регистрация / вход

Краткая характеристика звуковой системы индоевропейского языка

История индоевропейского языкознания, сходство санскрита с греческим и латинским. Масштабный сдвиг согласных в германском языке, выводы лингвистов в индоевропейском языкознании. Язык древних индоевропейцев в контексте материальной и духовной культуры.

История индоевропейского языкознания

За последние двести лет об индоевропейской лингвистике и языках, входящих в состав этой семьи, написано такое количество информации, что ни один человек не смог за всю жизнь прочитать ее всю, а уж тем более переварить. Тем не менее, важнейшие открытия и наиболее интересные теории появляются в лингвистике относительно редко.

В античную эпоху греки и римляне, достигшие высочайшего уровня в изучении философии, астрономии и истории, почему-то обращали на удивление мало внимания на проблемы языкознания. Несмотря на множество фундаментальных трудов о латинском и греческом (как, например, "Грамматическое руководство" Элия Доната 4 века, около тысячи лет служившее учебником латыни в Европе), за сравнение и изучение истории языков не брался никто, это казалось неинтересным. Редко-редко в трудах Цицерона, Цезаря и других можно уловить фразу типа "Все знают, что раньше это слово произносили так-то" - и только. В средние века в Европе были вообще убеждены, что язык был дан человеку богом - следовательно, в изучении не нуждается. В 16 веке первые попытки сравнения были предприняты Гвильмом Постеллусом и Иозефом Скалигером - в них наряду с индоевропейскими языками рассмтривались венгерский, финский, баскский, что затрудняло сравнение. Но о родстве множества европейских языков уже тогда сильно подозревали. В следующем столетии великий ученый Вильгельм Лейбниц разделил "кельтские" (т.е. индоевропейские) и "скифские" (т.е. урало-алтайские языки) по признаку родства.

Но моментом рождения сравнительного языкознания вообще и индоевропейского, в частности, стало сенсационное заявление английского судьи Вильяма Джонса, который из своего путешествия в Бенгалию вынес вывод о том, что санскрит, язык классической индийской литературы, как две капли воды похож на греческий и латинский. А следовательно, делает вывод Джонс, все они происходят из общего праязыка.

Вильям Джонс: "Сходство этих языков настолько сильно, что ни один языковед при исследовании их не может не прийти к выводу, что они произошли из одного источника, который, по-видимому, уже не существует. "

К сожалению, мистер Джонс довольно быстро скончался и не успел изложить свои доводы на бумаге. Французская революция и Наполеоновские войны тоже замедлили ход науки. Но уже в начале 19 века индоевропейское сравнительное языкознание начинает бурно развиваться. За изучение и сравнение европейских, индийских и иранских языков берутся все новые и новые ученые в Германии, Англии, Франции и России, языкознание начинают преподавать в университетах по всей Европе. Уже в 1818 году немецкий лингвист Якоб Гримм (один из братьев Гримм, кстати) публикует труд, в котором обоснует принадлежность германских языков к индоевропейским, а также открывает знаменитый закон Гримма - индоевропейские звонкие согласные в германском стали глухими, а глухие и вовсе превратились в спиранты. В доисторическую эпоху в германском языке произошел масштабный сдвиг звуков.

Общегерманский сдвиг согласных:
Ие. Герм. пример
p f pater - fadar 'отец'
t th tres - three 'три'
k h noctem - nahts 'ночь'
kw hw equus - ehu- 'конь'
b p слабый - slepan 'спать'
d t duo - twai 'два'
g k iugum - juk 'иго'
gw kw *gwen - cwene 'женщина'
bh b bhratar - brothar 'брат'
dh d madhu - medu 'мед'
gh g ghostis - gasts 'гость'

Этот так называемый "германский сдвиг согласных" хорошо виден в немецком языке и сегодня (ие. *bhrater- > нем. Bruder 'брат', ие. *bal- > нижненемецкое pal 'сильный', ие. *pater- > нем. Vater [fate] 'отец').

Тогда же, в первые десятилетия 19 века, европейские ученые с удивлением открывали для себя все больше языков, родственных латыни и древнегреческому, принадлежащих индоевропейской семье. Франц Бопп в своем исследовании "О системе спряжения санскрита в сравнении со спряжением греческого, латинского, персидского и германских языков" в 1816 году и затем в своей первой в истории "Сравнительной грамматике индоевропейских языков" в 1849 включает в анализ славянские, балтийские, кельтские языки. Кто-то догадался повнимательнее присмотреться к армянскому - и оказалось, что он также представляет собой отдельную группу языков - в то время как ранее его считали одним из армянских диалектов. Тогда же обнаруживается родство с индоевропейской семьей албанского и ряда древних языков Балканского полуострова - иллирийского, фригийского, фракийского.

Франц Бопп в предисловии к "Сравнительной грамматике": "Я намерен дать в этом труде описание организма различных языков, указанных в заглавии, сравнить их однородные явления, изучить физические и механические законы, которые управляют этими языками, и исследовать происхождение форм, выражающих грамматические отношения".

В результате языкознание получает достаточно большую базу для исследований и сравнительного анализа. Уже в 1830-е годы появляются первые предположения о том, как выглядел индоевропейский праязык: вопрос, который с этих пор остается самым интересным и таинственным во всей мировой лингвистике. В самой середине 19 века Август Шлейхер делает первую попытку реконструкции индоевропейского праязыка и, в частности, публикует свою известную "басню" на индоевропейском языке в том виде, каким он его видел.

Басня Шлейхера (долгие гласные обозначены в тексте с двоеточием):

"Owis Ek'wo:skwe. Gwre:i owis, kwesyo wlna: ne e:st, ek'wo:ns espeket, oinom ghe gwrum woghom weghontm, oinomkwe megam bhorom, oinomkwe ghmenm o:ku bherontm. Owis nu ek'womos ewewkwet: "Ke:r aghnutoi moi ek'wo:ns agontm nerm widntei". Ek'wo:s tu ewewkwont: "Kludhi, owei, k:er ghe aghnutoi nsmei widntmos: ne:r, potis, owio:m r wlna:m sebhi gwhermom westrom kwrneuti. Neghi owio:m wlna: esti". Tod kekluwo:s owis agrom ebhuget.

Овца и лошади. В горах овца, у которой не было шерсти, увидела лошадей, одна из которых везла в гору тележку, одна несла на себе груз, одна быстро везла человека. Овца тогда сказала лошадям: 'Мое сердце разрывается видеть лошадей, везущих человека'. Тогда лошади сказали: 'Послушай, овца, у нас сердце разрывается, когда мы видим: человек, хозяин, стрижет у овцы шерсть себе на теплую одежду. И у овцы нет шерсти.' Услышав это, овца убежала в поле."

Это была революция. Впервые стало возможным написать текст на реконструированном языке! Конечно, очень скоро стало понятно, что басня Шлейхера просто никуда не годится и содержит в себе массу ошибок, не говоря уже о полном игнорировании реконструкции синтаксиса (ведь неизвестны индоевропейский порядок слов, речевые обороты и т.д.). Но в целом Шлейхер сделал большой шаг вперед. В 1861 году из-под его пера выходит первая крупная "Сравнительная грамматика индоевропейских языков" с привлечением всех известных к тому времени языковых групп, древних и новых языков. В ней, в отличие от предыдущих грамматик, детально рассматривались вопросы как фонетики, так и грамматической структуры индоевропейского. А в 1868 году германский лингвист Август Фик издает первый "Этимологический словарь индоевропейского языка", довольно наивный для сегодняшнего читателя, но очень прогрессивный для того времени.

Вообще, период 1860-70-х годов становится поистине золотым веком для индоевропейского языкознания. До этого времени в лингвистике безраздельно главенствовала точка зрения, что санскрит является неким "эталоном" для индоевропеистики, древним родоначальником, наилучшим образом сохранившимся до наших дней. И только в 1877 году учеными было доказано, что санскритская гласная -а- вовсе не является древней: наоборот, это инновация, объединившая в себе сразу три индоевропейских гласных - *a, *e, *o . Эти звуки отлично сохранились в латыни, древнегреческом и кельтских языках, а следовательно, санскрит вовсе не архаичен по своей структуре. С этого момента главенство индийских языков в языкознании начинает отступать.

В 1878 году был сделан еще один важнейший вывод в языкознании: немцы Остгофф и Бругманн доказали, что фонетические законы изменения звуков в языках не имеют исключений. То-есть, если в славянском языке древний долгий звук *u переходит в -ы- , то это происходит во всех без исключения случаях, и другого быть не может. Любое исключение из этого закона само по себе становится законом: например, в языке может случиться позиционное изменение. В таком случае, один звук переходит в другой только в определенных позициях (к примеру, после согласных, или только в начале слова), а во всех остальных остается без изменений. Но и в этом случае случайных исключений быть не может. После открытия Остгоффа-Бругманна человечество впервые осознает, что язык устроен как система, подчиненная четким и заранее известным законам, а все изменения в нем являются регулярными и не знают исключений.

В том же 1878 году один из самых выдающихся исследователей в мировом языкознании, француз Фердинанд де Соссюр, делает открытие, положившее начало "ларингальной теории" - одной из самых любопытных гипотез в языкознании. В своей книге "Мемуар о системе гласных в индоевропейских языках" Соссюр вводит понятие "сонантических коэффициентов", которые в индоевропейском были отдельными звуками, но впоследствии повсюду исчезли, повлияв, однако, на долготу и краткость гласных вокруг себя. Вскоре после теории Сюссюра эти коэффициенты были названы "ларингальными звуками".

Ларингальная теория поначалу не нашла в мире лингвистики большого количества сторонников. С одной стороны, нашлись ученые, которые обнаруживали в индоевропейском три, четыре, шесть и даже 10 ларингалов. С другой, дружное отсутствие явственных признаков каких-то мифических "ларингальных согласных" в исторически засвидетельствованных языках не давало возможности защитить теорию от критики.

Все изменилось в 1915 году, когда чешский лингвист Бедржих Грозный опубликовал результаты исследования языка древней хеттской цивилизации в Малой Азии (совр. Турция). Из его исследования стало очевидно, что хеттский, вымерший не позже 1200 года до нашей эры, тоже является индоевропейским языком. Стоит лишь сравнить ряд хеттским слов с их русским переводом, чтобы увидеть очевидность родства. При этом хеттский, как оказалось, содержит как ряд очень архаичных, так и множество неизвестных доселе языковедам характеристик.

Хеттско-русские соответствия: da- давать dalugais долгий giman зима iukan иго nepis небо newas новый tri- три watar вода

Хеттский язык, ко всеобщему удивлению, продемонстрировал ученым именно тот самый ларингальный согласный, который так долго искали сторонники теории Соссюра. Например, хеттскому harkis 'белый' соответствуют греческое argos 'белый' и латинское argentum 'серебро' - здесь видно, что в хеттском ларингал -h- сохранился, а в европейских языках бесследно исчез. Предположения последователей Соссюра были блистательно подтверждены в 1927 польским языковедом Ежи Куриловичем. Впрочем, ларингальная теория до сих пор остается одной из самых спорных в индоевропейской лингвистике.

С начала 20 века благодаря этой и некоторым другим победам в сравнительном языкознании начинается преобладание так называемых "младограмматиков" - в основном последователей Соссюра и в основном французов по происхождения (надо сказать, что немецкая и французская школа в лингвистике - традиционные соперники). Младограмматики призывали рассматривать язык как единый организм, в изучении которого нельзя разделять фонетику, морфологию, синтаксис и лексику. Более того, язык постоянно развивается и не существует как нечто застывшее во времени и пространстве.

Одним из наиболее известных младограмматиков на рубеже 19-20 веков, Антуан Мейе, в своем труде "Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков" сделал из этого парадоксальный вывод - индоевропейский язык реконструировать нельзя. Ведь те элементы, которые удалось воссоздать, принадлежат различным периодам существования языка и, возможно, даже различным диалектам.

То, что в индоевропейском, как и в любом другом языке, должны были существовать диалекты, не подвергалось сомнению и ранее. Но как классифицировать их, существовали различные точки зрения. Наиболее распространенным критерием разделения было отражение индоевропейских палатальных согласных, обозначаемых в международной транскрипции как *k', *g', *g'h . В "западных" языках, таких как латынь, германские, кельтские и греческий, эти согласные приобрели вид обычных k, g . В "восточных" же, то-есть славянских, балтийских, индийских и иранских языках, они были преобразованы в свистящие s, z или шипящие [ш, ж]. Получившиеся две большие группы языков получили названия centum ("кентум") и satem, по отражению индоевропейского слова *k'mtom в латинском и авестийском (иранском) языках.

Из этого разделения исходили все без исключения крупнейшие лингвисты 19 века, и оно считалось незыблемым, пока в 1908 году не произошло еще одно большое открытие: немцы Зиг и Зиглинг опубликовали результаты исследования вымершего языка, найденного в оазисах китайского Восточного Туркестана и условно названного тохарским. Тохарский, во-первых, был явно индоевропейским, а во-вторых, оказался близко родственным латинскому и кельтскому, в том числе и в отражении палатальных. Получалось, что самый восточный из индоевропейских языков является "западным" по своей фонетической структуре?

Попытки диалектного разделения индоевропейского праязыка начались с новой силой. Этой проблеме уделяли свое внимание и француз Мейе, и итальянец Джакомо Девото, и особенно немец Вальтер Порциг в своем труде "Членение индоевропейской языковой общности" (1953). Однако до сегодняшнего дня вопрос доисторических диалектов индоевропейского языка не разрешен, и споры продолжаются.

Вальтер Порциг: "Исторические и доисторические события часто приводили к смешению племенных культур и к наслоению одной из них на другую. Языковые последствия таких процессов никогда нельзя установить по следам в материальных памятниках. Одержал ли верх язык победителей, как это было с латинским в Галлии, или язык побежденных, как романский во Франции и в Испании, или же имело место смешение языков, как в Англии после норманского завоевания? Лишь памятники языка могут ответить на этот вопрос."

В середине 20 века на арену индоевропейского языкознания выходит Советский Союз. Одно из важнейших достижений советской лингвистики - знаменитая "глоттальная теория", выдвинутая в 1972 году советскими учеными Гамкрелидзе и Ивановым. Опираясь на некоторые типологические ошибки в классической теории индоевропейской звуковой системы, они выдвинули предположение, что система согласных в праязыке выглядела совершенно по-другому. Традиционная точка зрения предполагает существование индоевропейских звуков *bh, *b, *p , которые в германском, согласно закону Гримма, трансформировались соответственно в b, p, f . Гамкрелидзе и Иванов сделали другой вывод: в индоевропейском существовали *b, *p' ("глоттальный", т.е. глубокий гортанный звук), *ph , которые в германском сохранились в форме b, p, f . Следовательно, германский не изменял, а, напротив, почти полностью сохранил древнюю систему согласных. Глоттальные звуки индоевропейского языка *p', *k', *t' в большинстве исторических языков перешли в звонкие b, d, g и сохранились только в германском и армянском.

Хотя вся традиционная научная общественность принялась за критику глоттальной теории, опровергнуть ее до конца так и не смогли, как и до конца доказать. Труды девяностых годов обычно продолжают традиционную систему фонетики, в скобках указывая "глоттальные" варианты звуков.

В 1984 Гамкрелидзе и Иванов опубликовали фундаментальный двухтомный труд "Индоевропейский язык и индоевропейцы", где провели не только тщательный, детальный анализ фонетики и грамматики праязыка и его потомков, но и провели реконструкцию всей культуры древних индоевропейцев, основываясь на данных археологии, мифологии, истории и языка. Человечество впервые получило возможность оценить, как жили древние индоевропейцы, чем они занимались в повседневной жизни, во что верили и о чем говорили между собой. И все это - при полном отсутствии исторических памятников той эпохи. Исследование языка позволило открыть новые потрясающие горизонты первобытной и древней истории человека.

Тамаз Гамкрелидзе и Вячеслав Иванов: "Реконструируемые общеиндоевропейские слова для 'моря' могут обозначать не только море в собственном смысле слова, и большие водоемы вообще типа 'больших соленых озер'. Лингвистическая реконструкция не дает возможности дифференцировать слова, обозначающие собственно 'море'. Поэтому невозможно с уверенностью утверждать, что древние индоевропейцы различали 'море' от других водоемов типа 'больших соленых озер'."

В настоящее время именно такие труды - где язык древних индоевропейцев рассматривается в контексте общей материальной и духовной культуры - становятся важнейшими в языкознании. Тем более что большинство ключевых проблем изучения языков семьи так и не решены окончательно: и морфология, и особенно фонетика индоевропейского остаются не до конца реконструированными, вопрос о диалектном членении не разрешен, да и история многих существующих языков вызывает много споров. Перед лингвистами всего мира стоит огромное количество проблем, изучение каждой из которых требует уже не просто сообразительности и наблюдательности, но и штудирования массы материалов. Лингвистике предстоит еще огромный путь вперед.

Что такое индоевропейские языки?

Древние греки считали всех остальных европейцев варварами, потому что те не говорили по-гречески. Но никому из тогдашних обитателей Эллады даже в голову не приходило, что фракийский, фригийский или кельтский языки близкородственны греческому. Эллины даже не задумывались, почему греческое pater и латинское pater звучат практически одинаково. Они считали это вполне естественным, и не углублялись в сущность проблемы.

Точно так же и мы не задумываемся, отчего русское три и его английский эквивалент three на удивление сходны. И если посидеть и вспомнить элементарную английскую лексику на уровне четвертого класса средней школы, то уже можно наскрести множество явно сходных слов с одинаковыми значениями:

сидеть - sit стоять - stand мать - mother сестра - sister мышь - mouse кот - cat , и так далее. Очевидно, что это сходство появилось в обоих языках неспроста. А если открыть словарь и отыскать те же самые слова во французском, немецком и испанском языках, то и там в большинстве случаев обнаруживаются видные невооруженным глазом параллели:

три - нем. drei , франц. troi , исп. tres сидеть - нем. sitzen , франц. s'asseoir мать - нем. Mutter , франц. mere , исп. madre сестра - нем. Schwester , франц. soeur мышь - нем. Maus кот - нем. Katze , франц. chat

В то же время если мы возьмем для сравнения японский, финский или венгерский языки, то ничего общего в указанных словах с русскими мы не находим:

три - венг. ha'rom , яп. san стоять - венг. a'll , яп. tattsu мать - венг. anya , фин. aiti , яп. haha

Очевидно, что между русским, английским, немецким и французским языками наблюдается некое родство, которого нет между русским и финским. Это родство и привело человека к понятию языковой семьи. Та семья, в состав которой входит и русский, получила название индоевропейской, так как, помимо прочего, обнаружилось, что с европейскими языками родственны и многие языки Индии. Более того, первоначально считалось (а кое-где и сейчас считается), что индийские языки, начиная с древнего санскрита, и стали прародителями современных языков Европы. Впервые открытие о родстве индийских и европейских языков привез из Индии англичанин Вильям Джонс, который в 1786 году удивил всю Европу, заявив о несомненной схожести множества слов и грамматических конструкций санскрита с латинским и греческим. Именно это заявление слова положили начало новой науке - языкознанию. С этого момента в исследование родства языков индоевропейской семьи включились сотни ученых по всему миру.

Прежде всего обнаружилось, что не все языки в равной степени похожи друг на друга. Украинский, разумеется, более понятен русскому, чем английский. Польский тоже можно кое-как понять, особенно если читать написанный текст. Точно так же французский и испанский разительно похожи между собой, но не столь похожи на русский. Таким образом, в рамках семьи существуют группы языков, объединенные ближайшим родством. В состав славянской группы языков входят, в частности, русский, польский, чешский, болгарский, романские языки включают французский, испанский, португальский и некоторые други языки Европы, а германская группа объединяет английский, немецкий, шведский и так далее.

Уже в конце 18 века обнаружилось, что индоевропейская семья распространилась шире, нежели на языки западной Европы. Было установлено вполне очевидное родство с ней и кельтских языков (напр., ирландского), и армянского, и греческого, и албанского, и литовского. Сведя все родственные языки вместе, можно определить и более или менее полный состав индоевропейской семьи:

(семья и группы)

В некоторых группах состоит до 20 различных языков, так что их можно, в свою очередь, разделить на подгруппы. К примеру, русский, украинский и белорусский языки объединяются в восточнославянскую подгруппу, в отличие от западнославянских (польский, чешский) и южнославянских (болгарский, словенский) языков. А в некоторых группах состоит лишь 1-2 языка. Такая несправедливость существует потому, что история каждой группы языков имеет свои особенности - и вполне вероятно, что многие языки за последние тысячи лет попросту вымерли. Когда-то в Европе говорили на галльском, фракийском и иллирийском языках - сегодня от них остались лишь малочисленные следы в древних рукописях или трудах историков.

Вышел из употребления и тот самый общий язык-источник, на котором когда-то, несколько тысячелетий назад, говорили общие предки русских, англичан, индийцев и иранцев. Этот язык, условно называемый индоевропейским языком или праязыком, существовал, по всей видимости, в пятом и четвертом тысячелетии до нашей эры где-то на просторах Евразии. Воссоздание, реконструкция индоевропейского языка остается самой увлекательной и таинственной загадкой языкознания - как он выглядел, как звучали его слова, как склонялись в нем существительные? Да и регион, где жили индоевропейцы, до сих пор не определен, и лингвисты всего мира продолжают ожесточенные споры об индоевропейской прародине на страницах своих монографий.

Казалось бы, задача непосильная - разгадать звучание слов, которые произносились пять-шесть тысяч лет назад. И тем не менее это возможно - с помощью метода сравнительного языкознания, который появился в начале 19 века. Его основа заключается в том, чтобы на основе родственных слов из различных языков определить слово-первоисточник. Например, имеются слова: рус. стать , латинское stare 'стоять', англ. stand . Логично предположить, исходя из этих трех слов, что корнем исходного слова было нечто вроде *sta- . Но тогда почему мы имеем при дальнейшем рассмотрении литовское stoti 'стать' и древнегреческое ste 'стою'? Они явно относятся к тому же самому корню, но отличаются корневой гласной. Для выяснения возникшего вопроса обращаемся к другому слову: рус. мать , лат. mater , греч. meter , лит. moteris 'женщина'. И уже здесь станосится понятно, что русскому и латинскому звуку -а- в греческом соответствует -e- , а в литовском -o- .

Это предположение логично и очень просто проверяется, если подобрать еще несколько слов с аналогичными звуками - соответствия будут одиаковы. Но какой же звук был в корне соответствующего индоевропейского слова? Греческий вариант -e- отпадает, если мы заметим, что Гомер в своих произведениях употребляет все-таки mater и sta . Так как произведения Гомера были написаны в глубокой древности, разумно предположить, что впоследствии переход a > e стал внутренним процессом греческого языка. Остается выяснить, почему при общем для большинства языков варианте -a- лишь литовский показывает -o- .

Но это остается неизвестным. Древнейшие памятники литовского языка записаны на бумагу только в 16 веке, и что с ним было до этого момента, остается загадкой. Остается только предположить, что индоевропейскими словами были все же *mater- и *sta- . При этом указанный звук *-a- не обязательно звучал именно так, как в русском языке. Останется навсегда загадкой, как он звучал в деталях. Потому что реконструкция праязыка никогда не сможет дать нам стопроцентной уверенности в наших выводах. И любые новые исследования и открытия направляют еще один луч света на проблему того, на каком языке говорили наши далекие предки.

Приведенные примеры - лишь крупица сравнительного языкознания. Объем знаний о языке, которым на сегодня обладает человечество, огромен. В любом сравнении слов, звуков и значений встречаются сотни подводных камней, затрудняющих реконструкцию и часто ведущих к ошибочным выводам. Но от этого изучение родства и истории языков не становится менее интересным. Разве не любопытно выяснить, почему близкородственны такие слова, как elephant и верблюд , или сидеть и ходить ? Какие два единственных слова сохранили в русском языке древний звательный падеж? Где и как жили наши предки за тысячи лет до нашего рождения, и кто в тот момент жил на берегах Москвы-реки? Или даже - откуда в русском языке матерные слова?

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему