регистрация / вход

Иноязычное описание родной культуры как часть глобальной межкультурной коммуникации (на примере англоязычных путеводителей по России)

Рассмотрение сущности перевода как языкового посредничества и способа межкультурной коммуникации. Изучение целей и содержания лингвострановедческих знаний. Анализ особенностей отражения иноязычного описания родной культуры в англоязычных путеводителях.

Иноязычное описание родной культуры как часть глобальной межкультурной коммуникации (на примере англоязычных путеводителей по России)


Содержание

Введение

Глава 1. Межкультурное общение: цели и проблемы

1.1 Перевод как языковое посредничество, способ межкультурной коммуникации

1.2 Цель и содержание лингвострановедческих знаний как аспекта иноязычной коммуникативной компетенции

Выводы по 1 главе

Глава 2. Особенности отражения иноязычного описания родной культуры в англоязычных путеводителях

2.1 Особенность описания родной культуры в англоязычных путеводителях

2.2 Особенность перевода иноязычных описаний культуры

Выводы по 2 главе

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Данная работа посвящена анализу иноязычного описания родной культуры как части глобальной межкультурной коммуникации (на примере англоязычных путеводителей по России).

Актуальность данной работы обусловлена тем, что достижением современной науки является признание того факта, что в процессе перевода взаимодействуют не только два языка и более, но две культуры, имеющие как общую, так и национальную специфику. Выявление общего, интернационального, общечеловеческого и частного, особенного, национального является принципиальным при изучении такого явления, как межкультурная коммуникация.

Мы разделяем точки зрения многих ученых, что наличие общечеловеческого начала обусловлено тем, что мышление у людей, говорящих на разных языках, в своих главных очертаниях остается сходным или одинаковым. Объясняется это физической природой человека, функциями его головного мозга, высшей нервной системы. Национальные языки многочисленных народов, существующих в этом мире, - это различные пути, способы духовного освоения действительности. Данное освоение действительности строится на одинаковых принципах человеческого мышления и ведет к адекватному постижению реального мира. В связи с этим, логика человеческого мышления, объективно отражающего внешний мир, едина для всех людей, на каком бы языке они ни говорили. Внешние условия жизни, материальная действительность определяет сознание людей и их поведение, формирует картину мира. Именно в таком понимании язык выступает формой овладения единым, объективным миром.

Мы считаем, что, с одной стороны, язык - это объективная система, а с другой - результат эмоционально-духовного творчества нации, таким образом языки фиксируют особенности мировидения народа. Внешние материальные условия существования этноса могут со временем измениться, однако, передаваемые языковыми средствами особенности национального менталитета продолжают воспроизводиться в последующих поколениях. То есть язык предлагает его носителям уже готовую форму оценки и восприятия и начинает выполнять функцию, которую на первоначальном этапе существования этноса выполняла внешняя среда, моделируя отчасти речевое и неречевое поведение людей как субъектов культур данного социума.

Данная проблема уже исследовалась в работах Ю.С. Степанова, Ю.Д. Апресяна, А. Вежбицкой, В.А. Масловой, Е.С. Кубряковой, Н.Д. Арутюновой, А.А. Уфимцевой, Г.В. Токаревой, А.М. Антоновой и др. Однако наибольший вклад в разработку данной проблематики внес В.В. Кабакчи.

Все это определяет актуальность данной работы.

Объектом данного исследования являются тексты англоязычных путеводителей по России.

Предметом исследования является иноязычное описание родной культуры в англоязычных путеводителях по России.

Целью настоящего исследования является особенность иноязычного описания родной культуры как часть глобальной межкультурной коммуникации.

Задачами данного исследования являются:

- рассмотрение перевода как языкового посредничества, способа межкультурной коммуникации,

- анализ лингвострановедческих знаний как аспекта иноязычной коммуникативной компетенции

- анализ особенностей отражения иноязычного описания родной культуры в англоязычных путеводителях.

Материалом данного исследования послужили тексты английских путеводителей по России, в частности по Санкт-Петербургу: LongmanDictionaryofContemporaryEnglish, RussiaandBelarus, EdwardRutherfurd. Russka. ThenovelofRussia. Данный выбор обусловлен тем, что Санкт-Петербург воспринимается как культурная столица России, и является одним из посещаемых городов в мире. Все это обуславливает повышенный интерес к путеводителям по Санкт-Петербургу, особенно описывающим культурные реалии города. Туристический путеводитель — это один из самых распространенных на сегодняшний день типов текста иноязычного описания культуры. В ходе прямого межкультурного диалога, который неизбежно возникает при контакте представителей различных культур, формируется специализированный язык — язык международного общения.

Работа состоит из введения, двух глав, теории и практики, заключения, библиографического списка, который насчитывает 18 источников.

В 1 главе описаны цели и проблемы межкультурного общения, в том числе рассмотрен перевод как языковое посредничество, способ межкультурной коммуникации, а также проанализированы цели и содержание лингвострановедческих знаний как аспекта иноязычной коммуникативной компетенции.

Во 2 главе рассмотрены особенности отражения иноязычного описания родной культуры в англоязычных путеводителях, в том числе проанализированы конкретные описания родной культуры в англоязычных путеводителях, а также разобраны особенности перевода иноязычных описаний культуры.


Глава 1. Межкультурное общение: цели и проблемы

1.1 Перевод как языковое посредничество, способ межкультурной коммуникации

Прежде всего мы дадим определение понятия "языковое посредничество". В данном случае мы опираемся на точку зрения О. Каде, который считает, что данное понятие раскрывается при обращении к процессу общения разноязычных коммуникантов с помощью третьей стороны - посредника. Л.К. Латышев, А.Л. Семёнов разделяют данную точку зрения, добавляя, что перевод, как вторичная речевая деятельность, является одним из видов посредничества, и при этом признаётся особым и самым совершенным из них. "Переводчик стремится соотнести языковые коды, специфику мировидения коммуникантов, испытывая при этом влияние того, кого он переводит, и ориентируясь на потребности того, для кого он это делает. Цели, мотивы, информационные, семиотические и эмоциональные процессы, сопровождающие деятельность переводчика, не могут не оказать воздействия на динамические преобразования его сознания и языковой способности".

Анализ работ по данной теме показывает, что современное языкознание обозначило новый подход к языку как средству доступа к ментальным процессам, что предопределяет стремление исследователей обнаружить корреляции между единицами сознания и объективирующими их языковыми знаками. В связи с этим, В.В. Бибихин трактует перевод прежде всего как явление человеческого языка, "а не человеческого разноязычия". Система смыслов, представленная в текстах на исходном и переводящем языках, для переводчика, интерпретирующего субъекта, является отражением основных способов познания коммуникантами окружающей действительности, что позволяет квалифицировать перевод как речемыслительный процесс. Следовательно, любые пути анализа этого процесса дают дополнительную информацию о сущностных особенностях речевой деятельности в целом. При этом, подчеркивает С.Л. Пшеницын, все переводческие операции со смыслом получают обязательную материальную фиксацию в тексте перевода, в своеобразном "метатексте" осуществлённого понимания. Таким образом, перевод становится естественным способом получения объективных данных о работе человеческого мышления.

Изучение различных источников по данной тематике показывает, что внимание к культурологическим проблемам языка проявлялось уже в античных теориях, например, в спорах о мотивированности языковых знаков. В них видны попытки философов прошлого осознать специфичность языкового отражения действительности, доказать связь и обусловленность чувственными и умственными представлениями народа, его фантазиями и предпочтениями. Однако следует подчеркнуть, что в Средние века получило развитие точка зрения, согласно которой, во-первых, всё высказанное на одном языке может быть высказано на другом, а, во-вторых, наблюдается отсутствие интереса к переводящему. Таким образом, проявляется отчетливая ориентация процесса перевода на текст.

В эпоху Возрождения наблюдается тенденция среди переводчиков высказывать сомнения в правомерности представления о различных языках как о тождественных способах выражения одних и тех же мыслей. Однако данная точка зрения сменяется через два века возвращением к идее о том, что все языки являются проявлением одной сущности. Так, например С.Д. Кацнельсон разделяет данное мнение и подчеркивает, что при таком подходе перевод представлялся простым "переодеванием мысли", существо которой оставалось неизменным. Следует отметить, что это время сформировалось психологическое направление, которое также не отрицало связи между языком и мышлением, но полагало, что межъязыковой перевод невозможен, так как каждый язык обладает своим неповторимым духом.

Современную точку, по нашему мнению, наиболее полно формулирует Л.С. Бархударов, который считает, что современное языкознание "демонстрирует изменения в своём объекте от лингвостатического (текст), где намеренно декларируется стремление избежать любого проявления субъективности, до психодинамического (процесс перевода) и позже - до вполне логического их взаимодействия". В связи с этим формируются новые взгляды на задачи и роль переводчика, возрастает интерес к его деятельности, трактовка которой постепенно трансформируется. Проблемы перемещения текста с языка оригинала на переводящий язык уступают место попыткам опознать ментальные процессы, с помощью которых происходит вербализация представленной информации (А.Н. Крюков, Ю.А. Сорокин, В.И. Хайруллин, Т.А. Фесенко, А.Ф. Ширяев, R. Bell; P. Kussmaul и др.).

При этом возможные несовпадения национально-специфических "образов мира" автора и переводчика многие авторы (Г.В. Быкова, СВ. Власенко, В.И. Жельвис, Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина) объясняют понятием "лакуна", определяя её как сигнал не только специфических реалий, но и специфических процессов и состояний, противоречащих узуальному опыту носителя того или иного языка (культуры).

Также нам хотелось бы отдельно отметить точку зрения когнитивного направления. Большинство исследователей когнитивного направления солидарны в том, что переводческая деятельность выступает реализацией взаимодействия когнитивных и языковых структур, что переводу подлежат не тождественные когнитивные структуры, стоящие за словом в разных языках, а межкультурное общение целесообразно рассматривать как переход от одной специализированной когнитивной структуры к другой (Е.Ф. Тарасов, ТА. Фесенко, В.И. Хайруллин, В.Я. Шабес).

Необходимо также отразить и точку зрения Ч. Пирса, который считает, что посредническая переводческая деятельность осуществляется с помощью знаков и репрезентируемых ими моделей в широком контексте культуры, в которую погружён человек. Данное мнение разделяет и У. Эко, который считает, что знак, репрезентируя образ объекта в сознании субъекта, отражает сходство не столько с объектом, сколько с перцептивной моделью, вызываемой им в психике субъекта.

В современном языкознании сложились три наиболее часто описываемых принципа иконичности (И.М.Кобозева, Г.Г. Молчанова, J. Haiman, F. Ungerer, Y-J Schmid):

- принцип последовательности, или "порядка упоминания";

- принцип дистанции, согласно которому формальное расстояние между единицами соответствует концептуальному расстоянию между ними;

- принцип количества, основанный на соотношении количества информации с количеством обозначаемого (more form - more meaning, less form - less meaning).

Принцип количества своеобразно преломляется в знаках, маркирующих культурноспецифическое.

Наглядным примером здесь могут служить способы, принятые при переводе таких знаков в англо-русском лингвострановедческом словаре "Американа". Например,

1) billing - биллинг// Расстановка имён актёров на всей печатной продукции, относящейся к спектаклю;

2) redeye - красный глаз // Ночной авиарейс, билеты на который стоят дешевле;

3) saloon - ист, салун. // Питейное заведение в маленьких городах на Западе в период освоения Фронтира;

4) valet - "паж" // Служащий гостиницы, в обязанности которого входит отгон автомобиля постояльца на стоянку или его подача к подъезду.

Во всех приведённых примерах семантизация осуществляется однотипным образом: сначала даётся краткий вариант перевода, появившийся как результат аллитерации, транскрибирования (примеры 1, 3), калькирования (пример 2), переводческого аналога (пример 4), но он не обладает функциональной значимостью, так как у реципиента не сформированы структуры знания, с которыми коррелируют языковые единицы переводящего языка. Перевод - слово является средством доступа к пустым или крайне расплывчатым референтам для русскоязычного пользователя словаря.

Именно поэтому в словаре "Американа" первый этап семантизации дополняется вторым, увеличивая "количество" формы. С помощью описательного перевода, представленного развёрнутой синтаксической конструкцией, помещённой в словаре после двух косых черт, делается попытка соотнести, модифицировать имеющуюся в сознании читателя когнитивную структуру с новой, средством доступа к которой и может стать тело подлежащего переводу знака.

Количественная асимметрия компонентов, вербализующих одну и ту же информацию на исходном (ИЯ) и переводящем (ПЯ) языках, проявляется и в речевых произведениях. Например, из-за референциальной неопределённости топонима Дон в сознании английского читателя, из-за желания привнести оттенок эпичности переводчику Ст. Гарри также пришлось изменить структуру заглавия романа М. Шолохова "Тихий Дон", введя в него несколько дополнительных элементов, и книга на английском языке появилась под названием "And Quiet Flows the Don".

Приведённые примеры создания познавательной структуры, связанные со структурной декомпрессией языкового знака, попадают под рубрику явлений, которые определяются в переводе как адаптация - приспособление текста на ИЯ к тому, чтобы он был понят читателем на ПЯ (Г.Т. Хухуни). Описанные факты относятся к так называемой внутренней адаптации, происходящей непосредственно в тексте и ведущей к преобразованию структуры предложения, главным образом, к её расширению за счёт введения дополнительного разъяснения, конкретизирующих слов и т.д.

С этих позиций формулируется суть посреднической деятельности переводчика. Она направлена на формирование интегративных когнитивных структур, активизирующих коррелирующие познавательные пространства индивидов с разным этническим сознанием. Под интегративностью понимаются признаки, ориентиры, т. е. разнообразные функциональные опоры в речевой деятельности на двух языках, которые с разной степенью операциональности обеспечивают вероятностную актуализацию репрезентируемого ментального содержания в сознании коммуникантов.

Вся знаковая и коммуникативно-дискурсивная деятельность в переводе осуществляется благодаря специфическому, адаптированному к характеру этой деятельности сознанию индивида.

Сравнивая и описывая обработку информации, проводимую переводчиком и обычным реципиентом, специалисты отмечают, что переводчик не только истолковывает содержание и коммуникативную интенцию отправителя, но и смотрит на них глазами носителя другого языка, другой культуры. "Примерка" поступающей информации на конечного реципиента признаётся сторонниками практически всех моделей, однако основания, с помощью которых осуществляется переводческая ориентация, как, собственно, и вся посредническая деятельность в целом, варьируются от модели к модели.

1.2 Цель и содержание лингвострановедческих знаний как аспекта иноязычной коммуникативной компетенции

Проблема взаимодействия переводных соответствий в сфере языковых единиц, которые традиционно соотносятся с реалиями, привлекает внимание исследователей в связи с неоднозначным толкованием их лингвистической сущности, с одной стороны, а с другой, — по причине их национально-культурного своеобразия, которое требует достаточно объемных фоновых знаний для адекватной передачи средствами другого языка.

Так, А.М. Антонова считает, что "интенсификация и экстенсификация межкультурно-языковых контактов сделали актуальными разнообразные проблемы межкультурной коммуникации <…>. В новейшее время писатели, журналисты, ученые активно используют иностранные языки при описании родной культуры, стремясь выйти на более широкую аудиторию читателей. Этот вид общения приобретает все большую актуальность и для нашей страны, поскольку использование иностранных языков в приложении к русской культуре позволяет нам расширить ее популяризацию и сделать ее доступной тем, кто незнаком с русским языком.

При этом речь идет о виде коммуникации, существенно отличающемся от ситуации традиционного перевода, когда переводчик выступает в качестве посредника в межкультурном общении, осуществляя передачу оригинального текста, созданного одной из сторон. В случае прямого межкультурного диалога осуществляется <…> автор оригинального текста сам решает все проблемы адаптации языка общения в соответствии со спецификой описываемой культуры и ее родного языка. Он не связан лексической, грамматической и стилистической конвой текста-оригинала, он сам является автором текста, строя его в соответствии со стоящей перед ним коммуникативной задачей и ориентируя его на конкретную аудиторию: взрослые или дети, специалисты или неподготовленная для восприятия специального текста аудитория, устное сообщение или письменный текст".

Подразделяя реалии на языковые и культурологические, современные исследователи предлагают в рамках последних провести их классификацию на этнографические, психологические, поведенческие и кинесические. В данной работе мы рассматриваем культурологический аспект, семантика которого обусловлена существованием реалий, характерных для одной культуры, в другой локальной культуре. Именно этот вид реалий непосредственно связан с содержанием фоновой информации, которая играет концептуально важную роль в выборе соответствующего способа перевода. Сущность фоновой информации, по мнению Е. М. Верещагина и В.Г. Костомарова, заключается в том, что семантика слова помимо лексического значения включает в себя непонятийные компоненты, которые частично отражают национально-культурную специфику и могут создавать дополнительные трудности при переводе и служить причинами коммуникативных сбоев. Изучение этого фона является непременным условием успешной работы переводчика и предполагает прежде всего сопоставительный анализ лингвистического материала.

Значительную роль в создании местного колорита в художественном произведении зачастую играют ономастические реалии, среди которых зарегистрированы названия газет, марки французских вин, автомобилей и т.п.

Так, А.М. Антонова подчеркивает, что "существует два направления накопления текстов иноязычного описания культуры (ИОК): 1) ИОК на родном или втором языке, так называемые аутентичные тексты и 2) отечественные тексты иноязычного описания родной культуры (ИОРоК), причем на современном этапе чаще всего носящие переводной характер"

Иноязычная коммуникативная компетенция -- это определенный уровень владения языковыми, речевыми и социокультурными знаниями, навыками и умениями, позволяющий коммуникативно приемлемо и целесообразно варьировать свое речевое поведение в зависимости от ситуации общения. Иноязычная коммуникативная компетенция создает основу для коммуникативного биокультурного развития.

При этом культуроведческая компетенция заключается в овладении национально - культурной спецификой страны. При этом подразумевается овладение сведениями: о стране, изучаемого языка, о ее географическом положении, природных условиях, достопримечательностях, о государственном устройстве, о национальных особенностях быта и культуры страны изучаемого языка, об особенностях речевого и неречевого поведения носителей иностранного языка. Также следует отметить, что лингвострановедческая компетенция предполагает овладение безэквивалетной лексикой и способов ее передачи на родном языке; фоновой лексикой, реалиями, характерными для используемых в процессе обучения текстов; способами передачи реалий родного языка на иностранном языке.


Выводы по 1 главе

Подводя итог данной главе, мы можем сделать следующие выводы:

1. Современное языкознание обозначило новый подход к языку как средству доступа к ментальным процессам, что предопределяет стремление исследователей обнаружить корреляции между единицами сознания и объективирующими их языковыми знаками.

2. Система смыслов, представленная в текстах на исходном и переводящем языках, для переводчика, интерпретирующего субъекта, является отражением основных способов познания коммуникантами окружающей действительности, что позволяет квалифицировать перевод как речемыслительный процесс. Следовательно, любые пути анализа этого процесса дают дополнительную информацию о сущностных особенностях речевой деятельности в целом.

3. Таким образом, суть посреднической деятельности переводчика направлена на "формирование интегративных когнитивных структур, активизирующих коррелирующие познавательные пространства индивидов с разным этническим сознанием. Под интегративностью понимаются признаки, ориентиры, т. е. разнообразные функциональные опоры в речевой деятельности на двух языках, которые с разной степенью операциональности обеспечивают вероятностную актуализацию репрезентируемого ментального содержания в сознании коммуникантов".

4. Данный подход существенно отличается от традиционного перевода, когда переводчик выступает в качестве посредника в межкультурном общении, осуществляя передачу оригинального текста, созданного одной из сторон. Если автор не связан лексической, грамматической и стилистической текста-оригинала, он сам является строит его в соответствии со стоящей перед ним коммуникативной задачей и ориентируя его на конкретную аудиторию, то для переводчика такой "свободы" не существует.

Глава 2. Особенности отражения иноязычного описания родной культуры в англоязычных путеводителях

2.1 Особенность описания родной культуры в англоязычных путеводителях

Объектом нашего исследовании является бытовая лексика туризма с позиции нового направления в современной лингвистике - интерлингвокультурологии. Данное направление представляет собой лингвистику описания иноязычной культуры в ходе прямого межкультурного контакта.

При описании данной проблематики авторы используют различные термины: культурный компонент, культурно-коннотированная лексика, национально-самобытная лексика, лингвоспецифичная лексика, этнокультуроведческая лексика, лакуны, безэквивалентная лексика, культуроносная лексика, фоновые знания, реалии, культуремы, культуронимы и др.

Рассмотрение основные понятия, используемые в разных лингвистических дисциплинах для обозначения национально-специфичной лексики, позволило нам сделать вывод о том, что для выбора наиболее оптимальных способов адаптации культурно-маркированных слов при переводе художественных произведений самым экономным и емким обозначением таких лексических единиц является "культуроним" (термин В.В. Кабакчи). Культуроним − слово, закрепленное за специфическим элементом какой-либо культуры.

Дихотомия культуронимов, лежащая в основе научной концепции В.В. Кабакчи, определила выбор данного термина для настоящего сопоставительного исследования. В.В. Кабакчи разграничивает два основных типа культуронимов – идионимы (слова, обозначающие специфические элементы внутренней культуры) и ксенонимы (иноязычные с точки зрения данного языка культуронимы). Между соответствующими идионимами и ксенонимами образуется связь (ксенонимическая корреляция), в основе которой лежит использование этих культуронимов для обозначения одних и тех же элементов культуры. В данном исследовании мы будем опираться именно на термин "ксеноним".

Представляется, что изучение явления ксенонимической корреляции культуронимов в оригинальном и переводном тексте художественного произведения, несомненно, оказывает помощь при выборе наиболее верных адаптивных переводческих способов.

При этом мы считаем, что туризм является одной из областей, где наиболее ярко проявляется межкультурное общение между разноязычными коммуникантами. Туристический путеводитель — это один из самых распространенных на сегодняшний день типов текста иноязычного описания культуры. В ходе прямого межкультурного диалога, который неизбежно возникает при контакте представителей различных культур, формируется специализированный язык — язык международного общения (ЯМО). Исследуя аутентичные, т.е. написанные носителями языка, англоязычные путеводители по России как типы текста иноязычного описания культуры, мы обращаемся к одной из разновидностей ЯМО — к английскому языку межкультурного общения применительно к русской культуре (АЯМО РК). Русская культура входит в десятку наиболее освоенных английским языком культур народов мира.

Данная проблема исследовалась в работах таких ученых, как преимущественно в рамках перевода художественного текста М.М. Морозов, А.А. Реформатский, А.В. Кунин, С. Влахов и др, в рамках перевода художественного текста.

Реалии иноязычных культур принято объединять под понятием "ксенонимы". При таком подходе "палата лордов", "Тауэр", "Лондон"" - ксенонимы англоязычной лингвокультуры в русском языке; Moscow, tsar, troika, borshch, balalaika, samovar – ксенонимы-русизмы в английском языке.

Ксенонимы по своим функциям близки к терминам: ксенонимы так же, как и термины, в большинстве своем являются именами существительными, они также лишены многозначности, синонимии и омонимии, и являются краткими. Все эти характеристики необходимы для адекватного выполнения ксенонимами функции наименований элементов внешней культуры. Ксенонимы также как и термины, относятся к специальной области знаний (с точки зрения носителей иноязычной культуры).

В качестве примера можно привести использование бытовой лексики, как важнейшего элемента культуры любого народа

Традиционно лексикологи выделяют среди бытовой лексики названия одежды, обуви, предметов обихода, названия кулинарных блюд, названия денежных единиц, а также иную лексику, используемую в обиходном общении. Однако

Под бытовой лексикой туризма мы рассматриваем широкий спектр тем, которые присущий русской культуре, с которыми неизбежно сталкиваются иностранные туристы при помещении страны. Это прежде всего гостиницы (lux, polu-lux, turbaza etc.), общественный транспорт (marshrutka, GIBDD, provodnitsa), покупки, деньги (uslovnye yedenitsy, bankomaty, ruble) кулинария (bliny, zakuski, bufet, shchi, chicken Kiev etc.), различные общественные институты, с которыми приходится иметь дело иностранцам в России (UFMS, OVIR, glavpochtamt, skoraya pomosh, apteka etc.), а также духовный мир русских с национальными традициям, праздникам и т.д.(dacha, banya, venik, Noviy God, Paskha etc.)

Типичным языковым приемом ЯМО следует считать "параллельное подключение": соположение языковой единицы, передающей иноязычную реалию (ксеноним) и ее пояснение. Используются стандартные приемы построения текста: введение пояснения только при первичном употреблении незнакомого ксенонима, стремление достичь разумный баланс точности описания иноязычной культуры и его доступности в ориентации на конкретную аудиторию. Авторы путеводителей часто прибегает к параллельному подключению, которое сопровождается введением в текст транслитерированных русизмов: The biggest improvement of the transport system in recent years has been the spread of minibuses marshrutnoe taksii , or marshrutki .

Так, А.М. Антоноваприводиттакойпример: "sobor: Far more important was Vladimir’s second church, the Cathedral of the Dormition of the Virgin (Uspensky Sobor), known as the Desyatinnaya or Church of the (Virgin of the) Tithe from the fact that Vladimir, in regulating the ecclesiastical institutions of Russia, dedicated to it a tithe of his income "

Илиопределениетермина"старец": "These elders ("Startsy" in Russian) were men distinguished by their understanding of the most intricate problems of human life, and by their power to help others along the road of perfection. (Zernov, 132)

After several years of solitude his [Sergius of Radonezh] place of retreat became known, disciples gathered round him, and he grew into a spiritual guide, an ‘elder’, or starets. (Ware, 93)

Although the ‘elder’ has been a characteristic figure in many periods of Orthodox history, nineteenth-century Russia is par excellence the age of the starets ."

Следует отметить, что при анализе и отборе ксенонимических единиц путеводителей, топонимы и названия туристических достопримечательностей нас интересуют в меньшей степени. Мы считаем, что важно сосредоточить внимание на отборе и классификации встречающихся в путеводителях так называемых урбанонимах и их ономастических классификаторах — словах-спутниках, без которого собственное имя зачастую становится неопределенным, например, Hotel Pulkovskaya, ulitsa Tverskaya, Sennaya ploschad. Ономастический классификатор нередко срастается с именем собственным в единый комплекс и в таком виде заимствуется. В рамках англоязычного описания русской культуры этот процесс проявляется в постепенном заимствовании целого ряда русскоязычных классификаторов: ulitsa, prospekt, naberezhnaya и др.

Авторами аутентичных англоязычных путеводителей по России, как правило, являются билингвы или люди, знакомые с русской культурой или обладающие элементарными знаниями русского языка. Поэтому здесь мы встречаемся с деликатным чередованием заимствованных русицизмов с их переводными вариантами. Это связано в большей степени с тем, что современный путеводитель призван максимально помочь туристам ориентироваться в стране пребывания без помощи гида-переводчика, т.е. самостоятельно во время осмотра города находить интересующие достопримечательности, магазины, кафе и рестораны. Переводные варианты могут помочь туристам понять логику наименования, но лишают его возможности выполнять основную функцию — функцию идентификации культурного элемента. Для этого многие современные путеводители в качестве одного из разделов обязательно публикуют так называемый словник - phrase book, что превращает путеводитель в своего рода русско-английский разговорник с указанием транскрипции и с краткими пояснениями по применению того или иного слова в каждой конкретной ситуации.

2.2 Особенность перевода иноязычных описаний культуры

Первая проблема, о которой стоит упомянуть, – это написание русизмов в англоязычном тексте. При этом следует учесть, что многие русизмы, вошедшие в словари английского языка, часто имеют традиционное написание, сложившееся исторически под влиянием различных факторов, например: Cossack, Crimea, Moscow, Russia, steppe, Tchaikovsky (сравните с написанием фамилии Chekhov , где звук [ч] передаётся другим способом), имена русских царей, начиная с Петра Великого – Peter the Great, Catherine, Paul, Alexander, Nicolas , а также многие другие русизмы. Вместе с тем часто в текст приходится вводить неассимилированное заимствование из русского языка, которое в соответствии с правилами международного общения передаётся с помощью формальной транслитерации, когда педантично буквы русского алфавита заменяются буквами латинского алфавита в соответствии с принятой нормой транслитерации. В англоязычных текстах при описании русской культуры используется либо система Library of Congress (US) , либо British Standard (UK) . При этом если в отношении согласных звуков соблюдается чёткая традиция, то в отношении "йотированных" русских звуков и способов передачи буквы "ё", традиция не соблюдается.

В качестве одной из основных проблем в обучении английскому языку в приложении к русской культуре можно выделить подбор адекватного вокабуляра. При описании русской культуры и реалий российской жизни обычно сталкиваются с отсутствием в английском языке адекватной лексики для передачи многих русизмов, так как каждый язык в первую очередь нацелен на свою, внутреннюю культуру и, соответственно, наилучшим образом приспособлен именно к специфике данной культуры. В словарях английского языка встречается достаточно большое количество русизмов, что свидетельствует о том, что они входят в слой общеупотребительных слов. Достоинством этих русизмов является то, что они не нуждаются в пояснении: Altai, balalaika, beef Stroganov, Chekhov, commissar, dacha, Five Year Plan, glasnost, Gorbachev, Gulag, intelligentsia, shashlik, Kalashnikov, KGB, Khrushchev, knout, troika, pogrom, tundra, tsar/czar, War and Peace, Yalta (conference), Yel’tsin. Однако в ряде словарей, помимо транслитерации, даётся ещё и дефиниция. Небольшая выборка из Longman Dictionary of Contemporary English свидетельствует о том, что не всегда дефиниции точны и адекватно передают суть явления:

· Bolshevik :

1) someone who supported the Communist party at the time Russian Revolution in 1917

2) old-fashioned: an insulting way of talking about a communist or someone who has strong left-wing opinion

· Gulag - one of a group of prison camps in the former USSR, where conditions were very bad

· Dacha -a large country house in Russia

Передача значения понятия "ГУЛАГ" является совершенно неверной, так же как и передача значения слова "дача" как country house или country cottage , тем более что в современной России эти слова приобрели прямое значение, такое же, как в английском языке – загородный дом. В известном словаре The Oxford Russian-English Dictionary мы встречаем следующий перенос значения:

· дача

1) dacha (holiday cottage in the country in environs of the city or large town)

2) forestry , piece of woodland

Как видим, ни один из приведённых примеров не передаёт суть столь важной реалии российской жизни, как "дача". А вот как описано это явление в путеводителе по России, изданном известным издательством Lonely Planet: "At least 30% of Russians have one of these small country homes. Often little more than a bare bones hut (but sometimes quite luxurious) these retreats offer Russians refuge from city life and as such figure prominently in the national psyche. On half-warm weekends, places such as Moscow begin to empty out early on Friday as people lead to the country.

One of the most important aspects of dacha life is gardening. Families grow all manner of vegetables and fruits to eat over the winter. A cherry tree will be fussed over for years; hearty crops of potatoes and cabbage will be nurtured through the summer. Flowers also play an important part in creating the proper dacha ambience, and even among people who have no need to grow food the contact with the soil provides an important balm for the Russian soul."

Итак, в английских словарях встречаются русизмы, которые якобы не нуждаются в пояснении, но как мы видим, имеющиеся пояснения не всегда точны.

Вторую группу русизмов образуют те, которые сравнительно редко встречаются в популярных текстах и при их упоминании в ходе межкультурного общения нередко нуждаются в пояснении: " This "False Dmitry" gathered a huge ragtag army as he advanced on Moscow. Boris Godunov conveniently died, his son was lynched and the boyars acclaimed the pretender tsar. Thus began the Time of Troubles, or Smuta, a spell of anarchy, dynastic chaos and foreign invasions." В данном примере видно, что слова tsar и boyars вводятся без какого-либо пояснения, что свидетельствует об их ассимиляции в английском языке, слово "False Dmitry" является калькой, "Time of Troubles" - также калька, Smuta -транслитерация, но при этом в тексте присутствует и дефиниция, в общих чертах объясняющая суть Смутного времени.

Для передачи русизмов в словарях используются разные приёмы – транслитерация, дефиниция, калька, но наиболее часто всё же встречается транслитерация с последующей дефиницией. В значительном большинстве случаев приходится решать, какой выбрать способ англоязычной передачи элемента русской культуры: использование русизма, имеющегося в словарях английского языка, транслитерация с последующим описанием термина, калька и т.д., а при прохождении каждой отдельной темы учителю следует давать вокабуляр наиболее употребительных русизмов; учащиеся же в процессе работы могут создавать свой русский лингвострановедческий словарь.

Однако наиболее остро данная проблема встает при передаче русских реалий в англоязычных путеводителях.

В качестве примера можно обратиться к описанию культурных пригородов Санкт-Петербурга.

Кронштадт: "Kronstadt (Russian: Кроншта́дт), also spelled Kronshtadt, Cronstadt (German: Krone for Crown and Stadt for City) is a Russian seaport town, located on Kotlin Island, 30 kilometers west of Saint Petersburg near the head of the Gulf of Finland ". Можно обратить внимание, что для передачи данного ксинонима автор использует не только написание названия города на русском языке, но и на немецком, для создания более полной картины.

ОднакоприописанииПавловскамынаблюдаемдругуюкартину: "Tsarskoye Selo (Russian: Ца́рское Село́; "Tsar's Village") is a former Russian residence of the imperial family and visiting nobility, located 26 kilometres (16 mi) south from the center of St. Petersburg. It is now part of the town of Pushkin ".

ТакжеинтересноописаниеПетергофа: "Petergof (Russian: Петерго́ф) or Peterhof (Dutch/German for "Peter's Court"), known as Petrodvorets (Петродворец) from 1944 to 1992, is a municipal town within Petrodvortsovy District of the federal city of Saint Petersburg, on the southern shore of the Gulf of Finland ".

АналогичноданоописаниеиШлиссельбурга: "Shlisselburg (Russian: Шлиссельбу́рг) is a town in Leningrad Oblast, Russia, situated at the head of the Neva River on Lake Ladoga, 35 kilometers (22 mi) east of St. Petersburg. From 1944 to 1992, it was known as Petrokrepost "

В связи с данным определением обратимся к понятию "Ленинградскаяобласть": "Leningrad Oblast (Russian: Ленингра́дская о́бласть, Leningradskaya oblast) is a federal subject of Russia (an oblast). It was established on August 1, 1927, although it was not until 1946 that the oblast's borders had been mostly settled in their present position. The oblast was named after the city of Leningrad ".

Обратимсякописаниюконкретныхпамятников. НачнемсИсаакиевскогособоравСанкт-Петербурге: "Saint Isaac's Cathedral or Isaakievskiy Sobor (Russian: Исаа́киевский Собо́р) in Saint Petersburg, Russia is the largest cathedral (sobor) in the city and was the largest church in Russia when it was built (101.5 meters high). It is dedicated to Saint Isaac of Dalmatia, a patron saint of Peter the Great who had been born on the feast day of that saint ".

АналогичнодаетсяописаниеиПетропавловскойкрепости: "The Peter and Paul Fortress (Russian: Петропа́вловская кре́пость, Petropavlovskaya Krepost) is the original citadel of St. Petersburg, Russia, founded by Peter the Great in 1703 and built to Domenico Trezzini's designs from 1706 to 1740 "

Илиобратимсякописаниюиконостаса, приведенномув Ave Maria Press: "Russian icons are typically paintings on wood, often small, though some in churches and monasteries may be much larger. Many religious homes in Russia have icons hanging on the wall in the krasny ugol, the "red" or "beautiful" corner.

There is a rich history and elaborate religious symbolism associated with icons. In Russian churches, the nave is typically separated from the sanctuary by an iconostasis (Russian ikonostas , иконостас ), or icon-screen, a wall of icons with double doors in the centre.

Russians sometimes speak of an icon as having been "written", because in the Russian language (like Greek, but unlike English) the same word (pisat', писать in Russian) means both to paint and to write. Icons are considered to be the Gospel in paint, and therefore careful attention is paid to ensure that the Gospel is faithfully and accurately conveyed.

Icons considered miraculous were said to "appear." The "appearance" (Russian: yavlenie, явление ) of an icon is its supposedly miraculous discovery. "A true icon is one that has 'appeared', a gift from above, one opening the way to the Prototype and able to perform miracles ""

Такжеможнообратитьсякодномуизсовременныхописанийкультурногособытия, произошедшеговСанкт-Петербургев 2008 году: "T he Sensation World Tour will visit Russia: Sensation will attend Saint Petersburg, the "Northern Venice" of Russia, one of the most attractive and beautiful cities in Europe. St. Petersburg is considered to be the Russian dance capital due to country's largest dance festivals that take place in the city all year round. National dance FM-station Radio Record is the main promoter of these events and is the one who will empower Sensation in Russia.

Sensation will take place at the SKK Arena (St. Petersburg Sport and Concert Complex), the largest in-door sports hall in the North-West of Russia. The venue can host over 20 thousand people ."

Таким образом, можно сделать вывод, что описание русских реалий в англоязычных путеводителях имеет сходные черты во многих изданиях, и, в основном, ориентируются, на передаче как русского эквивалента, так и привлечения языковых описаний на других языках, то есть параллельного подключения.


Выводы по 2 главе

Подводя итоги второй главы, можно сделать следующие выводы:

1. Туризм является одной из областей, где наиболее ярко проявляется межкультурное общение между разноязычными коммуникантами. Туристический путеводитель — это один из самых распространенных на сегодняшний день типов текста иноязычного описания культуры. В ходе прямого межкультурного диалога, который неизбежно возникает при контакте представителей различных культур, формируется специализированный язык — язык международного общения. 2. Наибольший интерес вызывает бытовая лексика туризма – это широкий спектр тем, которые присущий русской культуре, с которыми неизбежно сталкиваются иностранные туристы при помещении страны. Прежде всего гостиницы (lux, polu-lux, turbaza etc.), общественный транспорт (marshrutka, GIBDD, provodnitsa), покупки, деньги (uslovnye yedenitsy, bankomaty, ruble) кулинария (bliny, zakuski, bufet, shchi, chicken Kiev etc.), различные общественные институты, с которыми приходится иметь дело иностранцам в России (UFMS, OVIR, glavpochtamt, skoraya pomosh, apteka etc.), а также духовный мир русских с национальными традициям, праздникам и т.д.(dacha, banya, venik, Noviy God, Paskha etc.) 3. В качестве типичного языкового приема передачи русского ксенинима можно считать "параллельное подключение": соположение языковой единицы, передающей иноязычную реалию (ксеноним) и ее пояснение. Используются стандартные приемы построения текста: введение пояснения только при первичном употреблении незнакомого ксенонима, стремление достичь разумный баланс точности описания иноязычной культуры и его доступности в ориентации на конкретную аудиторию. 4. Также следует отметить, что для передачи русизмов в словарях используются разные приёмы – транслитерация, дефиниция, калька, но наиболее часто всё же встречается транслитерация с последующей дефиницией.

Заключение

Современное языкознание обозначило новый подход к языку как средству доступа к ментальным процессам, что предопределяет стремление исследователей обнаружить корреляции между единицами сознания и объективирующими их языковыми знаками.

Система смыслов, представленная в текстах на исходном и переводящем языках, для переводчика, интерпретирующего субъекта, является отражением основных способов познания коммуникантами окружающей действительности, что позволяет квалифицировать перевод как речемыслительный процесс. Следовательно, любые пути анализа этого процесса дают дополнительную информацию о сущностных особенностях речевой деятельности в целом.

Таким образом, суть посреднической деятельности переводчика направлена на "формирование интегративных когнитивных структур, активизирующих коррелирующие познавательные пространства индивидов с разным этническим сознанием. Под интегративностью понимаются признаки, ориентиры, т. е. разнообразные функциональные опоры в речевой деятельности на двух языках, которые с разной степенью операциональности обеспечивают вероятностную актуализацию репрезентируемого ментального содержания в сознании коммуникантов".

Туризм является одной из областей, где наиболее ярко проявляется межкультурное общение между разноязычными коммуникантами. Туристический путеводитель — это один из самых распространенных на сегодняшний день типов текста иноязычного описания культуры. В ходе прямого межкультурного диалога, который неизбежно возникает при контакте представителей различных культур, формируется специализированный язык — язык международного общения.

Наибольший интерес вызывает бытовая лексика туризма – это широкий спектр тем, которые присущий русской культуре, с которыми неизбежно сталкиваются иностранные туристы при помещении страны. Прежде всего гостиницы (lux, polu-lux, turbaza etc.), общественный транспорт (marshrutka, GIBDD, provodnitsa), покупки, деньги (uslovnye yedenitsy, bankomaty, ruble) кулинария (bliny, zakuski, bufet, shchi, chicken Kiev etc.), различные общественные институты, с которыми приходится иметь дело иностранцам в России (UFMS, OVIR, glavpochtamt, skoraya pomosh, apteka etc.), а также духовный мир русских с национальными традициям, праздникам и т.д.(dacha, banya, venik, Noviy God, Paskha etc.)

В качестве типичного языкового приема передачи русского ксенинима можно считать "параллельное подключение": соположение языковой единицы, передающей иноязычную реалию (ксеноним) и ее пояснение. Используются стандартные приемы построения текста: введение пояснения только при первичном употреблении незнакомого ксенонима, стремление достичь разумный баланс точности описания иноязычной культуры и его доступности в ориентации на конкретную аудиторию.

Также следует отметить, что для передачи русизмов в словарях используются разные приёмы – транслитерация, дефиниция, калька, но наиболее часто всё же встречается транслитерация с последующей дефиницией.


Список использованной литературы

1. Антонова А.М. Англоязычная межкультурная коммуникация в сфере русского православия. - Проблемы когнитивной семантики. Studia Linguistica XI. – СПб.: 2002. – С. 182-193

2. Вакс Э.П. Дух России. Пособие по культурологии на английском языке. – СПб.:Детство-Пресс, 1998.

3. Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Социолингвистика и социология языка. – СПб.: Изд-во Европейского ун-та в Санкт-Петербурге; Гуманитарная Академия, 2004 – 336 с.

4. Кабакчи В.В. Англо-английский словарь русской культурной терминологии. – СПб.: Союз, 2002.

5. Кабакчи В.В. Практика англоязычной межкультурной коммуникации. – СПб.: Союз, 2001.

6. Кабакчи В.В. Англоязычное описание русской культуры. - М.:Academia, 2009 -224 с.

7. Кабакчи В.В. Практика гида-переводчика. Пособие по англоязычной межкультурной коммуникации. - СПб.:Издательство "Союз", 2004

8. КабакчиВ.В. The Dictionary of Russia ( 2500 cultural terms). Англо-английский словарь русской культурной терминологии. - СПб.: Издательство "Союз", 2002.- 576 с.

9. Леонтович О.А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения. – М.: Гнозис, 2005 - 352 c.

10. Оксфордский русско-английский словарь.

11. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. – М.: Междунар. отношения, 1974. – 216 с.

12. Современный русско-английский словарь. М.: Русский Язык Медиа, 2004.

13. V. Evans, O. Afanasyeva, I. Mikheeva. Click on Russia. Express Publishing-CenterCom, 2003.

14. Longman Dictionary of Contemporary English.

15. Russia and Belarus. Lonely Planet Publications, 2003.

16. Edward Rutherfurd. Russka. The novel of Russia. Crown Publishers, Inc. New York, 1991.

17. Marcus Wheller. The Oxford Russian-English Dictionary. Oxford, At the Cladernon Press,1972.

18. Weinreich U. Language in Contacts. – New York: Linguistic Circle of New York, 1953 –148 p.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий