регистрация / вход

Гласные фонемы в немецком и белорусском языкахЯЗЫКАХ

Состав гласных фонем немецкого и белорусского языков. Классификация, основные характеристики гласных фонем в немецком и белорусском языках. Общее определение гласных и фонемы. Состав гласных фонем белорусского языка. Чередование немецких гласных фонем.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

I. СОСТАВ ГЛАСНЫХ ФОНЕМ НЕМЕЦКОГО И БЕЛОРУССКОГО ЯЗЫКОВ 5

1.1. Общее определение гласных и фонемы.. 5

1.2. Состав гласных фонем немецкого языка. 8

1.3. Состав гласных фонем белорусского языка. 15

1.4. Варьирование немецких гласных фонем. 17

1.5. Варьирование белорусских гласных фонем. 19

1.6 Гласные психофонемы белорусского языка. 21

ІІ. КЛАССИФИКАЦИЯ И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГЛАСНЫХ ФОНЕМ В НЕМЕЦКОМ И БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКАХ.. 25

2.1. Фонологические существенные признаки немецких гласных фонем. 25

2.2. Фонологически существенные признаки гласных фонем белорусского языка82.3. Характеристика немецких гласных фонем. 30

2.4. Характеристика белорусских гласных фонем. 31

2.5. Чередование немецких гласных фонем. 32

2.6. Чередование белорусских гласных фонем. 35

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 38

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 40

ВВЕДЕНИЕ

Звуковая система необходимый и важный элемент структуры языка, причём такой её элемент, без изучения которого невозможно изучение грамматического строя языка и словарного состава. Известно, что изучение структуры языка является важной задачей языкознания. Это значит, что в состав этой важной задачи входит также изучение звуковой системы языка.

Цель данной работы заключается в изучении особенностей гласных фонем в немецком и белорусском языках.

Для выполнения поставленных целей необходимо последовательно решить следующие задачи:

1.а) изучить состав гласных фонем немецкого языка;

б) изучить состав гласных фонем белорусского языка;

2.а) дать общую характеристику фонемам немецкого языка;

б) дать общую характеристику фонемам белорусского языка;

в) дать общую характеристику гласным фонемам немецкого языка;

г) дать общую характеристику гласным фонемам белорусского языка;

д) охарактеризовать чередование гласных фонем немецкого языка;

е) охарактеризовать чередование гласных фонем белорусского языка;

Цель и конкретные задачи обусловили структуру курсовой работы: она состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

Во введении описывается актуальность темы, цель исследования, поставленные задачи, объект и предмет исследования, методы, структура данной курсовой работы.

В первой главе описывается состав гласных фонем немецкого и белорусского языков.

Во второй главе описываются фонологически существенные признаки гласных фонем немецкого и белорусского языков, а также дана их характеристика.

В заключении сделаны выводы по изучению данной темы.

Предметом изучения выступают гласные фонемы в немецкго и белорусского языков.

Объектом изучения являются гласные фонемы в немецком и белорусском языках и их особенности, характеристики и различия.

В данной работе используются методы сплошной выборки из текста, описания и сопоставления систем гласных фонем в немецком и белорусском языках.

I. СОСТАВ ГЛАСНЫХ ФОНЕМ НЕМЕЦКОГО И БЕЛОРУССКОГО ЯЗЫКОВ

1.1. Общее определение гласных и фонемы

Звуковой состав немецкого языка уже при самом первом ознакомлении с ним обнаруживает заметные отличия от звукового состава белорусского или какого-либо иного языка. Так бросается в глаза наличие в немецком языке гласных [ø:], [у:], [æ], [у], [ə], отсутствующих в белорусском языке, ровно, как и отсутствие в немецком языке гласных [ы], [л], [ъ], характерных для белорусского языка. Соответственно в немецком языке представлены, например, придыхательные глухие смычные [p ], [t ], [k ] и велярный носовой сонант [ŋ], чуждые белорусскому языку.

Литературному белорусскому языку свойственны фонетические особенности чуждые немецкому языку: нелоговое [ŷ], на месте этимологических [в] и [л] (праŷда, воŷк) , протетические звуки: [в] – перед губними гласными – (вуха, вока); [а] , [ i ] – перед сочетаниями согласных (аржаны, iмгла); наличие звуков [ы], [i] на старых напряженных [ъ] , [ь] (злы, бi, тый); появление аффрикат [дз΄] , [ц΄] на месть мягких [д΄] , [т΄] (дзень, цень), а так же взрывной звук [г] (ганак). [8, с.87]

Эти и им подобные различия между звуковыми составами немецкого и белорусского языков являются результатом различия артикуляционных баз обеих языков. Например, присутствие в звуковом составе немецкого языка гласных [ø:], [у:], [œ], [у], объясняется тем, что немецкая артикуляционная база предусматривает возможность одновременного совершения двух элементарных работ активных органов речи: продвижения тела языка вперёд и вверх и округления и некоторого оттопыривания губ. Отсутствие в звуковом составе белорусского языка этих гласных объясняется тем, что белорусская артикуляционная база не содержит в себе комбинации этих элементарных движений языка и губ. Поэтому как для целей научного изучения немецкой фонотеки, так и для целей практического обучения немецкому произношению необходимо описание звуков немецкого языка с точки зрения их артикуляции.

Звуки любого языка распадаются на два класса: гласные и согласные. Своё обозначение каждый класс получил, скорее всего, от той речи, которую входящие в него звуки играют в слогообразование.

Гласные – класс звуков речи, выделяемый на основании их артикуляторных, акустических и функциональных свойств. Артикуляторные свойства гласных заключается в том, что это звуки, образующиеся с обязательным участием голоса и при отсутствии какой-либо преграды в надгортанных полостях. Для образования гласных характерно отсутствие локализованного в каком-либо участке мускульного напряжения, особая роль губ, языка и мягкого нёба в образовании качества. С акустической точки зрения – это звуки с голосовым источником возбуждения и с чётко выраженной формантной структурой. Особая функция гласных заключается в том, что они являются вершиной слога, слогообразующим элементом в сочетаниях звуков речи. Все эти признаки не абсолютны: артикуляционные и акустические различия между гласными и некоторыми сонантами могут вообще отсутствовать (например, между белорусскими [i] и [ί] в словах «у Май» [ u Mai ] и «Май» [ Mai ] ). Кроме того, слогообразующим элементом может быть не только гласный, но и согласный. Таким образом, можно утверждать, что звук речи, обладающий перечисленными особенностями – скорее всего гласный, а не согласный. Существенным собственным свойством гласным является его большая слогообразующая сила: в сочетании гласный + согласный вершиной слога обязательно будет гласный. Гласный, с одной стороны, как бы подчиняет себе соседние согласные, с другой стороны, изменение самого гласного обеспечивает фонетическую целостность слова как последовательности слогов, один из которых несёт словесное ударение, а другие являются безударными; наконец, объединение слов в синтагму (высказывание) происходит благодаря специальной фонетической организации ударных гласных. Таким образом, фонетическая функция гласных – организация звуковой целостности слога, слова и синтагмы.

Согласные, т.е. звуки, в образовании которых участвуют шумовые источники звука, сами в общем смысле слога не образуют, обычно сопутствуя гласным, как бы звуча вместе с ними постольку, поскольку звучат гласные вершины слогов. [8; c.105-106]

Фонемы (от греческого phōnēma ­ звук, голос) – единица звукового строя языка, служащая для опознавания и различения значимых единиц – морфем, в состав которых она входит в качестве минимального сегментного компонента, а через них – и для опознавания и различия слов. Фонема – инвартентная единица языка.

Фонема - основная незначимая единица языка, связанная со смыслоразличением лишь косвенно. Выполняя перцетивную (опознавательную) и амнификативную (различительную), а иногда и делимитативную (разграничительную) функции в тексте, фонема в системе языка находятся в отношениях оппозиции (противопоставления) друг с другом. Основанием оппозиций служат различительные признаки, представляющие собой обобщения артикуляционных и/или акустических свойств звуков, так что фонема может операционально представляться как пучок различительных признаков – дифференциальных, формирующих оппозиции, в которые вступает данная фонема, и интегральных, не образующих оппозиций данной фонемы с другими.

Фонема как абстрактная единица противополагается звуку как конкретной единице, в которой фонема материально реализуется в речи; отношение фонемы и звука можно определить в философском плане как отношение сущности и явления. Одной фонеме могут соответствовать несколько различных реализаций, называемых аллофонами, каждый из которых соотносится с определённой позицией так, что разные аллофоны, как правило, не встречаются в одной и той же позиции. [8; c.552-553]

1.2. Состав гласных фонем немецкого языка

Большинство отечественных авторов решают вопрос о составе гласных фонем немецкого литературного языка в основном одинаково. Это хорошо видно из сопоставления соответствующих данных, которые можно найти в работах, принадлежащих представителям различных направлений в фонологии. Например, О. Х. Цахер, определяющий фонемный состав немецкого языка с позиции МФШ, насчитывает 18 гласных фонем. Большую их часть составляют фонемы – долгие (/i:, y: ø: ε: a: o: u: /) и семь- краткие (/ı y œ ε a o ν /) . Кроме них в вокализме немецкого языка присутствуют три фонемы – дифтонга (/ае ао оø ). [15; c.59]

Треугольник гласных фонем немецкого языка (по О.Х. Цахеру):

ТаблицаI

i: y: u:

I y ν

E ø: o:

ε : ε œ o

a α:

Л. Р. Зиндер и Т. В. Строева, представляющие точку зрения ЛФШ, полагают, что в немецком языке существуют 14 фонем – монофтонгов: семь долгих(/i: y: e: ø: α: o: u:/) и семь кратких(/ı y ε œ a o ν/) и три фонемы - дифтонга (/ae ao oø /). [4; c.147] Разница между взглядами этих авторов заключается, следовательно, только в том, что, по мнению О. Х. Цахера, гласный представляет особую фонему [20 c.105], а Л. Р. Зиндер и Т.В. Строева считают этот звук факультативным вариантом фонемы. [4; c.145]

Несколько иные состава гласных фонем немецкого языка предлагают зарубежные германисты. При этом их взгляды на количество немецких гласных фонем также зачастую не совпадают. Примерами такого расхождения во взглядах могу служить описания немецкого вокализма, принадлежащие Г. Майнхольду, Э. Штоку и В. Вурцелю. Г. Майнхольд и Э. Шток доказывают, что состав немецких гласных фонем насчитывают 16 единиц: в него входят восемь долгих фонем – монофтонгов, семь коротких фонем – монофтонгов и стоящая особняком фонема. [18; c.94, 88] В. Вурцель также ограничивает состав немецких гласных фонем только монофтонгами, однако, в отличие от Г. Майнхольда и Э. Штока – полагает, что немецкий вокализм состоит из 15 фонем, так как гласная фонема /ə/ следует рассматривать как вариант фонемы /ε/. [19; c.125 - 126]

Перечисленные авторы достаточно заметно расходятся друг с другом в количественной оценке состава немецких гласных фонем, хотя почти все они согласны в том, что его основу образуют восемь (по мнению отдельных германистов, семь) долгих фонем – монофтонгов и семь кратких фонем – монофтонгов.

Таким образом, различные мнения высказываются лишь по следующим спорным вопросам:

1. Сколько долгих фонем – монофтонгов в немецком языке – семь или восемь?

2. Является ли особой фонемой немецкая редуцированная гласная фонема /ə/ ?

3. Можно ли считать немецкие дифтонги особыми фонемами, или они представляют собой сочетания фонем?

Выше уже говорилось о том, что в современной германистике нет единства по вопросу о количестве долгих фонем – монофтонгов из-за различий в определении фонологического статуса гласной фонемы /ε:/.

Авторы, считают этот гласный самостоятельной фонемой, исходя из того, что в немецком языке существуют пары слов, звучания которых различают только благодаря наличию в звуковой структуре одного из сопоставляемых слов гласной фонемы /ε:/, противопоставленного в данной позиции другим гласным немецкого языка, ср., например: säen [´zε:ən] – sehen [´ze:ən]

Авторы, рассматривающие гласный [ε:] как факультативный вариант фонемы /e:/, исходят из случаев употребления [e:] вместо [ε:] в словах типа Bären, Ähre и проистекающего из такой замены совпадения этих слов по звучанию со словами Ehre, Beeren . Л. Р. Зиндер и Т. В. Строева пишут: «Фактически дело обстоит так, что нет ни одного случая, где вместо долгого открытого [ε:] нельзя было произнести долгое закрытое [e:]… Это говорит о том, что эти звуки являются факультативными вариантами одной фонемы.[4; c.145]

Однако соотношение гласных [ε:] и [e:] нельзя рассматривать как соотношение факультативных вариантов одной и той же фонемы. Факультативные или свободные варианты какой-либо фонемы принципиально возможны в одной и той же абсолютно сильной позиции, т.е. могут свободно чередоваться друг с другом, замещать друг друга в этой позиции. Иначе говоря, свободные варианты фонемы полностью равноправны относительно друг друга, чего нельзя сказать о гласных [ε:] и [e:]. Действительно, в очень многих случаях замена [ε:] на [e:] в нормативном звуковом составе слов уже не воспринимается как его нарушение, ср. произношение слов Mähne, träge как [´me:nə], [´tre:gə]. Но ни немецкая произносительная норма, ни реальное немецкое литературное произношение не допускают обратной замены. Произношение слов Besel, Segel как [´bε:zən], [´zε:gəl] было бы воспринято как грубейшая искажение не только их нормативного звукового, но и фонемного состава, т.е. как фонологическая ошибка, которая может обусловливать непонимание говорящего слушающим. Таким образом, гласный [ε:] никак не может быть факультативным вариантом фонемы /e:/.

Чем же является гласный [ε:], свойственный немецкому литературному произношению с фонологической точки зрения? Действительно, в немецком языке есть тенденция к его замене долгим закрытым [e:] в тех случаях, когда это не может привести к непониманию. Эта тенденция свидетельствует о том, что долгий открытый гласный [ε:], который в средневерхненемецкий период бесспорно представлял самостоятельную фонему, в современном немецком языке явно утрачивает, если уже не утратил, свою различительную функцию.

Определение фонологического статуса немецкого редуцированного гласного [ə] является, пожалуй, самой спорной проблемой фонологического описания звукового строя немецкого языка.

Так, О.Х. Цахер полагает, что следует различать два гласных типа [ə]: краткое [ə], встречающееся в безударных закрытых слогах в случаях типа hattet , и полудолгое [ə·], встречающееся в безударных открытых слогах в случаях типа hatte. Соответственно он рассматривает [ə] как позиционный вариант краткой гласной фонемы /ε/ и /ə·/ как позиционный вариант долгой гласной фонемы /е:/ . [20; с.128-130] Л.Р. Зиндер и Т.В. Строева, не различавшие этих двух разновидностей редуцированного гласного, придерживались взгляда на [ə] как на позиционный вариант фонемы /ε/, которым она представлена в любом безударном слоге независимо от его структурного типа.[4; с.145] То же мнение высказывает и В. Вурцель, который основывается на том, что [ə] чередуется с [ε] в паре словоформ lebend lebendig , где безударный гласный в порядке исключения оказывается в слове lebendig под ударением, т.е. в сильной позиции.[19; с.126]

Таким образом, гласный [ə], различающий лишь словоформы, может рассматриваться как слабая фонема. Провда отличие от слабых фонем белорусского языка немецкая фонем [ə] не является в современном немецком языке эквивалентом двух более сильных фонем. Однако, это обстоятельство представляет собой следствие неподвижннотси немецкого словесного ударения и связанной с ней возможностью перевести [ə] в сильную позицию.

Особенность немецкой фонемы /ə/ состоит в том, что она в большинстве случаев выступает в своей тектонической функции: в основном – как компонент фонемной структуры означающего корневой, флексионной или словопроизводственной морфемы(ср.: Rubel , Brodem , Riemen ), в некоторых случаях – как означающие морфемы (ср.: Tag-e, Händ-e, где в этом гласном реализуется один из суффиксов основы множественного числа существительных сильного склонения). В своей различительной функции она используется в нескольких случаях типа betone – Вetone, totem – Тotem , когда дифференцирует словоформы, и в ряде случаев типа Härte – Herti (уменьшительная форма собственного имени Herta ), где противопоставлены друг другу суффикс существительных женского рода –е [ə] и уменьшительный суффикс - i [i].

Выше говорилась о том, что отечественные германисты рассматривают дифтонги немецкого литературного языка как самостоятельные фонемы, тогда как, по мнению многих зарубежных фонологов, немецкие дифтонги являются последовательностями двух различных гласных фонем. Н.С. Трубецкой считал немецкие дифтонги однофонемными сочетаниями звуков на том основании, что их составные части «в положении перед гласным не распределяются по двум слогам (Ei-er «яйца», blau-e «синие» и т.д.).[15; с.63]

В соответствии с первой точкой зрения немецкие дифтонги как самостоятельные фонемы должны иметь свой собственный фонологический существенный признак, составляющий их специфику и одновременно отличающий их от других гласных фонем немецкого языка. О.Х. Цахер усматривает такой признак, в скользящей артикуляции, с помощью которой образуются дифтонги. Не высказываясь непосредственно о фонологически существенном признаке немецких дифтонгов, Н.С. Трубецкой отмечает, что дифтонг, представляющий собой особую фонему, является скользящим дифтонгом, т.е. произносится в ходе единого, имеющего одну и ту же направленность артикуляционного движения. [15; с.64]

Однако трактовка немецких дифтонгов как особых фонем оставляет открытым вопрос о разнокачественности их компонентов. В самом деле, почему последовательность гласных, отличающихся один от другого и по ряду, и по подъёму, и по участию губ, должна рассматриваться как особая фонема на тех же основаниях, что и долгие и краткие гласные, сохраняющие одно и тоже качество на всём протяжении своей артикуляции? Не логичнее ли, основываясь на этих очевидных различиях в звучании немецких дифтонгов, в их материальной субстанции, видеть в них последовательности двух гласных фонем?

Действительно, трактовка немецких дифтонгов как последовательностей гласных фонем представляется более логичной. Однако и она может быть признана полностью удовлетворительным решением проблемы статуса немецких дифтонгов, потому что в данном случае остаётся открытым вопрос о том, какие именно фонемы представлены вторыми компонентами дифтонгов. Этот вопрос возникает в связи с отсутствием единства мнений о качестве вторых компонентов дифтонгов, что непосредственно выражается в наличии нескольких транскрипций немецких дифтонгов. К Т. Зибсу восходит транскрипция графических дифтонгов ei, au, ai, eu, äu как [ae], [ao], [oø]. В. Фиетор транскрибировал их соответственно как [au], [ai],[оу] и даже [оi]. Некоторые современные авторы полагают, что немецкие дифтонги правильнее транскрибировать [ai], [aυ], [aу]. Реальное разнообразие произношения дифтонгов немецкого литературного языка, отображаемое в различных транскрипциях, даёт основания для различных фонологических интерпретаций вторых компонентов дифтонгов. В. Вурцель усматривает в них в соответствии с кодифицированной в «Большом словаре немецкого произношения» орфоэпической нормы особые фонемы /е/, /о/, /ø/.[ 19; с.125] Г. Майнхольд и Э. Шток отожествляют их с краткими монофтонгами /ı/, /υ/, /у/.[ 18; с.88]

Тем не менее эта трактовка должна быть признана более правильной, так как в приводимых Н. Морчинцем примерах типа Greis – Graus, Eile – Eule различителями означающих этих словоформ действительно оказываются либо второй, либо первый компоненты дифтонгов. Что же касается разногласий по поводу того, какие фонемы представлены вторыми компонентами дифтонгов, то следует иметь в виду, что эти гласные находятся в слабой для них позиции (ударение падает на первый компонент дифтонга) и не могут по этому с достаточной чёткостью проявить в ней все свои характеристики или фонологически существенные признаки. Сохраняются лишь наиболее существенные признаки: передний ряд для вторых компонентов дифтонгов, обозначаемых графически как еi, аi, еu, äu (огубленность, как показывает произношение [oĭ], для второго компонента последнего дифтонга менее важна, поскольку может утрачиваться), и задний ряд и огубленность для второго компонента дифтонга, графически обозначаемого как аu . Признак подъёма у второго компонента немецких дифтонгов может варьировать, так как оказывается менее существенным.

Итак, однозначно определить фонемную принадлежность вторых компонентов немецких дифтонгов невозможно. Их нельзя перевести в сильную позицию, так как сильной позиции для них просто не существует. Поэтому с точки зрения МФШ вторые компоненты немецких дифтонгов следует рассматривать как гласные гиперфонемы, а сами дифтонги – как последовательности кратких гласных фонем /а/, /о/ и кратких гиперфонем переднего и заднего ряда. При выборе транскрипционных символов для вторых компонентов немецких дифтонгов целесообразно использовать значки, принятые для обозначения дифтонгов в «Большом словаре немецкого произношения». Однако при этом нужно иметь в виду, что такое обозначение является в значительной мере условным, так как оно отражает лишь их кодифицированное произношение и не учитывает особого фонологического статуса вторых компонентов немецких дифтонгов. Поэтому для обозначения гласных гиперфонем, выступающих в качестве вторых компонентов немецких дифтонгов, ниже будут использоваться символы /ĕ/, /ŏ/, /ø/, указывающие на то, что эти фонемы представлены неслоговыми гласными и, следовательно, никогда не находятся в сильной позиции.

1.3. Состав гласных фонем белорусского языка

В белорусском языке в слоге под ударением после твердых согласных противопоставлены пять гласных фонем [а], [ o ], [ e ], [ y ], [ы] . Они используются для получения слов и их грамматических форм.Ср.: вол; вал; цэп; цап; лудзiць; ладзiць, стыць; стаць; балька; бэлька; кут; кот; сын; сон; бярэ; бяры; шуба; шыба. Положение в ударном слоге представляет собой сильную позицию, а фонемы, употребляющиеся в сильной позиции являются сильными.

Гласные фонемы безударных слогов изменяются по своей долготе и звучанию, но не в такой степени сильно как в белорусском языке. В безударных слогах после твердых согласных подлежит изменению только фонема /а/ , фонемы [ e ], [ y ], [ы] практически качественно не изменяются.

Независимыми, позиционно необусловленными сторонами ударных гласных, представляющим конститутивные различные признаки этих гласных как фонем, является различение трех степеней подъема языка – верхнего (закрытые или узкие гласные), среднего и нижнего (открытые или широкие гласные). В зависимости от положения губ в белорусском языке различают огубленные (лабиализованные) и неогубленные (нелабиализованные) гласные. Лабиализованными могут быть гласные только заднего ряда.

Гласные отличаются друг от друга также тем, что называется рядом гласных (зависящим от движений языка по горизонтали, т.е. вперёд и назад): они могут быть переднего и заднего рядов, а так же среднего. Однако различие гласных по ряду в современном белорусском языке обусловлены позицией: они зависят того находится ли гласный в изолированном положении или в начале слова.

Классификация гласных звуков в других фонетических положениях будет такой же, но с соответственным сдвигом всей системы в зависимости от характера предыдущих согласных. Если предыдущей согласной будет твердая, то сдвиг будет незначительным; если предыдущей согласной будет мягкая, то все гласные в начальной фазе артикуляции по ряду и подъему совпадут с гласным [ i ] , а в центральной фазе становятся более передними по ряду и более высокими по подъему.

Ряд гласных не является постоянным. Он может немного изменяться. Оличие по ряду сопровождается отличиями по огубленности (неогубленности). Гласные заднего ряда – огубленные, гласные других рядов – неогубленные. Поскольку ряд в значительной степени зависит от фонетического окружения (гласные после мягких согласных более передние), то именно это заставляет признать, что более существенной для функционирования гласных является огубленность (неогубленность). [11; c.263]

В виду сказанного, ряд гласных не входит в число конститутивных, различительных признаков гласных фонем белорусского языка, а характеризует лишь ту или иную конкретную разновидность фонемы (основной её вид, тот или иной вариант).

Для сравнения систем гласных фонем немецкого и белорусского языков представлены таблицы II и III:


Таблица II – Гласные фонемы немецкого языка:

Передний ряд Задний ряд

Неогубленные Огубленные Огубленные

М

о i: y: u:

н

о ı γ υ

ф

т e: ø: o:

о

н ε ε: œ o

г

и a a:

Дифтонги ae oø ao

Таблица III – Гласные фонемы белорусского языка:

Передний ряд Смешанные Задний ряд

i ы у

е о

а

1.4. Варьирование немецких гласных фонем

Основные закономерности варьирования немецких гласных фонем могут быть систематизированы следующим образом:

1. В абсолютном начале морфемы, кроме /ə/, представлены позиционно обусловленным вариантом (аллофоном) с новым приступом, как это имеет место в словах Igel [''i:gel], edel [''e:dəl],

Дифтонги в одной позиции также выступают в варианте с новым приступом, начинающим артикуляцию первого элемента дифтонга, например: Eiche[''aeçə], Auge[''aogə], Eule[''oøle].

В потоке речи новый приступ нередко утрачивается в таких случаях, как: 1) die Edition, verschollene Archive – позиция зияния на стыке безударных слогов, из которых один начинается, а другой кончается гласным; 2) dem Unternehmen, den Entschluβ – позиция на стыке безударных слогов, из которых первый кончается сонорным согласным, а второй начинается безударным гласным; 3) das Schloβ errichten, schroff entgegnen – позиция на стыке слов, из которых первое кончается глухим согласным, а второе начинается безударным гласным.

2. Так называемые долгие гласные фонемы реализуются в послеударных открытых слогах в вариантах меньшей длительности, определяемых обычно как полудолгие, например: Pulli ['puli], Jahwe ['ja:ve], Komma koma ], Akku aku ].

3. Эти же гласные фонемы представлены в предударных открытых слогах краткими вариантами, например:Fagott [ fa ' got ], f ö derativ [ f ø dera ' ti : f ], Kolo β [ ko ' los ], Tumult [ tu ' mult ].

Помимо вариантов немецких гласных фонем, предусмотренных немецкой произносительной нормой, в немецкой литературной речи наблюдаются некоторые варианты, характерные для отдельных национальных и региональных разновидностей произносительного стандарта. Эти варианты представляют собой результат воздействия диалектных или обиходно – разговорных закономерностей варьирования гласных фонем на систему реализации гласных фонем литературного языка.

Так, в устной литературной речи австрийцев варианты фонемы /а/ в исконно немецких словах отличаются от нормативных вариантов, фиксируемых в произносительных словарях, своей сдвинутостью в задний ряд и как следствие этого незначительной степенью закрытости и огубленности. Этот характер гласных, в которых реализуется фонема /а/, можно было бы передать с помощью транскрипционного значка /[å]/, ср. Wasser ['våsa]. В заимственных же словах фонема /а/ представлена краткими гласными, сдвинутыми по сравнению с нормативными вариантами вперёд и потому более открытыми.

В швейцарско – немецкой литературной речи гласные фонемы в начальной позиции в слове или в корневой морфеме реализуются в вариантах со слабым новым приступом (weicher Neueinsatz), т.е. с менее резким размыканием голосовых связок в начале фонации, чем это свойственно собственно немецкой произносительной норме. Такой слабый новый приступ можно было бы обозначить в транскрипции с помощью значка /-/ , указывающего на обязательность слоговой границы перед соответствующим гласным, например: acht [-axt], beachten [bə'-axten].

В Средней и Южной Германии можно наблюдать заметный сдвиг вперёд первого элемента дифтонга [ао] вплоть до приобретения им несколько более высокого подъёма. В транскрипции эту регионально обусловленную особенность артикуляции первого элемента дифтонга можно было бы обозначить с помощью значка [æо], ср.: Haus [hæos]. На севере же отмечается сдвиг первого элемента этого дифтонга назад и приобретение им более темной окраски, ср.: Haus [håos].

В литературной речи уроженцев восточносредненемецкой области нередко можно слышать сверх широкий вариант фомены /е:/ в позиции перед /r/.

1.5. Варьирование белорусских гласных фонем

Гласные фонемы, оказываясь перед согласными и после согласного того или иного качества, а так же в абсолютном начале и в абсолютном конце слова, могут изменяться в своём качестве, выступая в разных своих разновидностях – более передних или задних.

В противоположность фонематически различающимся трём ступеням подъема языка и наличию или отсутствию лабиализации для гласных верхнего и среднего подъема – ряд гласного в белорусском языке фонематически не различается. Степень подъема языка и лабиализация или её отсутствие полностью определяют место данного гласного в системе фонем, его принадлежность определенной фонеме вне зависимости от его ряда, диапозон колебаний которого очень широк и в принципе может простираться от заднего ряда до переднего.

Из сказанного следует, что различаясь в слоге под ударением, сильные гласные фонемы не не остаются качественно тождественными – они изменяют свое качество в зависимости от наличия или отсутствия согласного перед гласным или после него, а также от качества соседних согласных. Наиболее сильное воздействие на качество сильной гласной фонемы оказывает мягкость или твердость соседних согласных.

Следует различать по крайней мере следующие группы гласных фонем:

1) Изолированные гласные фонем или в начале слова после паузы: <а>, <араты>);

2) в начале слова перед твёрдым согласным ([а t ];

3) гласные фонемы после твердых взрывных согласных <б΄аjка>;

4) гласные фонемы после мягких фрикативных согласных и аффрикат: <с΄х΄ i л΄ i ŷ> ; <z ΄эн >;

5) гласные фонемы после мягких взрывных согласных <б΄ада>;[1;с.109]

Также существуют следующие положения сильной гласной фонемы в белорусском языке:

1) в изолированном употреблении ([а]);

2) в начале слова перед твёрдым согласным ([а t ];

3) между твёрдыми согласными ([ tat а];

4) на конце слова после твёрдого согласного ([агн΄авы];

5) в начале слова перед мягким согласным ([ at '];

6) после твёрдого согласного перед мягким (манн΄ац'];

7) на конце слова после мягкого согласного (<мыцц΄а>];

8) между мягкими согласными ( z ' az 'ка].

В изолированном употреблении качество ударного гласного, естественно, максимально независимо. Близки по качеству к гласным фонемам в изолированном употреблении качество ударного гласного, естественно, максимально независимо. Близки по качеству к гласным фонемам в изолированном употреблении ударные начальные гласные фонемы в положении перед любым твёрдым согласным. at ]. Ударные начальные гласные фонемы в положении перед любым мягким согласным [ at '] уже заметно изменяются: гласные передние испытывают передвижку вверх.

В белорусском языке гласные фонемы относительно положения ударения в слове разделяются на следующие группы:

1) Гласные фонемы под ударением

2) Гласные фонемы первого предударного слога

3) гласные фонемы других предударных слогов

4) послеударные гласные фонемы закрытого слога;

5) послеударные гласные фонемы конечного открытого слога

6) послеударные гласные фонемы открытого неконечного слога

7) послеударные гласные фонемы закрытого конечного слога

Эта классификация имеет глубокие основания, потому что она была представлена фонетистами на основании слухового метода и учитывает такие особенности гласных фонем, как сокращение долготы гласных фонем, и, в связи с этим, изменения в восприятии. [1; с.110]

1. 6 Гласные психофонемы белорусского языка

Надежность восприятия белорусских гласных звуков относительно высокая, но не у всех их одинаковая. При ошибочном распознавании гласных слушатели заменяют их на другие гласные. Эти замены свидетельствуют о малом персептивном расстоянии между соответствующими гласными. Перцептивное сходство гласных объясняется физическим сходством их акустических и артикуляционных характеристик.

Наиболее надежно среди безударных гласных фонем распознается гласная фонема [ i ] . Распознание гласных фонем [ o и ы] в сравнении с другими несколько хуже. Что относится к восприятию разных акустических вариантов гласных фонем, то носитель белорусского языка может на слух отличить около 18-20 оттенков пяти белорусских гласных фонем, [а], [ o ], [ e ], [ y ], [ы] . Тем не менее с высокой надежностью носителями белорусского языка отличается только 10 комбинационных вариантов гласных.

О наличии 10 слуховых эталонов свидетельствуют такие известия о перцептивных расстояниях между белорусскими гласными. Расстояние между такими парами гласных фонем как а-ǎ, о-ǒ, у-ŷ, е-ě , определенное на слух, относительно велико. В белорусском языке каждой из отмеченных пар звуков соответствуют два слуховых образа, а не один. Для 10 белорусских психофонем гласных звуков в перцептивном пространстве существует шкала палатизации.


Вывод

Таким образом, взятая в целом подсистема немецких гласных фонем, насчитывающая 19 единиц, включает в себя следующие группировки: 1) восемь долгих гласных фонем: / і: y: e: ø: ε: a: o: u: /; 2) семь кратких гласных фонем: /ı γ ε œ a ν ο /; 3)три гласных гиперфонемы / ĕ ŏ ø /. Наряду с этими фонемами, различающими морфемы, в нее входит стоящая особняком /ə /, различающая лишь словоформы.

В свою очередь, в белорусском языке в слоге под ударением в равном положении по отношению к качеству соединительных согласных различается пять гласных фонем. В безударных слогах различается меньшее количество фонем. Поэтому положение в ударном слоге представляет собой сильную позицию, а фонемы, употребляющиеся в сильной позиции, являются сильными.

Основные закономерности варьирования немецких гласных фонем можно систематизировать. Помимо вариантов немецких гласных фонем, предусмотренных немецкой произносительной нормой, в немецкой литературной речи наблюдаются некоторые варианты, характерные для отдельных национальных и региональных разновидностей произносительного стандарта.

Что касается белорусских гласных фонем, то качество ударной гласной фонемы в отношении ее более заднего или переднего образования обусловлено наличием или отсутствием перед гласным и после него согласных, а при наличии их – качеством предшествующего и последующего согласно, в особенности его твердостью или мягкостью. При этом в положении между мягкими согласными качество гласного бывает в наибольшей степени обусловлено качеством окружающих его согласных.

А также, надежность восприятия белорусских гласных звуков относительно высокая, но не у всех одинаковая.

Персептивное сходство гласных объясняется физическим сходством их акустических и артикуляционных характеристик. Носитель белорусского языка может отличить на слух около 18-20 оттенков пяти белорусских гласных фонем. Однако с высокой надежностью носитель белорусского языка может отличить только 10 комбинированных вариантов гласных фонем.

ІІ. КЛАССИФИКАЦИЯ И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГЛАСНЫХ ФОНЕМ В НЕМЕЦКОМ И БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКАХ

2.1. Фонологические существенные признаки немецких гласных фонем

В определении перечня фонологически-существенных признаков немецких гласных фонем авторы придерживаются различных точек зрения. Так, О.Х. Цахер приводит следующий список фонологических признаков немецкого вокализма: 1) долгота – краткость (чистые количественные различия); 2) долгота в соединении с закрытостью – краткость в соединении с открытостью (противопоставления по качеству и количеству одновременно); 3) скольжение артикуляции – отсутствие скольжения (противопоставления по изменяемости и неизменяемости качества гласного); 4) огубленность – неогубленность (противопоставление по артикуляции губ, влекущие за собой противопоставления по качеству); 5) компактность – диффузность (противопоставления, вызываемые различиями в конфигурации резонаторных полостей с различными собственными тонами).[15; с.63] Г. Майнхольд и Э. Шток опираются на другой перечень этих признаков, куда входят: 1) вокальность; 2) верхний подъем; 3) нижний подъем; 4) передний ряд; 5) задний ряд; 6) огубленность; 7) напряженность; 8) долгота. [13; с.82] Инной список представляет В. Вурцель, который описывает немецкие гласные с помощью следующих фонологических признаков: 1) неконсонантность; 2) слоговость; 3) верхний подъем; 4) нижний подъем; 5) передний ряд; 6) огубленность; 7) долгота.[19; с.58]

Сравнение этих перечней показывает, что все они содержат обозначения признаков различной природы. Здесь и названия признаков акустического речевого сигнала (вокальность, компактность – диффузность), и обозначения элементарных артикуляций, с помощью которых произносятся отдельные гласные звуки (огубленность – неогубленность, открытость – закрытость, верхний подъем – нижний подъем, передний ряд – задний ряд), и указания на состояние мускулатуры органов речи (напряженность) и на способность гласного образовывать слог – кратчайшую произносимую часть речевого потока (слоговасть). Между тем для образования фонологически существенных признаков немецких гласных фонем следовало бы использовать систему терминов, которые должны были бы называть признаки гласных как акустических явлений, воспринимаемые носителями языка как функционально важные характеристики классов акустически родственных звуков.

Для описания немецких гласных фонем будут использованы следующие артикуляторные признаки:

1.Ряд , или положение языка в горизонтальной плоскости (продвинутость тела языка в переднюю часть полости рта или его сдвиг в заднюю часть полости рта). По этому признаку выделяется гласные фонемы переднего и заднего ряда. К гласным фонемам переднего ряда в немецком языке относятся / і: y: e: ø: ε: ı γ ε œ /. Гласными фонемами заднего ряда являются / u: ο: ν ο /. Фонемы /α: a / по отношению к признаку ряда нейтральны.

2. Подъем языка , или его положение в вертикальной плоскости (ступень подъема языка по направлению к твердому или мягкому небу). По этому признаку в литературном немецком языке разграничивают четыре ступени подъема для так называемых долгих гласных (низкий, средненизкий, средневысокий и высокий, или верхний, подъем) и три ступени подъема для так называемых кратких гласных (низкий, средний и высокий, или верхний, подъем). К гласным фонемам высокого подъема относятся немецкие фонемы /i: y: u: ı γ ν /. Гласными фонемами средневысокого подъема являются / е: ø: о:/. Гласными фонемами средненизкого подъема следует считать фонемы / ε: ε œ о/. Фонемы /α: a / характеризуются низким подъемом.

3. Участие губ , или различие в конфигурации ротового отверстия (растяжение или округление и вытягивание губ вперед). По этому признаку различаются неогубленные (нелабиализованные) и огубленные (лабиализованные) гласные фонемы. К огубленным гласным фонемам немецкого языка относятся / y: u: ø: ο: γ ν œ ο /. Все остальные немецкие гласные фонемы – неогубленные.

4. Напряженность , или различие в состоянии мускулатуры речевого аппарата (большая или меньшая степень напряжения мускулов ротовой полости). По этому признаку выделяются напряженные и ненапряженные гласные фонемы. Звуки, представляющие напряженные гласные фонемы, характеризуются также более высокой ступенью подъема языка по сравнению со сходными с ними артикуляторно и акустически напряженными гласными, а следовательно, являются более закрытыми, чем ненапряженные более открытые гласные. К напряженным гласным фонемам немецкого языка относятся / i: y: u: e: ø: о: /. Гласные фонемы / ı γ ε ε: œ ο ν / - напряженные. Фонемы /α: a / по отношению к признаку напряженности нейтральны.

5. Количество , или различие в длительности артикуляции и соответственно звучания гласного (большее или меньшее время, затрачиваемое на артикуляцию гласного в составе слога). По этому признаку выделяются долгие и краткие гласные фонемы. К долгим гласным фонемам немецкого языка относятся / i: y: u: e: ø: о: ε: α: /. Краткими гласными фонемами являются / ı γ ε œ ν a /. Фонема /ə/ к признаку количества нейтральна. Длительность гласных, представляющих долгие гласные фонемы, не являются какой-то абсолютной величиной и может варьировать в значительных пределах. Об этом свидетельствует отражаемое в орфоэпических словарях сокращение долгих гласных в заударных и предударных слогах, т.е. в слабых позициях для них, ср.: Lieferant [ lief ə' rant ] при liefern ['li:fərn]. Соответственно и признак количества оказывается в данных и аналогичных им случаях менее устойчивым и менее надежным средством различения фонем, чем связанный с ним признак напряженности. Лишь в тех случаях, когда друг другу противополагаются в одинаковых условиях фонемы /ε:/ и /ε/, /α:/ и /а/, признак долготы выступает в дифференцирующей функции, так сказать, без посторонней помощи, ср.: qu ä len и quellen , Schal иSchall .

2.2. Фонологически существенные признаки гласных фонем белорусского языка

Как известно, в основе всех гласных доминирует голос – музыкальный тон, образуемый в гортани. К этому тону при образовании каждого гласного присоединяются особые характерные тона (обертона), образуемые в надгортанных полостях (в полости глотки и главным образом в полости рта), которые придают ему свой специфический тембр, свое качество, в отличие от тембра и качества других гласных.

Гласные – это звуки тональные, слогообразующие, свободного образования, которые произносятся при слабой струе воздуха.

При классификации гласных фонем берутся во внимание как артикуляционные, так акустические характеристики. Таким образом, основными принципами классификации гласных фонем являются:

Основными принципами классификации белорусских гласных фонем являются принципы I, II, III.

I. По степени открытия рта гласные фонемы бывают:

1) широкие – произносятся при самом широком открытии рта: /a/;

2) узкие - произносятся при самом незначительном (узком) открытии рта: /i/, /ы/, /у/;

3) Средние - произносятся при среднем открытии рта: /э/, /о/

II. Участием языка обусловлено разделение гласных фонем на:

1) фонемы соответствующего подъема;

2) фонемы соответствующего ряда.

По степени подъема языка в направлении к небу (движение по вертикали: вверх-вниз) гласные фонемы разделяются на:

А) верхнего подъема: /i/, /ы/, /у/.

Б) среднего подъема: /э/, /о/

В) нижнего подъема: /а/

От степени подъема языка зависит и степень открытия рта: при самом низком – самое широкое открытие, при верхнем – самое узкое, при среднем – среднее. Поэтому гласные верхнего подъема самые узкие, нижнего – широкие, среднего подъема – средние.

По движению языка по горизонтали (вперед и назад) отличаются гласные фонемы соответствующего ряда:

А) передние: /i/, /э/

Б) задние: /у/, /о/

В) средние: /ы/, /а/

III. Губы также играю важную роль при образовании некоторых гласных фонем: 1) они могут вытягиваться вперед и округляться изменяя форму резонатора; при такой артикуляции возникают лабиализованные гласные фонемы: /о/, /у/; 2) губы не принимают активного участия в произношении (они растянуты и не напряженны); такие гласные фонемы называются нелабиализованными: /а/, /i/, /ы/, /э/. Лабиализованные гласные фонемы – это фонемы заднего ряда, они тоном ниже чем нелабиализованные.

Артикуляционная классификация гласных фонем белорусского языка (Табл. IV):

Участие губ Нелабиализованные Лабиализованные
подъем Ряд Передний Средний Задний
Верхний (узкие) /i/ /ы/ /у/
Средний (средние) /э/ /о/
Нижний (широкие) /а/

2.3. Характеристика немецких гласных фонем

С помощью фонологически существенных признаков немецкие гласные фонемы могут быть охарактеризованы следующим образом:

/i:/: гласная фонема переднего ряда, высокого подъема, неогубленная, напряженная (закрытая), долгая;

/ı/: гласная фонема переднего ряда, высокого подъема, неогубленная, напряженная (открытая), краткая;

/е:/: гласная фонема переднего ряда, средневысокого подъема, неогубленная, напряженная (закрытая), долгая;

/ε:/: гласная фонема переднего ряда, средневысокого подъема, неогубленная, ненапряженная (открытая), долгая;

/ε/: гласная фонема переднего ряда, средневысокого подъема, неогубленная, ненапряженная (открытая), краткая;

/α/: гласная фонема низкого подъема, неогубленная, напряженная (открытая), краткая;

/а/: гласная фонема низкого подъема, неогубленная, напряженная (открытая), краткая;

/у:/: гласная фонема переднего ряда, высокого подъема, огубленная, напряженная (закрытая), долгая;

/γ/: гласная фонема переднего ряда, высокого подъема, огубленная, ненапряженная (открытая), краткая;

/ø:/: гласная фонема переднего ряда, средневысокого подъема, огубленная, напряженная (закрытая), долгая;

/œ/: гласная фонема переднего ряда, средненизкого подъема, огубленная, напряженная (открытая), краткая;

/u:/: гласная фонема заднего ряда, высокого подъема, огубленная, напряженная (закрытая), долгая;

/ν/: гласная фонема заднего ряда, высокого подъема, огубленная, ненапряженная (открытая), краткая;

/о:/: гласная фонема заднего ряда, средневысокого подъема, огубленная, напряженная (закрытая), долгая;

/о/: гласная фонема заднего ряда, среднего подъема, огубленная, ненапряженная (открытая), краткая;

/ə/: гласная фонема , среднего подъема, ненапряженная, нейтральная по отношению к признакам ряда, огубленности и количества;

/ě/: гласная гиперфонема переднего ряда, неогубленная, краткая;

/ø/: гласная гиперфонема переднего ряда, огубленная, краткая;

/ǒ/: гласная гиперфонема заднего ряда, огубленная, краткая.

2.4. Характеристика белорусских гласных фонем

Классификация сильных гласных фонем белорусского языка принимает такой вид:

/и/ - гласная фонема переднего ряда, верхнего подъема, нелабиализованная;

/е/ - гласная фонема переднего ряда, среднего подъема, нелабиализованная;

/у/ - гласная фонема заднего ряда, верхнего подъема, лабиализованная;

/о/ - гласная фонема заднего ряда, среднего подъема, лабиализованная;

/а/ - гласная фонема, находящаяся вне рядов, нелокализованная, нелабиализованная.

2.5. Чередование немецких гласных фонем

Чередование (альтернация) – парадигматическое отношение между однородными единицами языка (единицами одного уровня), способными заменять друг друга в составе более крупных единиц, что обычно происходит при определенных синтагматических и/или парадигматических условиях. Единицы, связанные отношением чередования (или альтернанты), должны быть структурно конгруэнтными, т.е. занимать одно и то же место в структуре одной и той же единицы более высокого ранга, которая при этом выступает в своих разных фонетических или грамматических формах.

Чередование свойственно, прежде всего, единицам звукового строя – звукам и фонемам, для которых правило структурной конгруэнтности означает, что они в качестве альтернатов должны занимать одно и то же место в составе одной и той же морфемы, ср. нем. ver lier en 'терять' / ver – lor – en 'потерянный' / Ver lus t 'потеря' , где корень представлен тремя фонологически различными морфами, отражающими чередования фонем / ı / ~ /о/, /i/ ~ /u/ и /r/ ~ /s/. Чередования бывают разных типов и видов. По характеру дифференциальных признаков различаются количественные чередования (по долготе – краткости) и качественные чередования (по признакам места, способа образования и др.). по характеру условий чередований различают 2 типа – фонетическое и нефонетическая (традиционное, историческое) чередование. [8; с.580]

В немецком языке имеются только исторические чередования гласных; живые чередования ему в отличие от белорусского языка не свойственны. Кажущееся исключение представляет /о/ || /о:/ в суффиксе – оr слов типа /' doktor / - / dok ' to : r ə n / Doktor Doktoren и т.п. В этих словах наблюдаются и подвижные ударения: в единственном числе ударение – на корне, во множественном – на суффиксе. Краткое же /о/ в немецком языке мы находим в ударном слоге множество слов, а заменяется оно на /о:/ только в указанном суффиксе. Значит, чередование /о/ || /о:/, как связанная с данной морфемой, является не фонетическим, а историческим, не имеющим объяснения с точки зрения современного немецкого языка.

В исторических чередованиях можно различать два подвида: чисто исторические и морфологизованные исторические. Последние играют в морфологической системе немецкого языка большую роль; это так называемые Umlaut , Ablaut и Brechung.

Фонетическая сущность умлаута состоит в чередовании гласных по ряду: гласные заднего ряда /а:/, /а/, /о:/, /о/, /u:/, /ν/, /ао/ чередуются с соответствующими гласными переднего ряда /ε:/, /ε/, /ø:/, /œ/, /у:/, /γ/, /оø/. Умлаут встречается в разных частях речи. В словоизменении имени существительного он является сопутствующим, а иногда и единственным средством выражения множественного числа; ср.: Land – Länder, Maus – Mäuse.

В именах прилагательных умлаут используется при образовании сравнительной и превосходной степени: kalt k ä lter am k ä ltesten .

В глаголе умлаут встречается в разных грамматических категориях: в формах лица, где по умлауту отличают 2-е и 3-е лица настоящего времени сильных глаголов ( trage tr ä gst tr ä gt ); в наклонении умлаута отличается в претерите сильных глаголов конъюнктив от индикатива ( kam k ä me ). Широко используется умлаут при словообразовании. Чередование корневого гласного сопровождает образование слов при помощи целого ряда суффиксов; при некоторых из них умлаут имеет место всегда за редким исключением. Исторически чередование по умлауту объясняется наличием в древние периоды истории языка гласных /ı/ или /i:/ в этих суффиксах: например, - chen из –ichen, -lein из – l î n и др.; в ряде суффиксов гласный сохраняется до сих пор: - ig , - lich , - ling , - nis и др.

Брехунг представляет собой чередование гласных по подъему: более широкие гласные чередуются с более узкими того же ряда: /е:/ || /i:/, /е:/ || /ı/, /ε/ || /ı/, /о:/ || /u:/, /о/ || /ν/. В словоизменении, а именно в личных формах единственного числа настоящего времени сильных глаголов встречаются только первые три пары. В словообразовании зафиксированы все перечисленные выше пары: /'е:rdə/ - /ırdı∫/ Erde – irdisch, /bεrk/ -/gə'bırgə/ Berg – Gebirge, /gos/ - /gνs/ goβ – Guβ, /tso:k/ - /tsu:k/ zog – Zug. К брехунгу восходит так же чередование /i:/ || /оø/ и /ı/ || /оø/, которые в современном языке представлены в единичных примерах: /zi:ç/ - /'zоøçə/ siech Seuche , / l ıçt/ - /' lo øtə n / Licht leuchten .

Чередования по аблауту «беспорядочны» с современной точки зрения. Они являются наследием индоевропейского праязыкового состояния; фонетический смысл их остается неясным.

Исходной формулой аблаута является трехчленное чередование; например, в корне белорусских слов беру – набор – брать. Перечень чередований по аблауту целесообразно разделить на две группы: встречающиеся в более чем одном корне (а) и только в одном корне (б). чередования группы а): /i:/ || /а/, /i:/ || /а:/, /i:/ || /о/, /i:/ || /о:/, /ı/ || /е:/, /ı/ || /а:/, /ı/ || /а/, /ı/ || /о/, /ı/ || /ν/, /е:/ || /а:/, /е:/ || /о:/, /ε/ || /а:/, /ε/ || /а/, /ε/ || /о/, /а:/ || /о:/, /а:/ || /о/, /а:/ || /u:/, /у:/ || /о:/, /æ/ || /i:/, /æ/ || /ı/, /ао/ || /i:/. Чередования группы б): /i/ || /е:/, /i/ || /u:/, /ı/ || /ε/, /е:/ || /о/, /ø:/ || /о:/.

Примеры: / fi : l / - /' fal ə n / fiel fallen , /' li : g ə n / - / la : k / liegen lag , /∫ li : f / - /'∫ la : f ə n / schlief schlafen , /'∫ i : s ə n / - /∫ os / schieβen schoβ , /' bi : t ə n / - / bo : t / bieten bot , / g ıη/ - / ge n / ging gehen , /'bıtən/ - / ba : t / bitten bat , /' z ıηə n / - / zaη / singen sang , / b ə' g ınən/ - / b ə' go nən/ beginnen begonnen , /' z ıηən/ - / g ə'zνηən/ singen gesunge , /' le : z ən/ - / la : s / lessen las , / b ə' ve : g ən/ - / b ə' vo : k / bewegen bewog , /'εsən/ - / a : s / essen , /' vεrfεn / - / varf / werfen warf , /'εrfən/ - / g ə' vorf ən/ werfen geworfen , / b ə'f a : l / - / b ə'f o : l ən/ befahl befohlen , / na : m / - / g ə' nom ə n / nahm genommen , /'f a : r ən/ - / fu : r / fahren fuhr , /' ly : g ən/ - / lo : k / l ü gen log , /'∫ raeb ən/ - /∫ ri : p / schreiben schrieb , /' raet ən/ - / r ı t / reiten ritt , /' laof ən/ - / li : f laufen life , /' li : g ən/ - / g ə' le : g ən/ liegen gelegen , / ri : f / - / g ə' ru : f ə n / rief gerufen , /'zı ts ən/ - / g ə'zεsən/ sitzen gesessen , /' ne : m ən/ - / g ə'n om ə n / nehmen genommen , /'∫ v ø: r ən/ - / g ə'∫ vo : r ən/ schw ö ren geschworen .

2.6. Чередование белорусских гласных фонем

С изменением звуков связано такое фонетическое явление, как чередование звуков – изменение звуков в разных грамматических формах или словах. Нужно согласиться с утверждением тех ученых, которые неконкретные живые фонетические изменения называют фонетическими, а исторические – нефонетическими, потому что в обоих случаях речь идет об изменениях звуков, обусловленных фонетическими причинами, которые действуют в современном языке или действовали раньше.

Живые чередования обусловлены действующими в современном языке процессами. Белорусскому языку свойственны живые чередования гласных фонем. Эти чередования могут быть вызваны редукцией гласных фонем, с чем связано аканье и яканье(р/э/кi – р/а/ка, н΄э/ба - /н΄а/бёсы) и др. [15; с. 81]

Аканьем называют чередование в произношении ударных гласных фонем /о/, /е/ после твердых согласных с безударной гласной фонемой /a/, если с них сходит ударение: /ног΄i/ - /нага΄/, /цегла/ - /цагл΄анны/, /ко΄лi/ - /калы΄/, /шерц΄/-/шарсц΄анны/ и т.д. Чередование ударных гласных фонем /о/, /е/ с безударным /а/ после мягких согласных называется яканьем: /в΄ец΄ер/ - /в΄атры΄/, /в΄осны/ - /в΄асна΄/ и т.д.

Также существует группа однокоренных глаголов в которых наблюдается чередование /e/-/i/ вместо яканья: /зап΄ерцi/ - /зап΄iра΄ц΄/ и т.д.

Беглыми называют гласные, которые исчезают при изменении слов. Беглами могут быть ударные гласные фонемы /о/, /е/ и безударная /а/: : /акно΄/ - /ако΄н/, /дошка/ - /дошак/ и т.д.

Слова которые начинаются с приставки у, очутившись в речевом потоке после слова на гласный звук, изменяют /у/ на /ŷ/, если между этими словами нет паузы: ён устаŷ – яна ŷ стала. Безударная гласная фонема /i/ в начале слов, очутившись в положении после слов, которые заканчиваются на гласные, при отсутствии паузы может переходить в /j/: ён iшоŷ – яна /i/шла.

Если приставка заканчивается на гласный, а слово начинается на /i/, /y/ то эти /i/, /y/ переходят в /j/: iграць – зайграць. Если приставка заканчивается на твердый согласный, а слово начинается на /i/, то /i/ переходит в /ы/: iменны – безыменны. В сложных словах после твердого согласного /i/ тоже переходит в /ы/ при произношении: палiтiнфармацыя. Если слово начинается с приставного гласного, а приставка заканчивается на гласный, то приставной гласный исчезает: iржавець – заржавець. [1; c. 319-322]

В современном белорусском литературном языке наблюдается употребление гласной фонемы /o/ на месте этимологической /е/ и на месте /e/, которая возникла из /ь/, В позиции после мягкого или затвердевшего согласного перед твердым под ударением.

Свидетельства когда-то живого исторического процесса – перехода /е > о/ - историческое чередование гласных фонем: Шэсць – Шасцi, сястра – сёстры, жалуды – жолуд, жаŷцець – жоŷты, и т.д. [9; c.112]

Исторические или традиционные, чередования нельзя объяснить фонетическими процессами современного языка, потому что они – результат действия фонетических законов, которые существовали раньше, в более ранний период истории языка.

Вывод

Таким образом, для описании немецких гласных фонем существуют следующие артикуляторные признаки:

1. ряд, или положение языка в горизонтальной плоскости;

2. подъем языка, или его положении в вертикальной плоскости;

3. участие губ;

4. напряженность;

5. количество, или различие в длительности артикуляции и соответственно звучание гласного.

Классификация белорусских гласных фонем строится с учетом:

1. участия /неучастия/ губ;

2. степени подъема языка;

3. места подъема языка.

В данной главе с помощью фонологически-существенных признаков охарактеризованы немецкие и белорусские гласные фонемы.

В немецком языке наблюдаются только исторические чередования гласных фонем. В исторических чередованиях можно различать два подвида: чисто исторические и морфологизованные исторические. Последние играют в морфологической системе немецкого языка большую роль; это так называемые Umlaut, Ablaut и Brechung. Живие чередования немецкому языку в отличие от белорусского несвойственны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В процессе исследования и изучения данной темы были сделаны следующие выводы:

1. Взятая в целом подсистема немецких гласных фонем, насчитывающая 19 единиц, включает в себя следующие группировки: 1) восемь долгих гласных фонем: / і: y: e: ø: ε: a: o: u: /; 2) семь кратких гласных фонем: /ı γ ε œ a ν ο /; 3)три гласных гиперфонемы / ĕ ŏ ø /. Наряду с этими фонемами, различающими морфемы, в нее входит стоящая особняком /ə/, различающая лишь словоформы. В свою очередь, в белорусском языке в слоге под ударением в равном положении по отношению к качеству соединительных согласных различается пять гласных фонем.

2. В современном немецком языке возникают споры по поводу противопоставленности и непротивопоставленности долгих гласных фонем /е:/ и /ε:/, фонологического статуса редуцированной безударной гласной фонемы /ə/, монофонемной или бифонемной трактовки гиперфонем.

3. Основные закономерности варирования немецких гласных фонем можно систематизировать. В белорусском языке качество ударной гласной фонемы в отношении ее более заднего или переднего образования обусловлено наличием или отсутствием перед гласной фонемой и после нее согласных.

4. Для описания немецких гласных фонем существуют следующие артикуляторные признаки: 1) ряд; 2) подъем языка; 3) участие губ; 4) напряженность ; 5) количество. Для белорусских гласных фонем существуют следующие артикуляторные признаки: 1) участие губ; 2) подъем языка; 3) место подъема языка.

5. С помощью фонологически существенных признаков можно охарактеризовать немецкие и белорусские гласные фонемы.

6. В немецком языке имеются только исторические чередования гласных фонем. Живые чередования немецкому языку в отличие от белорусского языка не свойственны.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Булыко И.Р., Выгонная Л.Т., Посик Г.В., Подлужный А.И. Фонетика белорусского литературного языка. АН БССР. Ин-т языкознания им.Я.Коласа. – М.: «Наука и техника». – 1989 – 334 с.

2. Зеленецкий А.Л. Теория немецкого языкознания: Учебное пособие. М.: «Академия», 2003.-395с.

3. Зиндер Л.Р. Теоретический курс фонетики современного немецкого языка: Учебное пособие. М.: «Академия», 2003. -160с.

4. Зиндер Л.Р., Строева Т.В. Историческая фонетика немецкого языка. М.; Л., 1965. -175с.

5. Карпов В.А. Графика и фонетика как система. Урок 9/ Карпов В.А. // «Родное слово» - 2004 - №11 –с. 69-73

6. Кацапов Л.К. Реализация фонетического принципа правописания. Гласные в первой части сложных слов // «Белорусский язык и литературы» - 1989 - №6 – с. 8-11

7. Кривицкий А.А., Подлужный А.И.Практикум по фонетике белорусского языка: «Для ВУЗ» - Мн.: Высш. Шк. – 1989 – 219 с.

8. Лингвистический энциклопедический словарь/ Гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Сов. энциклопедия, 1990. -685с.

9. Мета И.В. Переход [e>o] после шипящих и перед шипящими в белорусском языке // Вести НАН Белоруссии. Серия гумм.наук – 2006 - №1 – с. 112-115

10. Подлужный А.И. Гласные белорусского языка. Ред. В.В. Мартынов, Подлужный А.И. // «Наука и техника» - 1975Рец. Василевский М. Исследуется фонетика языка // «Пламя» - 1976 - №11 – с. 249-252

11. Подлужный А.И., Чекман В.Н. Звуки белорусского языка., Мн.: «Наука и техника» - 1973

12. 10. Раевский М.В. Фонетика немецкого языка. Теоретический курс: Учебник. М.: Изд-во МГУ, 1997. -312с.

13. Роговцов В.И. Введение в языкознание. Уч.пос. – Могилев: МГУ им.А.А.Кулешова 2004 – 400 с.

14. Стецко П.В. Введение в языкознание: Уч.пос. П.В. Стецко. – Гродно: ГрГУ, 2001 – 229 с.

15. Трубецкой Н.С. Избранные труды по филологии. М.: Прогресс, 1987. -559с.

16. Трубецкой Н.С. Основы фонологии М.: 1960

17. Duden B.6. Aussprachewörterbuch. –Mannheim: Dudenverlag, 1991. -794S.

18. Meinhold G., Stock E. Phonologie der deutschen Gegenwartssprache. 2. durchgesehene Aufl. Leipzig, 1982.

19. Wurzel W. Phonologie// Kleine Enzyklopädie. Deutsche Sprache. Leipzig, 1983.

20. Zacher O. Deutsche Phonetik. 2. Aufl. Leningrad, 1969.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий