регистрация / вход

Дифференциация и конкретизация понятий при переводе общественно-политических текстов

Основные методы достижения адекватности в переводе, грамотная идентификация переводческой проблемы. Исследование переводческих трансформаций при переводе общественно-политического текста на примере приветственной речи американского президента Б. Обамы.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Кафедра английского языка гуманитарных специальностей

КУРСОВОЙ ПРОЕКТ

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ И КОНКРЕТИЗАЦИЯ ПОНЯТИЙ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

Минск, 2009

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение. 3

Практическая часть. 5

Исследовательская часть. 25

Заключение. 33

Глоссарий. 34

Список использованных источников. 35

ВВЕДЕНИЕ

Перевод представляет собой преобразование сообщения на исходном языке в сообщение на языке перевода. Перевести – прежде всего, значит выразить верно и полно средствами одного языка то, что уже выражено ранее средствами другого языка.

Точный перевод, по определению, невозможен уже в силу того, что разные языки отличаются как по грамматическому строю, так и по простому количеству слов, не говоря уже о различии культур.

В процессе перевода часто оказывается невозможным использовать соответствие слов и выражений, которые нам дает словарь. В подобных случаях мы прибегаем к трансформационному переводу, который заключается в преобразовании внутренней формы слова или словосочетания или же ее полной замене для адекватной передачи содержания высказывания.

Достижение адекватности в переводе связано с умением грамотно идентифицировать переводческую проблему и осуществлять необходимые переводческие трансформации. Исследование переводческих трансформаций при переводе общественно-политического текста и является главной целью данной работы.

Сформулированная цель предполагает решение ряда частных задач:

1. Выявить в текстах перевода переводческие трансформации;

2. Определить причины использования переводческих трансформаций при переводе общественно-политического текста;

3. Изучить комплексный характер переводческих трансформаций;

Для решения поставленных задач в данной работе используются следующие методы: сравнительный анализ сопоставления текста перевода с текстом оригинала, трансформационный, количественный анализ, дискурсивный анализ.

Актуальность исследования определяется необходимостью более полного выявления и всестороннего изучения переводческих трансформаций, использованных в переводе для достижения адекватности.

Теоретической основой исследования послужили классификации переводческих трансформаций, предложенные известными лингвистами: М.Н. Макеевой, В.Н. Комиссаровым и Я.И. Рецкером.

Теоретическая значимость работы заключается в комплексном рассмотрении переводческих трансформаций в приветственной речи американского президента Барака Обамы, обращенной к совместному заседанию Конгресса.

Практическая ценность данной работы определяется возможностью использования материала исследования переводческих трансформаций, в частности таких ее приемов, как дифференциация и конкретизация, в курсах теории и практики перевода.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

1. ОРИГИНАЛ ТЕКСТА

Barack Obama Speech Address to Joint Session of Congress

I’ve come here tonight not only to address the distinguished men and women in this great chamber, but to speak frankly and directly to the men and women who sent us here.

I know that for many Americans watching right now, the state of our economy is a concern that rises above all others. And rightly so. If you haven’t been personally affected by this recession, you probably know someone who has – a friend; a neighbor; a member of your family. You don’t need to hear another list of statistics to know that our economy is in crisis, because you live it every day. It’s the worry you wake up with and the source of sleepless nights. It’s the job you thought you’d retire from but now have lost; the business you built your dreams upon that’s now hanging by a thread; the college acceptance letter your child had to put back in the envelope. The impact of this recession is real, and it is everywhere.

But while our economy may be weakened and our confidence shaken; though we are living through difficult and uncertain times, tonight I want every American to know this:

We will rebuild, we will recover, and the United States of America will emerge stronger than before.

The weight of this crisis will not determine the destiny of this nation. The answers to our problems don’t lie beyond our reach. They exist in our laboratories and universities; in our fields and our factories; in the imaginations of our entrepreneurs and the pride of the hardest-working people on Earth. Those qualities that have made America the greatest force of progress and prosperity in human history we still possess in ample measure. What is required now is for this country to pull together, confront boldly the challenges we face, and take responsibility for our future once more.

Now, if we’re honest with ourselves, we’ll admit that for too long, we have not always met these responsibilities – as a government or as a people. I say this not to lay blame or look backwards, but because it is only by understanding how we arrived at this moment that we’ll be able to lift ourselves out of this predicament.

The fact is, our economy did not fall into decline overnight. Nor did all of our problems begin when the housing market collapsed or the stock market sank. We have known for decades that our survival depends on finding new sources of energy. Yet we import more oil today than ever before. The cost of health care eats up more and more of our savings each year, yet we keep delaying reform. Our children will compete for jobs in a global economy that too many of our schools do not prepare them for. And though all these challenges went unsolved, we still managed to spend more money and pile up more debt, both as individuals and through our government, than ever before.

In other words, we have lived through an era where too often, short-term gains were prized over long-term prosperity; where we failed to look beyond the next payment, the next quarter, or the next election. A surplus became an excuse to transfer wealth to the wealthy instead of an opportunity to invest in our future. People bought homes they knew they couldn’t afford from banks and lenders who pushed those bad loans anyway. And all the while, critical debates and difficult decisions were put off for some other time on some other day.

Well that day of reckoning has arrived, and the time to take charge of our future is here.

Now is the time to act boldly and wisely – to not only revive this economy, but to build a new foundation for lasting prosperity. Now is the time to jumpstart job creation, re-start lending, and invest in areas like energy, health care, and education that will grow our economy. That is what my economic agenda is designed to do, and that’s what I’d like to talk to you about tonight.

It’s an agenda that begins with jobs.

As soon as I took office, I asked this Congress to send me a recovery plan by President’s Day that would put people back to work and put money in their pockets. Not because I believe in bigger government – I don’t. Not because I’m not mindful of the massive debt we’ve inherited – I am. I called for action because the failure to do so would have cost more jobs and caused more hardships. In fact, a failure to act would have worsened our long-term deficit by assuring weak economic growth for years. That’s why I pushed for quick action. And tonight, I am grateful that this Congress delivered, and pleased to say that the American Recovery and Reinvestment Act is now law.

Over the next two years, this plan will save or create 3.5 million jobs. More than 90% of these jobs will be in the private sector – jobs rebuilding our roads and bridges and so on.

Because of this plan, families who are struggling to pay tuition costs will receive a $2,500 tax credit for all four years of college. And Americans who have lost their jobs in this recession will be able to receive extended unemployment benefits and continued health care coverage to help them weather this storm .

I know there are some in this chamber and watching at home who are skeptical of whether this plan will work. I understand that skepticism. Here in Washington, we’ve all seen how quickly good intentions can turn into broken promises and wasteful spending.

I have told each member of my Cabinet as well as mayors and governors across the country that they will be held accountable by me and the American people for every dollar they spend. I have appointed an aggressive Inspector General to ferret out any and all cases of waste and fraud. And we have created a new website called recovery.gov so that every American can find out how and where their money is being spent.

So the recovery plan we passed is the first step in getting our economy back on track. But it is just the first step. Because even if we manage this plan flawlessly, there will be no real recovery unless we clean up the credit crisis that has severely weakened our financial system.

I want to speak plainly and candidly about this issue tonight, because every American should know that it directly affects you and your family’s well-being. You should also know that the money you’ve deposited in banks across the country is safe; your insurance is secure; and you can rely on the continued operation of our financial system. That is not the source of concern.

The concern is that if we do not re-start lending in this country, our recovery will be choked off before it even begins.

You see, the flow of credit is the lifeblood of our economy. The ability to get a loan is how you finance the purchase of everything from a home to a car to a college education; how stores stock their shelves, farms buy equipment, and businesses make payroll.

But credit has stopped flowing the way it should. With so much debt and so little confidence, banks are now fearful of lending out any more money to households, to businesses, or to each other. When there is no lending, families can’t afford to buy homes or cars. So businesses are forced to make layoffs. Our economy suffers even more, and credit dries up even further.

That is why this administration is moving swiftly and aggressively to break this destructive cycle, restore confidence, and re-start lending.

We will do so in several ways. First, we are creating a new lending fund to help provide auto loans, college loans, and small business loans to the consumers and entrepreneurs who keep this economy running.

Second, we have launched a housing plan that will help families facing the threat of foreclosure lower their monthly payments and re-finance their mortgages. It’s a plan that won’t help speculators or that neighbor down the street who bought a house he could never hope to afford, but it will help millions of Americans who are struggling with declining home values – Americans who will now be able to take advantage of the lower interest rates that this plan has already helped bring about.

Third, we will act with the full force of the federal government to ensure that the major banks that Americans depend on have enough confidence and enough money to lend even in more difficult times.

I understand that on any day, Wall Street may be more comforted by an approach that gives banks bailouts with no strings attached, and that holds nobody accountable for their reckless decisions. But such an approach won’t solve the problem. And our goal is to quicken the day when we re-start lending to the American people and American business and end this crisis once and for all.

Still, this plan will require significant resources from the federal government – and yes, probably more than we’ve already set aside. But while the cost of action will be great, I can assure you that the cost of inaction will be far greater. That would be worse for our deficit, worse for business, worse for you, and worse for the next generation. And I refuse to let that happen.

That’s what this is about. It’s not about helping banks – it’s about helping people. Because when credit is available again, that young family can finally buy a new home.

And then some company will hire workers to build it. And then those workers will have money to spend, and if they can get a loan too, maybe they’ll finally buy that car, or open their own business. Investors will return to the market, and American families will see their retirement secured once more. Slowly, but surely, confidence will return, and our economy will recover.

So I ask this Congress to join me in doing whatever proves necessary. Because we cannot consign our nation to an open-ended recession. And to ensure that a crisis of this magnitude never happens again, I ask Congress to move quickly on legislation that will finally reform our outdated regulatory system.

The financial stability plan is the immediate step we’re taking to revive our economy in the short-term. But the only way to fully restore America’s economic strength is to make the long-term investments that will lead to new jobs, new industries, and a renewed ability to compete with the rest of the world.

In the next few days, I will submit a budget to Congress. So often, we have come to view these documents as simply numbers on a page or laundry lists of programs. I see this document differently. I see it as a vision for America – as a blueprint for our future.

My budget does not attempt to solve every problem or address every issue. It reflects the stark reality of what we’ve inherited – a trillion dollar deficit, a financial crisis, and a costly recession.

Given these realities, everyone in this chamber – Democrats and Republicans – will have to sacrifice some worthy priorities for which there are no dollars. And that includes me.

But that does not mean we can afford to ignore our long-term challenges. I reject the view that says our problems will simply take care of themselves; that says government has no role in laying the foundation for our common prosperity.

That is why the budget I submit will invest in the three areas that are absolutely critical to our economic future: energy, health care, and education.

It begins with energy.

We know the country that harnesses the power of clean, renewable energy will lead the 21st century. And yet, it is China that has launched the largest effort in history to make their economy energy efficient. We invented solar technology, but we’ve fallen behind countries like Germany and Japan in producing it.

Thanks to our recovery plan, we will double this nation’s supply of renewable energy in the next three years. We have also made the largest investment in basic research funding in American history – an investment that will spur not only new discoveries in energy , but breakthroughs in medicine, science, and technology.

We will soon lay down thousands of miles of power lines that can carry new energy to cities and towns across this country. And we will put Americans to work making our homes and buildings more efficient so that we can save billions of dollars on our energy bills.

But to truly transform our economy, protect our security, and save our planet from the ravages of climate change, we need to ultimately make clean, renewable energy the profitable kind of energy. So I ask this Congress to send me legislation that places a market-based cap on carbon pollution and drives the production of more renewable energy in America. And to support that innovation, we will invest fifteen billion dollars a year to develop technologies like wind power and solar power; advanced biofuels, clean coal, and more fuel-efficient cars and trucks built right here in America.

As for our auto industry, everyone recognizes that years of bad decision-making and a global recession have pushed our automakers to the brink . We should not, and will not, protect them from their own bad practices . But we are committed to the goal of a re-tooled, re-imagined auto industry that can compete. Millions of jobs depend on it. And I believe the nation that invented the automobile cannot walk away from it.

None of this will come without cost, nor will it be easy. But this is America. We don’t do what’s easy. We do what is necessary to move this country forward.

For that same reason, we must also address the crushing cost of health care.

This is a cost that now causes a bankruptcy in America every thirty seconds. By the end of the year, it could cause 1.5 million Americans to lose their homes. In the last eight years, premiums have grown four times faster than wages. And in each of these years, one million more Americans have lost their health insurance. It is one of the major reasons why small businesses close their doors and corporations ship jobs overseas. And it’s one of the largest and fastest-growing parts of our budget.

Given these facts, we can no longer afford to put health care reform on hold.

Already, we have done more to advance the cause of health care reform in the last thirty days than we have in the last decade. When it was days old, this Congress passed a law to provide and protect health insurance for eleven million American children whose parents work full-time. Our recovery plan will invest in electronic health records and new technology that will reduce errors, bring down costs, ensure privacy, and save lives. It will launch a new effort to conquer a disease that has touched the life of nearly every American by seeking a cure for cancer in our time. And it makes the largest investment ever in preventive care, because that is one of the best ways to keep our people healthy and our costs under control.

The third challenge we must address is the urgent need to expand the promise of education in America.

In a global economy where the most valuable skill you can sell is your knowledge, a good education is no longer just a pathway to opportunity – it is a pre-requisite.

Right now, three-quarters of the fastest-growing occupations require more than a high school diploma. And yet, just over half of our citizens have that level of education. We have one of the highest high school dropout rates of any industrialized nation. And half of the students who begin college never finish.

This is a prescription for economic decline, because we know the countries that out-teach us today will out-compete us tomorrow. That is why it will be the goal of this administration to ensure that every child has access to a complete and competitive education – from the day they are born to the day they begin a career.

Already, we have made an historic investment in education through the economic recovery plan. We have dramatically expanded early childhood education and will continue to improve its quality, because we know that the most formative learning comes in those first years of life. We have made college affordable for nearly seven million more students. And we have provided the resources necessary to prevent painful cuts and teacher layoffs that would set back our children’s progress.

But we know that our schools don’t just need more resources. They need more reform. That is why this budget creates new incentives for teacher performance; pathways for advancement, and rewards for success. We’ll invest in innovative programs that are already helping schools meet high standards and close achievement gaps.

It is our responsibility as lawmakers and educators to make this system work. But it is the responsibility of every citizen to participate in it.

I know that we haven’t agreed on every issue thus far, and there are surely times in the future when we will part ways. But I also know that every American who is sitting here tonight loves this country and wants it to succeed. That must be the starting point for every debate we have in the coming months, and where we return after those debates are done. That is the foundation on which the American people expect us to build common ground.

And if we do – if we come together and lift this nation from the depths of this crisis; if we put our people back to work and restart the engine of our prosperity; if we confront without fear the challenges of our time and summon that enduring spirit of an America that does not quit, then someday years from now our children can tell their children that this was the time when we performed, in the words that are carved into this very chamber, something worthy to be remembered. Thank you, God Bless you, and may God Bless the United States of America.


2. ПЕРЕВОД ТЕКСТА

Приветственная речь Барака Обамы, обращенная к совместному заседанию Конгресса

Я приехал сюда сегодня не только для того, чтобы обратиться к выдающимся леди и джентльменам, работающим в Конгрессе, но также для того, чтобы искренне и непосредственно поговорить с теми, кто избрал нас сюда.

Я знаю, что для многих американцев, которые смотрят нас прямо сейчас, состояние нашей экономики является наиболее важной проблемой. И это правильно. Даже если экономический спадне затронул вас лично, наверняка вы знаете кого-то: друга, соседа, члена вашей семьи, которых он не миновал. Вам не нужно никакой другой статистики для того, чтобы знать, что наша экономика находится в кризисе, потому что вы ощущаете это каждый день. Это беспокоит вас с момента пробуждения и является причиной ваших бессонных ночей. Это то, с чем вы надеялись справиться, но не смогли; это – бизнес, в который вы вложили все свои мечты, и который теперь висит на волоске; это извещение о принятии вашего ребенка в колледж, которое вы вынуждены были отправить назад. Влияние кризиса действительно ощутимо во всем.

И, несмотря на то, что сейчас наша экономика ослаблена, и мы теряем уверенность и переживаем трудные и нестабильные времена, я хочу, чтобы каждый американец сегодня знал, что мы перестроим нашу экономику, мы возродимся, и Соединенные Штаты Америки станут еще более сильными, чем прежде.

Влияние кризиса не будет определять судьбу нашей нации. Решения наших проблемы не лежат где-то за пределами наших возможностей. Они – в наших лабораториях и университетах; в наших фабриках и заводах; в воображении наших предпринимателей и в чувстве собственного достоинства самых трудолюбивых людей на Земле. Именно эти качества превратили Америку в величайший двигатель прогресса и процветания в истории человечества, которым мы все еще обладаем в достаточной мере. Поэтому такой стране сейчас необходимо сплотиться , смело противостоять всем трудностям, с которыми мы сталкиваемся, и вновь взять ответственность за наше будущее.

Теперь, если мы будем честны перед самими собой, мы признаем, что долгое время мы не сталкивались с такими проблемами: ни наше правительство, ни наш народ. Я говорю это не для того, чтобы переложить на кого-то вину или оглянуться назад, но только из-за того, что, лишь осознав, каким образом мы пришли к этому, мы сможем выйти из этого затруднительного положения .

Снижение темпов нашей экономики не произошло внезапно. И все наши проблемы не начинались после того, как рухнул рынок недвижимости или снизилось развитие фондового рынка. На протяжении многих десятилетий мы знали, что наше выживание зависит от нахождения новых источников энергии. Кроме того, сегодня мы импортируем больше нефти, чем когда-либо прежде. Стоимость здравоохранения съедает все больше и больше наших сбережений ежегодно, и при этом мы откладываем проведение реформы. Наши дети соревнуются за получение рабочих мест в условиях мировой экономики, к чему большинство наших школ их не готовят. И хотя все эти проблемы оставались нерешенными, несмотря на это, и людям, и Правительству удалось потратить больше денег и, таким образом, накопить больше долгов, чем когда-либо прежде.

Другими словами, мы пережили то время, когда слишком часто краткосрочная прибыль приводила к долгосрочному процветанию; когда мы перестали продумывать наши предстоящие расходы, наши затраты на жилье или следующие выборы. Излишек стал своего рода оправданием для того, чтобы передать богатство богачу вместо того, чтобы вложить капитал в наше будущее. Люди смогли купили дома, которые они не могли себе позволить приобрести за счет предоставляемых банками и кредиторами невыгодных займов. И все это время дискуссии и поиск возможных решений по этому поводу откладывались на потом, на какой-то другой день.

Наконец-то этот день настал, настало время для того, чтобы взять на себя ответственность за наше будущее.

Сейчас нужно действовать смело и мудро не только для того, чтобы восстановить экономику, но также для того, чтобы создать основу для длительного процветания. Настало время для того, чтобы дать толчок для создания новых рабочих мест, возобновления кредитования и инвестирования капитала в такие области, как энергетика, здравоохранение и образование, что поднимет нашу экономику. Такова моя повестка дня на сегодня, и это – то, о чем бы я хотел с вами поговорить.

Повестка дня начинается с проблемой предоставления рабочих мест.

Сразу после того, как я занял свой пост, я обратился к Конгрессу с просьбой прислать мне к Дню рождения Дж. Вашингтона план восстановления экономики, в соответствии с которым люди вернутся на свои рабочие места и продолжат зарабатывать деньги. И это не потому, что я верю во всемогущее Правительство, я в него не верю. И не потому, что я не помню об огромных долгах, который у нас есть, я помню о них. Я призывал к действию, потому что неспособность это сделать стоила бы нам больших рабочих мест и вызывала бы больше затруднений. Фактически, отказ что-либо делать ухудшил бы наш долгосрочный дефицит, гарантировав низкий экономический рост в течение многих последующих лет. Именно поэтому я призывал к активному действию. И сегодня я благодарен и рад сказать, что Конгресс издал Акт по восстановлению и реинвестированию, который стал законом.

В течение следующих двух лет этот план сохранит или создаст дополнительно 3,5 миллиона рабочих мест. Более 90 % из них будут в частном секторе: работы по восстановлению дорог и мостов; строительство ветряных турбин и солнечных батарей и т.п.

Согласно этому плану, семьи, которые пытаются оплатить обучение, получат налоговую скидку в размере 2 500 долларов в течение всех четырех лет обучения в колледже. И американцы, которые потеряли свои рабочие места в результате кризиса, смогут получить увеличенные пособия по безработице и их медицинские страховки будут продлены, чтобы помочь им пережить эти нелегкие времена .

Я знаю, что есть некоторые в Конгрессе, а также некоторые из тех, кто наблюдает за нами с экранов телевизоров, кто сомневается в том, что этот план будет работать. Я могу понять их скептическое отношение. Здесь, в Вашингтоне, мы все видели, как быстро хорошие намерения могут превратиться в нарушенные обещания и напрасно растраченные деньги.

Я сказал каждому члену Кабинета так же, как мэрам и губернаторам всех штатов, что они будут ответственны передо мной и американским народом за каждый доллар, который они потратят. Я назначил решительного генерального инспектора для выявления любого случая растраты и мошенничества. И мы создали новый веб-сайт, который называется recovery.gov для того, чтобы каждый американец мог узнать, как и где тратятся его деньги.

Таким образом, план восстановления экономики, который мы утвердили, является первым шагом для возвращения нашей экономики в прежнее русло. Но это только первый шаг. Потому что даже если мы безупречно выполним этот план, никаких реальных изменений не произойдет, пока мы не уладим кризис, связанный с кредитом, который сильно ослабил нашу финансовую систему.

Я хочу поговорить открыто об этой проблеме сегодня, потому что каждый американец должен знать, что это непосредственно касается вас и благосостояние вашей семьи. Вы также должны знать, что деньги, которые вы положили в банки по всей стране, находятся в безопасности; в безопасности находится и ваша страховка; и вы можете полностью доверять проводимой реформе нашей финансовой системы. Это не должно быть поводом для беспокойства.

Проблема в том, что, если мы не возобновим кредитование в стране, восстановление экономики прекратится, даже не начавшись.

Вы сами понимаете, что кредит является основой функционирования нашей экономики. С помощью полученного кредита вы можете оплатить любую покупку, начиная от дома и автомобиля и заканчивая обучением в колледже; магазины могут заполнить свои полки, фермеры – купить оборудование, а предприятия – выплатить зарплаты своим служащим.

Но выдача кредита приостановилась. В связи с таким большим долгом и такой небольшой уверенностью в их погашении, банки боятся в дальнейшем выдавать деньги домашним хозяйствам, фирмам, или друг к другу. Без кредитования семьи не могут позволить себе купить дома и автомобили. А фирмы вынуждены временно увольнять своих работников. Наша экономика страдает все больше, и источники кредита истощаются.

Именно поэтому мы должны действовать быстро и активно для того, чтобы прервать этот разрушительный процесс, восстановить прежнюю уверенность и возобновить выдачу кредитов.

Мы осуществим это несколькими способами. Во-первых, мы создаем новый фонд для предоставления кредитов на покупку автомобилей, оплаты обучения в колледже, а также для выдачи кредитов на развитие малого бизнеса, потребителям и предпринимателям, которые поддерживают нашу экономику.

Во-вторых, мы начали осуществлять жилищный план, который поможет семьям, столкнувшимся с угрозой потери права выкупа, снизить их ежемесячные платежи и рефинансировать их залоги. Этот план не поможет спекулянтам или соседу, живущему вниз по улице, который купил дом, за который он никогда не сможет расплатиться; план поможет миллионам американцев, которые борются за снижение стоимости домой, американцам, которые теперь смогут воспользоваться более низкими процентными ставками, что уже начало осуществляться.

В-третьих, мы будем действовать с полной поддержкой федерального правительства для того, чтобы заверить в том, что главные банки, от которых зависят американцы, внушают доверие и обладают достаточными средствами, чтобы предоставить ссуды даже в более трудные времена.

Я понимаю, что для Уолл-Стрит более удобен был бы подход, в соответствии с которым банкам предоставлялись бы срочные ссуды, и никто не был бы ответственным за их опрометчивые решения. Но такой подход не решит проблему. И наша цель состоит в том, чтобы приблизить тот день, когда мы возобновим предоставление американцам и американскому бизнесу кредитов и, таким образом, прекратим этот кризис раз и навсегда.

Однако этот план потребует значительных ресурсов от федерального правительства, возможно, даже больше, чем мы уже отложили. Но в то время как подобные действия будут нам многого стоить, могу заверить вас, что бездействие обойдется нам намного дороже. Это было бы хуже и для нашего дефицита, и для бизнеса, и для вас, и для наших следующих поколений. Поэтому я не могу допустить, чтобы это произошло.

Вот для чего все это. Это делается не для того, чтобы помочь банкам, а для того, чтобы помочь людям. Потому как, если можно будет снова получить кредит, то молодая семья сможет наконец купить новый дом.

И затем какая-нибудь компания наймет рабочих, чтобы его построить. А потом у этих рабочих появятся деньги, которые они смогут потратить, и если они также смогут получить ссуду, возможно, они наконец купят автомобиль, о котором мечтали, или откроют собственный бизнес. Инвесторы возвратятся к рынку, и американские семьи будут иметь обеспеченную старость. В итоге медленно, но верно, вернется уверенность, и наша экономика восстановится.

Поэтому я призываю Конгресс помочь мне выполнить все необходимое. Поскольку мы не можем допустить, чтобы нашу нацию поглотил кризис. И для того, чтобы гарантировать, что кризис такой величины никогда не повторится, я прошу Конгресс приступить к принятию законов, которые окончательно перестроят нашу устаревшую регулятивную систему.

План восстановления финансовый стабильности – это ближайший шаг, который мы осуществим, чтобы восстановить нашу экономику в короткие сроки. Но единственный способ полностью восстановить экономическую мощь Америки заключается в том, чтобы вложить долгосрочные инвестиции, которые создадут новые рабочие места, новые отрасли промышленности и вновь предоставят возможность конкурировать с остальными странами мира.

В ближайшие несколько дней, я представлю бюджет на рассмотрение Конгресса. Зачастую мы привыкли воспринимать эти документы просто как простые ряды чисел на странице или длинный перечень программ. Я смотрю на этот документ по-другому. Для меня это как предвидение для Америки, как проект нашего будущего.

Безусловно, проект бюджета не пытается решить каждую проблему или затронуть каждый вопрос. Это целиком и полностью отражает суровую реальность того, что мы унаследовали, – дефицит в размере триллиона долларов, финансовый кризис, и сильное снижение темпов экономики.

Беря во внимание все эти факты, и демократы, и республиканцы в Конгрессе будут вынуждены пожертвовать некоторыми второстепенными приоритетами, на которые сейчас нет достаточных средств. Это относится и ко мне.

Однако это вовсе не означает, что мы можем позволить себе проигнорировать наши долгосрочные проблемы. Я не придерживаюсь такого мнения, что наши проблемы постепенно разрешатся сами по себе; и что Правительства не играет никакой роли в обеспечении нашего общего процветания.

Именно поэтому проект бюджета, который я представляю, будет основан на капиталовложениях в три сферы, которые являются самыми необходимыми для нашего экономического будущего. Это – энергетика, здравоохранение и образование.

Проект начинается с энергетики.

Мы знаем, что та страна, которая использует силу чистого и возобновляемого источника энергии, занимает руководящее место в 21 веке. И это – Китай, который приложил наибольшие усилия в истории человечества для того, чтобы получать энергию эффективными способами. Мы изобрели солнечную технологию, но мы отстали от таких стран, как Германия или Япония в ее использовании.

Благодаря нашему плану восстановления экономики, мы в два раза увеличим использование возобновляемых источников энергии в течение следующих трех лет. Мы уже вложили большую долю инвестиций в наиболее фундаментальные исследования в истории Америки, которые приведут не только к новым открытиям в области энергетики , но и к существенным прорывам в области медицины, науки и техники.

Что касается нашей автомобильной промышленности, все признают, что серия неправильно принятых решений и всемирный кризис привели наших изготовителей автомобилей в упадок . Мы не должны и не в состоянии защищать их от их собственных неправильных действий . Но наши действия направлены на переоборудование и создание новых условий для развития автомобильной промышленности, которая может быть конкурентноспособной. Миллионы рабочих мест зависят от этого. И я верю в то, что нация, которая изобрела автомобиль, не может в дальнейшем не преуспевать в этой отрасли.

Безусловно, ничто из всего этого не свалится нам с неба, и ничто не будет легким. Но ведь это – Америка. Мы не делаем то, что легко. Мы делаем то, что необходимо, чтобы наша страна процветала.

По этой же самой причине мы должны также обратиться к проблеме больших затрат на здравоохранение.

По этой причине каждые тридцать секунд происходит новое банкротство в Америке. К концу года 1,5 миллиона американцев могут потерять свои дома. За последние восемь лет премии выросли в четыре раза больше, чем заработная плата. И один миллион американцев ежегодно теряли свою медицинскую страховку. Это является одной из главных причин, почему малые бизнесы закрываются, а крупные корпорации создают рабочие места за границей. И это – одна из крупнейших и наиболее быстро растущих составляющих нашего бюджета.

Учитывая все эти факты, мы больше не можем откладывать проведение реформы здравоохранения.

За прошедшие 30 дней мы сделали больше для того, чтобы показать необходимость проведения реформы здравоохранения, чем за прошлое десятилетие. Еще в прежние времена Конгресс принял закон для того, чтобы обеспечить и защитить медицинские страховки для одиннадцати миллионов американских детей, родители которых работают полный рабочий день. Наш план восстановления экономики вложит деньги в электронную медико-санитарную документацию и новые технологии, которые снизят процент ошибок и затраты, обеспечит секретность, и сохранит людям жизни. Будут приложены новые усилия для борьбы с болезнью, которая коснулась жизни почти каждого американца, путем поиска лечение от рака в наше время. Кроме того, значительные капиталовложения предполагается сделать в сферу профилактики заболеваний, потому что это является одним из лучших способов для сохранения здоровья наших людей, а также для того, чтобы мы могли контролировать наши затраты.

Третей проблемой, к которой мы должны сегодня обратиться, является острая необходимостью в расширении перспектив в сфере образования в Америке.

Самое ценное, что вы можете продать в условиях мировой экономики, –это ваши знания, хорошее образование уже не представляет собой только путь к открывающимся возможности, оно является предпосылкой будущего успеха.

На настоящий момент три четвертых наиболее востребованных профессий требуют наличие не только аттестата об окончании средней школы. И в то же время чуть больше половины наших граждан смогли получить этот уровень образования. У нас один из самых высоких процентов отсеявшихся учеников из средних школ среди промышленно развитых стран. И половина студентов, которые начинают обучаться в колледжах, никогда их не заканчивают.

Это создает условия для спада экономической активности, потому как мы знаем, что страны, которые превосходят нас сегодня по уровню образования, завтра будут нашими конкурентами. Именно поэтому Правительство должно гарантировать каждому ребенку доступ к полному и достойному образованию со дня их рождения до начала их профессиональной деятельности.

Мы уже осуществили капиталовложения в сферу образования в соответствии с планом восстановления экономики. Мы существенно расширили доступ к раннему обучению и продолжим улучшать его качество, потому что всем известно, что основы образования закладываются еще в первые годы жизни ребенка. Колледж стал доступных еще более, чем для семи миллионов студентов. Мы обеспечили их необходимыми ресурсами, для того, чтобы предотвратить массовые сокращения и временные увольнения учителей, что затруднило бы обучение детей.

Но мы также знаем, что наши школы не просто нуждаются в дополнительных ресурсов. Они нуждаются в реформировании. Именно поэтому этот бюджет будет стимулировать работу учителей; предоставлять им возможность продвижения; а также гарантировать вознаграждения за достигнутые результаты. Мы вкладываем деньги в инновационные программы, которые уже сегодня помогают школам достичь высоких стандартов и преодолеть имеющиеся разрывы в уровне образования.

На законодателях и преподавателях лежит ответственность за осуществление данной программы. Но ответственностью каждого является участие в ней.

Я знаю, что мы не нашли решения всех проблем на настоящий момент, и у нас еще есть время для того, чтобы их разрешить. Но я также знаю, что каждый американец, сидящий сегодня здесь, любит эту страну и желает ей процветания. Это должно быть отправной точкой для всех дискуссий и споров, которые возникнут в ближайшие месяцы, а также тем, к чему мы должны прийти в результате. Это должно быть основой, на которой мы должны строить наше взаимопонимание.

И если мы действительно этого достигнем; если мы объединяемся и поднимем нашу нацию с глубокого кризиса; если мы вернем наших людей на их рабочие места; если мы противостоим без малейшего страха сегодняшним проблемам и возродим прежний дух Америки, который живет в каждом из нас, то когда-нибудь наши дети смогут сказать своим детям, что это было временем, когда мы сделали то, о чем следует помнить. Спасибо. Да благословит вас Господь, и да благословит он Соединенные Штаты Америки.


ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

Главной целью перевода является достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности заключается в том, чтобы умело произвести различные переводческие трансформации для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

Преобразования с помощью которых осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими трансформациями. Однако термин «преобразование» нельзя понимать буквально: сам исходный текст «не преобразуется» в том смысле, что он не изменяется сам по себе. Этот текст, конечно, сам остается неизмененным, но на ряду с ним и на основе его создается другой текст на ином языке.

Как известно, значение слова складывается из суммы всех его значений, которые выявляются в различных контекстах, и чем больше слово употребляется в разнообразных контекстах, тем шире становится круг его значений. Естественно, это позволяет слову вступать во всевозможные смысловые отношения с другими словами, что увеличивает его сочетаемость. А широкая сочетаемость слова создает новые возможности его употребления в новых контекстах. Однако в ряде случаев такое расширение значения слова, увеличение его сочетаемости и его употребления в самых разных контекстах приводит к известной зыбкости и расплывчатости его смысловых границ и к ослаблению его вещественного значения.

Таким образом, лексические трансформации представляют собой отклонения от прямых словарных соответствий. Их употребление, главным образом, вызвано тем, что объём значений лексических единиц исходного и переводящего языков не совпадает. Например, английское предложение “She wasn`t looking too happy ” на русский язык будет переводиться, как «Вид у нее был довольно несчастный».

Некоторые авторы, такие как В.С. Слепович, Л.Ф. Дмитриева, Ж.А. Голикова, выделяют три вида лексических трансформаций, используемых при переводе:

- добавления

- опущения

- замены.

При этом под лексико-семантическими заменами они понимают такой способ перевода лексических единиц оригинала путем использования в переводе единиц языка перевода, значение которых не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. К таким логическим преобразованиям они относят конкретизацию, дифференциацию, генерализацию и некоторые другие приемы.

В то же время известный переводчик и языковед Я.И. Рецкер разделяет переводческие трансформации на лексические и грамматические и выделяет семь разновидностей лексических трансформаций:

1. дифференциация значений;

2. конкретизация значений;

3. генерализация значений;

4. смысловое развитие;

5. антонимический перевод;

6. целостное преобразование;

7. компенсация потерь в процессе перевода.

На той же позиции в отношении видов трансформаций стоит Т.В. Караичева.

Представляется, что отнесение конкретизации и дифференциации к приемам замены или просто к видам лексических трансформаций не является столь существенным. Наибольший интерес представляет суть и применение данных приемов.

«Отношение подчинения между понятиями имеет место, когда объем одного понятия составляет лишь часть объема другого понятия». Эта формально-логическая категория является основой трех взаимосвязанных приемов лексических трансформаций: дифференциации и конкретизации значений в переводе посредством сужения и генерализации значений посредством расширения понятий.

Распространенность приемов дифференциации и конкретизации при переводе с английского на русский объясняется обилием в английском языке слов с широкой семантикой, которым нет прямого соответствия в русском языке. Обычно приемы дифференциации и конкретизации значений сопутствуют друг другу. Когда переводится столь модное в английской и американской беллетристике наших дней слово, как drink, то чаще всего неизбежна его дифференциация, не осуществимая без конкретизации. Так, припереводе and ordered a drink (W. Somerset Maugham. TheBum) словарные соответствия: питье, напиток, спиртной напиток оказываются явно неприемлемыми. Переводчик упомянутого рассказа (в сборнике «Дождь»), вынужденный конкретно указать, что именно было заказано, перевел: Он заказал виски. Естественно, виски является лишь частью понятия «спиртные напитки», и здесь налицо сужение понятия.

Дифференциация без конкретизации возможна, когда нужно передать значение широкого абстрактного понятия без его уточнения в переводе. Неправильно конкретизировать то, что намеренно завуалировано в подлиннике.

Дифференциация значений. Как уже указывалось, в английском языке многие слова с широкой семантикой не имеют полного соответствия в русском языке. Двуязычный словарь обычно дает ряд частичных вариантных соответствий, каждое из которых покрывает лишь одно из частных значений иноязычного слова. Однако даже все словарные соответствия в их совокупности не охватывают полностью широкой семантики слова исходного языка.

Когда Сомерсет Моэм говорит: "Affection isthebestsubstituteoflove", то ни одно из словарных соответствий (привязанность, расположение, любовь) не подойдет, так как если бы автор имел в виду привязанность, он бы избрал слово attachment. Довольно расплывчатое значение слова affection, пожалуй, так же неопределенно может быть передано душевной склонностью или душевным расположением. Эти примеры свидетельствуют о том, что дифференциация значений возможна и без их конкретизации.

Конкретизация значений. В отличие от дифференциации, которая возможна и без конкретизации значения, последняя всегда сопровождается дифференциацией и невозможна без нее.

Под конкретизацией понимается замена слова или словосочетания исходного языка с более широким значением словом или словосочетанием языка перевода с более узким значением.

Как правило, лексике русского языка свойственна большая конкретность, чем соответствующим лексическим единицам английского языка. Это неоднократно отмечалось лингвистами. Речь идет о том, что одному слову в русском языке, выражающему более широкое, недифференцированное понятие, т.е. обозначающему более широкий класс денотатов, в другом языке, в английском языке, могут соответствовать два или несколько слов, каждое из которых выражает более узкое, дифференцированное, сравнительно с русским языком, понятие т.е. относится к более ограниченному классу денотатов. Это такие слова, как рука – arm , hand ; нога – leg, foot ; часы – watch, clock ; одеяло – blanket, quilt . Слово столовая переводится как dining-room лишь в значении «место общественного питания», при этом mess-room – это армейская столовая, canteen – на заводе, учреждении, а refectory при университетах и школах.

В то же время, наоборот, семантически недифференцированными оказываются такие английские слова, как s tove – печка, плитка, b ud – почка, бутон; c old – насморк, простуда; c herry – вишня, черешня; s trawberry – земляника, клубника; s tory – рассказ, повесть; p oem – стихотворение, поэма, b lue – голубой, синий.

Из сказанного не следует делать вывод, что тот или иной язык не в состоянии обозначить то или иное понятие и в этом отношении менее развит, чем тот, в котором есть особый знак для данного понятия. Любой язык в состоянии обозначить принципиально любое понятие – речь идет лишь о разных способах такого обозначения.

Так, в русском языке в случае необходимости особо уточнить указания на ту или иную часть человеческой руки прибегают к помощи специальных слов, таких, как плечо, предплечье, кисть; но наличие в русском языке недифференцированного семантически слова «рука» дает возможность не уточнять в каждом отдельном случае разницы между arm и hand , в то время как английский язык как бы вынуждает говорящего всякий раз уточнять эту разницу. Точно также средствами английского языка, в тех случаях, где это необходимо, можно уточнить разницу между вишней – sour cherry и черешней – sweet cherry , между синим цветом – dark blue и голубым – light blue .

Для перевода данное явление, как и многозначность, представляет трудность в том отношении, что при передаче слов, семантически недифференцированного в исходном языке; необходимо произвести выбор между возможными соответствиями в языке перевода. Так, при передаче на английский язык русского «рука», каждый раз необходимо делать выбор между hand и arm , при передаче русского «часы» – между clock и watch .

В большинстве случаев возможность сделать правильный выбор обеспечивается показаниями контекста – узкого или широкого.

Он держал в руке книгу. He was holding a book in the hand .

Она держала ребенка на руках. She was holding her baby in the arms .

Конкретизация может быть языковой и контекстуальной.

При языковой конкретизации замена слова с широким значением словом с более узким значением обуславливается:

− расхождениями в строе двух языков;

− отсутствием в языке перевода лексической единицы, имеющей столь же широкое значение, что и передаваемая единица исходного языка;

− расхождение в стилистической характеристике;

− требованиями грамматического порядка (например, замена именного сказуемого глагольным).

Рассмотрим на примерах конкретизацию глагола be.

He is in Hollywood.

Он живет в Голливуде (в другом контексте могло бы быть "он работает в Голливуде").

I was in the office for about two hours, I guess.

Я просидел у него в кабинете часа два.

That was her first summer in Maine.

Она только первое лето проводила в Майне.

Then her blouse and stuff were on the seat. Her shoes and socks were on the floor, right underneath the chair, right next to each other.

Блузка и все прочее лежало на сиденье, а туфли со свернутыми носками внутри, стояли рядышком под стулом.

Name something you’d like to be.

Назови, кем бы тебе хотелось стать.

Контекстуальная конкретизация обусловливается факторами данного конкретного контекста, чаще всего стилистическими соображениями, например:

− необходимость завершения фазы;

− стремление избежать повторений;

− стремление достичь большей образности, наглядности.

You could hear him putting away his toilet articles.

Слышно было, как он убирает свои мыльницы и щетки.

Mr. Raymond sat up against the tree-trunk.

Мистер Раймонд сел и прислонился к дубу.

Слово meal имеет соответствия: принятие пищи, еда. Однако при переводе фразы Haveyouhadyourmeal? никак нельзя использовать эти словарные соответствия. В зависимости от времени дня придется сказать: Вы уже позавтракали? Пообедали?' или Поужинали? Больше того, если фраза встречается в английском романе или рассказе, то понадобится знание реальной обстановки (прежде всего, социальной), так как для англичанина из зажиточной буржуазной семьи время обеда почти совпадает с часами ужина для рабочей семьи.

Наглядным примером недифференцированного употребления слов с широкой семантикой может служить существительное student, которое в английском языке используется в значениях студент, учащийся, ученый. Однако в переводе на русский язык часто необходима конкретизация значения.

Even the greatest authors have written a number of very poor books. Balzac himself left a good many out of the Comйdie Humaine, and of those he inserted there are several that only a student troubles to read. (W. Somerset Maugham. TheSummingUp)

Даже у величайших писателей бывали очень слабые книги. Бальзак, например, сам не захотел включить многие свои вещи в «Человеческую комедию», да и среди включенных им есть несколько таких, которые способны читать только литературоведы. (У. Сомерсет Моэм. Подводя итоги)

В правилах приема в американские вузы это же слово student употребляется в другом значении:

Preparation for college in the United States involves a succession of choices. The student does not have to make a choice at an early age as to whether or not he will "go to college."

Здесь student, конечно, не студент, а учащийся средней школы. Но далее, в тех же правилах приема, то же слово используется неоднократно в значении студент. По-видимому, контекст не дает возможности спутать ученого или студента со школьником, и стремление к экономии средств побуждает англичан и американцев пользоваться одним и тем же словом.

Таким образом, можно сказать, что всякая лексическая трансформация требует от переводчика чувства меры и досконального знания переводимого текста и связанной с ним обстановки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги данной работы, следует заметить, что главной целью перевода является достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности – это умело произвести необходимые переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передал всю информацию, заключенную в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

В процессе перевода переводчик использует трансформации для достижения эквивалентности, для максимального сближения с текстом оригинала.

Для того чтобы правильно применять наиболее эффективные приемы трансформаций необходимо, чтобы переводчик в равной или почти в равной степени владел как исходной, так и переводящей культурами.

От того, насколько правильно и умело переводчик использует трансформации, будет зависеть наше понимание текста перевода.

При переводе слов широкой семантики чаще всего используются такие лексические трансформации, как дифференциация и конкретизация значения. Обычно приемы дифференциации и конкретизации значений сопутствуют друг другу. При этом дифференциация без конкретизации возможна, когда нужно передать значение широкого абстрактного понятия без его уточнения в переводе. Все это наглядно прослеживается на основе произведенного перевода общественно-политического текста.

ГЛОССАРИЙ

to arrive зд. добиваться успеха
auto loan кредит на покупку автомобиля
bailout срочная ссуда
Barack Obama Президент США
college loan кредит на оплату обучения в колледже
economic upheaval экономический переворот
foreclosure потеря права выкупа
health care coverage медицинская страховка
health insurance медицинская страховка
housing market рынок недвижимости
interest rate процентная ставка
to jumpstart давать импульс, толчок
layoff временное увольнение, увольнение из-за отсутствия работы
lending кредитование, предоставление займов
long-term investments долгосрочные инвестиции
predicament затруднительное положение
prosperity процветание
to pull together сплотить
recession спад, снижение, кризис
stock market фондовый рынок
unemployment benefit пособие по безработице

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1.Rosalyn Higgins. Problems and Process International Law and How We Use it.- Oxford.: Clarendon Press, 2004. - 269p.

2.Ж.Г. Аванесян. Английский язык для юристов: Учеб. пособие для студ. вузов, изучающих англ. яз./ Ж.Г. Аванесян.- М.: Высш. шк., 2001. - 127с.

3.Н.А. Адамчик. Англо-русский словарь.- Мн.: Современный литератор, 1999. - 832 с.

4.У.Э. Батлер. Русско-английский юридический словарь.- М.: Зерцало, 2001. - 240 с.

5.М.А. Беляева. Грамматика английского язык: Учеб. пособие для вузов./ М.А. Беляева.- М.: Высш.школа, 1998.- 333 с.

6.С.И. Блинова. Практика английского языка: Модальные глаголы :Сб. упражнений/ С.И. Блинова, Е.И. Синицкая.- СПб.: Союз, 1999.- 191 с.

7.Г.А. Вейхман. Новое в английской грамматике: Учеб. пособие для институтов и фак. иностранных языков/ Г.А. Вейхман.- М.: АСТ, 2001.- 128 с.

8.Ж.А. Голинова. Перевод с английского на русский: Учеб. пособие/ Ж.А.Голинова. - М.: ООО «Новое знание», 2003. - 286 с.

9.Т.Н. Гуськова, Г.М. Зиброва. Трудности перевода общественно-политического текста с английского языка на русский: Учебное пособие для институтов и факультетов иностр. яз.- М.: Российская политическая энциклопедия, 2000.- 228 с.

10.Л.Ф. Дмитриева. Английский язык. Курс перевода: книга для студентов/ Л.Ф. Дмитриева. - М.: МарТ ,2005.- 288 с.

11.А.Ф. Дрозд, М.Д. Шилина. English for special purposes: Учебное пособие для студентов отделения «Международное право».- Мн.: Учебное издание, 1998. – 136 с.

12. Т.В. Караичева, Г.Б. Филимонова, С.А. Дубинко и др. Практикум по переводу (английский-русский) : учеб. пособие. – Мн.: БГУ, 2002. – 132 с.

13.К.Н. Качалова. Е.Е. Израилевич. Практическая грамматика английского языка с упражнениями и ключами/ К.Н. Качалова.- М.: ЮНВЕС ЛИСТ, 2000.- 715 с.

14.В.К. Мюллер. Новый англо-русский словарь.- М.: Русский язык, 2002.- 880 с.

15. Б.А. Осокин. Введение в теорию и практику перевода. Перевод политологического текста. – М.: МГИМО МИД России; РОССПЭН, 2008. – 152 с.

16. В.С. Слепович. Курс перевода/ В.С. Слепович.- Мн.: Тетра-Системс, 2003.- 320 с.

17. Я. И. Рецкер. Теория перевода и переводческая практика. Очерки лингвистической теории перевода. – М.: «Р.Валент», 2006. – 240 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий