Коммуникативная заданность и структура рематического вычленения в высказывании

Понятие и исследование состава предложения, его основные сентенциональные категории и типы. Существующие подходы к изучению актуального членения предложения на современном этапе. Сущность и главные способы выделения ремы в английском предложении.

КУРСОВАЯ РАБОТА

"КОММУНИКАТИВНАЯ ЗАДАННОСТЬ И СТРУКТУРА РЕМАТИЧЕСКОГО ВЫЧЛЕНЕНИЯ В ВЫСКАЗЫВАНИИ"

Введение

Существование человека в обществе невозможно без осуществления процесса общения. Для полного понимания во время акта коммуникации важны не только общие фоновые знания собеседников, но и манера предъявления высказывания. Умение выделить главное, умение донести сообщение до собеседника, а также умение полностью понять суть услышанного связано, в первую очередь, с тем, насколько четко выражена мысль с помощью нужных слов и интонации. В связи с этим важным представляется изучение тема - рематического построения предложения.

Актуальное членение предложения – проблема, изучаемая лингвистами уже не одно столетие, однако актуальная до сих пор. Она тесно связана с другими областями языкознания, а также другими науками, например, логикой. Актуальность работы обусловлена интересом лингвистики к проблемам актуального членения предложения, способам его выражения и практической значимостью исследований в этой области.

Объект исследования в настоящей работе является тема-рематическая организация предложения.

Целью данного исследования является изучение основных способов передачи новой информации в предложении.

В соответствие с объектом и целью исследования были поставлены следующие задачи :

· рассмотреть понятие предложения;

· исследовать основные сентенциональные категории;

· изучить основные типы предложения;

· рассмотреть основные подходы к изучению актуального членения предложения;

· изучить основные способы выделения ремы в английском предложении.

Материалом исследования послужили предложения, полученные методом сплошной выборки из произведений английских и американских авторов.

Работа состоит из двух глав, введения и заключения, списка литературы. В первой главе изучается предложение и его основные категории и типы. Во второй главе проводится попытка анализа основных средств выделения ремы в предложении.

Методика анализа включает такие методы, как контекстуальный и ситуативный анализ, синтез, приём трансформации, приём перевода.

1. Предложение как основная единица коммуникации

1.1 Понятие предложения

Основой процесса познания в языке является принцип мысленного отражения. Результаты этого мысленного отражения выражаются в языковой форме. Язык является знаковой системой, которая отражает действительность опосредованно. В действительности все унифицировано и упорядочено: существуют предметы, которые являются нашими ориентирами в процессе мировосприятия. Этим предметам (объектам) присущи определенные признаки. Важно принять во внимание, что признаки неотделимы от объектов, то есть не существуют сами по себе.

Современное состояние общенаучной парадигмы позволяет видеть мир не просто как наполненное объектами пространство, но и определять взаимоположенность и взаимодействие объектов. Характер восприятия объекта и признака определяет способ связи признака и предмета. Специфика значений признака, свойства, предопределяет тесную комбинаторную связь класса прилагательных с именным элементом (существительным местоимением). На синтаксическом уровне эта связь может быть атрибутивной, либо предикативной. Любая из указанных синтаксических функций имеет своей целью сообщение о признаках предметов, явлений, лиц, а также включение данного объекта в класс предметов, разделяющих данный признак.

Основной формой представленности отношений окружающей действительности является предложение. Сложность, многоаспектность предложения затрудняют выработку его определения. Существует множество определений этой синтаксической единицы, к которым продолжают добавляться всё новые. Адекватное определение должно содержать указание на родовую принадлежность определяемого явления, и, вместе с тем, в нём должны быть отмечены те из множества присущих ему свойств, которые обуславливают специфику именно данного явления, составляя, таким образом, его сущность (Козлова, 2005, Ильиш 1971: 180). В широком смысле предложение – это любое высказывание, являющееся сообщением о чём-либо и рассчитанное на слуховое или зрительное восприятие. В узком смысле предложение – это имеющая в своей основе специальный абстрактный образец особая синтаксическая конструкция, организованная по законам данного языка и специально предназначенная для того, чтобы быть сообщением (Гак, 1977). Можно привести еще некоторые определения предложения: «The sentence is the immediate integral unit of speech built up of words according to a definite syntactic pattern and distinguished by a contextually relevant communicative purpose» (Блох 1983: 236), «Предложение – минимальная синтаксическая конструкция, используемая в актах речевой коммуникации, характеризующаяся предикативностью и реализующая определённую структурную схему» (Иванова 1981: 165).

Сложность определения предложения связана с тем, что предложение является сложным явлением, а также с тем, что понятие предложения объединяет в себе большое разнообразие различных конструкций. В связи с этим к определению предложения нужно подходить, учитывая его многоаспектный характер (Всеволодова, Дементьева, 1997).

Во-первых, в определении предложения должно быть указано на его принадлежность к числу коммуникативных знаков, способных служить передаче сообщения. Словосочетанию коммуникативная функция и интонационная оформленность не присущи. У предложения, есть свой автор и свой адресат. «Привязка» предложения к конкретной ситуации осуществляется с помощью средств, относящих описываемую ситуацию к тому или иному модальному и временному плану (синтаксические категории модальности и темпоральности). У каждого предложения имеется структурный минимум, исходная структура, которая может включать главные члены предложения (подлежащее и сказуемое), а также необходимые члены предложения (зависят от валентности глагола). Реализация валентностных связей слов приводит к появлению в предложении его второстепенных членов.

Содержательная структура предложения многоаспектна: как комплексная номинация описывает некое целостное положение дел; как предикативная единица выражает некое целостное суждение (как единство логического субъекта и соотносимого с ним логического предиката); как коммуникативно-информационная единица передаёт некое целостное сообщение о чём-то, которое вкладывается в ту или иную «упаковку» (как единство данного и нового, как единство определённого и неопределённого, как единство темы и ремы и т.д.), как коммуникативно-прагматическая единица включает в свой состав контекстно независимую часть (пропозициональную часть, или диктум) и контекстно обусловленную часть (прагматическую рамку, или модус).

Можно, соответственно, утверждать, что в одном и том же предложении совмещены несколько различных содержательных и формальных структур, а именно:

· Пропозициональная (пропозитивная, предикатно-аргументная) структура;

· Предикативная структура и субъектно-объектная структура;

· Актуализационные структуры, обеспечивающие «привязку» предложения к описываемой предметной ситуации и к ситуации высказывания (категории модальности, темпоральности, персональности, или личности – безличности, утверждения – отрицания и т.д.);

· Интенциональная (коммуникативно-прагматическая) структура.

Каждая их таких структур выступает в качестве способа организации передаваемой информации. Сосредоточение в этой единице множества разноплановых, но, тем не менее, собственно языковых характеристик, для выражения которых имеются соответствующие формальные средства, создаёт большие трудности для его исследователей. (Распопов 1981). По мнению Л. Теньера, с предложением мы покидаем сферу языка и вступаем в сферу речи. Такие особенности предложения делают его центральной единицей синтаксической системы, а, по мнению многих современных лингвистов, вообще центральной единицей языка (цит. по Иванова 1981).

Предложение принадлежит отдельному уровню языка – сентенциональному. Это уровень, который формируется единицами более низких более низких уровней – фонемами, морфемами, лексемами. Предложение, как единица сентенционального уровня, которое обладает определёнными характеристиками, которые позволяют выделить данный уровень. Одновременно с этим следует отличать предложение от словосочетания, которое относится к синтаксическому уровню. Словосочетание, это простейшая непредикативная (в отличие от предложения) единица речи, которая образуется по синтаксической модели на основе подчинительной грамматической связи – согласования, управления, примыкания двух или более знаменательных слов. Грамматически господствующее слово – главный член словосочетания, а грамматически подчинённое – зависимый. Словосочетание – наименование фрагмента внеязыковой действительности. В значении словосочетания совмещаются формально-синтаксические и семантико-синтаксические признаки (характеризующие совместимость грамматических и лексических значений со структурой отражаемых предметно-логических отношений). Словосочетания могут быть свободными и фразеологическими. Свободные словосочетания образуются в соответствии с регулярными и продуктивными правилами сочетаемости слов, их значение выводится из значений слов-компонентов (slovari.yandex.ru). Основное отличие предложения от словосочетания состоит в том, что предложение обладает тремя категориями, которые являются неотъемлемой его частью – это категории предикативности, модальности и отрицания. Рассмотрим эти категории подробнее.

1.2 Основные категории предложения

Большинство исследователей выделяют 3 основные категории предложения: предикативность, модальность и отрицание.

Предложение как языковое обозначение внеязыковой действительности должно быть актуализировано. Актуализация содержания предложения делает предикативность необходимым и неотъемлемым свойством каждого предложения.

Предикативность, как отмечается И.П. Ивановой, В.В. Бурлаковой в теоретической грамматике современного английского языка (Иванова 1981: 164–169), – самый важный признак предложения. Формы слов, организующие предикативную основу, называются компонентами структурной схемы, главными членами, предикативным центром. Грамматическим значением предложения является предикативность – категория, которая соотносит сообщение с тем или иным временным планом действительности. Так, структурная схема предложения обладает грамматическими свойствами, которые позволяют обозначить, что то, о чем сообщается, либо реально осуществляется во времени (настоящем, прошедшем, будущем), то есть имеет реальный временной план, либо мыслится как возможное, должное, желаемое, то есть имеет ирреальный план, или временную неопределенность.

Предикативность (англ. predicativity) – синтаксическая категория, определяющая функциональную специфику основной единицы синтаксиса – предложения. Это ключевой признак предложения, относящий информацию к действительности и тем самым формирующий единицу, предназначенную для сообщения. Выражая актуализированную отнесенность к действительности, предикативность отличает предложение от слова (ЛЭС 1990, 392). Понятие предикативности выполняет роль универсальной отмычки ко всем тайнам природы предложения и служит раскрытию посреднической роли предложения между мыслью и языком (Звегинцев 1976,158).

По А.А Шахматову, простейшая единица мышления, т.е. «простейшая коммуникация», состоит из сочетания двух представлений, приведенных движением воли в предикативную (т.е. вообще определяющую, в частности, зависимую, причинную, генетическую) связь» (Шахматов 1941, 19). Как мы видим, это скорее не определение, а указание той основы, которая используется для перечисления разных способов и типов связи слов в предложении. Тем не менее, определение А.А. Шахматова оказало большое влияние на разработку толкования предикативности.

Понятие предикативности как синтаксической категории складывается из следующих понятий: структурная схема, временной план сообщаемого и реальность / ирреальность сообщаемого. Главным средством формирования предикативности является категория наклонения. Понятие предикативности входит в состав понятий «предикативная связь», «предикативные отношения», которыми обозначают отношения, связывающие подлежащее и сказуемое, а также логического субъекта и предиката (Бабайцева 1983: 58).

Для исследования многих лингвистических явлений используется метод вариативности. Свойство вариативности способов обозначения присуще и синтаксическим единицам. Правда, здесь инвентарь возможных способов обозначения денотата конечен, и потому соотнесённость «денотат – обозначение» носит более жесткий характер. Для обозначения ситуации – это предложение как самостоятельная единица или как часть сложного предложения (The doctor has arrived. When the doctor arrived…), словосочетание (the doctor's arrival) исловокаккомпонентпредложения (the battle). Наиболее существенное различие между ними – предикативность, наличествующая в предложении и отсутствующая в словосочетании и слове. Соотнесённость последних с действительностью, их актуализация возможна лишь при употреблении их в составе или в качестве предложения (Иванова, Бурлакова, Почепцов, 1981).

Правда, отнесенность к действительности, пусть несамостоятельная, а через предложение, присуща и компонентам предложения. В предложении
I admired the beauty of the landscape каждое из знаменательных слов имеет реальный денотат в действительности. Поэтому можно утверждать, что отнесенность к действительности является свойством речи вообще, а не отдельного предложения, при этом, однако, следует иметь в виду, что отнесенность речи к действительности обеспечивается соответствующим свойством предложений, а не наоборот.

Предикативность может быть первичной и вторичной. Первичная предикация представлена полной предикативной линией, включающей субъект и предикат (Isawhimyesterday). Вторичная предикация присутствует в причастных, герундиальных и инфинитивных конструкциях. Она представляет собой результат преобразования двух простых предложений в одно. Например, в предложении Ihaveneverseenhimsmile можно проследить наличие двух предикативных линий. Первая представлена сочетанием Ihaveneverseen, вторичная предикативная линия скрыта в инфинитивном обороте – (him) smile.

Модальность является ещё одной категорией, отличающей предложение от единиц других уровней. Модальность – это понятийная категория, выражающая отношение говорящего к содержанию высказывания, целевую установку речи, отношение содержания высказывания к действительности. Модальность может иметь значение утверждения, приказания, пожелания, допущения, достоверности, ирреальности и др. Модальность выражается различными грамматическими и лексическими средствами: специальными формами наклонений; модальными глаголами (например, русскими: «может», «должен» и др.); другими модальными словами (например, русскими: «кажется», «пожалуй»; английскими: perhaps, likely); интонационными средствами. Различные языки грамматически по-разному выражают разные значения модальности. Так, английский язык выражает значение ирреальной модальности при помощи специального наклонения (т. н. Subjunctive II, например: If you had come in time we should have been able to catch the train), (slovari.yandex.ru). Модальный аспект предложения многопланов. Модальный план может выражаться с помощью наклонения глагола-сказуемого, модальных глаголов, модальных слов и других элементов. Основной модальный план представляет описываемую ситуацию как реальную / нереальную (Иванова 1981: 166).

Современный язык обладает значительным арсеналом средств модификации основного модального плана. Это, прежде всего, модальные слова и конструкции. Модальные значения, передаваемые такими средствами, образуют как бы второй слой модальных значений в смысловой структуре высказывания, так как они накладываются на грамматическую основу предложения, уже имеющего модальное значение.

Общее модальное значение, передаваемое наклонением глагола, может подкрепляться, усиливаться или, наоборот, ослабляться модальными значениями второго порядка:

(1) 'You certainly know how to do yourself well, Poirot' (Doyle).

(2) 'Perhaps you have seen her portrait in the papers' (Doyle).

(3) 'Maybe, with luck and economy, I can make a living as a writer?' (Doyle)

(4) Miller's not a very good driver really (Doyle).

Употребление модальных слов и конструкций вносит в модальное содержание предложения субъективную окрашенность. Вводные слова и конструкции показывают авторскую позицию ясно и отчётливо.

Модальные значения второго слоя (Иванова 1981: 167), показывающие характер реальности связи между предметом и признаком, заключается в усложнении структуры сказуемого путем внесения в нее элементов того или иного модального содержания:

(5) 'Не must have seen the light.' (Meredith)

(6) 'It was supposed to be a home for birds; […] (Meredith)

(7) 'I'll be sure to come.' (Meredith)

Последней рассматриваемой категорией предложения является категория отрицания. Категория отрицания демонстрирует, что отношения, установленные между компонентами предложения, не существуют в реальности с точки зрения говорящего (Козлова 2005: 140), или что говорящий отрицает правдивость пропозиции. Обычно отрицательные предложения являются оппозицией утвердительным. Поскольку категории предложения очень тесно связаны между собой, то часто отрицание включается в категорию модальности (Адмони 1979: 6–7).

На уровне предложения отрицание может выражаться грамматическими, лексическими и морфологическими средствами:

Не didn't understand me.

Не failed to understand me.

He misunderstood me.

Также следует говорить о полном и частичном отрицании, в зависимости от того, отрицается ли в предложении все действие, либо какой-то отдельный компонент: I didn't do it. I can help you but not today. (Козлова 2005: 142–143).

Отрицание – этот одна из категорий, которая свойственна всем языкам мира. Английский язык имеет характерные черты в отличие от русского: предложения в английском языке имеют только одно отрицание. Отрицание может выражаться:

1. отрицательными словами (not, no, nothing, never)

2. отрицательными префиксами (impossible, unknown, illegal)

3. отрицательной формой глагола (Idon’twant)

4. может быть компонентом значения слова (отказаться, fail)

5. может быть компонентом целого предложения (Onthecontrary!)

При определении предложения, как языкового явления, также существует необходимость учитывать все компоненты структуры предложения, для этого нужно принимать во внимание содержание, структуру и практическую необходимость использования и построения предложения.

1.3 Типы предложений по цели высказывания

предложение английский членение рема

Одной из основных функций языка является функция общения – человек ежедневно сообщает кому-либо определённую информацию, запрашивает информацию, побуждает кого-либо к действию своим высказыванием. В связи этим можно сказать, что человек строит предложение с определённой целью. Именно учёт этой цели является основным критерием при классификации предложений по цели высказывания.

По цели высказывания предложения могут быть повествовательные, вопросительные, побудительные.

Повествовательные предложения выражают какое-либо сообщение:

Не gave me a strange look. I was surprised to see him.

Обычно повествовательные предложения в английском языке характеризуются прямым порядком слов, при котором сказуемое следует за подлежащим.

Вопросительные предложения заключают вопрос, адресованный собеседнику с целью получения на него ответа:

How old is he? Do you know her?

В образовании вопросительного предложения принимают участие лексические, синтаксические и интонационные средства. К лексическим относятся вопросительные местоимения или наречия. К синтаксическим средствам относят вопросительные частицы типа разве, неужели, ли и порядок слов, который определяют как «зеркальный» по отношению к порядку слов в повествовательном предложении. Вопросительные предложения характеризуются изменением порядка слов – подлежащее уходит на второе место. Особенностью интонации вопросительного предложения является повышение основного тона на вопросительном слове или на реме, если вопросительные слова отсутствуют.

Повествовательные и вопросительные предложения можно было бы объединить в некоторую подгруппу, так как они имеют между собой то общее, что их можно рассматривать как синтаксические предложенческие конструкции, отражающие две стороны речевой коммуникации, связанные с выдачей и получением информации. Вопросительное предложение –запрос отсутствующей у автора предложения информации. Повествовательное предложение – сообщение информации.

Отношения между повествовательными и вопросительными предложениями сложнее, чем это можно предполагать, исходя из данной им выше общей характеристики. Вопросительное предложение представляет собой не «чистый вопрос», а всегда несет и определённую положительную информацию. Предложение 'Why do you ask that?' содержит неявное сообщение: You ask that. С другой стороны, повествовательные предложения могут быть в разной степени информативны в целом и в разных своих частях. Например, повествовательное предложение как ответ на вопрос может дублировать положительную часть последнего, и соответствующая часть повествовательного предложения не несет новой информации, т.е., по существу, неинформативна:

(8) 'What was he?' 'Не was in the gas works.' (J. Joyce)

Побудительные предложения выражают просьбу или приказ говорящего с целью побудить собеседника к какому-л. действию: Принесите мне воды, пожалуйста; Отвечайте немедленно; Пусть он отвечает за свои поступки сам и т.п.

В грамматических описаниях повествовательные, вопросительные и побудительные предложения обычно исчерпывают классификацию предложений по «коммуникативной установке». Приведённый выше материал показывает, что, во-первых, такая классификация неполная, во-вторых, несмотря на содержательно-ориентированные названия типов, эта классификация по существу структурная (Иванова 1981: 174). Ведь, например, побуждением к действию может служить и повествовательное и вопросительное предложения и, тем не менее, они не включаются в побудительные предложения, а остаются тем, чемони являются по строению и определяемому строением содержанию (Иванова 1981, Козлова 2005). В таких случаях предложение может быть повествовательным по структуре, но побудительным по своему коммуникативному намерению, например: Лена, дома нет хлеба.

В качестве существенного дифференцирующего средства выступает также интонация, играющая особенно важную роль в построении общих вопросов. Одним лишь изменением интонации повествовательному по всем остальным признакам предложению придается значение вопросительного предложения:

(9) 'It may be serious?' (С.P. Snow).

Интонационными средствами высказыванию каждого из рассмотренных типов предложений может быть придана особая эмоциональность. Предложения в этом случае становятся восклицательными. Таким образом, восклицательность является факультативным признаком предложения, при этом не структурной природы. Постоянная ассоциация некоторых типов предложений с восклицательностью – во многом следствие пунктуационной традиции, согласно которой восклицательным знаком обычно снабжаются на письме побудительные предложения, вокативы и некоторые другие типы предложений. Если представить реальное произнесение таких предложений, то можно увидеть, что они далеко не всегда эмоциональны, далеко не всегда произносятся с особой высотой или силой голоса. Поэтому употребление / неупотребление восклицательного знака во многих случаях – простая условность (Иванова 1981: 174).

Таким образом, классификация предложений по цели высказывания представляет определённую сложность. Анализ примеров показывает, что как повествовательное предложение, произносимое с целью сообщения информации, так и вопросительное предложение, имеющее целью запрос информации, могут быть побудительными и восклицательными.

1.4 Типы предложений по структуре

Структура предложения представляет собой ещё одну проблему, широко изучаемую в лингвистике.

По своей структуре предложения могут быть простыми и сложными. Минимальная единица, способная к выражению предикативности, – простое предложение. Оно характеризуется особой синтаксической и семантической структурой, особым порядком слов, интонационной моделью. Все эти признаки отличают простое предложение от единиц меньшей длины – слова и словосочетания (Богданов, 1988). Простое предложение состоит из подлежащего и сказуемого. Если главные члены предложения выражены минимально возможным числом слов, предложение является нераспространенным, если же они выражены развернутыми конструкциями или если в составе предложения есть обстоятельство, относящееся по смыслу к предложению в целом, предложение называется распространенным. Количество второстепенных членов предложения зависит от валентности центральной единицы предложения – глагола. В соответствии с теорией Л. Теньера, в предложении глагол является центром, который «открывает» места для других членов предложения, некоторые из них являются обязательными для раскрытия смысла глагола (актанты). Так же существуют члены предложения, передающие дополнительную информацию (сирконстанты).

В любом языке можно выделить строго ограниченное число структурных схем, в соответствии с которыми строятся простые нераспространенные предложения. Самой простой формой предложения является элементарное предложение, которое включает только подлежащее, сказуемое и обязательные члены предложения, которые обусловлены валентностью глагола.

Традиционно всех сложные предложения делятся на сложносочиненные и сложноподчиненные (основанные на двух типах связи – сочинении и подчинении). Обычно под сочинением предложений понимают сочетание (посредством сочинительных союзов – соединительных, противительных, сопоставительных и разделительных) двух или нескольких предложений, объединенных ритмически и мелодически, равноценных в грамматическом отношении, но все же самостоятельных; подчинением жепредложений называют такое сочетание (посредством подчинительных союзов и относительных слов) предложений, при котором одно из сочетающихся предложений, называемое придаточным, или выполняет функцию какого-нибудь члена другого (главного) предложения, или находится по смыслу и по грамматическим отношениям в зависимости от другого (главного) предложения.

Существует точка зрения, что «обычное деление всех сложных предложений на сложносочиненные и сложноподчиненные страдает некоторою искусственностью» и не отражает «живого разнообразия языка» (Всеволодова, Дементьева, 1997). Во многих случаях сочинение, т.е. связь предложений на началах «равноправия», взаимной независимости, и подчинение, т.е. связь предложений на основе зависимости одного из них от другого, сближаются и даже взаимно переплетаются.

Встречаются случаи, когда кажущееся сочинительным предложение при более глубоком анализе содержит элементы подчинения. Вместе с тем, в подчинении обнаруживаются и элементы сочинения. Поэтому можно сказать, что в относительном подчинении этого типа есть элементы сочинения, а в синонимичном с ним присоединительном сочинении налицо элементы подчинения (Попова, 2001). Таким образом, провести грань между сочинением и подчинением иногда бывает сложно.

Необходимо разграничивать собственно предложение, соответствующее отдельному высказыванию, и так называемое элементарное предложение (клаузу – clause), которое соответствует всякому отдельному сказуемому (Гладров, 1984). Придаточное предложение (I don't know when he will do it.) или инфинитивный оборот (He promises to do it.) являются примерами клауз. Клауза, включающая в себя хотя бы одну зависимую клаузу, называется сложной; если при этом сказуемые обеих клауз выражены независимыми формами, сложная клауза называется сложным предложением, а зависимая клауза в ее составе – придаточным предложением. Образование сложных клауз, как и сложных синтаксических единиц других видов, осуществляется сочинением либо подчинением; соответственно, сложные клаузы называютсясложносочиненными либо сложноподчиненными предложениями (Кибрик, 1992).

Для обозначения сочинения и подчинения предложений используются союзы. Придаточные предложения могут вводиться либо обстоятельственными союзами (how, when, while, until, if etc.), либо дополнительными союзами (that, what). Придаточное предложение может быть и относительным (Лещенко 1988: 32), т.е. определением к существительному; в таком случае употребляются союзные слова, которые одновременно выражают значение члена предложения и союза: Вот человек, которого я не понимаю.

Нефинитными называются зависимые клаузы, сказуемые которых представляют собой особую форму глагола, обычно не выступающую в качестве сказуемого предложения; такая форма также называется неличной. Кихчислуотносятсяинфинитивныйоборот (Не was invited to have dinner with us); деепричастныйоборот (Paying no attention to him he crossed the room); причастныйоборот (The girl eating the cake was not familiar to me) (Сусов, 1975).

Структура предложения определяется грамматическими свойствами входящих в него слов, прежде всего их способностью сочетаться с другими элементами. Например, сочетаемостный признак глагола в личной форме состоит в том, что при нем может быть выражено подлежащее; сочетаемостный признак переходного глагола – в том, что при нем требуется прямое дополнение и т.д. Связи между словами и синтаксическими группами в предложении выражаются с помощью согласования, управления и примыкания (Распопов, 1981). Смысловым центром предложения обычно является сказуемое, выраженное глаголом.

Выводы по главе I

1. Предложение представляет собой сложное явление языка, при определении которого необходимо учитывать три аспекта: форму, значение и функцию.

2. Основными категориями предложения являются предикативность, модальность и отрицание.

3. Коммуникативная интенция говорящего определяет структуру построения предложения. Соответственно, предложение может быть повествовательным, вопросительным и побудительным. Также встречаются случаи несоответствия структуры предложения цели высказывания.

4. Для комплексного изучения предложения как основной единицы языка и основного способа репрезентации знания об окружающей действительности предложение должно рассматриваться с точки зрения трех аспектов: структурного, семантического и функционального.

2. Структура рематического вычленения в предложении

2.1 Тема и рема как элементы актуального членения предложения

В процессе общения собеседники обмениваются высказываниями с определенной целью. Часто для выделения важной или новой информации человек пользуется разнообразными языковыми средствами. Различные смысловые различия могут передаваться также с помощью актуального членения предложения, а точнее – расположением новой и известной информации в предложении относительно друг друга.

Понятие актуального членения предложения рассматривается в трудах многих лингвистов. Впервые это понятие было разработано в трудах Пражского лингвистического кружка в 1930-е годы для описания функциональных компонентов повествовательного предложения. Согласно этой теории, каждое предложение является носителем определённой информации. Однако в процессе общения новая информация может быть понятна слушающему, только если она опирается на его предшествующие знания предмета. Поэтому полная информативная структура предложения бинарна: она включает известную часть, называемую темой, и ядро информации, называемое ремой. (www.krugosvet.ru)

Актуальное членение предложения исследуется с разных теоретических позиций. Концепция о семантической (смысловой) природе актуального членения предложения (Я. Фирбас, Ф. Данеш и др.) отдает приоритет в определении темы и ремы фактору известности / неизвестности, что иногда приводит к неоднозначным толкованиям актуального членения конкретного предложения в контексте. Концепция о синтаксической природе актуального членения предложения (К.Г. Крушельницкая) допускает его отождествление с синтаксическими категориями из-за выражения темы и ремы с помощью грамматических средств языка (но иногда – только контекста). Концепция о соответствии актуального членения структуре логического суждения (Л.В. Щерба, В.В. Виноградов) получила развитие в теории о логико-грамматическом членении предложения (В.З. Панфилов) – о выражении различными синтаксическими средствами языка логических субъекта (темы) и предиката (ремы). К этой концепции примыкает и Матезиус, отождествляющий тему (основу) и рему (ядро) с психологическими (логическими) субъектом и предикатом.

Тема определяется как исходная часть предложения, одно из двух основных понятий актуального членения предложения, при котором предложение делится в речи по смыслу на исходную часть, данное и то, что говорится о ней, – новое. Тема, по Матезиусу, не сообщает новой информации, но является необходимым элементом связи предложения с контекстом. Тема во многих случаях совпадает с подлежащим, но возможно и любое другое её выражение. В письменной речи тема обычно отделяется посредством тире (или не отделяется), в устной речи во многих языках тема выделяется посредством интонации. В русском языке тема помещается чаще в начале высказывания. Во многих языках существуют особые морфологические или синтаксические показатели темы. (slovari.yandex.ru)

Под ремой (от греч. rhema – слово, изречение, буквально – сказанное) в теории актуального членения предложения понимается один из двух основных компонентов высказывания. Рема, или ядро, – то новое, что сообщается в предложении, один из его смысловых центров. Выделение ремы может осуществляться несколькими способами:

· посредством порядка слов,

· в некоторых языках (славянских, герм и др.) – интонацией,

· особыми синтаксическими конструкциями или морфологическими средствами.

В русском языке рема помещается обычно в конце фразы. При изменении этого порядка ударение фразы сдвигается и в усиленной форме падает на рему. (slovari.yandex.ru)

Тема и рема – не единственные термины, используемые в лингвистической теории для обозначения исходной и новой части высказывания. В некоторых теориях функционального членения предложения тема и рема называются, соответственно, топиком (topic) и фокусом (focus), или топиком и комментарием (comment). (Чейф) Информативный аспект предложения называется по-разному: логико-коммуникативная структура, актуальное членение, динамическая перспектива предложения, эмфатизация и др. Также существуют следующие термины, обозначающие элементы актуального членения: логический субъект и предикат, психологический субъект и предикат, новое и данное, основа и ядро, thиme и propos (Балли), тема и рема. Эти ряды терминов нередко рассматриваются как синонимы.

Тема и рема являются коммуникативными членами предложения, компонентами его актуального членения. Поскольку мысль следует от известного к неизвестному, обычно рема следует за темой. Это – нейтральный порядок коммуникативных членов. Элементы актуального членения – тема и рема – в простом двусоставном предложении обычно совпадают с синтаксическими главными членами, причем тема по своей глубинной природе субстантивна, тогда как рема – глагольна, предикативна. Тематическая часть предложения содержит то, что является предметом высказывания, рематическая - то, что о нем сообщается. Нетрудно видеть, что такая характеристика темы и ремы предложения близка к традиционному логико-содержательному определению главных членов предложения, подлежащего и сказуемого. Их сближение не случайно. Часто именно группа подлежащего (естественно, в условиях её лексической полноценности: это не может быть формальное подлежащее) является коммуникативной темой высказывания (Т), а группа сказуемого – его ремой (R). Распространённость такого соотношения легко объяснима. Ведь формы языка имеют своим функциональным назначением обеспечение как формирования, так и передачи человеческой мысли. Эффективность функционирования языка была бы в значительной степени снижена, если бы форма и содержание постоянно или даже часто находились в противоречии. Если рема предшествует теме, образуется эмфатический (эмотивный) порядок коммуникативных членов. Такой порядок обычно используется с целью привлечения внимания к определённой части высказывания (например, в случаях, если требуется акцентировать внимание на обстоятельстве места или времени и т.д.).

Собеседники черпают информацию, необходимую для понимания данного предложения в ситуации или в контексте. Обычно предложение опирается на предшествующий контекст. В таких случаях часто случается так, что рема предшествующего предложения становится темой последующего. За счет этого в тексте достигается связанность повествования. Поэтому в некоторых случаях понимание «вырванного» из контекста предложения может составлять определённую сложность. И только в исключительных случаях воспринимается вне контекста (например, лозунги, объявления). Но и здесь оно соотносится с ситуацией.

Сложность анализа темарематической организации предложения связана с его контекстной зависимостью, с возможностью локализации факторов, определяющих темарематическое членение, за пределами языка. Одно и то же предложение, даже простейшего двучленного состава, может по разному интерпретироваться в темарематическом плане.

Приведем пример.

Если преподаватель видит, что группа на занятии в неполном составе и в ответ на его слова I see someone is absent today. (Who is absent?) получает ответ Petrov is absent, то тему этого высказывания составит is absent, а рему – Petrov, поскольку по существу сообщаемое – это The one who is absent today is Petrov. В иной ситуации, в ином диалогическом тексте распределение может быть иным. Так, если предложение Petrov is absent поступает из аудитории в качестве речевой реакции на высказывание преподавателя Today I'm going to ask Petrov, то в нем тематично подлежащее Petrov и рематично сказуемое is absent. Таким образом, две реализации единого предложения предстают как: Petrov (R) is absent (T) и Petrov (T) is absent (R). В тоже время суждение, передаваемое этими двумя актуализациями предложения, если их рассматривать в терминах предикатной логики (здесь это суждение определения), является неизменным, поскольку структура «субъект – связка – предикат» осталась неизменной, субъект и предикат совпадают в обоих предложениях. (Иванова 1981)

Дихотомическая коммуникативная структура предложения не является обязательной во всех случаях, так как возможны однословные предложения (например, в пьесах возвещение слуги о прибытии гостя – рема) и рематичность или тематичность всего состава многочленного предложения, например, (рематично все предложение:

(10) It was drizzling and rather cold. (D. Lessing),

открывающее абзац). В данном предложении «it» – формальное подлежащее, не передающее уже известную информацию. На этом основании мы можем утверждать, что предложение состоит из одной только ремы.

Для целей грамматического описания наибольший интерес представляют языковые средства, с помощью которых сигнализируется темарематическая организация предложения. Средства эти многообразны:

а) интонация,

б) порядок слов,

в) синтаксические конструкции,

г) лексические средства.

Все это, однако, дополнительные средства, в том смысле, что это средства специального подчеркивания, выделения, несущие печать логической и (нередко) эмоциональной эмфазы. Нормально же, для подавляющего большинства реализуемых предложений средством темарематической организации предложения является распределение состава предложения между подлежащим и сказуемым и, соответственно, вынесение в позицию подлежащего того имени или именной группы, которой придается статус темы. То, что задаваемое нормами языка распределение может изменяться под влиянием ситуации или контекста, не придает последним статуса основного фактора. Ситуации и контекст – могучее средство нейтрализации любых системно-языковых оппозиций, в том числе не только грамматических, но они лежат вне системы языка. Они не могут быть центральными в грамматической системе и, соответственно, в грамматическом описании. Кратко остановимся на некоторых аспектах названных выше средств маркирования темарематического членения. (Иванова 1981)

Интонационное выделение позволяет придать рематичность в иных условиях обычно тематичному подлежащему:

(11) 'Gerald was standing then in the doorway.

В данном предложении один из компонентов интонационного оформления речи – логическое ударение – приходится на подлежащее, тем самым выделяя его как новую часть высказывания. Также с помощью ударения в качестве ремы можно выделить один член из группы сказуемого, как в следующем примере:

Gerald was 'standing then in the doorway.

При этом при переносе ударения на другой элемент подлежащее уже будет восприниматься как исходная часть предложения. Подобным образом в данном предложении любая его часть может быть превращена в рему путём интонационного выделения:

Gerald was standing 'then in the doorway.

Gerald was standing then in the 'doorway.

Помещение в начало предложения синтаксических элементов, нормально не занимающих такого положения также может поменять структуру темарематического членения предложения и сделать их тематичными. Это может быть, например, дополнение:

(12) That Iknewwithabsolutelucidity. (С.Р. Snow)

(13) All this Mr. Huxter saw over the canisters of the tobacco window…, (H.G. Wells), обстоятельство:

(14) The patient is sleeping heavily. Near her, in the easy chair, sits a Monster (G.B. Shaw)

(15) The spring of 1879 was unusually forward and open. Over the Lowlands the green of yearly corn spread smoothly, the chestnut spears burst in April, and the haw-thorn hedges flanking the wide roads which faced the countryside, blossomed a month before. (A.J. Cronin)

Наоборот, смещение подлежащего в конечную позицию делает его рематичным:

(16) 'And then came a curious experience.' (H.G. Wells)

(17) Finally Woltz led him to a stall which had a bronze plaque attached to its outside wall. On the plaque was the name 'Khartoum'. (M. Puzo)

Сказуемому в предконечной позиции в связи с таким смещением может предшествовать there:

(18) Over the chairs and sofa there hung strips of black material, covered with splashes like broken eggs, […] (K. Mansfield).

Предложения с инверсивным расположением главных членов (с рематическим подлежащим) могут быть подвергнуты дальнейшей категоризации с учётом семантики глагола. Они составляют частный случай экзистенциальных предложений, для которых вообще характерна рематичность подлежащего (наиболее распространённые среди них – предложения с there is).

Приведённый материал показывает, что расхожее утверждение о несущественности порядка слов как средства рема-тематической организации предложения в английском языке мало основательно. Скорее можно утверждать обратное. На общем фоне фиксированного порядка слов более значимыми оказываются отклонения от обычного.

Следующим средством выделения рема в предложении являются определённые синтаксические конструкции. Синтаксические конструкции, служащие задачам рематизации предложенческих элементов, включают построения с начальным here/there, построения типа It is … X that/who … и т. П.

С помощью первых достигается рематизация подлежащего:

(19) ‘Now, Miss Foster, we have three models. There's the Olympus, the new deluxe. Then there's the Diana – bigger and better than Dors?' (H.E. Bates)

Конструкции «itis… Xwho…» дают возможность рематизировать любой член предложения, кроме сказуемого: ItwasNwho … It was N2 (that) N1 told me about, например:

(20) It was in such moments that I faced the idea of suicide. (C.P. Snow) и т.д.

Введение в конструкцию дополнительных элементов также помогают акцентировать внимание ан новой информации. Например такие слова, как only, almost, atleastи т.п., будучи используемыми в присущей им выделительной функции, являются вместе с тем сигналами рематичности:

(21) 'The train only stays in the siding for a minute or so, ' Celia said. (P. Abrahams)

(22) Just for a moment Crawford was at a loss. (C.P. Snow)

В последнем примере введение дополнительного элемента just происходит изменение первичного порядка слов в предложении.

Обычная тематичность подлежащего определяет распространённость его выражения элементами с признаками определённости: собственными именами, местоимениями, существительными с определённым артиклем и другими показателями определённости. Поскольку, однако, в позиции тематического подлежащего возможны имена с неопределённым артиклем и его функциональными эквивалентами и, наоборот, в позиции ремы свободно употребляются существительные с определённым артиклем и другими показателями контекстно-независимой определённости, в целом артикль и его функциональные эквиваленты нельзя рассматривать как важнейшие показатели тематичности / рематичности. (Иванова 1981)

В силу сказуемостного характера личный глагол обычно рематичен. Степень его рематичности, однако, неодинакова и зависит от его семантической «полноты» и наличия / отсутствия зависимых элементов, особенно именной природы. Общая закономерность такова: снижение лексичности глагола означает снижение его роли как рематического элемента и наоборот. Крайние позиции здесь представлены полнозначными глаголами ненаправленного действия (The door opened. (J. Lindsay), с одной стороны, и связочными глаголами, с другой. Возможны, однако, и тематические глаголы. Тематичность глагола может быть независимой от контекста, когда глагол является семантически мало информативным, например:

(23) A long silence followed. (J. Lindsay)

Одна и та же предложенческая позиция в тексте может быть замещена таким предложением и безглагольным назывным предложением (ср. A long silence). Тематичность глагола-сказуемого может быть контекстно обусловленной, например, в ответных репликах, в которых глагол-сказуемое лексически дублирует соответствующий элемент реплики-стимула:

(24) 'Do you want to make money, Lewis?' 'I want everything that people call success.' (C.P. Snow)

Высказанное основоположником теории тема-рематической организации предложения В. Матезиусом замечание о возможности квалификации некоторых элементов как соединяющих исходный пункт высказывания с его ядром получило дальнейшее развитие в работах Я. Фирбаса, в его учении о трихотомическом составе предложения-высказывания, согласно которому в предложении-высказывании, кроме тематических и рематических, имеются транзитивные элементы. В качестве транзитивного элемента обычно рассматривается глагол. Поскольку речь идет о содержательной стороне предложения, то обладающий лексическим содержанием глагол не может получать квалификацию элемента, лежащего вне темарематического членения. Он принадлежность либо темы, либо ремы предложения. Чисто связочной функции у него не может быть, поскольку темарематическое членение есть членение содержания. Однако, как рематический элемент глагол-сказуемое может быть по своему содержанию менее важным, менее весомым в том, что сообщается в предложении, чем вводимые через него дополнения и обстоятельства. Таким образом, рематичность, как и тематичность, может градуироваться, может быть большей или меньшей степени. (Иванова 1981)

2.2 Способы выделения темы и ремы

С лингвистической точки зрения наибольший интерес представляет

сопоставление различных языковых средств, которыми может быть выражено соотношение между основой и ядром сообщения, и выявления среди них наиболее характерных для данного языка

Рассмотрим способы выделения темы и ремы подробнее.

В каждом языке существуют определенные средства, дающие возможность сигнализировать «актуальное членение» предложения в тех случаях, когда оно не совпадает с синтаксическим членением предложения. Применительно к английскому языку такими средствами являются (Бархударов 1966):

1) Порядок слов.

Компоненты актуального членения распознаются в основном по позиции в предложении: обычно тема помещается в начале предложения, рема – в конце. Прямой порядок следования «тема – рема» преобладает и именуется прогрессивным, объективным, неэмфатическим. Обратный порядок «рема – тема» встречается достаточно редко и называется регрессивным, субъективным, эмфатическим. Он может быть обусловлен необходимостью позиционной контактности ремы с соотносимым членом предшествующего предложения, ритмом, желанием говорящего скорее высказать главное. В этом случае рема распознается по контексту – путем вычитания из состава предложения самоочевидной темы, обычно опускаемой или отодвигаемой в конец. Например: Вопрос хочу Вам задать. Как он Вам показался? – Старик он уже. Это нетипичные, редко встречающиеся конструкции. Во многих случаях отклонение от обычного порядка слов в английском предложении (подлежащее – сказуемое) объясняется именно потребностями выражения «актуального членения» предложения, несовпадающего в этих случаях с членением предложения по НС. Так, вынесение на первое место в предложении, в положение перед подлежащим, приглагольного адъюнкта – дополнения или расширения – часто имеет место в тех случаях, когда этот выносимый на первое место элемент является в предложении выразителем логического субъекта:

(25) Ransie Bilbro drew a small tobaccobag from his trousers pocket. Out of this he shook upon the table a fivedollar note. (O. Henry).

(26) He wrote two letters. One he put in his pocket, the other he handed to the valet. (O. Wilde).

(27) «Her dress was brown, rather darker than coffee colour… Her gloves were greyish, and were worn through at the right forefinger. Her boots I didn't observe.» (A. Conan Doyle)

(28) She remembered the phrase. It had pleased her. Of the threat she said nothing. (O. Wilde)

(29) It also appears in reply to a question such as «Who’s there?» To this question the normal response in most dialects is «me». (A. Hill).

(30) By predictability is meant systematically describable occurrence. (ib.).

Другим случаем применения необычного порядка слов в целях выражения «актуального членения» предложения является использование инверсии в целях выделения подлежащего как выразителя логического предиката:

(31) Followed five minutes of acute misery. (J. Galsworthy).

(32) In the centre of the room stood a glass table on iron legs. (G. Elliot).

(33) Woven into it was a mystery. (M. Catto).

(34) Francis took the slip of paper. Written on it was an address in Greek Street. (ib.).

(35) In the morning were the manoeuvres. (D. Lawrence).

2) Конструкцияспредваряющим there. В случае употребления этой конструкции лексическая часть подлежащего (существительное, субстантивное словосочетание, местоимение или местоименное словосочетание) находится в положении после сказуемого и тем самым, как и в предыдущем случае, выражает логический предикат суждения (Бархударов 1966). Примеры см. выше, где был дан анализ конструкции с предваряющим there.

3) Артикли. В случае если подлежащее или ядро подлежащего употребляется с неопределенным или нулевым артиклем, то обычно это подлежащее является выразителем логического предиката суждения. Ср. следующие английские предложения с их русскими переводами:

(36) Thedooropenedandamanandawomanentered. (Wilson). Дверь открылась, и в комнату вошли какой-то мужчина с дамой.

(37) An idea struck her. (Jerome). Ей пришла в голову новая идея.

(38) In a few minutes, a youth appeared in the distance… (Hardy). Спустя несколько минут вдали показался юноша.

(39) Vacation was approaching. (Twain). Приближалиськаникулы.

Артиклевая детерминация особенно отчетливо проявляется при сравнении одинаковых предложений (за исключением артикля), например: A boy entered the room и The boy entered the room. В первом предложении существительное boy – рема сообщения; оно предполагает наличие последующего контекста, в котором сообщалась бы дополнительная информация о впервые упомянутом мальчике. Во втором предложении существительное boy – тема сообщения; предполагается существование некоторого предшествующего контекста, в котором о мальчике было уже сказано. Поэтому вопрос, на который данное предложение могло бы быть ответом, формулировался бы следующим образом: What did the boy do?

4) Частицы. Одной из функций частиц в английском (как и в русском) языке является выделение в предложении слова, выражающего логический предикат суждения; так, в нижеследующих предложениях подлежащее выражает предикат суждения, что сигнализируется примыкающей к подлежащему частицей:

(40) Only a dream can call it up again in all its fury, rage and passion. (Dickens).

(41) Even the women were aroused to action. (Cronin).

(42) He alone of all the crew had not had a day’s illness in port. (Conrad).

(who

5) Особая конструкция it {be}… {which

{I that.

Эта характерная для английского языка конструкция используется для выделения в предложении любого слова или группы слов как выразителей предиката суждения. Конструкция эта как бы «вдвигается» в предложение, окружая выделяемое слово или группу слов, которые одновременно выносятся в положение, предшествующее всем остальным словам в предложении:

(43) Bosinney first noticed her, and asked her name. –> It was Bosinney who first noticed her, and asked her name. (Galsworthy).

(44) His splendid dream arose for Ruth.-> It was for Ruth that his splendid dream arose. (London).

(45) He gained there his reputation as a missionary preacher. → It was there that he gained his reputation as a missionary preacher. (Voynich).

(46) He saw his master’s face rarely. → It was rarely he saw his master’s face. (Lawrence).

(47) The sharpest distinctions between conjunctions and the related classes are found in distribution.–> It is in distribution that the sharpest distinctions between conjunctions and the related classes are found. (Hill).

6) Интонационное выделение. Иногда единственным языковым средством выявления слова, выражающего логический предикат в суждении, является интонационное выделение посредством т. н. «фразового» или «логического» ударения. Это средство, правда, относится целиком к области устной речи; на письме, однако, в некоторых случаях оно находит отражение в виде шрифтового выделения данного слова (обычно при помощи курсива), напр.:

(48) «I ought to have done it,» he whispered. «I ought to have done it months ago.» (Wells).

Тематичность подлежащего при разноролевом его содержании может достигаться пассивизацией предложения. Приведённые ниже предложения отражают одну и ту же ситуацию, но в каждом из них темой, т.е. предметом сообщения, оказывается разный участник ситуации (Иванова 1981):

John (T) gave a book to Mary (R) Mary (T) was given a book by John (R) A book (T) was given to Mary by John (R)

Таким образом, мы видим, что английский язык использует для выделения членов «актуального членения» предложения самые разнообразные средства; при этом, как правило, не в отдельности, а совместно, в комбинации друг с другом (напр. для выделения подлежащего предложения как выразителя логического предиката, т.е. как «нового» или «центра сообщения», в предложении In the centre of the room stood a table применены одновременно порядок слов – инверсия, неопределенный артикль и, в устной речи, интонационное выделение). Но вывод из этого может быть только один: единицы актуального членения предложения («данное» и «новое» или «тема» и «рема» и т.д.) не могут считаться синтаксическими (и тем самым, вообще грамматическими) единицами. Действительно, нельзя считать грамматической категорией логическое понятие, не имеющее постоянного, единого формального средства выражения и находящее выражение в целом конгломерате самых различных языковых средств – грамматических, лексических, интонационных (Бархударов 1966). Любой язык обладает совокупностью средств, дающих ему возможность выражать любые категории общечеловеческого мышления; но грамматическими эти категории могут быть признаны только при условии наличия постоянного и единого формального средства выражения этих категорий. В любом языке находят свое выражение такие общечеловеческие понятия как количество, качество, время, пространство и пр.; но лишь там, где в языке есть постоянное и единое формальное средство выражения этих понятий (напр. морфема времени у предикативных форм глагола), можно говорить о наличии соответствующих грамматических единиц. Конечно, английский, да и всякий иной язык имеет в своем распоряжении достаточное количество средств, обеспечивающих ему возможность выражения членения логического суждения, т.е. выражения логического субъекта и предиката в тех случаях, когда они не совпадают с синтаксическими единицами – подлежащим и сказуемым предложения. Однако это еще не означает, что мы можем говорить о наличии в языке грамматических, а именно синтаксических категорий (типа «данное» и «новое»): для этого не больше оснований, чем для утверждения о существовании в английском языке напр. «грамматической категории количества» на том основании, что английский язык обладает системой средств, грамматических и лексических (формы числа существительного и глагола, числительные, местоимения количественного значения, артикли, существительные с лексическим значением количества, «счетные наречия» и пр.), дающих ему возможность выражать значение количества. В этом случае мы с неизбежностью придем к выводу о том, что во всех языках имеется одна и та же система грамматических категорий, ибо все языки, безусловно, имеют средства, дающие им возможность выражения универсальных, общечеловеческих категорий мышления. Но такой подход неизбежно приведет к нивелированию специфики грамматического строя языков, к замене индивидуальных грамматик конкретных языков универсальной «логической» грамматикой. Вряд ли есть необходимость доказывать ошибочность такого подхода (Бархударов 1966). Все языки имеют средства выражения общечеловеческих, универсальных категорий логического субъекта и предиката – однако грамматическими единицами мы можем признать лишь те из этих средств, которые отличаются постоянством и единством формального выражения, т.е. только синтаксические понятия подлежащего и сказуемого (точно так же, как грамматическим средством выражения количества могут быть признаны только такие формально выраженные категории, как число существительного и глагола).

Рассмотрение вопроса о т. н. актуальном или логико-коммуникативном членении предложения имеет первостепенное значение для такой отрасли прикладного языкознания как лингвистическая теория перевода: именно в силу того, что эта отрасль, как мы уже указывали, интересуется языковыми единицами исключительно с функциональной точки зрения, то есть подходит к ним со стороны выражаемого ими содержания безотносительно к конкретной лингвистической (грамматической или лексической) природе рассматриваемых единиц. Неслучайно одним из основных требований, предъявляемых к адекватному переводу, является как раз требование сохранения неизменности актуального членения предложения (за исключением особых, контекстуально обусловленных случаев), что было бы немыслимо, если бы это членение предложения имело чисто синтаксическую, а не логико-семантическую природу; ср. немыслимость требования напр. сохранять при переводе неизменным членение предложения на подлежащее и сказуемое, которое в процессе перевода как раз весьма нередко подвергается трансформации (Бархударов 1966).

Именно с точки зрения теории перевода представляется особо интересным тот факт, что в английском языке, по сравнению с русским, синтаксическое членение предложения на подлежащее и сказуемое гораздо чаще совпадает с «актуальным членением» предложения. Этот факт, объясняемый более твердым порядком слов в предложении английского языка с его тенденцией к поддержанию последовательности «подлежащее – сказуемое», вызывает необходимость в многочисленных синтаксических и морфологических трансформациях при переводе. Ср. напр. следующие предложения русского языка с их английскими переводами:

Делегацию встретила группа студентов. The delegation was met by a group of students.
Посетителей просят оставлять пальто в гардеробе. Visitors are requested to leave their coats in the cloakroom.
Над ним смеялись. He was laughed at.
Ему предложили новую должность. He was offered another post.
В этом доме никто уже давно не живет. This house has not been lived in for a long time.
В 1960 г. многие страны Африки добились независимости. 1960 saw many African countries gaining independence.
Вследствие уменьшения поступления воды в Аральское море там понизится уровень воды. The reduced influx of water will lower the Aral Sea level.
Благодаря этой кампании в борьбу за мир были вовлечены все прогрессивные писатели Австралии. The campaign drew all Australian progressive writers into the struggle for peace.

Как видно из примеров, во многих случаях там, где логический субъект в русском языке выражен в вынесенном в начало предложения подчиненном члене (дополнении или расширении) при глаголе-сказуемом, в соответствующем английском предложении он выражен в подлежащем. Именно этим объясняется факт существования в английском языке гораздо более свободной, чем в русском, сочетаемости «неодушевленных» подлежащих с глаголами-сказуемыми, обозначающими действия, свойственные одушевленным существам; тенденция английского языка к поддержанию в предложении последовательности «подлежащее – сказуемое» при необходимости представления «неодушевленного» понятия как субъекта логического суждения как раз и приводит к возникновению конструкций, подобных The year saw…, The campaign drew…, etc.

Выводы по главе II

1. Актуальное членение предложения – это сложное явление, рассматриваемое в работах многих лингвистов. Рассмотрение темарематического членения тесно связано с такими явлениями, как формальная и содержательная структура предложения, суждения и др.

2. В каждом языке выделяются свои специфические способы темарематической организации предложения.

3. Для английского языка наиболее характерными способами выделения ремы являются: инверсия, артикль, интонационное выделение, особые синтаксические конструкции и др.

4. Учёт актуального членения предложения особенно важен в переводе предложений с одного языка на другой.

Заключение

Темарематическое членение предложений исследуется уже с 1930 года, с тех пор как это понятие было разработано в трудах Пражского лингвистического кружка. Основоположником этой теории считается В. Матезиус, он же ввел и основные понятия теории – понятие темы и ремы. В дальнейшем актуальное членение рассматривали сторонники логического, психологического и формального направлений, а так же такие известные лингвисты как: Ф.И. Буслаев, А.А. Потебня, Ф.Ф. Фортунатов, А.А. Шахматов, Г. Пауль, О. Есперсен и др.

Темарематическое членение речевых отрезков, несомненно, является актуальной темой и предоставляет широкий спектр для исследования. Несмотря на то, что данная тема исследуется уже более 70-и лет, так и не найдено действительно достоверных способов выделения темы и ремы. Особенно широко поле для исследований на основе иностранного языка, так как эта область является менее изученной, по сравнению с русским языком.

В результате исследования было установлено, что набор способов выделения ремы многообразен в каждом языке. Существуют универсальные способы выделения ремы, такие, как интонационное выделение, изменение порядка слов в предложении. Также существуют некоторые идиоэтнические способы, характерные для определенного языка. Типы этих способов выделения рематической части был выявлен с достаточной степенью полноты для многих языков.

В настоящей работе были рассмотрены такие явления, характеризующие предложение, как сентенциональные категории, типы предложений по цели высказывания и по структуре. Также были рассмотрены основные подходы к определению сущности актуального членения предложения. В результате анализа было выявлено, что для английского языка характерны такие способы рематического вычленения, как интонация, порядок слов, некоторые синтаксические конструкции и др.

Выделение темы и ремы представляет большие трудности при практическом анализе материала. Это происходит потому, что процедура не получила формализованного представления. Сложность вычленения исходной и новой части в высказывании приводит к тому, что в некоторых случаях единственным формальным критерием их разграничения является постановка вопроса. При таком подходе тему высказывания можно отождествить с содержанием вопроса, а рему с ответом на него.

Список литературы

1. Адмони В.Г. Структура грамматического значения и его статус в системе языка // Структура предложения и словосочетания в индоевропейских языках. – Л., 1979. – С. 6–36.

2. Бабайцева В.В. Семантика простого предложения // Предложение как многоаспектная единица языка. М., 1983.

3. Бархударов Л.С. Структура простого предложения современного английского языка. – Высшая Школа, Москва, 1966.

4. Блох МЛ. Теоретическая грамматика английского языка. М.: ВШ, 1983.

5. Богданов В.В. Конструктивные и семантические компоненты предложения // Организация речевого произведения и его составляющие. – Челябинск, 1988.

6. Всеволодова М.В., Дементьева О.Ю. Проблемы синтаксической парадигматики: коммуникативная парадигма предложений. – М., 1997.

7. Гак В.Г. О семантическом инварианте и синонимии предложения // Сб. научн. трудов МГПИИЯ. 1977, вып. 112.

8. Гладров В. К типологии простого предложения в русском языке // Актуальные проблемы русского синтаксиса. – М., 1984.

9. Звегинцев В.А. Предложение и его отношение к языку и речи. М.: Изд-во Московского ун-та, 1976. – 307 с.

10. Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. Теоретическая грамматика современного английского языка. – М.: ВШ, 1981.

11. Ильиш Б.А. Строй современного английского языка. 2-е изд. (на англ. яз.). Л.: Просвещение, 1971. – 368 с.

12. Козлова Л.А. Теоретическая грамматика английского языка. Барнаул,2005.

13. Лещенко М.И. Виртуальный и актуальный аспекты предложения. – Минск, 1988.

14. ЛЭС – Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – 685 с.

15. Попова З.Д. Минимальные и расширенные ССГШ как однопорядковые знаки препозитивных концептов // Традиционное и новое в русской грамматике. Сб. ст. памяти Веры Арсеньевны Белошапковой. – М.: Индрик, 2001. – С. 219–226.

16. Распопов И.П. Спорные вопросы синтаксиса. Ростов н/Д., 1981.

17. Сусов И.П. Формальные и семантические аспекты предложения // Теоретические проблемы синтаксиса современных индоевропейских языков. – Л., 1975.

18. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. – Л.: Учпедгиз, 1941. – 620 с.