Функционально-стилистические особенности придаточных предложений в современном немецком языке

Придаточное предложение и его место в синтаксическом поле гипотаксиса в немецком языке. Лингвостилистические, грамматические и функционально-стилистические особенности сложноподчиненного и придаточного предложения. Модели сложноподчиненного предложения.

Оглавление

Введение

Глава 1. Функционально-стилистическая характеристика придаточных предложений в современном немецком языке

1.1 Сложное предложение как единица синтаксиса

1.1.1 Модели сложноподчиненного предложения

1.1.2 Структурный подход в моделировании СПП

1.1.3 Сложноподчиненное предложение как мультифинитное образование и его модели

1.1.4 Комплексный подход к моделированию сложноподчиненных предложений

Глава 2. Лингвостилистические особенности придаточных предложений

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность выбранной темы курсовой работы обусловливается неоднозначностью и противоречивостью мнений лингвистов и предложенных ими решений в отношении систематизирования сложноподчиненных предложений, признаков, на основе которых строится данное синтаксическое поле, и особенностей СПП. В ранее проведенных исследованиях сложноподчиненные предложения изучались в основном на синтаксическом и семантическом уровнях. Функциональные характеристики понимались лишь как внутрипредложенческие функции, которые одни составляющие выполняют по отношению к другим в рамках сложноподчиненного предложения. Вопросам референциальной соотнесенности с объектами внеязыковой действительности прежде не уделялось достаточного внимания.

В исследовании затронуты две важнейшие лингвистические проблемы:

онтологическая - сущность внутреннего устройства и механизмов языка;

антропологическая - отбор и использование определенных языковых средств говорящей (пишущей) личностью.

Объект нашего исследования - придаточное предложение и его место в синтаксическом поле гипотаксиса. Выбор объекта исследования обусловлен тем, что у лингвистов существуют разногласия в определении роли и значимости придаточного предложения в современном немецком языке.

Предмет исследования - грамматические и функционально-стилистические особенности СПП и придаточного предложения.

Цель исследования состоит в выявлении и систематизировании общеязыковых способов построения придаточных предложений, их особенностей, а также в систематизировании моделей придаточных предложений. Поставленная цель предполагает решение основных задач:

определение содержания и объема понятий "сложноподчиненное предложение", "придаточное предложение";

выявление основных характеристик придаточного и главного предложения;

выявление характера соотношения частей сложноподчиненного предложения, порядка следования частей СПП.

выявление основных функционально-стилистических особенностей СПП и придаточного предложения.

Материалом исследования стали лингвистические работы, как отечественных, так и зарубежных авторов. В практической части работы используются предложения различных стилей, выбранные из учебника, художественных произведений и публицистических статей.

Методы исследования. Для систематизации основных видов придаточного предложения мы использовали наряду с общепринятым описательным методом методики сравнения и сопоставления. Данные виды анализа были выбраны для того, чтобы подчеркнуть грамматические особенности СПП и придаточного предложения в немецком языке. В целях более точной классификации применялся семантический анализ и методика интерпретации. С помощью сплошной выборки, количественно-качественного анализа, а также элементов компонентного анализа выявились функционально-стилистические особенности придаточного предложения в тексте. Совокупность перечисленных методов образовала исследовательскую методику данной работы, а сами этапы анализа обусловили композиционное построение исследования.

Практическая значимость данной работы определяется возможностью использования ее основных положений и выводов в курсах по теоретической и практической грамматике, стилистике, аналитическому чтению, так как в них в известной мере отражается современное состояние синтаксических исследований в нашей стране и за рубежом.

Теоретически значимо само выявление системно-языковых и индивидуально-авторских способов выражения придаточного предложения, т.к эта проблема остается дискуссионной в современном языкознании.

Композиция работы состоит из двух глав, первая из которых посвящена функционально-стилистическим особенностям придаточных предложений. Здесь также будут рассмотрены основные классификации сложноподчиненных предложений, представленные в работах отечественных и зарубежных авторов. Вторая глава данной курсовой работы посвящена рассмотрению лингвистических особенностей придаточных предложений в текстах различной стилистической окраски.

Глава 1. Функционально-стилистическая характеристика придаточных предложений в современном немецком языке

1.1 Сложное предложение как единица синтаксиса

Для того чтобы вскрыть структурные и смысловые признаки сложноподчиненного предложения, выявить его особенности, необходимо, прежде всего, рассмотреть понятие сложноподчиненного предложения.

Например, Москальская пишет, что сложноподчиненное предложение (гипотаксис) обозначает отношения субординации между своими непосредственными компонентами (частями предложения) [5, с.302].

Признаки субординации у сложноподчиненного предложения такие же, как и у словосочетания: неравная разновидность и неравный ранг компонентов синтаксического подчинения, несоответствие синтаксических характеристик подчиненных компонентов и целостная структура при различной синтаксической значимости частей [1, с.210].

По определению О.С. Ахмановой сложноподчиненное предложение - разновидность сложного предложения, характеризующаяся синтаксическим неравенством составляющих его предложений, синтаксической зависимостью придаточного от главного [13, с.429].

Более полное определение мы видим в словаре В.Н. Ярцевой. По ее мнению, сложноподчиненное предложение - синтаксическая конструкция, образующаяся путем соединения нескольких (минимум двух) предложений на основе союзных связей подчинения или нулевой союзной связи - бессоюзия. Традиционно термин СПП ориентирует на формальную неэлементарность синтаксических единиц и применим только к грамматически и/или интонационно оформленному сочетанию предложений; предложение, функционирующее вне формальной связи с другими, какой бы семантической сложностью оно не обладало, в синтаксической традиции определяется как простое. В СПП компоненты неравноправны: один является главным (главное предложение), другой зависимым (придаточное). Зависимость придаточного предложения от главного выявляется только в функциональном плане из аналогии его синтаксической позиции позиции члена предложения и из практической возможности преобразования самого придаточного в член предложения, ср.: Erversprach, dasserhilftuns/, unszuhelfen/,seineHilfe.

Семантико-синтаксическая связь, идущая от главного предложения и задающая позицию придаточного, может быть присловной и неприсловной . Придаточное, реализующее присловную связь, имеет в главном предложении опорный компонент в виде существительного (IchkennedenMenschen, derdirhilft), глагола (Ichwieß, dasserdirhilft) и слов других частей речи.

В случае неприсловной связи опорный компонент отсутствует и придаточное соотносится с главным предложением в целом (WenndasWetterbesserwird, wirfahrenab).

По характеру связи частей СПП классифицируются на предложения с союзным и относительным подчинением. Относительное подчинение обслуживается союзными словами, в роли которых выступают вопросительные местоимения всех частей речи, утрачивающие либо преобразующие свое вопросительное значение (ср. "Wer ist gekommen?" и "Ich weiß, wer gekommen ist"; "Wer gekommen ist, der uns hilft"). Подчинительные союзы и союзные слова органически входят в структуру придаточного предложения, сообщая ему свободу размещения относительно главного и накладывая известные ограничения на грамматическое оформление сказуемого, к которому они синтаксически тяготеют (употребление Konjunktiv). Связь главного и придаточного предложений часто поддерживается указательно-выделительными местоимениями и местоименными частицами типа "so", "zu", "genug", а также корреляты типа "deswegen", "deshalb". Такого рода соотносящие слова особенно часто сопровождают присловную связь [14, с.479].

В структуре СПП получают формальное выражение самые разнообразные виды смысловых отношений: определительные, изъяснительные, сравнительные, временные, причинно - и условно-следственные, уступительные, целевые и некоторые другие. Помимо союзов, в их выявлении и дифференциации обычно участвуют формы глаголов-сказуемых главного и придаточного предложений, а также определенные устойчивые элементы лексики (модальные слова, частицы, местоимения, наречия), причем не только в составе придаточного, но и в составе главного предложения [14, с.471-472]. В немецком языке, как и в русском, многие из них развили союзные функции и в сочетании с собственно союзами образовали своего рода рамочные конструкции. Напр., коррелят so выступает структурным признаком главного предложения с именным сказуемым или обстоятельством образа действия, от которого зависит придаточное предложение следствия с союзом daß или сравнения с союзами als- alsob [3, с.22]. Оказавшись в составе главного предложения, so устанавливает его связь с придаточным предложением:

Er tut so, als ob er nicht bis drei zählen könnte.

Er tut so, als könnte er nicht bis drei zählen.

Am Abend wurde es so kalt, dass ich keine Lust mehr hatte, spazieren zu gehen.

Коррелятивная частица zu ( genug) является структурным признаком главного предложения при придаточном предложении отрицательного следствия с союзом als dass . В отличие от so частица zu не может быть изъята из главного предложения, поскольку придаточное предложение отрицательного следствия с союзом als dass не способно функционировать без коррелята в главном предложении. Вместе с тем, главные члены предложения по своему характеру образуют полную предикативную линию и содержат семантическое ядро [3, с.23]:

Das Wasser ist zu kalt, als dass man baden könnte.

В концепциях отдельных ученых за рамками сложного предложения остается бессоюзное сочетание предложений, как явление "первичное, дограмматическое", где все основано не на синтаксисе, а на "факте простой последовательности" [8, с.89]. Аргументом в пользу такого понимания природы бессоюзных конструкций является неграмматический в большинстве случаев характер самой бессоюзной связи, универсальным средством выражения которой является интонация. Однако, сигнализируя о том, что несколько предложений вступило в некую связь, интонация не указывает ни характера этой связи, ни тех отношений, которые создаются на ее основе. Поэтому и объективное разграничение категорий сочинения и подчинения в условиях бессоюзной связи невозможно. Отношения, складывающиеся внутри бессоюзной конструкции, могут быть выявлены и дифференцированы с опорой на устойчивые элементы ее структуры, схемы построения предложений-частей, порядок их расположения, регулярные соотношения глаголов-сказуемых; разного рода лексические показатели; однако грамматические значимости равной значимости союза, ни одно из этих средств не имеет [14, с.471 - 472].

Чтобы наглядно показать синтаксические отношения в СПП, мы для начала сконцентрируемся на основном типе СПП, которое состоит из двух субъектно-предикатных соединений.

Подчиняющий компонент такого СПП (главное предложение) - структурный фундамент всего предложения, согласно с определением Глинца "это предложение-носитель, который несет на себе целое". Но основные характеристики совпадают с характеристиками самостоятельного предложения. Подчиненные компоненты, напротив, имеют синтаксическую ценность члена предложения, выраженного наподобие собственно предложения, поэтому они (подчиненные члены) называются также придаточными предложением, при атрибутивном отношении приточной части предложения. Придаточное предложение состоит в непосредственном синтаксическом отношении к членам главного предложения и связано с этим предложением через них, т.е. посредственно.

Структурное отличие между главным и придаточным предложениями наглядно показывают развертывающая и редуцирующая информация. Развертывающая трансформация с простым предложением и состоит в том, что один из членов предложения развивается до субъектно-предикатной структуры. Это проявляется в том, что все члены предложения, кроме распространенного, после трансформации создавали самостоятельное главное предложение, в то время как распространенный член становится придаточным предложением.

Er zitterte vor Angst. → Er zitterte, weil er Angst hatte.

Редуцирующая (свертывающая, стяжение) трансформация выполняется в СПП и показывает, что всегда придаточное предложение, ни в коем случае не главное, может трансформироваться до простого члена предложения:

Wer jung ist, kann wirklich das Leben genießen. → Der Junge kann wirklich das Leben genießen.

Соответствие грамматических характеристик члена предложения и целого предложения позволяет исследовать их во всех важных категориях плоскости предложения, и даже в категории коммуникативной интенции на негативное значение предложения, на категорию предикативности (модальность предложения, временные отношения и действительность).

Так, к примеру, главное предложение может иметь ярко выраженные признаки повествовательной, относительной или повелительной формы, при этом эти признаки определяют также коммуникативную интенцию:

Повествовательное предложение :

Du weißt, dass wir für die Freiheit und eine bessere Zukunft kämpfen.

Вопросительное предложение :

Kennst du das Land, wo die Zitronen blühen?

Повелительное предложение :

Du wirst die Rheinarmee zum Siege führen. Ist das Geschehen, begebe dich unverzüglich zur Nordarmee.

Придаточное предложение может содержать только косвенный приказ или косвенный вопрос [7, с.74]. Все же коммуникативная интенция целостного предложения выражается в этом случае формой главного предложения.

Все предложение является повествовательным (придаточное имеет значение косвенного вопроса):

Geschke wusste nicht, ob er rechtzeitig vom Friedhof zurück sein werde.

Все предложение является повелительным (придаточное выражает косвенный вопрос):

Erkundigen Sie sich, ob er rechtzeitig zurück sein wird.

Все предложение повествовательное - повествовательное (придаточное предложение имеет значение косвенного приказа):

Unser Klassenlehrer sagt, ich soll vorerst nicht mehr zur Schule kommen.

Что касается утвердительной или отрицательной формы предложения, то оно определяется всегда соответственным значением главного предложения, ср.:

Целостное предложение имеет утвердительное значение (при утвердительном главном и отрицательном придаточном):

Sie versprach der Tochter, dass es nie wieder vorkommen werde.

Целостное предложение имеет отрицательное значение (при отрицательном главном и утвердительном придаточном):

Hans traute sich nicht mehr in das Haus, in dem die Emmi mit ihrer Familie gewohnt hatte.

Модальность главного и придаточного предложения также может отличаться. В таком случае модальность целого предложения совпадает с главным предложением:

Es ist, als hätte die Rose keine Seele.

Der Wald wurde gelb-grün, als lüge die Sonne darauf [5, с .312].

В заключение следует сказать, что главное и придаточное предложения не могут быть равнозначными также с точки зрения темпорального значения целостного предложения. Только изменяемая глагольная форма главного предложения имеет абсолютное временное значение, это значение свойственно также изменяемому глаголу простого самостоятельного предложения. Изменяемая глагольная форма придаточного предложения отличается напротив двойной временной перспективой: момент речи ← процесс ← процесс² [28], напр.,

Gleichens Prophezeihung, dass die Gestapo eines Tages auch in Wolfgangs Haus kommen würde, traf tatsächlich zu.

Придаточное (определительное) предложение dass die Gestapo eines Tages auch in Wolfgangs Haus kommen rde… имеет значение будущего в прошлом, при этом оно согласовывается с прошедшей формой главного предложения.

В отличие от главного предложения придаточное предложение отличается от целостного предложения относительно своих основных характеристик:

Оно имеет синтаксическую ценность распространенного члена предложения либо части предложения.

Его модальное и временное значение имеют только условную значимость для оформления всего выражения, при этом оно накладывается на модальные и временные характеристики главного предложения.

Его способность, выражать коммуникативную интенцию, все же ограничено: на косвенный вопрос или косвенный приказ, которые может содержать придаточное предложение, накладывается коммуникативная интенция целого предложения; она находит выражение в форме главного предложения [5, с.310].

Основными структурными признаками придаточного предложения являются:

Вхождение в интонационную кривую всего предложения;

Непосредственная синтаксическая связь с одним из членов главного предложения;

Присоединение с помощью подчинительного союза или другого определяемого слова (относительные местоимения либо наречия);

Специфический порядок слов.

Абсолютный характер имеют первые два образовательных средства. Ни порядок слов, ни подчинительный союз не являются надежными признаками придаточного предложения. Порядок слов не может быть надежным признаком, т.к помимо последнего места в предложении изменяемой формы глагола, которая имеет место только в придаточном и сигнализирует только его, в некоторых типах придаточных предложений возможны также первое и второе место финитного глагола. Ср.:

Es ist schlimm, dass ich dich liebe.

Und bist du einverstanden, so gebe ich dir Geld.

Ehrlich gesagt, ich sei kein Dieb.

Второй и третий примеры из выше приведенных показывают, что непосредственно в случаях, где отказывает порядок слов, как признак придаточного, отсутствует подчинительный союз. Из этого следует, что порядок слов и подчинительный союз, как и другие определительные слова, могут выступать только в связи с такими признаками, как вхождение в единую интонационную кривую и значимость члена предложения в рамках подчиняющего предложения придаточного или части придаточного предложения [27].

В придаточном предложении с многоступенчатым подчинением повторяется отношение от подчиняющего к подчиненному предложению несколько раз, напр.:

Marie wunderte sich, als Geschke erklärte, er wüsste nicht, ob er rechtzeitig vom Friedhof zurück sein werde.

Hauptsatz Marie wunderte sich,

Subord.1. Rangs als Geschke erklärte,

Subord.2. Rangs er wüsste nicht,

Subord.3. Rangs ob er rechtzeitig vom Friedhof zurück sein werde.

Каждое подчиняющее предложение функционирует как предложение-носитель по отношению к подчиненному более низкого ранга. И все же оно перенимает только часть характеристик главного предложения, в то время как многие синтаксические характеристики остаются свойственны только главному предложению. Подчиняющее предложение обнаруживает, в отличие от подчиненного предложения низшего ранга, ту же функцию носителя, которая подтверждается трансформацией распространения и редуцирования. Что касается категории коммуникативной интенции, утвердительного и отрицательного значения предложения, категории предикативности целостного предложения, то в многоранговом сложноподчиненном предложении их выражение остается в главном предложении [5, с.313 - 314].

1.1.1 Модели сложноподчиненного предложения

В лингвистической литературе последних десятилетий намечаются пути выделения в языке на уровне синтаксиса моделей предложений-образцов, по которым в данном конкретном языке строятся конкретные предложения, наполненные разнообразным лексическим материалом [29].

Следует заметить, что моделирование СПП находится в начальной стадии своего развития. Оно подготовлено традиционным учением о формах и видах придаточного предложения, но отличается от них методической системой и постановкой цели. Главное отличие между современной системой моделирования и традиционными классификациями в области сложного предложения состоит в том, что современное языкознание исходит из всего предложения и пытается раскрыть целостную внутреннюю структуру сложного предложения, в то время как в традиционной грамматике речь идет об определении придаточного предложения как такового. Здесь придаточное предложение рассматривается более ли менее изолированно от целостного предложения. Отличительным для традиционной грамматики является, кроме этого, атомистическое описание придаточного предложения, здесь сопоставляются различные аспекты характеристик придаточного предложения чаще всего как отдельные классификации либо описываются весьма бессистемно, в то время как моделирование сложного предложения предопределяет синтез отдельных характеристик частей предложения. Несмотря на это, отдельные классификации, установленные традиционной грамматикой, служат отправной точкой для обобщающего изложения вопроса [16, с.47].

В традиционной грамматике придаточные предложения поделяются, исходя из их внешних признаков, их синтаксической функции и их семантики.

Из внешних признаков придаточного предложения, по мнению О.И. Москальской, особого внимания заслуживают две главные особенности:

место финитной формы глагола;

вид присоединения к главному либо подчиняющему придаточному предложению.

Соответственно речь здесь идет о двух классификациях.

По местоположению изменяемого глагола:

Препозиция (финитный глагол занимает первое место);

Постпозиция (финитный глагол занимает последнее место);

Интерпозиция (финитный глагол занимает второе место, как в повествовательной форме простого предложения).

Б. По виду примыкания:

Союзные предложения (с помощью союзов присоединяются к главному предложению);

Относительные предложения (присоединяются с помощью релятивных местоимений либо наречий);

Бессоюзные придаточные предложения (без союза либо релятива присоединены к главному предложению).

Классификация придаточных предложений исходя из их синтаксической функции впервые получила признание в 30-е годы хiх ст. Уже первые теоретические изложения немецкого синтаксиса отличают:

Субъектное предложение (придаточное подлежащее);

Предикативное предложение (придаточное сказуемое);

Объектное предложение (придаточное дополнения);

Атрибутивное предложение (придаточное атрибут);

Придаточное обстоятельства [5, с.314 - 315].

С синтаксической классификацией далее смешивается так называемая семантическая классификация придаточных предложений, которая наиболее полно развита в рамках придаточных обстоятельства. Здесь отличают по общему значению придаточных и по их логическому отношению к главному предложению темпоральные, локальные, модальные, причинные и др. придаточные предложения обстоятельства [4, с.143].

Этому различию способствует также семантическая группировка союзов, которые вводят придаточные обстоятельства.

С семантической т. зр., но немного по другим критериям, выделяются также придаточные предложения, которые содержат косвенную речь, а особенно косвенные вопрос и приказ.

1.1.2 Структурный подход в моделировании СПП

Автором данной классификации является Москальская. Предложение Москальской состоит в том, чтобы сделать отправным пунктом моделирования СПП синтаксические отношения между непосредственными конституентами сложного предложения, где они будут иметь решающее значение при определении внутренней структуры СПП [1, с.78]. Для этого следует учитывать все другие признаки отдельных моделей и целых модельных блоков.

Исходя из внутренней структуры всего предложения следует различать три типа предложных моделей, которые в свою очередь включают в себя от одного до двух блоков. Рассмотрим эти типы:

СПП с сочетанием частей предложения:

1. Блок моделей. СПП с придаточным подлежащим: ( (S- P) - P).

2. Блок моделей. СПП с придаточным сказуемым: (Sist (S- P).

СПП с подчинением частей:

3. Блок моделей. СПП с придаточным объектным: (S- Pobj. (S - P)).

╙-----------╜

СПП с подчинением придаточного предложения, относящегося к номинальному ЧП:

5. Блок моделей. СПП с придаточным определительным:

(S (S - P) - P)

╙╜

или (Scop. Ps (S - P)),

╙------╜

(S - P - Os (S -P))

╙------╜

(S- P- Umst (S- P)),

╙-----╜

где Ps- субстантивированный предикатив;

Os- субстантивный объект;

Umst- субстантивное обстоятельственное дополнение.

Здесь мы видим, что каждый модельный блок внутри трех главных типов СПП определяется соответствием придаточного предложения члену предложения либо части предложения [5, с.316 - 317].

1.1.3 Сложноподчиненное предложение как мультифинитное образование и его модели

Бринкман рассматривает СПП как мультифинитное образование, т.е. образование, которое содержит минимум две изменяемых формы глагола [9, с.607]. Он различает три способа образования мультифинитных образований: ряд, развертывание и отношение (Reihe, Entfalten, Beziehen) [9, с.619].

Рядом он называет сложносочиненное предложение (Satzreihe в традиционной грамматике). Следующие два термина относятся к СПП.

Развертывание состоит в том, что члены либо части членов предложения получают форму предложения. Под членами предложения он подразумевает подлежащее, сказуемое и дополнение. Частью члена он называет атрибут. Итак, по его мнению, это субъект, объект, предикат и атрибут, которые образованы путем развертывания и имеют одностороннюю зависимость от подчиняющего предложения [9, с.674].

При отношении независимые содержания вступают в отношения, в которых они взаимно определяются [9, с.674]. Иначе говоря, финитные конструкции, обозначающие эти содержания, состоят в присоединительных отношениях друг к другу. С помощью отношения устанавливаются четыре основных отношений между содержаниями:

1) причинное;

2) условное;

3) противоположное (антагонистическое);

4) соответствие [9, с.675].

Бринкман, как и другие современные грамматисты, употребляет также понятие изъяснительные предложения (Inhaltsatz). Здесь подразумеваются dass-предложения со значимостью субъект-предикативного либо объектного предложения, которые содержат основное содержание всего высказывания. Изъяснительные предложения мы находим в области восприятия (sehen, hören, fühlen, finden и т.д.), выражения (sage, behaupten, versichern и т.д.), мышления (meinen, glauben и т.д.), чувств (fürchten, bereuen, beklagen, wünschen), в области волеизъявления (bitten, auffordern, zwingen, erlauben и т.д.). Содержания в этих областях могут передаваться в dass-предложениях, они охватывают какие-либо данные. Если предложение содержит вопрос, то оно передается ob-предложением. Таким образом, в изъяснительных предложениях семантическая характеристика дается не только придаточному, но и главному предложению [5, с.314]. Далее Бринкман различает предложения-справки и утвердительные (определительные) предложения, которые также различаются различной формой. Предложения-справки - это косвенные вопросы, так называемые wer-предложения: Kannst du mir sagen, wo sie gewesen ist?

Предложения-определения - это придаточные определительные либо der-предложения: Ich suche den Mann, der hier frü her wohnte.

1.1.4 Комплексный подход к моделированию сложноподчиненных предложений

Прежде, чем рассматривать модели СПП предложенные Гулыгой Е.В., следует рассмотреть основные принципы подчинения придаточных предложений.

Подчинение предполагает включение информации, передаваемой придаточным в главное ("включение - 1") или, наоборот, включение информации главного в придаточное ("включение - 2"). При этом придаточное предложение всегда зависит от главного. Придаточные, образованные на основе включения - 1, называются автосемантичными, а придаточные, основанные на включении - 2, - синсемантичными. Первую группу образуют предложения, в которых придаточное является только автосемантичным (придаточные качества, меры и степени признака, сравнительные и сопоставительные). Во второй группе располагаются только синсемантичные придаточные (придаточные определительные и места). Все остальные типы придаточных предложений могут быть и автосемантичными, и синсемантичными, хотя отношения этих придаточных не остаются тождественными в сложноподчиненных предложениях разных разрядов.

Синсемантия и автосемантия существенно различаются с точки зрения того, как в сложноподчиненном предложении осмысляется соотношение событий в главной и придаточной частях. При автосемантии главное предложение содержит сообщение о независимом положении дел, отдельные детали которого раскрываются в придаточном (причина, условие, цель и т.д.), причем указание на их функцию несут союзы [27]. При синсемантии в главной части фиксируется такое положение дел, которое по отношению к событию придаточного выступает в роли причины, условия, цели и т.д., причем указание на эту функцию содержат союзные слова: Er verspä tete sich, weil der Wagen kaputt worden war. Der Wagen kaputt worden war, deshalb verspä tete er sich.

Е.В. Гулыга различает в своем исследовании немецкого сложноподчиненного предложения различные степени синсемантии его частей [3, с. 19], исходя из чего, выделяются следующие типы элементарных предложений:

1) Потенциально-автосемантические предложения, которые по количеству и характеру членов предложения могли бы функционировать как самостоятельные и совпадают с ними по строению. Потенциальная автосемантия обеспечивается вхождением в состав сложноподчиненного предложения; в устной речи потенциальная автосемантия передается интонацией.

2) Структурно-синсемантические предложения, характеризующиеся особым порядком слов, наличием служебных слов в придаточном предложении и коррелятов в главном.

3) Собственно синсемантические предложения, обладающие признаками смысловой синсемантии. Смысловая синсемантия обуславливается вхождением в состав главного предложения определенных разрядов символов - синсемантических единиц, к которым относятся:

глаголы, преимущественно переходные, и образованные от них существительные, требующие раскрытия;

модально-оценочные индикаторы: модальные слова, а также существительные и прилагательные, выражающие отношение высказывания к действительности;

связочные глаголы.

Здесь рассматриваются модели двух типов:

индивидуально-коммуникативные;

структурные.

Индивидуально-коммуникативные предложения выявляются при подвижности придаточной части в составе СПП. Структурные варианты моделей определяются явлением синонимии в рамках придаточных предложений, прежде всего наличием союзов-дублетов типа alsob- alswenn, obwohl- obschon и т.д.

Гулыга выделяет три структурно-семантических типа СПП: 1-й, промежуточный и второй.

В первый тип входят три серии моделей:

серия союзных моделей

серия моделей относительного подчинения;

модели, находящиеся за пределами серий.

В союзную серию входят:

модели сложноподчиненных временных предложений;

модели уступительных и условно-уступительных предложений;

модели ограничительных предложений;

модели причинных предложений;

модели предложений сопутствующего обстоятельства и противопоставления;

модели целевых предложений;

модели следственных предложений;

модели сравнительных предложений.

Модели СПП, объединенных общим семантико-синтаксическим значением, образуют блоки [3, с.178].

Вторую серию образуют модели относительного подчинения, если придаточные предложения зависят от имени существительного, не требующего раскрытия, от личного местоимения или от словосочетания: притяжательное местоимение + имя существительное.

За пределами этих серий находятся СПП с придаточным относительным обобщенно-уступительным, СПП с придаточным присоединительным и единичные модели, напр., модель esseidenn, dass…

К 2-му структурному типу относятся три серии моделей:

СПП с формально-безличным главным предложением и союзным придаточным, выражающим ирреальное состояние;

СПП с формально-безличным главным предложением и союзным, бессоюзным или относительным придаточным;

СПП с придаточным, содержащим косвенную речь (союзным, бессоюзным, относительным).

К промежуточному типу относятся:

серия моделей относительного подчинения с указательными элементами в главном предложении;

модели относительного подчинения с равновесием частей;

модели условных периодов и модели пропорционального соотношения;

некоторые модели союзной серии, выходящие за пределы 1-го структурно-семантического типа;

некоторые модели СПП с придаточными предложениями косвенной речи, выходящие за пределы 2-го структурно-семантического типа [3, с.179 - 181].

Обзор СПП показал незамкнутый характер блоков, серий, типов. Это объясняется сочетанием признаков придаточных предложений, которые акцептирует Гулыга в своем исследовании.

Глава 2. Лингвостилистические особенности придаточных предложений

Рассматривая функционально-стилистические особенности придаточного предложения, в большинстве случаев мы будем отождествлять его с членом предложения. Конечно, полагать, что член предложения и придаточное предложение всегда идентичны, ошибочно. Каждое придаточное имеет свои главные члены, которые в состоянии выразить временное значение и модальность. У члена предложения, даже, если он распространен, эти характеристики отсутствуют. Ему свойственны только относительное временное значение и модальность, выраженная лексическими средствами.

Придаточное предложение, как правило, обладает большой возможностью охвата содержания и бóльшим богатством информации, чем член предложения.

Есть три вида функциональных подобий, на основе которых член предложения, придаточное предложение, а также сложносочиненное предложение могут быть взаимозаменяемы:

все три вида являются взаимозаменяемыми по причине их функционального подобия, несмотря на то, что они никогда не будут идентичны и не смогут сохранить содержательное своенравие;

только два функциональных синонима могут быть взаимозаменяемы, например, подлежащее и субъектное придаточное;

заменяемость непозволительна из структурных, содержательных или стилистических причин [12, с.324].

Т. к. придаточные предложения выполняют коммуникативную функцию и все-таки могут выполнять функцию члена предложения, то актуальным для них также является смысловое членение предложения.

Под актуальным членением высказывания понимается смысловое членение, существенное для каждого смыслового контекста или ситуации. При актуальном членении высказывание делится на две части: в первой содержится уже ранее известное - тема высказывания; во второй - то, что сообщается о ней - рема. Сочетание темы и ремы и составляет предмет сообщения.

Актуальное членение в отличие от грамматической организации предложения всегда двучленно, причем обе части высказывания могут объединять несколько членов предложения и включать в свой состав то главные, то второстепенные члены предложения в разных сочетаниях. Тема лишь устанавливает связь данного высказывания с предшествующими, а рема содержит основное сообщение. Любое высказывание должно иметь рему, а тема может быть и не указана. Тема может быть восстановлена из контекста, а может и просто отсутствовать [6, с.126].

Как правило, главное предложение содержит информацию, которая нам уже известна, т.е. тему, в то время как придаточное представляет информацию новую, т.е. является ремой:

Das Traurige ist, dass das Kind mich allzu sehr an Gründlich erinnert.

Употребление придаточного в постпозиции соответствует норме, так как придаточное является ремой, в нем заключена новая информация. Для аналогичного высказывания препозиция придаточного предложения была бы не оправдана. Однако подобное построение предложения возможно, и для данного конкретного примера оно будет инверсией и в нем необходимо интонационно выделить рему, компенсируя логическим ударением утрату актуализирующей функции порядка слов.

В простом предложении признаком темы является определенный артикль. Это могут быть также слова, которые указывают на предшествующий текст. Связь, идущая от предыдущего к последующему, получила в грамматике название "когерентности". Если информация, сообщаемая в препозиционном придаточном, уже упоминалась в тексте, то оно будет темой предложения. Если же эта информация нова, то оно будет содержать рему [11, с.93].

Как правило, в качестве темы выступают временные и локальные придаточные:

Als ich das Amphitheater besuchte, wurde just Komödie darin gespielt [цитируется по 16].

Als die Klasse halbvoll war, hielt unser Lehrer eine Rede [цитируется по 16].

Wenn ich dann traurig bin und nichts mehr verstehe, sage ich mir, dass es besser sei, zu sterben [18, с .123].

Als wir den Wagen hatten, sind wir am Sonntag ins Freie gefahren [17, с .12].

Als ich aufwachte, es war dunkel [18, с .245].

Dass das dumme Volk die Bastille stürmte, erregte Nicolas höchstens Missvergnügen [цитируется по 16].

Если придаточное предложение находится в препозиции и является ремой, то мы имеем дело с таким стилистическим приемом как инверсия, т.е. выдвижение ремы в начало предложения. Инверсия употребляется с целью эмоционального, смыслового выделения какой-либо части высказывания и является сильным стилистическим средством создания эмфатической интонации.

Als ich ihre Lippen fühlte, begann ich zu zittern [18, с .282].

Was da drinnen zu erleben ist, hat sie offenbar amüsiert [25].

Als ihm Deutschland zu klein wurde, wechselte Backenbauer zu Cosmas New York [25].

Warum sie nicht gekommen war, erklärte sie nicht [19, с .29].

Als die Wende kam, nahm Heinicke das Angebot, Direktor zu werden [25].

Damit sich Hotelgäste auch im Urlaub ernähren können, bietet das Linder Hotel Windrose jetzt wöchentlich wechselnde, ausgewogene Menüs [22].

При стилистическом изучении порядка слов в предложении рассматривают разные аспекты - использование порядка слов для правильного и стилистически оправданного выражения мысли, усиления действенности речи с помощью инверсии, особенности словорасположения в разных функционально-смысловых типах речи. При этом важнейшее значение имеет изучение порядка слов как средства смысловой организации предложения [10, с.36 - 37].

Порядок слов нельзя рассматривать в отрыве от актуального членения предложения. В свете учения об актуальном членении высказывания понятия прямой и обратный порядок слов означают не последовательность расположения грамматических членов предложения, а последовательность расположения темы и ремы.

Инверсия может наблюдаться и внутри придаточного предложения. Такие вариации возможны в рамках строгих грамматических правил. Они проявляются в контексте и несут повышенную выразительность и эксплицируются с помощью следующих приемов:

изменение местоположения спрягаемой части сказуемого в сравнительном предложении с союзами als и wenn:

Es wäre schon, wenn etwas bleibe von einem [18, с .324].

Nie werde ich vergessen, wie es Ausdruck gewann, wie es sich erfühlte, mit Zartheit, als erblühe es [18, с .53].

Pat lag ruhig, als schliefe sie [18, с .128].

Er sah aus, als wolle er mitbieten [18, с .99].

Das ist doch Pat, die diese Worte spricht, gelassen, fast ohne Trauer, als gäbe es nichts mehr dagegen […] [18, с .308].

So starrte sie nach Norden, als könne sie schon die Türme der Stadt sehen [18, с .65].

Изменяется также порядок слов в уступительном и условном придаточном предложении без союза:

Ist der Vorhang aus festerem Stoff, so wird sein Geräusch als Knattern bezeichnet [цитируется по 16].

Kommt das Schauspiel öfter auf derselben Stelle vor, so baut man leichte Gerüste für die, die bezahlen können [21].

Soll die Gemeinschaft nicht scheitern, so muss sie in ihrer Handlungsfähigkeit reformiert werden [22].

Инверсия может придавать высказыванию необычность и тем самым эмоциональность и экспрессивность. Экспрессивная и функционально-стилистическая окраска инверсии характерна преимущественно для прозы, поскольку в стихах порядок слов подчиняется ритмико-интонационной структуре стиха, а расположение компонентов синтаксических конструкций относительно свободно [2, с.400].

Для художественной литературы, а также для газетного стиля характерно также употребление эллиптических придаточных предложений. Это также непосредственно связанно с когерентностью текста. Просто информация, которая должна находиться в главном предложении, упоминалась ранее либо будет упоминаться далее в тексте:

Weißt du, was ich jetzt nicht mehr verstehen kann? Dass man sich so liebt wie wir, und dass trotzdem einer stirbt [18, с .324].

Man dürfte nur sterben, wenn man allein ist. Oder wenn man einander hasst [18, с .324].

Wenn wir einen Körnerhaufen sehen… Nur im Werden sehen wir ihn nicht, sonst werden wir ihn erkennen [16, с .96].

„Ist es wahr, was du gesagt hast", fragte sie, als der Schlag geschlossen worden war. „Dass mich der König sehen möchte? “ [19, с .269]

Weshalb wolltest du der Polizei nicht sagen, wie er aussah? […] Weil wir das allein abmachen werden, ohne Polizei [18, с .263].

„Wir werden keinen Unfall haben" […] “Wenn Sie so weiterfahren, in zwei Minuten. “ [18, с .165].

Неполное предложение придает динамизм высказыванию, интонацию естественного разговора. Употребление эллиптических придаточных предложений всегда обусловлено ситуацией. Ситуативный эллипсис - эллипсис, в котором восполнение происходит главным образом за счет обстановки речи, общего социального опыта говорящих и пр. Композиционно-выразительная функция эллипсиса может усматриваться там, где он является составной частью речевой композиции, в которой осуществляется какой-либо художественный прием. В современном немецком языке эллипсис является также продуктивным средством языковой экономии [6, с.412].

Текст как линейная структура характеризуется определенными закономерностями синтаксических отношений. В немецком языке большинство предложений, входящих в текст, представляют собой завершенные формы высказывания [2, с.316]. Тем нагляднее на этом фоне выступают приемы, нарушающие эту закономерность.

Приемами осознанных или неосознанных нарушений такого рода в стилистике считаются пролепсы, анаколуфы, присоединения. Своими корнями явления нарушения грамматических структур уходят в синтаксис разговорного языка, синтаксис эмоциональный и необработанный. Но именно это объясняет тот факт, что чаще всего данные нарушения встречаются в художественной литературе.

Пролепса - это такой тип нарушения конструкции предложения, при котором начало предложения, выраженное в данном случае придаточным, равноценным члену предложения либо части предложения, повторяется в виде местоимения либо местоименного наречия в главном предложении:

Wer richtig schuldig ist, das ist dieser Baldur Persicke [цитируется по 16].

Wann und unter welchen Bedingungen von einem Miteinander gesprochen werden kann, dafür gäbe es keine Definition [29].

Wer zu Franz Beckenbauer vordringen wollte, der musste zunächst auf seinem Ackermann vorbei [24].

Wo der Keiser war, da war oben [24].

Dass sie zu Hause war, davon war ich überzeugt [17, с .125].

Wenn man so denkt, - da hat sie nun vor ein paar Wochen noch gesund [. .] drin gegessen [3k, 100].

Еще одним видом нарушения структуры предложения является замена порядка слов в придаточном предложении порядком слов главного предложения: в результате придаточное предложение приобретает бóльшую семантическую весомость. Данный прием является разновидностью анаколуфа:

Dieser Kerl, dem ich werde ich es ich schon zeigen! [цитируется по 16].

Das war er, den hatte ich solange geliebt [19, с .159].

Нарушение рамочной конструкции (Ausklammerung) - это способ преодоления недостатков рамочной конструкции. Это явление очень часто используется в современном немецком языке с целью придания речи разговорного оттенка. Примерами нарушения рамочной конструкции в структуре немецкого предложения могут служить следующие предложения:

Der Elektriker ist endlich gekommen, auf den ich schon drei Wochen warte.

Wenn auch ein Gefälle zwischen Ost und West bleibt, so einen Grund zum Feiern gibt es für alle [20].

Und ich weiß, dass sie enttäuscht sind von uns [19, с .124].

Der Manager wies auch darauf hin, dass habe die Energieproduktivität in unserem Land ein hohes Niveau [26].

Не стоит думать, что нарушение рамочной конструкции - это какое-то новое явление в немецком языке. Новым является лишь частотность современного использования: на сегодняшний день это уже больше не исключение, а скорее один из синтаксических вариантов.

Все явления, связанные с изменением нормативной структуры предложения, отражают основную тенденцию развития синтаксиса современного немецкого языка - тенденцию разрыхления синтаксической конструкции [2, с.333].

Стилистическая оценка сложного предложения в разных стилях связана с проблемой критерия длины предложения. Слишком многочленное предложение может оказаться тяжеловесным, громоздким, и это затруднит восприятие текста. Однако неправильно считать, что, например, в художественной речи короткие фразы предпочтительнее. Речь распространенная "плавная" дает читателю ясное представление о происходящем, о последовательности процесса [27]. Мастером использования сложных синтаксических конструкций была Мария-Луиза Кашниц. Ее произведения полны сложноподчиненных предложений с разветвленной многоступенчатой системой придаточных предложений. На базе элементарного сложноподчиненного предложения она создает комбинации из ССП и СПП, придаточных предложений, всевозможных включений и развертываний ЧП. Такие образования называются периодами:

Sie überlegte sich, ob es wohl besser sei, wenn sie sich schlaffend stellte, aber dann könnte ihr Mann heimkommen, während der Einbrecher noch in der Wohnung war, und dieser könnte aus dem Dunkeln auf ihn schießen. [17, с .35]

Während ich aufgeschlossen habe und in den Flur getreten habe, habe ich gemerkt, dass es schlecht gerochen hat, und ich habe mich schon gedacht, dass wahrscheinlich wieder einmal niemand Zeit gehabt hat, die Betten zu machen vor dem Weggehen, und so war es auch, und das Frühstücksgeschirr hat noch auf dem Tisch gestanden, sogar die Butter und das Brot. [17, с .48]

Данное средство выразительности помогает автору выразить мысль не только целостно, но и объемно, это и отражение естественного хода течения мысли и его синхронное грамматическое выражение, это специальный художественный прием создания панорамы события. Такая форма грамматического построения речи является особенностью индивидуального стиля. В стилистике различают некоторые виды периодов. В убывающих периодах ведущая информация, оформленная в виде главных предложений, располагается в начале периодического комплекса, развязка в виде придаточных располагается в конце [2, с.309]:

Die waren aber schon oben ins Zimmer getreten, und wir mussten ihr nachlaufen und auch in das Zimmer hineingehen, obwohl wir dazu schon gar keine Lust mehr hatten und ganz sicher waren, dass das Ganze eine Verwechslung oder eine Einbildung war [17, с .16].

В возрастающих периодах картина иная: в начале располагается придаточное или придаточные предложения, затем следует главная часть:

Während ich die Kippen behutsam öffnete, indem ich mein Brotpapier als Unterlage benutze, hatte Jupp das Schloß des Koffers aufspringen lassen und ein seltsames Etui hervorgezogen [30].

Цепные периоды построены на соединении многих предложений с местоименными наречиями в виде коррелятов и союзных слов: wozu, wobei, wodurch, вставленных противительных и причинно-следственных предложений, различных присоединительных групп:

Aber Sie müssen akzeptieren, dass sie ihr Boss ist, wobei manchmal alle Autorität nichts nützt und Shila die Chefin über den Platz zieht [21].

Складные периоды построены на многоступенчатом подчинении придаточных предложений:

Ich wollte nicht, dass Pet mitten unter diesen sicheren Leuten saß, denen alles selbstverständlich war [18, с .124].

Рамочные периоды представляют собой структуру, в которой главное предложение обрамляется придаточными, т.е. занимает серединное положение:

Wer über Indizes investiert, der die Indexqualität bedenken und darauf achten muss, dass nicht einige wenige große Werte den Index dominieren [26].

Als sie einmal, was ihr verboten war, vor seinem Abendlichen Heimkommen den Rundfunk anstellte, hörte sie dann andere Nachrichten, als sie ihr der Schwager erzählt hatte, dass die Amerikaner in der Normandie gelandet waren […] [17, с .88].

Особую напряженность создают прерывистые периоды, которые состоят из начального главного предложения, которое на протяжении всего развертывания прерывается придаточными предложениями:

Sie hatte das Gefühl, als stände hinter seinen Worten eine Unruhe, die sie nicht würde stillen können, und eine Angst, die sie nicht würde ausreden können, jedenfalls nicht in dieser Nacht […] [17, с .68].

Ich bin von der einleuchtenden Voraussetzung ausgegangen, dass die Leute, wenn sie an der Kasse ihr Geld bezahlen haben, am liebsten solche Nummern sehen, wo Gesundheit oder Leben auf dem Spiel stehen, sie wollen wenigstens wissen, dass Blut fließen könnte [30].

Die Schwierigkeit, die man im Verkehr mit Don Crescenzo hat, besteht darin, dass er stocktaub ist [17, с .98].

В публицистических текстах периоды включают в себя, как правило, темпоральные и причинные придаточные в сочетании с определительными. В периоде также употребительны придаточные времени, условия, причины, образа действия, сравнительные и др. [10, с.39].

Намеренным расчленением единой синтаксической структуры предложения на две и более самостоятельные части называется парцелляцией и представляет собой распространенный прием экспрессивного синтаксиса. В этом случае речь идет о придании статуса самостоятельного высказывания отдельным членам предложения, обособленным и выделенным пунктуационно [2, с.311]. Изолированные таким образом от общего высказывания и пунктуационно оформленные части предложения приобретают особую весомость и привлекают к себе внимание:

Aber ich möchte nicht, dass sie leidet, Otto. Dass sie so herumliegt […] [18, с .308].

Следующим средством является экспансия синтаксической структуры.

Распространенным средством расширения синтаксической структуры являются всевозможные виды повторов, основное их значение сводится к смысловому и эмоциональному усилению какой-либо части высказывания. Повторение однотипных придаточных предложений является грамматическим параллелизмом.

Параллельные синтаксические конструкции нередко строятся по принципу анафоры (единоначатия) либо эпифоры (единого окончания):

Ich trank weiter und spürte, wie die große weiche Welle herankam und mich erfasste, wie sich die leere Stunde der Dämmerung mit Bildern füllte und geisterhaft über den grauen Bezirken des Daseins der lautlose Zug der Träume wieder auftauchte [18, с .76].

Dann habe ich Schluss gemacht, weil ich doch keinen Hunger hatte, und nur eine wollte ich essen, weil es ja nicht auffallen sollte und der Felix auf keinen Fall etwas merken durfte, und auf keinen Fall wollte ich über den Brief sprechen, weil ich schon gewusst habe, dass Worte etwas Furchtbares sind […] [17, с .113].

Sie zeigt, ob der Verfasser mit dem Geschilderten sympathisiert oder ob er das verabscheut, ob er etwas billigt und unterstützt oder hasst [цитируется по 16].

Таким образом, придаточные предложения значительно богаче и многостороннее по своим стилистическим и семантическим особенностям и занимают достойное место в любом из книжных стилей. Точность и убедительность конструкций сложноподчиненных предложений при этом во многом зависит от правильного использования средств связи в составе сложных предложений (союзы, союзные слова), которые устанавливают логические связи отдельных предложений в составе сложного синтаксического целого.

Заключение

В ходе нашего исследования были проанализированы основные классификации сложноподчиненного предложения, выявлены и систематизированы общеязыковые средства выражения придаточного предложения, а также его место в структуре гипотаксиса.

Все выше сказанное позволяет сделать нам следующие выводы:

сложноподчиненное предложение - разновидность сложного предложения, характеризующаяся синтаксическим неравенством составляющих его предложений, синтаксической зависимостью придаточного от главного;

Подчиненные компоненты имеют синтаксическую ценность члена либо части предложения, выраженного наподобие собственно предложения;

Каждое придаточное имеет свои главные члены, которые в состоянии выразить временное значение и модальность;

Придаточное предложение, как правило, обладает большой возможностью охвата содержания и бóльшим богатством информации, чем член предложения;

Придаточное предложение может выступать в тексте как темой, так и ремой высказывания;

Точность и убедительность конструкций сложноподчиненных предложений во многом зависит от правильного использования средств связи в составе сложных предложений (союзы, союзные слова), которые устанавливают логические связи отдельных предложений в составе сложного синтаксического целого.

В заключение следует добавить, что сложный синтаксис не снижает простоту стиля, наоборот, он усиливает ее, показывая процесс становления мысли, воспроизводя сложность ситуации, порядок логического движения мысли и речи, устанавливая внутреннюю связь между явлениями.

Библиографический список

1. Абрамов Б.А. Теоретическая грамматика немецкого языка. Сопоставительная типология немецкого и русского языка. - Москва: Владос, 2001. - 242с.

2. Брандес М.П. Стилистика текста. Теоретический курс: Учебник. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Прогресс-Традиция; ИНФРА-М, 2004. - 416с.

3. Гулыга Е.В. Теория сложноподчиненного предложения в современном немецком языке. - Москва: Высшая школа, 1971. - 206с.

4. Зиндер Л.В., Строева Т.В. Пособие по теоретической грамматике и лексике немецкого языка. - Санкт-Петербург: Учпедгиз, 1962. - 168с.

5. Москальская О.И. Грамматика немецкого языка. - Москва: Академия, 2004. - 352с.

6. Ризель Э.Г. Стилистика немецкого языка. = Stilistik der deutschen Sprache: Учеб. для пед. вузов. - М.: Высшая школа, 1963. - 487с.

7. Тагиль И.П. Грамматика немецкого языка. - Санкт-Петербург: КАРО, 2003. - 392с.

8. Шишкова Л.В., Мейксина И.И. Хрестоматия по теоретической грамматике немецкого языка

9. Brinkmann H. Die deutsche Sprache. - Düsseldorf: Pädagogischer Verlag Schwann, 1962, s.213 - 256,456 - 574.

10. Glusak T. S. Funktionalstilistik des Deutschen. - Minsk: MLU, 1966. - s.36 - 41.

11. Paul H. in 5 Bänden; Deutsche Grammatik/Veb Max Niemeuer Verlag. Halle (Saale), Band 3, Teil 4: Syntax; 1958, s.93 - 99.

12. Schendels E.I. Deutsche Grammatik. - Москва: Высшая школа, 1979. - 397с.

13. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. - Москва: Советская энциклопедия, 1969. - 608с.

14. Ярцева В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь. - Москва: Советская энциклопедия, 1990. - 682с.

15. Duden: in 12 Bänden; Grammatik der deutschen Gegenwartssprache/Günther Drosdowski - Mannheim, Leipzig, Wien, Zürich: Dudenverlag Bd 4, 1995, s.395 - 465.

16. Зарецкая Е.В. Лингвостилистический анализ текста. - Мн.: МГЛУ, 1995. - 89с.

17. М. - Л. Кашниц. Рассказы: Книга для чтения на немецком языке. - Санкт-Петербург: КАРО, 2006. - 298с.

18. Ремарк Э.М. Три товарища: Книга для чтения на немецком языке. - Санкт-Петербург: КАРО, 2005. - 352с.

19. Jürgen Seidel. Die Kopfrechnerin. - Berlin: Verlagsgruppe Beltz, 2003. - 326 S.

20. Alfred Grosser.15 Deutsche Jahre/ Alfred Grosser // Deutschland. -, Nr 4/2005. - S.47.

21. Bolke Behrens. Am langen Zügel/ Bolke Behrens // Weekend Handelsblatt. - Nr 4/2007. - S.11.

22. Curd Tönnemann. Kampf dem Denglisch: Die CDU spricht Deutsch/ Curd Tönnemann // Lübecker Nachrichten. - Nr 284/2008. - S.1.

23. Eva Roth. Wer streikt als nächstes? / Eva Roth // Frankfurter Rundschau. - Nr 167/2007 - S.15.

24. Hans-Bunno Kammertöns. Der Keiser bittet zum Fest/ Hans-Bunno Kammertöns // Deutschland. - Nr 4/2005. - S.34.

25. Michael Hierholzer. Die Biennale von Venedig 2005/ Michael Hierholzer // Deutschland. - Nr 4/2005. - S.22.

26. Uli Schulte Döinghaus. Pommersche Perlen/ Uli Schulte Döinghaus // Weekend Handelsblatt. - Nr 4/2007. - S.17.