Лингвопрагматика и риторика в трудах А.К. Михальской

Развитие риторической теории в современных условиях. Сущность речевого события, дискурса. Анализ основных понятий риторики и лингвопрагматики, использующихся в речевом поведении человека в процессе общения, изложенных в главах книги А.К. Михальской.

Введение

Важность изучения риторики и речевого поведения становиться в наши дни все более очевидной. Поэтому тема извлечений из книги Анны Константиновны Михальской, которые анализируются в данной работе, является актуальной сегодня. Старинная наука возрождается, растет всеобщий интерес к ней, все хотят знать, как научиться ораторскому мастерству, умению говорить публично.

Развитие риторической теории в современных условиях происходит на стыке целого ряда наук: философии, логики, психологии, языкознания, теории речевой деятельности, социологии и т. д. Поэтому проблемами ораторского искусства занимаются специалисты разных областей.

Объектом исследования в данной работе являются извлечения из книги автора А.К. Михальской «Основы риторики: Мысль и слово. 10–11 классы», опубликованные в хрестоматии «Психолингвистика в очерках и извлечениях» под общей редакцией В.К. Радзиховской.

Предмет исследования – основные понятия риторики и лингвопрагматики, с помощью которых описывается речевое поведение человека в процессе общения.

Цель данной работы: проанализировать извлечения из книги А.К. Михальской с помощью метода научного анализа.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи: рассмотреть и проанализировать основные понятия и идеи, с помощью которых современные лингвисты описывают речевое поведение человека, определить, каким образом эти понятия используются новой риторикой наряду с традициями классической риторики, проанализировать формулировку основных законов и принципов общей современной риторики.

Повышение речевой эрудиции – один из основных путей формирования хорошего лектора. Им невозможно стать, не овладев основами риторики, науки об убедительной и оптимальной речи. Зная теоретические аспекты, можно применять их на практике. Все эпохи социальных обновлений всегда влекут за собой преобразования в теории риторики, поскольку новая общественно речевая практика требует обобщения научных размышлений и ждет рекомендации от ученых.

1. Речевое событие

1.1 Важнейшие составляющие речевого события

Прежде всего обратимся к определению основных этапов развития риторики XX века, которое предлагает А.К. Михальская, чтобы иметь представление о том, как развивалась отечественная риторика. Она делит весь период XX столетия на два этапа: «XX век, первая половина: риторика как наука окончательно уступает место ряду дисциплин, возникших на её основе: стилистике и поэтике, герменевтике и теоретической литературы, культуре речи и методикам преподавания языков, лингвистике текста, лингвистической прагматике (науке о языковом воздействие) и её области – неориторике. XX век, вторая половина: синтез всех этих дисциплин и классической риторики приводит к становлению современной риторики» [2, с. 50].

А.К. Михальская называет речевое событие основной единицей речевого общения. Мы сталкиваемся с речевыми событиями каждый день в нашей повседневной жизни, будь то магазин, общественный транспорт, урок в школе, родительское собрание или классный час, семинар или пара в университете, экскурсия по музею или поход в библиотеку, конференция или заседание Думы, и т.д.

Речевое событие – это некое законченное целое со своей формой, структурой, границами [1, с. 436].

Из чего же состоит речевое событие? Если проанализировать хотя бы один из вышеперечисленных примеров, представив, что, кто, кому, каким образом и при каких обстоятельствах будет говорить, становится понятно, что является основными составляющими речевого события.

Рассмотрим этот вопрос более подробно. Речевое событие складывается из двух основных составляющих: во-первых, то, что говорится, сообщается (словесная речь), и то, чем она сопровождается (мимика, жесты и прочее) – поток речевого поведения; во-вторых, это условия, обстановка, в которой происходит речевое общение между его участниками (и сами участники, от которых в речевом событии зависит очень многое).

Итак, в своих главах А.К. Михальская выделила два важнейших компонента, из которых состоит речевое событие. Что же такое поток речевого поведения? Рассмотрим этот вопрос более подробно. Речевое поведение складывается из:

1) Собственно слово – «того, что можно записать на бумаге» в виде диалога; это вербальное (словесное) поведение;

2) Звучания речи (её акустики): громкости, высоты тона голоса, размаха её изменений; быстроты (темпа) речи, длительности пауз; это акустическое поведение;

3) значимых движений лица и тела; это взгляд, мимика, жесты, поза; это жестово-мимическое поведение;

4) того, как партнеры, разговаривая друг с другом, используют пространство; это пространственное поведение (третье и четвертое можно фиксировать только с помощью видеомагнитофона)» [1, с.436 – 437].

Таким образом, можно сказать, что поток речевого поведения – это «то, что можно записать на видеомагнитофон». Исследователи речевого поведения так и делают. Важно отметить, что такая возможность появилась у них сравнительно недавно, во второй половине XX века, с изобретением подобных видов техники. Это стало подспорьем для развития лингвопрагматических исследований в 60-е годы XX века.

«То, что можно записать на магнитофон» – т.е. словесная речь и её акустика в реальном живом общении теснейшим образом связана с жестами, мимикой, пространственным поведением. Мы знаем из нашего опыта, что жест или выражение лица может придать противоположный смысл сказанному; и все-таки всегда при этом изменяется и акустика, звучание речи.

Важно заметить, что такое определение А.К. Михальской того, что можно записать на видеомагнитофон, а что на магнитофон – очень полезно для восприятия понятия потока речевого поведения и словесной речи. Сразу становятся понятны данные определения, ведь мы знаем, что фиксирует магнитофон, а что видеомагнитофон.

1.2 Дискурс

«Звучащее слово – живую речь, произносимую в процессе развертывания речевого события, – в современной лингвистике (и риторике), – как отмечает А.К. Михальская – называют дискурсом» [1, с. 437].

Исследователи речевого поведения, делая магнитофонные записи процесса речевого общения, фиксируют и изучают дискурс. Для более точных описаний речевого поведения используют и видеомагнитофонные записи, которые схватывают и жесты, и мимику, и позу, и пространственные перемещения в процессе общения. Всё это необходимо для современной риторики. Без таких исследований понять законы эффективного воздействия звучащего слова и составить рекомендации, пригодные для современного человека в реальной жизни, невозможно. Ведь многое из того, что советовали своим ученикам древнегреческие учителя красноречия или риторики прошлого столетия, уже устарело: меняется жизнь, меняется и речь.

Итак, первая важнейшая составляющая речевого события, по мнению А.К. Михальской – это дискурс, сопровождающийся жестово-мимическим (и пространственным) поведением [1, с. 438].

1.3 Речевая ситуация

Вторая составляющая речевого события – речевая ситуация, представляющая собой «условия, обстановку, в которой происходит речевое общение между участниками, включая самих участников, которые существенно влияют на речевое событие» [1, с. 438].

В данном случае А.К. Михальская приводит в сравнение очень оригинальный пример. Она сопоставляет речевую ситуацию со «сценой действия» и «действующими лицами». «Драматурги, разбивая текст пьесы на действия, сцены, явления и картины, – как отмечает А.К. Михальская, – делают примерно то же самое, что исследователи речевого поведения и специалисты по современной риторике, когда анализируют речевое событие» [1, с. 438].

И ведь, правда, текст пьесы, предположим, можно рассмотреть как дискурс, точнее как его словесную часть. Членение пьесы на крупные части (действия), иногда на еще более меньшие внутри них (действия, сцены, явления, картины) и наиболее меньшие, из которых складываются сцены – явления, – это можно определить как структуру дискурса драматического произведения.

Таким образом, обобщая вышесказанное, можно сказать, что речевое событие сопоставимо с «явлением» в классической пьесе: есть определенный набор участников – «действующих лиц», обстановка, в которой происходит «явление», и диалог (дискурс), протекающий в ней. Если состав участников меняется, происходит смена декораций – наступает новое «явление», т.е. новое речевое событие. Например, и в жизни, и в драматургии появление нового персонажа – участника речевого общения – отмечает начало нового речевого события – «явления».

Подводя итог данной главы, следует указать на «формулу», выведенную А.К. Михальской: речевое событие – это «дискурс плюс речевая ситуация» [1, c. 440].

2. Структура речевой ситуации

2.1 Участники речевой ситуации

Речевая ситуация, составляющая контекст высказывания, порождённого в речевом акте, выполняет важную роль в общении. Она помогает понять смысл сообщения, соотносит с действительностью значение ряда грамматических категорий, например, времени, лица, значение местоимений, помогает правильно понять функцию и косвенные смыслы высказывания, диктует правила ведения разговора и определяет уместность тех или иных стилистических средств языка, поэтому правильное понимание речевых ситуаций необходимо каждому человеку для того, чтобы его высказывания соответствовали нормам культуры речи. Можно даже сказать, что правильное видение речевой ситуации и способность привести в соответствие с ней свои речевые действия (дискурс) – это и есть существо риторических знаний и умений, самое главное в риторике. Как отмечает А.К. Михальская, «риторика – это и есть наука описывать речевые ситуации, анализировать их и приспосабливать к ним речь – дискурс и другие характерные проявления речевого поведения человека (жесты, мимику, прочее)» [1, с.440].

Поскольку всё это является таким важным, необходимо разобрать, что же для риторики самое главное, актуальное в речевых ситуациях, какие элементы в них должны обязательно учитываться.

А.К. Михальская говорит о том, что еще Аристотель дал основные описания речевой ситуации в своей «Риторике» [1, с. 440]. Она приводит в пример следующее его высказывание: «Речь слагается из трёх элементов. Из самого оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается; он-то и есть конечная цель всего (я разумею слушателя)» [1, с. 440]. Но ведь и в наши дни мало что изменилось. Анализируя и описывая речевые ситуации, принято выделять главных участников, которых мы называем говорящими (адресантами) и слушающими (адресатами).

Стоит отметить, что для ораторской речи это действительно так, но вот, например, что касается спора или беседы, это разделение является условным. Так как в диалоге роли постоянно меняются. Кроме того, человек, к которому в данный момент направлена, обращена речь (адресат) не просто пассивно воспринимает её, т.е. слушает в прямом значении этого слова, но он мысленно отвечает говорящему и с помощью внутренней речи активно участвует в речевом событии таким образом. А бывает даже такое, что слушатель перестает слышать адресованную ему речь, так как он слишком увлекся своим «внутренним голосом». Предположим, нам приходится выслушивать речь, с которой мы не согласны, с трудом удастся отнестись к ней равнодушно, без внутренних переживаний. Да, возможно, вы не в праве высказать все свои возражения вслух, но мы невольно проговариваем их про себя, зачастую так «громко», что просто не замечаем подлинного смысла речи говорящего, его аргументов и намерений.

Тем не менее, не смотря на это, «говорящий» и «слушающий» остаются терминами современной риторики, обозначая главных участников речевого события и ситуации – лицо, производящее речь, и лицо, к которому она непосредственно обращена. Помимо перечисленных участников речевого общения, так же стоит отметить и свидетелей, которые не принимают непосредственного участия в коммуникации между основными участниками, но смотрят, слушают, оценивают «со стороны».

Таким образом, характер речевой ситуации, а следовательно и речевого события в целом определяется не только «действующими лицами», но и отношениями между ними и, главное, целями каждого главного участника общения.

2.2 Цели речи в процессе речевого общения

Как отмечает А.К. Михальская, еще одним определяющим, важнейшим элементом речевой ситуации является то, с какой целью мы произносим те или иные слова в данной ситуации речи.

Важными вопросами здесь являются: каковы речевые цели (намерения) участников? Как они видят смысл происходящего речевого события? К чему, по их мнению, они должны привести, каков должен быть его результат?

А.К. Михальская в своих главах упоминает о высказывании известного американского лингвиста Чарльза Морриса, который являлся одним из основателей современной лингвистической прагматики (а значит, и современной риторики), который даже термины «прагматика» и «риторика» считал тождественными. Еще в 1936 году он писал: «От колыбели до могилы, от пробуждения до засыпания современный индивид подвержен воздействию сплошного «заградительного огня» знаков, с помощью которого другие лица стараются добиться своих целей…Ему внушается, во что он должен верить, что должен одобрять или порицать, что должен делать или не делать» [1, с. 441].

На самом деле, мы живем в обществе, где люди постоянно находятся во взаимодействии. Они воздействуют друг на друга с помощью языка, добиваясь, таким образом, своих целей. Другой вопрос, каковы эти цели и, следовательно, воздействие, которое оказывают люди друг на друга. Изучением языкового воздействия на общество занимается прагматика языка. Таким образом, участники речевого взаимодействия в данном случае интересуют нас больше как люди, выполняющие в данной речевой ситуации определенную роль (социальную и соответствующую им речевую), находящиеся, следовательно, в определенных отношениях к речевым партнерам и выполняющие (реализующие) свои речевые цели (намерения).

Итак, на основе всего вышесказанного, давайте определим значение участника речевой ситуации как элемента ее структуры. В курсе риторики он предстает перед нами как носитель: 1) речевой роли; 2) отношений к партнеру; 3) речевых целей (намерений).

А.К. Михальская акцентирует внимание на то, как внимательно относится Аристотель к целям участников речевого общения, считая это важнейшим компонентом речевой (риторической) ситуации. Она указывает на тесную связь этого элемента (намерение говорящего, цель речи) с другими составляющими речевой ситуации (особенностями адресата).

Античный ритор выделяет три основных типа слушателей (адресатов речи) в своей «Риторике» – «просто зритель»; судья, член суда; политик – государственный муж. Соответственно этим трем главным типам слушателей Аристотель выделяет и три рода речей; для каждого из этих родов он указывает главную функцию – «дело».

Далее в своих главах, А.К. Михальская говорит о том, как рассуждает античный ритор о типах слушателей и о соответствующих им родах речей [1, с. 442]. Итак, попробуем разобраться в этих соответствиях и соотнести их с современным обществом. «Просто зрителю, – как отмечает Аристотель, – «который обращает внимание только на дарование оратора, предназначен тот тип речей, дело которых хвалить или порицать» [1, с. 442]. Это речь эпидейктическая, т.е. торжественная. Где же употребляется эта речь в наши дни? Она произносится на юбилеях учреждений и лиц, на официальных торжествах, даже в компаниях друзей за праздничным столом.

Второму типу адресата – судье, члену суда, который должен вынести юридическое решение, предназначена речь «судебная», «дело» её – «обвинять или оправдывать» [1, с. 442].

Политик – третий вид адресата по Аристотелю, – государственный муж; на народном собрании он принимает решения. Человек с такой социальной ролью нуждается в «совещательной» речи – политической (и сам произносит такие речи). «Дело» совещательной речи – «склонять или отклонять», «давать советы» относительно того, какое решение предпочесть или отвергнуть на благо государства и сограждан.

Где же находят свое отражение традиции античного совещательного красноречия? Они продолжают развиваться в современном политическом дискурсе – в речи политиков, государственных деятелей, в речи журналистов, в публицистике. Как отмечает А.К. Михальская, «произнося речь каждой из трех разновидностей (родов), оратор руководствуется, по Аристотелю, особой целью. Разные социальные роли рождают разные цели [1, с. 443]. Следует также обратить внимание на то, что античный ритор главным, отправным элементом речевой ситуации считал слушателя, а не оратора. «Целью» оратора Аристотель называет «предмет речи» – прекрасное и постыдное; справедливое и несправедливое; полезное и вредное [1, с. 443].

Современная лингвопрагматика и риторика считают целью говорящего тот результат, который он, сознательно или неосознанно, хочет получить от своей речи. Подводя итог всего вышесказанного, важно сказать, что речевые намерения (цели) участников общения – важный элемент структуры речевой ситуации.

2.3 Условия и обстоятельства речевой ситуации

Завершающим этапом описания структуры речевой ситуации послужит рассмотрение её условий и обстоятельств. Они определяют её, но не имеют прямого отношения к «действующим лицам», т.е. участникам речевого взаимодействия. Вспомним так называемые «ремарки» в драматургических произведениях, с помощью которых авторы описывают место действия, время. Чтобы описать и представить речевую ситуацию, конечно же, не обязательно описывать её до мельчайших подробностей, необходимы только те условия и обстоятельства, которые действительно важны для нее, существенны. К примеру, имеет ли важность время произнесения вашей речи? Естественно, так как суточный ритм активности человека влияет на его внимание и способность восприятия. Предположим, если часы вашего выступления придутся на период, когда любой слушатель склонен «клевать носом», то придется применить специальные средства, чтобы оживить публику и её внимание. Эти факты нужно обязательно учитывать при представлении речевой ситуации предстоящего публичного выступления. Так же большое значение на исход речевого общения имеет настроение адресата. Нужно уметь определять в какой момент лучше всего воплощать свои цели в жизнь с помощью языкового воздействия.

3. Как совершать поступки с помощью слов: речевое действие (речевой акт)

Из предыдущих глав нам известно, что человек произносит какое-нибудь высказывание не просто так, он поступает так, потому что желает получить некий результат. Это означает, что говоря, мы действуем, т.е. совершаем поступок. Таким образом, с помощью слов можно управлять поведением людей; отношение знака языка (слова) к человеку и изучает прагматика. А.К. Михальская указывает на то, что отношение языкового знака к внеязыковому миру изучает семантика, отношения между знаками внутри языка – синтаксис, а отношение знаков к использующему их человеку – прагматика. Лингвопрагматика возникла благодаря научной деятельности Дж. Остина, Дж. Р. Сёрла, Х. Грайса и других лингвистов в 60–70-е годы XX века. Главным постулатом лингвопрагматики можно считать утверждение известнейшего лингвиста и философа языка Джона Остина: «Слово есть дело». То есть, произнося высказывание, мы совершаем определенное действие, направленное на адресата. Это действие, определяемое целью говорящего, и называется в неориторике и прагматике «речевой акт», «речевой поступок», «речевое действие». Все эти термины являются синонимами [1, с. 445].

Еще одним моментом, на который указывает А.К. Михальская в своих главах, являются слова-перформативы (от англ. toperform – осуществлять, действовать, исполнять). Это такие слова и выражения, которые, будучи произнесенными в реальной речевой ситуации, сами по себе являются поступками. Таковы, например, глаголы: просить, обещать, благодарить, поздравлять и подобные.Когда мы говорим «благодарю вас», мы самой этой фразой производим действие, совершаем поступок, выражаем благодарность. «Обещаю тебе принести книгу» – речевой акт «обещание». «Поздравляю» произносим мы и совершаем таким образом ритуал поздравления – тоже поступок, речевой акт. Но речевые поступки вовсе не всегда требуют определенных, специальных, словарных средств. Возьмем слова – предложения «да» и «нет». Представим церемонию бракосочетания. Люди, произнесшие в этом речевом событии «да», тоже совершают, таким образом, конкретное действие, поступок, который надолго определит их судьбу, – вступают в брак. Такова сила слова, в этой ситуации – величайшая.

Таким образом, в громадном большинстве жизненных коллизий – в повседневном общении, в профессиональной деятельности – речь, не будучи столь очевидно действенной, все же всегда может быть понята как поступок. Именно так и учит понимать речь риторика, древняя и новая.

Слова А.К. Михальской, в сущности, отражают вышесказанное: «Сила словесного воздействия может быть незаметна, но она всегда велика» [1, с.446].

Заключение

В данной курсовой работе рассмотрены и проанализированы все основные понятия и идеи, изложенные в главах книги А.К. Михальской, с помощью которых современные лингвисты описывают речевое поведение человека:

1) Речевое событие;

2) Дискурс;

3) Речевая ситуация;

4) Структура речевой ситуации;

5) Участники и отношения между ними в речевой ситуации;

6) Цели речи в процессе речевого общения;

7) Условия и обстоятельства речевой ситуации;

8) Речевой акт.

Речевое событие – это основная единица речевой коммуникации, некое законченное целое со своей формой, структурой, границами.

Дискурс – это живая речь, произносимая в процессе развертывания речевого события.

Речевая ситуация – это условия, обстановку, в которой происходит речевое общение между участниками, включая самих участников, которые существенно влияют на речевое событие.

Структура речевой ситуации включает в себя следующие компоненты: участники речевого взаимодействия, отношения между этими участниками, цели речи в процессе речевого общения, условия и обстоятельства речевой ситуации.

Речевой акт – это минимальная единица речевой деятельности, выделяемая и изучаемая в теории речевых актов – учении, являющемся важнейшей составной частью лингвистической прагматики. Действие, определяемое целью говорящего.

Кроме того, мы выяснили, каким образом эти понятия используются новой риторикой наряду с традициями риторики классической. Знание теоретических аспектов риторики очень важно в наши дни, так как можно применять его на практике. Эти аспекты помогают нам понять основы речевого поведения людей в процессе общения, учат анализировать его, контролировать собственное речевое поведение и дают понять, как можно сделать его более эффективным.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что значение изучения риторики сегодня огромно. Если человек сформировал в себе такие личностные качества, как активность, коммуникабельность, умение не теряться в сложных ситуациях общения, еще и отлично владеет языковыми средствами, – он достигнет успеха, уважения, а возможно – и известности.

В заключение важно отметить, что А.К. Михальская внесла большой вклад в развитие отечественной риторики как теоретической и учебной дисциплины.

Список использованной литературы

риторическая теория лингвопрагматика михальская

1. Михальская, А.К. Лингвопрагматика и риторика ХХ века // Психолингвистика в очерках и извлечениях: Хрестоматия. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – С. 433-446.

2. Михальская, А.К. Риторика и речевое поведение // Основы риторики. 10-11 кл.: Учеб. для общеобразоват. Учреждений. – 2-е изд., с измен. – М.: Дрофа, 2001. – С. 50-68.

Размещено на http://www.