного наклонения. Например: «Не могли бы вы вспомнить обстоятельства некоторых наиболее типичных конфликтов в этой сфере?» (АиФ. № 12, окт., 2004); «Расскажите, пожалуйста, насколько широко распространяются в Калтптинградской области работа по сертификации производств по международным стандартам?» (Калгатинградск. витрина, № 6, 2003); «Ребята, можете показать дорогу на Ласкино? - спросили мы проезжавших мимо на велосипедах мальчишек» (Янтарный караван, июль, 2005). В некоторых случаях мы сталкивались с такими языковыми средствами, которые при выражении побуждения имеют оттенок некоторого недружелюбия. Например: «Потрудитесь встать, когда с вами старший по возрасту разговаривает!» (Нов. колеса., январь, 2002); «Потрудитесь слушать внимательно, иначе мы потребуем, чтобы наша беседа изменилась и приняла статус допроса» (Янтарный караван, июнь, 2004). В отличие от вышеприведенных сочетаний, формула Вам не трудно может использоваться для выражения самой вежливой просьбы. Например: «Вам не трудно будет ответить на мои вопросы?» (Российск. газета, авг., 2004); «Вам не трудно было бы запомнить несколько цифр? Или мне записать их для вас?» (АиФ, № 23, окт., 2003).

В английском языке просьба представлена весьма незначительным числом примеров, в основном в конце рекламных статей, призывающих звонить, обращаться по определенному адресу, и выражается преимущественно сочетанием существительного please и глагола во 2 л. мн. числа. Например: «Please include first and last names when submitting results» (The Press of Atlantic City, August, 2003); «Please mention the THES when replying to an advertisement» (The Times Higher. Dec, 2004); «To apply for this position please visit http://vvww/bpfutures.com» (The Daily Telegraph, Sept., 2005).

7. Разрешение и приглашение - самые малочастотные семантические разновидности побудительной модальности, которые выявлены при анализе примеров, извлеченных из газетного материала как на русском, так и на английском языке.

В русском языке разрешение выражается в основном модальными глагольными словоформами можете, можешь и предикативом можно в сочетании с инфинитивом. Примеры, содержащие перформативный глагол разрешать, представлены незначительным числом употреблений. Например: «Можно взять инструкцию и билет с собой в поездку» (Коме правда, сент., 2003); «Вы можете перейти в экстернат, но учтите, что экстернат — не такая простая форма обучения». (АиФ, № 38, сент.. 2005); «Ты можешь приехать в Тарабочу, именно там ты услышишь язык сибирской деревни, без малейшего акцента, певучий и ласковый, изобилующий словами, которые в самой России уже давно вышли из употребления» (Российск. газета, июль, 2004). Конструкции, содержащие перфомативный глагол разрешать, представлены ограниченным количеством употреблений. Например: «Я разрешаю вам осмотреть дом.

Единственная просьба - не заходите в спальню, там мать больная» (Янтарный караван, май. 2004). Приглашение выражается синтетическими формами повелительного наклонения. Например: «Пришлите, пожалуйста, по адресу...» (Калининградск. витрина, № 5, 2003); «Приходите, приходите, я буду ждать» (Дворник, февр., 2004).

В английском языке приглашение представлено в основном в рекламных объявлениях сочетанием модального глагола will с простым инфинитивом. Например: «Will you please come and visit us» (The Press of Atlantic City, September, 2003); «Will you please join us: enroll at the Club and have fun!» (TheSanFranciscoChronicle, June, 2001). Разрешение встречается в виде модальной страдательной конструкции be allowed , иногда в сочетаниях с модальными глаголами, чаще других в постпозиции с глаголом should . Например: «When people are allowed to make their complaints, their messages are long and clear that they used to be» (The Sunday Times. April, №20, 2003); «"This is something of a sacred process that really should be allowed to run its course, — says Schell. What is to be gained by the public knowing the name of a juror? Nothing exept to beat the other guy and titillate» (The Sunday Times, Dec, 2003); «Working-class citizens are allowed to buy homes in the overpriced real estate market of San Francisco» (The San Francisco Chronicle, June, 2005).

8. Угроза - самая редкая разновидность побудительных речевых актов в газетном материале как на русском, так и на английском языках. В русском языке значение угрозы выражается чаще всего посредством последовательности предложений, включающих в свой состав форму императива и форму будущего времени глагола, указывающего на возможные последствия неподчинения побуждению. Например: «Вот отнять бы у вас записи! Попробуйте*. А что тогда будет? А вы попробуйте отнять. Тогда увидите» (Нов. колеса, дек.. 2003). Идиоматичным является

распространенное в разговорном русском языке употребление императива с гфедложно-местоимеитгыми формами у меня, мне однозначно маркирующими акт угрозы. Например: «Поговорите мне еще!» (Дворник, авг., 2003); «Ты у меня пикни только!» (Нов. колеса, дек.. 2001).

В английском языке реализация значения угрозы в газетных текстах практически не выявлена, за исключением колонок, где публикуют письма читателей. В этих редких случаях данное значение выражается посредством формы простого будущего времени (FutureSimple), а именно сочетанием модально-вспомогательного глагола will с инфинитивом основного (смыслового) глагола, а также перформативными глаголами to threaten , to warn . Например: «I will kill you! No kidding!» (The Sunday Times, Dec, 2001); «Tassos Papadopulos, Cyprus's president, says: "I threaten to use my veto at the December summit unless Turkey takes steps toward normalising ties ships». (The Financial Times, Feb., 2004); «I warn all of you: price falls could push Opec into output cut». (TheFinancialTimes, Nov., 2004).


Выводы

Функционально-семантический анализ одного га фрагментов прагматической модальности — модального значения побуждения при его реализации в языке газет новейшего периода на русском и английском языках позволили сделать следующие выводы:

1. Характерной чертой языка печатных СМИ, кроме перечисленных нами в первой главе, является установление определенной степени контроля над ситуацией, которая реализуется как в выборе формы побуждения и в обращении к Читающему — уважительного или нейтрального, так и в привнесении в семантику высказывания различных отголосков психического состояния Пишущего — спокойного или аффектированного.

2. В содержательном плане модальное значение побуждения представляет собственно волеизъявление Пишущего (Прескриптора), направленное на Читающего (Агенса) с целью побуждения последнего к действию. Контролируемость, потенциальность, каузативность и перформативность являются отличительными дифференциальными признаками побудительной категориальной ситуации.

3. Побудительная модальность одинаково ярко реализуется в русском и английском языках. При этом план содержания представлен одинаковым набором составных значений побуждения, сохраняя внутриязыковую специфику лишь в степени частотности в реализации тех или иных конкретных значений, что наглядно может быть представлено в соответствующем процентном соотношении. В русском языке 1) побуждение (приказ) — 21 %; 2) инструкция — 19,8 %; 3) совет — 16,7 %; 4) желательность - 15,3 %; 5) предложение - 9,2 %; 6) предупреждение - 7,8 %; 7) запрещение - 3,7 %; 8) просьба, мольба - 3,2 %; 9) разрешение - 2,5 %; 10) приглашение — 0,6 %; 11) угроза — 0,2 %. В английском языке I) побуждение (приказ) - 30,6 %; 2) желательность - 22,5%; 3) предложение - 15,3 %; 4) инструкция - 8,9 %; 5) запрещение - 8,7 %; 6) совет - 7,2 %; 7) приглашение - 3,2 %; 8) просьба - 2,4 %; 9) разрешение - 0,8 %; 10) предупреждение - 0,3 %; 11) угроза - 0,1 %. Кроме того, план содержания побудительной модальности характеризуется наличием трех семарггических зон (категоричное побуждение vs нейтрально-"мягкое' или вежливое побуждение vs косвенное побуждение) и группирующихся вокруг них частных модификаций побуждения;

4. Функционально-семантическое микрополе побудительной модальности обладает определенными семантическими признаками: перформативностью, каузативностью, контролируемостью, а также инвариантным признаком потенциальности / гипотетичности. Помимо вышеперечисленного, следует отметить факторы коммуникативно- прагматической направленности: мотив и цель воздействия; социальную и пространственно-временную дистанцию между субъектами. В некоторых случаях интенциональная структура речевого акта включает в себя и разного рода демагогическое обыгрывание побудительности Пишущим с целью маскировки своей основной интенции и установления желаемого им стиля и тональности в общении.

5. При взаимодействии побудительной модальности с модальностью желательности и необходимости Пишущий выражает собственную волю, объединяя зоны пересечения не только значением волеизъявления. Микрополя желательности и побудительности, побудительности и необходимости пересекаются, причем между ними нет четко выраженной границы и существует зона совместного функционирования.

6. Специфической особенностью взаимоотношения модальностей долженствования, возможности и побудительности является параллельность их функционирования. Значение побудительности не зависит от значений долженствования и возможности, оно лишь проявляется на их фоне: то есть для Адресата речи воля Прескриптора воспринимается как принуждение к действию, поскольку выполнение действия признается необходимым в силу внешних обстоятельств.

7. Емкость и сложность содержательной структуры модального значения побуждения получает соответствующую языковую репрезентацию при помощи системы средств, представляющих определенную функщгонально-семаитическую иерархию: доминанту плана выражения прямых побудительных речевых актов как в русском, так и в английском языках составляет ядро императивной модальности — повелительное наклонение, что вполне объяснимо, если иметь в виду, что семантика императива — это прямое волеизъявление Пишущего, результатом которого, с его же точки зрения, должно стать совпадение пропозиционального содержания его высказывания с действительностью. Ближнюю периферию образуют каузативные конструкции, неимперативные предложения с отрицанием и без отрицания с глагольными предикатами в форме изъявительного наклонения, повествовательные предложения в форме сослагательного наклонения, конструкции с модальными глаголами. Дальнюю периферию образуют повествовательные и вопросительные предложения с отрицанием и без отрицания со значением желательности, оптативные предложения и конструкции с перформативными глаголами, именные и наречные конструкции. Доминанту плана выражения косвенных побудительных речевых актов составляют вопросительные предложения: в русском языке - с отрицанием, в английском языке — без отрицания. Периферию образуют повествовательные предложения с модальными глаголами.

8. Зоны пересечения микрополей побудительности, желательности, возможности и долженствования представлены в основном посредством косвенных речевых актов. Доминанту плана выражения в русском и английском языках образуют повествовательные предложения с модальными и наречными предикатами. Периферию формируют перформативные глаголы и прилагательные.


Заключение

Функционально-семантический анализ побудительной модальности при ее реализации в языке современных газет на русском и английском языках, позволяет сделать ряд выводов и обобщений.

1. Побудительная модальность является важным структурно- содержательным компонентом функционально-семантической категории модальности, устанавливающей живую связь между высказыванием и внеязыковой действительностью. Обращенная к прагматическому аспекту предложения (высказывания), она непосредственно участвует в формировании его коммуникативной перспективы. Директивные или побудительные речевые акты — это специфические типы речевых образований, отличающиеся от остальных разновидностей высказываний своей специфической интенцией (коммуникативным, речевым намерением, целью высказывания коммуникантов), волеизъявлением Пишущего, направленным на то, чтобы совершилось / не совершилось определенное положение дел. Они характеризуются наличием волевой составляющей в семантике и направленностью на управление поведением адресата. В них Пишущий, называя определенное действие или состояние, стремится с большей или меньшей степенью настойчивости заставить адресата стать его исполнителем, то есть изменить определенным образом существующее положение дел. Действительность в данном случае должна быть приведена в соответствие с высказыванием.

2. Входя в состав прагматической модальности, раскрывающей коммуникативную перспективу высказывания (его цель, степень достоверности, субъективно-модальную оценку), побудительная модальность выступает в ней в качестве модального микрополя, поскольку данное образование обладает всеми критериями полевого структурирования.

План содержания указанного микрополя представлен тремя подкатегориями, основанными на частных значениях побуждешш. Обозначенные подкатегории образуют две семантические зоны: внугриполевую и межполевую. В границах внутриполевой зоны выделяется область частных значений и область внутриполевой совмещенности.

Межполевая семантическая зона включает четыре категориальных блока, в том числе два блока двуполевой совместимости значений: «побудительность — желательность», «побудительность — необходимость»; и блок трехполевого совмещения значений «побудительность — необходимость — возможность». Функция побуждения в таких зонах является для них не основной, а приобретенной в результате функциональной переориентации в строго обусловленных коммуникативно-прагматических контекстах. Существование межполевых семантических зон показательно в плане подтверждения диффузности как внешних, так и внутренних границ микрополя. Диффузность, являющаяся одним из регулярных его признаков, обусловливается взаимодействием модального значения побуждения с модальными значениями желательности, необходимости, долженствования, возможности. Основу совмещения «модальных переливов», взаимопересечения значений различных модальных планов составляет как семантическая узость данных модальных оттенков значений, так и сложная диалектическая взаимосвязанность выражаемых понятий (необходимость, волеизъявление, желательность, возможность).

На пересекаемость значений прагматической модальности побуждения со значениями других модальных систем (значениями долженствования, возможности, желательности, необходимости) существенно влияет также лексический контекст, его «ассоциативная аура», каждый раз заново создавая ее мыслительно-комуиикативный фон. Наиболее регулярное взаимодействие отмечается у модальности побудительной (волеизъявительной) и желательной, и это можно отметить как специфическую черту соответствующего функционально-семантического микрополя.

3. Специфические особенности плана содержания модального микрополя побуждения определяют и многообразие его плана выражения, представленного разноуровневыми языковыми средствами, которые организованы по системе «центр-периферия». Применение методики функционально-семантического анализа дало возможность включить в состав микрополя побудительной модальности не только средства, выражающие значение волеизъявления в ситуации прямого побуждения, но и те, которые передают модальные оттенки соответствующего значения на коммуникативном уровне предложения (например, ряд вопросительных предложений со значением просьбы и совета, конструкции, содержащие сочетание перформативного глагола с инфинитивом, каузативные конструкции).

В русском языке ядро микрополя побудительной модальности образует императив, репрезентируемый парадигмой из пяти синтетических форм (1 лица единственного и множественного числа, 2 лица единственного и множественного числа, 3 лица единственного числа), объединенных на содержательных и формальных основаниях. Анализ плана выражения побудительных речевых актов показал, что: 1) перформативные глаголы в русских побудительных высказываниях представлены не столь значительно, как в английском языке; 2) при формировании значений побудительных предложений доминирующую роль играют морфолого-синтаксические средства (прежде всего повелительное наклонение) и сочетания модалыгых глаголов с инфинитивом; При этом необходимо отметить, что модальные типы предложений, в состав предикатов которых входит модальный глалол, участвуют в реализации трех типов речевых актов: а) репрезентативно-констативных, отражающих объетивные отношения возможности и вынужденности связи объекта и признака в силу внешних и внутренних факторов; б) репрезентативно-суггестивных и дедуктивных, выражающих эпистемическую необходимость связи объекта и его признака; в) директивных.

3) наиболее употребительными грамматическими способами выражения побудительных семантических категорий являются повелительное наклонение, сочетания модальных глаголов с инфинитивом и каузативные конструкции. При этом могут выражаться различные по степени категоричности оттенки значения (от категорического требования (приказа) до смягченной просьбы).

В английском языке ядро соответствующего микрополя представлено прежде всего модальными глаголами и повелительным наклонештем, ближнюю периферию формируют оптативно-модальные предложения, каузативные конструкции и высказывания с перформативными глаголами, а также средства, приобретающие иллокутивную силу директива в силу конвенции употребления («речевые клише»): вопросительные и невопросительные высказывания с модальными глаголами: Couldyoudomeafavour? Youmustcomeandhavelunchwithme; повествовательные предложения с глаголами в изъявительном наклонении: Everyonestaysinhisplace!; дальнюю периферию составляют именные и наречные, междометные односоставные предложения: Out! Offwithyourgloves! Forward!; маргинальными элементами, помимо вышеперечисленного, выступают фразеологические выражения с императивной семантикой типа willyoubeso/thatkind, doyoumind, you'dbetter.

Косвенные побудительные речевые акты, составляющие значительную долю в корпусе зафиксированных примеров на русском языке (около 47 %) и основной корпус примеров побудительных речевых актов на английском языке (около 68%), выражаются прежде всего вопросительными предложениями: в русском языке с отрицанием (29,5 %), в английском языке - без отрицания (28 %), которые приобретают иллокутивную силу директива в особом контексте. Периферию образуют повествовательные предложения с различными модальными глаголами с отрицанием и без отрицания. В русском языке их доля равна 20 %, в английском языке -19,3%.

Сопоставление массивов русских и английских побудительных высказываний, извлеченных методом сплошной выборки из текстов русскоязычных и англоязычных газет, показывают как принципиальную инвариантность структуры функционально-семантической категории побуждения в исследуемых языках, так и наиболее существенные особенности реализации данной категории в русском и английском языковых пространствах, такие, как большая узуальность для английского речеупотребления побуждения через тематизацию необходимости или возможности каузируемого действия и большая узуальность иллокутивного специализированного побуждения для русского речеупотребления. Современный русский язык более дробно структурирует область побуждения по признаку высокой степени вероятности каузируемого действия, обусловленной авторитарной позицией Прескриптора (приказы), и область побуждения по признаку высокой степени мотивированности каузируемого действия (просьба), а современный английский язык -область, не маркированную ни по одному из названных признаков (предложение).

Исследовагаге подобных компонентов плана выражения побудительной.модальности не только способствует установлению структурно-содержательной специфики последней, но и обогащает представление о модальности предложения как о системе взаимодействующих модальных планов и средств их реализации.

4. Полисемантический характер конституентов микрополя побудительной модальности, и ядерных компонентов в том числе, обусловливает незамкнутость данного микрополя, что дает основание для выявления различных типов взаимодействия данного микрополя с микрополями желательности, возможности, необходимости и долженствования. С каждым из этих микрополей микрополе побудительной модальности создает структурные образования определенных конфигураций. Так, например, на базе пересечения с микрополями желательности, необходимости и возможности, образуются зоны взаимного функционирования.

Однако не все зоны пересечения микрополя побудительности с вышеобозначениыми микрополями сами формируются по полевому признаку. Так, в русском языке таким образованием в силу низкой наполняемости конституентами является зона «побудительность — необходимость», эксплицируемая наречием пора с инфинитивом; в английском языке таким образованием является зона побудительности и возможности, которую образуют модальные глаголы may и сап.

Ядро микрополя, образованного наложением микрополей побудительности и желательности в русском языке, образуют преформативные глаголы прошу, умоляю, требую, а синтетические формы глаголов хотеть и желать являются конституентами периферии зоны пересечения желательности и побудительности. В английском языке доминантой данной зоны наложения являются конструкции с модальным глаголом will и императивной фразеологией would like to ; к маргинальным компонентам можно отнести высказывания с перформативным глаголом to want .

Ядерными единицами микрополя, образованного наложением микрополей побудительности и возможности, в русском языке являются глагол мочь, употребляемый в формах 2-го лица ед. и мн. числа, перформативные глаголы разрешаю, повелеваю, предписываю, модальные предикативы можно, нельзя. Вводные слова возможно, вероятно, наверно составляют периферию данного микрополя. Иллокутивная сила высказывания с вышеперечисленными вводными словами находится в регулярной зависимости от лингвистического и экстралингвистического контекста употребления. Дальнюю периферию микрополя составляют прилагательное волен и глагол удаваться. Ядро микрополя деонтического долженствования в русском языке составляют глаголы обязать, предписать, велеть. Ближнюю периферию формируют наречия необходимо, неизбежно, обязательно, непременно. Маргинальными элементами являются модальный глагол должен и наречия нельзя, не/надо. В английском языке ядром зоны пересечения микрополей побудительности и долженствования являются модальные лексемы would / should , must , have to ; ближнюю перифериюсоставляютought to, have got to; дальнююперифериюобразуютглаголыbe to, be obliged, to need.

Ядро микрополя «побудительность — необходимость» в английском языке эксплицируется модальными глаголами have to , be to . Периферию образуют высказывания с модальными лексемами need / need not , ought to .

5. Анализ прагматических разновидностей побудительных речевых актов позволил, помимо определения их иерархической цепочки в русском и английском языках и удельного веса каждой из прагматической разновидностей побудительных речевых актов (см. Выводы п. 3), выявить способы выражения побудительных речевых актов согласно их семантическим модификациям. Наиболее очевидна и многообразна связь императивной модальности и директивных речевых актов. В русском языке приказы, категоричное желание и настоятельная просьба выражаются прежде всего синтетическими формами повелительного наклонения в утвердительных и отрицательных формах, сочетаниями модальных предикативов и модальных глаголов с зависимым инфинитивом. Наиболее частотными здесь являются сочетания с модальными предикуативами нужно, достаточно, необходимо, надо с отрицанием и без отрицания. Периферийными способами выражения являются наречные и именные конструкции, аналитические формы повелительного наклонения с частицей давай, давай (-ка). В английском языке аналогичные побудительные речевые акты передаются прежде всего повелительным наклонением, а именно постановки личного местоимения 2 л. ед и мн. ч. в препозиции к глаголу в императиве, подгруппой глаголов, объединенных значением категоричности, таких, как to demand , exact , require , ask , claim , call for , order , command , dictate , direct , need , want , instruct . Ближнюю периферию образуют конструкция Complex Object (сложное дополнение) с глаголом to want , конструкции с каузативными глаголами to make , get , help , want , let , force , allow , cause , enable , require , permit . Дальнюю периферию формируют высказывания с модальными глаголами must , have to , should , ought to , had better , be to . Остальные побудительные речевые акты как в русском, так и в английском языках передаются грамматическими формами повелительного наклонения, вопросительными и невопросительными высказываниями с модальными глаголами, повествовательными предложениями с глаголами в изъявительном наклонении, междометными, именными, наречными одноставными предложениями, фразеологизованными выражениями с императивной семантикой, неконвенциональными средствами, иллокутивная сила которых реализуется в конкретном контексте.

Как показал проведенный анализ, план выражения микрополей побудительной модальности в русском и английском языках имеет типологическую основу, проявляющуюся, в частности, в функционально-структурной рядоположенности таких экспликаторов побуждения, как формы повелительного наклонения, модальные глаголы и предикативны, неимперативные конструкции. Вместе с тем достаточно отчетливо прослеживается и внутриязыковая специфика в характере выражения рассматриваемого модального значения, обнаруживающаяся, например, в наличии более широкого круга модальных глаголов и предикативов, каузативных и перформативных конструкций в английском языке для выражения прямого и косвенного побуждения.


БИБЛИОГРАФИЯ

Теоретическая литература

1.Адмони В.Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка, М: Изд-во лит. на иностр. яз. 1956. 391 с.

2.Алексеев М.Н., Колшанский Г.В. О соотношении логических и грамматических категорий // Вопросы языкознания. 1955. № 5. С. 24-35.

3.Алтабаева Е.В. Выражение модального значения желательности в простом предложении: Автореф. дис.... канд. филол. наук. М., 1986. 18 с.

4.Апресян Ю.Д. Перформативы в грамматике и словаре // Изд. АН СССР. Сер. Лит. и язык. 1986. Т. 45. Вып. 3. С. 216 - 223.

5.Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. I, II. М: Наука, 1995. С. 350 - 400.

6.Арутюнова Н.Д. "Полагать" и "видеть" (к проблеме смешанных пропозициональных установок) // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. М.: Наука, 1989. С. 7-30.

7.Арутюнова Н.Д. Логические теории значения // Принципы и методы семантических исследований, М.: Наука, 1976.

8.Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. Логико-семантические проблемы. М: Наука, 1976.

9.Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М., 1999. 293 с.

10.Аскоченская В.Ф. Выражение возможности и необходимости в конструкциях с зависимым инфинитивом (на материале польского языка в сопоставлении с русским). Автореф. канд.... филол. наук. Воронеж:, 1971. 21 с.

11.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1966. 498 с.

12.Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во иностр. лит., 1955. 416 с.

13.Баранов А.В., Кобозева И.М. Метаязыковые средства описания семантики предложения: опыт типологии // Лингвистическое обеспечение информационных систем; Сб. научно-аналитических обзоров, М: ИНИОН, 1987. С. 189-205.

14.Баранов А.В., Крейдлин Г.Е. Иллокутивное вынуждение в структуре диалога// Вопросы языкознания. № 2, 1997. С. 84 - 100.

15.Беляева Е.И. Функционально-семантические поля модальности в английском и русском языках. Воронеж: Изд-во Воронежск. ун-та, 1985. 179 с.

16.Беляева Е.И. Грамматика и прагматика побуждения: английский язык. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992.

17.Блох М.Я. Теоретические основы грамматики. М.: Наука, 1986. 284с.

18.Богданов В.В. Семаитико-синтаксическая организация предложения. Л.: Изд-во ЛГУ. 1977. 203 с.

19.Богданов В.В. Контекстуализация предложения. // Предложение и текст: Семантика, прагматика и синтаксис. Л., 1988.

20.Болотина М.Л. Виды модальности и их реализация в высказываниях с модальными глаголами (На материале современного английского языка): Автореф. дис.... канд. филол. наук. Минск. Гос. пед. ин-т иностр. яз., Минск, 1993. 24 с.

21.Бондаренко В.Н Виды модальных значений и их выражение в русском языке // Филологические науки. № 2, 1979. С. 52 - 61.

22.Бондарко А.В. К теории поля в грамматике - залог и залоговость // Вопросы языкознания. № 3, 1972. С. 20 - 35.

23.Бондарко А.В. Функциональная грамматика. Л.: Наука, 1984. 133 с.

24.Бондарко А.В. Грамматическая категория и контекст Л.: Наука. 1998. 256 с.

25.Бондарко А.В. Опыт лингвистической интерпретации соотношения системы и среды // Вопросы языкознания. № I. 1989. С. 12 — 13.

26.Бондарко А.В. Теория значения в системе функционирования грамматики: на материале русского языка. М.: Языки славянской культуры, 2002. 736 с.

27.Булыгина Т.В. О границах и содержании прагматики // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз., 1981. Т. 40. № 4. С. 333 - 342.

28.Вайнрих X. Лингвистика лжи // Язык и моделггрование социального взаимодействия. М., 1987. 143 с.

29.Васильев Л.М. Речевой смысл предложения как результат взаимодействия языкового и неязыкового знания // Предложение и текст: Семантика, прагматика и синтаксис: Межвузовск. сборник научи, тр. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. С. 43 - 48.

30.Ваулина С.С. Диахронические аспекты исследования в русском языке // ModalityinSlavonicLanguages. NewPerspectives. Miinchen: VerlagOttoSagner, 2005. С 301 - 314.

31.Ваулина С.С. Конструкции с модальным значением возможности в русском языке XVII - начала XVIII веков: Автореф. канд... филол. наук. Воронеж. 1976. 21с.

32.Ваулина С.С. Эволюция средств выражения модальности в русском языке (XI-XVII вв.). Дис.... д-ра филол. наук, Л., 1991. 378 с.

33.Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М.: Гнозис, 1996

34.Виноградов В. В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // 35.Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М.;Л., 1947.

36.Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М.: Наука, 1985. С. 11-15.

37.Вольф Е.М. Субъективная модальность и семантика пропозиции // ЛИ СССР, Ин-т языкознания. Проблемная группа "Логический анализ языка". М., 1988. С. 124-143.

38.Гак В.Г. Сопоставительные исследования и переводческий анализ // Тетради переводчика. М., 1979. Вып. 16. С. 17-23.

39.Гак В.Г. К типологии функциональных подходов к изучению языка // Проблемы функциональной грамматики. М: Наука. 1985. С. 114- 213.

40.Гак В.Г. Пространство мысли (опыт систематизации слов ментального поля) // Логический анализ языка: Ментальные действия. М.. 1993. С. 19-26.

41.Гордон Д., Лакофф Дж. Постулаты речевого общения // Новое в зарубежной линвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. С. 276-302.

42.Грайс Г.П. Логика речевого общения // Новое в зарубежной лингвистике. М.;Л., 1985, Вып. 16. С. 225 - 231.

43.Грамматика современного русского литературного языка. М.: Наука, 1970. С. 610-615.

44.Демьяргков В.З. Намерение в интерпретации и интерпретшшя намерешш в речи // Текст: Структура и анализ. М: Наука, 1989. С. 41 -46.

45.Есперсен О. Философия грамматики. Пер. с англ., М.: Наука, 1958. 581с.

46.Заботкина В.И О взаимосвязи прагматических и когнитивных аспектов лингвистических исследований // Актуальные проблемы лингвистической семантики и типологии литературы. Материалы международной научной конференции, 47.Зайнуллин М.В. Модальность как функционально-семантическая категория: На материале башкирского языка. Саратов: Изд-во Саратовск. ун-та, 1986. 123 с.

48.Зеленщиков А.В. Пропозиция и модальность: Автореф. дис.... д-ра филол. наук. Спб., 1997.40 с.

49.Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М.: Наука, 1973. 351 с.

50.Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов О.Г. Теретическая грамматика современного английского языка. М.: Высшая школа. 1981.235 с.

51.Ивин А.А. Основания логики оценок. М.: Изд-во Московск. ун-та, 1970. 305 с.

52.Ивлев Ю.В. Модальная логика. Изд-во Московск. ун-та, 1991.

53.Изотов А.И. Оптативность и побудительность // Лингвокогнитивные проблемы межкультурной коммуникации. М., 1997. С. 141- 160.

54.Карасик В.И. Модальный компонент в семантике глагола: Автореф. дис....канд. филол. наук, М., 1982. 21 с.

55.Колшаиский Г.В. Лиигво-гносеологические основы языковой номинации // Языковая номинация. Общие вопросы. М.: Наука, 1977.

56.Корди Е.Е. Оптативность // Теория функциональной грамматики: Темтторальность. Модальность. Л.: Наука, 1990. С. 170 — 185.

57.Корди Е.Е. Вторичные функции высказываний с модальными глаголами. //Типология и грамматика. М.: Наука, 1990. С. 174— 180.

58.Кубрякова Е.С. Актуальные проблемы современной семантики. М.: Наука, 1984. 224.

59.Кубрякова Е.С. Эволюция лингвистических идей во второй половине XX века (опыт парадигмального анализа) // Язык и наука конца XX века М.: Наука, 1995. С. 144-238.

60.Кубрякова Е.С, Демьянков В.З., Паикрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов, М.: Наука, 1996. 245 с.

61.Кубрякова Е.С. Вступительное слово к круглому столу, посвященному рассмотрению традиционных проблем языкознания в новом свете // Традиционные проблемы языкознания в свете новых парадигм знания. М Наука, 2000. С. 3 -10.

62.Кузнецов А.М. Когнитология, "антропоцентризм", "языковая картина мира" и проблемы исследования лексической сенмантики // Этнокультурная специфика речевой деятельности. М, 2000. С. 8 - 22.

63.Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. Когнитивные аспекты языка. М., 1988. С. 12-21.

64.Лекант П.Л. К вопросу о модальных разновидностях преддожешя // Современный русский язык. Лингвистический сборник. М, 1976. Вып. 6. С. 97 - 102.

65.Лекант П.А. Модальность и вводность // Вопросы лингвистики. М.. Вып. 3.2000. С. 34-42.

66.Логический анализ языка. Культурные концепты. М: Наука, 1991.

67.Лысакова И.П. Тип газеты и стиль публикации. Л: Наука, 1989. 184 с.

68.Ляпон М.В. Модальность // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская Энциклопедия. 1990. С. 303.

69.Макарова М.Л. Диалог: Категория модальности. Саранск: Изд- во Мордовск. ун-та, 1989. 87 с.

70.Медведева Л.М. О соотношении иллокутивного и пропозиционального компонента в логической структуре речевого акта //Язык и социальное познание. М.: Наука, 1990. С. 65 - 77.

71.Норман Б.Ю. Модальность в болгарском языке // ModalitatundModus. Allgemeine Fragen und Realisierung im Slavischen. 1994. Harrassowitz Verlag, Wiesbaden. P. 170- 186.

72.Норман Б.Ю. Язык как система знаков // Основы языкознания. Минск: Бел. Фонд Сороса, 1996. С. 7-49.

73.Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С. 22-130.

74.Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью (Референциалытые аспекты семантики местоимений). М: Наука, 1985. 271 с.

75.Панфилов В.З. Взаимоотношение языка и мышления. М: Наука 1971.231с.

76.Панфилов В.З. Категория модальности и ее роль в конституировании структуры предложения и суждения // Вопросы языкознания. № 4. 1977. С. 37-48.

77.Пелих Е.А. Структура лексико-семантического поля желания (на материале русского, украинского, английского языков): Автореф. дис.... канд. филол. наук. Саратов: Изд-во Саратовкс. ун-та, 1984. 19 с.

78.Петровская С.Л. Принципы полевого подхода к категории модальности // Понятийные категории и их языковая реализация. Л.: Изд-во Ленигор. пед ин-та. им. А.И. Герцена, 1989. С. 64 - 78.

79.Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956.

80.Пирс Ч.С. Элементы логики. Grammatica Speculativia // Семиотика/ Подред. Ю.С. Степанова. М.: Радуга. 1983. С.151 -210.

81.Попова В.П. Средства выражения модального значения "волеизъявления" английском и русском языках (сопоставительный аспект): Дис.... канд. филол. наук, Краснодар, 2000. 201 с.

82.Попова З.Д., Стернин И. А. Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. ун-та, 2001. 134 с.

83.Распопов И. П. Спорные вопросы синтаксиса. Ростов на/Д.: Изд-во Ростовск. ун-та, 1981. 134 с.

Речевой акт // Энциклопедия "Кругосвет"- http://www.krugosvet.ru.

84.Рогова К.А. Синтаксические особенности публицистической речи. Л.: Наука, 1975. 121 с.

85.Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов: Пособие для учителя. 3-е изд., испр. М.: Просвещение. 1985. 399 с.

86.Сёрль Дж. Природа интенниональных состояний // Философия, логика, язык. М.: Прогресс, 1987. С. 92 - 126.

87.Стилистика газетных жанров. М.: Наука, 1981. 231 с.

88.Стросон П.Ф. Намерение и конвенция в речевом акте // Новое в зарубежной лингвистике, М.: Прогресс. Вып. 17. Теория речевых актов. 1986. С. 131-141.

89.Структуры представления знаний в языке: Сборник научно- аналитических обзоров. М., 1994. 304 с.

90.Сусов И.П. Интенциональная структура высказывания. // Введение в теоретическое языкознание. Модуль 5. Основы общего синтаксиса. - http: // homepages/trersu/ru/ -ips/ susovs/5-50/ htm.

91.Щур Г.С. Теория поля в лингвистике. М: Наука. 1974. 255 с.

92.Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семасиологию. СПб.: Петрополис, 1998. 132 с.

93.ЯрцеваВ.Н. Контрастивнаяграмматика. М.: Наука, 1981. 86 с.

94.BeneSova E. On the Semantic Description of Verbal Modality. Prague Studies in Mathematical Linguistics. 1972. № 4. PP. 189 - 214.

95.Bybee J., Perkins R., Pagliuca W. The Evolution of Grammar: Tense, Aspect and Modality in the Languages of the world. University of Chicago Press, 1994.

96.Coates Jennifer. The semantics of the Modal Auxiliaries / Croom Helm Ltd., Provident House, (Linguistic series). 1983. London-Canberra. 425 p.

97.S. Fleischman (eds) < Modality in grammar and discourse. Amsterdam: Benjamins, 2004. P. 55 - 66.

98.Durovic L'. Modalnost'. Bratislava; Vyd. Slovenskej akademie vied, 1956.

99.Elliot D. Ethical and moral responsibilities of the Media. In P.M. Lester (Ed.), Images that injure (pp. 3-7). New York: Praeger; 2000.

100.Hills J. The struggle for control of global communication: The formative century. Chicago: University of Illinois Press, 2004.

101.Hinrichs W., Kubler S. From Chunks to Function-Argumeny Structure: A Similarity-Based Approach. ACL. 2001. P. 238 - 245.

102.Jespersen O. The Philosophy of Grammar, London, 1924, PP. 53 - 54.

103.Lakoff R. The Pragmatics of Modality. Papers from the 8th Regional

Meeting, Chicago Linguistic Society, 1972. P. 421 - 434.

104.Langacker Ronald W. Foundations of Cognitive Grammar: Descriptive application (Vol. II). Theoretical Prerequisites. Stanford, Cal.: Stanford University Press, 1991.

105.Palmer F.R. Modality and the English Modals. London and New Yourk: Longman Group LTd., 1979. 321 p.

106.Palmer F. R. Mood and Modality / Cambridge, 1986. 342 p.

107.Searle John R. The Logical Status of Fictional Discourse // New Literary History 6 (1974)

Словари и энциклопедические издания

БТС — Большой Толковый Словарь слов русского языка. Спб., 1998

ЛЭС — Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990.

MAC— Словарь русского языка. В 4 т. М.: Русский язык, 1981- 1984.

СТС — Современный толковый словарь русского языка Санкт-Петербург: Норинт, 2003.

ФЭС — Философский энциклопедический словарь / Под ред. М.М. Розенталя. М.: Политиздат. 1983.

Энциклопедия "Кругосвет" - http://www.krugosvet.ru


Список исследованных газет

Российские газеты:

- центральные:

1. АиФ.

2. Известия.

3. Коммерсант.

4. Комсомольская правда.

5. Литературная газета.

6. Независимая газета.

7. Новая газета.

8. Российская газета.

Британские и американские:

1. The San-Fransisco Chronicle.

2. The Daily Mirror.

3. The International Herald Tribune.

4. The Observer.

5. The Press of Atlantic City.

6. The Sunday Times.

7. The Times.

8. The USA today.

9. The Financial Times. 10.The Daily Telegraph 11.The Times Higher.






ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Иностранный язык"