Трансформированные фразеологические единицы и их функционирование в публицистическом тексте

Специфика функционирования фразеологических единиц в газетных текстах. Сокращение компонентного состава фразеологических единиц. Особенности восприятия адресатом трансформированных фразеологических единиц. Замена компонентов фразеологических единиц.

Введение

Глава 1. Типологическое описание индивидуально-авторских фразеологических единиц

1.1. Двойная актуализация

1.2. Сокращение и расширение компонентного состава фразеологических единиц

1.3. Замена компонентов фразеологических единиц

Глава 2. Исследование особенностей восприятия адресатом трансформированных фразеологических единиц

Заключение

Библиография


Введение

Функционально-стилистическое направление лингвистики привлекает всё большее внимание исследователей. Связано это с общим повышением интереса науки к коммуникативному аспекту языка. Появление лингвистики текста, развитие функциональной грамматики активизировало новые направления стилистических исследований.

Актуальность работы заключается в том, что трансформированные фразеологизмы рассматриваются в различных аспектах, с позиций ряда лингвистических дисциплин, относящихся к новейшим в современной науке о языке. Исследование посвящено изучению разных видов авторского изменения фразеологических единиц, т.е. проблеме фразеологической стилистики.

Интенсивная разработка фразеологического материала дала ощутимые результаты. Если на первых порах исследователи нередко ограничивались интуитивными критериями, то в последних работах усилилось стремление придать этим критериям по возможности четкий и более объективный характер. Оценивая наиболее значительные работы, можно выделить те принципиальные линии, по которым ведется исследование проблем фразеологии.

В первую очередь выделяются проблемные вопросы, связанные с уточнением понятия фразеологизма как категориальной единицы языка, его свойств и признаков, его соотношения с другими единицами языковой системы (словом, словосочетанием, предложением).

Важный круг проблем возникает в связи с раскрытием таких понятий как устойчивость и идеоматичность, форма и содержание, тождество и различие фразеологизмов, знаковые и информативные свойства компонентов, их типология и так далее.

По всем этим проблемным вопросам нет единого мнения. Существуют разные взгляды на предмет фразеологии. В науке давно бытует узкое и широкое понимание объема этой отросли языкознания. Узкое понимание отчасти утвердилось в связи с лексикографической разработкой фразеологизмов, которые включались и включаются в толковые словари наряду с лексическими единицами. В словарях фиксировались фразеологизмы эквивалентные слову, и почти не кодифицировались устойчивые выражения, образованные по модели предложения. Широкому пониманию объема фразеологии в определенной мере содействовала разработка устойчивых сочетаний в историческом плане, так как в письменных памятниках древнерусского языка сравнительно редко встречаются устойчивые словосочетания, охваченные сквозной деактуализацией компонентов. Поэтому объектом исследования становились все воспроизводимые словосочетания (или предложения) независимо от характера и степени семантической спаянности непосредственно составляющих.

Двоякое понимание объекта фразеологии укрепилось и в связи с выявлением основных, категориальных признаков фразеологизма. В зависимости от того, какой признак считать решающим, а на этот счет имеются весьма различные точки зрения-границы фразеологии то расширялись, то сужались. В качестве главного дифференциального признака выдвигаются: непереводимость на другие языки (Л.А. Булаховский, А.А. Реформатский), образность (А.И. Ефимов), воспроизводимость (Н.М. Шанский), сочетаемость лексем и семем (М.М. Копыленко), внутрикомпонентные связи (В.А. Архангельский), целостность номинации (О.С. Ахманова), характер отношения к действительности, семантическая целостность (И.С. Торопцев), лексическая неделимость (Е.А. Иванникова) и т.д.

Многие исследователи считают, что фразеологизм наделен целым комплексом признаков. А.М. Бабкина, например, указывает, что для фразеологизмов характерны такие признаки, как смысловая целостность, устойчивость сочетания слов, переносное значение, экспрессивно-эмоциональная выразительность. А.И.Молотков в качестве главных категориальных признаков фразеологизмов выдвигает лексическое значение, компонентный состав и грамматическое значение. Довольно резкое расхождение во взглядах исследователей можно объяснить сложностью фразеологизма как категориальной языковой единицы.

Несмотря на существенные расхождения во взглядах, у исследователей фразеологии наметились и точки соприкосновения: они занимаются неоднословными образованиями, «привычными» сцеплениями слов, имеющие семантическое, структурное и функциональное своеобразие, отличающее их от лексем, и от абстрактно-моделированных синтаксических конструкций. Некоторое сближение позиций различных ученых можно объяснить более гибким, диалектическим подходом к раскрытию природы фразеологических единиц, подходом, лишенным прямолинейности и абсолютизации выдвигаемых признаков.

Мы будем рассматривать фразеологические единицы в широком понимании (идиомы, фразеологические сочетания, фразеологические выражения, пословицы и поговорки, устойчивые формулы).

Предметом исследования многих языков являются такие важные проблемы, как уточнение классификации фразеологизмов; определение места фразеологии в языковой системе; соотношение фразеологизма и его компонентов со словом и словосочетанием и на этой основе изучение семантических, словообразовательных, морфологических, знаковых свойств компонентов; попытка выработать более объективные методы исследования фразеологических оборотов; выяснение отношений фразеологизма к языку и речи и многое другое.

Вместе с тем определились новые подходы к изучению фразеологических единиц разной степени сложности: комплексное решение проблемы перевода с одного языка на другой; изучение диалектной фразеологии; сравнительное изучение фразеологизмов в близкородственных и неродственных языках; лингвострановедческий подход к выявлению фразеологической семантики; рассмотрение фразеологических оборотов с точки зрения ономасиологической и номинативной и так далее.

Фразеология публицистического текста и фразеология общенародного языка – понятия, не совпадающие не столько в смысле количественного соответствия, сколько в смысле качественного расхождения. В публицистике находят отражение особенность авторской переработки фразеологических единиц, окказиональные употребления устойчивых оборотов, нестандартные контекстуальные связи – всё, что отступает от нормативного употребления, что вступает в противоречие с принятыми в литературном языке способами выражения мысли.

Вслед за Т.Куном и другими исследователями русской фраземики (Ю.Н.Карауловым, А.М.Эмировой) мы анализировали трансформацию фразеологических единиц в соответствии с коммуникативным аспектом. Опирались на постулат о том, что все системные свойства фразеологизмов возникают в речи, а затем кодифицируются в языке.

Проблема работы: в чём состоят особенности способов структурно – семантической трансформации фразеологизмов в средствах массовой информации?

Объектом исследования является фразеологическая стилистика, предметом – трансформированные фразеологические единицы и их функционирование в публицистическом тексте.

Цель работы заключается в том, чтобы определить способы структурно семантического преобразования фразеологических единиц в публицистическом тексте.

Для достижения указанной цели необходимо решение ряда теоретических и практических задач:

1. Выявить особенности использования двойной актуализации фразеологических единиц.

2. Проанализировать фразеологические единицы с сокращённым и расширенным компонентным составом.

3. Определить значение замещения компонентов фразеологизмов.

4. Выявить специфику восприятия адресатами трансформированных фразеологических единиц в публицистическом тексте.

Материалом исследования служит собранная и составленная картотека, являющаяся результатом сплошной выборки публицистических текстов («Караван – РОС» (КР) 2006-2007, «Московский комсомолец в Ярославле» (МКвЯр) 2007), состоящая из 50 фрагментов (6% примеров двойной актуализации, 18% - редукции и расщепления и 76% - замены компонентов фразеологических единиц).

В качестве основного метода исследования использован описательно-аналитический, предусматривающий непосредственное наблюдение анализируемых языковых фактов с последующим обобщением полученных результатов. Для установления свойств и текстообразующего потенциала трансформированных фразеологических единиц использовался метод контекстологического анализа. Для эксперимента был выбран метод анкетируемого опроса.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ней раскрывается структура преобразования фразеологических единиц, обобщаются сведения по фразеологической стилистике.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в спецкурсах и спецсеминарах по риторике и стилистике, лекционных занятиях по фразеологии.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, приложения. Во введении обосновывается актуальность исследования, его теоретическая и практическая значимость, формулируются цели и задачи, определяется объект и предмет работы. Первая глава посвящена анализу и определению видов трансформированных фразеологических единиц в публицистическом тексте. Во второй главе представлены результаты эксперимента по специфике восприятия адресатами трансформированных фразеологических единиц. В заключении содержатся основные выводы. Библиография содержит 14 источников. В приложении представлены гистограммы, полученные путём обработки данных анкетируемого опроса, а также образец анкеты.


Глава 1. Типологическое описание индивидуально-авторских фразеологических единиц

1.1. Двойная актуализация

Существует мнение о наличии у фразеологизмов так называемого стилистического значения. Но есть высказывания иного рода, отрицающие существование данной категории. Стилистическое (экспрессивно-эмоциональное) значение впервые определенно и обозначено Н.М.Шанским по соответствующим разрядам фразеологизмов: межстилевые фразеологические единицы - без оценки, экспрессивно не окрашены, «нулевая» стилистическая характеристика; разговорно-бытовые фразеологические единицы - «сниженная» экспрессивно-стилистическая окраска, «дополнительные» экспрессивно-эмоциональные оттенки (тоска, бранность, ирония, презрение, шутка, фамильярность); книжные фразеологические единицы - «повышенная» экспрессивно-стилистическая окраска, торжественность, поэтичность.

Стилистические особенности фразеологических единиц свойственны самой природе фразеологизмов вне зависимости от их принадлежности к функциональному стилю, они существуют во фразеологизме даже при условии отрыва его от контекста, вне среды языковых средств, составляющих функциональный стиль.

Некоторые исследователи разделяют фразеологические единицы на экспрессивные, эмоциональные, экспрессивно-эмоциональные фразеологизмы с нейтральной стилистической окраской, что, вероятно, является углублением вопроса о стилистических свойствах фразеологических единиц на страницах газет.

Экспрессивные и эмоциональные свойства фразеологических единиц следует считать как «данные», существующие. С другой стороны, дополнительный экспрессивно-эмоциональный фон может возникать в определенной речевой ситуации, в контексте. Таким образом, мы должны различать экспрессивность и эмоциональность как языкового, так и речевого характера. Это значит, что отдельные фразеологические единицы несколько видоизменяют свою стилистическую окраску под влиянием слов окружения, точнее, под влиянием текста, который может в целом накладывать на фразеологическую единицу определенный экспрессивно-эмоциональный отпечаток.

С точки зрения Л.Б.Гарифуллина, всю фразеологию русского языка по стилистическому принципу можно условно разделить на «негативную», с «отрицательной» характеристикой, и «позитивную», с «положительной» характеристикой, между которыми покоится нейтральная фразеология. В этом случае к первой группе следует отнести разговорно-бытовую, просторечную, ко второй - книжную, фольклорную, промежуточное значение между ними должна занимать нейтральная фразеология. Границы между этими стилистическими группами подвижны, сами группы содержат переходные типы фразеологических единиц. Это значит, что стилистическая окраска фразеологизмов колеблется от ярко выраженных до менее выраженных, то есть имеются переходные ступени, ведущие постепенно к вершине или «негативного» или «позитивного» выражения экспрессивно-эмоциональных признаков. Такое общее представление дает возможность охватить весь спектр русских фразеологизмов, учитывая при этом их единое стилистическое месторасположение.

Язык газеты как объект исследования привлекает лингвистов давно, и к настоящему времени существует множество исследовательских работ по этому вопросу. Однако до сих пор нет достаточно полного его системного описания. Исследователи отмечают, что основная трудность языка газеты заключается в том, что в газете отражены практически все функциональные стили.

Избранная нами для анализа сфера функционирования фразеологических единиц - газетно-публицистический стиль речи - характеризуется рядом специфических особенностей. Сфера общественной деятельности, обслуживаемая газетными стилями, - это сфера политико-идеологических общественных отношений. Основной чертой газетных стилей, формирующих языковую системную организацию, является сочетание экспрессии и стандарта. Названная особенность вытекает из двух основных функций, которые выполняет газета вообще: информационной - газета должна информировать, сообщать, строго следовать фактам, и воздействующей - газета призвана убеждать, эмоционально воздействовать.

Исследователи отмечают, что основная трудность изучения языка газеты заключается в том, что газета имеет собирательную природу, проявляющуюся в многожанровости и многоподстильности. В газете отражены практически все функциональные стили, например, очерк и фельетон имеют признаки художественного стиля, статья, корреспонденция или заметка могут быть написаны с элементами научного или официально-делового стиля и других.

Анализ показывает, что все газетные тексты содержат значительное количество экспрессивных средств, выраженных единицами различных языковых уровней. Достаточно частотным средством экспрессии выступают фразеологические единицы.

Необходимо отметить, что газетная фразеология в широком понимании явление весьма разнообразное. К ней относятся, прежде всего, метафорические перифразы, фразеологические сочетания, а также фразеологические выражения и фразеологические обороты терминологического характера. В газетную фразеологию включаются также сочетания, обозначающие политические явления, сообщения, действия, а также формулы приветствия, названия политических партий, почетные звания и тому подобное.

Чтобы определить специфику функционирования фразеологических оборотов в газетных текстах, нужно рассмотреть их стилистические свойства.

В обыденной речи фразеологизмы всегда сохраняют свой состав и значение, но в той или иной мере утрачивают свою образность, становятся привычными, поэтому писатели стараются вернуть фразеологическим единицам экспрессию, используя для этого различные приёмы. В результате новаторства публицистов возникают оригинальные словесные образы, в основе которых изменённые устойчивые выражения.

Чаще всего авторы преобразуют фразеологизмы, имеющие высокую степень устойчивости лексического состава и выполняющие в речи экспрессивную функцию. При этом трансформированные идиомы сохраняют художественные особенности общенародных: образность, афористичность, ритмико-мелодическую упорядоченность. Рассмотрим приём двойной актуализации фразеологических единиц.

«Этот стилистический приём называют по-разному: разрушение образного значения, буквализация фразеологического значения, восприятие фразеологизма в его необразном значении, двусмысленное использование фразеологизма, переосмысление оборота и так далее».

Публицисты, обновляя семантику фразеологических единиц, восстанавливают первоначальное значение входящих в них слов. Буквальный смысл оборота может сосуществовать с его традиционным, переносным. И если при этом выражение воспринимается в двух смыслах, то возникает комический эффект. «Данное языковое изменение основано на отклонении от привычного, нарушении стереотипного восприятия действительности» [Покровская Е.В. 2006,с.58]. Например, в тексте «К слову, Макс – не единственный хряк в жизни актёра. Первую свинью Клуни подложила актриса Келли Престон»(КР.2007.№3.) автор возвращается к свободному употреблению слов, образовавших устойчивое сочетание, и обыгрывает их лексическое значение.

Иногда двуплановое значение фразеологической единицы выясняется лишь в широком контексте. Например, в случае, если фразеологизм является заглавием. Такие заголовки на газетной полосе выполняют несколько функций. Обычно выделяют две главные: номинативно-информативную (назывную) – заголовок должен сообщать о каком-либо факте или событии и «функцию рекламы» - заглавие должно привлекать внимание читателя. Принято считать, что специфика заголовков – фразеологических единиц состоит в том, что они, как правило, дают образную характеристику оценку публикуемому материалу. Так, читая заглавие статьи «Задай мозгу перцу!»(МКвЯр.2007.№14.), мы воспринимаем его в обычном значении, но в статье рассказывается о полезных свойствах перца и о способах его приготовления. Это заставляет воспринимать заглавие по-новому, наполняет его иным смыслом, обогащает образное значение фразеологизма.

Экспрессивная функция текстов (в том числе заголовков) реализуется при включении его в процесс общения, то есть при наличии адресата, способного воспринять данный текст. Следовательно, автор должен учитывать связь текста с внешними явлениями, психологической и социальной реальностью, функционированием текста в этой реальности.

Стремление к максимальной экспрессивности является одним из обязательных мотивов языкотворчества при создании текстов, а сама экспрессивность – их обязательной и существенной характеристикой. Поэтому, по словам Г.Солганика, в поиске экспрессии газета обращается к сниженным и нелитературным языковым единицам, перерабатывает и осваивает их. Так, в заголовке статьи может использоваться буквализация жаргонного фразеологизма: «Жигунова развели не по-детски» (КР.2007.№13.), где значение «получить выгоду путём мошенничества» осмыслено как «бракоразводный процесс».

Приём двойной актуализации фразеологических единиц не затрагивает лексико-грамматического состава, его внешняя форма обычно сохраняется, но смысл изменяется.

Фразеологизмы преимущественно функционируют в рассмотренных текстах как лаконичные микрообразы. Роль их в этом случае определяется типом текста, а именно его функционально-смысловой принадлежностью. В результате исследования, можно сделать вывод, что фразеологизмы помогают глубже раскрыть позицию автора, усилить его аргументацию, дать оценку явлениям. Как показал анализ, устойчивые обороты – микрообразы участвуют в создании публицистических образов – типов. При определении композиционно-стилистической значимости фразеологизмов было выявлено, что они могут оформлять абсолютное начало текста (заголовок), а также организовывать структуру текста в целом.

Использование устойчивых выражений как объекта языковой игры в современной коммуникативной практике и, прежде всего, в газетных заголовках основывается на процессе узнавания. Фразеологические единицы, известные как адресанту, так и адресату создают определённый эффект восприятия, привлекают внимание, надолго остаются в памяти.

1.2 Сокращение и расширение компонентного состава фразеологических единиц

Экспрессивность семантики фразеологических единиц обусловливает усложнение содержания высказывания, что делает газетный текст более ёмким.

Так, при помощи своих стилистических свойств, фразеологизмы, используемые журналистами в своих корреспонденциях, придают тексту более яркую эмоциональную окраску. Фразеологизмы, умело и точно подобранные автором статьи, делают обычный текст более интересным и запоминающимся читателям, образы становятся более яркими и впечатляющими.

Таким образом, фразеологизмы на страницах печати выполняют функцию экспрессивной (эмоциональной) окраски не только предложений, включающих в себя фразеологический оборот, но и всего текста корреспонденции.

Специфика функционирования фразеологических единиц обусловлена как их языковыми свойствами, так, и особенностями тех речевых условий, в которые они попадают. Фразеологизмы являются действенным стилистическим средством, поскольку в их значении коннотативная часть преобладает над предметно-логической. Кроме этого, на функциональные свойства фразеологизмов оказывают большое влияние их мотивированность или немотивированность. Образ, лежащий в основе создания фразеологизмов, при функционировании проявляет себя, и от этого во многом зависит формирование их актуального значения в контекстах. Анализ показал, что значение фразеологизма и его смысл (актуальное значение) в тексте - не одно и то же. Смысл информативнее значения, т.к. фразеологизм, включаясь в контекст, приобретает логические и эмоционально-оценочные приращения. Смысловая значимость образного фразеологизма в контексте зависит также от того, какой троп лежит в основе его создания.

Фразеологизмы, основанные на метафоре, обладают высокой степенью экспрессивности в текстах, поскольку их первоначальный денотат, проявляясь, функционирует наряду со значением. Экспрессия, заложенная в семантике метафорических фразеологизмов (количественная, качественная, количественно-качественная), обогащает высказывание в смысловом плане, кроме этого, образ формирует отношение к описываемому предмету, явлению или действию, что создает своеобразный стилистический эффект.

Приёмы трансформаций по-разному влияют на формирование актуального значения фразеологизма. Структурно-семантический приём количественного изменения компонентного состава является действенным стилистическим средством.

В арсенале художественно – изобразительных средств публицистики большое место занимают фразеологизмы с сокращённым или расширенным компонентным составом. Рассмотрим каждый из этих видов.

«Редукция, или сокращение состава, фразеологизма обычно связана с его переосмыслением, изменением его семантики, и именно на этом и даже на его десемантизации основана словесная игра» [Голуб И.Б. 2005,с.122]. Например, в статье «Не родись красивой!..»(КР.2006.№4.) описывается нелёгкая судьба актрисы Юлии Такшиной. Таким образом, отсечение второй части пословицы «не родись красивой, а родись счастливой» привело к изменению её значения, смысл нового афоризма – красота ведёт к несчастью. Усечение фразеологического выражения «Служить бы рад!» (КР.2007.№18.) привело к изменению смысла изречения. Исходный оборот «Служить бы рад, прислуживаться тошно» имеет значение «отказ от службы по этическим принципам», тогда как значение трансформированного фразеологизма: «Невозможность служить, вызванная отказом военных структур»

В других случаях при усечении фразеологической единицы публицист сохраняет в ней ключевое сочетание, которое в новом лексическом окружении приобретает ещё большую выразительность. Именно по такому принципу свёрнуто фразеологическое выражение «Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать пирожник» (о том, что каждый должен заниматься своим делом): «Сам Игнатьев – человек, безусловно, честный, но мягкий. К тому же он не занимался банковским делом до своего назначения на этот пост, то есть он понимает в нём, конечно, больше, чем инженер Зурабов в медицине, но всё – таки желательно, чтобы сапоги тачал сапожник.» (МКвЯр.2007.№5.).

Авторы используют свойство постоянного состава устойчивых сочетаний и считают, что достаточно дать часть слов, чтобы читатель восстановил в памяти весь фразеологизм. Например, Н. Михалёв вместо фразеологической единицы «на вкус и цвет товарища нет» даёт только её часть: «На вкус и цвет…» (КР.2006.№2.). Л. Лебедева вместо устойчивого выражения «дарёному коню в зубы не смотрят» использует лишь «Дарёному коню…»(КР.2006.№2.), С. Лазебная вместо традиционного варианта «не буди лихо, пока тихо» использует усечённый – «Как говорится, не будите лихо…» (КР.2007.№22.) с грамматической трансформацией.

Подобное усечение возможно в тех случаях, когда фоновые знания адресанта и адресата совпадают, поэтому данному изменению подвергаются наиболее известные фразеологические единицы.

Противоположно редукции расширение, или расщепление, состава фразеологизма засчёт введения уточняющих слов.

Публицисты обновляют структуру устойчивого сочетания, распространяя его членами предложения, относящимся к тому или иному слову. В результате повышаются изобразительные возможности фразеологических единиц. Этим способом изменена пословица в статье о неуставных отношениях: «Всякий сверчок да познает соответствующий званию его шесток.» (КР.2006.№15.). В «Словаре» В.Даля эта пословица сформулирована без определения: «знай сверчок свой шесток». Согласно исследованию, чаще всего фразеологические единицы расширяются именно засчёт введения согласованных определений, например, «Получается замкнутый нефтяной круг. Если нефть всегда будет стоить дорого, всё сходится. Как только цена на нефть немного «просядет», тут же вырастет курс доллара, уменьшится потребление импортных товаров, следовательно, бюджет недополучит таможенные доходы » (МКвЯр.2007.№22.).

Авторские вставки дают возможность уточнить ту ситуацию, конкретизировать то лицо, сферу его деятельности, его поступки и так далее, по отношению к которым использован фразеологизм.

«Вставки могут играть экспрессивно - усилительную роль, развивая образ, содержащихся в устойчивых выражениях» [Рахманова Л.И. и др. 1997,с.259]. Например, «Глава администрации Пешехонского района Владимир Кабанов подложил местным педагогам большую свинью. На днях из – под его пера вышел указ, запрещающий учителям в школе проводить учительские посиделки.» (КР.2007.№3.). Благодаря введению определения усиливается отрицательная оценка действий главы администрации. Кроме того, использование подобного фразеологизма создаёт комический эффект, т.к. тематически связано с фамилией чиновника.

Таким образом, редукция и расширение компонентного состава приводят к усилению экспрессии, оценочности фразеологических единиц. Эти типы авторского варьирования дают наибольшие возможности для творческого видоизменения устойчивых сочетаний.

1.3 Замена компонентов фразеологических единиц

Этот способ «имитации фразеологии» Н.Д. Бурвикова и В.Г. Костомаров определяют как «звуковую аналогию»: «Когда – то относившаяся только к области изящной словесности «звуковая аналогия» всё увереннее завоёвывает позиции в языке средств массовой информации».

Обновление состава фразеологизмов усиливает их экспрессивную окраску, но может и не влиять на их значение (Стеклянная мечта (КР.2007.№11.)), однако чаще семантика изменяется (Тьфу – тьфу, чтоб не пристрелили (КР.2006.№4.)). В устойчивом выражении замене может подвергаться различное количество слов: одно («Пришёл, увидел … и побил» (МКвЯр.2007.№22.)), два («Утром - дети, вечером – свадьба» (МКвЯр.2007.№22.)) и более («Путь к самолётам «Аэрофлота» лежит через Интернет»)).

«Чаще авторы заменяют компоненты фразеологических единиц с целью коренного изменения их значения и создания комического эффекта».

К способам вербальной реализации данного эффекта относят прежде всего фонетические и морфологические трансформации, которые ведут к изменению семантики: «Сглаз народа» (КР.2006.№21.), «Третий – не лишний» (КР.2006.№5.).

Фонетико-морфологические замены

Часто публицисты используют фонетические замены. Например, статья о российских дорогах носит заголовок «Тайна, покрытая браком» (МКвЯр.2007.№14.), что усиливает отрицательную оценку высказывания. Заголовок статьи «Клятва иппократа» (МКвЯр.2007.№13.) выполняет информативную функцию – речь идёт о лечебных свойствах езды на лошадях, то есть микрообраз на протяжении всего текста поддерживается экспрессивными средствами, усиливающими оценку, данную в заголовке. Таким образом, устойчивые выражения – микрообразы способны коррелировать с темой и идеей текста, причём обыгрываться может как семантика изменённой фразеологической единицы, так и её внутренняя форма. В данном случае фразеологизм – микрообраз выступает как композиционно – стилистическое средство: он является тем стержнем, который организует всю структуру статьи. Используя этот приём, авторы стремятся к возможно более точному сохранению ритмико – звуковой организации фразеологизма: «Воры в заводе» (КР.2006.№4.), «Резидент Российской Федерации» (МКвЯр.2007.№4.), «У рубля страны» (МКвЯр.2007.№7.), «Классное и чёрное» (МКвЯр.2007.№13.), «Вся власть Совету!» (МКвЯр.2007.№15.), «Всё будет хоккей» (МКвЯр.2007.№22.), «Таганрог ударило шоком» (МКвЯр.2007.№22.).

Тематические, или синонимические, замены

В ряде случаев автор заменяет один из компонентов структуры другим, близким по значению. Фразеологизм в результате этого звучит выразительнее. Таким образом трансформируется сочетание «меж двух огней»: «Меж двух звёзд» (КР.2006.№4.), где под звёздами мыслятся и известные актёры. Подобным способом создано выражение «Очередь длиною в жизнь» (КР.2006.№15.). Оно образовано от оборота «Дорога длиною в жизнь (год)» - названия итальянской киноленты пятидесятых годов XX века. В различных публицистических текстах данный оборот претерпевает разные изменения: «Дорога длиною в 30 лет», «Выборы длиною в год», «Экспедиция длиною в жизнь», «Подвиг длиною в жизнь» и так далее. Поэтому выбор в качестве заголовка данного трансформированного фразеологизма, функционирующего в публицистике как речевой штамп, нельзя признать удачным, хотя он и отражает проблему, раскрытую в публикации.

Лексико-семантические замены

Введение новых слов, их изменение позволяет конкретизировать обобщённое значение фразеологических единиц, применить их к определённой ситуации: «Заброшенный в минувшую пятницу нелёгкой журналистской судьбой на Комсомольский проспект, 28, в Московский дворец молодёжи на юбилейный двухсотый показ сокрушительного мюзикла «MammaMia!», я впал в такое состояние, что ни пером описать, ни гонораром оплатить.» (КР.2007.№17.), «Это же [работа] закат Солнца вручную, рудники, галеры, бродвейская потогонная система, звериный оскал североамериканского менеджмента под лозунгом: «Куй железо, не отходя от кассы!» (КР.2007.№17.) - контаминация.

Приём замены часто используется в заголовках, отражающих военную тематику: «Генералы усталой карьеры» (МКвЯр.2007.№13.), «Военно – продажные силы» (МКвЯр.2007.№13.), «Сержант, он и в Африке сержант» (КР.2007.№18), «За правдой в Серый дом» (КР.2006.№21.).

Способ «имитации фразеологии» даёт возможность применять устойчивые сочетания в конкретной ситуации: «Вегетарианство не порок» (КР.2006.№2.), «Свинства много не бывает!» (КР.2007.№3.), «Кто на свете всех богаче?» (КР.2007.№12.). Например, «Свадьба наяву или на ТВ?» (КР.2007.№15.) представляет собой трансформированную фразеологическую единицу «наяву или во сне». Компонент «ТВ» является предметной заменой слова «сон», так как оба понятия обозначают явления отличные от действительности. Это изменение способствует раскрытию темы публикации. Заглавие выполняет не только информативно – номинативную роль, но и экспрессивную функцию. Оно даёт возможность адресату занять активную позицию, сформировать собственную точку зрения, так как сформулировано в форме альтернативного вопроса.

Грамматическая структура высказываний обычно не претерпевает значительных изменений: «Страдать не вредно» (КР.2006.№24.) имеет такую же структуру, что и исходный фразеологизм «мечтать не вредно». В других случаях структура меняется, например, «Опель» раздора» (КР.2007.№22.) построено по модели «имя собственное мужского рода + имя существительное», вместо традиционного «яблоко раздора», построенного по модели «имя существительное среднего рода + имя существительное».

Если в состав фразеологизмов включены числительные, то изменению может подвергаться количество предметов: «Тридцать алых роз» (КР.2007.№3.), «За десятью печатями» (МКвЯр.2007.№8.). В ряде случаев числительное заменяют существительным, например, «Семь бед – в суде ответ» (КР.2007.№18). Вместо слова «один» употреблено «суд». При этом значение фразеологической единицы претерпевает незначительные изменения: суд – единственный возможный выход из сложившейся ситуации. Поэтому при сохранении общей структуры высказывания устойчивое выражение не только не теряет своей семантики, но и уточняется, что даёт возможность адресанту вынести в заголовок основной тезис, отражённый в тексте.

Авторы часто усиливают какой – либо признак, характеризующий фразеологизм, например, «Смех сквозь стоны» (КР.2006.№6.) образовано от сочетания «смех сквозь слёзы». В рассматриваемом контексте предметная замена является гиперболизаций, так как можно выделить связь между словами из первоисточника и прецедентного текста, так, слово «слёзы» в одном из значений определяются как плач, то есть «голосовые звуки, выражающие горе или сильную взволнованность и сопровождающиеся слезами», а слово «стоны» имеет значение «протяжные, нечленораздельные звуки, выражающие горе или боль». Таким образом, оба элемента имеют общую сему 'звуки выражающие горе'. Интенсивность проявления этого признака обусловлена, во-первых, качественными и количественными характеристиками, свойственными предмету, а во-вторых, с субъективным восприятием действительности, свойственным человеку. Объективная интенсивность качества, состояния призвана отражать наблюдаемые субъектом высказывания различия в степени проявления качественных характеристик объектов действительности. Субъективная интенсивность служит для выражения субъективного восприятия говорящим объективно существующей интенсивности признака и находится в зависимости от интенции и языковой компетенции отправителя речи. Под категорией интенсивности признака с точки зрения логики обычно понимается такая категория, которая выражает количественную определенность признака, качества, состояния объекта действительности. Эта категория воплощается в процессе градуирования, то есть расположения предметов на шкале в определенной последовательности. Значение интенсивности зачастую связывается не со степенью проявления самого признака, а со степенью выразительности высказывания. Интенсивность понимается как мера экспрессивности изложения в процессе коммуникации. В этом случае интенсивность не отражает онтологических признаков самого предмета высказывания и соотносится с интенсивностью субъективной, которая, в свою очередь, соприкасается с такими понятиями, как оценка, эмоциональность, экспрессивность. Таким образом, данные слова можно представить в виде восходящей градации. Значение нового афоризма близко к исходному варианту, но отличается от него не только по семантике, но и по экспрессивной окраске и функционированию в речи.

Пословицы и поговорки подобному изменению подвергаются реже: «Паны дерутся – ЖКХ трещит» (КР.2007.№12.), «Мала машинка да оборотиста» (КР.2007.№16), «Седой Бык борозды не испортит» (КР.2007.№17.).

Среди структурно – семантических приёмов трансформации фразеологических единиц, функционирующих в газетных текстах, наблюдается и парадигматическое изменение ономастических единиц: «Вот тебе, бабка, и Ягудин день» (МКвЯр.2007.№16.).

Таким образом, замена одного или нескольких компонентов в составе фразеологических единиц приводит, как правило, к изменению их семантики, к усилению экспрессии. Данный вид трансформации обладает значительными возможностями творческой обработки устойчивых сочетаний, но «оправданным авторское преобразование может быть только в том случае, если его свойства не противоречат в каком – либо отношении свойствам всего состава или отдельных частей общенародного выражения, которое всегда «проступает» сквозь индивидуальный вариант, а также если авторский вариант при этом соответствует содержанию и эмоционально – стилистическим особенностям контекста».

фразеологический газетный текст единица


Глава 2. Исследование особенностей восприятия адресатом трансформированных фразеологических единиц

Коммуникация может быть успешной только в том случае, если трансформируемые в тексте средств массовой информации фразеологические единицы, актуализируемые фрагменты культурного фонда адресанта и адресата в значительной степени совпадают.

Прагматическая целеустановка предполагает не только простой отбор необходимых фактов, но и подачу их в определённом ракурсе, т.е. она вынуждает автора не только соответствующим образом организовывать текст, но и обусловливать композицию и характер языковых средств, в частности, реминисценций.

Для того чтобы выявить причины осуществления или неосуществления коммуникативного намерения адресанта, нами был проведен эксперимент. Для анализа были выбраны небольшие фрагменты из текстов различной тематики. Эксперимент проводился в форме анкетируемого опроса. Информантам (25 учащихся МОУ Гимназии №1 и 25 человек от 20 до 50) после прочтения было предложено ответить на следующие вопросы:

1. О чём текст?

2. Какой фразеологизм изменён?

3. Какое чувство (отношение) у Вас вызвал данный текст? Заинтересовал ли он Вас?

Коммуникативную компетенцию адресата мы связываем с аспектами понимания смысла какого-либо содержания. Реализацией этой способности является восхождение от текста к внеязыковой реальности, которая определяет смысловую направленность текста.

Адресат должен ассоциировать языковые конструкции с определёнными смыслами. Глубина понимания текста зависит от личностных возможностей адресата, от его фоновых знаний (совокупность тех или иных знаний, которыми обладают все представители того или иного социокультурного и языкового сообщества). В этом аспекте респонденты ознакомились со следующим текстом и пытались узнать реминисценции одного из партийных лозунгов: «Вся власть Совету!» (МК.2007.№15) (см. приложение №1). В данном тексте присутствует имплицитно выраженная информация, которая, не имея непосредственного выражения, выводится получателем из содержания текста или его компонентов и добавляется к содержанию воспринятого сообщения под влиянием имеющихся в сознании адресата представлений о языке и действительности. Фоновые знания читателя становятся тем источником, который создаёт неявно выраженные смыслы. Понимание данных высказываний выходит за рамки лингвистических явлений в сферу картины мира, которой может не обладать адресат. Так, политический лозунг «Вся власть Советам!» помнят 20 % информантов в возрасте старше 18 лет и знают 4 % учащихся. Употребление адресантом подобной трансформации предполагает его уверенность в том, что адресат способен адекватно интерпретировать данные языковые единицы. Не учтен возрастной фактор, нарушен процесс совмещения коммуникативно-культурных пространств автора и читателя.

Большинство информантов верно указали, что речь в статье пойдёт об управлении, следовательно, заголовок выполняет номинативно – информативную функцию в полной мере. Воздействующая функция реализована недостаточно, т.к. заглавие заинтересовало менее 50 % опрошенных.

Вторым фрагментом, предложенным для анализа, был заголовок «Клятва иппократа»(МК.2007.№13.) (см. приложение № 2). Автор в полной мере осуществил свой замысел. Так, основополагающий текст был восстановлен 100 % информантов в обеих возрастных категориях, также реализована информативно – номинативная функция – 96 % старшей группы и 72 % младшей возрастной категории верно указали, что в статье говорится о лечебных свойствах езды на лошадях. Но при этом заголовок заинтересовал менее 30 % опрошенных, возможно, это обусловлено недоступностью данной услуги на территории Угличского муниципального округа.

Таким образом, использование данной трансформированной фразеологической единицы оправданно, т.к. она выполняет все необходимые для заглавия функции.

Третьим отрывком являлась изменённая пословица «Паны дерутся – ЖКХ трещит» (КР.2007.№12.) (см. приложение№3). Поскольку заглавие отражает актуальную проблему современности, то оно вызвало интерес у 100 % информантов старшей группы и 8 % младшей.

Использование общепринятой аббревиатуры указывает на то, что адресант обладает значительной степенью уверенности в том, что адресату известно данное сокращение. Действительно, 100 % старшей группы верно указали тему статьи. Но данная проблема не затрагивает молодёжь, поэтому смысл названия понятен лишь 40 % опрошенных.

Одна из задач трансформации фразеологизмов – создание экспрессии, составляющим которой является подтекст. Он объясняется, с одной из точек зрения, тенденцией языка к экономии средств выражения, а также особенностями психического процесса порождения мысли, которым сопутствует имплицитность. Подтекст не просто воспринимается читателем, он воссоздаётся в сознании адресата как результат его активной деятельности, сотворчества адресанта и адресата.

Подтекст, подтекстовая информация является экспрессивной по психологическим условиям восприятия текста. У читателя возникает побуждение воссоздать подтекст, так как в тексте даются сигналы о его наличии. Факторы, определяющие восприятие и понимание подтекста, можно разделить на четыре группы:

1) лингвистические факторы;

2) структурно – композиционные факторы текста;

3) психологические свойства личности, воспринимающей подтекст;

4) другие экстралингвистические факторы.

Таким образом, экспрессивные возможности изменённых фразеологизмов проявляются тогда, когда адресат восстанавливает в сознании исходный текст и сравнивает его с трансформированным вариантом, поэтому необходимо, чтобы фоновые знания автора и читателя совпадали. В анализируемом нами примере адресант не в полной мере осуществил свой коммуникативный замысел, так как пословицу «Паны дерутся – у холопов лбы трещат» восстановили 24 % информантов старшей группы и 16 % младшей.


Заключение

В работе мы рассмотрели специфику функционирования фразеологических единиц в газетных текстах.

Фразеологические обороты как единицы одного из уровней языковой системы обладают такими признаками, которые отличают их от других единиц: слова, которое имеет некоторые общие с фразеологизмами признаки, и словосочетания, которое является генетическим источником фразеологизмов. Это такие признаки как устойчивость, семантическая целостность компонентного состава, воспроизводимость, грамматическая соотнесенность, неодноударность, метафоричность и экспрессивность.

Благодаря метафоричности и экспрессивности фразеологические обороты и их трансформированные варианты так активно используется в средствах массовой информации, в том числе в печати, создавая особую выразительность, образность текста.

В нашем исследовании мы сделали выборку изменённых фразеологических единиц из газет «Караван – РОС», «Московский комсомолец в Ярославле».

Проанализировав литературу по теме исследования, публицистические тексты, мы пришли к следующим выводам:

1. Фразеологические единицы могут занимать в тексте самые различные позиции. Часто журналисты вводят фразеологические обороты в сильные позиции текста: заголовок, первый абзац текста и финал.

В соответствии с позицией в тексте, фразеологизмы выполняют различные функции: помогают образно «ввести проблему», задать тон всей публикации, оформить резюме авторских рассуждений, способствуют яркой, точной передаче мысли автора. Таким образом, проанализировав тексты вышеуказанных газет, рассмотрев использованные авторами статей фразеологизмы, можно прийти к выводу, что фразеологические единицы обогащают текст, эмоционально окрашивая, преображая его. Располагаясь в какой-либо части текста, фразеологический оборот выполняет определенную функцию. В начале текста он служит для «введения в проблему» излагаемого материала, что дает журналисту возможность «проспективно» задать тон всей публикации. В финале газетного текста фразеологический оборот может быть употреблен для оформления концовки-гипотезы, и концовки-итога, концовки-перспективы, концовки-обобщения, концовки-убеждения.

Используя фразеологизм для оформления заголовка, автор предполагает раскрыть его значение в тексте. Так, или иначе, значение фразеологизма раскрывает сущность факта описываемого журналистом.

2. Приём двойной актуализации фразеологических единиц не затрагивает лексико-грамматического состава, его внешняя форма обычно сохраняется, но смысл изменяется. Использование устойчивых выражений как объекта языковой игры в современной коммуникативной практике и, прежде всего, в газетных заголовках основывается на процессе узнавания. Фразеологические единицы, известные как адресанту, так и адресату создают определённый эффект восприятия, привлекают внимание, надолго остаются в памяти.

3. Редукция и расширение компонентного состава приводят к усилению экспрессии, оценочности фразеологических единиц. Эти типы авторского варьирования дают наибольшие возможности для творческого видоизменения устойчивых сочетаний.

4. Замена одного или нескольких компонентов в составе фразеологических единиц приводит, как правило, к изменению их семантики, к усилению экспрессии. Данный вид трансформации обладает значительными возможностями творческой обработки устойчивых сочетаний, но «оправданным авторское преобразование может быть только в том случае, если его свойства не противоречат в каком – либо отношении свойствам всего состава или отдельных частей общенародного выражения, которое всегда «проступает» сквозь индивидуальный вариант, а также если авторский вариант при этом соответствует содержанию и эмоционально – стилистическим особенностям контекста.

Итак, трансформированные фразеологические единицы помогают более образно, интересно построить текст корреспонденции. Это важно как для автора статьи, так и для всей газеты в общем, так как яркий, образный фразеологический оборот привлекает внимание и вызывает к публикации интерес, а следовательно повышается рейтинг газеты.


Библиография

1. Ашукин Н.С., Ашукина М.Г.. Крылатые слова: литературные цитаты, образные выражения. – М.: Художественная литература, 1960. – 752 с.

2. Головин Б.Н. Основы культуры речи: Учебное пособие. – М.: Высшая школа, 1980. – 335 с.

3. Голуб И.Б. Стилистика русского языка. – М.: Айрис – Пресс, 2005. – 448

4. Дерягин В.Я. Беседы о русской стилистике. – М.: Знание, 1978. – 96 с.

5. Жуков В.П. Школьный фразеологический словарь русского языка. – М.: Просвещение, 1980. – 447 с.

6. Кочетков В.В., Шапошников В.Н. Заметки о современных клише и ходячих выражениях.// Русская речь. – 1998. - №6. – с. 59 – 62.

7. Лекант П.А., Диброва Е.И., Касаткин Л.Л. Современный русский язык/ Под ред. П.А. Леканта. – М.: Дрофа, 2000. – 560 с.

8. Максимов С.В. Крылатые слова. Послесловие С. Плеханова. Примечания Н. Ашукина. – Н. Новгород: Русский купец, Братья славяне, 1994. – 416 с.

9. Покровская Е.В. Языковая игра в газетном тексте.// Русская речь. – 2006. - №6. – с. 59 – 62.

10. Рахманова Л.И., Суздальцева В.Н. Современный русский язык. Лексика. Фразеология. Морфология. – М.: ЧеРо, 1997. – 480 с.

11. Смелкова З.С. Риторические основы журналистики. Работа над жанрами газеты: Учебное пособие / З.С. Смелкова, Л.В. Ассуирова, М.Р. Саввова, О.А. Сальнокова. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 320 с.

12. Солганик Г.Я. От слова к тексту. – М.: Просвещение, 1993. – 189 с.

13. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая школа, 1985. – 160 с.

14. Шипицина Г.М., Воронцова Ю.Л. О коммуникативной установке текстов СМИ.// Русская речь. – 2005. - №5. – с.61 – 67.

Похожие материалы

Японские фразеологические единицы как составляющая дискурса повседневности
Фразеологические единицы терминологического происхождения
Фразеологические единицы терминологического происхождения
Фразеологические единицы в деловом дискурсе (на материале английского и русского языков)
Библейские фразеологические единицы с архаичными компонентами в английском и русском языках
Устойчивые словесные комплексы в (немецком) публицистическом тексте
Языковая репрезентация национальной картины мира в художественном тексте (на материале английского и русского языков)
Фразеологические единицы русского языка. Источники фразеологизмов. Крылатые выражения
Фразеологические единицы, выражающие позитивные эмоции в русском, украинском и чешском языках
Функционирование медицинской терминологии ракових заболеваний