регистрация / вход

Гендерные исследования в лингвистике

Причины становления и развития гендерных исследований в лингвистической науке. История появления нового направления языкознания в США и Германии - феминистской критики языка. Сравнительный анализ невербального коммуникативного поведения мужчин и женщин.

Федеральное агентство по образованию РФ

Бурятский Государственный университет

Факультет иностранных языков

Кафедра французского языка

Реферат

Гендерные исследования в лингвистике

Выполнила: Цыбикова С.Ц.

Студентка группы 02360 А

Проверила:

Мангатханова А.А.

Старший преподаватель

Улан – Удэ

2008 г.


Содержание

Введение

1. Причины становления и развития гендерных исследований в лингвистике

2. Феминистская лингвистика

3. Гендерные исследования в отечественной лингвистике

4. Развитие гендерных исследований в лингвистике

Заключение

Библиография

Введение

Исследования, в фокусе которых находится гендер — социокультурный конструкт, связанный с приписыванием индивиду определенных качеств и норм поведения на основе его биологического пола, — относительно новая отрасль гуманитарного знания.

Интерес отечественных ученых к гендерной проблематике часто связывают с наступившей открытостью российского общества в постсоветский период или с влиянием идей феминизма. Эти факторы, безусловно, важны, но существуют, на наш взгляд, и более глубокие причины.

Впервые фактор пола в связи с языком возник в античности при осмыслении категории грамматического рода. Древнейшей и долгое время единственной гипотезой о причинах появления и функционировании в языке категории рода стала символико-семантическая, базировавшаяся на соотнесении природной биологической категории sexus с грамматической категорией genus. Сторонники символико-семантической гипотезы считали, что грамматический род возник под влиянием природной данности — наличия людей разного пола. Хотя точки зрения на детерминированность категории рода биологической реальностью в ряде аспектов не совпадали, единым было мнение о несомненной связи природного пола и грамматического рода. Гипотеза основывалась на двух особенностях мифологического мышления — анимизме и антропоморфизме. Символико-семантическую гипотезу представляли ученые, оказавшие огромное влияние на лингвистику (Гердер, Гримм, В. Гумбольдт и др.), что предопределило ее длительное господство в лингвистическом описании. При этом обращает на себя внимание обстоятельство, что для объяснения экстралингвистической мотивированности категории рода исследователи использовали свой неязыковой опыт. Это привело к появлению оценочности в интерпретации категории рода: мужской род оказывался первостепенным из-за приписывания именам, относящимся к нему, семантики силы, активности, энергии. Имена женского рода, напротив, характеризовались пассивностью, подчиненностью.

Цель данной работы – показать развитие гендерных исследований в лингвистике, и предполагает следующие задачи:

- развить и дать общее представление о гендере;

-Заинтересовать читателей этой относительно новой отраслью гуманитарного знания, для дальнейшего его изучения, и их заинтересованности в такого рода проблемах лингвистики;

- участие в развитии и становлении гендерных исследований;

Тема этой работы, на сегодня, очень актуальна, т.к. это относительно новая отрасль в гуманитарном знании, которая достаточно активно развивается. Этой проблематикой должен быть заинтересован каждый, потому как все это связано с каждой личностью, его характером пола, возраста, этноса и т.д.


1 . Становление и развитие гендерных исследований в лингвистике

Становление и интенсивное развитие гендерных исследований в лингвистике приходится на последние десятилетия XX века, что связано со сменой научной парадигмы в гуманитарных науках под влиянием постмодернистской философии. Новое понимание процессов категоризации, отказ от признании объективной истины, интерес к субъективному, к частной жизни человека, развитие новых теорий личности, в частности теории социального конструктивизма, привели к пересмотру научных принципов изучения категорий этничность, возраст и пол, интерпретировавшихся ранее как биологически детерминированные. Новый подход потребовал и применения новой терминологии, более точно соответствующей методологическим установкам исследователей, что и стало причиной введения в научное описание термина гендер. призванного подчеркнуть общественно конструируемый характер пола, его конвенциональность, институциональность и ритуализованность. Этот подход естественно стимулировал изучение лингвистических механизмов проявления гендера в языке и коммуникации. В этом же направлении подталкивала ученых и феминистская критика языка, которую ряд исследователей относит к одной из составляющих постмодернистской философии.

Признание приоритета языка привело к так называемому "лингвистическому повороту" в гуманитарных науках — истории, социологии, антропологии и др. Язык при таком подходе рассматривается как средство доступа к знанию о нелингвистических феноменах. : Смена взгляда на объект потребовала и новых методов, к числу которых относятся, в частности, контент-анализ, этнографические методы, психоаналитический анализ текста (глубинная герменевтика), квантитативно-эвристический анализ текста, нарративная семиотика, критический анализ дискурса и др. Появляются новые источники анализа: от исследования художественного текста ученые приходят, с одной стороны, к изучению дембельских альбомов и дневников подростков, речи профессиональных сообществ, мужчин и женщин, субкультур, малых групп и — с другой — к описанию различных видов институциональной коммуникации, лингводиагностике и многим другим направлениям, цель которых — получение информации о говорящем субъекте.

2. Феминистская лингвистика

Во второй половине XX века появление новых социально-философских теорий происходило параллельно с демократизацией западного общества. Студенческая революция 1968 года, активизация феминизма способствовали ускоренному распространению целого ряда идей. К их числу относится и осознание социально-культурной обусловленности пола, "Новое женское движение" в США, вступившее в борьбу с патриархатом, стимулировало научное осмысление гендерной концепции и в значительной степени способствовало ее распространению в целях политической борьбы. С конца 60-х годов XX века в языкознании (главным образом в США и Германии) возникает направление, названное феминистской критикой языка, или феминистской лингвистикой. Это направление существует и сегодня, но в более взвешенном состоянии, пройдя типичную для начального этапа "алармистскую" стадию, когда высказывались радикальные утверждения, многие из которых впоследствии не подтвердились или подтвердились частично. Феминистская лингвистика подвергла критике язык за его андроцентричность, т. е. ориентированность не на человека вообще, а на мужчину. Язык был обвинен в сексизме — дискриминации по признаку пола, которой подвергаются женщины. Дискриминация выражается в преобладании мужских форм в языке, вторичности и объектности женщин, совпадении во многих языках понятий "человек" и "мужчина", преобладании в обозначениях женщин негативных оценок и.т.п. Представительницы феминистского направления утверждали также, что пол является определяющим фактором коммуникации. Феминистская лингвистика открыто провозглашала свою политическую ангажированность и стремление не только вскрыть следы патриархата и сексизм языка, но и преодолеть их, реформировав язык. В основе рассуждений лежала гипотеза лингвистической относительности Сепира-Уорфа: язык структурирует и направляет мышление, поэтому сознание человека в значительной мере определяется особенностями языка. Феминистская лингвистика предложила многочисленные рекомендации по реформированию языка.

Алармистский этап постепенно сменился более взвешенным подходом. Наряду с изучением дискриминации женщин в языке возникли другие направления исследований: социолингвистическое, психолингвистическое, лингвокультурологическое изучение гендера. Особое направление составляют мужские исследования (menstudies), призванные дать ответ на вопросы, как конструируется обществом мужественность, какие типы мужественности существуют в данной культуре в данное время, как это сказывается на поведении людей, каковы нормы и требования к мужчинам и т. п.

Сегодня можно говорить о существовании собственно гендерных исследований, изучающих оба пола, а точнее — процесс социального конструирования различий между полами. Гендер считается институционализованным и ритуализованным социокультурным конструктом — одним из параметров социальной идентичности индивида. Общественные институты (армия, школа, церковь и т. д.) поддерживают различия, придают им статус нормы и интерпретируют как природно обусловленные. Общественные ритуалы также создают гендерную асимметрию — в одежде, повседневном обиходе и символике. Гендер как продукт культуры отражает представления народа о женственности и мужественности, зафиксированные в фольклоре, сказках, традициях и, разумеется, в языке. В коллективном сознании присутствуют гендерные стереотипы - упрощенные и заостренные представления о свойствах и качествах лиц или иного пола.

В самом общем плане исследование гендера в языкознании касается двух проблем.

1. Язык и отражение в нем пола. Цель такого подхода состоит в описании и объяснении того, как манифестируется в языке наличие людей равного пола (исследуются в первую очередь номинативная система, лексикон, синтаксис, категория рода и т. п.), какие оценки приписываются мужчинам и женщинам и в каких семантических областях они наиболее заметно/отчетливо выражены.

2. Речевое и в целом коммуникативное поведение мужчин и женщин, где выделяются типичные стратегии и тактики, гендерно специфический выбор единицлексикона, способы достижения успеха в коммуникации, предпочтения в выборе лексики, синтаксических конструкций и т. д. — т. е. специфика мужского и женского говорения.

При изучении речевого и в целом коммуникативного поведения также учитывается гендерный фактор. Однако в последние годы его роль не считается столь радикальной, как это было на начальном этапе. Гендер рассматривается как один из параметров, при помощи которого в общении конструируется социальная идентичность говорящего. Как правило, он взаимодействует с другими параметрами — статусом, возрастом, социальной группой и т. п. В науке пока не сложилось единой концепции исследования гендера в коммуникации. Одной из наиболее известных работ в этой области стал труд Деборы Таннен "Ты меня просто не понимаешь. Женщины и мужчины в диалоге". Автор анализирует коммуникативные неудачи в общении лиц разного пола и объясняет их разными требованиями, предъявляемыми обществом к мужчинам и женщинам, а также спецификой социализации в детском и подростковом возрасте, когда общение происходит преимущественно в однополых группах. Под воздействием этих факторов у мужчин и женщин вырабатываются разные мотивы поведения, разные стратегии и тактики общения. Речевое поведение мужчин, как правило, нацелено на достижение и сохранение независимости и высокого статуса. От женщин общество ожидает неконфликтности, уступчивости, эмоциональности. Эти различия ведут, согласно концепции Д. Таннен, к различиям в целях общения и в интерпретации высказываний. Одни и те же высказывания могут интерпретироваться с позиции статуса или с позиции поддержания взаимосвязи, солидарности и помощи. Произнося одни и те же фразы, мужчины и женщины могут руководствоваться разными мотивами и по-разному интерпретировать слова собеседника. Например, оказание помощи можно истолковать как проявление солидарности и укрепление взаимосвязи. Но можно увидеть в помощи и намек на то, что помогающий (-щая) демонстрирует свое превосходство и пытается доминировать в отношениях. Кроме того, в каждой культуре существуют традиции и ритуалы общения, не одинаковые для мужчин и женщин. Так, во время застолья слово чаще предоставляется мужчинам. Вряд ли женщина исполнит роль тамады. В этой связи Д. Таннен говорит о гендерлекте — социально и культурно обусловленных особенностях общения мужчин и женщин. Теория гендерлекта не нашла общей поддержки в лингвистике, однако надо признать, что модель, разработанная Д. Таннен, обладает объяснительной силой, о чем свидетельствует высокая популярность этого труда — он переведен более чем на 30 языков и постоянно переиздается.

Большой интерес представляет исследование гендера в профессиональной коммуникации. Так, в результате длительной работы немецких лингвистов по исследованию гендерной специфики профессионального общения установлено, что мужчины и женщины обнаруживают тенденции к разным стилям ведения полемики. Мужчины реже соглашаются с критикой, чаше прибегают к иронии, ссылкам на авторитеты, используют меньше речевых средств, выражающих неуверенность, и в результате производят впечатление более компетентных и уверенных в себе и своей правоте специалистов, т. е. более успешно добиваются так называемого "статуса эксперта".

3. Гендерные исследования в лингвистике

Возникновение гендерных исследований в отечественной лингвистике датируется обычно серединой девяностых годов XX века. Именно в этот период в российской научной литературе появился термин гендер, и отечественному читателю стали доступны зарубежные теоретические труды по гендерной проблематике.

Отечественное языкознание, однако, не игнорировало проблему пола, а рассматривало ее (еще до возникновения термина гендер) в рамках других лингвистических дисциплин. Эти исследования не были системными, не претендовали на статус научного направления и не были связаны с теорией социального конструктивизма, но отечественные ученые внесли свой вклад в разработку проблематики, позднее обнимаемой гендерными исследованиями.

Отличительная черта российских исследований — имплицитное допущение социальной обусловленности многих явлений, отражающих взаимосвязь пола и языка, что, по всей видимости, связано с господством в советский период марксистской теории.

С определенной долей условности можно подразделить "догендерные" исследования на следующие направления.

1 . Психолингвистические и социолингвистические исследования, изучающие особенности письменных и устных текстов, порожденных мужчинами и женщинами, влияние половозрастных особенностей говорящего на процесс вербальной коммуникации, гендерную специфику восприятия речи, воздействие фактора пола на поведение информантов в ассоциативном эксперименте. Изучалось общение в семьях московской интеллигенции. Авторы пришли к следующим выводам (подчеркнув, что они являются результатом отдельных, первоначальных наблюдений, требующих дальнейшей разработки).

• Типическая черта построения текста, свойственная женщинам, - включение в ход разговора тематики, которую порождает обстановка речи, действия, которые производят говорящие, и т. п. На взгляд авторов, переключение тематики связано не с полом женщин, а скорее с их социальными, семейными и т. п. ролями, например с ролью хозяйки дома.

• Мужчины переключаются тяжелее, проявляя некоторую "психологическую глухоту" — увлекаясь обсуждаемой темой, не реагируют на реплики, с ней не связанные.

• Женщины чаще ссылаются на личный опыт и приводят примеры конкретных случаев из опыта ближайшего окружения.

• В мужской речи отмечаются также терминологичность, стремление к точности номинаций, более сильное влияние фактора "профессия" (считается, что мужчины больше говорят о работе), большая, по сравнению с женской, тенденция к использованию экспрессивных, особенно стилистически сниженных средств, намеренное огрубление речи.

• К типичным чертам женской речи авторы относят гиперболизованную экспрессивность (жутко обидно; колоссальная труппа; масса ассистентов) и более частое использование междометий типа ой!

•Ассоциативные поля в мужской и женской речи соотнесены с разными фрагментами картины мира: спорт, охота, профессиональная, военная сфера (для мужчин) и природа, животные, окружающий обыденный мир (для женщин).

• У женщин заметна тенденция к интенсификации, прежде всего положительной оценки. Мужчины более выражено используют, отрицательную оценку, включают стилистически сниженную бранную лексику и инвективы.

В качестве главного вывода авторы указывают на отсутствие резких "непроходимых" границ между мужской и женской речью в русском языке. Отмеченные ими особенности мужской и женской речи определяются как тенденции употребления. "Нередки случаи, когда те или иные явления, обнаруженные в речи мужчин и женщин, связаны с особенностями их психического склада, характера, профессии, роли в социуме, но не с различием по полу". Характерной чертой советской, а затем российской лингвистической гендерологии можно назвать практическую направленность исследования мужской и женской речи: большое количество трудов связано с потребностями криминалистической экспертизы. Они сосредоточены на диагностике и установлении идентификационных признаков мужской и женской речи. Наиболее значима для этого вида исследований разработка методик установления имитации речи лица противоположного пола. Выясняется, каким образом можно установить сам факт имитации, какие признаки текста позволяют установить фальсификацию. Очевидно, что для решения этой задачи необходимо иметь четко верифицируемый набор признаков мужской и женской речи. Так, Т. В. Гомон считает: "Чтобы прийти к выводу о факте имитации речи лица другого пола, нужно установить, какой комплекс классификационных признаков (идентификационных характеристик) женской и мужской речи является броским, часто встречающимся и легко поддающимся имитации, а каким признакам подражать сложнее, что обусловлено глубинными процессами порождения речи и не может быть спрятано, замаскировано". Автор выделяет комплекс поверхностных и глубинных признаков мужской и женской речи. К поверхностным относится компетентное описание фрагментов действительности, где традиционно главенствуют женщины: приготовление пищи, ориентация в проблемах моды, воспитания, домашнего хозяйства (подчеркнем, что причины такого разделения труда не рассматриваются как нерелевантные), — или мужчины: ремонт техники, домашний труд при помощи слесарных "подобных инструментов, знание спортивных команд и т. п. Такие признаки могут быть относительно легко сфальсифицированы. Общим же глубинным признаком имитации автор считает "наличие в тексте, составленном от лица женщины (мужчины), характеристик, в большей мере отражающих психолингвистические навыки мужской (женской) письменной речи". К ним автор относит:

Мужская письменная речь:

—использование армейского и тюремного жаргона;

—частое употребление вводных слов, особенно имеющих значение констатации: очевидно, несомненно, конечно;

—употребление большого количества абстрактных существительных;

—употребление при передаче эмоционального состояния или оценку предмета или явления слов с наименьшей эмоциональной индексацией; однообразие лексических приемов при передаче эмоций;

—сочетания официально и эмоционально маркированной лексики при обращении к родным и близким людям;

—использование газетно-публицистических клише;

—употребление нецензурных слов как вводных (Любовь, бл...дь, нашел) и однообразие используемых нецензурных слов, а также преобладание нецензурных инвектив и конструкций, обозначающих действия и процессы, а также преобладание глаголов активного залога и переходных;

несоответствие знаков препинания эмоциональному накалу речи.

Женская письменная речь:

- наличие множества вводных слов, определений, обстоятельств, местоименных подлежащих и дополнений, а также модальных конструкций, выражающих различную степень неуверенности, предположительности, неопределенности (может быть, по-видимому, по-моему);

—склонность к употреблению "престижных", стилистически повышенных форм, клише, книжной лексики (испытывай чувство гадливости и брезгливости; резкий разговор; силуэты подростков);

—использование коннотативно нейтральных слов и выражений, эвфемизмов (нецензурно выражался вместо матерился; в нетрезвом виде вместо пьяный);

—употребление оценочных высказываний (слов и словосочетаний) с дейктическими лексемами вместо называния лица по имени (эта сволочь; эти подонки);

—большая образность речи при описании чувств, многообразие инвектив и их акцентуация при помощи усилительных частиц, наречий и прилагательных (и какая же ты б...; пое..ли как положено; горячая е..ля). Эти особенности употребления обсценной лексики говорят, по мнению автора, о том, что каждой из них придается буквальный смысл, отсутствует стертость значения, свойственная мужской речи. Инвективы, как правило, задевают

биофизиологические характеристики женщины: внешность, возраст, сексуальность;

—в инвективах высокую частотность обнаруживают зоонимы (пестеря глухая, баран малахольный); преобладают ругательства-существительные и глаголы в пассивном залоге (его напоят самогоном; забирают ее с работы каждый день на тачке);

—высокочастотным является также использование конструкций "наречие + наречие" (слишком безжалостно; очень хорошо), простых и сложносочиненных предложений, синтаксических оборотов с двойным отрицанием; частое использование знаков пунктуации, высокая эмоциональная окраска речи в целом.

2 . Изучение наименований лиц женского и мужского пола, категории рода и связанных с ней проблем референции. Интерес к способам номинации лиц разного пола и к категории рода как таковой имеет глубокие корни: соотношение категории грамматического рода и экстралингвистической категории пол рассматривалось в рамках морфологии, грамматики, лексикологии.

Лексикон естественного языка, его номинативная система является одни из важнейших объектов гендерных исследований. Весьма значительно количество работ, посвященных как наименованиям лиц, так и наименованиям лиц женского и мужского пола. Наиболее часто цитируется труд Н. А. Янко-Триницкой, в котором отмечается, что в досоветское время предпочтительны были номинации лица с учетом пола (крестьянин / крестьянка), а после революции общественный дискурс постепенно перешел к преимущественному употреблению форм мужского рода по отношению к лицу любого пола. Проблему пола и его отражения в языке рассматривает М. А. Кронгауз; категорию рода и вопрос ее соотнесенности с категорией пола системно освещает А. М. Шахмайкин. В этих и других работах приводятся данные об именах существительных, обозначающих лиц мужского и женского пола, рассматриваются их происхождение: и время возникновения в системе языка в связи с явлениями синонимии и дублетности, процессы метафоризации во взаимосвязи с категорией рода, влияние экстралингвистических факторов на развитие системы наименований лиц женского пола, история развития таких наименований, функции категории рода. Рассмотрение названных проблем отличалось от феминистской постановки вопроса большей политической нейтральностью, более существенным учетом интралингвистических процессов (аналогии, фонетических закономерностей и т. д.). Вместе с тем они не игнорируют и экстралингвистическую обусловленность возникновения ряда номинаций, особенно для обозначения лиц женского пола.

С середины девяностых годов XX века в отечественной гуманитарной науке начинается бурное развитие собственно гендерных исследований. Первоначально гендерная проблематика увлекла молодых ученых. В лингвистических кругах исследователи отнеслись к ней с большой долей скептицизма, что, возможно, связано с неприятием феминистской составляющей. На начальном этапе научного освоения гендерной проблематики исследования развивались недифференцированно, в центре внимания ученых находились общеметодологические вопросы в частности онтологический статус гендера.

В современной отечественной науке наблюдается большое разнообразие методологических установок в изучении гендера, восходящее к различному пониманию сущности в дискуссиях сторонников био - и социодетерминистского подходов.

Первоначально систематизировались концепции зарубежных ученых, обсуждались возможности применения ряда зарубежных методов и методик на материале русского языка, собирался и обобщался материал отечественных исследований, относящихся к гендерной проблематике. Прагматика и семантика категории рода стали темой ряда диссертационных исследований. Категория рода в русском языке подверглась также психолингвистическому анализу. Иными словами, происходило осмысление пола не только как природного, но и как конвенционального феномена. В контексте такого подхода были сформулированы общие принципы гендерных исследований, важнейший из которых - признание конвенциональности гендера, неодинаково проявляющейся в различных культурных и языковых сообществах на различных этапах их развития.

Сегодня можно утверждать, что в российском языкознании сложилось собственное, несколько отличное от западных течений, научное направление по изучению гендерных аспектов языка и коммуникации - лингвистическая гендерология, или гендерная лингвистика. Свидетельством тому может служить появление значительного количества индикаций, но гендерной проблематике о материале не только западных, но и русского и других языков, ранее не подвергавшихся анализу с гендерной точки зрения.

Одним из признаков укрепления позиций лингвистической гендерология как самостоятельного научного направления можно считать появление ряда работ методологического характера, в которых поставлен вопрос о применении гендерного подхода в обучении межкультурной коммуникации, рассматриваются проблемы разработки общенаучных подходов к изучению гендера в лингвистике, сформулированы частнонаучные задачи исследования гендерных аспектов языка и коммуникации и перспективы дальнейшего научного поиска.

Значительную сложность представляет и то обстоятельство, что традиционно гендерные стереотипы оказывают воздействие на сознание исследователя, в ряде случаев влияя на интерпретацию данных. Например, стандартное представление о том, что женщины более эмоциональны, чем мужчины, приводит к тому, что одни и те же формы речевого поведения у мужчин интерпретируются как нейтральные, а у женщин — как эмоциональные. Примеры такого рода можно продолжить.

Все лингвистические исследования гендера взаимообусловлены и взаимодополняемы, тем не менее, можно выделить несколько основных направлений развития лингвистической гендерологии в российском языкознании:

•социо- и психолингвистическое,

•лингвокультурологическое,

•коммуникативно-дискурсивное.

В рамках социо- и психолингвистического направления продолжаются интенсивные исследования русского языкового сознания, письменных и устных текстов, в том числе в прикладном аспекте. В области психолингвистических исследований наиболее ярко проявляется полемика по вопросу о примате природного": или социального в исследовании взаимосвязи языка и пола. Многие психолингвисты принимают в качестве рабочей гипотезу функциональной асимметрии мозга, подчеркивающую различия в специализации функций полушарий мужского и женского мозга.

В рамках лингвокультурологического направления ведутся работы по изучению специфики русских стереотипов фемининности и маскулинности и их функционирования в языке, исследования особенностей отражения русским языком культурных концептов "мужественность" и "женственность" и гендерной метафоры (под которой понимается перенесение всей совокупности свойств, приписываемых культурой мужественности или женственности, на предметы и явления, с полом не связанные, — так, Россия в начале XX века описывалась некоторыми европейскими философами в терминах женственности), межкультурной коммуникации, а также сопоставительные исследования на материале русского и других языков.

Отечественные исследователи проблем языка и гендера уделяют много внимания вопросу о гендерных стереотипах и асимметриях, обусловленных андроцентричностью социальных отношений. Полученные в ряде исследований данные позволяют сделать вывод о том, что, по крайней мере, в некоторых языках андроцентризм не выражен столь отчетливо, но имеет место более яркое проявление общечеловеческого (метагендерного) уровня, что делает необходимым создание такой модели описания человека в языке, которая позволила бы охватить как метагендерный уровень, так и уровень маскулинности или фемининности (собственно гендерный), а также исследовать их соотношение.

Существенный вклад в разработку лингвокультурологического направления и методологии гендерных исследований внесла сложившаяся в Московском государственном лингвистическом университете научная школа, ученые которой впервые выдвинули и верифицировали ряд гипотез, позволивших переосмыслить ранние положения гендерной теории, что стало возможным благодаря изучению русского и некоторых других языков.

Так, сформулировано положение о неравной степени андроцентризма различных языков и культур, динамический характер лингвистического конструирования гендера и его зависимость от типа дискурса и социальных параметров коммуникации, теоретически обосновано и подтверждено экспериментально наличие гендерных компонентов этнических представлений. Пилотный эксперимент проводился на материале 62 анкет, в основном эксперименте приняли участие 1 079 респондентов. При анализе реакций на стимулы русский, русская прежде всего обращает на себя внимание более положительная оценка русской, чем русского. Реакции респондентов обоего пола подтвердили существование так называемого мифа о русской женщине. В реакциях на стимул русский высока частотность лексики, относящейся к теме "алкоголь".

Лингвокультурологические исследования последних лет демонстрируют, что российскую лингвистику гендер интересует в плане более широкого исследования ментальности, этнокультурной специфики.

В рамках коммуникативно дискурсивного направления ведется изучение лингвистического конструирования гендера в коммуникативном взаимодействии индивидов в различных видах дискурса, речевого поведения мужчин и женщин с позиций теорий социальной идентичности, коммуникативной адаптации и интеракционизма. Множественность и изменчивость концептов мужественности и женственности делает возможным манипуляцию этими понятиями в дискурсах массовой коммуникации, например в рекламном, политическом. Исследования российского рекламного дискурса выявляют гендерные стереотипы, которые используются как инструмент передачи информации об объекте рекламирования и о социальной действительности. Анализ российской рекламы позывает, что, несмотря на попытки нейтрализации гендерного фактора, в современном рекламном дискурсе происходит конструирование образа не только рекламных персонажей, но и самого объекта рекламирования, в соответствии с традиционными представлениями о социальной роли мужчин и женщин.

Исследование дискурса прессы на материале двух хронологических срезов (советская печать тридцатых годов и российская пресса девяностых годов XX века) показало, что наблюдаемые в современных СМИ культурные репрезентации пола в рамках дискурсивных практик, выделяемых М. Фуко ("истеризация и медикализация женского организма", "педагогизация пола, ребенка", "социализация производящего потомство населения", "психиатризация извращенного удовольствия"), не имели места или выражались слабо в предвоенном советском общественном дискурсе, для которого характерны минимальные гендерные асимметрии. Наиболее важной представляется мысль автора о том, что те или иные стороны культурных концептов мужественность и женственность актуализируются в зависимости от экстралингвистических факторов: исторического периода, социального заказа, идеологии.

Авторы приходят к единому мнению, что различия в моделях мужского/женского речевого поведения проявляются нерегулярно и гендер не является определяющим фактором коммуникации. В то же время в определенных ситуациях речевого общения влияние гендера проявляется в предпочтении одних приемов речевого поведения и блокировании других. При этом подчеркивается, что перенесение поведенческих стереотипов из одной сферы общения в другую может иметь неоднозначные последствия.

Гендерные аспекты невербального коммуникативного поведения также вызывают интерес исследователей. Установлено, что на невербальную семиотику гендера влияют особенности тех обществ и культур, к которым мужчины и женщины принадлежат.

Отрицание перманентного присутствия категории гендер в языке и речи (коммуникации) - одно из наиболее важных достижений лингвистической гендерологии последних лет. При изучении коммуникации, речевого поведения и других феноменов, связанных с говорением, ученые признают гендер "плавающим" параметром, т. е. фактором, проявляющимся с неодинаковой интенсивностью, вплоть до полного его исчезновения. Следовательно, коммуникативная ситуация может оказывать глубокое воздействие на дискурс, что подтверждает интерактивную природу конструирования идентичности.

К новым тенденциям относится также растущий поток исследований на базе феминистской методологии. Как правило, такие работы посвящены разоблачению дискриминирующих структур русского языка, анализу патриархальных стереотипов. Они оперируют понятием сексизм и носят во многих случаях отчетливый полемический характер. В академической среде такие труды поддержки не встречают.

Помимо трудов отечественных исследователей необходимо отметить ряд работ зарубежных русистов, рассматривавших русский язык с точки зрения отражения в нем гендера. Как правило, в них обсуждается соотношение экстралингвистической категории пол и лингвистической категории род, а также связанные с этим вопросы референции. Так, У. Долешаль приходит к заключению, что реальный языковой узус не позволяет во всех случаях прибегать к рекомендациям феминистской лингвистики по политически корректному употреблению языка, и показывает, что препятствием этому является не только отсутствие "доброй воли" говорящих, но и ряд лингвистических причин. Применяя методы когнитивной лингвистики, У. Долешаль связывает морфологические (структурные) закономерности с употреблением языка, доказывая тем самым, что внутренние закономерности языковой системы не во всех случаях могут быть "реформированы".

Таковы основные тенденции, наблюдаемые в лингвистической гендерологигии. Между рассмотренными направлениями нет четких границ, что обусловлено междисциплинарным характером гендерных исследований. Однако прослеживается более четкая направленность изучения гендерных аспектов языка и коммуникации, которая в дальнейшем может сформироваться в отдельные отрасли исследования гендера как на материале русского языка, так и других языков, ранее в гендерном аспекте не рассматривавшихся.

Анализ научных трудов последних лет свидетельствует о росте интереса к гендерным исследованиям и их интенсивной институционализации и позволяет констатировать изученность некоторых фрагментов языковой системы; изучение же речевого общения находится пока на начальном этапе.

К наиболее актуальным для дальнейшего исследования относят две группы проблем.

Первую группу составляют вопросы, сосредоточенные на выявлении лингвистической значимости тендерного подхода в языкознании.

•Что нового вносит в лингвистическое описание гендерный подход, какие Новые данные о языке и его функционировании он позволяет получить?

• Какие средства языка используются для конструирования гендерной идентичности? В каких типах текста и дискурса это происходит с наибольшей степенью интенсивности? Отчего зависит градуированная релевантность такого конструирования?

•Какова роль гендерной метафоры в различных видах дискурса, непосредственно с полом не связанных?

•Какие ограничения накладывает гендерный фактор на употребление языковых единиц? Как эти ограничения фиксируются в лексикографических и иных нормативных трудах? Как меняется описание семантики в связи с получением новых данных? Носят ли ограничения абсолютный характер?

•В какой степени можно считать гендер социолингвистической категорией, и какие изменения и исследовательских процедурах влечет за собой переход от приписывания гендеру статуса социолингвистической категории к рассмотрению его как параметра переменной интенсивности?

•Как характерологические особенности языка взаимодействуют с конструированием гендерной идентичности (способствуют ее акцентуации или подавляют ее)?

•Какие семиотические системы, наряду с языком, участвуют в создании гендерной идентичности и как они взаимодействуют? Что в языковом конструировании гендерной идентичности наиболее стабильно, а что подвержено более быстрым изменениям?

•Как соотносятся метагендерный и гендерный уровни в рамках одного языка и в сопоставлении с другими языками? Как различается содержание концептов фемининность и маскулинность в разных языках и культурах?

Вторая группа объединяет вопросы, направленные на установление роли экстралингвистической реальности в процессах языкового конструирования гендера и их динамике.

•Как влияет научная традиция и социальная реальность на подходы к изучению гендерных аспектов языка и коммуникации?

•Как экстралингвистические факторы влияют на интенсивность конструирования гендера?

•Как меняется конструирование гендера в диахронии? Какие данные для исследования ментальности данной культуры и ее отражения в языке дает гендерный подход?

•Как воздействует межкультурная коммуникация на конструирование гендерной идентичности? Какие изменения возможны в этой области и какова динамика этих изменений? Какую роль играют в этом процессе гендерные компоненты этнических представлений?

•Как отражаются культурная экспансия и процессы глобализации на гендерном параметре личности?

•Какие языковые изменения происходят под влиянием новых достижений науки в области клонирования, репродукции и общей тенденции к экстракорпоральному деторождению?

•Какова степень психической взаимозависимости между лингвистической категорией рода и экстралингвистической категорией пола в разных языках и культурах?

4. Развитие гендерных исследований в лингвистике

Изучение взаимосвязи языка и пола его носителей можно разделить на два периода, рубежом которых являются 60-е годы нашего века: 1) нерегулярные (и не связанные со смежными науками) исследования, основанные главным образом на наблюдениях разрозненных фактов; 2) широкомасштабные исследования с 60-х годов, обусловленные ростом интереса к прагматическому аспекту языкознания, развитием социолингвистики и существенными изменениями в традиционном распределении мужских и женских ролей в обществе. Таким образом, условия социальной реальности экстраполировались на законы развития языка, что подтверждается данными Э. Борнемана, создавшего один из наиболее фундаментальных трудов о роли гендерного фактора в развитии общества, где анализ ведется с позиций междисциплинарного подхода. Удар по символико-семантической гипотезе нанесло открытие языков, в которых категория рода отсутствует. Тем не менее, в рамках критики этой гипотезы и постепенного вытеснения ее морфологическим и синтаксическим объяснением категории рода неизменным оставалось признание того, что категория рода сама способна влиять на человеческое восприятие соответствующих слов и понятий. Так, персонификация приписывает объектам, обозначаемым словами женского рода, свойства лиц женского пола, а объектам среднего и мужского рода — свойства лиц мужского пола. Так, по данным Р. Якобсона, русские представляют себе дни недели в соответствии с родом слова.

При этом обыденное сознание не задумывается о том, что обусловило род слова — семантика, синтаксис или морфология. Все это позволяет предположить, что грамматический род имени оказывает влияние на восприятие действительности и активизирует в сознании фреймы, связанные с концептом биологического пола, и — что существенно участвует в формировании положительных или отрицательных коннотаций. Исследования последних лет подтверждают этот факт. Следующим стимулом исследования гендерного фактора в языке стало открытие в XVII в. "экзотических" первобытных языков, где имело место разделение на мужской и женский варианты или даже обособленные мужские и женские языки. Сообщения о таких языках спорадически появлялись с 1664 г., но систематических исследований по ним не проводилось. Общим для всех немногочисленных описаний: гендерной вариативности было то, что мужской вариант рассматривался как собственно язык, а женский как отклонение от него. Строго говоря, речь шла не о мужском и женском языках, а только о женских.

Лишь в начале нашего века тема "Язык и пол" привлекла внимание Ф.Маутнера и О.Есперсена. Накопившаяся к этому времени информация о различиях в языке в связи с полом его носителей у народов, находящихся в стадии первобытного развития, и в ряде языков юго-восточной Азии навела лингвистов и философов на мысль о возможности гендерных различий в "цивилизованных" языках Европы. В 1913 г. Вышел посвященный критике языка труд Маутнера, в котором он признает гендерные различия в языке, обосновывая их социальными и историческими причинами. Анализируя коммуникацию в различных социальных слоях, автор выявил ряд особенностей мужского и женского речевого поведения, установив, что в среде фабричных рабочих ненормативную лексику употребляли мужчины. В высшем же обществе мужчины прибегали к двусмысленностям, произносить которые позволялось и женщинам, но лишь до тех пор, пока их эвфемистический характер не утрачивался. По Маунтнеру, женщины менее образованны и поэтому стремятся без нужды использовать иностранные слова, тогда как образованные мужчины их не употребляют, будучи в состоянии найти эквивалент в родном языке. Маунтнер считает, что творческое использование языка – прерогатива мужчин, а женщины лишь способны усвоить создаваемый мужчинами язык. Возникновение "женского" языка Маутнер связывает с историческими традициями античного театра, где первоначально женские роли исполняли мужчины. Лишь с появлением на сцене женщин в технике драматургии произошли изменения, давшие возможность "зазвучать" и женскому варианту языка. Исторический подход привел автора к выводу о том, что общество восприняло "женский" язык тогда, когда женщинам позволено было выступать, что свидетельствует о влиянии неравноправного положения полов на языковую социализацию. Это была новая постановка вопроса, так как ранее социальные аспекты тендерной вариативности языка не учитывались.

В 1922 г. О.Есперсен посвятил целую главу фундаментального труда о происхождении и развитии языка особенностям женской языковой компетенции. Он обращает внимание на то, что женщины употребляют иную, нежели мужчины, лексику, более склонны к эвфемизмам и менее к ругательствам. По Есперсену, женщины консервативны в употреблении языка, что иллюстрируется на примере сообществ эмигрантов и иных изолированных групп, где сохраняется родной язык и одновременно усваивается новый. При этом женщины чаще остаются монолингвальными, а мужчины быстрее усваивают новый язык. Однако не учитывалось, что изучение иностранного языка мужчинами было продиктовано необходимостью работать и объясняться на новом языке. У пребывающих в домашней, более замкнутой, среде женщин такой необходимости не возникало. На синтаксическом уровне женщины, по наблюдению Есперсена, предпочитают эллиптические конструкции и паратаксис, тогда как в речи мужчин чаще встречаются периоды и гипотаксис, чему Есперсен дает более высокую оценку и на этом основании делает вывод об умственном превосходстве мужчин.

Хотя Есперсен наиболее полно для своего времени интерпретировал вопрос о влиянии тендерного фактора, его воззрения в последующий период подвергались критике в связи с тем, что свои выводы он сделал, основываясь лишь на личных наблюдениях, многие из которых не были достаточно обоснованы.

В целом первый период изучения гендерного фактора в языке характеризуется двумя особенностями: а) исследования носили нерегулярный характер и находились на периферии лингвистики; б) в ходе описания особенностей мужской и женской языковой компетенции сформировалась концепция "дефицитности" "женского" языка по отношению к "мужскому". Нормой признавался "мужской" язык, а отклонением от нормы — "женский".

Более интенсивные и систематические тендерные исследования начались в 60-е годы нашего века. Стимулом для них послужило развитие социолингвистики, предоставившей в распоряжение ученых обширный статистический материал о функционировании языка в группах людей, объединенных по признаку профессии, пола, возраста, городского или сельского образа жизни и т.д. Так, квантитативные исследованияпоказали, что пол носителей языка определенным образом влияет на языковую компетенцию. В частности, было установлено, что женщинам свойственно употребление более престижных вариантов произношения.

По данным Треджилла, полученным в ходе исследования произносительных вариантов в Норвиче (Англия), женщины чаще употребляют более престижное носовое "ng", а мужчины — стигматизированное "n". Исследования социолектов подтвердили необходимость более тщательного учета экстралингвистических факторов при объяснении полового диморфизма в языке. Именно женские профессии: учительница, парикмахер, медсестра — предполагают коммуникативную интеракцию с самыми разными социальными группами, что сказывается на употреблении языка представительницами этих профессий. В социолингвистике также встречается гипотеза о большей консервативности "женского" языка, однако ее обоснованность вызывает у ряда исследователей сомнения.

В конце 60-х - начале 70-х годов гендерные исследования в языке получили мощнейший импульс, благодаря так называемому Новому женскому движению в США и Германии, в результате чего в языкознании возникло своеобразное направление, названное феминистской лингвистикой (ФЛ), или феминистской критикой языка. Основополагающей стала работа Р. Лакофф, обосновавшая андроцентричность языка и ущербность образа женщины в картине мира, воспроизводимой в языке. К специфике феминистской критики языка можно отнести ее ярко выраженный полемический характер, привлечение к лингвистическому описанию результатов всего спектра наук о человеке (психологии, социологии, этнографии, антропологии, истории и т.д.), а также ряд успешных попыток влиять на языковую политику. Наибольшее распространение ФЛ получила в США" и Германии с появлением работ С. Тремель-Плетци Л.Пуш.

В ФЛ просматриваются два направления: первое относится к исследованию языка с целью выявления "асимметрий в системе языка, направленных против женщин". Эти асимметрии получили название языкового сексизма (sprachlicherSexismus). Речь идет о патриархальных стереотипах, зафиксированных в языке и навязывающих его носителям определенную картину мира, в которой женщинам отводится второстепенная роль и приписываются в основном негативные качества. В рамках этого направления исследуется, какие образы женщин фиксируются в языке, в каких семантических полях представлена женщина и какие коннотации сопутствуют этому представлению. Анализируется также языковой механизм "включенности" в грамматический мужской род: язык предпочитает мужские формы, если имеются в виду лица обоего пола. Так, если подразумеваются учительницы и учителя, достаточно сказать "учителя". На взгляд представителей этого направления, механизм "включенности" способствует игнорированию женщин в картине мира. Исследования языка и сексистских асимметрий в нем основываются на гипотезе Сепира-Уорфа: язык не только продукт общества, но и средство формирования его мышления и ментальности. Это позволяет представителям ФЛ утверждать, что все языки, функционирующие в патриархальных и постпатриархальных культурах, суть мужские языки и строятся на основе мужской картины мира. Исходя из этого, ФЛ настаивает на переосмыслении и изменении языковых норм, считая сознательное нормирование языка и языковую политику целью своих исследований. В немецкой лингвистике не прекращается полемика вокруг теоретических положений ФЛ и их практической реализации. Однако следует признать, что в области языковой политики ФЛ добилась серьезных успехов.

Вторым направлением ФЛ стало исследование гендерных особенностей коммуникации в однополых и смешанных группах. Эти исследования характеризуются широким охватом: анализируются самые разные аспекты ведения аргументативных диалогов — телевизионные ток-шоу, диалоги врачей и пациентов, речевое общение в семье и т. д. В основе исследований лежит предположение о том, что на базе патриархальных стереотипов, зафиксированных в языке, развиваются разные стратегии речевого поведения мужчин и женщин. ФЛ дополняет теорию речевых актов Остина-Серля данными, существенными для интерпретации высказываний: выражением в речевых актах власти и доминантности, формулирует условия соблюдения принципа кооперации Грайса, расширяет представления о коммуникативных неудачах, относя к ним прерывание говорящего, невозможность завершить высказывание, утрату контроля над тематикой дискурса и ряд других параметров. Исследования мужской и женской коммуникации обусловили появление понятия "гендерлект", существование которого, однако, еще нуждается в дальнейших доказательствах. В рамках этого направления исследуется также влияние пола на языковую социализацию личности.

Немецкая ФЛ подвергла сомнению гипотезу "дефицитности" женской коммуникативной интеракции, выдвинув на ее место гипотезу "дифференции". В этой связи критически были осмыслены выводы Р. Лакофф о ситуации "двойной связанности" (doublebind), в которую попадают женщины при коммуникации в смешанных группах: типично женские тактики речевого поведения (уступчивость, кооперативность, более редкое по сравнению с мужчинами употребление перформативов, иллокуции неуверенности при отсутствии самой неуверенности, высказывание утверждений в форме вопросов и т.д.) не способствуют восприятию содержания сообщений, создавая впечатление неуверенности и некомпетентности. Если же женщины пользуются мужскими тактиками, которые по Лакофф характеризуются наступательностью, меньшей кооперативностью, частым использованием директивных речевых актов, то они воспринимаются как неженственные и агрессивные, что, в интерпретации ФЛ, вызвано несоответствием такого; коммуникативного поведения стереотипам распределения ролей в обществе.

ФЛ столкнулась с противоречивым отношением к результатам своих исследований. Многих ученых смущает нескрываемая политическая ангажированность феминисток, поэтому в последние годы ФЛ потеснили гендерные исследования, в центре которых находятся оба пола.

Заключение

В нашей стране гендерные исследования относятся в основном к социо- и психолингвистике и находятся, на наш взгляд, на стадии формирования. Работы последних лет позволяют констатировать растущий интерес к этой области языкознания.

Установлено, что женское ассоциативное поле выглядит более обобщенным и "гуманистическим" (природа, животные, повседневная жизнь), в то время как мужчины ассоциируют себя со спортом, охотой, профессиональной и военной сферами; большинство слов с суффиксами женского рода, обозначающих род занятий, оцениваются как обладающие "меньшим достоинством", чем соответствующие имена мужского рода; женщины чаще употребляют междометия типа "ой". В экспериментах по восстановлению купированных текстов" женские тексты более мужских гендируют к воссозданию эталона и обнаруживают большую когерентность.

В 1994 г. был создан Международный исследовательский центр "Человек: язык, культура, познание", выпустивший два сборника по гендерной проблематике. В них представлен в основном психолингвистический подход к проблеме. Такая направленность ставит во главу угла асимметрию мозговых полушарий у мужчин и женщин и связанные с ней различия в речемыслительной деятельности.

Монография В.Н. Телия включает раздел, посвященный отражению культурного концепта "женщина" в русской фразеологии. Гендерным стереотипам в русской паремиологии посвящена работа А.В. Кирилиной.

Представленный обзор показывает, что гендерные исследования заняли прочное место в языкознании, получив статус самостоятельного лингвистического направления. Вместе с тем на материале русского языка работ по этой тематике явно недостаточно.

Совершенно необходимы исследования не только в области психолингвистики, но и за ее пределами, так как полоролевая дифференциация не является сугубо врожденной, а во многом конструируется социальными отношениями и культурной традицией общества. Необходимость широких гендерных исследований на материале русского языка вызвана, кроме того, еще двумя факторами: 1) ряд вновь организованных женских организаций уже сейчас настаивает на проведении гендерной экспертизы текстов законов и подзаконных актов. Естественно, что для этого должна быть создана научная основа. В настоящее время о наличии такой основы можно говорить лишь с большой осторожностью; 2) результаты западных гендерных исследований не всегда и не в полной мере применимы к русскому языку и русскому речевому поведению. Они требуют тщательной проверки на большом массиве данных, который также пока отсутствует.

Библиография

1. Кирилина А.В. Лингвистические гендерные исследования / А.В. Кирилина // Отечественные записки. – 2005. - №2 – С.112 – 132.

2. Кирилина А.В. Развитие гендерных исследований в лингвистике / А.В. Кирилина // Филологические науки. – 1998. - №2 – С.51 – 58.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий