регистрация / вход

Субстантивация в английском языке

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ …...3 ГЛАВА I. Конверсия в английском языке… .5 1.1.Определение конверсии ..5

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………………...3

ГЛАВА I. Конверсия в английском языке….........................................................5 1.1 .Определение конверсии………………………………………………..............5

1.2. Критерии производности………………………………………………………9

1.3 .Семантические отношения в конвертивной паре…………………………...14 1.4 .Типы конверсии……………………………………………………………….20

ГЛАВА II. Субстантивация в английском языке………....................................23

2.1.Определение субстантивации…......................................................................23

2.2. Исследование конверсии и субстантивации в англо- русском словаре Мюллера и в произведении « Дикий цветок»…………………………………...25

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………………….36

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ..................................................................................40

ВВЕДЕНИЕ

В системе английского словообразования особое место занимают такие способы создания слов как конверсия и субстантивация. Эти два способа словообразования привлекали внимание многих исследователей, как отечественных, так и зарубежных. Однако при определении и характеристике этих способов высказывались различные, порой противоречивые точки зрения. Одни лингвисты считают субстантивацию видом конверсии, другие рассматривают их как совершенно различные процессы. Согласно последней точке зрения, конверсия – это единовременный акт создания нового слова, субстантивация представляет собой постепенный переход слова одной части речи в слово другой части речи. Конверсия действует только в сфере существительных и глаголов, субстантивация – в сфере прилагательных и существительных. Вопрос о типах субстантивации также является дискуссионным. Некоторые учёные (А.И. Смирницкий, в частности) не признают явления неполной субстантивации, при которой прилагательное выполняет несвойственные ему синтаксические функции, типичные для существительного. Отсутствие единой согласованной точки зрения, а также продуктивность этих способов словообразования в английском языке определяют актуальность исследования.

Научная новизна работы заключается в том, что проведённое исследование расширяет и систематизирует научные представления о конверсии и субстантивации, как о самостоятельных процессах словопроизводства.

Целью курсовой работы является исследование конверсии и субстантивации как продуктивных способов словообразования в английском языке. Для реализации поставленной цели решается комплекс исследовательских задач ::

 определить понятие конверсии и описать её типы;

 определить понятие субстантивации;

сформулировать чёткие критерии разграничения конверсии и субстантивации;

 провести морфологический и семантический анализ языкового материала;

 установить количественное соотношение конвертивов и субстантиватов.

Объектом исследования являются конвертивы и субстантиваты английского языка.

Материалом исследования послужили 605 слов, отобранных методом сплошной выборки из англо-русского словаря Мюллера, а также из произведения «Дикий цветок».

Основным методом исследования в курсовой работе является метод лингвистического наблюдения и описания с привлечением методов сопоставительного, морфемного, семантического анализа, а также метода количественных подсчётов.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования, а также характером привлечённого для анализа языкового материала.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, выводов по каждой главе, заключения и списка литературы.

Во введении содержится обоснование актуальности, научной новизны курсовой работы, её теоретической значимости и определение цели, задач, материала и методов исследования, описание структуры работы.

В первой главе рассматриваются такие проблемы, как определение конверсии, критерии производности, семантические отношения в конвертивной паре и типы конверсии.

Вторая глава содержит определение субстантивации и посвящена исследованию конверсии и субстантивации в англо- русском словаре Мюллера и в произведении « Дикий цветок».

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования и делаются выводы. Завершает курсовую работу список литературы, который включает 36 лингвистических исследований, связанных с темой курсовой работы.

ГЛАВА I. Конверсия в английском языке

1.1 Определение конверсии

Конверсия является одним из основных способов словообразования в современном английском языке. Это чрезвычайно продуктивное средство пополнения лексического состава новыми словами. Конверсия существует во многих языках, но именно в английском языке она получила широкое распространение, что объясняется совпадением звуковой формы существительных и глаголов в результате утраты окончаний и заимствованиями из французского языка [Смирницкий 1953: 12]. И.В. Арнольдсчитаетконверсиюдоминирующимспособомсловообразованияванглийскомязыке«Conversion is considered to be the predominant method of English wordformation» [Arnold 1973: 103].

Конверсия была предметом многочисленных лингвистических дискуссий с тех пор, как Г. Суит в 1891 году впервые употребил этот термин в своей грамматике английского языка. В лингвистической литературе существуют различные термины для обозначения этого понятия: транспозиция, конверсия, функциональный сдвиг, zero – derivation, root – formation, functional change / shift . После критического рассмотрения всех терминов И.В. Арнольд приходит к заключению о предпочтительности термина «конверсия». Некоторые авторы пользуются терминами «безаффиксное или корневое образование» или «изменение функции». В словаре лингвистических терминов О.С. Ахмановой приводится следующее определение конверсии: «Конверсия – образование нового слова путем перевода одной основы в другую парадигму словоизменения, образование глагола от основы существительного» [СЛТ 1969: 202].

Конверсия понимается как безаффиксальное образование слова одной части речи от слова другой части речи, которое сопровождается семантическим сдвигом. Результатом конверсии является создание слова омонимичного исходному: a doctor – to doctor, to jump – a jump . Конверсия определяется как такой тип словообразования, при котором новые слова возникают без изменения основной формы исходного слова, т.е. без добавления или изменения каких-либо морфем, и они включаются в новую парадигму, получают новые синтаксические функции, сочетаемость и новое лексико-грамматическое значение: work – to work, love to love, paper – to paper, brief – to brief . Под основной формой слова при этом понимается словоформа, в которой обозначаемое данным словом понятие выражено наиболее абстрагировано от частного. Для глаголов основной формой является форма инфинитива, для существительных – форма общего падежа. [Арнольд 1959: 129].

Существуют различные трaктовки конверсии. Г.К. Артур рaссмaтривaет место конверсии в системе способов словообразования и приходит к выводу, что конверсия и словообразовaние путем aффиксaции – это двa разных процессa. «It should be insisted also that conversion and derivational change are two distinct processes » [Arthur 1975: 168]. При aффиксaции обрaзуются рaзные формы слов (например, a. wide, n. width; v. widen ), при конверсии изменение происходит не в форме слова, а в его функциях. А.И. Смирницкий считает конверсию морфологическим способом словообрaзования. Словa, образовaнные по конверсии, имеют тождественную основу (основу love –, в данном случае совпадающую с корнем), но различаются системой своих форм – пaрaдигмой (существительное имеет субстaнтивную систему словоизменительных суффиксов –‘s, –s, s’ , а глагол love – глагольную систему словоизменительных суффиксов – s, – ed, – ing ...). Это и различает их как рaзные слова, образованные путем изменения пaрaдигмы. А.И. Смирницкий в своих работах подверг убедительной критике рaспрострaненные прежде трактовки конверсии: семaнтическую, согласно которой конверсия – это «изменение знaчения слова», и особенно синтaксическую, определявшую конверсию как «изменение синтaксической функции слова». Докaзaв, что в результaте конверсии получается обычно новое слово, он придавал большое знaчение пaрaдигме и считал этот фaктор единственным словообразовaтельным средством при конверсии: «Конверсия – есть такой вид словообразования, при котором словообразовательным средством служит только сама парадигма слова» [Цит.по:Жлуктенко 1958: 53]. А.И. Смирницкий не принимал во внимание то обстоятельство, что слова относятся к определенным грамматическим типaм не только в соответствии с системой их форм, но и в зaвисимости от их грамматических связей с другими словами. Он придерживался ошибочного мнения, что одной только парадигмы уже достаточно, чтобы грамматически оформить слово. И.В. Арнольдсчитаетподобнуютрактовкунеприемлемой «It is difficult to accept this view as it ignores the syntactic pattern which is in fact of great importance ») [Arnold 1986: 157]. При внимательном рaссмотрении форм work и works можно сказать, что та или другая могут принадлежать к одной из двух парадигм: а) work, works (cущ.) или б) work, works, worked, working (гл.), а значит могут иметь то или другое значение. Даже окончание –s в форме works не помогает в определении значения, так как формы с таким окончанием имеются в обеих парадигмах. В то же время каждое из данных слов употребляется в языке без каких бы то ни было дополнительных морфологических показателей. Поэтому многие лингвисты отмечают, что в конверсии действуют не только морфологические, но и синтаксические фaкторы, порядок слов, изменение значения, различные ассоциации и соотношения с рядами уже существующих слов. При тaкой трактовке конверсия определяется как комбинированный морфолого-синтaксический способ словообразовaния, который включает как изменение пaрaдигмы, так и изменение синтaксической функции слова «Conversion is considered to be a morphological-syntactic word-building means, for it involves both a change of the paradigm and a change of the syntactic function of the word » [Arnold 1973: 103]. В примере So they up the prices a little слово up является глаголом, образованным по конверсии от наречия. Это доказывается тем, что данное слово имеет все синтаксические признаки глагола, т.е. является простым сказуемым, имеет при себе прямое дополнение и определяется наречием. Кроме того, up имеет и семантические свойства глагола, т.к. называет действие и обнаруживает свойственные глаголу грамматические значения лица, числа, вида, времени, наклонения и залога [Арнольд 1959: 131]. Акт образования нового слова путем конверсии представляет собой использование основы исходного слова для оформления ее в другое слово в условиях иной грамматической сочетаемости, типичной для другой части речи. В процессе этого оформления к дaнной основе присоединяются те грaммaтические формaнты, которые необходимы для вырaжения этой части речи в условиях дaнной сочетаемости [Жлуктенко 1958: 53]. Но при конверсии имеют место и семaнтические процессы. В частности, как прaвило, объем знaчений производящего слова больше объема производного. Например, объем значений существительного vegetable , образовaнного по конверсии из прилагательного vegetable , гораздо меньше, чем объем знaчений исходного прилaгaтельного. Более того, изменение знaчений при конверсии происходит часто не по стандaртным, a по весьмa сложным, зaчастую индивидуальным семантическим взaимоотношениям, например, значение отыменного глагола to tree – to force (animal, fig. person, to take refuge in a tree). Поэтому точнее определить конверсию как морфолого-синтаксико-семантический способ словообразования [Мешков 1976: 121].

Наконец, есть сугубо синтаксический подход к конверсии (a purely syntactic approach) , согласно которому конверсия представляет собой функциональный сдвиг. В частности, английские и американские лингвисты считают, что конверсия – это образование слова одной части речи от слова другой части. При этом они утверждают, что слова в современном английском языке могут одновременно выполнять функции разных частей речи. Но если прийти к такому заключению, то это будет означать, что в английском языке нет разделения на различные грамматические разряды слов, поскольку одно слово не может одновременно относиться к разным частям речи [Ginsburg 1979: 129].

Обзор литературы по проблеме определения специфики конверсии как одного из способов словообразования показал, что существуют различные трактовки конверсии: морфологическая, морфолого-синтаксическая, морфолого-синтаксико-семантическая и функциональная.

1.2. Критерии производности

Важнейшей проблемой теории конверсии является разработка критериев определения направления производности и соответствующей методики анализа словообразовательных отношений по конверсии. Речь идет о так называемых косвенных методах установления производности при конверсии. Направление производности как проявление словообразовательных отношений между единицами большей или меньшей сложности может в принципе выводиться непосредственно из описания означающих и означаемых.

Семантический критерий определения производного при конверсии опирается на анализ типа семантических связей между анализируемыми словами. Для определения внутренней производности глагола по отношению к существительному была предложена следующая классификация семантических связей:

34. Предмет – его назначение, функция. Например: pen «перо» – to pen «писать пером», doctor «врач» – to doctor «лечить».

Предмет – характерное для него действие. Например: fox «лиса» – to fox «хитрить».

Предмет – уподобление ему. Например: arch «арка», дуга – to arch «изгибаться дугой».

Наличие одного или нескольких из перечисленных типов семантической связи в паре слов, соотносящихся по конверсии, служит доказательством первичности существительного и вторичности (производности) глагола. [Сошальская 1952: 74].

Для определения внутренней производности существительного по отношению к глаголу может быть использована следующая классификация семантических связей между глаголом и отглагольным существительным:

35. Действие – определенное количество, «акт или процесс действия». Например: to store «прогуливаться» – stroll «прогулка», to start «вздрагивать» – start «вздрагивание».

Действие – действующее лицо или предмет. Например: to flex «сгибаться» – flex «гибкий шнур».

Действие – место действия. Например: to slide – «скользить» – slide «ледяная гора».

Действие – объект действия. Например: to tear «рвать» – tear «дыра».

Словообразовательный критерий является наиболее формальным из всех других критериев. Слова, соотносящиеся по конверсии, существуют в языке не изолированно, а в системе словообразовательных отношений, связывающих слова общего корня в определенные структурно-семантические единства, называемые словообразовательными гнездами. Существует следующее типовое строение словообразовательного гнезда.

Структурно-семантическим центром словообразовательного гнезда является его верхушка – основное корневое слово (например, atom «атом»). К нему тяготеют производные слова, связанные с ним непосредственно (соответственно atomize, atomic, atomism, atomist ) и опосредованно (соответственно atomizer, atomization, atomical, atomically ). По характеру производных слов, непосредственно связанных с вершиной гнезда, всегда можно судить о части речи корневого слова. Так, суффиксы –ic,ism,ist и т.д. присоединяются к основе существительного, а суффикс –ee,ment,tion,ance к основе глагола.

Это положение сохраняет силу и для гнезд, в которых имеются слова, связанные отношениями конверсии, например: hand (n ), handful (a ), handless (a ), handy (a ), handed (a ), hand (a ). Характер производных говорит о том, что вершиной этого гнезда является существительное hand «рука». Словообразовательный критерий внутренней производности заключается в следующем: если все или большинство производных слов в данном гнезде носят непосредственно или опосредованно отглагольный характер, то современное направление конверсии в данном гнезде – глагол→существительное [Соболева 1959:93].

Наряду с отмеченными критериями Н.О. Волкова выделяет еще синонимический критерий, который применим к ограниченному материалу. Синонимический критерий надежен только в области абстрактных слов, синонимы, которые обладают сложной морфемной структурой, применены только к соотношению (V→N ) а не (N→V ) [Волкова 1974: 55].

Сущность синонимического критерия состоит в следующем: если рассмотреть синонимический ряд, в который входит данное слово, то по структурной простоте или сложности синонимов можно говорить о внутренней простоте или производности слова. В паре to chat (v ) – chat (n ) существительное является производным, так как его синонимы conversation, communication структурно сложны. Таким образом, синонимический критерий основывается на предположении, что слова с более сложной структурой подтверждают внутреннюю производность корневых слов, так как отношения между, например, chat (v ) и chat (n ) аналогичны отношениям converse – conversation , communicatecommunication .

Частотный критерий не получил широкого распространения. Известно, что чем структурно сложнее образование, тем оно менее частотно. Например, слово reader структурно сложнее глагола to read и менее частотно. Задача состоит в сопоставлении частотности употребления соотносительных значений пары слов. Более высокая частотность свидетельствует о первичности основы, а более низкая – о ее производности. При сопоставлении частотности употребления слов соотносящихся по конверсии, в их соотносительных значениях исследуемый материал дает две различные ситуации:

1. Частотность употребления, как глагола, так и существительного в соотносительном значении в словаре зафиксирована. Если частотность глагола (существительного) в данном значении выше частотности соотносительного значения существительного (глагола), то делается вывод о первичности глагола (существительного) и производности существительного (глагола). Например:

А) to answer (V = 63% ) – answer (N = 35% ), т.е. V→N

to help (V = 61% ) – help (N = 1% ), т.е. V→N

Б) to sample (V = 10% ) – sample (N = 90% ), т.е. N→V

to joke (V = 8% ) – joke (N = 82% ), т.е. N→V.

2. В словаре зафиксирована частотность употребления лишь одного члена пары в данном значении. Тогда возможны два процесса:

А) частотность соотносительного значения другого члена пары слишком низка, чтобы фиксироваться в частотном словаре и ниже, чем частотность рассматриваемого значения первого члена пары. Делается вывод о первичности члена пары, частотность употребления которого в данном значении зафиксирована в словаре, и о производности другого члена пары в соотносительно значении. Например: to occasion (V ) – occasion (N = 67% ) т.е. N→V ; to spoil (V = 39% ) «грабить» - spoil (N ) «награбленное», т.е. V→N и т.д.

Б) Может оказаться, что у другого члена пары нет значения, соотносительного с рассматриваемым значением первого члена пары. Делается вывод о том, что в пределах интересующих нас значений вообще нельзя говорить о словообразовательных отношениях по конверсии между данными словами. Например, to honour в значении «честность» имеет частоту употребления, равную 4% . Все частоты глагола to honour , зафиксированные в словаре, касаются значений, не соотносительных со значением «честность». Хотя значение существительного honour «честность» является высокочастотным, оно вряд ли может считаться тем самым значением именной производящей основы «honour» , которая участвует в образовании глагола. [Волкова 1974: 55 – 62].

Для определения направления производности в лингвистической литературе разработаны следующие критерии: семантический, синонимический, словообразовательный и частотный.

Наибольшее распространение получил семантический критерий определения направления производности в конвертивной паре.

1.3. Семантические отношения в конвертивной паре

В лингвистической литературе описываются несколько моделей конверсии. Наиболее продуктивная конверсионная модель – это модель NV : anger : гнев – гневить, bag : мешок – класть в мешок; broom : метла – мести; crowd : толпа – толпиться; flicker : мерцание – мерцать; forecast : предсказание – предсказывать.

Для английской конверсии в частности и в первую очередь конверсии N→V характерна большая свобода семантических отношений. При установлении характера семантических переходов при конверсии N→V можно составить априорную схему таких переходов, исходя из значения существительных и предполагаемых смысловых переходов, например, выделив из общей массы существительных слова со значением «инструмент, орудие». Другими возможными переходами могут быть такие, как: лицо – действовать так, как данное лицо; животное – действовать так, как данное животное; место – помещать в данном месте; чувство → проявлять данное чувство; период времени → использовать данный период времени или действовать так, как в данный период [Мешков 1976: 127].

Ниже приводится несколько типов семантических переходов по модели N→V .

36. От существительных со значением «предмет», особенно «орудие действия», образуются глаголы со значением «использовать этот предмет», например: screw n. (винт) – screw v. (завинчивать); whip n. (кнут) – whip (хлестать); machine n. (станок) – machine v. (обрабатывать на станке).

В парах с исходным существительным, означающим лицо, производный глагол наиболее часто имеет значение «выполнять функции данного лица», например: butcher n. (мясник) – butcher v. (убивать скот на пищу); father n. (отец) – father v. (быть отцом); police п. (полиция) – police v. (охранять).

37. В парах с исходным существительным, означающим животное, могут устанавливаться такие отношения:

а) животное – действовать как данное животное, например: ape п. (обезьяна) – ape v. (обезьянничать); wolf п. (волк) – wolf v. (есть жадно).

б) животное – ловить данное животное, охотиться на него или истреблять, например: mouse п. (мышь) – mouse v. (истреблять мышей); fish n. (рыба) – fish v. (ловить рыбу).

38. Существительные, значения которых включает такой аспект, как «место», могут образовывать глаголы со значением «поместить что-либо в то место, которое обозначено данным существительным», например: bed v. (уложить в постель, а также лечь спать); pocke t v. (положить в карман).

В некоторых случаях существительные могут образовывать глаголы со значением «удалить, вынуть, изъять предмет, обозначенный данным существительным», например: bone v. (снимать мясо с костей); skin v. (счищать чешую), stone v. (вынуть косточки из плодов). Некоторые лингвисты справедливо отмечают, что по конверсионной модели N→V могут образовываться глаголы со значением образности. Можно привести следующие примеры образных глаголов, образованных по конверсии: the plan evidently ploughed into the ground. Soams walked eastwards, mousing aloud the shady side. She made no reply for she really spoke, house banding her age voice. [Турапина 1966: 107].

Глаголы, образованные от субстантивных основ, обычно имеют следующие значения:

39. Значение процесса, имеющего особую, специфическую связь с конкретным предметом: например, crown корона и crown короновать.

Значение процесса, имеющего ситуативную связь с предметом: например, paper глагол при paper существительным. Здесь нет специфической связи процесса с предметом. Глагол paper может в зависимости от ситуации означать и «завернуть в бумагу», и «снабдить бумагой».

Значение процесса, для которого предмет выступает в качестве инструмента. Например, pen писать пером (при существительном pen перо), hammer бить (молотком) (при существительном hammer молоток).

Значение процесса выполнения определенной деятельности, связанной с лицом, обозначенным соответствующим существительным: например, groom грум – groom выполнять работу грума, clerk клерк – clerk выполнять работу клерка.

Значение названия именем предмета, обозначенного соответствующим существительным: например, father называть отцом (при существительном father отец) [Смирницкий 1956: 100].

Конверсия по модели N→V является продуктивным и живым словообразовательным процессом. Вкниге «Changes in the Present day English» Р. Барбераприводятсятакиепримерыотыменныхглаголов: to billto send a bill to; to screen – 1. to project (a film), 2. to make a film from; to tape – to record on a tape machine; to vector - to instruct which way to fly ; to streamline - to make more efficient ; to audition - to give audition [Barber 1964: 91].

Модель V→N менее продуктивна, чем модель N→V . Производящими могут быть и сильные, и слабые глаголы, например, produce V→N .

Семантически отношения в модели V→N гораздо проще и менее разнообразны, чем в модели N→V . Наиболее многочисленным является тип, в котором производное существительное означает действие или проявление того, что выражено производящим глаголом, например: to contest (спорить, бороться → спор, соревнования), fall (падать → падение), help (помогать → помощь).

В другом типе отглагольное существительное означает агента действия (лицо или не – лицо), например: help ( помогать → помощник), switch (выключать → выключатель).

Третий тип объединяет производные существительные, означающие результат действия, например: catch (ловить → улов).

Могут быть и существительные, обозначающие место, например: dump (сваливать → свалка).

О.Д. Мешков также выделяет отглагольные существительные со значением лица, по отношению к которому произведено действие, выраженное глаголом, или на которое так или иначе распространяется действие, обозначенное производящим глаголом, например: vaccinate (делать прививку → человек, которому введена вакцина), suspect (подозревать → подозреваемый) [Мешков 1976: 135].

А.И. Смирницкий предлагает следующую семантическую классификацию:

Существительные, образованные от глагольных основ, обычно имеют следующие значения:

40. Значение единичного акта какого-либо конкретного процесса: look взгляд (при глаголе look – глядеть), move движение (при глаголе move – двигаться).

Значение предмета в его целостности: например, sleep сон (при глаголе sleep спать). В отличие от отглагольного существительного с суффиксом –ing, – существительные подобного типа не подчеркивают течение процесса, они не имеют значения единичного акта [Смирницкий 1956: 99].

Установить факторы, способствующие или препятствующие конверсии, в частности, конверсии по модели V→N чрезвычайно трудно. П.А. Соболева, например, связывает это со значением глаголов. Она выявила, что глаголы, означающие действия людей и предметов, проявляют большую способность к образованию существительных, чем глаголы со значением абстрактных действий [Соболева 1961: 117].

Особую группу отглагольных существительных составляют многочисленные существительные, образованные от глаголов с послелогами. Примерами таких образований являются: take off v. – take off n. (взлет); fall out v. – fall out n. (выпадение радиоактивных осадков); walk out v. – walk out n. (забастовка).

В современном английском языке функционирует большое количество отадъективных существительных и, с первого взгляда, кажется, что все они образованы по конверсионной модели A→N . По мнению О.Д. Мешкова, большинство отадъективных существительных образуются не по конверсии, а с участием эллипса, т.е. субстантивированное прилагательное употребляется вместо словосочетания, состоящего из прилагательного и определяемого им существительного. Их можно подразделить на следующие типы с точки зрения производного отадъективного существительного:

41. Прилагательные с суффиксами (–al,ive ) образуют существительные, означающие людей и предметы, которые могут употребляться в единственном или множественном числе, с нулевым, определенным или неопределенным артиклем, например: intellectual (man) , provincial (man), commercial (broadcast), non-manual (worker).

Прилагательные с суффиксами или без суффиксов образуют существительные, означающие предметы, которые употребляются, как правило, во множественном числе, например: flannels (flannel trousers), casuals (casual clothes), nylons (nylon stockings) [Мешков 1976: 137].

Прилагательные без аффикса образуют существительные, означающие людей и употребляющиеся в форме единственного числа с определенным артиклем, например: the poor, the rich, the ancient ;

Прилагательные без суффикса образуют существительные во множественном числе, обозначающие людей, например: the blacks, the reds ;

Прилагательные (как правило, корневые) образуют существительные, означающие те предметы, которые определяются конвертируемыми прилагательными, например: spare parts – spares, auxiliary materials – auxiliaries .

Модель А→V. Суффиксальные прилагательные не конвертируются в глаголы. Корневые прилагательные образуют глаголы со значением «быть, стать или сделать таким как….», например: dull a. (тупой) – dull v. (делать тупым); thin a. (тонкий) – thin v. (утончать); slow a. (медленный) – slow v. (замедлять); brown a. (коричневый) – brown v. (загорать). Г. Кирхнерприводитследующиепримерыглаголов, конвертированныхизприлагательных: to callous: the white man has been calloused by status; to jolly (to try to make a person feel good or agreeable to coaxing, flattering, joking, etc.), a wet hungry man is not to be jollied: I heard you jolly that Mrs. S. on the telephone [Kirchner 1972: 118].

Таким образом, в лингвистической литературе описаны несколько моделей конверсии, наиболее продуктивной из которых является модель N→V . В разных моделях складываются различные семантические отношения между членами конвертивной пары. Наиболее разнообразные отношения возникают в паре, построенной по модели N →V .

1.4. Типы конверсии

Детальное исследование отдельных видов и типов конверсии до сих пор еще не осуществлено. Это исследование может проводиться с различных точек зрения. Наиболее обоснованными представляются следующие принципы классификаций: 1) по степени лексической устойчивости производного слова: устойчивая и «окказиональная» конверсии; 2) по принадлежности производного слова к определенной части речи: субстантивация, вербализация, прономинализация, адъективация, адвербиализация и т.д.; 3) по отношению данного акта конверсии к предыдущим аналогичным актам: конверсия «первичная», «вторичная» и т.д.; 4) по типичности словообразовательных отношений, устанавливающихся при данном акте конверсии: конверсия как модель и конверсия «уникальная» [Жлуктенко 1958: 63].

Р.С. Гинзбург выделяет только традиционную и окказиональную конверсию. К традиционной конверсии относится общепринятое использование слова, зафиксированного в словарях: to age, to cook , to love, to look, to capture . Окказиональная конверсия также часто встречается в языке; глаголы и прилагательные переходят в класс существительных или наоборот. Всовременноманглийскомязыкеможнонайтибольшоеколичествопримеровокказиональнойконверсии: to girl, to boat; when his guests had been washed, mended , brushed, and brandied; How am I to preserve the respect of fellowtravellers if I’m to be Billied at every turn? [Ginsburg 1966: 170 – 171].

Результатом окказиональной конверсии в отличие от конверсии устойчивой является «потенциальное слово», не вошедшее еще в словарный состав языка в качестве постоянно употребляющейся единицы. Некоторые исследователи считают, что в данном случае имеет место не конверсия, а «использование слова в не типичной для этой части речи синтаксической функции», другие же выделяют случаи окказиональной конверсии в особый вид «синтаксической» конверсии. Хотя окказиональная конверсия имеет, как правило, индивидуальный, субъективный характер, она является необходимой ступенью, из которой в дальнейшем может развиваться устойчивая конверсия [Жлуктенко 1958: 63].

А.Н. Смирницкий ввел понятие «неомонимической» конверсии, при которой производное слово не является омонимом исходного, например, др. – англ. lufu – lufian, hearpe – hearpian . Хотя этот вид конверсии внешне отличается от конверсии омонимической, «самый общий принцип словообразования – один и тот же», а именно: единственным словообразовательным средством является парадигма. В английском языке так называемая «неомонимическая» конверсия типа luf – и –luf-i-an наблюдается только в древний период развития языка, т.е. в то время когда в нем преобладали синтетические черты [Цит.по:Жлуктенко 1958: 60].

Другим характерным для конверсии типом является частичная конверсия, когда употребление отглагольного существительного связано с определенным глаголом или группой глаголов: have, take, give, get и образование передает видовое значение или является фразеологизмом: to have a drink, to have a smoke, a bathe, to break into a run, to have a brush – выпить, вздремнуть, покурить, выкупаться, пуститься, почиститься (фиг. освежить в памяти) [Арнольд 1959: 137].

И.В. Зыкова описывает следующие основные типы конверсии: 1) вербализация (образование глаголов), например: to ape (from ape n.) ; 2) субстантивация (образование существительных), например: а private (from private a.); 3) адъективация (образование прилагательных), например: down (a.) (from down adv.); 4) адвербиализация (образование наречий), например: home ( adv.)(from home n.) [Зыкова 2006: 87].

В работе М. Бизе «Происхождение и развитие конверсии в английском языке» описывются 10 типов конверсии: 1. существительное  глагол; 2. прилагательное  глагол (а также наречие, междометие  глагол); 3. глагол  существительное; 4. прилагательное  существительное; 5. существительное  прилагательное; 6. наречие  существительное (а также междометие  существительное; 7. наречие  прилагательное; 8. глагол  прилагательное; 9. глагол  наречие; 10. особый тип, включающий образование глагола от местоимений и числительных [Biese 1941: 237].

Обзор литературы, проведённый в первой главе курсовой работы, позволяет сделать следующие выводы:

1. существуют различные трактовки конверсии: морфологическая, морфолого-синтаксическая, морфолого-синтаксико-семантическая и функциональная;

2. существуют несколько моделей конверсии, наиболее продуктивной из которых является модель N →V ;

3. для определения направления производности в конвертивной паре разработано несколько критериев, из которых наибольшее распространение получил семантический критерий;

4. в литературе описаны следующие типы конверсии: традиционная, окказиональная конверсия, вербализация, субстантивация, адъективация и адвербиализация.


ГЛАВА II. Субстантивация в современном английском языке

2.1. Определение субстантивации

Спецификой синтаксического поведения прилагательных является их способность переходить в разряд существительных. Процесс перехода прилагательных в разряд существительных традиционно называется субстантивацией. Встречаются и другие термины: transposition, migration, functional shift, conversion. Субстантивация трактуется в словаре лингвистических терминов О.А. Ахмановой как процесс перехода в разряд имен существительных из другой части речи вследствие приобретенной способности непосредственно указывать на предмет (а не только через его признак) [СЛТ 1969: 460]. Субстантивация представляет собой один из видов морфолого-синтаксического словообразования, при котором происходит переход прилагательного в существительное со всеми его признаками (морфологическими и синтаксическими). Образование существительных от адъективного происхождения осуществляется посредством одновременного взаимодействия двух процессов: эллипсиса опорного существительного в атрибутивном словосочетании и транспозиции оставшегося прилагательного в субстантивный класс путем конверсии, так что на конечном этапе двухкомпонентная номинативная единица компрессируется в однокомпонентный субстантиват. Например: a nation (inhabitant), a private (soldier), a relative (person), a dear (girl / boy / woman), a daily (newspaper), etc . [Бузаров 1997: 16]. В.О. Никишина отмечает, что, несмотря на большой удельный вес отадъективных имен, нельзя отрицать и того, что наряду с ними функционируют образования типа the poor (бедняки), the young (молодые), the beautiful (прекрасное) [Никишина 1984: 74].

Субстантиваты характеризуются стилистически нейтральной окраской, и сфера их употребления не ограничена каким-либо одним определенным стилем: они являются общими как для разговорной, так и для литературно-письменной речи, хотя традиционно явление субстантивации рассматривается в грамматике. Это лексический процесс. К грамматической системе языка субстантивация имеет отношение лишь постольку, поскольку она способствует образованию слова иной части речи.

В субстантивации имеет место частный случай реализации принципа языковой экономии, при котором созданный таким путем субстантиват всегда и обязательно ориентирован на атрибутивное словосочетание, на синтагматические связи [Бузаров 1997: 16]. Соотносясь семантически с атрибутивным словосочетанием, субстантивированное прилагательное как бы вбирает в себя его семантику, компрессируя и семантику, и форму мотивирующего исходного словосочетания. Привычность данных словосочетаний и их частое употребление обусловили возможность опущения опорного существительного как информационно избыточного, поскольку при переходе атрибута в существительное последнее впитывает в себя и хранит в своей семантической структуре значения того имени, к которому оно некогда было отнесено [Кубрякова 1981:172]. В процессе опредмечивания прилагательного фактор языковой экономии формальных средств переплетается с ярко выраженной в современном английском языке тенденцией к конденсации содержания. В результате взаимодействия этих процессов имеется очевидное преимущество простоты и лаконизма на стороне субстантированного прилагательного по сравнению с исходным атрибутивным словосочетанием. При этом субстантиват формально соотносится с основой прилагательного, а семантически – с мотивирующим словосочетанием в целом [Бузаров 1997:17].

Субстантивация упрощает семантическую форму номинативной единицы при том же содержании и отвечает потребностям в экономии средств выражения и, следовательно, речевых усилий.

2.2. Исследование конверсии и субстантивации в англо- русском словаре Мюллера и в произведении « Дикий цветок"

В курсовой работе принята точка зрения, согласно которой конверсия и субстантивация являются самостоятельными, независимыми способами словопроизводства. Сходство конверсии и субстантивации состоит в том, что оба способа – источники отадъективных существительных и в их основе лежит семантико-категориальный сдвиг. Конвертивы – это существительные, омонимичные прилагательные, от которых они образованы. При субстантивации омонимия образованных существительных и исходных прилагательных разрушается добавлением к первым определенного артикля. На основе предложенного разграничения проводится исследование конверсии и субстaнтивации на мaтериале английских прилагательных и существительных типа acid ( кислый) – acid (кислота) и good (хороший) – the good (добро). Материалом исследования послужили прилагательные и существительные, отобранные методом сплошной выборки из разделов «A», «B», «C»,«D», «E», «F» словаря Мюллера, а также из произведения « Дикий цветок» . Общий объем выборки составляет 605 единиц, из которых 524 слова – конвертивы и 81 слово – субстантиваты. Количественные подсчеты доказывают безусловное преобладание конвертивов в собранном языковом материале и позволяют сделать вывод, что конверсия – явление более распространенное в современном английском языке, чем субстантивация.

Анализ конвертивов показал, что большинство прилагательных имеют непростую морфологическую структуру, почти все они оформлены суффиксальными морфемами в основном романского происхождения: –an, ant, –ic, –ive . Кроме этих суффиксов, в данной выборке представлены и другие суффиксы: –al, –en, –y, –ing, –ible, –ese, –ate, –er . Количественные подсчеты доказывают преобладание суффикса –an, зафиксированного в большинстве слов (48 единиц). Представленивариантэтогосуффикса–ian : Brasilian, Asian, Albanian. Arabian, Assyrian, Amerindian, Alsatian, Athenian, amphibian, barbarian, Caledonian, Circassian, Cyprian, Cantabrigian, Cabrian, Byelorussian, equestrian, Ecuadorian, Belgian . В 16 словахвычленяетсясуффикс–an: Aryan, African, Afghan, Anglican, afroamerican, Catalan, Cuban, Chaldean, Cretan, cosmopolitan, chilean, cetacean, cardan, Ertruscan, Elisabethan, American.

Следующимпочастотностиявляетсясуффикс–al , зафиксированныйв 46примерах: cannibal, accidental, cathedral, central, cerebral, bridal, bacchanal, continental, clerical, confessional, collateral, capital, crystal, detrimental, dental, final, equal, diagonal, animal . В 14 словахвычленяетсявариантэтогосуффикса–ial : armorial, aboriginal, aerial, equinoctical, editorial, essential, celestial, biennial, circumstantial, cordial, colonial, commercial, centennial, ceremonial. Суффикс–ic отмеченв 43 словах: academic, comic, catholic, chronic, alcholic, acrylic, anorexic, dibasic, classic, eccentric, esoteric, enteric, esoteric, frolic, arsenic, caloric, analgesic . Вбольшинствеслов (24 единицы) представленвариантэтогосуффикса–tic : celtic, aseptic, ascetic, antiseptic, cathartic, epizootic, antibiotic, digastric, caustic, diagnostic, agnostic, diacritic, domestic, elastic, biquadratic, cosmetic, acrostic, antiscorbutic, anaesthetic, antipyretic, arithmetic, coptic, characteristic, automatic, asthmatic, celtic .

Суффикс –y зафиксированв 38 словах, причемвбольшинствеизних (20 единиц) представленвариантэтогосуффикса–ry : accessary, anniversary, fiduciary, capillary, catenary, constabulary, auxiliary, consuetudiary, contemporary, contrary, bicentenary, crosscountry, feudatory, accessary, ambulatory , востальныхпредставленвариантэтогосуффикса–y : brassy, briny, bawdy, broody, biweekly, bimonthly, friendly, flimsy, blacky, brassy, chippy. Суффикс–ing отмечен 37 словах: closing, breathing, bracing, bearing binding, casting, designing, acting, engineering, feeling, begging, absorbing, crippling, bracing, covering, boiling, aiming.blasting, freezing . Суффикс–ive зафиксированв 29 словах: carnative, carminative, conservative, alternative, appellative, accursative, adjective, connective, attributive, cursive, abrasive, corrosive. Суффикс–ent отмеченв 29словах: aperient, adsorbent, abstergent, component, belligerent, concurrent, correspondent, exponent, crescent, adolescent, esculent, delinquent, content, affluent, absorbent, anteceden. Суффикс–ant представленв 20 словах: consonant, brilliant, elegant, emigrant, adamant, combatant, concomitant, adjuvant, clairvoyant, avantgard, dominant, asphyxiant, communicant, attendant, constant.

Суффикс–oid зафиксированв 13 словах: amyloid, deltoid, colloid, arachnoid, fibroid, cuboid, crystalloid, asteroid, anthropoid , тольководномсловевычленяетсясуффикс–id (bicuspid). Приведемпримерыконвертивов c суффиксами–on (clarion, common, Anglo-Saxon, champion, cotton, felon, crimson, carrion, buffon), ate(cognate, chocolate, confederate, conglomerate, conjugate, duplicate, efferminate, apostate, associate, aggregate, alternate, centuplicate ), –ite (bedlamite, composite, favourite, erudite ), –ese (Cingalese, Chinese, Burmese ), –er (bitter, Berber, cavalier, banner, counter, charter, cooper, Chamber ), –ible (comestible, convertible, automobile ), –ist (communist, centrist, antifascist ).

Приведем таблицу с результатами количественных подсчетов частоты употребления суффиксов в составе конвертивов.

Таблица 1

Частотность суффиксов в составе конвертивов

Суффиксы

an al ic y ing ive ent ant id ate ine er ite able
Количество примеров 64 46 43 38 37 29 29 20 14 13 11 8 6 3
ible ed ist en ish
3 3 3 2 1

Остальные суффиксы (–less, –ness, –tion, –dom, –hood, –ism) представлены в единичных примерах.

Наряду с суффиксальными словами в выборке представлены также простые слова: air – воздушный, воздух, class – класс, классный, brass – латунь, латунный, fluid – жидкий, жидкость, con – жульнический, dry – сухой, засуха, black – черный, черный цвет, back – задний, спина, choice – выбор, отборный, beige – цвет беж, бежевый, blank – пустое место, пустой, alert – тревога, тревожный, coral – коралл, коралловый, chic – шик, шикарный, custom - обычай, изготовленный, bull – бык, бычий. В собранным материале также представлены сложные слова: bughouse – ненормальный, сумасшедший дом, commonplace – банальный, общее место, aerospace – авиационно-космический, воздушно-космическое пространство, Anglo -Saxon – англосаксонский, англосакс, ack-ack – зенитны, зенитка, bootleg – голенище, контрабандный, aquamarine – зеленовато-голубой цвет, аквамариновый, chestnut – каштанового цвета, каштан, blackguard – подлец, мерзкий, cardboard – картон, непрочный, copycat – имитирующий, подражатель. Из 524 конвертивов 389 единиц – суффиксальные слова, 95 единиц – простые слова, 40 – сложные слова. Таким образом, количественные подсчеты доказывают, что основная масса конвертивов представлена суффиксальными словами.

Анализ морфологической структуры субстантиватов показал, что в большинстве случае это слова с простой морфологической структурой или оформленные германскими суффиксами, среди которых встречаются суффиксы (–al, –ible ), но такие слова для этой группы не характерны: the supernatural, the eternal, the impossible, the invisible, the tangible . Морфологический анализ производных субстантиватов доказывает преобладание суффикса –ed , зафиксированного в 9 словах: the wicked, the established, the wounded, the accused, the deceased, the aged , the departed, the injured, the unemployed . Следующимпочастотностиявляетсясуффикс –ese отмеченныйв 6 словах: the Lebanese, the Maltese , the Vietnamese, the Portugese, the Chinese, the Sudanese . Суффикс – y отмеченв 5 словах: the contrary, the plushy, the weighty, the military, the necessary . Приведемпримерысубстантиватовссуффиксами –al (the sentimental, the Plural, the normal), –ing (the living, the missing, the dying), –ous (the fabulous, the unrighteous, the marvellous), –ible (the tangible, the invisible), –ful (the needful, the beautiful), –less: the hopeless, the helpless), –able (the inevitable), –an (the Ukrainian), –ic (the dramatic). Такжевыявленысубстантиваты, которыесочетаютсясприлагательнымиинаречиями: the miserable poor ( несчастные бедняки ); the really poor ( по настоящему нищие люди ); the idle rich ( праздные богачи ); the genuinely lovable ( искренне любимые люди ).

Таблица 2

Частотность суффиксов в составе субстантиватов

Суффиксы ed ese y ing ous al ible full less able an ic
Количество примеров 9 6 5 3 3 2 2 2 2 1 1 1

Приведем предложения с субстантиватами:

The impossible was not in her side and she knew it sensed rightly that it never would be.

«You have no sense of the timely , no sense of the dramatic , no sense of what people want and need».

The unhappy, the dim, the old ........ could count on his company, while the important, the weighty, the established ....... had to wait their turn.

Miss Widdington......... did not allow the sentimental to weaken the practical . [Бузаров 1997: 18].

В речи такие существительные употребляются, как правило, в своей основной форме. В изолированном виде для них типична привязанность к определенному артиклю. Нарядуссуффиксальнымисубстантиватами, ввыборкепредставленобольшоеколичествопростыхсубстантиватов: the mute, the Past, the evil, the million, the bad, the wild, the rough, the vulgar, the Present, the young, the deaf, the abstract, the left, the right, the sick, the great, the Scotch, the Dutch, the French, the Irish, the Welsh, the English, the British, the Plural, the Singular, the Swiss, the poor, the blind, the Eskimo, the good, the genteel, the unseen, the destitute, the dim, the sacrament, the dismal, the usual, the rich, the Tadzhik.

Из 81 субстантиватов 41 единица – простые слова, 40 единиц – суффиксальные слова. В собранном языковом материале не зафиксированы сложные слова. Таким образом, количественные подсчеты доказывают, что среди субстантиватов представлены как простые, так и производные слова.

Сопоставительный анализ морфологической структуры субстантиватов и конвертивов позволяет сделать следующие выводы:

1. Конвертивы представлены простыми, производными и сложными словами. Субстантиваты представлены только простыми и производными словами.

2. Количество суффиксов в конвертивах и субстантиватах не совпадает: в образовании конвертивов участвуют 19 суффиксов, субстантиватов – 12 суффиксов.

3. Суффиксы в конвертивах и субстантиватах не совпадают по употребительности: суффикс –ed является непродуктивным в конвертивах и наиболее продуктивным в субстантиватах; в конвертивах суффикс –an является наиболее частотным, в субстантиватах – наименее употребительным.

По значению субстантиваты делятся на две группы:

1. существительныессобирательнымзначением, обозначающиегруппылюдей: the rich, the poor, the old, the French, the English, the unemployed, the criminal, the mute, the unknown, the wounded.

2. существительные, выражающиеабстрактныепонятия: the evil, the vulgar, the good, the bad, the fabulous, the needful, the unseen, the abstract.

Семантический анализ конвертивов показал, что подобно тому, как в сфере «глагол – существительное», как в сфере «существительное – глагол» существуют типовые смысловые связислов, и «прилагательное – существительное» можно проследить повторяемость одной и той же смысловой связи во многих парах слов. Например, тип смысловой связи «наименование лица, проживающего на территории обозначенной основой прилагательного, обнаружен в следующих парах:

Alsatian (эльзасский) – Alsatian (эльзасец)

Algerian (алжирский) – Algerian (алжирец)

Athenian (афинский) – Athenian (афинянин)

Brasilian (бразильский) – Brasilian (бразилец)

Bolivian (боливийский) – Bolivian (боливиец)

Caledonian (шотландский) – Caledonian (шотландец)

Circassian (черкесский) – Circassian (черкес)

Colombian (колумбийский) – Colombian (колумбиец)

Cyprian (кипрский) – Cyprian (киприот)

Canadian (канадский) – Canadian (канадец).

Из примеров видно наличие связи между смысловой и словообразовательной моделями: анализируемый тип смысловой связи присутствует в парах, оформленных суффиксом –ian . Тип смысловой связи «человек, сторонник какого – либо движения, обозначенного основой прилагательного», зафиксирован в следующих парах: agrarian – аграрный, сторонник аграрных реформ, cartesian – картезианский, последователь Декарта, Freudian – фрейдистский, фрейдизм, authorian – авторитарный, сторонник авторитарной власти, Aryan – арийский, ариец, Etruscan – этрусский, этрусец, Christian – христианский, христианин. Все эти слова образованы с помощью суффиксов –an, –ian , что доказывает наличие связи между смысловой и словообразовательной моделями. Большая группа слов относится к области, относящейся к «медицине»: asthmatic – астматический, астматик, antiseptic – антисептический, антисептическое средство, antipyretic – жаропонижающий, жаропонижающее средство, antibiotic – относящийся к антибиотикам, антибиотик, diagnostic – диагностический, симптом, depletive – слабительный, слабительное средство, curative – целебный, целебное средство. Медицинские термины оформлены преимущественно суффиксами –ic и –ive . Большая группа слов относится к области, которую можно назвать «химические вещества и их свойства»: abrasive – абразивный, абразив, corrosive – едкий, разъедающее вещество, arsenic – мышьяковый, мышьяк, caustic – едкий, едкое вещество, dibasic – двухосновный, двухосновная кислота, abstergent – моющий, моющее средство, adsorbent – всасывающий, всасывающее вещество, combustible – горючий, горючее вещество. Как видно из примеров, пары, обозначающие химические вещества и их свойства, оформлены суффиксами –ent, –ic, –ive . Смысловые отношения в некоторых парах конвертивов строятся по схеме «качество и человек, владеющий этим качеством»:

ascetic – аскетический, аскет;

anorexic – потерявший аппетит, человек страдающий отсутствием аппетита;

alcholic – алкогольный, алкоголик;

aspirant – честолюбивый, честолюбец;

appellant – жалующийся, жалобник;

comic – комедийный, комик;

chronic – хронический, хроник;

clerical – клерикальный, клерикал;

criminal – преступный, преступник;

capital – взятый в плен, пленник;

cannibal – людоедский, людоед;

combatant – боевой, боец;

elegant – изящный, модник;

emigrant – эмигрирующий, эмигрант.

В этих парах также прослеживается связь между смысловой и словообразовательной моделями: все слова образованы с помощью суффиксов: –ic,al,ant . Тип смысловой связи «предметы и их формы» обнаружен в следующих парах: conoid – коноид, конусообразный, bicuspid – один из малых коренных зубов, двузубчатый, asteroid – астероид, звездообразный, cuboid – кубоид, имеющий форму куба, crystalloid – кристаллоид, кристалловидный, arachnoid – паутинная оболочка, паутинообразный. Большая группа слов относится к области «грамматика»: appellative – имя, нарицательный, comparative – сравнительный, сравнительный, conjunctive – связывающий, сослагательное наклонение, accursative – винительный падеж, винительный, connective – соединительное слово, соединительный, adjective – прилагательное, несамостоятельный, diminutive – уменьшительное слово, миниатюрный, distributive – разделительный, разделительное местоимение. Из примеров видно наличие связи между смысловой и словообразовательной моделями: данный тип смысловой связи присутствует в парах, оформленных суффиксом –ive . Смысловые отношения в некоторых парах конвертивов строятся по схеме «предметы или вещества и их цвета»: chlorine – хлор, зеленый, coralline – коралловый мох, коралловый, carmine – кармин, карминного цвета, canary – канарейка, ярко – желтый, cherry – вишневый, вишня. В этих парах также наблюдаются связь между смысловой и словообразовательной моделями: все они образованы с помощью суффиксов –ine и –ry . Смысловые отношения в некоторых парах строятся по схеме «разрушительные процессы и их свойство»: blasting – губительный, гибель, bleeding – кровотечение, истекающий кровью, burning – горящий, горение, bursting – разрывной, взрыв, crippling – деформация, разорительный. Небольшая группа слов относится к области «христианская религия»: bacchanal – вакхический, песнопение в честь Вакха, cardinal – главный, кардинал, conventual – монастырский, монах, confessional – исповедальня, конфессиональный, clerical – клерикальный, клерикал. Как видно из примеров, все слова оформлены суффиксом –al.

Таким образом, анализ собранного языкового материала позволяет сделать следующий вывод: между смысловой связью в конвертивной паре и словообразовательной моделью существует определенная зависимость. Большинство смысловых связей коррелирует с определенными словообразовательными моделями.

Исследование конверсии и субстантивации в англо- русском словаре Мюллера и в произведении « Дикий цветок». проведенное в курсовой работе, позволяет сделать следующие выводы:

1. Конверсия и субстантивация – источники отадъективных существительных и в их основе лежит семантико-категориальный сдвиг;

2. Конвертивы – это существительные, омонимичныеприлагательным, от которых они образованы. При субстантивации омонимия исходных прилагательных и существительных разрушается добавлением к последним определенного артикля;

3. Большинство конвертивов является суффиксальными словами, субстантиваты – это, правило, слова с простой морфологической структурой, хотя среди них представлены и производные слова.

4. Cемантический анализ субстантиватов выявил две группы: существительные с собирательным значением, обозначающие группы людей, и существительные, выражающие абстрактные понятия;

5. Семантический анализ конвертивов выявил связь между смысловой и словообразовательной моделями: большинство смысловых связей коррелирует с определенными словообразовательными моделями.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Курсовая работа ставила целью исследование конверсии и субстантивации в английском языке. Исследованию предшествовал обзор литературы, в котором рассматривались такие сложные и дискуссионные вопросы как определение конверсии и субстантивации, трактовка этих способов словопроизводства в отечественной и зарубежной литературе, критерии производности и семантические отношения в конвертивной паре, типы конверсии и субстантивации. Конверсия была предметом многочисленных лингвистических дискуссий с тех пор, как впервые в 1891 году Г. Суит впервые употребил этот термин в своей грамматике английского языка. Конверсия понимается как безаффиксальное образование слова одной части речи, от слова другой части речи, которое сопровождается семантическим сдвигом. Существуют 4 критерия семантической производности, из которых наиболее широкое распространение получил критерий, основанный на семантических отношениях в конвертивной паре. Наиболее продуктивной формой конверсии является образование глаголов от существительных. Конверсия по модели A→V является менее продуктивной. Различают традиционную и окказиональную конверсию. Традиционная конверсия является более употребительной, поскольку это общепринятое употребление слов, которое зарегистрировано в словарях. Окказиональное употребление конверсии встречается довольно редко и представляет собой случаи индивидуального словообразования.

Обзор литературы, посвящённой проблеме субстантивации, показал, что существуют различные точки зрения на эту проблему. По мнению некоторых лингвистов, термин «субстантивации» подразумевает функционирование прилагательного в синтаксических позициях, свойственных существительному, другие считают, что случаи типа the rich, the poor не являются субстантивацией прилагательных, так как отсутствует форма множественного числа, которая является признаком существительного. В курсовой работе принята точка зрения, согласно которой конверсия и субстантивация представляют разные способы словопроизводства. Конверсия понимается как безаффиксальное образование слова одной части речи от слова другой части, которое сопровождается семантическим сдвигом. Субстантивация представляет собой один из видов морфолого-синтаксического словообразования, при котором происходит переход прилагательного в существительное со всеми его признаками, при этом семантико-категориальный сдвиг сопровождается добавлением к производному определённого артикля. Различают полную и частичную субстантивацию. При полной субстантивации прилагательное приобретает все грамматические категории существительного, его сочетаемость, а также может выступать в синтаксических функциях существительного. При частичной субстантивации прилагательное приобретает лишь некоторые формальные признаки существительного: оно оформляется артиклем, употребляется в синтаксических функциях существительного, но не имеет формы множественного числа.

Объектом исследования во второй главе являются конвертивы и субстантиваты, отобранные методом сплошной выборки из разделов A, B, C, D, E, F англо-русского словаря Мюллера и произведения "Дикий цветок". Общий объём выборки составил 605 единиц, из которых 524 слова – конвертивы, 81 слово – субстантиваты. Количественные подсчёты доказывают безусловное преобладание конвертивов в собранном языковом материале. Морфологический анализ конвертивов показал, что конвертивы представлены простыми, производными и сложными словами. Из 524 конвертивов 389 единиц – суффиксальные слова, 95 единиц – простые слова, 40 единиц – сложные слова, что доказывает, что основная масса конвертивов представлена суффиксальными словами. Морфологический анализ субстантиватов показал, что субстантиваты представлены только простыми и производными словами. Из 81 субстантиватов 41 единица – простые слова, 40 единиц – суффиксальные слова. Количественные подсчёты доказывают, что среди субстантиватов представлены как простые, так и производные слова. Количество суффиксов в конвертивах и субстантиватов не совпадает. В образовании конвертивов участвуют 19 суффиксов, в образовании субстантиватов – 12 суффиксов. Суффиксы конвертивов и субстантиватов не совпадают по употребительности. Суффиксы, которые являются наиболее продуктивными в субстантиватах, являются наименее продуктивными в конвертивах.

Семантический анализ субстантиватов выявил существительные с собирательным значением, обозначающие группы людей и существительные, выражающие абстрактные понятия.

Семантический анализ конвертивов показал, что в конвертивной паре прослеживаются следующие семантические отношения:

1. наименование лица, проживающего на территории, обозначенной основой прилагательного;

2. человек, сторонник какого-либо движения, обозначенного основой прилагательного;

3. медицина;

4. химические вещества и их свойства;

5. качество и человек, владеющий этим качеством;

6. предметы и их формы;

7. грамматика;

8. предметы или вещества и их свойства;

9. разрушительные процессы и их свойства;

10. христианская религия.

Семантический анализ конвертивов вывил связь между смысловой и словообразовательной моделями: большинство смысловых связей коррелирует с определёнными словообразовательными моделями.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

42. Амосова 1956 Н.Н. Амосова . Этимологические основы словарного состава современного английского языка. М., 1956.

Арнольд 1959 – И.В. Арнольд . Лексикология современного английского языка. М., 1959.

Бархударов 1973 – Л.С. Бархударов и др. Грамматика английского языка. М., 1973.

Бузаров 1997 – В. В Бузаров. Субстантивация в свете теории языковой экономии // Уровни лингвистического анализа в синхронии и диахронии. Пятигорск, 1997.

Бурлакова 1983 – В.В. Бурлакова и др. Теоретическая грамматика современного английского языка. Л., 1983.

Волкова 1974 Н.О. Волкова . К вопросу о направлении производности при конверсии в парах имя – глагол // ИЯШ. №9. 1974. C. 52 – 62.

Жлуктенко 1958 – Ю.А. Жлуктенко . Конверсия в современном английском языке как морфолого-синтаксический способ словообразования // Иностранные языки в школе. №5. 1958. С. 53 – 54.

Зыкова 2006 – И.В. Зыкова . Практический курс английской лексикологии. М., 2006.

Иванова, Бурлакова, Почепцов 1981 – И.П. Иванова, В.В. Бурлакова, Г.Г. Почепцов . Теоретическая грамматика современного английского языка. М., 1981.

Каращук 1977 – П.М. Каращук . Словообразование английского языка. М., 1977.

Кубрякова 1981 Е.С. Кубрякова . Типы языковых значений. М., 1981.

Мешков 1976 – О.Д. Мешков . Словообразование современного английского языка. М., 1976.

Никишина 1984 В.В. Никишина . Конверсия и субстантивация в современном английском языке // Проблемы лексической и словообразовательной семантики. Пятигорск, 1984. С. 74 – 75.

Смирницкий 1953 – А.И. Смирницкий. По поводу конверсии в английском языке // ИЯШ. № 3. 1953. С. 12 – 24.

Смирницкий 1956 – А.И. Смирницкий . Лексикология английского языка. М., 1956.

Соболева 1959 П.А. Соболева . Об основном и производном слове при словообразовательных отношениях по конверсии // ВЯ. №2. 1959. С. 92 – 95.

Соболева 1961 П.А. Соболева. Семантико-стилистические факторы, ограничивающие продуктивность конверсии глагол – существительное в современном английском языке. М., 1961.

Сошальская 1952 – Е.Г. Сошальская . Стилистическое исследование отыменных глаголов в современном английском языке: Автореф. дис … канд. филол. наук. М., 1952.

Турапина 1966 – Е.Н. Турапина . Некоторые случаи употребления конверсионных образований типа «существительное – глагол» в различных функциональных стилях современного английского языка. Вып.57. М., 1966. С. 103 – 107.

Юнусова 1991 – Л.К. Юнусова . Прилагательное и наречие в английском языке. Махачкала, 1991.

Arnold 1986 – I.V. Arnold . The English Word. M., 1986.

Arthur 1975 – G.K. Arthur . Conversion and Confusion of the Parts of Speech // Reading in Modern English Lexicology. Leningrad, 1975.

Barber 1964 – Ch.Barber . Change in the Present – day English. London, 1964.

Biese 1941 – M. Biese . Origin and Development of Conversion in English. Helsinki, 1941.

Blokh 2000 – M.Y. Blokh . A Course in Theoretical English Grammar. M., 2000.

Ginsburg 1966 – R.S. Ginsburg et al. A Course in Modern English Lexicology. Moscow, 1966.

Ginsburg 1979 – R.S. Ginsburg et al. A Course in Modern Lexicology.Moscow, 1979.

Gordon, Krylova 2000 – E.M. Gordon , I.P. Krylova . A Grammar of Present day English. M., 2000. С. 338 – 339.

Kirchner 1972 G. Kirchner . Die syntactische Eigentumliche des amerikanischen Englisch. Bd II. Leipzig, 1972.

Kobrina, Korneyeva 1985 N.A. Kobrina, E.A. Korneyeva . The English Morphology. M., 1985.

Morokhovskaya 1984 E.M. Morokhovskaya . Fundamentals of Theoretical English Grammar. Киев, 1984.

Quirk 1982 – R.Quirk, et al . A University Grammar of English. M., 1982.

Джон Уиндем - " Дикий цветок"

СЛОВАРИ

43. СЛТ 1969 – Словарь лингвистических терминов / под. ред. О.С. Ахмановой. М., 1969.

44. Мюллер 2005 – В.К. Мюллер . Новый англо – русский словарь. М., 2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему