регистрация / вход

Языковое выражение категории времени в романе Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита"

Категория времени в истории лингвистической науки. Понятие глагольной категории времени в теоретическом аспекте. Анализ языкового выражения глагольной категории времени в произведении М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита". Семантика форм настоящего времени.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИЗУЧЕНИЕ ГЛАГОЛЬНОЙ КАТЕГОРИИ ВРЕМЕНИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ

1.1 Категория времени в истории лингвистической науки

1.2 Основные понятия категории времени и система временных форм русского глагола (формальный аспект)

1.3 Основные формы категории времени (семантический аспект)

1.3.1 Значения форм настоящего времени

1.3.2 Значения форм прошедшего времени

1.3.3 Значения форм будущего времени

1.4. Употребление форм времени (функциональный аспект)

1.4.1 Особенности употребления форм настоящего времени

1.4.2 Особенности употребления форм прошедшего времени

1.4.3 Особенности употребления форм будущего времени

ВЫВОД

ГЛАВА 2. ВЫРАЖЕНИЕ ГЛАГОЛЬНОЙ КАТЕГОРИИ ВРЕМЕНИ В РОМАНЕ М.БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

2.1 Художественное своеобразие романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита»

2.2 Семантический анализ временных глагольных форм

2.2.1 Семантика форм настоящего времени

2.2.2 Семантика форм прошедшего времени

2.2.3 Семантика форм будущего времени

2.3 Функциональный анализ глагольных форм времени

2.3.1 Настоящее время и особенности его употребления

2.3.2 Прошедшее время и особенности его употребления

2.3.3 Будущее время и особенности его употребления

ВЫВОД

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


Введение

Пространство и время - основные категории художественного текста, отображающие объективную реальность через систему языковых средств. Пространство и время показаны в событии в виде пространственно-временных координат бытия. Определение категории времени, прежде всего, проблема мировоззренческая, гносеологическая. Для филологического исследования актуальность концепции пространства и времени в художественном произведении заключена, прежде всего, в поиске способов отображения бытия писателем, в возможности синтеза картины мира автора и картины национального сознания путем анализа языковых средств.

Ядром языкового выражения категории времени являются спрягаемые глагольные формы, обозначающие отнесенность процесса к одному из трех временных планов – настоящему, прошедшему и будущему. Значение времени может быть выражено не только глагольными формами, но и другими – лексическими и синтаксическими – средствами. Поэтому некоторые лингвисты (А.В. Бондарко и др.) выделяют функционально-семантическую категорию темпоральности, включая сюда и категорию времени глагола как грамматическое ядро этой категории. В своей работе мы рассматриваем временные формы спрягаемых форм глагола как основное (ядерное) средство языкового выражения категории времени, не ставя своей задачей рассмотреть языковое выражение функционально-семантического поля темпоральности.

Учение о времени глагола является одним из центральных разделов морфологии. Существование множества точек зрения на данную проблему препятствует построению четкой видо - временной классификации. Например, в книге В.В.Виноградова «Русский язык» указаны важные вопросы теории глагольного времени, в частности о синтаксических функциях времени, об их взаимоотношении с другими глагольными формами, об относительном употреблении времени. В.В.Виноградов выделяет семь временных форм: четыре формы прошедшего времени (прошедшее совершенное, прошедшее несовершенное, давнопрошедшее время, «прошедшее время мгновенно-произвольного действия»), описательную форму будущего времени несовершенного вида, форму настоящего времени несовершенного вида и форму настоящего-будущего времени совершенного вида. Этот взгляд на парадигму времен не принимают и оспаривают А.В. Бондарко, Л.И. Ушакова и другие ученые. Они считают, что нет достаточных оснований для выделения «прошедшего времени мгновенно-произвольного действия», а также не соглашаются с включением «давнопрошедшего времени» в состав парадигмы активно употребляющихся, регулярных форм.

На исследования в области категории времени А.В.Бондарко опираются такие ученые, как М.Я. Гловинская, Н.В. Перцов, Л.И. Ушакова и другие лингвисты.

Проблемой выявления грамматических средств выражения и рассмотрением оттенков значения форм настоящего, будущего и прошедшего времени занимались Н.С. Поспелов, Н.М. Шанский, М.А. Шелякин и многие другие ученые.

Однако при наличии большого количества исследований данная тема тем не менее не получила достаточного освещения, так как проблематика времени неоднородна. Для русской грамматики остается актуальным вопросом описание и систематизация тех позиционных условий, в которых возникают те или иные значения временных форм в абсолютном и относительном употреблении. В контексте грамматическая форма времени не всегда имеет значение действия, определяемого относительно момента речи (абсолютное время). Существуют контексты, где форма времени глагола ориентирована не на момент речи, а на время другого глагольного действия (относительное время).

В этом отношении изучение временных глагольных форм, а также их языковое выражение в произведении М.Булгакова "Мастер и Маргарита" представляет особый интерес.

Актуальность исследования, учитывая важность изучения категории времени в современном русском литературном языке, в том числе языке художественных произведений, определяется теоретической и практической значимостью выявления и анализа глагольных временных форм в столь сложном для интерпретации романе.

Цель исследования заключается в определении всего многообразия значений временных глагольных форм в тексте, а также в выявлении их языкового выражения в романе М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в двух аспектах – семантическом и функциональном.

Достижение поставленной цели исследования предполагает решение следующих задач:

1) изучить основные понятия глагольной категории времени в теоретическом аспекте;

2) выявить и систематизировать основные временные формы спрягаемых глаголов, участвующих в языковом выражении категории времени романа;

3) проанализировать языковое выражение глагольной категории времени в произведении М.А.Булгакова "Мастер и Маргарита" в двух аспектах – семантическом и функциональном;

4) сформулировать выводы.

В качестве основного объекта исследования взят роман Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита".

Предметом исследования явились спрягаемые формы глагола, связанные с абсолютным и относительным способом выражения категории времени в тексте художественного произведения.

В работе использовались следующие методы и приемы научного исследования: описательный, сопоставительный метод теоретического анализа литературы, обобщения, классификации.

Новизна определяется введением в научный оборот нового языкового материала, его семантическим анализом и выявлением основных текстовых функций глагольных временных форм в романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита».

Теоретическая значимость исследования состоит в разработке приемов комплексного анализа (семантического и функционального) глагольной категории времени в художественном тексте.

Практическая ценность работы заключается в возможности использования материалов данной работы в процессе вузовского обучения, в спецкурсах и спецсеминарах, посвящённых изучению глагольной категории времени, а также в школьной практике при проведении уроков, факультативных занятий по русскому языку.

Содержание работы: выпускная квалификационная работа состоит из Введения, двух глав, Заключения и Списка использованной литературы.


Глава 1. Изучение глагольной категории времени в отечественной лингвистике

1.1 Категория времени в истории лингвистической науки

Проблема времени является одной из основных, центральных тем и философии, и лингвистической науки. Уже давно мыслителей начали волновать вопросы о том, реально ли «течение» времени или же это лишь иллюзия человеческого разума, представляет ли время некую первичную сущность или же оно есть нечто вторичное, производное?

Первое упоминание категории времени встречается еще в античной мифологии и древнегреческом эпосе. Свое дальнейшее развитие идеи о наличии времен получили в античной натурфилософии, в философских теориях эпохи Возрождения и Нового времени, в работах таких мыслителей как Сократ, Гераклит, Аристотель, Платон, Декарт, Кант, Бергсон, Гегель и другие.

В исследованиях отечественных и зарубежных лингвистов понятие времени традиционно соотносится с грамматической категорией глагола, которая представляет собой специфическое языковое отражение объективного времени и реализуется для временной соотнесенности того, о чем говорится в предложении. [1]

Проблеме определения и трактовки сущности категории времени уделяли внимание многие исследователи языковых и речевых феноменов и инноваций (Аскин (1966), Гуссерль (1994), Молчанов (1988), Мостепаненко (1974), Неванлинна (1966), Уитроу (1984) и др.). Еще Аристотель выделял время как характерную особенность глагола. Позже в европейской научной традиции учение о категории времени опиралось главным образом на систему глагольных времен латыни, различающую основные и относительные времена. М.В.Ломоносов насчитывал в русском языке 10 времен, трактуя в ряде случаев видовые и некоторые близкие к ним различия как временные. С осознанием категории вида количество выделяемых времен уменьшалось, и в середине XIX в., отчасти, в связи с неразграничением прямых и метафорических употреблений форм времени, была выдвинута теория об отсутствии категории времени у русского глагола.

Более адекватную картину категории времени в русском языке и его истории дает А.А. Потебня. Употребление времен русского глагола подробно описано в работах А.В. Бондарко, В.В. Виноградова, Г.А. Золотовой, A.M. Пешковского, Н.С. Поспелова, А.А. Шахматова и др. Следует учесть и то обстоятельство, что на каждом новом этапе развития науки о языке появляются новые пути более глубокого проникновения в предмет изучения, иные ракурсы освещения проблемы, а иногда и возможности установления каких-либо закономерностей исследуемых явлений, ранее не изученных, ускользнувших от внимания ученых. Такие возможности открываются на современном этапе развития языкознания, когда устремления многих ученых направлены на создание коммуникативной теории языка.

Соотнесение действия с реальным моментом речи определяет его соотнесённость с речевой ситуацией, которая получает языковое выражение благодаря лингвистическому времени, прежде всего, морфологической категории времени глагола (абсолютное время). Выражение временной соотнесённости действий является наиболее общим из существенных аспектов изучения речевой реализации грамматической категории времени (относительное время).[2]


1.2 Основные понятия категории времени и система временных форм русского глагола (формальный аспект)

Категория времени относится к понятийным категориям и находит свое выражение в лексике и семантике, в словообразовании, в морфологии и синтаксисе.

Категория времени - одна из самых сложных категорий русского языка. Эта категория, как и многие другие, имеет своим источником реальные отношения. Она отражает в своих формах временные соотношения между явлениями. Во времени существует то, что изменяется, сменяет одно другим, переходит в иное состояние и т.д. Точкой отсчета для основных трех времен - настоящего, будущего и прошедшего, служит настоящее время.

В философском смысле понятие настоящего весьма условно. Границы его весьма подвижны. В качестве настоящего может восприниматься данный отрезок времени, когда мы говорим или пишем, сегодняшний день, месяц, данный год, определенный период жизни, даже то, что длится неограниченное время (земля вращается вокруг солнца; в реке течёт вода), а также и бесконечно малое. Так, в нашей наиболее мелкой единице времени - секунде - мы можем теоретически установить бесконечное число мельчайших "кусочков" настоящего.

«В философском плане настоящее - это не имеющая измерения, протяженность, грань, отделяющая будущее от прошедшего. Через эту грань, как бы идеальную геометрическую линию (имеющую только длину и не имеющую ширины) движется поток времени: будущее, минуя ее, как бы сразу переходит в прошедшее. Но так в философском плане. В реальной же жизни существует настоящее, мы живем в настоящем. Границы настоящего переменны, подчас расплывчаты, но, тем не менее, настоящее для нас реальность. Вероятно, восприятие, ощущение настоящего основано на способности нашей памяти, удерживать некоторое время части получаемой информации, части эмоций, мыслительных и волевых акций и т.д. И эти «кусочки», уже отошедшие в прошлое, некоторое время "живут" в нашем сознании и воспринимаются как части настоящего».[3]

Эти рассуждения понадобились для того, чтобы понять причины перемещения временных форм глагола из одной временной сферы в другую. Помимо философского понимания времени и бытового, повседневного, житейского восприятия, следует иметь в виду и грамматическое время, значение, выраженное специальными формами времени глагола.

«Категория времени показывает отношение действия к моменту речи или ко времени другого действия».[4]

Отношение действия к моменту речи представлено тремя случаями. Во-первых, действие включает в себя момент речи (ребёнок гуляет); во-вторых, действие происходит до момента речи (ребёнок гулял); в-третьих, действие происходит за моментом речи (ребёнок будет гулять). Так различаются настоящее, прошедшее и будущее время.

Систему времён русского глагола образуют формы изъявительного наклонения (в формах повелительного и сослагательного наклонений временные различия отсутствуют).

Совершенный вид Несовершенный вид
(не имеет) Настоящее время (читает)
Прошедшее время (прочитал) Прошедшее время (читал)
Будущее время (прочитает) Будущее время (будет читать)

Глаголы несовершенного вида имеют три формы времени, глаголы совершенного времени – две формы; у них отсутствует форма настоящего времени.

Морфологическая категория времени строится на основе противопоставления следующих рядов форм:

формы настоящего времени:

ряд форм настоящего времени представлен только формами глаголов несовершенного вида (читаю, читаешь, читает, читаем, читаете, читают);

формы прошедшего времени:

а) глаголов несовершенного вида (читал, читала, читало, читали);

б) глаголов совершенного вида (прочитал, прочитала, прочитало, прочитали);

формы будущего времени:

а) будущего сложного глаголов несовершенного вида (буду читать, будешь читать, будет читать, будем читать, будете читать, будут читать);

б) будущего простого глаголов совершенного вида (прочитаю, прочитаешь, прочитает, прочитаем, прочитаете, прочитают).

Таким образом, в указанных рядах форм выделяются четыре времени глагола:

1) формы настоящего времени;

2) формы прошедшего времени (глаголов несовершенного и совершенного вида);

3) формы будущего сложного;

4) формы будущего простого.

Временные формы русского глагола являются на самом деле видовременными, так как в них переплетаются значения времени и вида. Но всё же различие, например, между читал и прочитал не может быть сведено только к различию несовершенного и совершенного вида. Читал и прочитал различаются своими временными значениями.[5]

Каждый из противопоставленных друг другу рядов форм времени характеризуется не только свойственным ему категориальным грамматическим значением, но и особыми средствами выражения.

Формы настоящего времени образуются путем присоединения окончаний, являющихся показателями лица и числа, к основе настоящего времени глаголов несовершенного вида. Вся совокупность окончаний со значением того или иного лица и числа, присоединяясь к основе настоящего времени глаголов несовершенного вида, служит формальным выражением категориального значения настоящего времени.

Формы будущего простого и будущего сложного существенно отличаются друг от друга по формальному выражению. Формы типа прочитаю, сделаю называются формами будущего времени (будущего простого) по их основному значению; по типу же своего образования они представляют собой формы настоящего времени глаголов совершенного вида.

Формы настоящего времени и будущего простого не имеют в своем составе специального показателя времени: роль показателя времени выполняет вся система окончаний со значением лица и числа, присоединяемых к основе настоящего времени глаголов несовершенного и совершенного вида.

Формы будущего сложного свойственны глаголам несовершенного вида. Это формы аналитические. Они образуются при помощи вспомогательного глагола быть в личной форме будущего простого (буду, будешь, будет, будем, будете, будут) и инфинитива (буду читать, будешь читать, будет читать). Вспомогательный глагол в составе аналитической формы служит специальным показателем будущего времени (кроме того, личные окончания этого глагола указывают на лицо и число).

Формы прошедшего времени образуются посредством суффикса л, который присоединяется к основе инфинитива – прошедшего времени: играл, ловил, плыл, кивнул. По происхождению это формы причастий прошедшего времени на –л-, которые в древнерусском языке входили в состав сложных форм прошедшего времени с вспомогательным глаголом быть в спрягаемой части. После утраты сложных форм причастие на –л- превратилось в личную форму прошедшего времени, не приобретя никаких дополнительных морфологических черт. Формы прошедшего времени в отличие от форм настоящего и будущего времён характеризуются отсутствием специальных формальных показателей лица – личных окончаний. Значение лица передается сочетанием формы прошедшего времени с личными местоимениями: я прочитал, ты прочитал, мы прочитали, вы прочитали, он прочитал (она прочитала), они прочитали.

В отличие от форм настоящего и будущего времён формы прошедшего времени характеризуются в ед. ч. показателями рода. Показатель рода вместе с тем выражает и значение ед. ч. Принадлежность к роду выражается следующими окончаниями: нулевым в форме муж. р., а в форме жен. р., о в форме сред. р.: плыл, плыла, плыло. Формальные показатели рода (являющиеся также показателями ед. ч.) характерны в изъявительном наклонении только для форм прошедшего времени. Поэтому данные показатели являются формальными приметами форм прошедшего времени – в дополнение к суффиксу л. Окончание мн. ч. в формах прошедшего времени отличается от окончаний со значением лица и мн. ч. в формах настоящего и будущего времён. Поэтому и окончание мн. ч. является дополнительной формальной приметой форм прошедшего времени.[6]

1.3 Основные формы категории времени (семантический аспект)

1.3.1 Значения форм настоящего времени

Форма настоящего времени несовершенного вида имеет два основных значения. Во-первых, она обозначает действие конкретное, протекающее на протяжении определённого отрезка времени, включающего момент речи. Такое употребление форм настоящего времени носит название настоящего актуального. Во-вторых, она обозначает действие, не связанное с моментом речи. Это настоящее неактуальное.

Настоящее актуальное представлено тремя вариантами.

1. Настоящее момента речи обозначает действие, протекающее в момент речи. Оно выступает, как правило, в контекстах, которые подчёркивают протекание действия в данный момент: Постой, царевич. Наконец, Я слышу речь не мальчика, но мужа (Пушкин). Характерны для этих контекстов формы повелительного наклонения типа смотри, посмотрите, при посредстве которых обращается внимание на действие, совершающееся в момент речи: Посмотри: вон, вон играет, Дует, плюёт на меня; Вон – теперь в овраг толкает Одичалого коня (Пушкин). Конкретный характер протекающего действия может быть подчёркнут при помощи частиц вот, вон: Вот бегает дворовый мальчик (Пушкин).

2. Расширенное настоящее обозначает действие, которое осуществляется в момент речи, но не ограничивается им, а охватывает также период и до момента речи, причём не исключено, что действие будет продолжаться и после момента речи: Пора вставать: седьмой уж час, Онегин, верно, ждёт уж нас (Пушкин). Для расширенного настоящего характерны контекстуальные показатели типа давно, уже, с прошлого года и др., подчёркивающие, что действие не замыкается в пределах речи, например: Этот вопрос обсуждается уже давно. Настоящее расширенное обозначает также состояние, длящееся определённое время: Я учусь в шестом классе. Ясно, что это состояние длится с сентября по июнь.

3. Настоящее постоянного действия обозначает действие, длящееся очень долго, бесконечно, постоянно. В этом случае глагол выражает скорее характеристику предмета или квалификацию каких – либо отношений, а не действие в узком смысле, например: Ленинград находится в северо – западной части СССР. Волга впадает в Каспийское море.

В отличие от настоящего актуального, которое, при всех различиях своих вариантов, всё же ориентировано на момент речи, настоящее неактуальное не указывает на отнесённость действия к моменту речи. Можно наметить два основных типа настоящего неактуального. Во-первых, это обозначение действия повторяющегося, обычного, не связанного с конкретным моментом, например: «Однако плохо же тебя кормят твои хозяева!» - говорил незнакомец, глядя, с какой свирепой жадностью она глотала неразжёванные куски (Чехов. Каштанка). Идея повторяемости, обычности действия может подчёркиваться обстоятельствами типа часто, всегда, обычно, каждый день. Другой разновидностью настоящего неактуального является обозначение возможности (невозможности), способности совершать действие: Он малый с головой и славно пишет, переводит (Грибоедов).[7]

1.3.2 Значения форм прошедшего времени

В зависимости от вида глагола категориальное значение формы времени может быть конкретизировано дополнительными оттенками временного значения.

Формы прошедшего времени несовершенного вида обозначают, во-первых, действие конкретное, единичное, происходившее в определённое время в прошлом: Раз в крещенский вечерок Девушки гадали (Жуковский); К хозяйке дама приближалась, За нею важный генерал (Пушкин). Во-вторых, они обозначают действие обычное, повторяющееся: Моя маленькая приятельница почти никогда не бегала и смеялась очень редко (Короленко); Он вспомнил, что за ёлкой для господ всегда ходил в лес дед и брал с собой внука (Чехов). В-третьих, формы прошедшего несовершенного обозначают имевший место в прошлом факт безотносительно к единичности или повторяемости действия. Такое употребление характерно для разговорной речи, часто встречается в вопросах: Вы читали эту книгу?; Вам звонили из министерства?

Прошедшее время совершенного вида представлено двумя основными значениями. Во-первых, оно обозначает действие как факт, событие в прошлом или как сумму фактов, ряд следующих друг за другом событий в прошлом: Девочка улыбнулась, прижала к себе куклу и успокоилась (Короленко). Формы прошедшего совершенного с этим значением очень широко употребляются в повествовании. Во-вторых, формы прошедшего совершенного имеют перфектное значение, т. е. обозначают результат действия в прошлом, существенный для момента речи или фиксируемый в момент речи (поэтому такое значение часто появляется в прямой речи): «Тыбурций пришёл!» - промелькнуло у меня в голове (Короленко); Забыли. Никто не помнит. (Чехов).[8]

1.3.3 Значения форм будущего времени

Значения форм будущего времени несовершенного вида сходны со значениями прошедшего несовершенного. Можно выделить будущее конкретного единичного действия: Басни Крылова давно уже пережили творения Карамзина; они будут читаться до тех пор, пока русское слово не перестанет быть живою речью живого народа (Белинский). Формы будущего несовершенного обозначают обычное, повторяющееся действие: Приходите ко мне, вам будет у нас весело: мы будем вместе читать, будем старое вспоминать (Достоевский). Формы будущего несовершенного могут обозначать действие как обобщённый факт в отвлечении от характера его протекания. Обычным контекстом для этого значения является вопрос, выясняющий, будет иметь место действие или нет. При этом логическое ударение падает на вспомогательный глагол: Будешь играть? (читать? гулять? драться?).

Формы будущего времени совершенного вида обозначают главным образом конкретное единичное действие: Сегодня я возьму с собой Тётку и Фёдора Тимофеевича. В египетской пирамиде ты, Тётка, сегодня заменишь покойного Ивана Ивановича (Чехов). Они могут иметь и значение настоящего неактуального, в частности действия повторяющегося: Вертит очками так и сяк: То к темю их прижмёт, то их на хвост нанижет, то их понюхает, то их полижет (Крылов).[9]

1.4 Употребление форм времени (функциональный аспект)

Употребление форм времени с точки зрения момента речи носит название абсолютного употребления, а сами формы называются формами абсолютного времени.

Употребление форм времени по отношению ко времени другого действия называется относительным, а сами формы называются формами относительного времени. Относительное время, например, характерно для сказуемого придаточного изъяснительного предложения. Так, в предложении Я видел, как он идёт по улице форма идёт обозначает действие, одновременное действию видел (одновременность в плане прошедшего); в предложении Я сообщу, что он приехал форма приехал обозначает действие, предшествующее действию сообщу (предшествование в плане будущего); в предложении Я подумал, как встречусь с ним форма встречусь обозначает действие, следующее за действием подумал (следование в плане прошедшего).

Формы относительного времени в русском языке не имеют особых морфологических показателей. Форма идёт, выступающая в одном случае как относительная (Я видел, как он идёт по улице), в другом случае (Смотрите, вот он идёт по улице) является абсолютной.[10]

Помимо абсолютного и относительного употребления форм времени, можно выделить ещё переносное употребление. При переносном употреблении наблюдается несоответствие основного значения форм времени и значения контекста. Примером этого является использование форм настоящего несовершенного в рассказе о прошлом, т. е. настоящее историческое, например: Выхожу я вчера из дому и вижу… Здесь форма настоящего времени обозначает действие, происходившее до момента речи, на что указывает наречие вчера.

Употребление форм времени в переносном значении несёт в основном стилистические функции. Настоящее историческое, например, широко используется как форма оживлённого повествования о событиях прошлого, которые развиваются как бы на глазах у говорящего: Вечером, в часов восемь, просыпаюсь, свечку достал, приготовляю бумаги, чиню перо, вдруг, невзначай, подымаю глаза, - право, у меня сердце вот так и запрыгало (Достоевский).

Другая разновидность переносного употребления настоящего несовершенного – это настоящее намеченного действия, обозначающее действие, в осуществлении которого в ближайшем будущем говорящий совершенно уверен: Завтра я покупаю билеты и еду на юг. (Наречие завтра указывает, что действие совершится после момента речи.)

В разговорной речи встречается переносное употребление форм прошедшего совершенного в контексте будущего: Теперь мы погибли, мы пропали. Формы будущего совершенного могут употребляться для передачи событий прошлого. Например, в сочетании с усилительной частицей как они обозначают внезапное, стремительно наступившее действие: Как царица отпрыгнёт, Да как ручку замахнёт, Да по зеркальцу как хлопнет, Каблучком-то, как притопнет (Пушкин).[11]

1.4.1 Особенности употребления форм настоящего времени

Помимо основных форм настоящего времени, выделяются некоторые периферийные формы, ограниченные специфической целью и сферой употребления. Они непосредственно не связаны с обозначением протекания действия в момент речи, т. е. представляют собой функциональные разновидности настоящего неактуального. Такими разновидностями являются изобразительное (описательное) настоящее и настоящее комментирующее.

Изобразительное (описательное) настоящее характеризуется художественно-изобразительной функцией, которая определяет и сферу его употребления – литературно-художественное и прежде всего поэтическое описание. Изображается картина или сцена; действия предстают перед взором автора, однако они не связаны непосредственно с моментом речи. Картина выходит за пределы "непосредственного видения", восприятия и, как художественное обобщение, приобретает независимость от момента речи, освобождается от прикреплённости лишь к этому моменту:

Стою на царственном пути.

Глухая ночь, кругом огни, –

Неясно теплятся они,

А к утру надо все найти (Блок).

Настоящее комментирующее употребляется в сценических ремарках, сценариях, всякого рода сопровождающих объяснениях. Обозначается действие, одновременное не с моментом речи, а со временем существования и восприятия той ситуации, которая комментируется. Так, формы настоящего времени в сценических ремарках и в сценариях обозначают действия, одновременные по отношению к определенному моменту (периоду) "сценического" ("экранного") времени: Жан на террасе с букетом цветов. Увидев Нину, прячет букет за спиной, исчезает и входит уже без букета (Горький, сценическая ремарка). В комментариях к игре выражается одновременность по отношению к определенному моменту развертывания игры: Чёрные играют без плана и незаметно попадают в трудное положение (М. Ботвинник).

К настоящему комментирующему тесно примыкает употребление форм настоящего времени при изложении содержания произведения или документа: – Помнишь ты "Манфреда"? – сказал товарищ. – Манфред в Бернских Альпах, у водопада. Полдень. Он произносит заклинания, берет в пригоршни воды и бросает ее в воздух. В радуге водопада появляется Дева Гор (Бунин).

Выделяются следующие типы переносного употребления форм настоящего времени: настоящее историческое и настоящее при обозначении будущих действий.

В настоящем историческом форма настоящего времени используется в рассказе о прошлом как средство образной актуализации прошедших событий: Только, понимаешь, выхожу от мирового, глядь – лошадки мои стоят смирнехонько около Ивана Михайлова (Бунин). Настоящее историческое как живой и непосредственный прием актуализации прошедших событий (когда действия изображаются так, как будто они протекают перед глазами говорящего) характерно для устной речи в условиях непосредственного общения, соответственно для прямой речи персонажей. Вместе с тем настоящее историческое используется и в авторской речи, в исторических трудах, биографиях: Матвей уходит и, немного погодя, приносит на плечах громадный деревянный круг (Чехов). В условиях литературного авторского повествования настоящее историческое обычно перестает быть непосредственным актом метафорического представления прошлого как происходящего перед глазами говорящего (пишущего). В отличие от настоящего исторического в живой разговорной речи, характеризующегося постоянной и непосредственной связью времени действий со временем высказывания и личностью говорящего, для настоящего исторического в литературном авторском повествовании такая связь не всегда существенна.

Настоящее при обозначении будущих действий имеет две разновидности. Первая разновидность – настоящее время намеченного действия. Обозначенное формой настоящего времени действие осуществляется в будущем, но намерение, готовность, решимость его осуществить или уверенность в том, что оно произойдет, появляются уже в настоящем. Поэтому контраст между значением будущего, обусловленным контекстом, и значением формы настоящего времени ослабляется указанными модальными оттенками, которые связывают будущее с настоящим: Я будущей зимой уезжаю за границу (Тургенев); Максим, я тебе завтра пару заказываю (Чехов). В данном употреблении выступают глаголы, которые могут обозначать действие преднамеренное, зависящее от воли субъекта, такие как идти, ехать, уходить, уезжать, вылетать, отправляться, возвращаться, обедать, ужинать, завтракать, пировать, кутить, встречать, приступать, начинать, заказывать, брать, получать.

Вторая разновидность – настоящее время воображаемого действия. Говорящий рисует картину будущих действий, которые предстают как протекающие перед его глазами: Вообразите же, что вы встречаетесь с ней потом, через несколько времени, в высшем обществе; встpечаетесь где - нибудь на бале... Она танцует. Около вас льются упоительные звуки Штрауса, сыплется остроумие высшего общества (Достоевский). Грамматическая основа образного представления воображаемых действий – категориальное значение формы настоящего времени – та же, на которой в настоящем историческом строится метафорическая передача прошедших действий.

1.4.2 Особенности употребления форм прошедшего времени

Выделяются два типа прямого употребления формы прошедшего времени глаголов совершенного вида: перфектное и аористическое.

В перфектном употреблении действие относится к прошлому (в этом проявляется категориальное значение формы прошедшего времени), а его результат – к настоящему: Алеша, ты озяб, ты в снегу был, хочешь чаю? (Достоевский). Особая разновидность перфектного употребления представлена в тех случаях, когда результат предшествующего действия отнесен не к настоящему, а к прошлому – ко времени осуществления тех событий, о которых идет речь в повествовании: Только и жила бедная памятью о милом сердцу... Истаяла вся. Эта разновидность перфектного употребления объединяется с основным его типом общим признаком: выражается актуальность результата действия для более позднего временного плана.

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида в аористическом употреблении обозначают прошедший факт без указания на наличный результат прошедшего действия: Во Владивосток я приехал в начале июля 1943 года (журн.). Аористическое употребление обычно при повествовании о сменяющих друг друга фактах: Парамон упёрся ногой в плетень, дернул из плетня тонкую слегу, сунул в окно и кинул. (Д. Калиновская).

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида могут выступать в переносном употреблении.

Прошедшее время глаголов совершенного вида при обозначении будущих действий.

Контекст указывает на будущее, форма же прошедшего времени сохраняет свое категориальное значение. В результате объективно будущее действие представляется так, как будто оно уже осуществилось. Особенно часто в таком употреблении выступают формы прошедшего времени глаголов погибнуть, пропасть: Если он не вернется, мы погибли. В подобных случаях выражается модальный оттенок уверенности говорящего в том, что действие осуществится. К такому употреблению примыкают эмоционально-экспрессивные предложения типа Так я и поверил!; Как же, испугался я! Отрицание факта в будущем эмоционально выражается как ироническое признание его уже осуществившимся. Разговорный характер имеет употребление типа Я пошел; Мы побежали.

Прошедшее время глаголов совершенного вида в контексте абстрактного настоящего.

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида используются для наглядной конкретизации обычного действия. Демонстрируется единичный факт, который представлен так, как будто он уже осуществился, но контекст указывает на то, что такие факты обычны, причем их обычность отнесена к широкому плану настоящего: Такая птичка... понимает, что человек ее любит. Если напал на ее коршун, то она куда, думаешь, бросается? Либо в сеялку, либо прямо за пазуху, под ватник.

В зависимости от типа употребления глаголов несовершенного вида форма прошедшего времени в прямом употреблении может передавать прошедшее действие:

а) в процессе его протекания

б) в его неограниченной повторяемости

в) в его постоянном существовании

г) действие как обобщенный факт.

Как правило, выражается действие, замкнутое в сфере прошлого, не связанное с настоящим:

а) Сергей говорил, а Всеволода Андреевича занимали не только его слова, но и лицо (Л. Карелин);

б) К полуночи комната выстывала. Он бесшумно открывал железную дверцу печи, складывал костёриком с вечера приготовленные дрова и щепки и, сидя на корточках, поджигал их (Г. Бакланов);

в) Леса, что кроют песчаное Заволжье, прежде сплошным кряжем между реками Унжей и Вяткой тянулись далеко на север;

г) На третью после войны зиму... ты брал у ней корову на зимний прокорм. Брал? (Д. Калиновская).

Прошедшее время глаголов несовершенного вида в отличие от прошедшего времени глаголов совершенного вида, как правило, не выступает в переносном употреблении. Исключения крайне редки.

Существенными особенностями употребления характеризуются формы прошедшего времени глаголов несовершенного вида многократного способа действия. Эти глаголы употребляются, как правило, лишь в формах прошедшего времени: говаривал, едал, живал, певал, сиживал, хаживал, хварывал. Основная функция этих форм заключается в выражении повторяемости, обычности действия в прошедшем, отдаленном от настоящего: Так и рвется, так и наскакивает на него Аксинья Захаровна... А когда-то так любовно она водилась с Микешенькой, когда-то певала ему колыбельные песенки. В современном языке такие образования малоупотребительны. В художественной литературе они могут использоваться для стилизации народной речи.

1.4.3 Особенности употребления форм будущего времени

Формы будущего простого обычно обозначают конкретное единичное действие в будущем: Сейчас хозяин придёт, ужинать будем.

Свойственная форме будущего простого периферийная функция выражения настоящего неактуального чаще всего реализуется как настоящее абстрактное: Если судьба обрушится раз на кого бедою, то ударам ее и конца не бывает (Достоевский). Обычным условием употребления форм будущего простого в плане настоящего абстрактного является наличие двух и более связанных друг с другом действий. В этом проявляется синтаксическая ограниченность данного употребления. План настоящего абстрактного может характеризоваться дополнительными модальными оттенками, например оттенками возможности или невозможности, уверенности: Право, позавидуешь иногда чиновникам; Что только не вспомнит человек, проживший полвека! Такое употребление не связано с указанными выше синтаксическими ограничениями.

В сочетании с отрицанием форма будущего простого может употребляться для выражения невозможности осуществления действия в момент речи: – Выходи поскорее... – Сейчас... Крылатки никак не найду (Чехов.). Такое употребление не представляет собой настоящего актуального: к моменту речи относится лишь невозможность осуществления действия, а не его протекание. При этом контекст в той или иной мере допускает, что данный модальный оттенок относится не только к моменту речи, но и к другим моментам более широкого и неопределенного плана настоящего времени. Таким образом, в подобных случаях представлена одна из разновидностей настоящего неактуального (эта разновидность, так же как и указанное выше модально окрашенное употребление данной формы при обозначении повторяющихся действий, называется настоящим потенциальным).

Если контекст ограничивает временные рамки действия планом прошедшего времени, то употребление формы будущего простого является переносным: Денег даже давал, когда под пьяную руку приедет (Мамин-Сибиряк). Основой такого употребления является функция настоящего неактуального, реализующаяся в контексте со значением прошедшего времени.

Особой разновидностью переносного употребления формы будущего простого является ее функционирование в сочетании с частицей как в плане прошедшего времени или настоящего исторического при выражении единичных (неповторяющихся) действий. Это сочетание, характерное для разговорной речи, выражает внезапное наступление действия, отличающегося особой интенсивностью: Стою, слушаю – и вдруг что-то как полыхнёт через все небо. Гляжу – метеор (Паустовский).

Форма будущего простого глагола быть может выступать в переносном употреблении в контексте настоящего времени. Выделяются две разновидности такого употребления. Одна из них – разговорно-просторечное употребление глагола быть в составе сказуемого в вопросительных предложениях типа: – Вы кто будете?; – Она сама- то кто будет? – Дворничиха. Контекст устанавливает план настоящего постоянного, при этом форма будущего простого привносит оттенок еще не распознанного факта. Вторая разновидность – употребление формы будет при обозначении приблизительного количества: Сколько господину Мошкину лет? Лет пятьдесят, я думаю, будет. В таком случае, когда точное количество не установлено, его определение как бы отодвигается в будущее. При этом не устраняется обусловленная контекстом отнесенность всей ситуации к настоящему времени. Между обоими разновидностями есть семантическая связь: и при выражении приблизительности присутствует образный оттенок «распознавания».

Форма будущего сложного, как правило, реализует свое категориальное значение в прямом употреблении. Однако возможно и переносное употребление этой формы.

1) В качестве особого типа переноса выделяется употребление формы будущего сложного в контексте абстрактного настоящего. Категориальное значение этой формы при этом проявляется в тех или иных модальных оттенках, связанных со значением будущего времени.

а) Выражается оттенок предположительного допущения: Я, например, в дороге спать не могу, – хоть убейте, а не засну... Я одну, другую, третью ночь не буду спать, а всё-таки не засну. В таких случаях высказывается допущение: пусть даже действие будет длиться значительный промежуток времени (или: если даже оно будет длиться...), все же цель не может быть достигнута.

б) Выражается уверенность в постоянной готовности субъекта к осуществлению действия: Целый день марабу будет дежурить у бойни, чтобы получить кусок мяса. Поедает и отбросы у хижин. В подобных случаях модальный оттенок подчеркивается лексическим выражением длительности (битый час, три года, целый день): утверждается, что субъект готов осуществить (и постоянно осуществляет) даже исключительные по своей длительности действия.

в) Выражается оттенок уверенности в том, что обычное, типичное действие непременно должно (или не должно) осуществляться: В литературе, как и в жизни, нужно помнить одно правило, что человек будет тысячу раз раскаиваться в том, что говорил много, но никогда, что мало. В таких случаях утверждается, что так бывает всегда (это выражено контекстом) и так обязательно должно быть в будущем (реализация категориального значения формы будущего времени).

2) В некоторых случаях форма будущего сложного употребляется в контексте, который указывает на план прошедшего времени обычного действия: Об арифметике и помину не было: вряд ли и считать то умел, но зато лакомиться, франтить – мастер! Целое утро будет сидеть и не пошевелится, только завей ему волосы. Такое употребление по модальной окраске сходно с употреблением данной формы в контексте абстрактного настоящего.


Вывод

Итак, категориальные значения одновременности (настоящего), предшествования (прошедшего) и следования (будущего) по отношению к грамматической точке отсчета – это грамматические значения, присущие формам времени в морфологической системе языка. При функционировании форм времени эти значения обогащаются, конкретизируются и модифицируются. Это происходит в результате взаимодействия категориальных временных значений с контекстом, а также с реализациями значений других категорий глагола, прежде всего – категории вида. Категориальные временные значения, основанные на указанных отношениях к грамматической точке отсчета, вступают в определенное соотношение с ситуацией речи, с внеязыковым моментом речи и другими моментами реального времени. При этом важную роль играет точка зрения говорящего, определение и оценка говорящим объективно обусловленных реальных временных отношений.


Глава 2. Выражение глагольной категории времени в романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита»

2.1 Художественное своеобразие романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита»

Роман М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" принадлежит к тем произведениям, которые хочется и обязательно нужно перечитывать, чтобы глубже понять подтекст, увидеть новые детали, на которые с первого раза мог и не обратить внимания. Это происходит не только потому, что роман затрагивает многие философские и нравственно-этические проблемы, но и из-за сложной "трехмерной" структуры произведения. С числом три мы в нашем мире сталкиваемся неоднократно: это основная категория жизни (рождение – жизнь - смерть), мышления (идея - мысль - действие), времени (прошлое - настоящее - будущее). В христианстве тоже многое построено на троичности: триединство божественной троицы, управление земным миром (Бог - человек - Дьявол).

М. Булгаков был уверен, что троичность соответствует истине, поэтому можно заметить, что события в романе происходят в трех измерениях: в древнем «ершалаимском» мире, в современном писателю московском мире 30-х годов и в мире мистическом, фантастическом, потустороннем.

Вначале нам кажется, что эти три плана почти не соприкасаются. Казалось бы, какие отношения могут быть у современных москвичей с героями литературного романа с евангельской тематикой, а уж тем более - с самим Сатаной? Но очень скоро мы понимаем, насколько ошибались. Булгаков видит все по-своему и предлагает взглянуть на окружающую действительность (а не только на события романа) по-новому.

На самом деле мы являемся свидетелями постоянного взаимодействия, тесной взаимосвязи трех миров: творчества, обычной жизни и высших сил, или провидения. Происходящее в романе Мастера о древнем ершалаимском мире явственно перекликается с событиями современной Москвы. Эта перекличка не только внешняя, когда литературные герои "романа в романе" портретно и действиями похожи на москвичей (в Мастере проглядывают черты Иешуа Га-Ноцри, приятель Мастера Алоизий Могарыч напоминает Иуду, Левий Матвей при всей его преданности так же ограничен, как и поэт Иван Бездомный). Есть и более глубокое сходство, ведь в беседах Понтия Пилата с Га-Ноцри затрагиваются многие нравственные проблемы, вопросы истины, добра и зла, которые, как мы видим, не были до конца решены ни в Москве 30-х годов, ни даже сегодня - эти вопросы принадлежат к разряду «вечных».

Воланд со своей свитой - представители мира потустороннего, они наделены способностью читать в человеческих сердцах и душах, видеть глубинные взаимосвязи явлений, предсказывать будущее, и поэтому Булгаков наделяет их правом выступать в качестве человеческих судий. Воланд замечает, что внутренне люди мало изменились за последние тысячелетия: «Они - люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было. Ну, легкомысленны... ну, что ж... в общем, напоминают прежних...» Трусость, алчность, невежество, духовная слабость, лицемерие - это далеко не полный перечень тех пороков, которые по-прежнему направляют и во многом определяют человеческую жизнь. Поэтому Воланд, наделённый особой властью, выступает не только в качестве карающей силы, наказывающей карьеристов, подхалимов, жадных и эгоистичных, но и награждает добрых, способных на самопожертвование, глубокую любовь, умеющих творить, создавая новые миры. И даже тех, кто, совершив зло, не прячется, а несет ответственность за свои поступки. Каждому воздается по заслугам, и очень многие в романе (причем большинство - к своему же несчастью) получают возможность исполнить свои желания. В финале романа все три мира, достаточно четко разграниченные в начале, сливаются воедино. Это говорит о тесной и гармоничной взаимосвязи всех явлений и событий на свете. Человеку нужно научиться нести ответственность не только за свои действия, но и за эмоции, мысли, ведь идея, возникшая в чьей-то голове, может воплотиться в реальность даже на другом конце Земли.

Определяющим в романе «Мастер и Маргарита» является сатирический пафос (к середине 20-х годов М. Булгаков уже проявил себя как талантливый сатирик в рассказах, фельетонах, повестях). Поэтому роман представляет собой определенный интерес и с точки зрения своеобразия сатирического изображения, присущего этому произведению.

Важным средством в раскрытии сатирического содержания романа «Мастер и Маргарита» является язык. Булгакову было свойственно серьезное, вдумчивое, глубоко осознанное отношение к этой стороне своих произведений. Здесь будет уместно сослаться на наблюдения М. Чудаковой. Проводя исследование отношения к прямому авторскому слову М. Булгакова, она пишет: «Главный способ отношения Булгакова к чужому слову - отчуждение его от автора и от близких ему героев, выделенность, обособленность. Чужое слово несовместимо со словом автора; авторская речь развивается на фоне близких и импонирующих ей слов».[12]

Это замечание очень важно, ибо использование Булгаковым чужого слова всегда служит знаком определенного речевого облика персонажа. И действительно, языковые особенности - лексические, интонационные - являются важным средством характеристики персонажей. Те из них, которые малосимпатичны автору, нередко изъясняются скверным русским языком, внезапное столкновение с нечистой силой выворачивает их видимость наизнанку. Булгаков широко использует лексические возможности и при описании того или иного события. Так, описывая разоблачение свитой Воланда Аркадия Аполлоновича, писатель использует лексику, свойственную наглому и грубому поведению светских дам в обществе:

«Как смела ты, негодяйка, коснуться Аркадия Аполлоновича?» - громко спросила супруга Аркадия Аполлоновича, поднимаясь в ложе во весь свой рост.

Второй короткий прилив сатанинского смеха овладел молодой родственницей.

«Уж кто-кто, - отвечала она, хохоча, - а уж я-то смею коснуться!» - и второй раз раздался сухой треск зонтика, отскочившего от головы Аркадия Аполлоновича.

«Милиция! Взять её!» - таким страшным голосом прокричала супруга Семплеярова, что у многих похолодели сердца.[13]

М. Булгаков широко применяет различные приемы сатирического изображения: гротеск и гиперболу, юмор, иронию, пародию. Особое место среди них принадлежит иронии, так как она выступает в качестве средства выражения авторской оценки. Ирония неизменно присутствует в описании не только персонажей романа, но и в их действиях – например:

«Да, погиб, погиб… Но мы-то ведь живы!»

Да, взметнулась волна горя, но подержалась, подержалась и стала спадать, и кое-кто уже вернулся к своему столику и – сперва украдкой, а потом и в открытую – выпил водочки и закусил. В самом деле, не пропадать же куриным котлетам де-воляй? Чем мы поможем Михаилу Александровичу? Тем, что голодные останемся? Да ведь мы-то живы![14]

Роман "Мастер и Маргарита" за многолетнюю работу над ним чудесным образом "сросся" с жизнью писателя. Стилистические и жанровые переходы в романе от сатиры к лирике, от буффонады к трагедии отражают образ жизни его создателя. В романе отражается та атмосфера, в которой десять с лишним лет Булгаков работал над своим произведением. Ведь все это время писатель и его близкие жили своей тяжелой, но и уютной жизнью. Топили печи, заклеивали окна, играли в карты, подбирали бродячих кошек и собак, музицировали, разыгрывали друзей, писали шуточные стихи, устраивали елки...

А рядом и одновременно с этим были обыски, слежка, доносы, газетная травля, боязнь одиночества, аресты друзей, горечь непризнания, уничтожение рукописей... Эти самые "свет и тень", без которых, как утверждает Воланд, не было бы и жизни на земле.

Особый интерес в исследовании художественного своеобразия этого произведения представляют для нас языковые способы выражения одной из сложнейших глагольных категорий - категории времени (прошлое - настоящее - будущее).

2.2 Семантический анализ временных глагольных форм

2.2.1 Семантика форм настоящего времени

Настоящее актуальное может быть представлено в тексте тремя вариантами значений: настоящее момента речи, расширенное настоящее, настоящее постоянного действия. Проследим, какое выражение они имеют в тексте романа «Мастер и Маргарита».

Настоящее момента речи обозначает действие, протекающее в момент речи:

- Вот я и говорю о тряпках. (Извлечение мастера)

Мне не обязательно видеть труп для того, чтобы сказать, что человек убит, и вот я вам докладываю, что тот, кого именовали Иуда из города Кириафа, несколько часов тому назад зарезан. (Погребение)

В этих предложениях глаголы говорю, докладываю являются глаголами настоящего времени и подчёркивают протекание самого действия в данный момент, в момент речи. Усиливает значение настоящего актуального времени в момент речи употребление частицы вот.

Часто в предложениях настоящего момента речи конкретный характер протекающего действия подчёркивается при помощи этой частицы или ее разговорного аналога вон. Приведем еще примеры.

Вон он! Вон он за шкафом! Вот ухмыляется! (Сон Никанора Ивановича)

План Берлиоза следует признать правильным: нужно было добежать до ближайшего телефона – автомата и сообщить в бюро иностранцев и том, что вот, мол, приезжий из-за границы консультант сидит на Патриарших прудах в состоянии явно ненормальном. (Седьмое доказательство)

И вот они уж свистят, как соловьи весной в лесу, тревожат милицию, отрывают её от дела. (Последние похождения Коровьева и Бегемота)

Как уже было сказано, расширенное настоящее обозначает действие, которое осуществляется в момент речи, но не ограничивается им, а охватывает также период и до момента речи, причём не исключено, что действие будет продолжаться и после момента речи. Подтверждением этому являются следующие предложения:

Домработницы всё знают, заметил кот, многозначительно поднимая лапу, - это ошибка думать, что они слепые. (Извлечение мастера)

Приятно думать о том, что под этой крышей скрывается и вызревает целая бездна талантов. (Последние похождения Коровьева и Бегемота)

«Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда, - отозвался Воланд, - но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются». (Судьба мастера и Маргариты определена)

Тут лицо гостя порозовело, он встал и поклонился прокуратору, говоря: «Я лишь исполняю свой долг на императорской службе!» (Как прокуратор пытался спасти Иуду из Кириафа)

Афраний поднял глаза кверху, подумал и ответил: «Он работает в меняльной лавке у одного из своих родственников». ((Как прокуратор пытался спасти Иуду из Кириафа)

В этих предложениях глаголы настоящего времени (знают, чует, хочу, говорим и т. д.) показывают, что действие может происходить и до, и после момента речи. В одном из предложений использован лексический конкретизатор расширенного настоящего времени глагола вводное сочетание как всегда.

Контекстуальные показатели наречия давно, уже подчёркивают, что действие не замыкается в пределах речи:

- Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю. И там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья. (Великий бал у сатаны)

В этом подвале уже давно живёт другой человек, и вообще не бывает так, чтобы всё стало, как было. (Извлечение мастера)

- Там ждёт уже вас дом и старый слуга, свечи уже горят, а скоро они потухнут, потому что вы немедленно встретите рассвет. (Прощение и вечный приют)

Сидя на скамейке, Иван Николаевич уже откровенно разговаривает сам с собой, курит, щурится то на луну, то на хорошо памятный ему турникет. (Эпилог)

А в предложении: - У меня нет постоянного жилища, застенчиво ответил арестант, - я путешествую из города в город. (Понтий Пилат) ясно, что глагол «путешествую» обозначает состояние, длящееся определённое время. Из контекста этого предложения видно, что это состояние длится до того времени, пока нет постоянного жилища.

Настоящее постоянного действия обозначает действие, длящееся очень долго, бесконечно, постоянно. В этом случае глагол выражает скорее характеристику предмета или квалификацию каких – либо отношений, а не действие в узком смысле, например:

- Левий Матвей, - охотно объяснил арестант, - он был сборщиком податей, и я с ним встретился впервые на дороге в Виффагии, там, где углом выходит фиговый сад, и разговорился с ним. (Понтий Пилат)

Глагол выходит не обозначает действие в узком смысле, а выражает бесконечно длящееся действие.

Мстители прошли в тылу дворца Каифы, там, где переулок господствует над задним двором. (Погребение)

В этом предложении глагол господствует выражает как характеристику, так и бесконечно длящееся действие.

Так как настоящее неактуальное не указывает на отнесённость действия к моменту речи, можно наметить два основных способа обозначения настоящего неактуального:

1. Обозначение действия повторяющегося, обычного, не связанного с конкретным моментом. Идея повторяемости, обычности действия подчёркивается обстоятельствами, выраженными наречиями часто, всегда, обычно, каждый день:

Не знаю, не знаю, никакой тут соли нет, и всегда он придумывает что-нибудь такое! (Вести из Ялты)

2. Обозначение возможности (невозможности), способности совершать действие:

«Вы по-русски здорово говорите», - заметил Бездомный. (Никогда не разговаривайте с неизвестными)

2.2.2 Семантика форм прошедшего времени

Исследуя формы прошедшего времени несовершенного вида в тексте романа «Мастер и Маргарита», мы выделили следующие значения:

1) глаголы обозначают действие конкретное, единичное, происходившее в определённое время в прошлом (абсолютное аористическое значение):

На тёмном фоне фотографической бумаги отчётливо выделялись чёрные писаные строки: «Доказательство мой почерк моя подпись Молнируйте подтверждение установите секретное наблюдение Воландом Лиходеев». (Вести из Ялты)

Варенуха, навалившись на стол, жарко дышал в щёку Римского. (Вести из Ялты)

Вода сплошною пеленой валила за окном. (Раздвоение Ивана)

Баритон принадлежал не кому иному, как почётному гостю сегодняшнего вечера Аркадию Аполлоновичу Семплеярову, председателю акустической комиссии московских театров. (Чёрная магия и её разоблачение)

Все приведенные примеры употребления абсолютного времени в аористическом значении обозначают констатацию действия в прошлом безотносительно к характеру его временной локализации.

2) глаголы обозначают действие обычное, повторяющееся (имперфектное значение):

Иван оборвал пуговицы с кальсон там, где те застёгивались у щиколотки, в расчёте на то, что, может быть, в таком виде они сойдут за летние брюки, забрал иконку, свечу и спички и тронулся, сказав самому себе: «К Грибоедову! Вне всяких сомнений, он там». (Погоня)

Лишь только начинал звенеть телефон, Варенуха брал трубку и лгал в неё: «Кого? Варенуху? Его нету. Вышел из театра». (Вести из Ялты)

Она приходила ко мне каждый день, а ждать я её начинал с утра. (Явление героя)

Данный пример употребления форм прошедшего времени интересен тем, что в одном предложении встречаются две разные по употреблению формы прошедшего несовершенного: в первой части автором использован глагол приходила с имперфектным значением (повторяющееся действие, усиленное лексическим конкретизатором каждый день), тогда как во второй части глагол начинал имеет аористическое значение в относительном употреблении (аористическое несовершенного вида выступает в функции «предпрошедшего» действия).

Она вливалась в окошки и гнала с кривых улиц людей в дома. Она не спешила отдавать свою влагу и отдавала только свет. Лишь только дымное чёрное варево распарывал огонь, из кромешной тьмы взлетала вверх великая глыба храма со сверкающим чешуйчатым покровом. Но он угасал во мгновение, и храм погружался в тёмную бездну. Несколько раз он выскакивал из неё и опять проваливался, и каждый раз этот провал сопровождался грохотом катастрофы. (Как прокуратор пытался спасти Иуду из Кариафа)

Гигантский чёрный Нептун выбрасывал из пасти широкую розовую струю. Одуряющий запах шампанского подымался из бассейна. Здесь господствовало непринуждённое веселье. Дамы, смеясь, сбрасывали туфли, отдавали сумочки своим кавалерам или неграм, бегающим с простынями в руках, и с криком ласточкой бросались в бассейн. (Великий бал у Сатаны)

3) глаголы прошедшего несовершенного обозначают имевший место в прошлом факт безотносительно к единичности или повторяемости действия.

- А вы соглашались с вашим собеседником? – осведомился неизвестный, повернувшись в право к Бездомному. (Никогда не разговаривайте с неизвестными)

- Простите, может быть, впрочем, вы даже оперы «Фауст» не слыхали? (Явление героя)

- А вам, что же, мои стихи не нравятся? – с любопытством спросил Иван.

– Ужасно не нравятся.

– А вы какие читали? (Чёрная магия и её разоблачение)

Прошедшее время совершенного вида представлено в тексте романа двумя основными значениями:

1) глаголы обозначают действие как факт, событие в прошлом или как сумму фактов, ряд следующих друг за другом событий в прошлом (аористическое значение):

Напившись, литераторы немедленно начали икать, расплатились и уселись на скамейке лицом к пруду и спиной к Бронной. (Никогда не разговаривайте с неизвестными)

Выведя арестованного из-под колонн в сад, Крысобой вынул из рук у легионера, стоявшего у подножия бронзовой статуи, бич и, несильно размахнувшись, ударил арестованного по плечам. (Понтий Пилат)

Однажды в выходной день явился в квартиру милиционер, вызвал в переднюю второго жильца (фамилия которого утратилась) и сказал, что того просят на минутку зайти в отделение милиции в чём-то расписаться. (Нехорошая квартира)

Пошевелив пальцами ног, Стёпа догадался, что лежит в носках, трясущейся рукою провёл по бедру, чтобы определить, в брюках он или нет, и не определил. (Нехорошая квартира)

Добродушная фельдшерица Прасковья Фёдоровна навестила поэта во время грозы, встревожилась, видя, что он плачет, закрыла штору, чтобы молнии не пугали больного, листки подняла с полу и с ними побежала за врачом. (Раздвоение Ивана)

Во всех приведенных примерах выделенные глаголы обозначают прошедший факт без указания на результат прошедшего действия в настоящем.

2) глаголы обозначают результат действия в прошлом, существенный для момента речи или фиксируемый в момент речи (поэтому такое значение часто появляется в прямой речи):

- Почему же ты не позвонил? Что означает вся эта петрушка с Ялтой? (Слава петуху!)

Солнце зашло, и теперь светила земля своим сокровенным, таинственным светом.

Последний пример является иллюстрацией выражения перфектного значения прошедшего совершенного – действие относится к прошлому, а результат – к настоящему. Действие свершилось и закончилось, но результат его продолжает сказываться.

2.2.3 Семантика форм будущего времени

Среди значений форм будущего времени несовершенного вида в тексте романа «Мастер и Маргарита» можно выделить:

1) будущее конкретного единичного действия:

Будем глядеть правде в глаза, - и гость повернул своё лицо в сторону бегущего сквозь облако ночного светила. (Явление героя)

Господин артист сегодня дома. Да, будет рад вас видеть. (Неудачливые визитёры)

«Я приглашаю вас к иностранцу совершенно безопасному. И ни одна душа не будет знать об этом посещении. Вот уж за это я вам ручаюсь». (Маргарита)

2) глаголы обозначают действие как обобщённый факт в отвлечении от характера его протекания. Обычным контекстом для этого значения является вопрос, выясняющий, будет иметь место действие или нет:

«Ты будешь в дальнейшем молоть всякую чушь?» – грозно спросил Фагот у плачущей головы. (Чёрная магия и её разоблачение), логическое ударение падает на вспомогательный глагол будешь.

Формы будущего времени совершенного вида обозначают:

1) конкретное единичное действие:

Оставим, повторяю, мою фамилию, её нет больше, - ответил гость. (Явление героя)

- Нет, не могу больше! Пойду приму триста капель эфирной валерьянки! – и, повернув к Поплавскому совершенно заплаканное лицо, добавил: - вот они, трамваи-то! (Неудачливые визитёры)

2) глаголы будущего простого в контексте абстрактного настоящего с модальным оттенком – оттенок уверенности в том, что обычное, типичное действие непременно должно осуществиться:

Стукнет калитка, стукнет сердце, и, вообразите, на уровне моего лица за оконцем обязательно чьи-нибудь грязные сапоги. (Явление героя)

Использован лексический конкретизатор – обязательно.

3) глаголы будущего простого в контексте абстрактного настоящего с модальным оттенком – выражается уверенность в постоянной готовности субъекта к осуществлению действия.

«К ней камеристка приставлена, - пояснил Коровьев, - и тридцать лет кладёт ей на ночь на столик носовой платок. Как она проснётся, так платок уже тут» (Великий бал у Сатаны).

В последнем предложении частицей как подчёркивается повторяемость действия глагола проснётся.

2.3 Функциональный анализ глагольных форм времени

2.3.1 Настоящее время и особенности его употребления

Рассмотрим периферийные формы настоящего времени, ограниченные специфической целью и сферой употребления. Как уже говорилось, они непосредственно не связаны с обозначением протекания действия в момент речи, т. е. представляют собой функциональные разновидности настоящего неактуального или относительного времени.

Употребление форм настоящего времени, которые обозначают изобразительное (описательное) в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита» мы можем показать при помощи следующих предложений:

Прокуратору казалось, что розовый запах источают кипарисы и пальмы в саду, что к запаху кожи и конвоя примешивается проклятая розовая струя. (Понтий Пилат)

Прокуратор понял, что там на площади уже собралась несметная толпа взволнованных последними беспорядками жителей Ершалаима, что эта толпа в нетерпении ожидает вынесения приговора и что в ней кричат беспокойные продавцы воды. (Понтий Пилат)

Он знал, что теперь у него за спиною на помост градом летят бронзовые монеты, финики, что в воющей толпе люди, давя друг друга, лезут на плечи, чтобы увидеть своими глазами чудо – как человек, который уже был в руках смерти, вырвался из этих рук! Как легионеры снимают с него верёвки, невольно причиняя ему жгучую боль в вывихнутых на допросе руках, как он, морщась и охая, всё же улыбается бессмысленной сумасшедшей улыбкой. (Понтий Пилат)

И если бы нестойкое трепетание небесного огня превратилось бы в постоянный свет, наблюдатель мог бы видеть, что лицо прокуратора с воспалёнными последними бессонницами и вином глазами выражает нетерпение, что прокуратор не только глядит на две белые розы, утонувшие в красной луже, но постоянно поворачивает лицо к саду навстречу водяной пыли и песку, что он кого-то ждёт, нетерпеливо ждёт. (Как прокуратор пытался спасти Иуду из Кириафа)

В этих предложениях явно выявлена художественно-изобразительная функция, которая и определяет художественное описание. Действия происходят перед взором писателя, но они не относятся к моменту речи. Употребление форм настоящего изобразительного позволяют читателю представить перед собой всю картину, которую автор изображает (описывает) в своём произведении.

Известно, что настоящее комментирующее употребляется в сценических ремарках и сценариях. Обозначается действие, одновременное не с моментом речи, а со временем существования и восприятия той ситуации, которая комментируется.

Вследствие этого смертный приговор Га-Ноцри, вынесенный Малым Синедрионом, прокуратор не утверждает. Но ввиду того, что безумные, утопические речи Га-Ноцри могут быть причиною волнений в Ершалаиме, прокуратор удаляет Иешуа из Ершалаима и подвергает его заключению в Кесарии Стратоновой на Средиземном море, то есть именно там, где резиденция прокуратора. (Понтий Пилат)

И возвращается домой профессор уже совсем больной. Его жена притворяется, что не замечает его состояния, и торопит его ложиться спать. Но сама не ложится и сидит у лампы с книгой, смотрит горькими глазами на спящего. Она знает, что на рассвете Иван Николаевич проснётся с мучительным криком, начнёт плакать и метаться. (Эпилог)

Ситуации данных предложений как бы комментируются автором. При изложении содержания произведения к настоящему комментирующему тесно примыкает употребление форм настоящего времени.

Далее выделяем такие типы переносного употребления форм настоящего времени, как настоящее историческое и настоящее при обозначении будущих действий.

В настоящем историческом форма настоящего времени используется в рассказе о прошлом как средство образной актуализации прошедших событий:

- Множество разных людей стекается в этот город к празднику. Бывают среди них маги, астрологи, предсказатели и убийцы, - говорил монотонно прокуратор, - а попадаются и лгуны. Ты, например, лгун. Записано ясно: подговаривал разрушать храм. Так свидетельствуют люди. (Понтий Пилат)

События, о которых идет речь, и те, кто их производит, не соотносятся непосредственно с личностью говорящего (пишущего) и с моментом его речи. Настоящее историческое в подобных условиях используется лишь как один из возможных временных планов повествования, связанный с экспрессивной образностью.

Настоящее при обозначении будущих действий имеет такую разновидность, как настоящее время воображаемого действия. Оно ярко выражается в следующем отрывке:

Ничья судьба, кроме своей собственной, вас более не интересует. Родные вам начинают лгать, вы, чуя неладное, бросаетесь к учёным врачам, затем к шарлатанам, а бывает, и к гадалкам. Как первое и второе, так и третье совершенно бессмысленно, вы сами понимаете. И всё это кончается трагически: тот, кто ещё недавно полагал, что он чем-то управляет, оказывается вдруг лежащим неподвижно в деревянном ящике, и окружающие, понимая, что толку от лежащего нет более никакого, сжигают его в печи. (Никогда не разговаривайте с неизвестными)

Автор рисует картину будущих действий, которые предстают как протекающие непосредственно перед его глазами.


2.3.2 Прошедшее время и особенности его употребления

В предложениях романа «Мастер и Маргарита» можно выделить аористическое употребление форм прошедшего совершенного, которое обычно используется при повествовании о сменяющих друг друга фактах:

Стали звонить в ненавистное Перелыгино, попали не в ту дачу, к Лавровичу, узнали, что Лаврович ушёл на реку, и совершенно от этого расстроились. Наобум позвонили в комиссию изящной словесности по добавочному № 930 и, конечно, никого там не нашли. (Было дело в Грибоедове)

«Заточили всё-таки», - сказал он, зевнул ещё раз, неожиданно прилёг, голову положил на подушку, кулак по-детски под щёку, забормотал уже сонным голосом, без злобы: - Ну и очень хорошо… сами же за всё и поплатитесь. (Шизофрения, как и было сказано)

Утром за ним заехала, как обычно, машина, чтобы отвезти его на службу, и отвезла, но назад никого не привезла и сама больше не вернулась. (Нехорошая квартира)

В данных предложениях автор показывает смену действий, выраженных прошедшим временем совершенного вида.

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида могут выступать в переносном употреблении, например:

Прошедшее время глаголов совершенного вида в контексте абстрактного настоящего.

Формы прошедшего времени глаголов совершенного вида используются для наглядной конкретизации обычного действия. Демонстрируется единичный факт, который представлен так, как будто он уже осуществился, но контекст указывает на то, что такие факты обычны, причем их обычность отнесена к широкому плану настоящего:

Стёпа разлепил склеенные веки и увидел, что отражается в трюмо в виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с опухшей, покрытою чёрной щетиною физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником и галстуком, в кальсонах и в носках. (Нехорошая квартира)

Пошевелив пальцами ног, Стёпа догадался, что лежит в носках, трясущейся рукою провёл по бедру, чтобы определить, в брюках он или нет, и не определил. (Нехорошая квартира)

Иван тряхнул головой, убедился в том, что она не болит, и вспомнил, что находится в лечебнице (Поединок между профессором и поэтом)

Маргарита ощутила солёный вкус на губах и поняла, что её моют кровью. (Великий бал у Сатаны)

В зависимости от типа употребления глаголов несовершенного вида форма прошедшего времени в прямом употреблении может передавать прошедшее действие в его неограниченной повторяемости:

Над ними вспыхивали молнии. (Пора! Пора!)

Она механически поднимала и опускала руку и, однообразно скалясь, улыбалась гостям. (Великий бал у Сатаны)

В этот время Тимофей Кондратьевич Квасцов на площадке лестницы припадал к замочной скважине в дверях квартиры председателя то ухом, то глазом, изнывая от любопытства. (Коровьевские штуки)

Варенуха прятался сейчас в кабинете у финдиректора от контрамарочников, которые отравляли ему жизнь, в особенности в дни перемены программы. (Вести из Ялты)

Вода сплошною пеленой валила за окном. В небе то и дело вспыхивали нити, небо лопалось, комнату больного заливало трепетным пугающим светом. (Раздвоение Ивана)

Встречаясь с ней, человек издавал приветственные крики и ногой снимал с головы котелок. (Чёрная магия и её разоблачение)

Фагот извивался, кот кланялся, девица открывала стеклянные витрины. (Чёрная магия и её разоблачение)

Женщины исчезали за занавеской, оставляли там свои платья и выходили в новых. На табуретках с золочёными ножками сидел целый ряд дам, энергично топая в ковёр заново обутыми ногами. Фагот становился на колени, орудовал роговой надевалкой, кот, изнемогая под грудами сумочек и туфель, таскался от витрины к табуреткам и обратно, девица с изуродованной шеей то появлялась, то исчезала и дошла до того, что уж полностью стала тарахтеть по-французски, и удивительно было то, что её с полуслова понимали все женщины, даже те из них, что не знали ни одного французского слова. (Чёрная магия и её разоблачение)

Если к глаголам данных предложений примыкают лексические конкретизаторы наречия всегда, постоянно, то мы видим, что действие повторяется вновь и вновь.

Форма прошедшего времени в прямом употреблении может также передавать прошедшее действие в его постоянном существовании:

За сеткой в окне, в полуденном солнце, красовался радостный и весенний бор на другом берегу, а поближе сверкала река. (Поединок между профессором и поэтом)

За этим обрывом внизу, в тени лежала река. Туман висел и цеплялся за кусты внизу вертикального обрыва, а противоположный берег был плоский, низменный. На нём, под одинокой группой каких-то раскидистых деревьев, метался огонёчек костра и виднелись какие-то движущиеся фигурки. (Полёт)

Снизу текла река. (Великий бал у Сатаны)

Сквозь цветные стёкла больших окон (фантазия бесследно пропавшей ювелирши) лился необыкновенный, похожий на церковный, свет. (Неудачливые визитёры)

Как видим из контекста, обозначенные глаголы выражают значение постоянного существования: Снизу текла река. Река течёт всегда, мы это знаем, и это подчёркивается контекстом.

Форма прошедшего несовершенного может обозначать действие как обобщенный факт:

Лишь только начинал звенеть телефон, Варенуха брал трубку и лгал в неё: «Кого? Варенуху? Его нету. Вышел из театра». (Вести из Ялты)

«В руках никогда не держал и не подозревал, какая такая валюта! Господь меня наказует за скверну мою, - с чувством продолжал Никанор Иванович, то застёгивая рубашку, то расстёгивая, то крестясь, - брал! Брал, но брал нашими советскими!» (Сон Никанора Ивановича)

Глаголы прошедшего времени несовершенного вида могут выражать при их употреблении многократный способ действия.

«Я, впрочем, - продолжал болтать Коровьев, - знавал людей, не имевших никакого представления не только о пятом измерении, но вообще ни о чём не имевших никакого представления и тем не менее проделывавших совершеннейшие чудеса в смысле расширения своего помещения.» (При свечах)

Основная функция этой формы глагола заключается в выражении повторяемости, обычности действия в прошедшем, отдаленном от настоящего. В данном предложении просторечная форма глагола знавал используется для усиления значения.

2.3.3 Будущее время и особенности его употребления

Будущее время также имеет свои особенности употребления. Так например, в сочетании с отрицанием форма будущего простого может употребляться для выражения невозможности осуществления действия в момент речи:

Всё более поражаясь, бухгалтер, зажав драгоценный портфель под мышкой, вытащил из бумажника червонец и показал его шофёру.

«Не поеду!» - кратко сказал тот. (Беспокойный день)

«Нет, нет, нет! Ни слова больше! Ни в коем случае и никогда! В рот ничего не возьму в вашем буфете!» (Неудачливые визитёры)

«А вы мне не скажете, откуда вы узнали про листки и про мои мысли?»

«Не скажу», - сухо ответил Азазелло. (Маргарита)

«Душенька! Маргарита Николаевна! – кричала Наташа, скача рядом с Маргаритой, - сознаюсь, взяла крем. Ведь и мы хотим жить и летать! Простите меня, повелительница, а я не вернусь, нипочём не вернусь!» (Полёт)

«Короче! – вскричал Коровьев, - совсем коротко: вы не откажетесь принять на себя эту обязанность?»

«Не откажусь», - твёрдо ответила Маргарита. (При свечах)

При употреблении форм простого будущего протекание действия не относится к моменту речи, относится лишь невозможность его осуществления.

Если контекст ограничивает временные рамки действия планом прошедшего времени, то употребление формы будущего простого является относительным, его значение определяется в контексте не относительно момента речи, а относительно времени другого глагола:

«Но – но – но, - вдруг сурово сказал где-то, не то внутри, не то над ухом, прежний Иван Ивану новому, - про то, что голову Берлиозу-то отрежет, ведь он всё-таки знал заранее?» (Раздвоение Ивана)

Зажмуриваясь, Левий ждал огня, который упадёт на него с неба и поразит его самого. (Казнь)

Левий умолк, стараясь сообразить, принесёт ли гроза, которая сейчас накроет Ершалаим, какое-либо изменение в судьбе несчастного Иешуа. (Казнь)

Допели первый куплет. Тут регент извинился, сказал: «Я на минуточку!» - и… исчез. Думали, что он действительно вернётся через минуту. (Беспокойный день)

Закрыв глаза, она отдала лицо ветру и думала с какой-то грустью о покинутом ею неизвестном береге реки, которую, как она чувствовала, она никогда более не увидит. (При свечах)

Основой такого употребления является функция настоящего неактуального, реализующаяся в контексте со значением прошедшего времени.

Форма будущего простого глагола быть может выступать в переносном употреблении в контексте настоящего времени. Одна из разновидностей такого употребления – разговорно-просторечное употребление глагола быть в составе сказуемого в вопросительных предложениях типа:

«Вы кто такой будете, гражданин?» - испуганно спросил Никанор Иванович. (Коровьевские штуки)

Контекст устанавливает план настоящего постоянного, при этом форма будущего простого привносит оттенок еще не распознанного факта.


Вывод

Не случайно в качестве объекта нашего исследования был избран роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». «Мастер и Маргарита - роман сатирический и философский. И он останется в истории русской и мировой литературы не только как свидетельство человеческой стойкости и гражданственности Булгакова – писателя, не только как гимн человеку нравственному и бесстрашному – Иешуа Га-Ноцри и человеку творческому – Мастеру, не только как история неземной любви Маргариты, но и как грандиозный памятник Москве, которая теперь неизбежно воспринимается с учётом этого великого произведения».[15]

Интерес к данному роману и его многогранность в плане содержания и языкового выражения побудили нас обратиться к теме исследования временного выражения глагольных форм в данном тексте.

В работе проанализирована глагольная категория времени как основное языковое средство выражения временных значений в контексте романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Ядром выражения анализируемой категории стали в нашей работе спрягаемые формы глагола. Но, как известно, невозможно анализировать выражаемые в контексте временные значения без характеристики дополнительных языковых средств. Поэтому в качестве периферийных средств языкового выражения глагольной категории времени мы отмечали наличие лексических конкретизаторов в общем выражении временного значения (наречия, частицы, модальные слова и т.п.).

Во второй главе исследования глагольные временные формы проанализированы в двух аспектах – семантическом и функциональном.


Заключение

О богатстве русского языка сказано и написано много. И все же не перестаешь удивляться, насколько велики его выразительные возможности, насколько многообразны оттенки и насколько тонки между ними грани. Работая над языковым материалом по теме исследования, мы еще и еще раз убеждаемся в этом. В ходе исследования мы пришли к следующим выводам.

1. Категория времени занимает важное место в системе русского глагола, составляя его характерную специфическую черту и, являясь наиболее трудным разделом русской грамматики. Основываясь на всём вышеизложенном, мы можем сказать, что время – это та категория, которая интересовала мыслителей в разные периоды жизни человечества, которая переосмысливалась в зависимости от требований общества. Подход исследователей к проблеме изучения временных форм языка с точки зрения коммуникативной направленности высказывания, с учетом видов речи и форм речи (функционально-смысловые типы речи) дает основание полагать, что тот или иной тип речевого высказывания определяет возможность по-новому осветить вопросы функционирования временных форм глагола в современном языкознании и в этой связи с новых позиций подойти к проблеме изучения грамматической категории времени, особенностей ее речевых реализаций.

2. Семантический анализ показал, что в тексте романа встречаются глаголы настоящего актуального (момента речи) и настоящего неактуального (не относящееся к моменту речи) значений. Глаголы настоящего актуального представлены тремя временными значениями:

- момента речи (использованы лексические конкретизаторы –частицы вот, вон);

- расширенное настоящее (использованы лексические конкретизаторы – модальное сочетание как всегда, наречия давно, уже);

- настоящее постоянного действия.

Глаголы настоящего неактуального подразделяются на две временные категории:

- настоящее обозначает действие повторяющееся, обычное, не связанное с конкретным моментом речи (используются лексические конкретизаторы – наречия часто, всегда, обычно, каждый день);

- настоящее обозначает возможность / невозможность, способность совершать действие.

Можно сказать, что характерной чертой романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» является продуктивность употребления предложений, в которых употребляются глаголы, выраженные формами прошедшего времени совершенногои несовершенного вида. Такая особенность продуктивности форм прошедшего времени характерна для русского языка. Формы прошедшего совершенного представлены двумя значениями:

- обозначает действие как факт, событие в прошлом или как сумму фактов, следующих друг за другом событий в прошлом (абсолютное аористическое значение);

- обозначает результат действия в прошлом, существенный для момента речи или фиксируемый в момент речи (характерное употребление для прямой речи).

Прошедшее несовершенное подразделяется на следующие временные частнокатегориальные значения:

- обозначает действие конкретное, единичное, происходившее в определённое время в прошлом (абсолютное аористическое значение);

- обозначает действие обычное, повторяющееся (имперфектное значение с лексическим конкретизатором каждый день);

- обозначает имевший место в прошлом факт безотносительно к единичности или повторяемости действия.

Глаголы будущего времени также подразделяются на будущее совершенное и будущее несовершенное. Будущее совершенное делится на три временные категории:

- обозначает конкретное единичное действие;

- глаголы будущего простого в контексте абстрактного настоящего с модальным оттенком – оттенок уверенности в том, что обычное, типичное действие непременно должно осуществиться (использован лексический конкретизатор – обязательно);

- глаголы будущего простого в контексте абстрактного настоящего с модальным оттенком – выражается уверенность в постоянной готовности субъекта к осуществлению действия.

Глаголы будущего несовершенного имеют в тексте романа два значения:

- будущее конкретного единичного действия;

- обозначают действие как обобщённый факт в отвлечении от характера его протекания.

3. Функциональный анализ особенностей контекстного употребления глагольных спрягаемых форм в романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита» позволил нам сделать следующие выводы.

В контексте выявлены как прямые, так и переносные значения временных форм. Для форм настоящего времени характерно использование прямых текстовых функций настоящего изобразительного и настоящего комментирующего. В переносном значении используется у М.Булгакова текстовая функция настоящего времени воображаемого действия (настоящее при обозначении будущих действий).

Для форм прошедшего времени нами выявлены в романе в основном прямые текстовые функции: относительное аористическое употребление форм прошедшего времени в повествовании о сменяющих друг друга фактах; прошедшее несовершенное, обозначающее действие в неограниченной повторяемости (лексический конкретизатор – наречия всегда, постоянно); прошедшее несовершенное в его постоянном существовании; действие как обобщенный факт; многократный способ глагольного действия. Выявлена в романе лишь одна текстовая функция глагольной категории времени с переносным значением – это прошедшее время глаголов совершенного вида в контексте абстрактного настоящего.

Формы будущего времени по продуктивности употребления остаются в русском языке на последнем месте (после форм настоящего и будущего времени). Эта черта характерна и для анализируемого текста М.Булгакова. Нами выявлены лишь две текстовые функции форм будущего времени: при отрицании выражение возможности/невозможности осуществления действия в момент речи; относительное время в контексте прошедшего (сближается по функции с настоящим неактуальным).

4. Отметим, что особенности употребления форм настоящего, прошедшего и будущего времени в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита» не просто делает произведение очень выразительным, а соотносит авторский замысел с триединством сюжетной линии. Скурпулезный анализ языкового выражения глагольных временных форм в тексте романа помог проникнуть в глубь временного пространства текста, по новому взглянуть на сюжетные коллизии трехмерного пространства, увидеть точки взаимодействия разных временных пластов романа.

«Мастер и Маргарита» - роман, в котором Михаил Булгаков отображает события, происходящие в трёх измерениях: в древнем «ершалаимском» мире, в современном писателю московском мире 30-х годов и в мире мистическом, фантастическом, потустороннем. Подбор языковых средств, с помощью которых выражены многообразные глагольные формы времени, делает его произведение выразительным и таинственным.

«Рукописи не горят», - утверждал Воланд. Это высказывание в полном смысле относится к этому роману. А читателям «Мастера и Маргариты», предстоит открыть новые ценности, в том числе и языковые, таящиеся в глубинах великого и прекраснейшего булгаковского произведения.


Список используемой литературы

1. Аврелий Августин. Исповедь. - М., 1992. - с. 168. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.durov.com/linguistics2/timofeyev-99.htm#1

2. Баранов, М.Т. и др. Русский язык: Справ. для учащихся / М. Т. Баранов, Т. А. Костяева, А. В. Прудникова // Под ред. Н. М. Шанского. – М.: Просвещение, 1984. – 287с.

3. Бондарко, А.В., Буланин Л.Л. //Русский глагол. Пособие для студентов и учителей // Под. ред. профессора Ю.С. Маслова - Л.: Просвещение, 1967. - 192с.

4. Бондарко, А.В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). М., 2001. - 239 с.

5. Бондарко, А.В. Темпоральность //Теория функциональной грамматики: Темпоральность. Модальность// Отв. ред. А.В. Бондарко - Л.: Наука, 1990 - 264 с.

6. Буланин, Л.Л. Трудные вопросы морфологии. Пособие для учителей. М., «Просвещение», 1976. – 206с.

7. Булгаков, М.А. Избранное: «Мастер и Маргарита»: Роман; Рассказы. Предисл. Е. Сидорова; Примеч. М. Чудаковой. – М.: Худож. Лит., 1988. – 480с.

8. Васильев, Л.М. Современная лингвистическая семантика: Учебное пособие для вузов - М., Высшая школа, 1990. - 176с.

9. Виноградов, В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. - М.: Высшая школа, 1972. - 616 с.

10. Габдрахманова, А.С. Языковые реализации грамматической категории времени / А.С. Габдрахманова // III Международные Бодуэновские чтения: И.А. Бодуэн де Куртенэ и современные проблемы теоретического и прикладного языкознания (Казань, 23-25 мая 2006 г.): труды и материалы: в 2 т. / Казан. гос. ун-т; под общ. ред. К.Р.Галиуллина, Г.А.Николаева.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2006.– Т.2. – с.43-46 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kls.ksu.ru/boduen/resource.php

11. Герасименко, В.Г. Роль видо-временных форм в организации различных типов текста. Филол. наука - 1991 - 5 - с. 106 – 111с.

12. Гловинская, М.Я. Семантика, прагматика и стилистика видо- временных форм. // Грамматические исследования. Функционально - стилистический аспект: Суперсегментная фонетика. Морфологическая семантика.// Отв. ред. академик Д.Н. Шмелев - М.: Наука, 1989. - 287с.

13. Горшков, А.И. Русская словесность. От слова к словесности - М.: Просвещение, 1995. - 336с.

14. Грамматика русского языка. Том 1. Фонетика и морфология. Ред. коллегия В.В. Виноградов, Е.С. Истрина, С.Г. Бархударов - М., 1960. - 720с.

15. Грамматические исследования. Функционально - стилистический аспект: Суперсегментная фонетика. Морфологическая семантика. Отв. ред. акад. Д.Н. Шмелев - М.: Наука, 1987. - 287с.

16. Добромыслов, В.А., Розенталь Д.Э. Трудные вопросы грамматики и правописания. Пособие для учителей. Под ред. А.Б. Шапиро - М., 1955. - 288с.

17. Краткая русская грамматика / В.Н. Белоусов, И.И. Ковтунова, И.Н. Кручинина и другие; Под ред. Н.Ю. Шведовой и В.В. Лопатина - М.: Русский язык, 1989. - 639с.

18. Краткий справочник по современному русскому языку / Л.Л. Косаткин, Е.В. Клобуков, П.А. Лекант; Под ред. П.А. Леканта. - М., 1991. - 383с.

19. Лопатин, В.В., Милославский И.Г. Современный русский язык. Теоретический курс. Словообразование. Морфология. Под ред. В.В. Иванова М., 1989. - 261с.

20. Маслов, Ю.С. Введение в языкознание: Учебник для филол. спец. вузов М., 1998. - 272с.

21. Милославский, И.Г. Морфологические категории современного русского языка: Учебное пособие. - М.: Просвещение, 1981. - 254с.

22. Моисеев, А.И. Русский язык: Фонетика. Морфология. Орфография. Пособие для учителей. – 2-е изд., перераб. – М.: Просвещение, 1980. – 255с.

23. Мучник, И.П. Грамматические категории глагола и имени в современном русском литературном языке - М., Наука, 1971.

24. Поспелов, Н.С. Прямое и относительное употребление форм настоящего и будущего времени глагола в современном русском языке // Исследования по грамматике русского литературного языка. Сборник статей. - М., 1955. - 356с.

25. Русский язык. Учебное пособие для студентов. В 2ч. Ч.2. Состав слова и словообразование. Морфология. Синтаксис. Пунктуация / Н.В. Костромина, К.А. Николаева, Г.М. Ставская, Е.Н. Ширяев; Под ред. Л.Ю. Максимова. - М., 1989. - 288с.

26. Современный русский язык. Анализ языковых единиц. В трех частях. Ч.2. Л.Д. Чеснокова, В.С. Печникова. Морфология Под ред. Е.И. Дибровой - М., 1995. - 192с.

27. Современный русский язык в таблицах и схемах. Ч.3. Учебное пособие. / Р.С. Астрина, А.М. Дмитриева, Л.Г. Коротаевпа и др. - М., 1985. - 256с.

28. Современный русский язык: Учебник для студентов. / Под ред. П.А. Леканта - М., 2000. - 560с.

29. Современный русский язык. Ч.2. Морфология. Синтаксис. / Под ред. Е.М. Галкиной-Федорук. Издательство МГУ, 1998.

30. Ушакова, Л.И. Современный русский язык. Морфология. - Белгород, 1999. - 282с.

31. Фоменко, Ю.В. Грамматический значения, формы и категории в русском языке. – Новосибирск, 1995. - 60с.

32. Шахматов, А.А. Синтаксис русского языка Ред. и коммент. Е.С. Истриной. - Л., 1941. - Изд. 2-е.

33. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева - М., 1998. - 685с.

34. Янко-Триницкая, М.А. Русская морфология. - М., 1989. - 236с.


[1] Горшков А.И. Русская словесность. От слова к словесности - М.: Просвещение, 1995. - 336с.

[2] Габдрахманова А.С. Языковые реализации грамматической категории времени/ А.С.Габдрахманова // III Международные Бодуэновские чтения: И.А.Бодуэн де Куртенэ и современные проблемы теоретического и прикладного языкознания (Казань, 23-25 мая 2006 г.): труды и материалы: в 2 т. / Казан. гос. ун-т; под общ. ред. К.Р.Галиуллина, Г.А.Николаева.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2006.– Т.2. – с.43-46

[3] Аврелий Августин. Исповедь. - М., 1992. - с. 168. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.durov.com/linguistics2/timofeyev-99.htm#1

[4] Бондаренко А. В., Буланин Л. Л. Русский глагол. Л., «Просвещение», 1967. - с. 76.

[5] Современный русский язык. Ч.2. Морфология. Синтаксис. / Под ред. Е.М. Галкиной-Федорук. Издательство МГУ, 1998.

[6] Гловинская М.Я. Семантика, прагматика и стилистика видо- временных форм. //Грамматические исследования. Функционально - стилистический аспект: Суперсегментная фонетика. Морфологическая семантика.// Отв. ред. академик Д.Н. Шмелев - М.: Наука, 1989. – С. 186.

[7] Современный русский язык: Учебник для студентов. / Под ред. П.А. Леканта - М., 2000. – С. 324.

[8] Современный русский язык: Учебник для студентов. / Под ред. П.А. Леканта - М., 2000. – С. 367.

[9] Современный русский язык: Учебник для студентов. / Под ред. П.А. Леканта - М., 2000. – С. 380.

[10] Гловинская М.Я. Семантика, прагматика и стилистика видо- временных форм. //Грамматические исследования. Функционально - стилистический аспект: Суперсегментная фонетика. Морфологическая семантика.// Отв. ред. академик Д.Н. Шмелев - М.: Наука, 1989. – С. 214.

[11] Современный русский язык. Анализ языковых единиц. В трех частях. Ч.2. Л.Д. Чеснокова, В.С. Печникова. Морфология / Под ред. Е.И. Дибровой - М., 1995. – С. 124.

[12] Булгаков М.А. Избранное: «Мастер и Маргарита»: Роман; Рассказы. Предисл. Е. Сидорова; Примеч. М. Чудаковой. – М.: Худож. Лит., 1988. – 480с., с. - 6

[13] Булгаков М.А. Избранное: «Мастер и Маргарита»: Роман; Рассказы. Предисл. Е. Сидорова; Примеч. М. Чудаковой. – М.: Худож. Лит., 1988. – 480с., с. - 131

[14] Булгаков М.А. Избранное: «Мастер и Маргарита»: Роман; Рассказы. Предисл. Е. Сидорова; Примеч. М. Чудаковой. – М.: Худож. Лит., 1988. – С. 65

[15] Соколов Б. В. Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Статьи. – М., 1991

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий