регистрация / вход

Способы номинационной и оценочно-критической характеристики литературного персонажа: переводческий аспект

Литературоведческий текст как объект переводческого анализа. Способы номинационной, оценочно-критической характеристики литературного персонажа и их сохранения в тексте перевода. Языковые средства передачи авторской характеристики литературного персонажа.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Ставропольский Государственный университет

Кафедра теории и практики перевода

Курсовая работа

По курсу «Теории перевода»

Тема: Способы номинационной и оценочно-критической характеристики литературного персонажа: переводческий аспект

Выполнила

студентка 3 курса группы Б

Данилова И

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Серебрякова С.В.


Содержание

Введение

Глава 1. Литературоведческий текст как объект переводческого анализа

1.1 Информационная специфика научного текста по литературоведению

1.2 Языковые средства передачи авторской характеристики литературного персонажа: картотека материала

Глава 2. Способы сохранения оценочно-критической характеристики литературного персонажа автором-ученым

2.1 Концепция лексических трансформаций Я.И. Рецкера как теоретическая база описания материала

2.2 Способы перевода единиц, маркирующих оценочно-критическое отношение автора

Заключение

Библиография


Введение

Цель данной курсовой работы состоит в выявлении способов номинационной и оценочно-критической характеристики литературного персонажа и их сохранения в тексте перевода.

Достижение указанной цели предопределяет решение следующих задач:

1. Перевод текста оригинала

2. Проведение предпереводческого анализа текста

3. Рассмотрение транслатологической специфики текста оригинала

4. Вычленение из текста характеризующих компонентов главной героини

5. Проведение постпереводческого анализа текста и обобщение способов перевода указанных единиц

Материалом для курсовой работы послужила статья Отто Цвирляйна «Федра Сенеки и ее образ», взятая из немецкого журнала «Literaturwissenschaft, Jahrgang» 1987, №5.

В качестве объекта исследования выступает научный текст.

Предметом исследования являются способы номинационной и оценочно-критической характеристики литературного персонажа.

К методам исследования относятся сравнительно-сопоставительный, метод сплошной выборки, методы классификации, наблюдения и описания.

Проведена предварительная работа с лингвистическими словарями для уточнения значения отдельных слов.

Мера переводимости данного текста, поскольку он носит письменный характер, является полной. Все языковые средства оформления текста находят соответствующие эквиваленты при переводе.

Основная цель данного текста – сообщить новые сведения. Источником текста являетсяавтор. Текст рассчитан на массового реципиента.

Материал для исследования был выбран неслучайно. Во-первых, статья как особый жанр научной литературы является действительным объектом переводчика в настоящее время в связи с массовым характером научной коммуникации. Во-вторых, данный материал отражает современное состояние научного языка в области литературоведения, позволяя проводить на его основе анализ тех закономерностей и трудностей, с которыми сталкивается переводчик.

При переводе мы использовали семантическую и денотативную модели перевода. Воспринимая текст перевода, мы связываем языковые единицы ИЯ с соответствующими им денотатами, фрагментами объективной реальности. Выявив эти денотаты, мы описываем их средствами ПЯ, заменяя единицы ИЯ, соответствующими тем же денотатам единицами ПЯ. Денотативная модель также дает возможность использовать описательный перевод при отсутствии в ПЯ обозначения денотата или ситуации оригинала. В этом случае мы используем несколько языковых единиц ПЯ, либо подбираем знак ПЯ, называющий похожий денотат или ситуацию (Тюленев, 2004: 187-188). Семантическая модель подразумевает выявление и передачу наиболее релевантных сем при переводе (Комиссаров, 2002: 156).


Глава 1. Литературоведческий текст как объект переводческого анализа

1.1 Информационная специфика научного текста по литературоведению

Данная статья написана в научном стиле, в области литературоведения. Научный стиль – представляет научную сферу общения и речевой деятельности, связанную с реализацией науки как формы общественного сознания; отражает теоретическое мышление, выступающее в понятийно-логической форме, для которого характерны объективность и отвлечение от конкретного и случайного (поскольку назначение науки – вскрывать закономерности), логическая доказательность и последовательность изложения (как воплощение динамики мышления в суждениях и умозаключениях). (Кожина, 2003: 242). Широкое и интенсивное развитие научного стиля привело к формированию в его рамках многочисленных жанров, таких, как: статья, монография, учебник, патентное описание, реферат, аннотация, документация, каталог, справочник, спецификация, инструкция. Каждому жанру присущи свои индивидуально-стилистические черты, однако они не нарушают единства научного стиля, наследуя его общие признаки и особенности.

Общая цель научной речи – сообщение нового знания о действительности и доказательство ее истинности. Круг указанных базовых экстралингвистических стилеобразующих факторов обуславливает конструктивный принцип научного стиля, основные стилевые черты последнего и специфическую речевую системность. При этом значимы и собственно коммуникативные задачи – передача адресату знаний в убедительной и доступной форме. Конструктивный принцип научного стиля обобщенно – отвлеченность в сочетании с подчеркнутой логичностью и терминированностью речи, а основные стилевые черты – абстрагизация, или, иначе, отвлеченно – обобщенность, подчеркнутая логичность, точность, ясность и объективность изложения. В целом научному стилю свойствен книжный характер речи, нежелательность разговорных и эмотивных средств (но не абстрактное их отсутствие, поскольку эмотивный компонент включен в структуру научно – познавательной деятельности и мышления). Экспрессивность, в смысле выразительность научной речи создается преимущественно за счет полной реализации указанных стилевых черт научного стиля, в том числе непременного учета адресата. Экстралингвистические стилеобразующие факторы научного стиля определяют принципы отбора языковых средств и их организации; немаловажную роль при этом имеет частота употребления тех или иных языковых единиц.

Для стиля изложения научного материала характерны ясность, точность и последовательность. Изложение материала строится на строгой логичности, что объясняет большую роль средств семантической и формальной когезии. К средствам семантической когезии можно отнести термины, возможны их замены при частом употреблении на соответствующие местоимения. К средствам формальной когезии относятся местоимения, союзы, вводные обороты, которые передаются максимально точно и полно.

Научный текст имеет некоторые национально обусловленные особенности. Специфичной чертой научного стиля немецкого текста считается «уход от академичности» – употребление первого лица единственного числа, однако в переводимом нами тексте подобные конструкции встречаются редко, характерно использование безличных предложений и предложений в пассивном залоге.

В информационный комплекс входят три вида информации: когнитивная, эмоциональная и эстетическая, и коммуникативным заданием является соответственно как сообщение объективных литературных сведений, так и передача субъективных чувств.

Начнем с когнитивной информации. Наряду с общепринятой терминологией литературы, здесь встречаются термины, изобретенные данным автором (своего рода неологизмы), а так же термины, которые в ходу у небольшой группы авторов, исповедующих одинаковые взгляды. Остальные средства: абсолютное настоящее, пассивные конструкции, неличная семантика подлежащего, сложные синтаксические структуры, средства компрессии (в основном сокращения) – достаточно частотны. Широко варьируется синтаксис: от сложных синтаксических периодов до парцелляции. Средства формальной когезии часто отсутствуют, семантическая когезия присутствует почти всегда, но отмечаются также случаи чисто ассоциативных переходов от одной микротемы к другой.

Термин – всегда член какой-либо терминологии, в пределах которых он однозначен. Терминологическое поле заменяет ему контекст. В своем терминологическом поле слово-термин обретает точность и однозначность, а за его пределами – теряем характеристику термина.

Тем самым термин парадигматичен семантически, т.е. в каждой терминологии соотнесен (и обязательно соотнесен, если это термин) с теми или иными понятиями. Термины могут жить вне контекста, если известно, членами какой терминологии они являются. Однозначность термины получают не через условия контекста, а через принадлежность к данной терминологии. Тем самым в отличии от слов-нетерминов слова-термины не зависят от контекста.

Переходя к средствам оформления эмоциональной информации, сразу отметим, что не нейтрален сам фон письменной литературной нормы языка, на котором выступают термины. К этому можно добавить эмоционально-оценочную лексику, эмоциональную инверсию и т.д.

Что касается эстетической информации, то здесь в зависимости от пристрастий автора может быть уделено особое внимание развернутому сравнению или особенно часто встречается синтаксический параллелизм. Текст также может обладать особенностями синтаксиса, специфичными для индивидуального стиля данного автора (это может быть контраст простых и сложных предложений, наличие парцелляции, преобладание сочинительной связи или что-либо другое) (Алексеева, 2004: 288). Но все же эстетические характеристики авторского стиля не заслоняют собой ни компонентов когнитивной информации, ни преобладающей в таком тексте субъективно-оценочной тональности при обсуждении произведения.

Как уже отмечалось выше, одной из отличительных черт научного стиля является наличие терминологии. Сохраняя внешний вид слова, термин полностью размежевывается с ним по своему содержанию. При этом, в отличии от обычного слова, которое познается через свою внешнюю форму, у термина на первом месте оказывается его содержание, а форма на ранних этапах его создания может быть нечеткой, неустоявшейся, нуждающейся в уточнении. Это создает коренные отличия термина от слова общей лексики.

При написании данной работы особое внимание уделяется номинациям. Номинация, или название, - это процесс, постоянно сопутствующий познанию человеком окружающего мира. Чем полнее и точнее познание, тем детальнее наименование. Процесс наименования тесно связан с процессом узнавания, которое основывается на сопоставлении объектов и представлений о них с целью выявления их общих и отличительных свойств и признаков.

Всякий акт номинации – порождение двухстороннего образования из идентифицирующего и дифференцирующего элементов. В процессе номинации обязательно возникает семантическая микросистема. Новая номинативная единица маркируется по отношению к старой. Но терминологические номинации как вторичные маркируются дважды, и по отношению к первичной семантической микросистеме, и по отношению к системе вторичной, терминологической.

Поскольку вся специальная лексика вторична по отношению к общей, в ней преобладает условность, базирующаяся, однако, на некоторых естественных связях слов и именуемых с их помощью объектов. При формировании плана выражения терминов из слов естественного языка важное значение приобретает их мотивированность. Мотивированный термин легче запоминается, устанавливает ассоциативные связи с другими терминами и с именуемыми явлениями. Но полностью мотивированных терминов, по-видимому, вообще не существует. И объясняется это как вторичностью терминов по отношению к общей лексике, так и тем, что каждое понятие характеризуется разными признаками, а в его имени отражается лишь один, при этом не всегда ведущий. Номинация (особенно первичная) еще не есть выражение понятия. Первое употребление вновь созданного слова – микрономинация – не дает ни нарицательного, ни собственного имени. Статус имени, его место в языке, будет определен в процессе его функционирования в речи. Если черта, положенная в основу номинации, окажется свойственной и другим объектам, а не только тому, у которого она была впервые выделена, и имя будет обобщать, оно конструируется как общее, нарицательное. Если черта, на основе которой предмет получил свое название, случайна, необязательна или по-иному представлена в других предметах, имя может стать специальным обозначением, нарицательным или собственным, а может и не удержаться в языке и замениться более подходящим (Суперанская, 1989: 89 - 91).

В ситуации наименования мы всегда имеем дело с перенесением по различного рода ассоциациям (метафорическим, метонимическим, по смежности, по сходству и т.д.) то есть по закону комплексного, а не логического мышления.

Давая общую характеристику номинации, нужно отметить, что основная единица, на которую опирается номинация (т.е. фиксирование избранных явлений действительности при помощи языковых наименований) в общем сознании – это слово. К номинативным частям речи он относит существительные, прилагательные, глаголы и наречия. Только в них, по его мнению, постоянно оформляется новое содержание, создаются новые наименования. Он считает, что существительные могут транспонировать содержание слов, всех остальных номинативных частей речи и располагают для этого соответствующими морфологическими средствами. Существительным свойственна абсолютная номинативная значимость, несколько ослабленная у остальных номинативных частей речи, обладающих сниженной способностью передавать содержание прочих частей речи.

При переводе текста оригинала я столкнулась с проблемой передачи имен собственных с латинского языка на русский. В целом можно констатировать, что выбор той или иной возможности передачи имен собственных обуславливается традицией, с которой не может не считаться переводчик (Федоров – Основы общей теории перевода, с.216). Так как все персонажи являются мифологическими героями, то перевод их имен на русский язык не составил проблем, так как я опиралась на уже существующие в русском языке соответствия. Так имена собственные переведены по средством побуквенного прочтения, т. е. транслитерации, сочетающейся с использованием правил частичного переоформления фонемного состава переводимого слова с целью снабдить его русскими грамматическими показателями (грамматикализация): Seneca - Сенека, Hippolyt - Ипполит, Phaedra - Фэдра, Ovid - Овид, Iphis - Ифис, Medea - Медея, Helena - Елена, Clytemestra, Hercules - Геркулес, Euripid - Еврипид, Aegisth – Эгисф, Lucan – Лукан, Hector – Гектор, Polyxen- Поликсен, Iocast - Иокаст. Так, латинские имена женского рода на –е получают окончание –а с целью приспособления имен собственных к морфологической норме русского языка (Федоров – основы общей теории перевода, с. 216) (HermioneГермиона, Aphrodite – Афродита, Ianthe – Ианта, Pasiphae - Пасифа); латинские имена мужского рода на -о получили окончание –он (Amphitrio - Амфитрион, Creo - Креон); имена мужского рода на –us теряют это окончание при транслитерации (Atreus – Атрей, Teseus - Тесей).

Исследуемое в данной работе произведение относится к научному типу текста, написано Отто Цвирляном. Переведен текст объемом 30000 знаков – «Федра Сенеки и ее образ» (SenecasPhaedraundihreVorbilder).

Источником литературоведческого текста является специалист-литературовед как представитель своей области знаний, а реципиентами – как специалисты, так и дилетанты. В литературоведческом тексте значительную роль играет авторское начало.

Луций Анней Сенека, филосов и писатель (4г до н.э. – 65 г. Н.э.), родился в Испании в Кордубе (Кордова). Сенека получил образование в Риме. Он учился философии у стоиков Аттала и Папирия Фабиана, пифагорейца Сотиона. До конца своей жизни он сохранил склонность к стоицизму, хотя интересовался Платоном и Эпикуром. Литературное наследие состоит из сочинений филосовского характера и поэтоических произведений. (Лосев, 1986: 381-382). В своих произведениях Сенека выступает моралистом. Все они, за исключением одной “Октавии”, написаны на мифологические темы, использованные в творчестве греческих трагиков. Однако сюжеты трагедий у Сенеки получают своеобразную разработку. Трагические сцены принимают в пьесах Сенеки уродливые формы, особенно при изображении убийств, преступлений или проявлений жестокости. Его герои – люди большой страсти, проявляющие чрезмерную жестокость (Медея, Федра). Образы их прямолинейны и схематичны. Героини произносят слишком длинные монологи, на которые оказала влияние риторика, обилие афоризмов создает искусственный декламационный стиль, так отличающий трагедии Сенеки от трагедий его греческих предшественников (Лосев, 1986: 384).

Выступая философом-моралистом, Сенека с точки зрения стоицизма осуждает губительные страсти. С этой точки зрения он признает непреодолимость рока, и потому в его трагедиях не торжествует свободная воля человека, а выступает его обреченность. Трагизм в его произведениях создается изображением страшных сцен и патетическими монологами, рассчитанными на эффект. В них отсутствует последовательное развитие действия. Полагают, что трагедии Сенеки были написаны для чтения, а не для постановки на сцене.

Труды Сенеки оказали влияние на все последующие поколения. В средние века для воспитания в христианском духе составлялись даже сборники, в которых приводились сентенции Сенеки. В новое время трагедии Сенеки оказали влияние на развитие европейской драмы. Их изучал Шекспир. В “Гамлете” есть указание на Сенеку. Корнелия и Расина во Франции увлекала патетика, изысканность сентенций Сенеки. Одноплановость образов соответствовала требованиям классицизма. Корнель и Расин использовали древнюю форму для передачи содержания в соответствии с жизнью высшего французского общества в 18 веке. До настоящего времени трагедии Сенеки представляют интерес не только с точки зрения стиля, но и как выражения протеста против тирании.

Сюжет злосчастной любви Федры к пасынку нашел отражение в ряде художественных произведений, самыми известными из которых стали трагедии «Ипполит» Еврипида, «Федра» Сенеки и «Федра» Расина.

Главным источником для Сенеки послужила трагедия Еврипида «Ипполит», но не та, которая дошла до нас (где действие происходит не в Афинах, а в Трезене и где любовь Федры к Ипполиту открывает не она сама, а лишь кормилица, против ее воли), а другая, более ранняя. Героиня трагедии Федра — дочь критского царя Миноса, сына Юпитера, и Пасифаи, дочери Солнца. Когда-то Солнце открыло Вулкану, супругу Венеры, ее прелюбодеяние с Марсом, и с тех пор Венера возненавидела род Солнца. По ее воле Пасифая влюбилась в быка, искусник Дедал сделал для нее деревянную корову, и, забравшись в нее, она зачала от быка чудовищного Минотавра, для которого тот же Дедал построил Лабиринт. Старшая дочь Пасифаи, Ариадна, влюбилась в Тесея, помогла ему проникнуть в Лабиринт и убить Минотавра, бежала с ним, но была им брошена (и стала супругой Вакха). Вторым браком Тесей женился на амазонке Антиопе и имел от нее сына Ипполита, а третьим — на младшей сестре Ариадны, Федре, которая и влюбилась в своего пасынка (Лосев, 1986: 135).

Федра является главной героиней произведения Сенеки. Это также отражено в том, что все произведение озаглавленно ее именем. В своей работе я также хотела бы обратить свое внимание именно на изучение образа этого персонажа.

1.2 Языковые средства передачи авторской характеристики литературного персонажа: картотека материала

При выполнении данной научной работы для достижения поставленной цели была проведена выборка языковых средств передачи авторской характеристики персонажа. Все данные номинации можно разделить на 2 группы:

1. Нейтральная лексика (литературоведческие термины, исторические термины)

2. Оценочно-критические словосочетания

Первая группа представлена следующей лексикой:

литературоведческие термины – Hauptfigur, diesenecanischePhaedra, Opferdesfuror, Titelfigur, Jaegerin;

исторические термины – Phaedra, SenecasPhaedra.

Ко второй группе мы относим следующие сочетания, представленные существительными: ihreLeidenschaft, ihreLiebesflame, dieLiebesbesessene, dieWortePhaedrasalsTrugrede, “HeilungimTod”, dieEntlassungihrerHerrin (Phaedra) alssubtileDrohung, dieInaktivitaet;

атрибутивными словосочетаниями: eine active leidenschaftliche Phaedra, die frevelhafte Liebe, frevelhafte Liebesbindung, suesse Liebeskrankheit, die ersehnte Liebesvereinigung, an ihrer Liebespein leidende, das Feuer in ihrer Brust verbergende Phaedra, mangelnde Entschlossenheit zum Handeln, leidenschaftliche Frau, ersehnte Liebeserfuellung, erpresserische Phaedra, eine zielstrebig ihre Chance nutzende, klar berechnete Phaedra, eine innerlich zerrisende Phaedra, eine leidenschaftlich ihre Liebeserfuellung suchende Frau, aufrichtiger Todesentschluss um der Reinheit, Labile Phaedra;

генетивными словосочетаниями: die Zerrisenheit ihres Wesens, Erfuellung der Liebessehnsucht, eine Klage ueber die Ungunst ihres Geschickes, das Unglueck ihres Geschlechtes, die Aussichtslosigkeit ihres Vorgehens, schweigendes Verbergen der Liebesglut, die Symptome des langsam verzehrenden Liebesgrames, ein Bild menschlicher Schwachheit, Unsicherheit ihre Handlungsunfaehigkeit

Характеристика героини выражена и в отглагольных конструкциях:

nach Liebeserfuellung verlangen, rasch das Unsittliche aus ihrem Herzen verbannen, die Flammen loeschen und sich nicht der greulichen Hoffnung hingeben, jeder Strafe unbeirrt ins Auge sehen, die Hoffnung im Haerzen naehrn, guten Ruf durch Selbstmord retten wollen, den Entschluss zum Tod als unverrueckbar hinstellen, Aeusserungen Phaedras als Erpressung verstehen, Sittlichkeit ueber Liebesleidenschaft gesetzen, ohne Scheu von ihrer Liebe sprechen, unbeirrbar auf Liebeserfuellung hinwirken, sich auf ihrem Antlitz Kuehnheit mit Scham mischen, die scheinbare Inaktivitaet, Schwaeche und “Entscheidungsunfaehigkeit” entpuppen sich als kalkulierte, zielgerichtete Erpressung, ihr hohes Alter gebe ihr das Bewusstsein, sie werde frei reden, fuer Schamgefuehl ist jetzt kein Raum mehr, alle sittlichen Bedenken zur Seite schieben und nur den Erfolg im Auge haben,

Phaedra trete den Gedanken an Selbstmord breit, um die Amme weich zu machen, bereits in ihrem Herzen gefrevelt.


Глава 2. Способы сохранения оценочно-критической характеристики литературного персонажа автором-ученым

2.1 Концепция лексических трансформаций Я.И. Рецкера как теоретическая база описания материала

Раскрытие контекстуальных значений в процессе перевода часто подчинено определенным логико-семантическим закономерностям. Приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, не совпадающее со словарным, принято называть лексическими трансформациями. В семантическом отношении сущность трансформации заключается в замене переводимой лексической единицы словом или словосочетанием иной внутренней формы, актуализирующим ту слагаемую иностранного слова (ту сему), которая подлежит реализации в данном контексте (Рецкер, 1974: 38).

В данной научной работе при характеристике используемых мной при переводе трансформаций, я буду опираться на классификацию, предложенную Я.И. Рецкером. Хотя не всегда можно четко классифицировать каждый пример перевода из-за переплетения категорий, но в общем Я.И. Рецкер выделяет семь разновидностей лексических трансформаций:

1. дифференциация значений

2. конкретизация значений

3. генерализация значений

4. смысловое развитие

5. антонимический перевод

6. целостное преобразование

7. компенсация потерь в процессе перевода

Нередко отдельные приемы трансформаций совмещаются. Особенно часто это наблюдается в отношении первых двух категорий, которые сочетаются друг с другом.

Дифференциация значений.

Многие слова ИЯ с широкой семантикой не имеют полного соответствия в ПЯ. Двуязычный словарь обычно дает ряд частичных вариантных соответствий, каждое из которых покрывает лишь одно из частных значений иноязычного слова. Однако даже все словарные соответствия в их совокупности не охватывают полностью широкой семантики слова ИЯ.

Конкретизация значений

В отличии от дифференциации, которая возможна и без конкретизации значения, последняя всегда сопровождается дифференциацией и невозможна без нее. Как правило, лексике русского языка свойственна большая конкретность, чем соответствующим лексическим единицам английского и французского языков. Это неоднократно отмечалось лингвистами.

Генерализация значений

Прием генерализации значений диаметрально противоположен приемам дифференциации и конкретизации, так как он заключается в замене частного общим, видового понятия родовым. Иногда генерализация применяется в соответствии со стилистическими нормами, принятыми в русском языке и литературе. Например в русском языке не принято разграничивать такие слова, как dieHand и derArm,или dasBein и derFuss.

Необходимость генерализации может быть вызвана и опасностью искажения смысла при переводе слова или словосочетания его словарным соответствием.

Одно и то же слово может подвергаться лексической трансформации в противоположных направлениях: в сторону сужения и расширения значения, т.е. может быть как объектом дифференциации, так и генерализации.

Прием смыслового развития

Данный прием заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним. Сюда относятся различные метафорические и метонимические замены, производимые на основе категории перекрещивания. Если учесть, что все знаменательные части речи делятся на три категории: предметы, процессы и признаки, то в ходе перевода наблюдается поразительное разнообразие замен как внутри каждой категории, так и между различными категориями. Для передачи одного и того же содержания средствами другого языка часто безразлично, какой формой слова будет выражено это содержание. Предмет может быть заменен его признаком, процесс предметом, признак предметом или процессом и т.д.

Прием антонимического перевода

Антонимический перевод, который является по существу крайней точкой приема смыслового развития, представляет собой замену какого-либо понятия, выраженного в подлиннике, противоположным понятием в переводе с соответствующей перестройкой всего высказывания для сохранения неизменного плана содержания. В большинстве случаев использование противоположного понятия в переводе влечет за собой замену утвердительного предложения отрицательным или отрицательного – утвердительным.

Прием целостного преобразования

Прием целостного преобразования также является определенной разновидностью смыслового развития, но в отличии от антонимического обладает большей автономностью и обнаруживает в значительно меньшей степени логическую связь между планами выражения ИЯ и ПЯ. Этот прием осуществляется в рамках либо перекрещивания, либо внеположенности. Прием целостного преобразования можно кратко определить как синтез значения без непосредственной связи с анализом. Преобразуется внутренняя форма любого отрезка речевой цепи – от отдельного слова, большей частью сложного, до синтагмы, а порой и целого предложения. Причем преобразуется не по элементам, а целостно, так, что видимая связь между внутренней формой единиц ИЯ и ПЯ уже не прослеживается. Это, конечно, не означает, что процесс целостной трансформации лишен логико-семантической основы, в противном случае замена внутренней формы в процессе переводапривела бы к нарушению адекватности. Этой основой служит отнесенность исходной и преобразованной единицы перевода к одному и тому же отрезку действительности. Если не всегда можно проследить до конца весь ход замещения сем в процессе целостного преобразования, то эквивалентность плана содержания и адекватность планов выражения каждый раз должны свидетельствовать о закономерности применения этого приема трансформации.

Как это наблюдается и в отношении других приемов лексических трансформаций, традиция языковых контактов использовала ряд целых преобразований частотных лексических единиц и закрепила их результаты как словарные соответствия – постоянный и вариантные.

Прием переводческой компенсации.

Сущность компенсации в процессе перевода с такой исчерпывающей полнотой раскрыта в книге А.В. Федорова, что я позволяю себе привести его определение целиком. “В практике перевода встречается ряд случаев, когда не воспроизводиться совсем или заменяется формально далеким тот или иной элемент подлинника, пропускается то или иное слово, словосочетание и т.п., но невозможность передать отдельный элемент, отдельную особенность оригинала тоже не противоречит принципу переводимости, поскольку последний относится ко всему произведению, как к целому. Конечно, целое существует не как какое-то абстрактное понятие, - оно состоит из конкретных элементов, которые, однако, существенны не каждый в отдельности и не в механической своей совокупности, а в системе, образуемой их сочетанием и составляющей единство с содержанием произведения. Отсюда – возможность замен и компенсаций в системе целого, открывающей для этого разнообразные пути; таким образом, утрата отдельного элемента, не играющего организующей роли, может не ощущаться на фоне обширного целого, он как бы растворяется в этом целом или заменяется другими элементами, иногда и не заданными оригиналом.

Отправным моментом для определения роли отдельного элемента в подлиннике, необходимости точной его передачи, а также возможности или закономерности его пропуска или замены является соотношение содержания и формы в их единстве.”

Таким образом, компенсацией (или компенсацией потерь) в переводе следует считать замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно-художественным характером подлинника и там, где это представляется удобным по условиям русского языка. Компенсация может иметь семантический и стилистический характер.

2.2 Способы перевода единиц, маркирующих оценочно-критическое отношение автора

Исследуемые в данной работе лексические единицы с переводческой точки зрения можно разделить на две группы:

1. лексические единицы ИЯ, имеющие полные эквиваленты в ПЯ, не противоречащие стилистическим нормам ПЯ, а следовательно представленные в переводе без использования каких-либо трансформаций.

К этой группе относятся следующие лексические единицы:

Phaedra - Федра, Hauptfigur – главная героиня, eineactiveleidenschaftlichePhaedra – активная страстная Федра, SenekasPhaedra – Федра Сенеки, ihreLeidenschaft – ее страсть, ihremangelndeEntschlossenheitzumHandeln – ее недостаточная решительность к действиям, Jaegerin - охотница, ihreLiebesflame – ее пламя любви, sichdersuessenLiebeskrankheithingeben – придаваться сладкой болезни любви, denEntschlusszumTodalsunverrueckbarhinstellen – представлять решение о смерти как нечто незыблемое, “HeilungimTod” suchen – искать “исцеления в смерти” , anihrerLiebespeinleidende, dasFeuerinihrerBrustverbergendePhaedra – страдающая от любовных мук, скрывающая в своей груди огонь Федра, leidenschaftlicheFrau – страстная женщина, beiihrkommtSchamundReuezuspaet – чувства стыда и раскаяния приходят к ней слишком поздно, ersehnteLiebeserfuellung – ожидаемое с нетерпением любовное удовлетворение, aufrichtigenTodesentschlussumderReinheit – искреннее решение о смерти ради очищения, dieSymptomedeslangsamverzehrendenLiebesgrames – симптомы долго изнуряющей любовной тоски, einBildmenschlicherSchwachheit – образ человеческой слабости.

2. лексические единицы ИЯ, подвергшиеся трансформациям либо в следствие отсутствия полного эквивалента в ПЯ, либо в следствие несоответствия имеющегося эквивалента в ПЯ стилистическим нормам ПЯ.

Используя лексическую трансформацию – дифференциация значения, были переведены следующие выражения:

dieZerrisenheitihresWesens – разлад в ее сущности (словарные соответствия dieZerrisenheit – разобщенность, разъединенность, раздробленность, раздвоенность);

PhaedrashervorstechendesMerkmalistdieInaktivitaet – отличительный признак Федры – это ее бездействие (словарные соответствия ervorstechend – выступающий, выдающийся, выделяющийся);

diefrevelhafteLiebeausihremHerzenausreisen – вырвать дерзкую любовь из ее сердца (словарные соответствия ausreisen – уезжать, выезжать);

siemoegeraschdasUnsittlicheausihremHerzenverbannen, dieFlammenloeschenundsichnichtdergreulichenHoffnunghingeben – она могла бы быстро выбросить из сердца безнравственность, погасить пламя любви и не предаваться отвратительным надеждам (словарные соответствия verbannen – высылать, прогонять, отгонять);

siewilldieAmmeihrenZweckendienstbarmachen – она хочет подчинить кормилицу своим целям;

PhaedrasploetzlichesEinlenken – Федра внезапно идет на уступки;

diescheinbareInaktivitaet, Schwaecheund “Entscheidungsunfaehigkeit” entpupptsichalskalkulierte, zielgerichteteErpressung – фиктивная бездеятельность, слабость и неспособность к принятию решения оказываются просчитанным целенаправленным шантажом;

schweigendesVerbergenderLiebesglut – молча скрывающая пламя любви;

erpresserischePhaedra – шантажистка Федра;

fuerSchamgefuehlseijetztkeinRaummehr – не было больше места для чувства стыда (словарные соответствия Raum – пространство, место, помещение, объем, вместимость, район).

Используя лексическую трансформацию – конкретизация значения, были переведены следующие выражения:

dieLiebesbesessene – одержимая любовью девушка;

dieHoffnungimHaerzennaehrt – питать сердце надеждой ( словарные соответствия naehern – приближать, сближаться);

PhaedrabereitsinihremHerzengefrevelt – Федра почти совершила преступление в своем сердце.

Используя лексическую трансформацию – генерализация значения, были переведены следующие выражения:

derersehntenLiebesvereinigungmitHippolytzustreben – стремиться к ожидаемому с нетерпением объединению с Ипполитом;

dieWortePhaedrasalsTrugredefassen– воспринимать слова Федры как обман (Trugrede – обманная речь);

dieAussichtslosigkeitihresVorgehenseinsehen – осознавать безнадежность ее действий (словарные соответствия einsehen – просматривать, понимать, признавать);

sieselbstmischtsichaufihremAntlitzKuehnheitmitScham – она совмещает в себе отвагу и стыд (словарные соответствия Antlitz – лицо, лик, облик).

Используя лексическую трансформацию – смысловое развитие, были переведены следующие выражения:

Titelfigur – главная героиня, именем которой названо произведение;

sieistindasUnglueckihresGeschlechtesverkettet – она неразрывно связана с проклятием, наложенным на их род;

eineKlageueberdieUngunstihresGeschickes – жалоба на то, что судьба неблагосклонна по отношению к ней;

Opferdesfuror – жертва любовного увлечения (furor);

ploetzlicheinlenktundwillihrengutenRufdurchSelbstmordretten – внезапно идет на уступки и хочет спасти свою репутацию, совершив самоубийство.

Используя лексическую трансформацию – антонимический перевод, были переведены следующие выражения:

siewerdefreireden – она бы не побоялась сказать правду;

ohneScheuvonihrerLiebespricht – не боясь ничего, говорит о своей любви;

unbeirrbaraufLiebeserfuellunghinwirkt – с полной уверенностью делает все возможное для своего удовлетворения (словарное соответствие unbeirrbarнепоколебимый).

Используя лексическую трансформацию – целостное преобразование, были переведены следующие выражения:

jederStrafeunbeirrtinsAugesehen – уверенно перенесет любое наказание;

allesittlichenBedenkenzurSeiteschiebenundnurdenErfolgimAugehaben – все нравственные размышления уходят на второй план, а в глазах только успех.

Рассмотрев данные примеры, можно пронаблюдать, что большинство трансформаций связанно не с отсутствием эквивалента в ПЯ, а со стилистическими особенностями ПЯ, а также в связи с тем, что текст является единым органическим целым, контекст, в котором употреблено то или иное слово, выражение и влияет на выбор наиболее подходящего эквивалента.


Заключение

Осуществляя перевод текста, нужно обращать внимание на многие факторы. Необходимо всегда помнить, что описание соответствий в рамках частной теории перевода не предполагает механической подстановки соответствия вместо переводимой единицы оригинала. Понятие соответствия тесно связано с понятием контекста, который определяет выбор того или иного соответствия при переводе или отказ от использования известных соответствий и необходимость поиска иных способов перевода, поэтому текст нужно воспринимать как единую единицу. Наиболее существенную роль контекст играет в разрешении многозначности лингвистических единиц. Не считая случаев нарочитой или случайной (непреднамеренной) двусмысленности, контекст служит тем средством, которое как бы «снимает» у той или иной многозначной единицы все ее значения, кроме одного. Тем самым контекст придает той или иной единице языка однозначность и делает возможным выбор одного из нескольких потенциально существующих эквивалентов данной единицы в ПЯ.

Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче содержания оригинала, и, как правило, фактическая общность содержания оригинала и перевода весьма значительна.

Следует различать потенциально достижимую эквивалентность, под которой понимается максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, допускаемая различиями языков, на которых созданы эти тексты, и переводческую эквивалентность - реальную смысловую близость текстов оригинала и перевода, достигаемую переводчиком в процессе перевода. Пределом переводческой эквивалентности является максимально возможная (лингвистическая) степень сохранения содержания оригинала при переводе, но в каждом отдельном переводе смысловая близость к оригиналу в разной степени и разными способами приближается к максимальной.

Цель перевода состоит не в подгонке текста под чье-то восприятие, а в сохранении содержания, функций, стилевых, стилистических, коммуникативных и художественных ценностей оригинала. И если эта цель будет достигнута, то и восприятие перевода в языковой среде перевода будет относительно равным восприятию оригинала в языковой среде оригинала.

Таким образом, изучив текст оригинала, рассмотрев его транслатологическую специфику, совершив перевод исследуемого текста оригинала, мы выявили основные способы номинационной и оценочно-критической характеристикилитературного персонажа и их сохранения в тексте перевода. В данной работе трансформации рассматриваются на основе классификации, созданной Я.И. Рецкером. При переводе текста оригинала были использованы следующие лексические трансформации: дифференциация значения, конкретизация значения, генерализация значения, смысловое развитие, антонимический перевод, целостное преобразование. Но не все исследуемые лексические единицы подверглись трансформациям при переводе, часть из них имела полные эквиваленты в тексте ПЯ и одновременно соответствовала стилистическим нормам ПЯ. Поскольку исследуемый текст носит письменный характер, то мера переводимости данного текста является полной. Соответственно все языковые средства оформления текста нашли соответствующие эквиваленты при переводе.

текст перевод литературоведческий персонаж


Библиография

1. Алексеева И.С. Введение в переводоведение. – 3-е изд., испр. и доп. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Издательский центр Академия”, 2008. – 386 с.

2. Бархударов Л.С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода). – М.: “Международные отношения”, 1975. – 240 с.

3. Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). – М.: Издательство института общего и среднего образования РАО, 2001. – 224 с.

4. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования. – М.: АПН РСФСР. – 520 с.

5. Кожина М.Н. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 696 с.

6. Комисаров В.Н. Современное переводоведение. – М.: ЭТС, 2004. – 424 c.

7. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М.: Высшая школа, 1990. – 253 с.

8. Лосев А.Ф., Сонкина А.А., Тахо-Годи А.А. Античная литература. – М.: “Просвещение”, 1986. – 464 с.

9. Мартынов В.В. Номинативные единицы языка и их системное описание // Актуальные проблемы лексикологии: тезисы докладов лингвистической конференции, вып. II, ч. I. – Новосибирск, 1969. – 188 с.

10. Реформатский А.А. Термин как член лексической системы языка // Проблемы структурной лингвистики. – М. 1968. – 226 с.

11. Рецкер Я.И. Теория перевода и практика перевода. – М.: Международные отношения, 1974. – 216с.

12. Солганик Г.Я. Стилистика текста. – М.:”Флинта: Наука”, 2002. – 256 с.

13. Суперанская А.В. Общая терминология: вопросы теории. – М.: Наука, 1989. – 246 с.

14. Тюленев С.В. Теория перевода: учебное пособие. – М.: Гардарика, 2004. – 336 с.

15. Федоров А.В. Основы общей теории перевода – 5-е изд. - СПб.: Филологический факультет СПбГУ. – М.: ООО «Издательский Дом «ФИЛОЛОГИЯ ТРИ», 2002. - 416 с.

Словари и справочники

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: 1996. – 608 с.

2. Большой немецко-русский словарь. – 13-е изд., стереотип. – Б42 М.: Рус. яз. – Медиа, 2006. – 1038 с.

3. Большой толковый словарь немецкого языка. – М.: Март, 1998. – 1248 с.

4. Кожина М.Н. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 696 с.

5. Немецко-русский словарь: Ок. 95000 словарных статей – 3-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1995. – 1040 с.

6. Словарь иностранных слов. – М.: Русский язык, 1985. – 608 с.

7. Ярцева В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. – 700 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий