Понятие "судьба" в языковой картине мира

Выявление семантико-синтаксических особенностей лексических единиц концепта "судьба" на материале лексикографических источников. Концепты - ментальные сущности, которые имеют имя в языке и отражают культурно-национальные представления человека о мире.

Курсовая работа

Понятие «судьба» в языковой картине мира


Введение

Важнейшим достижением современной лингвистики является рассмотрение языка в новой парадигме с позиции его участия в познавательной деятельности человека.

Язык — это вербальная сокровищница нации, средство передачи мысли, которую он «упаковывает» в языковую структуру. Знания, используемые при этом, не являются лишь знаниями о языке. Это также знания о мире, о социальном контексте, знания о принципах речевого общения, об адресате, фоновые знания и т.д. Ни один из названных типов знания нельзя считать приоритетным, только изучение их всех в совокупности и взаимодействии приблизит нас к пониманию сути языковой коммуникации.

Вышедшие в последние годы монографии, коллективные труды и отдельные статьи Н.Д.Арутюновой, Е.С.Кубрякова, Ю.С.Степанова, В.Н.Телия и других исследователей содержат важные теоретические положения по вопросу о том, как хранятся наши знания о мире, как они структурированы в языке в процессе коммуникации. Этим кругом проблем занимается когнитивная лингвистика.

Важнейшим объектом исследования в когнитивной лингвистике является концепт. Концепты — это ментальные сущности, которые имеют имя в языке и отражают культурно-национальные представления человека о мире.

Ключевыми концептами культуры называют главные единицы картины мира, константы культуры, обладающие значимостью как для отдельной личности, так и для лингвокультурного сообщества в целом.

Объект исследования — концепт «судьба» в языковой картине мира.

Предмет исследования — средства вербализации концепта «судьба» в художественном тексте.

Целью данной работы является выявление семантико-синтаксических особенностей лексических единиц концепта «судьба» на материале лексикографических источников.

Задачи:

- изучить и проанализировать научную и периодическую литературу по лингвистике;

- дать характеристику концепту как базовому понятию когнитивной лингвистики;

- описать структуру концепта;

- охарактеризовать концепт как основу языковой картины мира;

- выявить семантико-синтаксические особенности лексических единиц концепта «судьба» на материале лексикографических источников.

Методы исследования:

- метод компонентного анализа,

- дистрибутивный метод,

- концептуальный метод,

- интерпретационный метод.

Глава 1. Теоретические основы когнитивной лингвистики

1.1 Концепт как базовое понятие когнитивной лингвистики

Всю познавательную деятельность человека (когницию) можно рассматривать как развивающую умение ориентироваться в мире, а эта деятельность сопряжена с необходимостью отождествлять и различать объекты: концепты возникают для обеспечения операций этого рода. Следовательно, формирование концептов связано с познанием мира, с формированием представлений о нем.

К концу ХХ века лингвисты поняли, что носитель языка — это носитель определенных концептуальных систем. Концепты суть ментальные сущности. В каждом концепте сведены воедино принципиально важные для человека знания о мире и вместе с тем отброшены несущественные представления. Система концептов образует картину мира (мировидение, мировосприятие), в которой отражается понимание человеком реальности, ее особый концептуальный «рисунок», на основе которого человек мыслит мир. Экспликация процесса концептуализации и содержания концепта доступна только лингвисту, который сам является носителем данного языка. Таким образом, на рубеже тысячелетий на первый план в лингвистике выходит проблема ментальности, ибо концепты — ментальные сущности [12].

Для выявления концепта необходимы и выделимость некоторых признаков, и предметные действия с объектами, и их конечные цели, и оценка таких действий. Но зная роль всех этих факторов, когнитологи тем не менее еще не могут ответить на вопрос, как возникают концепты, кроме как указав на процесс образования смыслов в самом общем виде.

Термин концепт в лингвистике и старый и новый одновременно. С.А.Аскольдов-Алексеев еще в 1928 г. опубликовал статью «Концепт и слово», но до середины ХХ века понятие «концепт» не воспринималось как термин в научной литературе. Несмотря на ряд выступлений С.А.Аскольдова-Алексеева по данной теме, вопрос, поднятый им, так и не стали изучать.

С.А.Аскольдов в своей статье подчеркивал, что вопрос о природе концептов, или общих понятий, или по средневековой терминологии универсалий, — старый. Он, указывая на заместительную функцию концепта, определяет его следующим образом: концепт есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода [4].

Лишь 80-е годы в связи с переводами англоязычных авторов на русский язык снова возникает понятие концепта. Концепт — термин, служащий объяснению единиц ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека. Концепт — оперативная содержательная единица памяти ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике.

Понятие концепта отвечает представлению о тех смыслах, которыми оперирует человек в процессах мышления и которые отражают содержание опыта и знания, содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких «квантов» знания [14;19].

Сейчас в лингвистической науке можно обозначить три основных подхода к пониманию концепта, базирующихся на общем положении: концепт — это то, что называет содержание понятия, синоним смысла.

Первый подход, представителем которого является Ю.С.Степанов, при рассмотрении концепта большее внимание уделяет культурологическому аспекту, когда вся культура понимается как совокупность концептов и отношений между ними. Следовательно, концепт — это основная ячейка культуры в ментальном мире человека. Он представляет концепты как часть европейской культуры «в момент их ответвления от европейского культурного фонда и фона». Они занимают ядерное положение в коллективном языковом сознании, а потому их исследование становится актуальным. В.Н.Телия также считает, что «концепт — это то, что мы знаем об объекте во всей его экстенсии» [16]. При таком понимании термина «концепт» роль языка второстепенна, он является лишь вспомогательным средством — формой оязыковления сгустка культуры, концепта.

Второй подход привлечение в когнитивную лингвистику (Н.Д.Арутюнова и ее школа, Т.В.Булыгина, А.Д.Шмелев и др.) семантики языкового знака представляет единственным средством формирования содержания концепта. Сходной точки зрения придерживается Н.Ф.Алефиренко, который также постулирует семантический подход к концепту, понимая его как единицу когнитивной семантики [1].

Сторонниками третьего подхода являются Д.С.Лихачев, Е.С.Кубрякова и др., которые считают, что концепт не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения значения слова с личным и народным опытом человека, т.е. концепт является посредником между словами и действительностью.

Концепт, согласно Е.С.Кубряковой, — это оперативная содержательная единица памяти ментального лексикона, концептуальной системы мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике [9]. При анализе концепта она считает оправданным использование в когнитивной лингвистике понятий фона и фигуры, которые применяются в психологии при описании сенсорно-перцептивных процессов. Противопоставление фона и фигуры связано с осознанием человеком себя как части целого, себя (фигуры) на каком-то фоне (среды, пространства) и такое же понимание и всех других тел / вещей в мире. Это значит, что в основе языка и его категорий лежит наглядный, телесный опыт человека и что только через использование этого опыта человек выходит в более абстрактные сферы и строит свои представления о ненаблюдаемом непосредственно.

По мнению Кубриковой, если язык отражает особое видение мира, то и отражение в нем позиции наблюдателя (или сознательное абстрагирование от нее) соответствует общей субъективности запечатленных и закрепленных в языке концептов. Нельзя не согласиться с этим утверждением, так как одно и тоже явление / действие / объект может быть описано по-разному, с использованием разных языковых средств. Отсюда появляется возможность отразить в описании разные детали, свойства, признаки. Вместе с тем синонимия — явление кажущееся, ибо за каждой альтернативной лексемой стоит индивидуальная концептуальная структура.

Определение значения через концептуальные структуры является, по мнению Е.С.Кубряковой, новым подходом к связыванию значения и знания.

Ю.Д.Апресян предложил свою теорию концепта. Она основывается на следующих положениях: 1) каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия мира; выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается языком всем носителям; 2) свойственный языку способ концептуализации мира отчасти универсален, отчасти национально специфичен; 3) взгляд на мир (способ концептуализации) «наивен» в том смысле, что он отличается от научной картины мира, но это не примитивные представления [2].

Общим для этих подходов является утверждение неоспоримой связи языка и культуры; расхождение обусловлено разным видением роли языка в формировании концепта. Объекты мира становятся «культурными объектами» лишь тогда, когда представления о них структурируются этноязычным мышлением в виде определенных «квантов» знания, КОНЦЕПТОВ.

Этот термин до сих пор не имеет единого определения, хотя он прочно утвердился в современной лингвистике, исследованием его занимаются Н.Д.Арутюнова, А.Вежбицкая, Е.С.Кубрякова, В.Н.Телия, Р.М.Фрумкина и др.

По мнению Фрумкиной Р.М., наиболее удачное определение дает А.Вежбицкая, которая понимает под концептом объект из мира «Идеальное»,имеющий имя и отражающий культурно-обусловленное представление человека о мире «Действительность» [5].

Д.С.Лихачев под концептом понимал «своего рода алгебраическое выражение значения, которым человек оперирует в своей письменной речи» [11].

Р.М.Фрумкина определяет концепт как вербализованное понятие, отрефлектированное в категориях культуры [17].

С точки зрения В.Н.Телия, концепт — это продукт человеческой мысли и явление идеальное, а следовательно, присущее человеческому сознанию вообще, а не только языковому. Концепт — это конструкт, он не воссоздается, а «реконструируется» через свое языковое выражение и внеязыковое знание [16].

Таким образом, разные определения концепта позволяют выделить его следующие инвариантные признаки:

1) это минимальная единица человеческого опыта в его идеальном представлении, вербализующаяся с помощью слова и имеющая полевую структуру;

2) это основные единицы обработки, хранения и передачи знаний;

3) концепт имеет подвижные границы и конкретные функции;

4) концепт социален, его ассоциативное поле обусловливает его прагматику;

5) это основная ячейка культуры.

Следовательно, концепты представляют мир в сознании человека, образуя концептуальную систему, а знаки человеческого языка кодируют в слове содержание этой системы.

Отсутствие единого определения связано с тем, что концепт обладает сложной, многомерной структурой, включающей помимо понятийной основы социо-психо-культурную часть, которая не столько мыслится носителем языка, сколько переживается им, она включает ассоциации, эмоции, оценки, национальные образы и коннотации, присущие данной культуре.

Итак, примем за рабочее определение концепта, определение предложенное В.А.Масловой.

Концепт — это семантическое образование, отмеченное лингвокультурной спецификой и тем или иным образом характеризующее носителей определенной этнокультуры. Концепт, отражая этническое мировидение, маркирует этническую языковую картину мира и является кирпичиком для строительства «дома бытия» (по М.Хайдеггеру). Но в то же время это некий квант знания, отражающий содержание всей человеческой деятельности. Концепт не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека [11]. Он окружен эмоциональным, экспрессивным, оценочным ореолом.

Концепты можно классифицировать по различным основаниям. С точки зрения тематики они образуют, например, эмоциональную, образовательную, текстовую и др. концептосферы. Могут выделяться концепты, функционирующие в том или ином виде дискурса: например, педагогическом, религиозном, политическом, медицинском и др.

Итак, концепт — это «понятие, погруженное в культуру» (по Н.Д.Арутюновой и В.Н.Телия). Предметом поисков в когнитивной лингвистике является наиболее существенные для построения всей концептуальной системы концепты — те, которые организуют само концептуальное пространство и выступают как главные рубрики его членения.

1.2 Структура концепта

У концептов сложная структура. С одной стороны, к ней относятся все, что принадлежит строению понятия; с другой стороны, в структуру концепта входит то, что делает его фактом культуры: исходная форма (этимология); история, сжатая до основных признаков содержания; оценки, коннотации.

Концепт состоит из компонентов (концептуальных признаков), т.е. отдельных признаков объективного и субъективного мира, дифференцированно отраженных в его сознании и различающихся по степени абстрактности. В результате когнитивно-лингвистических исследований как прикладной результат исследования может быть предложено описание соответствующего концепта в качестве элемента национальной концептосферы. Концепты могут быть личными (каляка-маляка — о чем-либо страшном), возрастными (счастье, радость) и общенациональными — душа, тоска, кручина, родина.

Концепт имеет «слоистое» строение, его слои являются результатом, «осадком» культурной жизни разных эпох. Он складывается из исторически разных слоев, отличных по времени образования, и по происхождению, и по семантике. Особая структура концепта включает в себя:

— основной (актуальный) признак;

— дополнительный (пассивный, исторический) признак;

— внутреннюю форму (обычно не осознаваемую) [15].

Внутренняя форма, этимологический признак, или этимология открываются лишь исследователям, для остальных они существуют опосредованно, как основа, на который возникли и держатся остальные слои значений.

Принимая за основу строение концепта по Степанову, следует учесть и точку зрения В.И.Карасика на выделяемые Ю.С.Степановым слои концепта. Он предлагает рассматривать их как отдельные концепты различного объема, а не как компоненты единого концепта. Активный слой («основной актуальный признак, известный каждому носителю культуры и значимый для него») входит в общенациональный концепт; пассивные слои («дополнительные признаки, актуальные для отдельных групп носителей культуры») принадлежит концептосферам отдельных субкультур; внутренняя форма концепта («не осознаваемая в повседневной жизни, известная лишь специалистам, но определяющая внешнюю, знаковую форму выражения концептов») для большинства носителей культуры является не частью концепта, а одним из детерминирующих его культурных элементов [6].

Существуют и другие точки зрения на структуру концепта. Центром концепта всегда является ценность, поскольку концепт служит исследованию культуры, а в основе культуры лежит именно ценностный принцип. Показателем наличия ценностного отношения является применимость оценочных предикатов. Если о каком-либо феномене носители культуры могут сказать «это хорошо» (плохо, интересно, утомительно и т.д.) , этот феномен формирует в данной культуре концепт. Помимо уже названного ценностного элемента в его составе выделяются фактуальный и образный элементы.

Таким образом, лингвокультурный концепт многомерен, что обусловливает возможность различных подходов к определению его структуры. Каждый концепт, как сложный ментальный комплекс, включает помимо смыслового содержания еще и оценку, отношение человека к тому или иному отражаемому объекту и другие компоненты:

— общечеловеческий, или универсальный;

— национально-культурный, обусловленный жизнью человека в определенной культурной среде;

— социальный, обусловленный принадлежностью человека к определенному социальному слою;

— групповой, обусловленный принадлежностью языковой личности к некоторой возрастной и половой группе;

— индивидуально-личностный, формируемый под влиянием личностных особенностей — образования, воспитания, индивидуального опыта, психофизиологических особенностей.

Традиционные единицы когнитивистики (фрейм, сценарий, скрипт и т.д.), обладая более четкой, нежели концепт, структурой, могут использоваться исследователями для моделирования концепта.

В более широком смысле структуру концепта можно представить в виде круга, в центре которого лежит основное понятие — ядро концепта, а на периферии находятся все то, что привнесено культурой, традициями, народным и личным опытом.

Язык является одним из способов кодирования разнообразных форм познания: чувственного (ощущения, восприятия, представления) и рационального (понятия, суждения, умозаключения). Вся деятельность человека, связанная с познанием мира и формированием представлений о нем, сводится к отождествлению и различению объектов. Для этого нам и необходимы концепты — базовые понятия когнитивной лингвистики.

Концепт обладает сложной структурой. Каждый концепт включает смысловое содержание, оценку человека к тому или иному отражаемому объекту и такие компоненты, как: общечеловеческий. национально-культурный, социальный, групповой и индивидуально-личностный.


Глава 2. Концепт «судьба» в лингвокультурной картине мира

2.1 Концепт как основа языковой картины мира

В результате взаимодействия человека с миром складывается его представление о мире, формируется некоторая модель, которая в филосовско-лингвистической литературе именуется картиной мира. Эта одно из фундаментальных понятий, описывающих человеческое бытие.

Человек, приобретает опыт, трансформирует его в определенные концепты, которые, логически связываясь между собой, образуют концептуальную систему; она конструируется, модифицируется и уточняется человеком непрерывно. Это объясняется свойством концепта изменяться в сознании. Концепты, оказываясь частью системы, попадают под влияние других концептов и сами видоизменяются. Изменяется со временем и число концептов, и объем их содержания. [13]

Последовательность построения концептуальной системы в сознании отвечает принципам логики, и этим обусловлено такое свойство системы, как ее логичность. Она определяет возможность логического перехода от одного концепта к другому, определение одних концептов через другие, построение новых концептов на базе имеющихся.

Логичность системы дает возможность построения внутри ее новых концептов, не усваиваемых из актуального опыта, а перешедших в сознание посредством языка. Этим объясняется возможность введения в концептуальную систему человека абстрактных понятий. Такую информацию невозможно ввести в систему без языка.

Говоря о концептуальных системах, мы можем выделить следующие этапы их формирования в сознании человека: невербальный (доязыковой) и вербальный (языковой);и такие их свойства, как изменчивость (связано с накоплением опыта и приобретением новых знаний) и логичность (это свойство связано с особенностями процесса построения концептуальной системы в сознании).

Термин «картина мира» возник в рамках физики на рубеже XIX — XX веков. С 60-х годов ХХ века проблема картины мира стала рассматриваться в рамках семиотики при изучении первичных моделирующих систем (языка) и вторичных систем (мифа, религии, фольклора, поэзии, кино, живописи, архитектуры).

Понятие картины мира (в том числе и языковой) строится на изучении представлений человека о мире. Если мир — это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира — «результат переработки информации о среде и человеке» [20]. Человек склонен не замечать те явления и вещи, которые находятся вне его представлений о мире.

Явления и предметы внешнего мира представлены в человеческом сознании в форме внутреннего образа. По мнению А.Н.Леонтьева, существует особое «пятое квазиизмерение», в котором представлена человеку окружающая его действительность: «Это — «смысловое поле», система значений» [10]. Образ мира по А.Н.Леонтьеву, — не перцептивная картинка, а некоторое относительно стабильное образование, являющееся результатом обработки данных восприятия. Вся новая информация встраивается в некоторую имеющуюся у субъекта структуру. Образ мира регулирует деятельность субъекта. Идеи А.Н.Леонтьева развили С.Д.Смирнов и В.В.Петухов. Образ мира, как они установили, является ядерной структурой по отношению к картине мира — своему модальному оформлению. Образ мира — иерархическая структура когнитивных репрезентаций; гипотеза о типичном состоянии реальности. Это структура, в которой закрепляются все когнитивные приобретения субъекта. Итак, образ мира — иерархическая система когнитивных репрезентаций. А картина мира — это система образов.

М.Хайдеггер писал, что при слове «картина» мы думаем прежде всего об отображении чего-либо, «картина мира, сущностно понятая, означает не картину, изображающую мир, а мир, понятый как картина» [18].

Картина мира, которую можно назвать знанием о мире, лежит в основе индивидуального и общественного сознания. Язык же выполняет требования познавательного процесса. Концептуальные картины мира у разных людей могут быть различными, например, у представителей разных эпох, разных социальных, возрастных групп, разных областей научного знания и т.д. Люди, говорящие на разных языках, могут иметь при определенных условиях близкие концептуальные картины мира, а люди, говорящие на одном языке — разные. Следовательно, в концептуальной картине мира взаимодействует общечеловеческое, национальное и личностное.

Картина мира есть не просто набор «фотографий» предметов, процессов, свойств и т.д., ибо включает не только отраженные объекты, но и позицию отражающего субъекта, его отношение к этим объектам, причем позиция субъекта является такой же реальностью, как и сами объекты. Более того, поскольку отражение мира человеком не пассивное, а деятельностное, отношение к объектам не только порождается этими объектами, но и способно изменить их (через деятельность). Отсюда следует естественность того, что система социально-типичных позиций, отношений, оценок находит знаковое отображение в системе национального языка и принимает участие в конструировании языковой картины мира.

Следовательно, картина мира — целостный, глобальный образ мира, который является результатом всей духовной активности человека, она возникает у человека в ходе всех его контактов с миром. Познавая мир, человек составляет свое представление о мире, т.е. в его сознании возникает определенная «картина мира», или «языковая модель мира». Поскольку возникновение картины мира тесно связано с языком и во многом им определяется, ее называют «языковой картиной мира».

Концептуальная картина мира гораздо богаче, чем языковая картина мира: «Картина мира — то, каким себе рисует мир человек в своем воображении, — феномен более сложный, чем языковая картина мира, т.е. та часть концептуального мира человека, которая имеет «привязку» к языку и преломлена через языковые формы» [9].

Картина мира может быть представлена с помощью пространственных (верх — низ, правый — левый, восток — запад, далекий — близкий), временных (день — ночь, зима — лето), количественных, этических и других параметров. На ее формирование влияют язык, традиции, природа и ландшафт, воспитание, обучение и другие социальные факторы. Картина мира может быть целостной — таковы мифологическая, религиозная, физическая картина мира, но она может отражать и какой-то фрагмент мира, т.е. быть локальной.

Отечественные философы (Г.А.Брутян, Р.И.Павиленис) и лингвисты (Ю.Н.Караулов, Г.В.Колшанский, В.И.Постовалова, Б.А.Серебренникова, В.Н.Телия и др.) различают концептуальную и языковую картину мира. Концептуальные картины мира у разных людей одинаковы, ибо человеческое мышление едино. Национальные картины мира — это просто иное их «расцвечивание». Языковая картина мира отражает национальную картину мира и может быть выявлена в языковых единицах разных уровней.

Поскольку язык служит основным способом формирования и существования знаний человека о мире, то именно язык — важнейший объект исследования когнитивистов. Совокупность этих знаний, запечатленных в языковой форме, представляет собой то, что в различных концепциях называется то как «языковой промежуточный мир», то как «языковая репрезентация мира», то как «языковая модель мира», то как «языковая картина мира». В силу большей распространенности употребляется последний термин.

Решая проблему соотношения концептуальной и языковой картин мира, лингвисты пытаются установить, как происходит формирование тех или иных концептов. Они выделяют целый ряд базисных когнитивных категорий (концептов), которые являются универсальными, ибо отражают единый для всех когнитивный процесс.

В процессе жизни конкретного современного человека языковая картина мира предшествует концептуальной и формирует ее, потому что человек способен понимать мир и самого себя благодаря языку. Именно в языке закрепляется общественно-исторический опыт — как общечеловеческий, так и национальный. С одной стороны, условия жизни людей, окружающий их материальный мир определяет их сознание и поведение, что находит отражение в языке, прежде всего в семантике и грамматических формах. С другой — человек воспринимает мир преимущественно через формы родного языка, который детерминирует человеческие структуры мышления и поведения.

Термин «языковая картина мира» — не более чем метафора, ибо в реальности специфические особенности национального языка, в которых зафиксирован уникальный общественно-исторический опыт определенной национальной общности людей, создают для носителей этого языка не какую-то иную. неповторимую картину мира, отличную от объективно существующей, а лишь специфическую «окраску» этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культурой данного народа [12].

Язык — факт культуры, составная часть культуры, которую мы наследуем, и одновременно ее орудие. Культура народа вербализуется в языке, именно язык аккумулирует ключевые концепты культуры, транслируя их в знаковом воплощении — словах. Создаваемая языком модель мира есть субъективный образ объективного мира, она несет в себе черты человеческого способа миропостижения, т.е. антропоцентризма, который пронизывает весь язык. Тогда концепты — это как бы сгустки национально-культурных смыслов, «ячейки культуры», по словам Ю.С.Степанова. Изучение их помогает выявить особенности мировосприятия народа, представить концептуальную и национальную картины мира.

«Языковая картина мира» — это «взятое во всей совокупности, все концептуальное содержание данного языка» [7]. Понятие наивной языковой картины мира, как считает Ю.Д.Апресян, «представляет отраженные в естественном языке способы восприятия и концептуализации мира, когда основные концепты языка складываются в единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка» [2].

Сейчас существует несколько направлений в изучении языковой картины мира. По мнению Е.С.Яковлевой, это 1) типологические исследования: славянская языковая картина мира, балканская модель мира и т.д.; 2) изучение языковой картины мира в аспекте реконструкции духовной культуры народа; 3) исследование отдельных сторон языка [22]. Другими словами, способ концептуализации мира, свойственный языку, отчасти универсален, отчасти национально специфичен. Поэтому возможна такая последовательность в изучении языковой картины мира: 1) изучаются характерные для данного языка концепты; 2) исследуются специфические коннотации для универсальных концептов; 3) исследуется цельный «наивный» взгляд на мир, ибо каждый язык отражает определенный способ восприятия мира, его концептуализации.

Живя в языковом обществе, человек обогащает свою концептуальную систему не только благодаря личному опыту, но и благодаря языку, в котором закрепляется общественно-исторический опыт — как общечеловеческий, так и национальный. Последний и определяет специфические особенности языка на всех его уровнях. Это приводит к выявлению специфики разных языков, что, в свою очередь, ведет к возникновению специфических языковых картин мира у представителей разных народов. Но существуют также и индивидуальные картины мира, которые несколько отличается у разных людей.

Картина мира отражается в содержательной стороне языка этноса. Ее анализ помогает понять, чем отличаются национальные культуры, как они дополняют друг друга на уровне мировой культуры.

Таким образом, языковая картина мира тесно связана с концептуальной системой, а также языком. Формирующаяся картина мира, отображенная в сознании человека, — это вторичное существование мира, закрепленное и реализованное в особой материальной форме, языке. Один и тот же язык, один и тот же общественно-исторический опыт формирует у членов определенного общества сходные языковые картины мира, что позволяет говорить о некоей обобщенной национальной языковой картине мира. Разные языки придают картинам мира лишь некоторую специфику, что объясняется различиями в культуре и традициях народов.

Сама языковая картина мира — это общекультурное достояние нации, она четко структурирована, многоуровнева. Именно языковая картина мира обусловливает коммуникативное поведение, понимание внешнего мира и внутреннего мира человека.

2.2 Концепт «судьбы» во французской языковой картине мира

Совокупность концептов и образует концептосферу как некоторое целостное и структурированное пространство, т.е. систему знаний и мнений человека о мире, отражающих его познавательный опыт на доязыковом и языковом уровнях.

Судьба — это важнейшая категория сознания, с помощью которой строится концептуальная картина мира народа. Понимание судьбы как высшей силы нашло отражение в толковых словарях. Например, в четырехтомном академическом словаре у слова судьба выделяются три значения, главное из которых 1) складывающийся независимо от воли человека ход событий, стечение обстоятельств (по суеверным представлениям — сила, определяющая все, что происходит в жизни) — покориться судьбе, удары судьбы (Словарь, т.4, М., 1984, с.302). В.И.Даль, помещая слово судьба в словообразовательное гнездо глагола судить, определяет судьбу как «неминучесть в быту земном».

Своя судьба есть у всего: у людей, вещей, событий, явлений. Это место в жизни общества, бытие. Судьба — это божественно установленные сущность и будущность каждой вещи и каждого человека, но это не разумная сущность, в религиозном сознании — это Бог. Например, С.Аверинцев в Философском словаре определяет судьбу как «неразумную и непостижимую предопределенность событий и поступков человека».

При таком понимании данного концепта становится ясно, что объект, стоящий за данным словом, не существует в эмпирическом опыте как некая реальность, он многомерен и допускает целый ряд интерпретаций. В этом сложность его исследования, чем и объясняется появление в последнее время ряда фундаментальных работ, посвященных судьбе [Вежбицкая, 1994; Понятие судьбы...,1993; Чернейко и Долинский, 1996 и др.].

Для описания концепта «судьбы» Л.О.Чернейко и В.А.Долинский вводят понятие гештальта абстрактного имени . Гештальт — это своего рода маска, которую надевает абстрактное имя. Выявление гештальтов они считают важнейшим в установлении и описании данного концепта. Под гештальтом они понимают представления носителей языка, скрытые в имени и раскрывающиеся в его сочетаемости, в обнаружении «образов содержания знака» (по Н.Д.Арутюновой). Нами были выделены следующие гештальты, которые позволяют видеть одно явление сквозь призму другого, более понятного. Абстрактная сущность, невидимый идеальный конструкт «судьба» принимает лики видимого, материального, отождествляясь с ним:

1) судьба — это личность , причем гораздо более сильная, чем человек, отсюда dérision du destin, doigt du destin, on (nul) ne peut fuir (éviter) sa destinée, mauvais sort, arbitre du sort, le sort a voulu que... ,jouer son sort;

2) судьба-игрок — jeu du hasard;

3) судьба —это текст, книга , отсюда livre des Destins, Grand-Livre, c’est écrit, livres sibyllins;

4) судьба — судья , отсюда les arrêts du destin;

5)судьба гадалка , отсюда cartomancie, lignes de la main;

6) судьба дорога , отсюда un tournant du destin;

7) судьба раба : être maître de son destin, chacun est l’ouvrier de sa destinée, homme de fortune, être l’ouvrier de sa fortune.

Итак, в языковом сознании француза судьба есть, она вполне реальна и человек может почувствовать ее свойства, проявления, а затем представить их через глубинные структуры сознания —гештальты.

2.3 Методика проведения концептуального анализа лексико-семантического поля судьбы

Выявление и рассмотрение лексических единиц, принадлежащих концепту «судьба», проводилось в соответствии с методикой проведения концептуального анализа, предложенной Т.А.Гавриловой, В.Ф.Хорошевским, и др.

Эта методика состоит из ряда этапов:

1. Определение входных и выходных данных; составление словаря терминов и набора ключевых слов;

2. Выделение понятий, принадлежащих ядру концепта и установление связей между понятиями;

3. Определение признаков изучаемых понятий;

4. Выделение единиц, принадлежащих периферии концепта и установление связей между ними.

Далее нами будет описан ход работы, проводимой в соответствии с названными этапами.

2.3.1 Определение направления исследования; составление словаря терминов и набора ключевых слов

Аналогический словарь французского языка описывает семантическое поле лексемы «destin» следующим образом:

1) avenir, destinée;

2) volonté divine;

3) sort individuel.

Это видно из толкования лексемы «destin».

Destin, destinéeAvenir, destinée . Arrêts du destin; astres, astrologie, astrologue; cartomancie, lignes de la main; desseins impénétrables de la Providence; déterminer, déterminisme; fatalité, fatalisme, être fataliste; finalité, finalisme; futur; horoscope; livre des Destins, Grand-Livre; oracle, oraculaire; ordre du Ciel; prédiction, prédire; trancher la destinée, tuer; vaticination, vaticiner. Affecter, assigner, attribuer, garder, promettre, réserver. — Volonté divine . Anankê, la Fatalité; Moira, les Moires; Tychê, Agathê Tychê, le Hasard. Fatum, Fortune, les trois Parques: Atropos, Clotho, Lachésis. Aruspice, augure, devin, interprète des dieux, prêtre; Calchas, Cassandre, Tirésias; livres sibyllins, la sibylle de Cumes; oracle de Delphes, Apollon, la pytnie / de Dodone / d’Épidaure. — Sort individuel . Avenir; cas de force majeure; chance; destin, aveugle destin, croire à son destin, forcer le destin, maudire son destin, être résigné, se résigner à son destin; destinée, être promis aux plus hautes destinées; c’est dit, c’est écrit, mektoub; étoile, être né sous une bonne / une mauvaise étoile; existence; fatalité, fatal, fatidique; fortune, bonne / mauvaise fortune; hasard; immuable, inéluctable, inévitable; issue fatal; lot, loterie; nécessaire, nécessité; prédestination; sort; vie; vocation, être appelé / élu / voué à.

В связи с тем, что по численности и частотности употребления первая лексико-семантическая группа слов превосходит остальные, то она представляет для нас больший интерес при выявлении особенностей функционирования элементов концептуального поля «destin».

Поэтому, в нашей работе при выделении лексических единиц концептуального поля судьбы мы ограничились одним аспектом направления судьбы, а именно судьба как будущее, участь (avenir, destinée). Лексемы этого семантического подкласса, согласно словарю аналогий, представлены существительными и глаголами со значением предопределенности.

Составляющие этого семантического подкласса, представленные в словаре аналогий, могут быть сгруппированы следующим образом:

Nom

arrêts du destin

astres

astrologie

astrologue

cartomancie

lignes de la main

desseins impénétrables de la Providance

déterminisme

fatalité

fatalisme

finalisme

finalité

fortune

Verbe

affecter

assigner

attribuer

déterminer

être fataliste

garder

prédire

promettre

réserver

tuer

vaticiner

futur

horoscope

livre des Destins

oracle

ordre du Ciel

prédiction

sort

vaticination

В нашем исследовании предпочтение отдается существительным и именным конструкциям.

Лексические единицы концепта «судьба» выделились при использовании данных двух авторитетных толковых словарей французского языка: Larousse, Le Robert de la langue française.

В толковом словаре французского языка «Le Robert» представлено следующее толкование судьбы:

Destin — puissance qui, selon certaines croyances, fixerait de façon irrévocable le cours des événements.

Как видно из толкования, судьба определяется согласно некоторым вероисповеданиям как некоторая сила, устанавливающая невозвратимый ход событий.

В другом толковом словаре «Larousse» судьба трактуется следующим образом:

Destin — puissance surnaturelle qui fixerait le cours des événements.

В данном определение подчеркивается то, что эта некоторая сила является сверхестественного происхождения.

синтаксический лексический концепт судьба

2.3.2 Выделение понятий, принадлежащих ядру концепта и установление связей между ними

С целью установления общих и дифференциальных признаков лексем концептуального поля судьбы, нами был установлен интегральный семантический признак на основании словарных дефиниций.

Destin — puissance qui, selon certaines croyances, fixerait de façon irrévocable le cours des événements (Le Robert).

Destin — puissance surnaturelle qui fixerait le cours des événements (Larousse).

Из толкований лексемы «destin» мы можем выделить интегральный семантический признак «высшая воля», «рuissance surnaturelle».

Компонентный анализ именных лексем, описывающих понятие «судьбы», показал, что количество существительных, содержащих интегральный семантический признак в своих дефинициях, не велико. Среди таких существительных были выделены следующие: destinée, fatalité.

Наличие интегрального семантического признака в дефинициях данных существительных позволяет нам отнести их к концепту «судьба».

Destinée — puissance souveraine considéré comme réglant d’avance tout ce qui doit être.

Fatalité — force surnaturelle par laquelle tout ce qui arrive est déterminé d’avance d’une manière inévitable.

В связи с толкованием именных лексем и основываясь на характерных для большинства языковых культур свойствах судьбы, можно заключить, что в основе рассматриваемого нами концепта лежат следующие признаки:

1) ход событий

2) изменчивость

3) случайность

4) божественность

5) признак счастья.

2.3.3 Определение признаков изучаемых понятий

На этапе определения признаков изучаемых понятий нами будет рассмотрена реализация характерных признаков концепта «судьба» у лексических единиц со значением «высшая сила».

С этой целью обозначенные выше свойства судьбы были обобщены и представлены в виде дифференциальных признаков концептуального поля судьбы.

Дифференциальными признаками концептуального поля судьбы, установленными из словарных дефиниций единиц лексико-семантическоо поля судьбы, являются следующие:

s1 — cours des événements

S2 — modification

S3 — hasard

S4 — divinité

S5 — heureux

Опишем денотативные ситуации, отражаемые ядерными существительными концепта «судьба» следующим образом:

Destinée; S1 + + S2 - + S3 - + S4 + + S5 +/-

Fatalité: S1 + + S2 - + S3 - + S4 + + S5 -

Итак, основными критериями отнесения выделенных существительных к ядру является:

1) наличие в дефинициях интегрального признака «высшая сила»;

2) наличие синонимических связей между ядерными существительными концепта «судьба».

2.3.4 Выделение единиц, принадлежащих периферии концепта и установление связей между ними

Высшая сила, которая определяет или влияет на жизнь человека трактуется во многих случаях через другие лексемы, а в частности через astre, fortune, sort.

Astre — corps céleste considéré par rapport à son influence sur les homme (Robert).

Fortune — puissance qui est censée distribuer le bonheur et le maleur sans règle apparente; divinité antique qui représente cette puissance (Robert).

Sort — puissance qui est supposée fixer le cours de la vie (Robert).

Как видно из приведенных толкований, понятие «судьба» и другие ее абстрактные названия демонстрируют наличие круговых определений. Понятие «судьба» определяется через такие понятия, как звезда, фортуна, случай. Это свидетельствует, на наш взгляд, в пользу новых представлений, согласно которым, между вещами, процессами существует множество переходных явлений, предполагающих наличие гибких, размытых границ. Все абстрактные понятия термина «судьба» имеют, по-видимому, сходное концептуальное содержание, а различие между ними заключается в характере восприятия человеком судьбы как таковой.

Итак, в следствии всего выше сказанного и с учетом данных аналогического словаря, мы можем отнести к ближайшей периферии концепта «судьба» следующие лексемы: astre, fortune, sort. Как показывает дефиниционный анализ интегральным семантическим признаком для данных лексем является: «влияние на ход жизни человека» .Данный анализ показывает также, что в их дефинициях можно выделить основные компоненты рассматриваемого концепта.

Рассмотрим семантическую структуру astre и его однокоренных слов astrologie, astrologue.

Astre — corps céleste considéré par rapport à son influence sur les homme (Robert).

Astrologie — art déterminer le caractère et de prévoir le destin des hommes par l’étude des influences astrales, des aspects des astres, des signes (Robert).

Astrologue — personne qui s’adonne à l’astrologie (Robert).

Семантическая структура astre показывает, что человек процесс простого наблюдения за звездами превратил в целое искусство с целью узнать свою судьбу.

Понятие fortune указывает на то, что данная высшая сила может выступать еще в роли «раздатчика, распределителя» благ, либо несчастий человеку, причем без видимых причин.

Понятие sort указывает только на фиксированность хода жизни человека.

Рассмотримследующиепонятия «déterminisme», «fatalisme», «finalisme».

Déterminisme — doctrine philosophique suivant laquelle tous les événements, et en particulier les actions humaines, sont liés et déterminés par la chaîne des événements antérieures (Robert).

Fatalisme — doctrine selon laquelle tous les événements sont fixés à l’avance par le destin, la fatalité (Robert).

Finalisme — philosophie finaliste (Robert).

Данные понятия говорят нам о том, что человек очень заинтересован в своей судьбе, что даже разработал доктрины и философские учения об определенности воей жизни, которые являются более менее научными, чего нельзя сказать о следующих понятиях «cartomancie» «horoscope».

Cartomancie — divination par l’interprétation des cartes à jouer, des tarots (Robert).

Horoscope — étude de la destinée (d’un individu) fondée sur les influences astrales depuis l’heure de la naissance; observation de l’état du ciel, des aspects des astres à ce moment; prédiction de l’avenir par un procédé quelconque (Robert).

Человек может также узнать свою судьбу не обращаясь к гаданиям и вычислениям, а всего лишь посмотреть на линии своей руки.

Lignes de la main — chacun des traits qui sillognent la paume de la main (Robert).

Во всех вышеприведенных существительных присутствует признак «изучения судьбы». Также, как и в случае с ядерными существительными концепта «судьба», опишем денотативные ситуации, отраженнные элементами периферии.

Astre: S1 - + S2 +/- + S3 +/- + S4 - + S5 +/-

Fortune: S1 - + S2 +/- + S3 + + S4 + + S5 +/-

Sort: S1 + + S2 +/- + S3 +/- + S4 - + S5 +/-

Déterminisme: S1 + + S2 +/- + S3 - + S4 - + S5 +/-

Fatalisme: S1 + + S2 - + S3 - + S4 - + S5 +/-

Finalisme; S1 - + S2 - + S3 - + S4 - + S5 +/-

Cartomancie: S1 + + S2 +/- + S3 +/- + S4 + + S5 +/-

Horoscope: S1 + + S2 +/- + S3 - + S4 - + S5 +/-

Lignes de la main: S1 - + S2 +/- + S3 - + S4 - + S5 +/-

Итак, основными критериями отнесения существительных к периферии концепта «судьба» является:

1) наличие в их семантике интегрального семантического признака «влияние на ход жизни человека»;

2) выделенные существительные описывают влияние высших сил на ход жизни человека.

Анализ лексических единиц проводился при принятии во внимание того факта, что каждая выделяемая лексическая единица способна описывать своей семантикой абстрактное понятие судьбы, фокусирую внимание на том или ином компоненте рассматриваемого концепта. Этот факт был учтен при разделении единиц на центр и периферию.

Сводная таблица употребления компонентов концепта «судьба» в лексико-семантическом поле лексемы «destin».

интеграл. и диффер. признаки puissance surnaturelle influence sur la vie cours des événements modification hasard divinité heureux
лексема
astres + + - +/- +/- - +/-
cartomancie - +/- + +/- +/- + +/-
destinée + + + - - + +/-
déterminisme - +/- + +/- - - +/-
fatalité + + + - - + -
fatalisme - +/- + - - - +/-
finalisme - +/- - - - - +/-
fortune + + - +/- + + +/-
horoscope - +/- + +/- - - +/-
lignes de la main - + - +/- - - +/-
sort + + + +/- +/- - +/-

Изтаблицывидно, чтоинтегральныйсемантическийпризнак puissance surnaturelle представленвсемантикетакихлексем, как astres, destinée, fatalité, fortune, sort. Что касается дифференциальных признаков концептуального поля «судьбы» , то наиболее продуктивными оказались следующие: influence sur la vie, cours des événements.

Проведенный концептуальный анализ лексико-семантического поля судьбы на материале лексикографических источников был осуществлен на основании методики концептуального анализа, предложенной Г.А.Гавриловой и В.Ф.Хорошевским и включал 4 этапа:

1. Определение входных и выходных данных; составление словаря терминов и набора ключевых слов;

2. Выделение понятий, принадлежащих ядру концепта и установление связей между понятиями;

3. Определение признаков изучаемых понятий;

4. Выделение единиц, принадлежащих периферии концепта и установление связей между ними.

Из толкований лексемы «судьба» «destin» был установлен интегральный семантический признак «высшая сила». Структурно концептуальное поле судьбы предстало состоящим из ядра и периферии. К ядру нами отнесены такие элементы как destinée, fatalité. Кближнейперифериирешилиотнести astres, fortune, sort, акдальней: cartomancie, déterminisme, fatalisme, finalisme, horoscope, lignes de la main.

Заключение

Язык является материальным отражателем объективного мира. Все понятия о мире, складывающиеся у человека в процессе познавательной деятельности, находят свое выражение в языке. Проведенное исследование доказывает тот факт, что знания о том или ином абстрактном понятие представлены в языке в виде определенных структур знания.

В процессе исследования выяснено, что концепт «судьбы» представляет собой иерархически организованную систему, включающую наряду с ядерными единицами, также и периферийные элементы, которые могут варьироваться в зависимости от говорящего или пишущего.

В ходе исследования выявлено, что при обозначении высшей силы, влияющей на развитие жизни человека к числу ядерных элементов могут быть отнесены следующие лексемы: destinée, fatalité.


Библиография

1. Aлефиренко Н.Ф. Теоретические основы учения о «внутренней форме» фразем ⁄⁄ Семантика языковых единиц. М., 2001.

2. Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. 2. Интегральное описание языка и системная лексикография. М., 1995.

3. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М., 1998.

4. Аскольдов С.А. Концепт и слово ⁄⁄ Русская словесность: Антология ⁄ Под редакцией В.Н.Нерознака. М.: Academia, 1997.

5. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари, 1996.

6. Карасик В.И. Культурные доминанты в языке ⁄⁄ Языковая личность: культурные концепты. Волгоград — Архангельск, 1996.

7. Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. М.: Наука, 1976.

8. Красикова Е.В. Концепт «судьба» в космологии М.Ю.Лермонтова ⁄⁄ Вестник МГУ. Сер. 9, филология. 2004. №5.

9. Кубрякова Е.С. Проблема представления знаний в современной науке и роль лингвистики в решении этих проблем ⁄⁄ Язык и структура представления знаний. М.: ИНИОН РАН, 1992.

10. Леонтьев А.Н. Избранные психологические исследования. М., 1979.

11. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка ⁄⁄ Русская словесность: Антология. М.: Academia, 1997.

12. Маслова В.А. Введение в когнитивную лингвистику: Учебное пособие ⁄ В.А. Маслова. — М.: Флинта: Наука, 2004. — 296 с.

13. Павиленес Р.И. Проблема смысла. М., 1983.

14. Петров В.В. Структуры значения: логический анализ. — Новосибирск, 1979.

15. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997.

16. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М., 1996.

17. Фрумкина Р.М. «Теории среднего уровня» в современной лингвистике ⁄⁄ Вопросы языкознания. 1996. №2.

18. Хайдеггер М. Искусство и пространство ⁄⁄ Самосознание Европейской культуры ХХ века. М., 1991.

19. Хинтикка Я. Логико-эпистемологические исследования. М., 1980.

20. Цивьян Т.В. Лингвистические основы болгарской картины мира. М., 1990.

21. Чернейко Л.О., Долинский В.А. Имя СУДЬБА как объект концептуального и ассоциативного анализа ⁄⁄ Вестник МГУ. Сер. 9, филология. 1996. №6.

22. Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени, восприятия). М., 1994.

Словари

1. Аверинцев С. Филосовский словарь.

2. Аналогический словарь.

3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. 2-е изд., М., 1955.

4. Кубрякова Е.С., Демьянов В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов ⁄ Под общей ред. Е.С.Кубряковой. М., 1996.

5. Petit Larousse illustré.

6. Le Robert quotidien.

7. Французско-русский фразеологический словарь ⁄ Под ред. Я.И.Рецкера. Гос изд-во ин. и нац. словарей. М., 1963.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ