регистрация / вход

Переводческие трансформации в письменном переводе с английского языка на русский

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Тема: «ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ПИСЬМЕННОМ ПЕРЕВОДЕ С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ» Автор: курсант 5-го курса 8-го факультета ст. сержант ГРУЗДЕВ Дмитрий Юрьевич

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Тема: «ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ПИСЬМЕННОМ ПЕРЕВОДЕ С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ»

Автор: курсант 5-го курса 8-го факультета ст. сержант ГРУЗДЕВ Дмитрий Юрьевич

Руководитель: майор ВЛАДИМОВ Николай Владимирович, старший преподаватель кафедры английского языка (основного), кандидат филологических наук

Защищена: Оценка:

«__»___________ 200__г. «______________»

Москва – 2009

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ……………………………………………………………………..

3

ГЛАВА 1. Переводческие трансформации – суть процесса перевода.........

9

1.1 Классификация переводческих трансформаций.........................

9

1.2 «Основа большинства приемов перевода»..................................

11

ГЛАВА 2. Экспериментальное исследование возможности применения трансформаций при решении некоторых переводческих проблем………………………………………......................................

35

2.1 Экспериментальное исследование применения трансформаций…………………………………………………………..……

35

2.2 Схема эксперимента………………………………………...….

36

2.3 Трансформации как ключевой метод достижения успеха при переводе…………………………………………………………

39

2.4 Анализ экспериментальных данных……………………..…..

48

Заключение ………………………………………………………………...

56

Список литературы …...………………………………………………...…

59

Приложения ……………………………………………………………...…

60


ВВЕДЕНИЕ

Среди многочисленных сложных проблем, которые изучает современное языкознание, важное место занимает изучение лингвистических аспектов межъязыковой речевой деятельности, которую называют «переводом» или «переводческой деятельностью».

Перевод – это, несомненно, очень древний вид человеческой деятельности. Как только в истории человечества образовались группы людей, языки которых отличались друг от друга, появились и «билингвы», помогавшие общению между «разноязычными» коллективами. С возникновением письменности к таким устным переводчикам – «толмачам» присоединились и переводчики письменные, переводившие различные тексты официального, религиозного и делового характера. С самого начала перевод выполнял важнейшую социальную функцию, делая возможным межъязыковое общение людей. Распространение письменных переводов открыло людям широкий доступ к культурным достижениям других народов, сделало возможным взаимодействие и взаимообогащение литератур и культур. Знание иностранных языков позволяет читать в оригинале книги на этих языках, но изучить даже один иностранный язык удается далеко не каждому.

Первыми теоретиками перевода были сами переводчики, стремившиеся обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Понятно, что с изложением своего «переводческого кредо» выступали наиболее выдающиеся переводчики всех времен и, хотя высказываемые ими соображения не отвечали современным требованиям научности и доказательности и не складывались в последовательные теоретические концепции, все же целый ряд таких соображений и сегодня представляет несомненный интерес.

Так, еще переводчики античного мира широко обсуждали вопрос о степени близости перевода к оригиналу. В ранних переводах Библии или других произведений, считавшихся священными или образцовыми, преобладало стремление буквального копирования оригинала, приводившее порой к неясности или даже полной непонятности перевода. Поэтому позднее некоторые переводчики пытались теоретически обосновать право переводчика на большую свободу в отношении оригинала, необходимость воспроизводить не букву, а смысл или даже общее впечатление, «очарование» оригинала. Уже в этих первых высказываниях о целях, которые должен преследовать переводчик, можно найти начало теоретических споров нашего времени о допустимости буквального или вольного перевода, о необходимости сохранить в переводе то же воздействие на читателя, которым обладает оригинал.

С эквивалентностью перевода оригиналу происходит нечто подобное заключению врачей в справках общего характера. Врачи пишут: «Практически здоров», т. е. пациент может работать, хотя теоретически у него Бог знает какие проблемы со здоровьем. Так и с переводческой эквивалентностью. Переводчик-профессионал всегда добьется практической информационной эквивалентности перевода подлиннику, но в теоретическом плане она, эта эквивалентность, весьма различна. Можно заранее утверждать, что любой перевод никогда не будет абсолютно идентичен каноническому тексту оригинала. Эквивалентность перевода подлиннику всегда понятие относительное. И уровень относительности может быть весьма различным. Степень сближения с оригиналом зависит от многих факторов: от мастерства переводчика, от особенностей сопоставляемых языков и культур, эпохи создания оригинала и перевода, способа перевода, характера переводимых текстов и т. п.

Суммируя все выше сказанное, можно сделать вывод, что главная цель перевода – достижение адекватности. Адекватный, или как его еще называют, эквивалентный перевод – это такой перевод, который осуществляется на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении соответствующего плана выражения, т.е. норм переводящего языка. По определению А.В. Федорова, адекватность – это «исчерпывающая передача смыслового содержания подлинника и полное функционально-стилистическое соответствие ему»[1] .

Другие ученые дают следующее определение адекватного перевода: адекватным будет считаться тот перевод, который верно передает смысл и динамику оригинала. Выражение «передает смысл» означает, что перевод доносит до читателя или слушателя ту же информацию, которая содержится в тексте оригинала. Сообщение не должно искажаться или изменяться; не должен меняться и объем сообщаемой информации. «Передает динамику» означает, что, во-первых, в переводе используются наиболее естественные и живые языковые структуры, и, во-вторых, адресат перевода легко понимает сообщение. Перевод должен быть так же естественен и легок для понимания, как и оригинал.

Таким образом, проблема адекватности сводится к двум вопросам:

· Передает ли перевод тот же самый смысл, что и оригинал?

· Передает ли он его столь же ясно и идиоматично, как и оригинал?

Если на оба вопроса ответ положительный, то мы с полным правом можем назвать перевод адекватным.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что процесс перевода не является простой заменой единиц одного языка единицами другого языка. Напротив, это сложный процесс, включающий ряд трудностей, которые необходимо преодолевать переводчику. И чуть ли не единственным приёмом, который помогает переводчику, является использование трансформации. Переводческие трансформации происходят по причине неполной общности или различия языков. В данном случае общность между грамматическими свойствами русского и английского языков задается их общей принадлежностью к индоевропейской семье и проявляется в наличии общих грамматических значений, категорий и функций, например: категорий числа у существительных, категорий степеней сравнения у прилагательных, категории времени у глагола, функциональной значимости порядка слов и т.п. В то же время различие принципов грамматического строя, выражающееся в принадлежности этих языков к разным грамматическим группам, отражается в существенных различиях между грамматическими свойствами, например, в существовании несходных грамматических категорий: артикли в английском языке, деепричастие в русском языке; полнозначное согласование в русском языке, фиксированный порядок слов в английском языке; и т.д.

Итак, переводческие трансформации необходимы для более точной передачи всей информации, заключенной в тексте оригинала, при соблюдении соответствующих норм переводящего языка

«Трансформация – основа большинства приемов перевода. Заключается в изменении формальных (лексические или грамматические трансформации) или семантических (семантические трансформации) компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи»[2] . Я.И. Рецкер определяет трансформации как «приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, не совпадающее со словарным»[3] .

Существует великое множество определений трансформаций. Но насколько легко можно сформулировать эти определения, настолько же затруднительно бывает для переводчика применить их на практике. Достижение этой цели потребует от переводчика немалых усилий, которые впоследствии, безусловно, будут вознаграждены.

Проблема трансформаций в переводе рассматривается в теории перевода и стилистике. И хотя наука теории перевода, по сравнению с другими науками, является относительно молодой, существует уже много работ в этой области и много внимания в этих работах посвящено именно этой проблеме.

Следует отметить, что всё ещё отсутствует единое мнение относительно самой сущности трансформации, под понятие которой нередко подводятся самые различные явления. Анализируя мнения как советских, так и зарубежных лингвистов, занимающихся изучением данной проблемы, в данной работе мы попытались дать единую интерпретацию понятия трансформаций, выделить основные виды, рассмотреть причины, вызывающие трансформации, и в практической части проанализировать случаи применения переводческих трансформаций, проследить каким образом они реализуются в переводе.

Таким образом, предметом исследования в данной работе являются трансформации при переводе, где мы попытаемся рассмотреть и освятить этот вопрос с разных точек зрения.

Цель исследования заключается в изучении функционирования трансформаций при переводе и специфических средств их выражения. Значимость исследования состоит в систематизации накопленного в отечественной и зарубежной теории и практики перевода опыта использования трансформаций при переводе и анализе трансформаций.

Цель исследования обусловила необходимость постановки следующих конкретных задач:

1. дать определение и общую характеристику трансформаций при переводе;

2. выделить виды переводческих трансформаций;

3. исследовать причины, вызывающие переводческие трансформации;

4. подобрать наиболее интересные примеры, иллюстрирующие трансформации при переводе.

Актуальность проблемы заключается в том, что трансформации являются неотъемлемой частью переводческой деятельности. Любой профессионально выполненный перевод включает в себя те или иные виды трансформаций.

Во второй части работы описывается эксперимент, материалом которого послужили 2 статьи информативного содержания. В эксперименте приняли участие 6 студентов переводческого отделения.

Основной метод исследования – анализ литературы по данной проблеме и сравнение различных точек зрения авторов.

Практическое значение определяется тем, что данный анализ содержит теоретическую информацию, а также некоторые практические советы и рекомендации для переводчиков.

Данная работа состоит из введения, двух глав и заключения, изложенных на 106 (ста шести) страницах машинописного текста. К тексту работы прилагается приложение и список литературы.

ГЛАВА 1.

ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ – СУТЬ ПРОЦЕССА ПЕРЕВОДА

1.1. Классификация переводческих трансформаций

Главная цель перевода – достижение адекватности. Основная задача переводчика в этом процессе – умело произвести различные переводческие трансформации для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм языка перевода (ПЯ).

Преобразования, с помощью которых осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими трансформациями. Однако термин «преобразование» нельзя понимать буквально: сам исходный текст «не преобразуется» в том смысле, что он не изменяется сам по себе. Этот текст, конечно, сам остается неизмененным, но на ряду с ним и на основе его создается другой текст на ином языке[4] .

Переводческие трансформации представляют собой особый вид межъязыкового перефразирования, которое имеет существенные отличия от трансформаций в рамках одного языка. «Когда мы говорим об одноязычных трансформациях, то мы имеем в виду фразы, которые отличаются друг от друга по грамматической структуре, лексическому наполнению, имеют (практически) одно и то же содержание и способны выполнять в данном контексте одну и ту же коммуникативную функцию»[5] . Сравнивая исходный текст и текст перевода, мы непроизвольно отмечаем, что некоторые отрезки исходного текста переведены «слово в слово», а некоторые со значительными отклонениями от буквальных соответствий. Особенно привлекают внимание те места, где текст перевода по своим языковым средствам совершенно не похож на исходный. Следовательно, в нашем языковом сознании существуют некоторые межъязыковые соответствия, отклонения от которых мы и воспринимаем как межъязыковые трансформации.

В зависимости от характера единиц языка оригинала, которые рассматриваются как исходные операции, переводческие трансформации подразделяются на:

· Стилистические трансформации – суть которых заключается в изменении стилистической окраски переводимой единицы[6] .

· Морфологические трансформации – замена одной части речи другой или несколькими частями речи[7] .

· Синтаксические трансформации – суть которых заключается в изменении синтаксических функций слов и словосочетаний. Изменение синтаксических функций в процессе перевода сопровождается перестройкой синтаксической конструкций: преобразования одного типа придаточного предложения в другой. К синтаксическим трансформациям относится также замена английской пассивной конструкции русской активной[8] .

· Семантические трансформации – осуществляются на основе разнообразных причинно-следственных связей, существующих между элементами описываемых ситуаций[9] .

· Лексические трансформации – представляющие собой отклонения от прямых словарных соответствий. Лексические трансформации вызываются главным образом, тем, что объём значений лексических единиц ИП и ПЯ не совпадает[10] .

· Грамматические трансформации – грамматические трансформации, как считает Я.И. Рецкер, заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами языка перевода. Трансформация может быть полной или частичной. Обычно когда заменяются главные члены предложения происходит полная трансформация, если же заменяются лишь второстепенные члены предложения, происходит частичная трансформация. Кроме замен членов предложения могут заменяться и части речи[11] .

1.2. «Основа большинства приемов перевода»[12]

Объем данной работы не позволяет нам широко осветить все вышеперечисленные виды трансформаций. Поэтому, на наш взгляд, более детально следует рассмотреть грамматические и лексические трансформации, которые используются чаще остальных, как показывает практика.

Лексические трансформации. В лексических системах английского и русского языков наблюдаются несовпадения, которые проявляются в типе смысловой структуры слова. Любое слово, т.е. лексическая единица – это часть лексической системы языка. Этим объясняется своеобразие семантической структуры слов в разных языках. Поэтому суть лексических трансформаций состоит в «замене отдельных лексических единиц (слов и устойчивых словосочетаний) ИЯ лексическими единицами ПЯ, которые не являются их словарными эквивалентам и, т.е., которые имеют иное значение, нежели передаваемые ими в переводе единицы ИЯ»[13] .

Существует много причин, вызывающих лексические трансформации, и полностью охватить абсолютно все – нет никакой возможности. Поэтому мы ограничим свой выбор лишь некоторыми основными причинами.

В значении слова в разных языках часто выделяются разные признаки одного и того же явления или понятия, где отражено видение мира, свойственное данному языку, вернее, носителям данного языка, что неизбежно создает трудности при переводе. Сравним, например, glasses и очки. В английском слове выделяется материал, из которого сделан предмет, а в русском – его функция: вторые глаза (очи). Или: Hot milk with skin on it. (P. H. Johnson) – Горячее молоко с пенкой. Данное явление действительности ассоциируется в английском языке с кожей, кожицей, покрывающей тело или плод, тогда как в русском языке в основу значения слова положен результат кипения – пенка появляется, когда молоко кипит и пенится.

Но, несмотря на выделение различных признаков, оба языка в равной степени адекватно отражают одно и то же явление действительности. Данный языковой факт наблюдается в очень многих словах.

Второй причиной, вызывающей лексические трансформации, является разница в смысловом объеме слова. Нет абсолютно одинаковых слов в ИЯ и ПЯ. Чаще всего совпадает первый лексико-семантический вариант (ЛСВ) таких слов, их основное значение, а далее идут различные ЛСВ, ибо развитие значений этих слов шло разными путями. Это обуславливается различным функционированием слова в языке, различием в употреблении, различной сочетаемостью, но даже основное значение английского слова может быть шире соответствующего русского слова (конечно, не исключены и обратные случаи).

При анализе семантической структуры прилагательного mellow сразу бросается в глаза, что оно является многозначным словом и может определять очень широкий круг предметов и понятий: плоды, вино, почву, голос, человека. Каждая сфера его употребления соответствует отдельному значению. Но каждому значению, в свою очередь, соответствуют по два или более русских слова. Англо-русский словарь иногда дает их просто через запятые. Это говорит о том, что каждый ЛСВ не покрывается одним русским словом, т.к. в нём присутствуют две или более семы, которые требуют передачи двумя или более русскими словами.

Так, первое значение – спелый, мягкий, сладкий, сочный (о фруктах); второе значение –1. выдержанный, старый; 2. приятный на вкус (о вине); третье значение – подобревший, смягчившийся с возрастом (о человеке); четвертое значение – мягкий, сочный, густой (о голосе и красках); пятое значение –1. рыхлый; 2. плодородный, жирный (о почве), шестое значение, разговорное – веселый, подвыпивший (о человеке)[14] .

Почти во всех случаях слову mellow соответствуют в русском языке разные слова, в зависимости от того существительного, которое оно определяет. Это говорит об очень широком семантическом объеме каждого ЛСВ слова.

В этом случае при переводе следует исходить из контекста, в котором это слово было употреблено. Здесь следует отметить, что перевод контекстуального значения слова представляет собой нелегкую проблему. Контекстуальное значение слова во многом зависит от характера семантического контекста, от семантики сочетающихся с ним слов. Окказиональное значение слова, неожиданно возникающее в контексте, не является произвольным – оно потенциально заложено в семантической структуре данного слова. В контекстуальном употреблении слова в поэзии или художественной прозе часто проявляется проникновение автора в самую глубь его семантической структуры. Ведь слову свойственны как парадигматические, так и семантические связи, и лексические потенции слова могут быть раскрыты в обоих случаях. Но выявление этих потенциальных значений тесно связано со своеобразием лексико-семантического аспекта каждого языка, отсюда вытекает и трудность передачи контекстуального значения слов в переводе: что возможно в одном языке, невозможно в другом из-за различий в их семантической структуре и в их употреблении.

Рассмотрим пример:

In an atomic war women and children will be the first hostages .

Слово hostage , согласно словарям, имеет только одно значение – «заложник». Однако в данном семантическом окружении это слово приобретает значение «жертва». Это контекстуальное значение, очевидно, присутствует в его парадигматическом значении: каждый заложник может стать жертвой и погибнуть, поэтому в переводе приходится воспользоваться словом жертва, так как слово заложник в таком контекстуальном значении не употребляется. Итак, окончательный вариант: Первыми жертвами в атомной войне будут женщины и дети.

Существуют целые группы слов, имеющих разный объём значения в английском и русском языках. К ним относятся: интернациональные слова, некоторые глаголы восприятия, ощущения и умственной деятельности и так называемые адвербиальные глаголы.

Третьей причиной, вызывающей необходимость в лексических трансформациях, является различие в сочетаемости. Слова находятся в определенных для данного языка связях. Важно отметить, что сочетаемость слов имеет место в случае совместимости обозначаемых ими понятий. Эта совместимость в разных языках, очевидно, бывает разная, и то, что возможно в одном языке, является неприемлемым в другом. В каждом языке имеются свои типичные нормы сочетаемости. Каждый язык может порождать бесконечное количество новых сочетаний, понятных для людей, говорящих на нем и не нарушающих его норм. В каждом языке существует круг обычных, установившихся традиционных сочетаний, которые не совпадают с соответствующим кругом сочетаний в другом языке, как например, trains run – поезда ходят, rich feeding – обильная пища.

Чем шире семантический объем слова, тем шире его сочетаемость, т.к. благодаря этому оно может вступать в самые разнообразные связи. Это в свою очередь допускает широкие возможности его передачи в переводе, различные варианты перевода.

Большое значение имеет и привычное для каждого языка употребление слова. Можно сказать, что в каждом языке вырабатываются своеобразные клише, как бы готовые формулы, слова и сочетания слов, используемые говорящими на данном языке. Последние не являются фразеологическими единицами, но обладают полной завершенностью и в отличие от фразеологических единиц и устойчивых сочетаний никогда не нарушаются введением дополнительных слов или подстановкой одного из компонентов.

Традиционное употребление в какой-то степени связано с иным подходом к явлениям реальной действительности. Например:

The city is built on terraces rising from the lake. («The Times»)

Для русского языка традиционным употреблением будет:

Город построен на террасах, спускающихся к озеру.

К традиционному употреблению можно отнести так называемые клише – распоряжения, приказы, а также клише в более широком понимании. Например:

Never drink unboiled water . – He пейте сырой воды .

No smoking. – Курить запрещено.

Как видно из примеров, в переводах используются соответствующие традиционные сочетания, клише русского языка.

В общем можно выделить восемь основных разновидностей лексических трансформаций. С самого начала следует подчеркнуть, что такого рода деление является в значительной мере приблизительным и условным. Эти восемь типов элементарных переводческих трансформаций на практике “в чистом виде” встречаются редко. Обычно они сочетаются друг с другом, принимая характер сложных, комплексных трансформаций. С этими оговорками мы приступаем к рассмотрению выделенных восьми типов трансформаций, осуществляемых в процессе перевода.

1. Конкретизация – это замена слова или словосочетания ИЯ с более широким значением словом или словосочетанием ПЯ с более узким значением[15] . Как правило, лексике русского языка свойственна большая конкретность, чем соответствующим лексическим единицам английского языка. Это неоднократно отмечалось лингвистами. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной (речевой). При языковой конкретизации замена слова с широким значением словом с более узким значением обусловливается расхождениями в строе двух языков – либо отсутствием в ПЯ лексической единицы, имеющей столь же широкое значение, что и передаваемая единица ИЯ, либо расхождениями в их стилистических характеристиках, либо требованиями грамматического порядка (необходимостью синтаксической трансформации предложения, в частности, замены именного сказуемого глагольным, примеры чего будут даны ниже).

Конкретизируются при переводе на русский язык глаголы движения и глаголы речи: be, have, get, take, give, make, say, come, go и и.д.:

I am not sure I take your meaning. (J. Archer, First among equals)

Боюсь, я не совсем Вас понял.

Вот примеры трансформации русского именного сказуемого в английское глагольное, которое обычно требует конкретизации глагола be, например: Не is at school – Он учится в школе; Не is in the Army – Он служит в армии; The concert was on Sunday – Концерт состоялся в воскресенье.

Что касается контекстуальной конкретизации, то она бывает обусловлена факторами данного конкретного контекста, чаще всего, стилистическими соображениями, как, например, необходимость завершенности фразы, стремление избежать повторений, достичь большей образности, наглядности и пр. Например:

He accepted her commission and drove back to Downing Street to enter the front door . (J. Archer, First among equals)

Он принял ее предложение и отправился на Даунинг-стрит уже в качестве премьер-министра .

2. Генерализация . Приём генерализации противоположен конкретизации, т.к. он заключается в замене частного общим, видового понятия родовым[16] . При переводе с английского на русский он применяется гораздо реже, чем конкретизация. Это связано с особенностью английской лексики. Слова этого языка чаще имеют более абстрактный характер, чем русские слова, относящиеся к тому же понятию. Вот пример генерализации:

Worse, no one sought his opinion any longer on matters that affected nation . (J. Archer, First among equals)

Что хуже, так это то, что больше никто не нуждался в его советах по важным вопросам .

3. Приём лексического добавления . Как лексические, так и грамматические трансформации нередко требуют внесения дополнительных слов. Введение дополнительных слов обусловливается рядом причин: различиями в структуре предложения и тем, что более сжатые английские предложения требуют в русском языке более развернутого выражения мысли. Отсутствие соответствующего слова или соответствующего лексико-семантического варианта данного слова тоже является причиной введения дополнительных слов при переводе[17] .

Вот пример из переводов художественной литературы:

Thank you for all the hard work you have put in on the Bill. (J. Archer, First among equals)

Спасибо за все Ваши усилия, которые Вы приложили ради продвижения законопроекта.

Добавления в процессе перевода могут быть вызваны и другими причинами. Одной из них является синтаксическая перестройка структуры предложения при переводе, в ходе которой иногда требуется ввести в предложение те или иные элементы. Так, при переводе на английский язык для передачи «коммуникативного членения предложения» в некоторых случаях в английское предложение оказывается необходимым ввести подлежащее, отсутствующее в исходном русском предложении:

В 1958 году были сделаны первые записи.

In 1958 that orchestra made its first recordings.

В 30-х годах началась подготовка к строительству гидростанции под Самарой.

In the 1930’s the Soviet Union launched preparations for the building of a hydro-power project near Samara.

Существительные-подлежащие, добавленные в английских предложениях, определяются факторами широкого контекста. Добавлений в этих случаях, в принципе, можно было бы избежать, но это потребовало бы использования в переводе пассивной конструкции, что утяжелило бы английский текст стилистически.

Нередко лексические добавления обусловливаются необходимостью передачи в тексте перевода значений, выражаемых в подлиннике грамматическими средствами[18] . Например, при передаче английских форм множественного числа существительных, не имеющих этой формы в русском языке. Так, workers of all industries следует переводить как рабочие всех отраслей промышленности. Сюда же можно отнести следующие примеры: defenses - оборонительные сооружения, modern weapons - современные виды оружия и т. п.

Без приема лексического добавления не обойтись и при переводе атрибутивных сочетаний, состоящих из сочетаний «существительное + существительное», а также «прилагательное + существительное».Последние носят терминологический характер.

Например: pay claim (pay offer) – требование (предложение) повысить зарплату, wage strike – забастовка с требованием повышения заработной платы, gun license – удостоверение на право ношения оружия, oil countries – страны – производительницы нефти, и т. д.

Иногда добавления оказываются обусловленными чисто стилистическими соображениями:

Nothing has changed, except my estimation of the value of your word. (J. Archer, First among equals)

Ровным счетом ничего не изменилось – Вы только потеряли мое доверие.

4. Приём опущения . Опущение – явление, прямо противоположное добавлению. При переводе опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантически избыточными, с точки зрения их смыслового содержания[19] , то есть выражающие значения, которые могут быть извлечены из текста и без их помощи.

Одним из примеров избыточности является свойственное всем стилям письменной речи английского языка употребление так называемых «парных синонимов». Русскому языку оно совершенно не свойственно, поэтому при переводе в этих случаях необходимо прибегнуть к опущению (т.е. не повторению синонима – замене двух слов одним). Например: just and equitable treatment – справедливое отношение; brave and courageous – храбрый; regular and normal – обычный; by force and violence – насильственным путём; и т. д.

Разумеется, избыточные элементы в тексте отнюдь не сводятся к «парным синонимам». Рассмотрим следующий пример:

Andrew’s appointment as Minister of the Home Office came as no surprise to anyone except his three-year-old son…

И только его сын был удивлен его назначению на пост главы МВД.

Здесь в английском тексте семантически избыточным является to anyone , поскольку уже из фразы «и только его сын был удивлен» видно, что никто больше не удивился произошедшему. Поэтому отпадает необходимость переводить came as no surprise to anyone except .

Устранение семантически избыточных элементов исходного текста дает переводчику возможность осуществлять то, что называется «компрессией текста», т.е. сокращение его общего объема.

Но не всегда опущение вызывается только стремлением к устранению речевой избыточности. Оно может иметь и иные причины; в частности, характерная для английского языка тенденция к максимальной конкретности, выражающаяся в употреблении числительных, а также названий мер и весов там, где это не мотивировано семантическими факторами, требует иногда прибегать к опущениям[20] . Например:

The journey from King’s Cross to Newcastle took three hours and twenty minutes … (J. Archer, First among equals)

Поездка заняла около трех часов .

5. Приём смыслового развития . Приём смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, лексически связанным с ним. Сюда относится метафора и метонимия[21] .

Если учесть, что все знаменательные части делятся на три категории: предметы, процессы и признаки, то для передачи одного и того же содержания средствами другого языка предмет может быть заменён его признаком, процесс предметом, признак предметом или процессом и т.д. Под процессом имеется в виду действие или состояние. Можно выделить шесть следующих вариантов:

причина→процесс→следствие

1. замена процесса его причиной,

2. замена процесса его следствием,

3. замена причины процессом,

4. замена причины следствием,

5. замена следствия причиной,

6. замена следствия процессом.

Например:

Fiona checked the wording and nodded. (J. Archer, First among equals)

Содержание понравилось Фионе.

В переводе процесс (кивнула – в прямом переводе) заменён его причиной – содержание понравилось.

“I don’t think she’s living here at the moment. Her bed wasn’t slept in.” (A. Christie. Third Girl)

Я думаю, она не живёт здесь в настоящее время. Её постель не смята.

Говорящая утром зашла в комнату и увидела, что постель, которую она обычно сама убирала, не смята. Вместо прямого перевода: она не спала в своей постели отмечен результат. Процесс заменён его следствием.

He’s dead now.

Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.)

В данном примере следствие заменено причиной.

6. Антономический перевод представляет собой замену какого-либо понятия, выраженного в подлиннике, противоположным понятием в переводе с соответствующей перестройкой всего высказывания для сохранения неизменного плана содержания[22] . Например:

Charles didn't say anything. (J. Archer, First among equals)

Чарльз промолчал.

В этом примере английская отрицательная конструкция передается русской утвердительной, а глагол say сказать заменяется его русским антонимом промолчать. Такая двойная замена даёт в итоге то же самое значение предложения в целом.

Типично применение антонимического перевода при передаче на русский язык английской конструкции с not... (un)til...; при этом (un)til заменяется на «лишь тогда», «только (тогда)», «когда» и пр., которые могут в определенном смысле считаться его антонимами.

They gave me the wrong number, and I didn't notice it till I dialed it.

Только позвонив по номеру, я понял, что мне дали не тот номер.

Нужно иметь в виду, что отрицание в английском языке выражается также при помощи предлога without:

The Foreign Secretary rose again without showing a sign of annoyance . (J. Archer, First among equals)

Министр иностранных дел встал еще раз с невозмутимым лицом .

Особой разновидностью антонимического перевода является замена прилагательного или наречия в сравнительной или превосходной степени прилагательным (наречием) в положительной степени или наоборот, сопровождаемая заменой утвердительной конструкции на отрицательную (или наоборот).

It’s the most pathetic attempt I’ve ever heard . (J. Archer, First among equals)

Такой жалкой попытки выступить я в жизни еще не видел .

7. Приём целостного преобразования . Целостное преобразование является разновидностью смыслового развития. Приём целостного преобразования можно кратко определить как преобразование отдельного слова, а порой и целого предложения. Причем преобразование происходит не по элементам, а целостно[23] .

Как это наблюдается и в отношении других приемов лексических трансформаций, традиции языковых контактов использовали ряд целостных преобразований частотных лексических единиц и закрепили их результаты как словарные соответствия – постоянные и вариантные. Особенно много таких соответствий среди словосочетаний живого разговорного языка. Например:

How do you do? – Здравствуйте.

Never mind. – Ничего, не беспокойтесь, не обращайте внимания.

Forget it. – Не стоит говорить об этом.

Shut up! – Заткнись.

Well done! – Браво! Молодец!

Все приведенные примеры показывают, что эти разговорные соответствия не имеют общих семантических компонентов, обладают различной внутренней формой и в тоже время передают одно и тоже содержание средствами разных языков. Специфика разговорной речи чаще всего требует целостного преобразования при переводе.

Перевод сочетания ‘forget it!’ в вышеприведенном перечне сделан при помощи приема смыслового развития: русское соответствие, конечно, является заменой самого действия (забудьте об этом) его причиной (не стоит об этом говорить). Еще точнее эту замену следовало бы определить как прием антонимического перевода. Однако отсутствие общих компонентов между английским словосочетанием и его русским соответствием дает право считать, что он произведен путем целостного преобразования.

Сказанное выше объясняет в достаточной степени, почему прием целостного преобразования служит универсальным средством перевода фразеологических единиц. Еще один пример:

In for a penny in for a pound. – Назвался груздем полезай в кузов.

Образная замена образных выражений с помощью целостного преобразования, несомненно, важное условие достижения адекватного перевода.

8. Компенсация . Компенсацией при переводе следует считать замену непередаваемого элемента ИЯ каким-либо другим средством, который передаёт ту же самую информацию, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике[24] . Вот пример компенсации при переводе с английского языка на русский:

“Why don't you write a good thrilling detective story?” she asked. “Me?” exclaimed Mrs Albert Forrester… (S. Maugham, The Creative Impulse)

– А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух захватывало? – Чего? – воскликнула миссис Форрестер…

Здесь в подлиннике миссис Форрестер употребляет в эллиптическом предложении форму так называемого объектного падежа местоимения me вместо I, что многие считают грамматической небрежностью (кстати говоря, без достаточных оснований, ибо форма [те] в таких случаях давно уже стала нормой в разговорно-литературном языке). Поскольку в русском языке в системе личных местоимений ничего подобного нет, переводчица М. Лорие сочла необходимым прибегнуть к компенсации, употребив просторечно-фамильярную форму «чего» вместо литературного «что», т.е. заменив личное местоимение на вопросительное и тем самым передавая ту же информацию что и в подлиннике, хотя и иными средствами.

You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said 'he don't' and 'she don't' and stuff like that...(Дж. Сэлинджер «Над пропастью во ржи»)

Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде...

Как видно из примеров, компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать чисто внутрилингвистические значения, характеризующие те или иные языковые особенности подлинника – диалектальную окраску, неправильности или индивидуальные особенности речи, каламбуры, игру слов и пр., а также когда не всегда можно найти прямое и непосредственное соответствие той или иной единице ИЯ в системе ПЯ.

Приёмы целостного преобразования и компенсации четко иллюстрируют, что эквивалентность перевода обеспечивается на уровне не отдельных элементов текста (в частности слов), а всего переводимого текста в целом. Иначе говоря, существуют непереводимые частности, но нет непереводимых текстов.

Всякие лексические трансформации требуют от переводчика чувства меры и досконального знания обстановки, связанной с текстом перевода, а при возможности и самого текста перевода.

Таким образом, наличие большого количества слов широкого, абстрактного значения в английском языке, различия в значениях слов, сжатость выражения, возможная в английском языке благодаря наличию целого ряда грамматических структур и форм, требует при переводе введения дополнительных слов и даже предложений. Однако некоторые различия в привычном употреблении (узусе) вызывают опущения отдельных элементов английского предложения при переводе на русский язык. Все это объясняет широкое использование лексических трансформаций при переводе.

Грамматические трансформации так же обуславливаются различными причинами – как чисто грамматического, так и лексического характера, хотя основную роль играют грамматические факторы, т.е. различия в строе языков.

При сопоставлении грамматических категорий и форм английского и русского языков обычно обнаруживаются следующие явления: 1) отсутствие той или иной категории в одном из языков; 2) частичное совпадение; 3) полное совпадение. Необходимость в грамматических трансформациях естественно возникает лишь в первом и втором случаях. В русском языке, по сравнению с английским, отсутствуют такие грамматические категории, как артикль или герундий, а также инфинитивные и причастные комплексы и абсолютная номинативная конструкция. Частичное совпадение или несовпадение в значении и употреблении соответствующих форм и конструкций тоже требует грамматических трансформаций. Сюда можно отнести такие явления, как частичное несовпадение категории числа, частичное несовпадение в формах пассивной конструкции, неполное совпадение форм инфинитива и причастия, некоторые различия в выражении модальности и т. п.

В первую очередь мы остановимся на артикле, ибо артикль (как определенный, так и неопределенный), несмотря на свое крайне отвлеченное значение, нередко требует смыслового выражения в переводе. Как известно, оба артикля имеют местоименное происхождение: определенный артикль произошел от указательного местоимения, а неопределенный – от неопределенного местоимения, которое восходит к числительному один. Эти первоначальные значения артиклей иногда проявляются в их современном употреблении. В таких случаях их лексическое значение должно быть передано в переводе, иначе русское предложение было бы неполным и неточным, поскольку денотативное значение артиклей семантически является неотъемлемой частью всего смыслового содержания предложения[25] . Очень наглядно выступает его историческая связь с числительным один в нижеследующем примере:

Yet H. G. (Wells) had not an enemy on earth. (G. B. Shaw)

Однако у Герберта не было ни единого врага на свете.

Значение определенного артикля тоже нередко требует передачи в переводе, особенно когда он стоит перед числительным.

During the fourteen-day wait Charles had ample time to become frustrated by his seemingly aimless roll. (J. Archer, First among equals)

Уже 14 дней ожиданий было достаточно, чтобы Чарльз расстроился тем, что он абсолютно бесполезен на этой должности.

Из всех вышеприведенных переводов явствует, что игнорирование лексического, а иногда и грамматического значения артикля при переводе привело бы к неполной или неточной передаче содержания.

Проанализируем другой случай грамматических трансформаций. В русском языке отсутствуют инфинитивные комплексы, которые так распространены в английском языке. Рассмотрим лишь перевод инфинитивного комплекса с предлогом for.

On its return journey the spacecraft must be accelerated to some 25,000 m.p.h. for it to enter the earth’s orbit. («The Times»)

При возвращении скорость космического корабля должна быть доведена приблизительно до 25 000 миль в час, чтобы он мог перейти на околоземную орбиту. В этом случае инфинитивный комплекс переводится придаточным предложением цели.

Однако очень часто грамматические трансформации бывают необходимы и при передаче соответствующих форм и конструкций из-за некоторых расхождений в их значении и употреблении. Такие расхождения наблюдаются, например, в употреблении категории числа.

Raymond found Michael Edwardes’s views on how parties should promote their policies . (J. Archer, First among equals)

Раймонд уделил внимание взглядам Эдвардса на то, как партиям следует проводить свою политику .

Существительное «политика» не имеет множественного числа, ибо слово «политики» является формой множественного числа от существительного «политик» – политический деятель.

Что касается неисчисляемых существительных, особенно тех, которые выражают абстрактные понятия, то здесь количество несовпадений может быть больше. Например: ink – чернила, money – деньги, watch – часы, news – новости, и наоборот: to keep the minutes – вести протокол , to live in the suburbs - жить в пригороде, on the outskirts – на окраине, grapes – виноград, shrimp – креветки и т. п.

Расхождение обнаруживается и в некоторых случаях употребления инфинитива. Русский инфинитив не имеет не перфектной, ни продолжительной формы.

Таким образом, все рассмотренные явления – отсутствие соответствующей формы, частичное совпадение, различия в характере и употреблении формы – вызывают необходимость в грамматических трансформациях при переводе. Грамматические трансформации можно подразделить на два вида: перестановки и замены.

1. Перестановка Перестановка как вид переводческой трансформации, как считает Л.С. Бархударов, – это изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника[26] . Элементами, могущими подвергаться перестановке, являются слова, словосочетания, части сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста[27] .

Перестановки вызваны целым рядом причин. Основной причиной является различие в строе предложения в английском и русском языках. Английское предложение, как правило, начинается с подлежащего (или группы подлежащего), за которым следует сказуемое (группа сказуемого), т. е. главное – центр сообщения (рема) – на первом месте. Второстепенная информация (тема) обстоятельства места и обстоятельства времени помещаются в конце[28] .

Порядок слов русского предложения иной: на первом месте часто стоят второстепенные члены предложения (обстоятельства времени и места), за ними следует сказуемое и в конце – подлежащее. Это необходимо учитывать при переводе. Это явление известно под названием «коммуникативного членения предложения».

Наиболее обыкновенный случай перестановки – это изменение порядка слов и словосочетаний в структуре предложения, который связан с коммуникативным членением.

Например:

/ A suburban train / was derailed / near London / last night/.

1 подлежащее 2 сказуемое 3 обстоятельство места 4 обстоятельство времени

Порядок следования компонентов русского предложения “прямо противоположен” порядку следования компонентов исходного английского предложения.

Вчера вечером / вблизи Лондона / сошёл с рельс / пригородный поезд.

4 3 2 1

Иногда в процессе перевода наблюдается перестановка того или иного слова из одного предложения в другое, как, например, в нижеследующем случае:

...I put on this hat that I'd bought in New York that morning. It was this red hunting hat, with one of those very, very long peaks. (J. Salinger, The Catcher in the Rye, 3)

Я... надел красную шапку, которую утром купил в Нью-Йорке. Это была охотничья шапка, с очень-очень длинным козырьком.

Возможность такого переноса здесь обусловливается повторением существительного шапка, к которому относится переставляемое прилагательное красная, в двух смежных предложениях.

При переводе нередко имеет место также явление изменения порядка следования частей сложного предложения (clauses) – главного и придаточного предложения. Например:

As he stepped back on to Downing Street a driver opened the back door of a shiny Austin Westminster. (J. Archer, First among equals)

Водитель открыл заднюю дверь сияющего автомобиля, как только он вышел из здания.

В английском тексте придаточное предложение предшествует главному, в русском же переводе – наоборот, главное предшествует придаточному. Встречаются и противоположные случаи.

Наконец, как было указано, перестановке могут подвергаться и самостоятельные предложения в строе текста.

“Where are we going?” asked Simon. He had suspected something. (J. Archer, First among equals)

Саймон начал что-то подозревать. – Куда мы направляемся? – спросил он.

Здесь необходимость перестановки вызвана тем, что форма Past Perfect во втором предложении английского текста выражает значение предшествования данного действия действию, обозначаемому в первом предложении. Поскольку русская форма «подозревать» не выражает этого значения, сохранение исходного порядка следования предложений в переводе привело бы к смысловому искажению (действие, обозначаемое глаголом «подозревать», воспринималось бы как последующее, а не предшествующее действию, обозначаемому глаголом спросил), отсюда необходимость перестановки предложений.

Перестановки, как вид переводческой трансформации, встречаются весьма часто, однако, обычно они сопровождаются трансформациями и иного характера, в частности, заменами, примеры которых будут даны ниже.

2. Замены – наиболее распространенный и многообразный вид переводческих трансформаций. В процессе перевода замене могут подвергаться грамматические единицы – формы слов, части речи, члены предложения, типы синтаксической связи и т.д.

а) Замены форм слова

Замены форм слова подразумевают замены числа у существительных, времени у глаголов и др[29] .

The Nile Valley appears to have been unfit for human habitation during the Stone Ages. (M. A. Murray)

Долина Нила, по-видимому, была непригодна для жизни человека на протяжении всего каменного века (во все периоды каменного века).

В русском языке сочетание каменный век является историческим термином и никогда не употребляется во множественном числе.

Нормы английского языка диктуют употребление формы настоящего времени в придаточных предложениях времени или условия, т.е. там, где русский эквивалентный глагол будет иметь форму будущего времени:

Если у тебя выдастся свободное время, пожалуйста, напиши мне.

If you have some free time, please drop me a note.

Nobody knew what he meant.

Никто не знал, что он имеет в виду.

б) Замены частей речи

Этот тип замены является весьма распространенным. Простейший вид его – так называемая «прономинализация», или замена существительного местоимением. Например:

Сначала он висел в комнате деда, но скоро дед изгнал его к нам на чердак, потому что скворец научился дразнить дедушку. (М. Горький, Детство, VII) – At first the bird hung in my grandfather`s room, but soon he outlawed it to our attic, because it began to imitate him. Существует также замена отглагольного существительного на глагол в личной форме, замена прилагательного на наречие и т.д. При переводе с английского на русский происходит обратная замена местоимения существительным.

Весьма типичной заменой при переводе с английского языка на русский является замена отглагольного существительного на глагол в личной форме. Вот примеры такого рода замены:

Не had one of those very piercing whistles that was practically never in tune... (J. Salinger, The Catcher in the Rye, 4)

Свистел он ужасно пронзительно и всегда фальшиво...

Здесь, как и в других последующих примерах, замена существительного глаголом требует также замены прилагательного, определяющего существительное, на наречие: piercing – пронзительно.

Закономерной и обычной является замена при переводе английского отглагольного существительного – имени деятеля (обычно с суффиксом –er) на русскую личную форму глагола[30] . Такого рода примеры встречаются очень часто:

“Oh, I’m no dancer , but I like watching her dance.” (G. Greene, The Quiet American, p. I, Ch. Ill)

А я ведь не танцую , я только люблю смотреть, как она танцует, (пер. Р. Райт-Ковалевой и С. Митиной)

I am a very good golfer. (ib., 11)

Я очень хорошо играю в гольф...

При переводе имеют место и другие типы замен частей речи, причем часто они сопровождаются также заменой членов предложения, то есть перестройкой синтаксической структуры предложения.

в) Замены членов предложения (перестройка синтаксической структуры предложения)

При замене членов предложения слова и группы слов в тексте перевода происходит перестройка синтаксической схемы построения предложения. Причины такого рода перестройки могут быть различными. Чаще всего она вызывается необходимостью передачи «коммуникативного членения» предложения, о котором речь шла выше[31] .

Самый обычный пример такого рода синтаксической перестройки – замена английской пассивной конструкции русской активной, при которой английское подлежащее заменяется в русском предложении дополнением, стоящим в начале предложения; английское дополнение с предлогом by при переводе на русский язык становится подлежащим или же подлежащее вообще отсутствует (так называемая «неопределенно-личная» конструкция); форма страдательного залога английского глагола заменяется формой действительного залога русского глагола. Например:

Не was met by his sister. Его встретила сестра.

He was given money. Ему дали денег.

He is considered to be a good student. Его считают хорошим учеником.

При переводе с русского на английский происходит обратная замена «актив – пассив».

Довольно обычными (хотя они и не описываются в нормативных грамматиках) являются также случаи, когда английское подлежащее при переводе на русский язык заменяется обстоятельством. Эта трансформация требует также замены переходного глагола английского предложения непереходным глаголом (или, реже, глаголом в форме страдательного залога) в русском предложении. Например:

The last week has seen an intensification of the diplomatic activity...

В течение истекшей недели имела место активизация дипломатической деятельности... (или: На прошлой неделе наблюдалась...)

Такой оборот с глаголом see (лишенным конкретно-лексического значения и обозначающим здесь лишь сам факт наличия, бытия того или иного события или явления) весьма типичен для языка английской прессы; ср.: 1973 saw... – В 1973 г....; The next week will see... – На следующей неделе...; Tonight sees... – Сегодня вечером и т. д. В функции дополнения к глаголу see обычно употребляется существительное отглагольного характера типа publication, beginning, renewal, performance и пр., которое в русском переводе трансформируется в глагол-сказуемое: было опубликовано, началось, возобновилось, было исполнено и пр.

Аналогичная трансформация имеет место и в других случаях, когда английское подлежащее выражает различные обстоятельственные значения. В русском переводе английское подлежащее заменяется на обстоятельство места:

This little town today witnessed a massive demonstration.

Сегодня в этом небольшом городке состоялась массовая демонстрация.

Такого типа обороты часто встречаются в текстах научного жанра. Разумеется, при переводе с русского языка на английский происходит «противоположная» замена обстоятельства подлежащим, сопровождаемая другими требуемыми заменами.

Во многих случаях перестройка синтаксической структуры обусловливается соображениями не грамматического, а стилистического порядка. Так, в нижеследующем примере наблюдается одновременная замена как членов предложения, так и частей речи:

After dinner they talked long and quietly . (S. Maugham, Before the Party)

После обеда у них был долгий, душевный разговор . (пер. Е. Калашниковой)

Таким образом, в большинстве случаев при переводе с английского языка на русский русское предложение не накладывается на английское, не совпадает с ним по своей структуре. Часто структура русского предложения в переводе полностью отличается от структуры английского предложения. В нем другой порядок слов, другое следование частей предложения, часто другой порядок расположения самих предложений – главного, придаточного и вводного. В ряде случаев части речи, которыми выражены члены английского предложения, передаются соответственно другими частями речи. Все это объясняет широкое использование грамматических трансформаций при переводе.

В процессе переводческой деятельности, как правило, разного рода трансформации осуществляются одновременно, то есть сочетаются друг с другом – перестановка сопровождается заменой, грамматическое преобразование сопровождается лексическим[32] . В.Н. Комиссаров выделяет это явление в третий тип переводческих трансформаций – это смешанный тип или как он называет «комплексные лексико-грамматические трансформации». Именно такой сложный, комплексный характер переводческих трансформаций и делает перевод столь сложным и трудным делом.

Но другого выхода нет, и быть не может – отказавшись от этого инструмента, невозможно достигнуть адекватного перевода, а его умелое применение поможет как можно более точно передать всю информацию, заключенную в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм ПЯ. Таким образом, мы пришли к следующему выводу: переводческие трансформации – суть процесса перевода.


ГЛАВА 2

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ТРАНСФОРМАЦИЙ ПРИ РЕШЕНИИ НЕКОТОРЫХ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ[33]

2.1 Экспериментальное исследование применения трансформаций

В главе 1 мы предложили применение переводческих трансформаций в качестве основного способа исправления ошибок, которые возникают по причине неучета норм лексической и грамматической сочетаемости ПЯ и ИЯ при переводе на русский язык. На наш взгляд, именно трансформации являются ключом к решению проблем сочетаемости.

На основе изученных теоретических работ нами было высказано предположение, что возникающие в процессе перевода ошибки комбинаторного характера нередко вызваны тем, что переводчики, не обладающие большим опытом перевода, при переводе с иностранного на русский язык, продуцируют высказывания на основе общих правил построения высказывания. На наш взгляд, этого не всегда бывает достаточно для того, чтобы построить правильное высказывание на русском языке. В главе 1 уже отмечалось, что в силу разницы природы языков порой очень сложно достичь эквивалентность в переводе, основываясь только на грамматическом построении иностранного высказывания и значении каждого слова в нем. То есть, правила, на основе которых строятся высказывания, зачастую не носят жестко детерминированного характера и в определенных ситуациях не действуют. Кроме того, при переводе мы должны учитывать и то, что наши представления о существующих связях между структурными единицами иностранного языка часто не совпадают с аналогичными представлениями о них носителей языка. В лучшем случае эти упущения при переводе могут привести к тому, что называется «звучит не по-русски», а то и вообще к искажению, либо к фактической ошибке.

Кроме того, следует упомянуть и низкий уровень развития навыков самоконтроля у начинающих переводчиков, что не позволяет молодым специалистам самостоятельно обнаруживать слабые места и ошибки. В современной переводческой деятельности к переводу предъявляются все более жесткие требования. Очень часто переводчики не имеют возможности воспользоваться в своей работе помощью специалистов, опытных коллег, стилистов или редакторов, оставаясь один на один с возникающими переводческими проблемами. Соответственно, очень важно уметь самостоятельно определить слабые места и оценить свой вариант перевода, чтобы в дальнейшем принять меры к устранению ошибок. В силу ограничения работы по объему мы не можем подробно остановиться на этом вопросе, хотя в дальнейшем проблема самоконтроля может быть взята как отдельное направление исследования.

На основе сделанных умозаключений мы приходим к выводу о том, что применение трансформаций в решении переводческих трудностей является одним из наиболее перспективных и рациональных способов избегания ошибок.

Этот подход, по нашему мнению, позволяет достаточно быстро и качественно находить наиболее оптимальный вариант при решении той или иной трудности.

Таким образом, в Главе 1 мы сформулировали требующие последующей проверки предположения о том, что 1) трансформации являются одним из наиболее рациональных ресурсов для решения некоторых переводческих трудностей и 2) их применение в процессе перевода на русский язык позволяет существенно повысить качество перевода.

2.2 Схема эксперимента

Чтобы доказать или опровергнуть наши предположения, мы провели лингвистический эксперимент, в котором участвовали шесть информантов, курсанты выпускного курса переводческого факультета. Данная группа информантов рассматриваются нами в качестве переводчиков-непрофессионалов, т.е. переводчиков, обладающих определенным уровнем языковой компетенции, имеющих адекватные знания, навыки, умения в области перевода, но, тем не менее, не имеющих достаточного опыта переводческой деятельности. При выборе информантов мы остановились именно на этой категории по целому ряду причин. Во-первых, данная категория переводчиков самая распространенная; следовательно, полученные на основе результатов исследования выводы можно будет применить на практике в отношении большого количества заинтересованных лиц. Во-вторых, у данной категории еще не сложились стереотипы переводческой деятельности, нет устойчивой стратегии перевода, вследствие чего они представляют собой наиболее гибкий, легко обучаемый материал, в отличие от переводчиков-профессионалов, которые с высоты своего опыта подчас не могут перестроиться, изменить свою давно устоявшуюся стратегию и принять на вооружение новую технологию перевода.

Данная категория отбиралась нами с учетом их успеваемости по прак­тическому курсу английского языка и переводу. Все информанты имеют хорошие и отличные показатели по данным предметам и характеризуются преподавателями как способные переводчики.

Информанты выполняли перевод на переносном компьютере с операционной системой «Windows» и текстовым редактором «Word». На компьютер был также установлен ряд специализированных приложений по переводу (электронные двуязычные словари «Мультитран», «Мультилекс», «Лингво»; электронные толковые словари «Collins Co build»). Помимо электронных версий словарей, участники имели возможность пользоваться и бумажными изданиями, включая такие словари, как «BBI Combinatory Dictionary of English», «Longman Dictionary of English Language and culture".

С точки зрения методологии эксперимент очень прост – мы прибегли исключительно к общефилософским методам: анализ и сравнение. Эксперимент состоял из двух частей. На первом этапе переводчикам было предложено перевести 2 статьи из английского журнала «The economist» от 27 сентября 2008 года объемом около одной печатной страницы на русский язык (см. Приложение 1) традиционным способом, т.е. с использованием имеющихся в наличии бумажных и электронных словарей, как переводных двуязычных, так и толково-комбинаторных.

К информантам предъявлялось требование обеспечить максимально высокое качество перевода, при этом никаких временных ограничений при выполнении задания и использовании ресурсов не накладывалось. Основной упор делался на обеспечение правильного, грамотно выстроенного перевода.

На втором этапе эксперимента с его участниками было проведено инструкторско-методическое занятие, цель которого, во-первых, заключалась в том, чтобы указать переводчикам на слабые места и ошибки, допущенные ими на первом этапе, тем самым сориентировав их на повышение самоконтроля, а во-вторых, продемонстрировать, как такие ошибки можно устранить при помощи трансформаций. Был приведен следующий пример применения трансформаций (пример взят не из текстов, которые переводили информанты):

Ever since Yahoo! rejected Microsoft’s offer of $31 a share in February; its fortune only worsened .

Удача отвернулась от корпорации Yahoo ! с тех пор как она отклонила предложение Microsoft продать ей акции по цене 31 у.е. за штуку.

Как мы уже отмечали в главе 1, в чистом виде трансформации обычно не применяются. Этому доказательство выше приведенный пример. Во-первых, мы прибегли к лексической трансформации при переводе «its fortune only worsened » . Конечно же, при дословном переводе этой части предложения никакого искажения или фактической ошибки не будет, но стиль пострадает. «Удача отвернулась » – это устоявшееся выражение в русском языке, и русский человек никогда не скажет, что удача ухудшилась. Во-вторых, при переводе мы были вынуждены развернуть сжатое английское предложение и добавили «продать ей акции по цене », таким образом, прибегнув к приему лексического добавления.

После проведения инструкторско-методического занятия информанты получили задание отредактировать тексты своего перевода с использованием трансформаций. После этого первоначальные варианты перевода и их отредактированные версии были просмотрены экспертом с целью проверки и оценки качества. В качестве эксперта выступал переводчик-профессионал, имеющий опыт переводческой деятельности более десяти лет. Ему предлагалось оценить варианты перевода до редактирования и после него и на основании сравнения этих вариантов сделать вывод о повышении качества (или отсутствии такового).

В итоге эксперимента мы получили а) первоначальные варианты переводов, б) отредактированные варианты переводов, в) оценочные отзывы эксперта.

2.3 Трансформации как ключевой метод достижения успеха при переводе

Анализируя тексты переводов до правки и после, мы заметили, что информанты по-разному относились к выделению сложных мест в тексте перевода. Некоторые замечали допущенные ими ошибки и слабые места в текстах перевода, другие нет. В ходе инструкторско-методического занятия обсуждались сложные места в первом абзаце текста. Участникам эксперимента предлагалось самостоятельно выделялись слабые места или определить, где именно они допустили ошибки. Зачастую они не видели никаких недочетов и считали, что никаких исправлений вносить не следует, что говорит о недостаточно высоком развитии их навыков самокоррекции. Для того чтобы помочь им правильно подойти к рассмотрению текста с точки зрения его критической оценки, проводящий эксперимент обращал их внимание на самые незначительные моменты, такие, например, как неуместное употребление того или иного слова, некорректная структура предложения и т.д. После этого участники эксперимента начинали более критично оценивать свои варианты перевода, искать ошибки и что еще более важно, сомнительные места, которые требуют детальной по следующей проверки.

В ходе внесения редакторской правки участники эксперимента сталкивались со следующими переводческими трудностями в тексте (они выделены подчеркиванием).

(1) A growing number of people around the world claim to be "electrosensitive", in other words physically responsive to the electromagnetic fields that surround phones and the other electronic devices that clutter the modern world.

В этом предложении нет ничего, что бы могло вызвать особые затруднения, и надо отметить, что все участники эксперимента перевели это предложения правильно. Но все же недочеты в плане стиля были. Например, некоторые информанты начало предложения так и перевели «Увеличивающееся число людей…». Смысл, конечно же, не потерян, но то, что в предложении нет никакого искажения, не значит, что перевод выполнен качественно. Мы полагаем, что намного выгоднее вариант «все больше людей …». Второй выделенный момент информанты перевели сложноподчиненным предложением – «говорят, что они «электрочувствительны». Но надо учесть тот факт, что это предложение и без того большое, во второй части которого просто не избежать подчинительной связи. Первый и самый простой выход – разбить предложение на два маленьких. Мы же предлагаем провести грамматическую и лексическую трансформацию второй выделенной части предложения, после чего получаем «жалуются на свою повышенную «электрочувствительность».

(2) Indeed, at least one country, Sweden, has recognized such sensitivity as a disability, and will pay for the dwellings of sufferers to be screened from the world's electronic smog.

В этом предложении особый интерес для нас представляет его вторая часть, и опять же с точки зрения стиля. Однако стоит отметить, что в отличие от предложения (1), здесь оборот «to be» сбил переводчиков с толку, что привело к искажению смысла. Первый момент некоторые информанты перевели дословно «и будет платить за…», а вторую выделенную часть и вовсе опустили (см. приложение 2). Во-первых речь идет о государстве, которое беспокоится о своих гражданах, их состоянии здоровья. На наш взгляд перевод, предложенный участниками эксперимента, накладывает несколько отрицательный оттенок. Поэтому мы предлагаем применить в первом случае лексическую трансформацию (добавление), а во втором – грамматическую (заменить пассивную конструкцию активной): «… и приняло решение выделить средства на защиту домов людей, страдающих этим недугом, от электромагнитного смога…»

(3) The problem is that, time and again studies of those claiming to be electrosensitive show their ability to determine whether they are being exposed to real electric field or a sham one is no better than chance.

Как показал эксперимент в этом предложении особую сложность у переводчиков вызвал его конец «is no better than chance». Мы предположили, что информанты не придали этому участку особого значения и не заметили, что эта часть относиться к слову «ability» вследствие чего был неправильно передан смысл. Для корректного перевода данного предложения необходимо трансформировать структуру предложения (соединить предложение подчинительной связью) и заменить конструкцию «their ability … is no better than chance» на слово «не способны»: «Проблема в том, что неоднократные исследования показали, что люди, жалующиеся на свою повышенную «электрочувствительность», абсолютно не способны определить, подвержены они реальному или ложному электромагнитному излучению.»

(4) So, unless they are lying about their symptoms, the cause of those symptoms needs to be sought elsewhere.

В этом примере мы сталкиваемся с тем случаям, когда уже словарное значение является трансформацией: конструкция «unless» переводится на русский язык с частицей «не» – «если не…», «пока не…». Некоторые информанты при переводе упустили это из виду и не достигли эквивалентности перевода первой части предложения. На наш взгляд единственным правильным вариантом перевода будет: «Таким образом, если они все-таки не врут в отношении своих симптомов, то причину следует искать в другом месте».

(5) The type of stimulus, be it the authentic heat source or the sham electromagnetic radiation, was announced before each exposure and the volunteers were asked to rate its unpleasantness on a five point scale.

В вышеуказанном предложении нас заинтересовали пассивные конструкции, которые так распространены в английском языке. Обычно для перевода таких конструкций используют безличные предложения, чем и воспользовались все без исключения информанты. Но упустили из виду особенность русского предложения, которая заключается в том, что в нем на первое место ставиться тема, т.е. то о чем уже говорилось, а затем рема – новая информация. Исходя из этого, мы думаем, что будет лучше информацию о тесте и его участниках вынести в начало предложения. Учитывая все сказанное выше, мы пришли к следующему результату: «Перед каждым тестом его участникам называли тип воздействующего на них излучения, будь то реальное тепловое воздействие или ложное электромагнитное, после чего их просили измерить степень неприятных ощущений по пятибалльной шкале».

(6) Moreover, they showed neural activity to match .

Это предложение привлекло наше внимание не столько из-за возможности привести хороший пример трансформации – как раз в этом плане здесь все очень просто, сколько из-за причины, которой вызвана необходимость ее применения. Английский язык – язык глаголов. И поэтому очень многое в английском языке предается через глаголы, а, например, в русском – через другие части речи. Именно это явилось причиной непонимания смысла предложения участниками эксперимента. Таким образом, для правильно передачи смысла предложения необходимо заменить глагол «to match» прилагательным «одинаковый»: «Более того, их нервная деятельность была одинакова».

(7) This suggests that electrosensivity, rather than being a response to electromagnetic stimulus, is akin to well-known psychosomatic disorders such as some sorts of tinnitus and chronic pain.

Очень часто для логической связи предложений в тексте используют вводные слова. Как правило, при переводе этих конструкций без трансформаций не обойтись. При этом наиболее часто прибегают к замене эквивалентной конструкцией. При переводе вводного слова в примере (7) мы предлагаем заменить «this suggest» на «таким образом». Информант 6 перевел дословно (это предполагает) и тем самым допустил стилевую ошибку. Мы так же считаем необходимым провести грамматическую и лексическую трансформацию (замену и опускание) английской конструкции «…rather than…,is akin to» русской «…скорее не…, а…». Многие информанты полностью игнорировали этот переводческий прием, но прибегли к трансформации другого вида – перестановке (см. приложение 2). Однако, они сделали неудачный выбор. Как результат, их переводы этих предложений абсолютно не были выдержанны по стилю. Наш вариант перевода с учетом всех выше написанных замечаний получился следующим: «Таким образом, из исследования видно, что электрочувствительность, скорее не ответная реакция на электромагнитное излучение, а одно из хорошо известных психосоматических расстройств, таких как шум в ушах и хронические боли».

(8) It is just that the electromagnetic radiation they emit has nothing whatsoever to do with it .

Мы предполагали, что именно в этом предложении большинство участников эксперимента допустят ошибку. Дело в том, чтобы правильно перевести это предложение необходимо применить прием смыслового развития, что и сделали большинство информантов, за исключением участников под номерами 2 и 6 (см. приложение 2). В качества примера возьмем вариант перевода информанта 4: «Однако, электромагнитное излучение, которое они выделяют, не имеет к этому никакого отношения ». То есть, если с этой радиацией ничего не надо делать , то значит, она никак не влияет на здоровье людей , т.е. не имеет никакого отношения к этому делу .

(9) NOT since the launch of Apple's iPhone last year has the unveiling of a handset caused such a stir.

Это предложение представляет интерес в плане перевода артиклей. Именно неопределенный артикль «a», точнее полное его игнорирование участниками эксперимента, стало причиной искажения перевода (см. приложение 2). Стоит отметить, что артикль в английских предложениях несет большую смысловую нагрузку, которую возможно передать в русском предложении только посредством трансформаций. Во-вторых, для перевода этого предложения необходимо изменить структуру предложения: «Ни один телефон с момента выпуска iPhone в прошлом году больше не вызвал такого фурора».

(10) Vendors of other smartphones, such as RIM , the maker of the BlackBerry , are now racing to match the iPhone in usability .

Во-первых, на этом примере рассмотрим оформление имен собственных при переводе на русский язык: в английском предложении название фирм, а в этом предложении и названия телефонов, употребляются без пояснения – что это фирма, корпорация, телефон... При переводе на избыточный русский язык не помешает применить лексическую трансформацию (добавлении) и поставить перед именем собственным поясняющую информацию. А при переводе второй части, на наш взгляд необходимо учесть тот факт, что ни одна фирма не изобрела ничего подобного iPhone и подчеркнуть это в переводе, заменив глагол «соревнуются» на глагол «пытаются». Некоторые участники эксперимента (информанты 2, 6) не учли этот факт и поставили перед другими фирмами цель превзойти iPhone, таким образом, исказили информацию. Оставшиеся 4 информанта передали смысл правильно, но не выдержали стиль. Для решения этой трудности мы предлагаем добавить слово «телефон» в последнюю часть предложения и ввести сложноподчинительную связь: «Другие производители смартфонов, как например компания RIM , создавшая телефон BlackBerry , пытаются создать телефон , который по своей функциональности вышел на уровень iPhone ».

(11) But the more fundamental difference hearkens back to the mid-1980s, when the PC era was dawning and two rival operating systems-from Apple and Microsoft -competed to become the dominant platform for which software companies would write programs.

Как уже упоминалось выше, при переводе длинных предложений необходимо делить из на два или более простых. Но мы нашли более простой способ, прибегнув к перестановке: в английском предложении упомянуты две большие корпорации, но в качестве дополнения. Мы же предлагаем поставить эти корпорации на роль подлежащих, тем самым сохранив целостность предложения. Во-вторых, в этом предложении нам представилась хорошая возможность продемонстрировать как, в русском предложении оформляется профиль учреждения или организации: то, что в английском языке передается через препозицию – в русском требует развернутую конструкцию. Учитывая рассуждения, приведем наш пример: «Более существенные разногласия появились еще в середине 80-х годов, на заре эры ПК, когда каждая из двух конкурирующих корпораций Apple и Microsoft , пыталась заинтересовать компании по разработке программного обеспечения в написании программ под стандарт ее операционной системы».

(12) Some are tweaking Linux to make their own flavours .

В английском предложении глагол «to tweak» и существительное «flavour» призваны указать на то, что система Linux остается практически без изменения. При переводе этого предложения мы полагаем, что будет целесообразно провести грамматическую трансформацию, заменив сложноподчинительную связь деепричастным оборотом, а глаголу «to tweak» придать нейтральное значение. Надо отметить, что 4 информанта из 6 сконцентрировали свое внимание именно на глаголе «to tweak» (пододвигать) и совершенно не обратили внимание на существительное «flavour», что привело к искажению информации (см. приложение 2). По версии участников эксперимента некоторые компании вообще отказались от системы Linux. Мы предлагаем следующий вариант перевода: «Некоторые создают свою операционную систему, внося незначительные изменения в систему Linux».

(13) Google hopes that other operators and handset-makers – South Korea's Samsung and lg appear to be next – will adopt Android to save themselves the expense of developing their own software.

На этом предложении нет смысла останавливаться в силу того, что никто из участников эксперимента не допустил ошибок, каждый из их вариантов перевода приемлем. По-видимому русский эквивалент выражения«save themselves the expense of» (избежать затраты на…) очень часто встречался информантам. Таким образом, это демонстрирует, что для применения трансформаций необходимо читать больше литературы как на иностранном языке, так и на русском. В этом же предложении трудность вызвало выражение «appear to be next…». На наш взгляд это выражение особой смысловой нагрузки не несет, поэтому его можно опустить, а южно-корейские фирмы Samsung и lg можно ввести как пояснение (…производители, такие как южно-корейские фирмы Samsung и LG).

(14) Its aim is not to challenge Apple or Microsoft, Instead Google, which makes money from online advertising, will be happy as long as nobody locks up the market and people do ever more Google searches, on all their devices.

При переводе этого предложения многие информанты опять прибегли к дословному переводу, при этом смысл они сохранили, что объясняется использованием простых грамматических конструкций в английском предложении. Опять же пострадал стиль. Во-первых, «makes money» – можно перевести «делает деньги», но это словосочетание несет несколько отрицательный оттенок, поэтому лучше использовать нейтральное словосочетание «получает доход». А во втором случае, чтобы придать более сдержанный и официальный характер русскому предложению можно применить прием смыслового развития: фирма только тогда счастлива, когда ее дела идут в гору, т.е. она процветает. Наш вариант перевода: «…корпорация Google, основной доход которой составляют on-line рекламы, будет процветать при существовании рынка этих услуг и при условии, что люди будут пользоваться еще чаще ее поисковой системой через всевозможные устройства».

2.4 Анализ экспериментальных данных

На основе текстов перевода был проведен количественный и качественный анализ применений участниками эксперимента трансформаций для поиска путей решения переводческих проблем. Результаты этого анализа приведены в таблице 1.

Данные таблицы показывают, что переводчики прибегали к трансформациям не одинаковое количество раз. А некоторые попытки не были результативными.

Таблица 1.

информант

Кол-во применений трансформаций до/после правки

Успешное применение трансформаций

после правки

Неуспешное применение трансформаций после правки

Экспертная оценка

1.

12/16

12

4

1

2.

5/8

6

2

4

3.

9/10

8

2

2

4.

8/11

7

4

2

5.

10/12

8

4

3

6.

8/11

6

5

4

Материалы эксперимента были предоставлены эксперту, который подтвердил факт повышения качества переводов, которое было достигнуто информантами после внесения редакторской правки.

Среди наиболее значимых исправлений, сделанных информантами в процессе постредактирования переводов путем применения трансформаций, эксперт выделил 1) применение более интересных, красивых и лаконичных конструкций; 2) исправление смысловых и фактических ошибок; 3) удачное обыгрывание грамматических форм (в частности артиклей); 4) уточнение смысловых связей в предложении с последующей корректировкой последних. Им также было сделано замечание о том, что, исправляя некоторые ошибки и неточности, участники эксперимента оставляли другие слабые места без внимания.

В результате рассмотрения работ и сравнения вариантов перевода до редактирования и после него эксперт пришел к следующему выводу:

Применение трансформаций зависит от общего уровня языковой подготовки конкретного обучаемого. А шансы на их успешное применение выше у тех, кто лучше владеет иностранным и родным языками. Благодаря способности замечать свои ошибки (или хотя бы сомневаться в написанном) и, как следствие, ощущать потребность в проверке того или иного оборота, такие обучаемые способны предлагать большее количество возможных вариантов перевода того или иного оборота для их дальней проверки и анализа.

На наш взгляд, полученные сведения вполне адекватно отражают соотношение переводческих трудностей в тексте, хотя мы не исключаем, что оно может варьироваться в зависимости от содержания исходного текста, и его насыщенности теми или иными трудностями.

Из таблицы видно, что все участники эксперимента прибегали к трансформациям разное количество раз для решения той или иной проблемы (см. колонку 2). В процессе редактирования они определяли слабые места и приступали к проверке варианта перевода. При этом количество использования трансформаций в процессе правки увеличилось по сравнению с тем, что было до редактирования.

Учитывая другие данные (см. колонку 3, 4), приведенные в таблице 1 можно сделать вывод, что большое количество применения трансформаций не означает повышения качества перевода. Так например информант 6 использовал трансформациями столько же сколько и информант 4, - однако их места в рейтинге не совпали (см. колонку 5). На наш взгляд это объясняется тем, что информант 6 имеет более низкий уровень владения языком, чем другие участники эксперимента, так как его варианты трансформации все равно содержали искажения.

Дальнейшее сопоставление табличных данных с оценкой эксперта, определившего «рейтинг» участников эксперимента (колонка 5), показывает, что в основном качество повышается с увеличением числа применения трансформаций (см. указанные в таблице рейтинги в колонке 5 относительно кол-ва применений трансформаций в колонке 2). Однозначной связи здесь установить не удалось. На наш взгляд, это объясняется различным уровнем знания языка участников эксперимента: для того, чтобы правильно трансформировать предложение, необходимо правильно понять смысл предложения, что предполагает, в первую очередь, знание грамматики.

Проведенное экспериментальное исследование в целом подтвердило наши предположения о рациональности и эффективности использования трансформаций при решении некоторых переводческих проблем с целью повышения качества перевода с иностранного языка. На основании экспертной оценки, изложенного выше анализа и сопоставления материалов эксперимента мы считаем, что можно сделать вывод о существенном повышении качества перевода, которое было обеспечено именно за счет применения информантами трансформаций при решении переводческих трудностей. В процессе редактирования вариантов перевода участникам эксперимента удалось выявить ряд ошибок и неточностей, которые были ими допущены по причине не учета норм и правил лексико-грамматической сочетаемости ПЯ, за счет чего и было достигнуто более высокое качество перевода, который после применения необходимых трансформаций уже не имел недостатков, порой даже очень существенных.

Кроме того, проведенный эксперимент позволил нам выделить те группы переводческих трудностей, которые можно решить с применением трансформаций.

На наш взгляд, это прежде всего трудности, связанные с приданием переведенному тексту лаконичности и четкости, которые в свою очередь подразделяются на а) трудности употребления того или иного выражения, и б) трудности сохранения целостности текста перевода. К первым в тексте эксперимента относится словосочетание «A growing number of people…» (Все больше людей…). Ко вторым относится часть предложения «A psychosomatic disorder is one in which the symptoms are real…» (при психосоматических расстройствах симптомы реальны, но…). Здесь часть английского высказывания «is one» просто наталкивает на перевод через определение: психосоматическое расстройство – это…. Однако, исходя из контекста нам не интересно, что из себя представляет это расстройство, а вот на симптомах сделать акцент не мешало бы, чего мы и добились в нашем варианте перевода. Перевод этого предложения через определение просто отвлечет внимание читателя от главной мысли – в данном случае от эксперимента.

Проведенный эксперимент показывает, что для решения таких трудностей использование трансформаций крайне необходимо, так как выдвигаемые переводчиками варианты не всегда соответствуют нормам русского языка.

Следующая группа переводческих трудностей, которые необходимо решать с помощью трансформаций, это трудности, связанные с оформлением имен собственных и передачи профиля организации. В английском языке имена собственные зачастую употребляются без пояснения: это корпорация или фирма.… В русском тексте же перед названием необходимо вставить поясняющую информацию. Следует оговориться, что данная проблема не представляет большой сложности, и ее решение основано исключительно на фоновых знаниях и анализе всего текста, однако, элементы трансформаций здесь присутствуют. Что касается имен собственных, то можно привести следующий пример: Microsoft – корпорация Microsoft. А вот к вопросу передачи профиля заведения относиться словосочетание «software company» (компания по разработке программного обеспечения). Как видно из примера, то, что в английском языке передается через препозицию – в русском требует развернутую конструкцию.

К еще одной группе мы отнесли трудности, связанные с пунктуационным оформлением текста на ПЯ. Несовпадение норм ИЯ и ПЯ в данной области приводит к ошибочной расстановке знаков препинания в тексте перевода. Однако следует заметить, что в нашем конкретном случае данная проблема не представляла большой сложности в силу отсутствия жестких правил пунктуации в английском языке.

К еще одной группе мы отнесли трудности, связанные со структурой предложения. Решение проблем такого характера напрямую связанно с анализом грамматических конструкций. Результаты эксперимента показали, что уже в этом случае неправильный анализ грамматических конструкций приводит к серьезным ошибкам. Например: The problem is that, time and again, studies of those claiming to be electrosensitive show their ability to determine whether they are being expose to a real electric field or a sham one is no better than chance. (Проблема заключается в том, что неоднократные обследования тех людей, заявляющих о своей повышенной электрочувствительности, показали, что они не способны определить, подвержены ли они воздействию реального или ложного источника электромагнитного излучения). Для правильного перевода необходимо определить к чему структурно относится «is no better than chance». Как показывает эксперимент, многие информанты просто не придали этой части предложения никакого значения, вследствие чего допустили фактическую ошибку.

Ну и в отдельную группу нам бы хотелось выделить перевод артиклей, что непременно предполагает использование трансформаций. Зачастую артикли в английском языке несут большую смысловую нагрузку, а единственное решение – трансформации, которые и помогают обыграть их значение в русском языке. Приведем следующий пример: Not since the launch of Apple’s iPhone last year has the unveiling of a handset caused such a stir (С момента появления в прошлом году iPhone, ни один другой телефон не вызвал такого фурора.)

Широкое применение трансформаций большинством информантов, что требует, на наш взгляд, более творческий подход, показывает, что перевод представляет собой совокупность микроисследований, которые должны проводится переводчиками в каждом случае, когда они сталкиваются с необходимостью решения той или иной переводческой проблемы. Наше экспериментальное исследование показало, что чем больше переводчики видят слабых мест в своем переводе, и чем чаще они прибегают к разнообразным трансформациям, в поисках наиболее верного решения, тем выше качество выполненного ими перевода. К сожалению, в реальной переводческой деятельности возможность проведения микроисследований обычно ограничена из-за отсутствия необходимых источников, с одной стороны, и ограниченного времени на выполнение перевода, с другой.

Проведенный нами опрос переводчиков профессионалов, показал, что они используют трансформации в своей работе постоянно, и это позволяет им успешно решать большинство трудностей.

Особую роль также играют и навыки самоконтроля, которые позволяют увидеть ту или иную трудность в тексте, акцентировать на ней внимание. Совершенно очевидно, что если переводческая трудность не идентифицирована, переводчик не сможет ее решить.

Таким образом, мы пришли к выводу, что именно трансформации являются основным средством, позволяющим переводчику решать наиболее сложные проблемы, с которыми ему приходится сталкиваться в процессе перевода на русский язык, и избавлять его от наиболее частотных, хотя и часто остающихся без внимания, ошибок, связанных с нарушением логических связей исходного текста, искажений и неточностей.

Выводы по главе 2

В ходе исследования нам удалось в целом подтвердить предположение о существенном повышении качества перевода на русский язык в следствие применения трансформаций в процессе редактирования участниками эксперимента своих первоначальных вариантов перевода.

Нами были получены сведения, позволяющие определить спектр переводческих трудностей, которые можно решить при помощи корпусного подхода. Ниже приводится классификация этих трудностей:

1. Трудности перевода артиклей;

2. Трудности перевода грамматических конструкций;

3. Трудности оформления имен собственных и передачи профиля организации;

4. Трудности, связанные с приданием переведенному тексту лаконичности и четкости:

a) трудности употребления того или иного выражения;

b) трудности сохранения целостности текста перевода.

У каждого правила есть свои ограничения. Что же касается трансформаций, то здесь мы не можем установить жестких рамок на их применение. Как уже отмечалось выше, применение трансформаций требует творческого подхода. Все зависит от самого переводчика, в свою очередь перед которым стоит задача добиться эквивалентности перевода, поэтому единственный критерий обращения к этому приему – это уместность его использования.

Применение трансформаций в процессе перевода и редактирование подразумевает хорошее владение иностранным и родным языком, наличие у пользователя достаточно развитых навыков самокоррекции, т.е. способности видеть ошибки и, что не менее важно, слабые места в переведенном тексте. Недостаточное развитие этих навыков попросту не позволит идентифицировать переводческую трудность и правильно сформулировать задачу по ее решению.

Подводя итог проведенному исследованию, которое было предпринято с целью проверки некоторых предположений относительно возможностей использования трансформаций с целью повышения качества перевода, мы хотели бы заметить, что наши обобщения и выводы основаны на достаточно ограниченном лексическом материале и не претендует на исчерпывающее освещение деталей. Это позволяет предположить, что дальнейшие исследования в данной области помогут выделить дополнительные возможности трансформаций, ровно как и возможные ограничения их применения в тех или иных «жанрах» перевода.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование имело цель проанализировать возможность использования переводческих трансформаций для решения переводческих трудностей в процессе письменного перевода на русский язык. Принимая во внимание различную природу происхождения языков и основную цель, стоящую перед переводчиком – добиться эквивалентности, мы предположили, что переводческие преобразования являются основным средством в руках переводчика на пути к достижению этой цели. Единственным ограничением этого подхода является необходимость наличия высокоразвитого навыка самоконтроля в целях выявления неточностей и ошибок.

В первой главе мы описали достижения лингвистики в области исследования переводческих преобразований. Следуя за многими учеными, мы предположили, что решение вопроса о повышении качества перевода во многом зависит от уровня самоконтроля переводчика, но в отличие от них мы не стали рассматривать пути и методы повышения самоконтроля, а попытались глубже изучить вопрос о том, каким именно образом можно добиться более высокого качества перевода в том случае, когда уровень самоконтроля достаточно высок. Актуальность и значимость данного вопроса определяется все возрастающими требованиями к переводу, предъявляемые заказчиками. Мы рассмотрели основные виды переводческих трансформаций и предположили, что правильное и уместное применение трансформаций может значительно улучшить качество перевода. Для проверки данного предположения мы провели лингвистический эксперимент. Материалы эксперимента и их экспертная оценка послужили основой для проведения анализа, в результате которого мы пришли к следующим выводам.

Во-первых, мы подтвердили наше предположение о существенном повышении качества перевода, которое, по нашему мнению и по мнению привлеченного к исследованию эксперта, явилось следствием использования участниками эксперимента трансформаций.

Во-вторых , был выделен и проклассифицирован круг переводческих трудностей, которые целесообразно и рационально решать с помощью трансформаций, и дали их классификацию.

В-третьих , было установлено, что успешность применения трансформаций напрямую зависит от уровня владения как родным, так и иностранным языком.

В-четвертых , было доказано, что основной критерий применения трансформаций – их уместность в данной ситуации.

В-пятых, мы пришли к выводу, что человек способен запоминать часто встречающиеся эквиваленты выражений на иностранном и родном языке, что облегчает применение трансформаций. А для развития этого навыка необходимо больше читать литературы как иностранной, так и русской.

В-шестых , было установлено, что в основе повышения качества перевода все же лежит навык самоконтроля.

Подводя итог проведенному исследованию, мы считаем, что его результаты имеют большое практическое значение для деятельности переводчиков, особенно непрофессионалов.

Теоретическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов на занятиях по обучению письменному переводу на русский язык. Следует заметить, что наше исследование основано на достаточно ограниченном лексическом материале и не претендует на исчерпывающее освещение объекта.

Так же представляется важным подчеркнуть, что вопрос о рациональной мере переводческих преобразований еще недостаточно изучен и представляет собой «белое пятно» в переводоведении. Решение этого вопроса осложнено тем, что для разных «жанров» перевода критерии масштабов переводческих трансформаций будут различны: преобразования, допустимые в художественном переводе, могут оказаться неприемлемыми при переводе газетной публицистики, а то, что уместно при переводе журнальной статьи, может быть недопустимым при переводе научно-технических или юридических текстов и т.д. Таким образом, вопросы применения трансформаций в различных «жанрах» перевода могут быть взяты за основу отдельного направления исследования.


Список литературы

1. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. – М.: Высшая Школа, 1983.

2. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М.: АСТ, 1990.

3. Рецкер Я. И. Курс перевода с английского языка на русский для 3,4,5 курсов переводческого факультета. – М., 1973.

4. Бархударов Л.С. Язык и перевод. – М.: Высшая Школа, 1975.

5. Латышев Л.К. Курс перевода. – М.: Просвещение, 1981.

6. Миньяр-Белоручев Р.К. Общая теория перевода и устный перевод. – М., 1980.

7. Мюллер В. К. Англо-русский словарь. – М., 2004.

8. Владимов Н. В. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. – М.: ВУ МО, 2005.


Приложение 1

The Economist September 27th 2008

Electrosensitivity

Mind your phone

Sham radiation can cause real pain

W

HETHER mobile phones can cause cancer remains moot (see previous story). But they are also accused by some of causing pain. A growing number of people around the world claim to be "electrosensitive", in other words physically responsive to the electromagnetic fields that surround phones and the other electronic devices that clutter the modern world. Indeed, at least one country, Sweden, has recognised such sensitivity as a disability, and will pay for the dwellings of sufferers to be screened from the world's electronic smog.

The problem is that, time and again studies of those claiming to be electrosensitive show their ability to determine whether they are being exposed to real electric field or a sham one is no better than chance. So, unless they are lying about their symptoms, the cause of those symptoms needs to be sought elsewhere.

Michael Landgrebe and Ulrich Frick, of the University of Regensburg, in Germany, think that the "elsewhere" in question is in the brain and, in a paper presented recently to the Royal Society in London, they describe an experiment which, they think, proves their point.

Dr Landgrebe and Dr Frick used a body scanner called a functional magnetic-resonance imager to see how people's brains react to two different kinds of stimulus. Thirty participants, half of whom described themselves as electrosensitive, were put in the imager and told that they would undergo a series of trials in which they would be exposed either to an active mobile phone or to a heating device called a thermode, whose temperature would be varied between the trials. The thermode was real. The mobile phone however, was a dummy.

The type of stimulus, be it the authentic heat source or the sham electromagnetic radiation, was announced before each exposure and the volunteers were asked to rate its unpleasantness on a five point scale. In the case of heat, the two groups' descriptions of their experiences were comparable. So, too, was their brain activity. However, when it came to the sham-phone exposure, only the electrosensitives described any sensations-which ranged from prickling to pain. Moreover, they showed neural activity to match. Some of the same bits of their brains lit up as when they were exposed to high temperatures.

This suggests that electrosensitivity, rather than being a response to electromagnetic stimulus, is akin to well-known psychosomatic disorders such as some sorts of tinnitus and chronic pain. A psychosomatic disorder is one in which the symptoms are real, but are induced by cognitive functions such as attitudes, beliefs and expectations rather than by direct external stimuli.

The paradoxical upshot of Dr Landgrebe's and Dr Frick's experiment is that mobile phones do indeed inflict real suffering on some unfortunate individuals. It is just that the electromagnetic radiation they emit has nothing whatsoever to do with it.

The Economist September 27th 2008

The un-iPhone

What Apple did for smartphones, Google may do for all the rest

NOT since the launch of Apple's iPhone last year has the unveiling of a handset caused such a stir. On September 23rd т-Mobile, a mobile operator owned by Germany's Deutsche Telekom, presented its new phone, the G1 which is made by НТС, a Taiwanese manufacturer. The reason for the buzz is that the device is the first to be based on software called Android, made by Google, the largest internet company.

The phone naturally invites comparisons to the iPhone, still the most elegant "smartphone" on the market today. But that is to focus on the wrong thing. It is not the features or design that matter, since the two phones aim at different users. Rather, it is what each phone is likely to do for the industry as a whole. The iPhone, for its part, has demonstrated that consumers do and will use mobile phones to search, browse and otherwise use the internet. Vendors of other smartphones, such as RIM, the maker of the BlackBerry, are now racing to match the iPhone in usability. As they do so, mobile-internet usage is rising steeply.

Yet fancy smartphones account for less than 15% of the handset market, says Kevin Burden at ABI Research, a consultancy. Most consumers, using simpler phones that the industry confusingly calls "feature phones", are not going online while on the move. These are the people that Google is targeting.

Android-based phones will be cheaper than existing smartphones. But the more fundamental difference hearkens back to the mid-1980s, when the PC era was dawning and two rival operating systems-from Apple and Microsoft-competed to become the dominant platform for which software companies would write programs. Something similar is now happening with phones, all of which will become "smart".

Most mobile operators and handset-makers are searching for a platform for their mass-market phones of the future. Many have warmed to Linux, a free, open-source operating system which can be customised. Some are tweaking Linux to make their own flavours. Google's Android is also a variant of Linux.

Google hopes that other operators and handset-makers – South Korea's Samsung and lg appear to be next – will adopt Android to save themselves the expense of developing their own software. It also hopes that programmers will write fun software for Android, making it as ubiquitous as Microsoft Windows became in the PC era (but has failed to become on phones). Its aim is not to challenge Apple or Microsoft, Instead Google, which makes money from online advertising, will be happy as long as nobody locks up the market and people do ever more Google searches, on all their devices.


Приложение 2

Информант 1

Остерегайтесь своего телефона

Выдуманная радиация может приносить настоящую боль

Еще до конца не выяснено, могут ли мобильные телефоны становиться причиной рака, но их уже обвиняют в причинении боли. Всё больше и больше людей по всему миру говорят, что они «электрочувствительны» или, другими словами, физически чувствуют электромагнитные поля, выделяемые мобильными телефонами и другими электронными приборами, которые заполонили современный мир. По крайней мере, уже одна страна, Швеция, признала подобную чувствительность инвалидностью и намерена выделять средства на защиту жилья страдающих от всемирного электронного смога.

Основная проблема заключается в том, что неоднократные исследования людей, выдающих себя за электрочувствительных показали их неспособность определить действительно ли они подвергаются воздействию электромагнитного поля или нет. Таким образом, если они не лгут о своих ощущениях, необходимо найти причину их ощущений в другом месте.

Майкл Лэндгрэб и Ульрих Фрик из немецкого Университета Регенсбурга полагают, что «другое место» это мозг и в докладе, представленном Королевскому научному обществу в Лондоне, они описывают эксперимент, который, по их мнению, доказывает их точку зрения.

Д-р Лэндгрэб и Д-р Фрик использовали сканер тела, называющийся функциональный отображатель ,магнитного резонанса чтобы посмотреть, как мозг человека реагирует на два разных типа стимуляции. Тридцать участников, половина из которых описала себя, как электрочувствительные, помещались в отображатель. При этом им говорили, что им предстоит пройти через серию испытаний, в ходе которых они будут подвергаться как излучению работающего мобильного телефона, так и нагревательного прибора под названием термод, температура которого будет изменяться на различных этапах испытаний. Термод был настоящим, однако вместо мобильного телефона был использован муляж.

Типы стимуляции, будь то настоящий источник тепла или выдуманное электромагнитное излучение, объявлялись перед каждой серией и добровольцев просили оценить степень своего дискомфорта по пятибалльной шкале. В случае с теплом описания ощущений представителей обеих групп были похожи, как и активность их мозга. Однако, когда дело дошло до воздействия муляжом телефона, только электрочувствительные описывали возникновение ощущений, которые варьировались от покалывания до боли. Более того, наблюдалась явная мозговая активность. Некоторые из показателей активности были такими же, как и при воздействии высоких температур.

Это даёт повод полагать, что электрочувствительность скорее является одним из хорошо известных психосоматических расстройств, таких как звон в ушах и хроническая боль, чем результатом электромагнитной стимуляции. Психосоматическое расстройство – это такое расстройство, в котором симптомы реальны, но вызваны когнитивными функциями, такими как отношение к чему-либо, убеждениями и ожиданиями, а не прямой внешней стимуляцией.

Парадоксальность результатов эксперимента Д-ра Лэндгрэба и Д-ра Фрика в том, что мобильные телефоны, как это ни странно, на самом деле могут причинять реальные страдания некоторым несчастным индивидам. Эти страдания заключаются в том, что выделяемое ими электромагнитное излучение не имеет никакого отношения к неприятным ощущениям этих индивидов.

Универсальный айфон

Google может сделать с телефонами то, что Apple сделал со смартфонами

Ни один мобильный телефон, выпущенный с момента премьеры Айфона компании Apple, не произвёл такого же фурора. 23 сентября мобильный оператор t-Mobile, принадлежащий немецкой компании Deutsche Telekom, презентовал свой новый телефон G-1 от тайваньского производителя HTC. Интерес этот телефон вызывает тем, что он основан на программном обеспечении Android, разработанном крупнейшей компанией в сфере интернета Google.

Этот телефон сопоставим с айфоном, самым элегантным «смартфоном» на сегодняшнем рынке. Но дело не в возможностях этих телефонов и не в их дизайне, так как эти телефоны нацелены на разные группы потребителей. Дело в том, что каждая из этих моделей представляет для индустрии в целом. Айфон, со своей стороны, продемонстрировал, что потребители используют и впредь будут использовать мобильные телефоны, для просмотра интернет-страниц, поиска в интернет и других действий, связанных с интернет. Производители других смартфонов, такие как RIM, производитель BlackBerry, стараются догнать айфон по степени возможности применения телефона. По мере того, как они это делают, использование мобильного интернета резко растет.

Но до сих пор модные смартфоны могут рассчитывать лишь на 15% рынка мобильных телефонов, заявляет Кевин Бёрдэн, консультант из ABI Research. Большая часть потребителей использует простые телефоны, которые индустрия стыдливо называет «функциональные телефоны» и не собираются посещать интернет на ходу. Вот именно на таких людей и нацелен Google.

Телефоны, основанные на программном обеспечении Android, будут стоить меньше, чем существующие смартфоны. Но более фундаментальная разница возвращает нас в середину 80-х годов прошлого столетия, к рассвету Эры ПК, когда два непримиримых соперника Apple и Microsoft соревновались в том, чья же операционная система станет доминирующей и станет платформой для написания программ компаниями, занимающимися программным обеспечением. Нечто похожее сейчас происходит и с телефонами, все из которых станут смартфонами.

Большая часть мобильных операторов и производителей мобильных телефонов находятся в поисках программной платформы для своих будущих телефонов массового производства. Многим по душе Linux, бесплатная операционная система с открытым операционным кодом, которую можно настраивать по своему усмотрению. Другим Linux не нравится за из-за его особого вида. Android от Google это так же вариант системы Linux.

Google надеется, что другие сотовые операторы и производители мобильных телефонов, по всей видимости южнокорейские Samsung и LG, станут устанавливать на свои телефоны Android, избегая дорогостоящей разработки собственного программного обеспечения. Так же компания надеется, что программисты будут писать развлекательные программы для Android и тем самым сделают его таким же повсеместно распространенным, каким стал Microsoft Windows в Эру ПК (не ставший таким на телефонах). Однако цель компании отнюдь не конкурирование с Apple или с Microsoft. Наоборот Google, зарабатывающая на он-лайн рекламе, будет процветать, пока рынок будет оставаться открытым и люди будут делать всё больше и больше поисковых запросов через Google при помощи своих мобильных устройств.

Информант 2

Электрочувствительность

Осторожнее с телефоном

Мнимая радиация может вызывать настоящую боль

До сих пор остается вопросом: могут ли мобильные телефоны вызывать такую болезнь как рак (смотрите предыдущую статью)? Некоторые люди утверждают, что именно мобильные телефоны являются причиной, обусловливающей боль. Увеличивающееся число людей по всему миру выдают себя за "электрочувствительных", другими словами, людей, физически реагирующих на электромагнитные поля, окружающие мобильные телефоны и другие электронные устройства, которые широко распространены в современном мире. Фактически, по крайней мере в одной стране, Швеции, признали такую чувствительность как серьезную болезнь. Там, людям, страдающим ею, будут оплачивать проживание в безопасном от мирового электронного смога месте.

Проблема состоит в том, что снова и снова, исследования, проводимые над людьми, относящих себя к электрочувствительным, показывают, что их возможность определить были ли они подвержены действию настоящего или мнимого электрического поля составляет всего лишь очень малую вероятность. Таким образом, пока они говорят неправду о своих симптомах, причину этих симптомов следует искать в другом месте.

Майкл Лэндгреб и Ульрих Фрик, являющиеся представителями регенсбурского университета в Германии, считают, что "другое место" в данном вопросе, следует искать внутри человеческого мозга и в докладе, представленном недавно Королевскому научному обществу в Лондоне, они описывают эксперимент, который, по их мнению, доказывает их теорию.

В своем эксперименте, доктор Лэндгреб и доктор Фрик использовали томограф, а по-другому прибор для отображения магнитно-резонансного изображения. Данный прибор использовался для того, чтобы понять, как мозг человека реагирует на два разных вида раздражителя. Тридцать участников данного эксперимента, половина из которых отнесли себя в разряд электрочувствительных людей, были проверены прибором. Перед проверкой, им было сообщено о том, что они пройдут исследования, в которых на них будет оказываться действие работающего мобильного телефона и нагревательного устройства или термодатчика, температура которого будет изменяться во время исследований. Термодатчик был настоящим. Однако мобильный телефон являлся всего лишь подделкой.

О виде раздражителя, будь то действительный тепловой источник или мнимая электромагнитная радиация, было сообщено до их применения и участникам исследования было предложено описать их неприятные ощущения по пятибалльной шкале. В случае с тепловым источником, описания ощущений у двух групп людей, принимавших участие в исследовании, были схожи. Таким образом, это можно отнести к активности их головного мозга. Однако, когда пришло время мнимой электромагнитной радиации, только лишь приписывающие себя к группе электрочувствительных людей описали некоторые ощущения, которые варьировались от покалываний до различных болей. Более того, они проявили нервную активность по отношению к тепловому источнику. Некоторые одинаковые участки их головного мозга показывали это во время воздействия на них высоких температур.

Все это дает основание полагать, что электрочувствительность вряд ли является реакцией на электромагнитный раздражитель и скорее похожа на широко известные психосоматические расстройства, такие как некоторые виды ощущения шума в голове и ушах, а также хронические боли. Психосоматическое расстройство является таким видом расстройства, при котором симптомы настоящие, но являются скорее следствием когнитивных функций, таких как отношения, убеждения и ожидания, чем прямого внешнего раздражителя.

Парадоксальное заключение по результатам исследований, проводившихся докторами Лэндгребом и Фриком состоит в том, что мобильные телефоны действительно наносят ущерб здоровью некоторых несчастных людей. А это значит, что с электромагнитной радиацией, которую они излучают, практически ничего нельзя сделать.

Мобильные телефоны

"Не iPhone "

Сан-Франциско

То, что Apple сделал для смартфонов, Google может сделать для всего остального

Не прошло так много времени с момента презентации компанией Apple ее смартфона iPhone в прошлом году, как вновь возник предмет для бурных обсуждений. 23 сентября, т-Мобайл, оператор сотовой связи, являющийся собственностью немецкой телекоммуникационной компании Дойче Телеком, представил свой новый телефон G1, изготовленный тайваньской фирмой НТС. Причина возникновения разговоров вокруг появления данного телефона в том, что работа этого устройства основывается на программе, названной "Андроид" и изготовленной Google, крупнейшей интернет компанией.

Этот телефон обычно сравнивают с iPhone, остающимся сегодня самым элегантным смартфоном на рынке. Но в отличие от iPhone, этот аппарат должен представлять совершенно другие функции. Это не касается характеристик или дизайна, поскольку оба телефона рассчитаны на разных пользователей. Скорее это касается того, что в целом смогут привнести эти два аппарата в современную индустрию. I-Phone, в свою очередь, показал, что владельцы мобильных телефонов используют их и будут использовать для поиска и просмотра страниц в интернете. Сейчас, поставщики других смартфонов, таких как RIM, производитель BlackBerry, спешно пытаются подобрать iPhone пару, которая была бы столь же практична. И по мере того, как все это происходит, использование мобильного интернета принимает еще больший размах.

Также, как заявляет представитель консультационного отдела ABI Research Кевин Берден, модные смартфоны составляют на телефонном рынке менее 15%. Большинство абонентов используют более простые модели сотовых телефонов, получившие в индустрии нехарактерное для них название "особенные телефоны". Во время нахождения вне дома или в движении, данные абоненты не используют онлайновый режим. Именно на таких людей и ориентируется Google.

Телефоны, работа которых основывается на программе "Андроид", будут дешевле, чем существующие на данный момент смартфоны. Но более существенное различие можно найти в середине восьмидесятых. В то время расцветала эпоха персональных ЭВМ и две, конкурирующих между собой операционных системы, а именно Apple и Microsoft , боролись за право быть основной системой, для которой фирмы-разработчики программного обеспечения писали бы программы. Что-то подобное происходит сейчас и с моделями телефонов, каждая из которых, в последующем, станет "умным" телефоном.

Большинство операторов сотовой связи и производителей телефонов находятся в поисках основы для создания рынка широкого потребления и использования телефонов будущего. Многие остановили свой выбор на Линаксе, открытой операционной системе, которая может удовлетворять требованиям заказчика. Некоторые хотят удовлетворить там свои личные интересы. "Андроид" компании Google также является вариантом Линакса.

Google надеется, что другие операторы сотовой связи и производители телефонов, а именно Южно-Корейская фирма Samsung и в последующем LG, внедрят "Андроид" для того, чтобы способствовать расширению производства их собственного программного обеспечения. Google также надеется на то, что разработчики создадут для "Андроида" прекрасное программное обеспечение и сделают его таким же повсеместным, как и Microsoft Windows в эпоху персональных ЭВМ (но провалившегося в создании программного обеспечения для телефонов). Цель компании не состоит в том, чтобы соперничать с Apple или Microsoft. Вместо этого, Google, который получает прибыль от онлайновой рекламы, будет счастлив до тех пор, пока рынок открыт и люди будут продолжать пользоваться его поисковой системой со всех возможных устройств.

Информант 3

Электрочувствительность

Осторожней с телефоном

Фальшивая радиация способна вызвать настоящую боль

Вопрос о том, может ли мобильный телефон вызывать раковые заболевания вызывает множество споров (смотреть предыдущую статью). А некоторые люди заявляют, что телефон является причиной их болей. Все большее число людей по всему миру заявляют, что они являются «электрочувствительными», другими словами, их организм реагирует на электромагнитные поля, которые возникают вокруг мобильных телефонов и других электронных приборов, заполонивших наш современный мир. На самом деле, по крайней мере, одна страна, Швеция, признала такую чувствительность как нетрудоспособность и намерена платить за то, чтобы источники возникновения болей были ограждены от мирового электронного смога.

Проблема состоит в том, что неоднократное изучение заявлений об электрочувствительности дает некую возможность определить, подвержен ли человек воздействию настоящих или фальшивых электрических полей. Так, несмотря на то, что некоторые врут относительно причин возникновения своих болезненных симптомов, эти причины следует поискать где-нибудь еще. Микаэль Ландгребе и Ульрих Фрик из Регенсбургского университета Германии полагают, что «где-нибудь» находится в мозгу человека. А в документе, направленном ими недавно в Королевское научное общество в Лондоне, они описывают эксперимент, который, на их взгляд, подтверждает правоту их теории.

Доктор Ландгребе и Доктор Фрик использовали сканнер человеческого тела, названный функциональным магнитно-резонансным томографом, который служит для отображения реакций человеческого мозга на два различных типа раздражителей. Тридцать участников эксперимента, половина из которых назвала себя электрочувствительными, были подключены к томографу, затем им сказали, что они будут подвержены серии испытаний в ходе которых участники будут подвержены либо воздействию активного мобильного телефона, либо теплового устройства, названного термодом, температура которого будет меняться от испытания к испытанию. Термод был настоящим. Мобильный телефон, однако, был манекеном.

Тип раздражителя, будь то подлинный тепловой источник, либо фальшивая электромагнитная радиация, объявлялся волонтерам перед каждым испытанием, затем участникам предлагалось выразить чувство неудовлетворения своим состоянием по пяти бальной шкале. В случае с применением теплового прибора только два описания своего состояния были соизмеримы. То же показала и их мозговая активность. Однако, когда применялся фальшивый мобильный телефон, только «электрочувствительные» выразили какие-либо чувства, которые варьировались от покалываний до боли. Кроме того, они продемонстрировали сопоставимую нервную активность. Некоторые участки их мозга отреагировали так, как будто они были подвержены высоким температурам.

Исходя из этого можно предположить, что электрочувствительность является скорее сходной с хорошо известным психосоматическим расстройством, таким как шум в ушах и хроническая боль, чем связана с ответными реакциями на электромагнитные раздражители. Психосоматическое расстройство – это болезнь с реальными симптомами, которые, однако, возникают из-за когнитивных функций, таких как психологическая диспозиция, убеждение и ожидание, а не от прямых внешних раздражителей.

Парадоксальным вывод эксперимента докторов Ландгребе и Фрика заключается в том, что мобильный телефон действительно влияет на физическое состояние некоторых несчастных индивидов. Это происходит лишь оттого, что электромагнитная радиация от мобильных телефонов не имеет ничего общего с состоянием здоровья этих людей.

Мобильные телефоны

He iPhone

Сан-Франциско

То, что Apple сделал для смартфонов, Google может сделать для всех остальных

Весь этот переполох начался не с прошлогоднего выпуска компанией Apple смартфона iPhone. 23 сентября компания-оператор мобильной связи T-mobile, принадлежащая немецкой фирме Deutsche Telecom, представила новый телефон G1, произведенный тайваньской фирмой HTC. Причиной шумихи явилось то, что это первый телефон созданный на базе программного обеспечения Android, произведенной Google- крупнейшей интернет- компанией.

Телефон, естественно, вызывает сравнения с самым стильным на сегодняшний день смартфоном – iPhone. Но сравнивать их- значит сосредоточить внимание не на том. Дело ведь не в чертах или дизайне телефонов, а в том, что они разработаны для разных групп пользователей. Более того, главное состоит в том, что эти телефоны сделали для индустрии в целом. iPhone, со своей стороны, продемонстрировал, что покупатели используют и будут использовать мобильные телефоны для того, чтобы искать информацию, просматривать новости и использовать Интернет в любых других целях. Разработчики других смартфонов, например RIM, создатель BlackBerry, пытаются противостоять iPhone в удобстве использования. И поскольку они делают это, частота пользования мобильным Интернетом резко повышается.

Кевин Бердер, консультант Отдела исследований ABI, говорит, что процент высококачественных и многофункциональных смартфонов на телефонном рынке составляет лишь 15%. Большинство покупателей, использующие телефоны более простых моделей, которые производители смущенно называют « базовыми телефонами», не намерены использовать Интернет в пути. Это та группа, на которую ориентирован Google.

Телефоны на базе Android будут дешевле существующих сегодня смартфонов. Но принципиальное отличие возвращает нас в середину 80-х гг, в эру рассвета ПК и время, когда две соперничающие компании производители операционных систем Apple и Microsoft боролись за то, чтобы стать основными платформами для которых компании занимающиеся программным обеспечением и писали бы свои программы. Нечто подобное происходит сегодня и с телефонами, которые все в будущем должны стать «умными».

Множество мобильных операторов и компаний- производителей мобильных телефонов заняты поиском новых платформ для своих массово продаваемых телефонов. Сегодня многим понравилась платформа Linux, бесплатная, общедоступная операционная система, которую можно будет применить на рынке. Некоторые используют данную систему для создания своей собственной. Android, произведенный Google- это также вариант системы Linux.

Google надеется, что другие операторы и производители мобильных телефонов, по-видимому следующими будут южно-корейские фирмы Samsung и LG, примут новую систему Android для того, чтобы избежать излишних затрат на разработку своего собственного программного обеспечения. Компания также надеется на то, что различные организации будут писать развлекательное программное обеспечение для Android, что сделает данную платформу столь же распространенной как Microsoft Windows в эру ПК (которая, однако, потерпела неудачу с телефонами). Целью Google не является соперничество с Apple или Microsoft. Вместо этого Google, который получает прибыль от размещения рекламы в Интернете, будет счастлив до тех пор, пока будет существовать данный рынок услуг, а люди будут использовать поисковую систему Google при помощи любого доступного им средства.

Информант 4

Будьте аккуратны с телефоном

Мнимое излучение может вызвать настоящие болезненные ощущения

Могут ли мобильные телефоны быть причиной раковых заболеваний, остается спорным (смотрите предыдущую статью). Некоторые утверждают, что мобильные телефоны вызывают болезненные ощущения. Все большее количество людей по всему миру заявляют, что являются «электрочувствительными», другими словами чутко реагирующими на воздействие электромагнитных полей, которые создают телефоны и другие электронные устройства, присутствующие в современном мире. Действительно, по крайней мере, одна страна Швеция признала тот факт, что подобная чувствительность является нарушением функций организма человека и профинансирует защиту мест проживания граждан от высокой плотности электромагнитных излучений искусственного происхождения в окружающей среде.

Проблема заключается в том, что при помощи исследований людей, заявляющих о своей чувствительности, маловероятно определить, подвержены ли они воздействию мнимого или настоящего электрического поля. Поэтому до тех пор, пока лгут о симптомах, причину данных симптомов необходимо искать в другой области организма.

Михаэль Ландгребе и Ульрих Фрик из Регенсбургского университета в Германии считают «другой областью организма» является головной мозг и в докладе, недавно представленном в Королевском научном обществе в Лондоне, по их мнению, приводится доказательство данной точки зрения.

Доктор Ландгребе и доктор Фрик применили магнитно-резонансный томограф для определения реакции головного мозга на два вида раздражителей. Тридцати участникам исследования, половина из которых заявляли, что являются электрочувствительными, была сделана томограмма. Им также сообщили, что будет проведен ряд испытаний, в течение которых испытуемые будут подвержены излучению работающего мобильного телефона или нагревательного прибора под названием термод, температура которого будет изменятся между испытаниями. Термод был настоящим, однако, вместо мобильного телефона использовался его макет.

Перед каждым испытанием сообщался тип раздражителя будь это источник теплового излучения или мнимого электромагнитного излучения и участников исследования просили оценить свои неприятные ощущения по пятибалльной шкале. В случае с тепловым излучением описания обеих групп участников исследования были аналогичны. Аналогична была и деятельность головного мозга. Однако, в случае с электромагнитным излучением только электрочувствительные участники заявили о неприятных ощущениях – от покалывания до болезненных ощущений. Более того, они продемонстрировали для сравнения нейронную активность, как будто были подвержены высокой температуре.

Это говорит о том, что электрочувствительность, а не реакция на электромагнитные раздражители, схожа с хорошо известными психосоматическими расстройствами, такими как шум в ушах или хронические боли. Психосоматические расстройства-расстройства, при которых симптомы являются настоящими, но подвержены когнитивной функции организма, мнениям, убеждениям и ожиданиям, а не прямому внешнему воздействию.

Парадоксальный вывод эксперимента доктора Ландгребе и доктора Фрика заключается в том, что мобильные телефоны действительно оказывают негативное влияние на некоторых людей. Однако, электромагнитное излучение, которое они выделяют, не имеет к этому никакого отношения.

Псевдо-айфон

Google может сделать с телефонами то, что Apple сделал со смартфонами

Ни один мобильный телефон, выпущенный с момента премьеры Айфона компании Apple, не произвёл такого же фурора. 23 сентября мобильный оператор t-Mobile, принадлежащий немецкой компании Deutsche Telekom, презентовал свой новый телефон G-1 от тайваньского производителя HTC. Интерес этот телефон вызывает тем, что он основан на программном обеспечении Android, разработанном крупнейшей компанией в сфере интернета Google.

Этот телефон сопоставим с айфоном, самым элегантным «смартфоном» на сегодняшнем рынке. Но дело не в возможностях этих телефонов и не в их дизайне, так как эти телефоны нацелены на разные группы потребителей. Дело в том, что каждая из этих моделей представляет для индустрии в целом. Айфон, со своей стороны, продемонстрировал, что потребители используют и впредь будут использовать мобильные телефоны, для просмотра интернет-страниц, поиска в интернет и других действий, связанных с интернет. Производители других смартфонов, такие как RIM, производитель BlackBerry, стараются догнать айфон по степени возможности применения телефона. По мере того, как они это делают, использование мобильного интернета резко растет.

Но до сих пор модные смартфоны могут рассчитывать лишь на 15% рынка мобильных телефонов, заявляет Кевин Бёрдэн, консультант из ABI Research. Большая часть потребителей использует простые телефоны, которые индустрия стыдливо называет «функциональные телефоны» и не собираются посещать интернет на ходу. Вот именно на таких людей и нацелен Google.

Телефоны, основанные на программном обеспечении Android, будут стоить меньше, чем существующие смартфоны. Но более фундаментальная разница возвращает нас в середину 80-х годов прошлого столетия, к рассвету Эры ПК, когда два непримиримых соперника Apple и Microsoft соревновались в том, чья же операционная система станет доминирующей и станет платформой для написания программ компаниями, занимающимися программным обеспечением. Нечто похожее сейчас происходит и с телефонами, все из которых станут смартфонами.

Большая часть мобильных операторов и производителей мобильных телефонов находятся в поисках программной платформы для своих будущих телефонов массового производства. Многим по душе Linux, бесплатная операционная система с открытым операционным кодом, которую можно настраивать по своему усмотрению. Другим Linux не нравится за из-за его особого вида. Android от Google это так же вариант системы Linux.

Google надеется, что другие сотовые операторы и производители мобильных телефонов, по всей видимости южнокорейские Samsung и LG, станут устанавливать на свои телефоны Android, избегая дорогостоящей разработки собственного программного обеспечения. Так же компания надеется, что программисты будут писать развлекательные программы для Android и тем самым сделают его таким же повсеместно распространенным, каким стал Microsoft Windows в Эру ПК (не ставший таким на телефонах). Однако цель компании отнюдь не конкурирование с Apple или с Microsoft. Наоборот Google, зарабатывающая на он-лайн рекламе, будет процветать, пока рынок будет оставаться открытым и люди будут делать всё больше и больше поисковых запросов через Google при помощи своих мобильных устройств.

Информант 5

Электрочувствительность

Следи за телефоном

Мнимая радиация может причинять реальный вред здоровью

Могут ли мобильные телефоны служить причиной заболевания раком – спорный вопрос (см. предыдущую статью). Но все же их обвиняют в причинении вреда здоровью. Все больше людей в мире заявляют о том, что становятся «электрочувствительными», другими словами – физически чувствительными к электромагнитным полям, окружающим телефон и любые другие устройства, загромождающие современный мир. И действительно, по меньшей мере, одна страна, Швеция, признала такую электрочувствительность как болезнь и будет платить за то, чтобы защитить жилища больных этой болезнью людей от мирового электронного смога.

Проблема в том, что снова и снова, изучение тех, кто называет себя электрочувствительными показывает, что они способны определять воздействует ли на них реальное электромагнитное поле или одно из тех мнимых, что ничем не лучше. Что ж, пока они определяются с симптомами причина этих симптомов должны быть найдены еще где-нибудь.

Михаэль Ландгребе и Ульрих Фрик из университета Регенсбург в Германии, считают что «где-нибудь» это в мозгу, и, в бумаге, недавно представленной Королевскому обществу в Лондоне, они описывают эксперимент, который по их мнению доказывает данную точку зрения.

Доктор Ландгребе и доктор Фрик использовали сканнер тела, называемый функциональным магнитно-резонансным формирователем сигналов изображения, для того, чтобы увидеть как моги людей реагируют на различного рода стимулы. Тридцать участников эксперимента, половина из которых относят себя к электрочувствительным людям, поместили в формирователь сигналов изображения и сказали, что они будут подвергнуты ряду испытаний, в ходе которых на них будет воздействовать активная радиация мобильного телефона или нагревательного прибора, называемого термодатчик, температура которого будет изменяться в ходе испытаний. Термодатчик был настоящим. Мобильный телефон был бутафорским.

Название стимула, будь то настоящий источник тепла или мнимая электромагнитная радиация, объявлялось непосредственно перед началом испытания и добровольцев просили оценить испытываемое неприятие по пятибалльной шкале. В случаях испытаний с термодатчиком описания ощущений у двух групп были сравнимы. Так же как и работа их мозга. Однако, когда дело дошло до испытаний с мнимой радиацией телефона только электрочувствительные люди рассказали об ощущениях, которые варьировались от покалываний до боли. Более того, они показали нервную активность. Некоторые из этой же группы показали мозговую активность во время теплового воздействия.

Это указывает на то, что электрочувствительность, вместо того чтобы быть ответом на электромагнитные стимулы, похожа на психосоматическое расстройство такое же как и звон в ушах или хроническая боль. Психосоматическое расстройство – это единственное что имеет реальные симптомы, но вызваны в большей степени когнетивными функциями, такими как отношение, верования и ожидания, нежели прямимы внешними стимуляторами.

Парадоксальная развязка эксперимента докторов Ландгребе и Фрика заключается в том, что мобильные телефоны действительно причиняют вред некоторым несчастным индивидам. Дело в том, что электромагнитная радиация, которую они излучают, абсолютно не имеет к этому никакого отношения.

Мобильные телефоны

Не iPhone

То, что Apple сделал для смартфонов, Google может сделать для всех остальных

В прошлом году компания Apple привела к оживлению людей выпустив свой iPhone – открытие в мире мобильных телефон. 23 сентября компания t-Mobile, оператор мобильной связи немецкой компании Deutshche Telekom, представила свой новый телефон G1 произведенного тайваньской компанией HTC. Первое недовольство заключается в том, что устройство основано на программном обеспечении, названом Андроид, компании Google, крупнейшей интернет компанией в мире.

Телефон является аналогом iPhone, самого элегантного «смартфона» на рынке сегодня. Но не на этом необходимо акцентировать внимание. Дело не в свойствах или дизайне, в связи с тем что оба телефона ориентированы на разных пользователей. Дело в том, что каждый из телефонов может сделать для индустрии в целом. В свою очередь iPhone показал, что потребители используют и будут использовать мобильные телефоны для того, чтобы исследовать, просматривать, иначе говоря – использовать интернет. Продавцы смартфонов, таких как RIM, представители BlackBerry, соревнуются за соответствие практичности iPhone. В то время как они это делают, количество пользователей мобильного интернета круто возрастает.

По заявлению консультанта исследовательской компании ABI Кевина Бурдена, пока модные смартфоны составляют 15% на рынке мобильных телефонов. Большинство покупателей пользуются простыми телефонами, которые компании называют «обычные телефоны», не выходящие в интернет во время движения. И эти люди, на которых нацелена компания Google.

Телефоны, основанные на системе Андроид будут намного дешевле существующих смартфонов. Но более существенное расхождение наблюдалось в середине 80-х годов, когда на заре эры персональных компьютеров, когда две конкурирующие операционные системы – Apple и Microsoft соревновались за право быть ведущей системой, для которой программотехничекие фирмы писали бы программы. Что-то похожее происходит сейчас с телефонами, которые станут «смарт» .

Большинство мобильных операторов и производителей телефонов ищут компьютерную систему для их активно продающихся телефонов будущего. Многие воодушевились программой Lunix, бесплатной, с открытым исходным кодом оперативной системой, которая может изготавливаться на заказ. Андроид компании Google это также вариант Lunix.

Google надеется, что другие операторы и производители телефонов, следующими будут южнокорейские компании Samsung и LG, примут систему Андроид, для того чтобы оградить себя от затрат на разработку своих собственных систем программного обеспечения. Также компания надеется, что ситсемщики будут писать забавные программы для Андроида, сделая его повсеместным как Microsoft Windows стал в эре персональных компьютеров (но провалился в сфере телефонов). Целью не является бросить вызов Apple или Microsoft. Вместо этого, Google, который делает деньги из онлайн рекламы, и будет счастлив пока не закроют рынок и люди не перестанут использовать поисковую систему Google на своих устройствах.

Информант 6

Электрическая чувствительность

Следите за своим телефоном

Ложная радиация может стать причиной настоящей боли

Вопрос о том, могут ли мобильные телефоны быть причиной раковых заболеваний всё ещё остаётся открытым. Однако также считается, что телефоны вызывают появление другого вида боли. По всему миру растёт число людей, называющих себя «электрически чувствительными». Другими словами Это люди физически чувствительные к электромагнитным полям, окружающими мобильные телефоны и другие электронные приборы, которые в современном мире встречаются повсеместно. На самом деле, только одна страна, Швеция, принимает такую чувствительность как неспособность, и будет платить за результаты мирового электронного смога.

И раньше, и сейчас проблема заключается в том, что следует учится у людей, способных отличать настоящее электрическое поле от ложного. До тех пор пока они описывают ложные симптомы, следует искать решение этой проблемы где-нибудь в другом месте.

Михаэль Ландгреб и Ульрих Фрик, учёные из Университета Регенсбург в Германии, считают, что решение данной проблемы следует искать в мозгах, и в отчёте, представленном ими лондонскому Королевскому сообществу, описывается эксперимент, который, по их мнению, подтверждает их слова.

Доктор Ландгреб и Доктор Фрик использовали нательный сканнер, названный визуальный функциональный магнетический резонатор, для того, чтобы определить как мозг человека реагирует на два разных вида стимулов. Тридцать участников эксперимента, назвавших себя электрически чувствительными, были подключены к этому устройству. Они должны были пройти серию испытаний с использованием мобильного телефона и теплового прибора, названным термомод, температура которого менялась в ходе эксперимента. Термомод был настоящим, а вот мобильный телефон-макет.

Тип стимулов, похожих на тепловой источник или ложную радиацию, назывался перед каждой серией. Добровольцев просили оценить свои ощущения по пятибальной шкале. Во время испытаний с тепловым излучением показания участников эксперимента были схожими. Такой же была и их мозговая активность. Когда же дело дошло до ложного телефонного излучения, только электрически чувствительные добровольцы описали свои ощущения начиная от покалывания, заканчивая болью. Более того, их мозговая активность была нейтральной. У некоторых из них она была как при тепловом воздействии.

Это предполагает, что электромагнетические стимулы похожы на хорошо известные психосоматические расстройства, одними из которых являются некоторые виды звона в ушах и хроническая боль. Психосоматическое расстройство является одним из реальных симптомов, вызванным когнетивными функциями, такими как поведение, доверие и ожидание.

Парадоксальным выводом из эксперимента Доктора Ландгреба и Доктора Фрика является тот факт, что мобильные телефоны действительно причиняют страдания некоторым несчастным личностям. И именно с той электромагнитной радиацией, которую они излучают, вообще ничего нельзя сделать.

НЕ Айфон

Технолгоии, которые компания Apple применила в смартфонах, Google может сделать доступным всем

В прошлом году причиной такого переполоха послужил выход в свет телефона iPhone компании Apple. 23 сентября T-Mobile, немецкий мобильный оператор, принадлежащий Deutsche Telekom, представил свой новый телефон G1, производства тайваньской компании HTC. Причиной такого интереса к данной модели послужил тот факт, что в ней впервые применили обеспечение Android, выполненное Google`ом.

Как и следовало ожидать, G1 сравнивают с iPhone`ом, самым изящным смартфоном на рынке на сегодняшний день. Однако внимание уделено совсем не тому. Значение имеют не дизайн или характеристики телефонов, а пользователи, на которых они рассчитаны. А точнее, предложенные в них нововведения. Например iPhone рассчитывает на потребителей, использующих Интернет для поиска и просмотра файлов. Другие производители смартфонов, такие как RIM (компания, созданная BlackBerry), гонятся за тем, чтобы показать бесполезность iPhone`а. Если у них это получится, то использование мобильного Интернета резко увеличится.

Кевин Бёрден, консультант компании ABI Research, утверждает, что на данный момент процент смартфонов на рынке мобильных телефонов составляет 15%. Большинство потребителей, использующих модели проще «телефонов будущего», не собираются пользоваться Интернетом находясь в постоянном движении. Именно на эту категорию нацелен Google.

Телефоны с обеспечением Android будут дешевле , чем уже имеющиеся смартфоны. Однако следует обратить внимание на более вескую причину, которая возвращает нас в середину 80-х годов, когда на заре эры персональных компьютеров, две конкурирующие операционные системы от Apple и Microsoft соответственно боролись за лидерство, а значит и за программы, написанные специально для них. Что-то похожее сейчас происходит с телефонами, все из которых впоследствии будут носить приставку «смарт».

Многие мобильные операторы и производители мобильных телефонов ищут новую платформу для своих телефонов будущего. Некоторые склоняются к системе Linux, некоторые настраивают её под себя. Система Android производства Google также является вариантом Linux.

Google надеется, что другие мобильные операторы и производители мобильных телефонов, например южнокорейский Samsung, а за ним и LG, примут систему Android для экономии средств на разработку сосбственной системы. Также Google надеется, что программисты напишут программу для Android`а такую же популярную, какой стала Microsoft Windows для ПК. ( провалившаяся, однако, на телефонах ). Целью разработки такой программы не является конкурирование с Apple или Microsoft. Вместо этого Google, зарабатывающий на рекламе в Интернете, будет счастлив, если люди будут чаще пользоваться их системой.


Приложение 3

Информант 1

Остерегайтесь своего телефона

Выдуманная радиация может приносить настоящую боль

Еще не доказано, могут ли мобильные телефоны становиться причиной рака, но их уже обвиняют в причинении боли. Всё больше и больше людей по всему миру говорят, что они «электрочувствительны» или, другими словами, ощущают электромагнитное излучение, которое выделяют мобильные телефоны и другие электронные приборы, заполонившие современный мир. Уже, по крайней мере, одна страна, Швеция, признала подобную чувствительность инвалидностью и намерена выделять средства на защиту жилья страдающих от всемирного электронного смога.

Основная проблема заключается в том, что неоднократные исследования людей, выдающих себя за электрочувствительных показали, что их способность определить действительно ли они подвергаются воздействию электромагнитного поля или нет очень мала. Таким образом, если они не выдумали свои ощущения, необходимо найти их источник в другом месте.

Майкл Лэндгрэб и Ульрих Фрик из немецкого Университета Регенсбурга полагают, что «другое место» это мозг и в докладе, представленном Королевскому научному обществу в Лондоне, они описывают эксперимент, который, по их мнению, доказывает их точку зрения.

Д-р Лэндгрэб и Д-р Фрик использовали сканер тела, называющийся функциональный отображатель магнитного резонанса, чтобы выяснить, как мозг человека реагирует на два разных типа стимуляции. Тридцать участников, половина из которых описала себя, как электрочувствительные, сканировались отображателем. При этом им говорили, что им предстоит пройти через серию испытаний, в ходе которых они будут подвергаться как излучению работающего мобильного телефона, так и действию нагревательного прибора под названием термод, температура которого будет изменяться на различных этапах испытаний. Термод был настоящим, однако вместо мобильного телефона был использован муляж.

Типы стимуляции, будь то настоящий источник тепла или выдуманное электромагнитное излучение, объявлялись перед каждой серией и добровольцев просили оценить степень своего дискомфорта по пятибалльной шкале. В случае с теплом ощущения представителей обеих групп были похожи, как и активность их мозга. Однако когда дело дошло до воздействия муляжом телефона, только электрочувствительные добровольцы описывали ощущения, которые варьировались от покалывания до боли. Более того, наблюдалась явная мозговая активность. Некоторые из показателей были такими же, как и при воздействии высоких температур.

Это даёт повод полагать, что электрочувствительность скорее является одним из хорошо известных психосоматических расстройств, таких как звон в ушах и хроническая боль, чем результатом электромагнитной стимуляции. Психосоматическое расстройство – это такое расстройство, в котором симптомы реальны, но вызваны когнитивными функциями, такими как отношение к чему-либо, убеждениями и ожиданиями, а не прямой внешней стимуляцией.

Парадоксальность результатов эксперимента Д-ра Лэндгрэба и Д-ра Фрика в том, что мобильные телефоны, как это ни странно, на самом деле могут причинять реальные страдания некоторым несчастным индивидам. Эти страдания заключаются в том, что выделяемое ими электромагнитное излучение не имеет никакого отношения к неприятным ощущениям этих индивидов.

Универсальный айфон

Google может сделать с телефонами то, что Apple сделал со смартфонами

Ни один мобильный телефон, выпущенный с момента премьеры Айфона компании Apple, не произвёл такого же фурора. 23 сентября мобильный оператор t-Mobile, принадлежащий немецкой компании Deutsche Telekom, презентовал свой новый телефон G-1 от тайваньского производителя HTC. Интерес этот телефон вызывает тем, что он основан на программном обеспечении Android, разработанном крупнейшей компанией в сфере интернет Google.

Этот телефон сравним с айфоном, самым элегантным «смартфоном» на сегодняшнем рынке. Но дело не в возможностях этих телефонов и не в их дизайне, так как эти телефоны нацелены на разные группы потребителей. Вопрос в том, что каждая из этих моделей может дать индустрии в целом. Айфон подтвердил, что потребители используют и впредь будут использовать мобильные телефоны для просмотра интернет-страниц, поиска в интернет и других действий, связанных с интернет. Производители других смартфонов, такие как RIM, производитель BlackBerry, стараются догнать айфон по количеству возможностей телефона. По мере того, как они это делают, использование мобильного интернета резко растет.

Но до сих пор модные смартфоны могут рассчитывать лишь на 15% рынка мобильных телефонов, заявляет Кевин Бёрдэн, консультант из ABI Research. Большая часть потребителей использует простые телефоны, которые производители скромно называют «функциональные телефоны» и не собираются пользоваться мобильным интернетом. Вот именно на таких людей и нацелен Google.

Телефоны, основанные на программном обеспечении Android, будут стоить меньше, чем существующие смартфоны. Но существует более фундаментальная разница, которая возвращает нас в середину 80-х годов прошлого столетия, к рассвету Эры ПК, когда два непримиримых соперника Apple и Microsoft соревновались в том, чья же операционная система станет доминирующей платформой для написания программ компаниями, занимающимися программным обеспечением. Нечто похожее сейчас происходит и с телефонами, все из которых скоро станут смартфонами.

Большая часть мобильных операторов и производителей мобильных телефонов находятся в поисках программной платформы для своих массовых телефонов будущего. Многим по душе Linux, бесплатная операционная система с открытым операционным кодом, которую можно настраивать по своему усмотрению. Другим Linux не нравится из-за её особого вида. Android от Google это так же вариант системы Linux.

Google надеется, что другие сотовые операторы и производители мобильных телефонов, скорее всего южнокорейские Samsung и LG, следующими установят на свои телефоны Android, избегая дорогостоящей разработки собственного программного обеспечения. Так же компания надеется, что программисты будут писать развлекательные программы для Android и тем самым сделают его таким же повсеместно распространенным, каким стал Microsoft Windows в Эру ПК (не ставший таким на телефонах). Однако, цель компании отнюдь не конкурирование с Apple или с Microsoft. Наоборот Google, зарабатывающая на он-лайн рекламе, будет процветать, пока рынок будет оставаться открытым и люди будут делать всё больше и больше поисковых запросов через Google при помощи своих мобильных устройств.

Информант 2

Электрочувствительность

Осторожнее с телефоном

Мнимая радиация может вызывать настоящую боль

До сих пор остается вопросом: могут ли мобильные телефоны вызывать такую болезнь как рак (смотрите предыдущую статью)? Некоторые люди утверждают, что именно мобильные телефоны являются причиной, обусловливающей боль. Увеличивающееся число людей по всему миру выдают себя за "электрочувствительных", другими словами, людей, физически реагирующих на электромагнитные поля, окружающие мобильные телефоны и другие электронные устройства, которые широко распространены в современном мире. Фактически, по крайней мере в одной стране, Швеции, признали такую чувствительность как серьезную болезнь. Там, людям, страдающим ею, будут оплачивать проживание в безопасном от мирового электронного смога месте.

Проблема состоит в том, что снова и снова, исследования, проводимые над людьми, относящих себя к электрочувствительным, показывают, что их возможность определить были ли они подвержены действию настоящего или мнимого электрического поля составляет всего лишь очень малую вероятность. Таким образом, пока они говорят неправду о своих симптомах, причину этих симптомов следует искать в другом месте.

Майкл Лэндгреб и Ульрих Фрик, являющиеся представителями регенсбурского университета в Германии, считают, что "другое место" в данном вопросе, следует искать внутри человеческого мозга и в докладе, представленном недавно Королевскому научному обществу в Лондоне, они описывают эксперимент, который, по их мнению, доказывает их теорию.

В своем эксперименте, доктор Лэндгреб и доктор Фрик использовали томограф или прибор для отображения магнитно-резонансного изображения. Данный прибор использовался для того, чтобы понять, как мозг человека реагирует на два разных вида раздражителя. Тридцать участников данного эксперимента, половина из которых отнесли себя в разряд электрочувствительных людей, были проверены прибором. Перед проверкой, им было доведено, что они пройдут исследования, в которых на них будет оказываться действие работающего мобильного телефона и нагревательного устройства или термодатчика, температура которого будет изменяться в ходе проведения исследований. Термодатчик был настоящим. Однако мобильный телефон представлял собой всего лишь муляж.

О виде раздражителя, будь то действительный тепловой источник или мнимая электромагнитная радиация, было сообщено до их применения и участникам исследования было предложено описать их неприятные ощущения по пятибалльной шкале. В случае с тепловым источником, описания ощущений у двух групп людей, принимавших участие в исследовании, были схожи. Таким образом, это можно отнести к активности их головного мозга. Однако, когда пришло время мнимой электромагнитной радиации, только лишь относящие себя к группе электрочувствительных людей описали некоторые ощущения, которые варьировались от покалываний до различных болей. Более того, они проявили нервную активность по отношению к тепловому источнику. Некоторые одинаковые участки их головного мозга показывали это во время воздействия на них высоких температур.

Все это дает основание полагать, что электрочувствительность вряд ли является реакцией на электромагнитный раздражитель и скорее схожа с широко известными психосоматическими расстройствами, такими как некоторые виды ощущения шума в голове и ушах, а также хронические боли. Психосоматическое расстройство является таким видом расстройства, при котором симптомы настоящие, но являются скорее следствием когнитивных функций, таких как отношения, убеждения и ожидания, чем прямого внешнего раздражителя.

Парадоксальное заключение по результатам исследований, проводившихся докторами Лэндгребом и Фриком состоит в том, что мобильные телефоны действительно наносят ущерб здоровью некоторых несчастных людей. А это значит, что с электромагнитной радиацией, которую они излучают, практически ничего нельзя сделать.

Мобильные телефоны

"Не iPhone "

Сан-Франциско

То, что Apple сделал для смартфонов, Google может сделать для всего остального

Не прошло так много времени с момента презентации компанией Apple ее смартфона iPhone в прошлом году, как вновь возник предмет для бурных обсуждений. 23 сентября, т-Мобайл, оператор сотовой связи, являющийся собственностью немецкой телекоммуникационной компании Дойче Телеком, представил свой новый телефон G1, изготовленный тайваньской фирмой НТС. Причина возникновения разговоров вокруг появления данного телефона в том, что работа этого устройства основывается на программе, названной "Андроид" и изготовленной Google, крупнейшей интернет компанией.

Этот телефон обычно сравнивают с iPhone, остающимся сегодня самым элегантным смартфоном на рынке. Но не в этом дело. Речь не идет о дизайне, поскольку оба телефона рассчитаны на разных пользователей. Более важно, что в целом смогут привнести эти два аппарата в современную индустрию. I-Phone, в свою очередь, показал, что владельцы мобильных телефонов используют их и будут использовать для использования интернета. Сейчас, поставщики других смартфонов, таких как RIM, производитель BlackBerry, спешно пытаются разработать телефон, который был бы столь же практичен как и iPhone. И по мере того, как все это происходит, использование мобильного интернета принимает еще больший размах.

Как заявляет представитель консультационного отдела ABI Research Кевин Берден, модные смартфоны составляют на телефонном рынке менее 15%. Большинство абонентов используют более простые модели сотовых телефонов, получившие в индустрии нехарактерное для них название "стандартные телефоны". Владельцы таких телефонов не пользуются интернетом в движении. Именно на таких людей и ориентирован Google.

Телефоны, работа которых основывается на программе "Андроид", будут дешевле, чем существующие на данный момент смартфоны. Но более существенное различие можно найти в середине восьмидесятых. В то время расцвета эпохи персональных ЭВМ две конкурирующих между собой операционных системы, а именно Apple и Microsoft , боролись за право быть основной системой, для которой фирмы-разработчики программного обеспечения писали бы программы. Что-то подобное происходит сейчас и с моделями телефонов, каждая из которых, в последующем, станет "умным" телефоном.

Большинство операторов сотовой связи и производителей телефонов находятся в поисках основы для создания рынка широкого потребления и использования телефонов будущего. Многие остановили свой выбор на Линаксе, открытой операционной системе, которая может удовлетворять требованиям заказчика. Некоторые создают свою ОС на основе. "Андроид" компании Google также является вариантом Линакса.

Google надеется, что другие операторы сотовой связи и производители телефонов, а именно Южно-Корейская фирма Samsung и в последующем LG, внедрят "Андроид" для того, чтобы избежать затрат на производство своего собственного программного обеспечения. Google также надеется на то, что разработчики создадут для "Андроида" интересное программное обеспечение и сделают его таким же распространенным, как и Microsoft Windows в эпоху персональных ЭВМ (но провалившегося в создании программного обеспечения для телефонов). Цель компании не состоит в том, чтобы соперничать с Apple или Microsoft. Вместо этого, Google, который получает прибыль от онлайновой рекламы, будет счастлив до тех пор, пока рынок открыт и люди будут продолжать пользоваться его поисковой системой со всех возможных устройств.

Информант 3

Электрочувствительность

Осторожней с телефоном

Ложная радиация способна вызвать настоящую боль

Вопрос о том, может ли мобильный телефон вызывать раковые заболевания вызывает множество споров (смотреть предыдущую статью). А некоторые люди заявляют, что телефон является причиной их болей. Все большее число людей по всему миру заявляют, что они являются «электрочувствительными», другими словами, их организм реагирует на электромагнитные поля, которые возникают вокруг мобильных телефонов и других электронных приборов, заполонивших наш современный мир. На самом деле по крайней мере одна страна, Швеция, признала такую чувствительность как заболевание и намерена осуществлять финансирование проектов по защите жилых домов от проникновения в них электронных излучений.

Проблема состоит в том, что несмотря на неоднократные заявления об электрочувствительности нет никакой возможности определить, подвержен ли человек воздействию настоящих или ложных электрических полей. Так, до тех пор пока некоторые будут продолжать врать относительно причин возникновения своих симптомов, эти причины следует искать где-нибудь еще. Микаэль Ландгребе и Ульрих Фрик из Регенсбургского университета Германии полагают, что «где-нибудь» находится в мозгу человека. А в документе, направленном ими недавно в Королевское научное общество в Лондоне, они описывают эксперимент, который, на их взгляд, подтверждает их теорию.

Доктор Ландгребе и Доктор Фрик использовали сканнер человеческого тела, названный функциональным магнитно-резонансным томографом, который в ходе эксперимента использовался для отображения реакций человеческого мозга на два различных типа раздражителей. Тридцать участников эксперимента, половина из которых назвала себя электрочувствительными, были подключены к томографу, затем им сказали, что над ними будет проведена серия испытаний в ходе которых участники будут подвержены либо воздействию активного мобильного телефона, либо теплового устройства, названного термодом, температура которого будет меняться от испытания к испытанию. Термод был настоящим. Мобильный телефон, однако, был макетом.

Перед каждым испытанием подопытным объявлялся тип раздражителя, будь то подлинный тепловой источник, либо фальшивая электромагнитная радиация, а затем им предлагалось выразить чувство неудовлетворения своим состоянием по пяти бальной шкале. В случае с применением теплового прибора описания своего состояния представителей двух групп были соизмеримы. То же показала и их мозговая деятельность. Однако, когда применялся фальшивый мобильный телефон, только «электрочувствительные» выразили чувство неудовлетворенности своим состоянием, которое варьировалось от покалываний до боли. Кроме того, они продемонстрировали сопоставимую нервную активность. Некоторые участки их мозга отреагировали так, как будто они были подвержены высоким температурам.

Исходя из этого можно предположить, что электрочувствительность является не ответной реакцией на электромагнитные раздражители, а психосоматическим расстройством, таким как шум в ушах и хроническая боль. Психосоматическое расстройство – это болезнь с реальными симптомами, которые возникают из-за когнитивных функций, таких как психологическая диспозиция, убеждение и ожидание, а не от прямых внешних раздражителей.

Парадоксальным вывод эксперимента докторов Ландгребе и Фрика заключается в том, что мобильный телефон действительно влияет на физическое состояние некоторых несчастных индивидов. Это происходит лишь оттого, что электромагнитная радиация от мобильных телефонов не имеет ничего общего с состоянием здоровья этих людей.

Мобильные телефоны

He iPhone

Сан-Франциско

То, что Apple сделал для смартфонов, Google может сделать для всех остальных

Шумихи подобной этой не было уже с прошлого года, когда Apple выпустили смартфона iPhone. 23 сентября компания-оператор мобильной связи T-mobile, принадлежащая немецкой фирме Deutsche Telecom, представила новый телефон G1, произведенный тайваньской фирмой HTC. Причиной шумихи явилось то, что это первый телефон созданный на базе программного обеспечения Android, произведенного Google- крупнейшей Интернет- компанией.

Телефон, естественно, начали сравнивать с самым стильным на сегодняшний день смартфоном – iPhone. Но сравнивать их внешний вид- значит сосредоточить внимание не на том. Дело ведь не в чертах или дизайне телефонов, а в том, что они разработаны для разных групп пользователей. Более того, главное состоит в том, что эти телефоны сделали для индустрии в целом. iPhone, со своей стороны, продемонстрировал, что покупатели используют и будут использовать мобильные телефоны для того, чтобы искать информацию, просматривать новости и использовать Интернет в любых других целях. Разработчики других смартфонов, например RIM, создатель BlackBerry, пытаются сделать свои телефоны такими же удобными в пользовании, как и iPhone. И по мере того, как они делают это, частота пользования мобильным Интернетом резко повышается.

Кевин Бердер, консультант Отдела исследований ABI, говорит, что процент высококачественных и многофункциональных смартфонов на телефонном рынке составляет лишь 15%. Большинство покупателей, использующие телефоны более простых моделей, которые производители смущенно называют « базовыми телефонами», не намерены использовать Интернет в пути. Это та группа, на которую ориентирован Google.

Телефоны на базе Android будут дешевле существующих сегодня смартфонов. Но принципиальное отличие берет начало в середине 80-х гг, в эру рассвета ПК и время, когда две соперничающие компании производители операционных систем Apple и Microsoft боролись за то, чтобы именно они стали платформой для компаний, занимающихся программным обеспечением. Нечто подобное происходит сегодня и с телефонами, которые все в будущем должны стать «умными».

Множество мобильных операторов и компаний- производителей мобильных телефонов заняты поиском новых операционных систем для своих массово продаваемых телефонов. Сегодня многим понравилась платформа Linux, бесплатная, общедоступная операционная система, которую можно успешно адаптировать под пользователя. Некоторые используют данную систему для создания своей собственной. Android, произведенный Google- это также вариант системы Linux.

Google надеется, что другие операторы и производители мобильных телефонов, по-видимому следующими будут южно-корейские фирмы Samsung и LG, примут новую систему Android для того, чтобы избежать излишних затрат на разработку своего собственного программного обеспечения. Компания также надеется на то, что различные организации будут писать развлекательное программное обеспечение для Android, что сделает данную операционную систему столь же распространенной как Microsoft Windows в эру ПК (которая, однако, потерпела неудачу с телефонами). Целью Google не является соперничество с Apple или Microsoft. Вместо этого Google, который получает прибыль от размещения рекламы в Интернете, будет счастлив до тех пор, пока будет существовать данный рынок услуг, а люди будут использовать поисковую систему Google при помощи любого доступного им средства.

Информант 4

Будьте аккуратны с телефоном

Мнимое излучение может вызвать настоящие болезненные ощущения

Могут ли мобильные телефоны быть причиной раковых заболеваний, остается спорным (смотрите предыдущую статью). Некоторые утверждают, что мобильные телефоны вызывают болезненные ощущения. Все большее количество людей по всему миру заявляют, что являются «электрочувствительными», другими словами чутко реагирующими на воздействие электромагнитных полей, которые создают телефоны и другие электронные устройства, присутствующие в современном мире. Действительно, по крайней мере, одна страна Швеция признала тот факт, что подобная чувствительность является нарушением функций организма человека и профинансирует защиту мест проживания граждан от высокой плотности электромагнитных излучений искусственного происхождения в окружающей среде.

Проблема заключается в том, что при помощи исследований людей, заявляющих о своей чувствительности, маловероятно определить, подвержены ли они воздействию мнимого или настоящего электрического поля. Поэтому до тех пор, пока лгут о симптомах, причину данных симптомов необходимо искать в другой области организма.

Михаэль Ландгребе и Ульрих Фрик из Регенсбургского университета в Германии считают «другой областью организма» является головной мозг и в докладе, недавно представленном в Королевском научном обществе в Лондоне, по их мнению, приводится доказательство данной точки зрения.

Доктор Ландгребе и доктор Фрик применили магнитно-резонансный томограф для определения реакции головного мозга на два вида раздражителей. Тридцати участникам исследования, половина из которых заявляли, что являются электрочувствительными, была сделана томограмма. Им также сообщили, что будет проведен ряд испытаний, в течение которых испытуемые будут подвержены излучению работающего мобильного телефона или нагревательного прибора под названием термод, температура которого будет изменятся между испытаниями. Термод был настоящим, однако, вместо мобильного телефона использовался его макет.

Перед каждым испытанием сообщался тип раздражителя будь это источник теплового излучения или мнимого электромагнитного излучения и участников исследования просили оценить свои неприятные ощущения по пятибалльной шкале. В случае с тепловым излучением описания обеих групп участников исследования были аналогичны. Аналогична была и деятельность головного мозга. Однако, в случае с электромагнитным излучением только электрочувствительные участники заявили о неприятных ощущениях – от покалывания до болезненных ощущений. Более того, они продемонстрировали для сравнения нейронную активность, как будто были подвержены высокой температуре.

Это говорит о том, что электрочувствительность, а не реакция на электромагнитные раздражители, схожа с хорошо известными психосоматическими расстройствами, такими как шум в ушах или хронические боли. Психосоматические расстройства-расстройства, при которых симптомы являются настоящими, но подвержены когнитивной функции организма, мнениям, убеждениям и ожиданиям, а не прямому внешнему воздействию.

Парадоксальный вывод эксперимента доктора Ландгребе и доктора Фрика заключается в том, что мобильные телефоны действительно оказывают негативное влияние на некоторых людей. Однако, электромагнитное излучение, которое они выделяют, не имеет к этому никакого отношения.

Псевдо-айфон

Google может сделать с телефонами то, что Apple сделал со смартфонами

Ни один мобильный телефон, выпущенный с момента премьеры Айфона компании Apple, не произвёл такого же фурора. 23 сентября мобильный оператор t-Mobile, принадлежащий немецкой компании Deutsche Telekom, презентовал свой новый телефон G-1 от тайваньского производителя HTC. Интерес этот телефон вызывает тем, что он основан на программном обеспечении Android, разработанном крупнейшей компанией в сфере интернета Google.

Этот телефон сопоставим с айфоном, самым элегантным «смартфоном» на сегодняшнем рынке. Но дело не в возможностях этих телефонов и не в их дизайне, так как эти телефоны нацелены на разные группы потребителей. Дело в том, что каждая из этих моделей представляет для индустрии в целом. Айфон, со своей стороны, продемонстрировал, что потребители используют и впредь будут использовать мобильные телефоны, для просмотра интернет-страниц, поиска в интернет и других действий, связанных с интернет. Производители других смартфонов, такие как RIM, производитель BlackBerry, стараются догнать айфон по степени возможности применения телефона. По мере того, как они это делают, использование мобильного интернета резко растет.

Но до сих пор модные смартфоны могут рассчитывать лишь на 15% рынка мобильных телефонов, заявляет Кевин Бёрдэн, консультант из ABI Research. Большая часть потребителей использует простые телефоны, которые индустрия стыдливо называет «функциональные телефоны» и не собираются посещать интернет на ходу. Вот именно на таких людей и нацелен Google.

Телефоны, основанные на программном обеспечении Android, будут стоить меньше, чем существующие смартфоны. Но более фундаментальная разница возвращает нас в середину 80-х годов прошлого столетия, к рассвету Эры ПК, когда два непримиримых соперника Apple и Microsoft соревновались в том, чья же операционная система станет доминирующей и станет платформой для написания программ компаниями, занимающимися программным обеспечением. Нечто похожее сейчас происходит и с телефонами, все из которых станут смартфонами.

Большая часть мобильных операторов и производителей мобильных телефонов находятся в поисках программной платформы для своих будущих телефонов массового производства. Многим по душе Linux, бесплатная операционная система с открытым операционным кодом, которую можно настраивать по своему усмотрению. Другим Linux не нравится за из-за его особого вида. Android от Google это так же вариант системы Linux.

Google надеется, что другие сотовые операторы и производители мобильных телефонов, по всей видимости южнокорейские Samsung и LG, станут устанавливать на свои телефоны Android, избегая дорогостоящей разработки собственного программного обеспечения. Так же компания надеется, что программисты будут писать развлекательные программы для Android и тем самым сделают его таким же повсеместно распространенным, каким стал Microsoft Windows в Эру ПК (не ставший таким на телефонах). Однако цель компании отнюдь не конкурирование с Apple или с Microsoft. Наоборот Google, зарабатывающая на он-лайн рекламе, будет процветать, пока рынок будет оставаться открытым и люди будут делать всё больше и больше поисковых запросов через Google при помощи своих мобильных устройств.

Информант 5

Электрочувствительность

Опасайся своего телефона

Мнимая радиация может причинять реальный вред здоровью

Могут ли мобильные телефоны служить причиной заболевания раком – спорный вопрос (см. предыдущую статью). Но все же их обвиняют в причинении вреда здоровью. Все больше людей в мире заявляют о том, что становятся «электрочувствительными», другими словами – физически чувствительными к электромагнитным полям, окружающим телефон и любые другие устройства, наполнившим современный мир. И действительно, по меньшей мере, одна страна, Швеция, признала такую электрочувствительность как проблему со здоровьем и будет выделять материальные средства для того, чтобы защитить жилища больных этим недугом людей от мирового электронного смога.

Суть в том, что изучение тех, кто называет себя электрочувствительными показывает их способность определять воздействует ли на них реальное электромагнитное поле или одно из тех мнимых, это не меняет ситуацию в лучшую сторону. Что ж, пока они определяются с симптомами, причины их должны быть найдены где-нибудь еще.

Михаэль Ландгребе и Ульрих Фрик из университета Регенсбург в Германии, считают что «где-нибудь» это в мозгу, и, в бумаге, недавно представленной Королевскому обществу в Лондоне, они описывают эксперимент, который по их мнению доказывает данную точку зрения.

Доктор Ландгребе и доктор Фрик использовали сканнер тела, называемый функциональным магнитно-резонансным томографом, для того, чтобы увидеть как мозги людей реагируют на различного рода стимулы. Тридцать участников эксперимента, половина из которых относят себя к электрочувствительным людям, были протестированы при помощи томографа. Им было сказано, что они будут подвергнуты ряду испытаний, в ходе которых на них будет воздействовать активная радиация мобильного телефона или нагревательного прибора, называемого термод, температура которого будет изменяться в ходе испытаний. Термод был настоящим. Мобильный телефон был бутафорским.

Добровольцы должны были поставить оценку по пятибалльной шкале неприятным ощущениям, которые они испытывали во время теста, а название стимула, будь то настоящий источник тепла или мнимая электромагнитная радиация, объявлялось непосредственно перед началом испытания. В случаях испытаний с термодом описания ощущений у двух групп совпали. Так же как и работа их мозга. Однако, когда дело дошло до испытаний с мнимой радиацией телефона только электрочувствительные люди рассказали об ощущениях, которые варьировались от покалываний до боли. Более того, они показали одинаковую нервную активность. Некоторые из этой же группы показали похожую мозговую активность во время теплового воздействия.

Это указывает на то, что электрочувствительность, вместо того чтобы быть реакцией на электромагнитные стимулы, похожа на психосоматическое расстройство такое же, как, например, звон в ушах или хроническая боль. Психосоматическое расстройство имеет реальные симптомы, но вызваны они в большей степени когнетивными функциями, такими как отношение, верования и ожидания, нежели прямимы внешними стимуляторами.

Парадоксальная развязка эксперимента докторов Ландгребе и Фрика заключается в том, что мобильные телефоны действительно причиняют вред некоторым несчастным индивидам. Дело в том, что электромагнитная радиация, которую они излучают, абсолютно не имеет к этому никакого отношения.

Мобильные телефоны

Не iPhone

То, что Apple сделал для смартфонов, Google может сделать для всех остальных

Ни один телефон не вызывал большего оживления как выпущенный в прошлом году компанией Apple iPhone – открытие в мире мобильных телефон. 23 сентября компания t-Mobile, оператор мобильной связи немецкой компании Deutshche Telekom, представила свой новый телефон G1 произведенного тайваньской компанией HTC. Вся шумиха заключалась в том, что устройство основано на программном обеспечении, названом Андроид, интернет компании Google, крупнейшей в мире.

Телефон является аналогом iPhone, самого элегантного смартфона на рынке сегодня. Но не на этом необходимо акцентировать внимание. Дело не в дизайне, а в том, что оба телефона ориентированы на разных пользователей, и, что каждый из телефонов может сделать для индустрии в целом. В свою очередь iPhone показал, что потребители используют и будут использовать мобильные телефоны для того, чтобы исследовать, просматривать, иначе говоря – использовать интернет. Продавцы смартфонов, таких как RIM, производители BlackBerry, соревнуются за то, что бы их телефоны соответствовали практичности iPhone. По мере того, как они это делают, количество пользователей мобильного интернета круто возрастает.

По заявлению исследовательской компании ABI Research Кевина Бурдена, пока смартфоны составляют 15% рынке мобильных телефонов. Большинство покупателей пользуются обычными телефонами, которые компании называют «простые телефоны», с помощью которых невозможно выйти в интернет во время движения. И эти люди, на которых ориентирована компания Google.

Телефоны, основанные на системе Андроид, будут намного дешевле существующих смартфонов. Но более существенное разногласие наблюдалось в середине 80-х годов, когда на заре эры персональных компьютеров, две конкурирующие корпорации по созданию операционных систем – Apple и Microsoft соревновались за право быть ведущей, для которой фирмы, разрабатывающие программное обеспечение, писали бы программы. Что-то похожее происходит сейчас с телефонами, которые все станут «смарт».

Большинство мобильных операторов и производителей телефонов ищут компьютерную систему для их активно продающихся телефонов будущего. Многие воодушевились программой Lunix, бесплатной, с открытым исходным кодом, операционной системой, которая может подстраиваться под заказчика. Некоторые просят Linux создавать программы на свой вкус. Андроид компании Google это также вариант Lunix.

Google надеется, что другие операторы и производители телефонов, следующими будут южнокорейские компании Samsung и LG, примут систему Андроид, для того, чтобы оградить себя от затрат на разработку своего собственного программного обеспечения. Также, компания надеется, что системщики будут писать забавные программы для Андроида, сделает его широко распространенным, таким как программа Microsoft Windows стала в эру персональных компьютеров (но провалилась для использования на телефонах). Это не вызов Apple или Microsoft. Тем не менее, Google, который делает деньги на Интернете, и будет процветать пока он не исчезнет, и люди не перестанут использовать поисковую систему Google на своих устройствах.

Информант 6

Электрическая чувствительность

Следите за своим телефоном

Ложная радиация может стать причиной настоящей боли

Вопрос о том, могут ли мобильные телефоны быть причиной раковых заболеваний всё ещё остаётся открытым. Однако также считается, что телефоны вызывают появление другого вида боли. По всему миру растёт число людей, называющих себя «электрически чувствительными». Другими словами Это люди физически чувствительные к электромагнитным полям, окружающими мобильные телефоны и другие электронные приборы, которые в современном мире встречаются повсеместно. На самом деле, только одна страна, Швеция, принимает такую чувствительность как неспособность, и будет платить за результаты мирового электронного смога.

И раньше, и сейчас проблема заключается в том, что следует учится у людей, способных отличать настоящее электрическое поле от ложного. До тех пор пока они описывают ложные симптомы, следует искать решение этой проблемы где-нибудь в другом месте.

Михаэль Ландгреб и Ульрих Фрик, учёные из Университета Регенсбург в Германии, считают, что решение данной проблемы следует искать в мозгах, и в отчёте, представленном ими лондонскому Королевскому сообществу, описывается эксперимент, который, по их мнению, подтверждает их слова.

Доктор Ландгреб и Доктор Фрик использовали нательный сканнер, названный визуальный функциональный магнетический резонатор, для того, чтобы определить как мозг человека реагирует на два разных вида стимулов. Тридцать участников эксперимента, назвавших себя электрически чувствительными, были подключены к этому устройству. Они должны были пройти серию испытаний с использованием мобильного телефона и теплового прибора, названным термомод, температура которого менялась в ходе эксперимента. Термомод был настоящим, а вот мобильный телефон-макет.

Тип стимулов, похожих на тепловой источник или ложную радиацию, назывался перед каждой серией. Добровольцев просили оценить свои ощущения по пятибальной шкале. Во время испытаний с тепловым излучением показания участников эксперимента были схожими. Такой же была и их мозговая активность. Когда же дело дошло до ложного телефонного излучения, только электрически чувствительные добровольцы описали свои ощущения начиная от покалывания, заканчивая болью. Более того, их мозговая активность была нейтральной. У некоторых из них она была как при тепловом воздействии.

Это предполагает, что электромагнетические стимулы похожы на хорошо известные психосоматические расстройства, одними из которых являются некоторые виды звона в ушах и хроническая боль. Психосоматическое расстройство является одним из реальных симптомов, вызванным когнетивными функциями, такими как поведение, доверие и ожидание.

Парадоксальным выводом из эксперимента Доктора Ландгреба и Доктора Фрика является тот факт, что мобильные телефоны действительно причиняют страдания некоторым несчастным личностям. И именно с той электромагнитной радиацией, которую они излучают, вообще ничего нельзя сделать.

НЕ – Айфон

Технологии, которые компания Apple применила в смартфонах, Google может сделать доступным всем

В прошлом году выход в свет телефона iPhone компании Apple не вызвал такого переполоха. 23 сентября T-Mobile, немецкий мобильный оператор, принадлежащий Deutsche Telekom, представил свой новый телефон G1, производства тайваньской компании HTC. Причиной такого интереса к данной модели послужил тот факт, что в ней впервые применили обеспечение Android, выполненное Google`ом.

G1 сравнивают с iPhone`ом, самым изящным смартфоном на рынке на сегодняшний день. Однако внимание уделено совсем не тому. Значение имеют не дизайн или характеристики телефонов, а пользователи, на которых они рассчитаны. А точнее, предложенные в них нововведения. Например iPhone рассчитывает на потребителей, использующих Интернет для поиска и просмотра файлов. Другие производители смартфонов, такие как RIM ( компания, созданная BlackBerry ), гонятся за тем, чтобы достичь таких же характеристик, как у iPhone`а. Если у них это получится, то использование мобильного Интернета резко увеличится.

Кевин Бёрден, консультант компании ABI Research, утверждает, что на данный момент процент смартфонов на рынке мобильных телефонов составляет 15%. Большинство потребителей, использующих модели проще «телефонов будущего», не собираются пользоваться Интернетом находясь в постоянном движении. Именно на эту категорию нацелен Google.

Телефоны с обеспечением Android будут дешевле , чем уже имеющиеся смартфоны. Однако следует обратить внимание на более вескую причину, которая возвращает нас в середину 80-х годов, когда на заре эры персональных компьютеров, две конкурирующие операционные системы от Apple и Microsoft боролись за лидерство, а значит и за программы, написанные специально для них. Что-то похожее сейчас происходит с телефонами, все из которых впоследствии будут носить приставку «смарт».

Многие мобильные операторы и производители мобильных телефонов ищут новую платформу для своих телефонов будущего. Некоторые склоняются к системе Linux, некоторые настраивают её под себя, создавая свои собственные. Система Android производства Google также является вариантом Linux.

Google надеется, что другие мобильные операторы и производители мобильных телефонов, например южнокорейский Samsung, а за ним и LG, примут систему Android для экономии средств на разработку собственной системы. Также Google надеется, что программисты напишут программное обеспечение для Android`а такое же популярное, каким стало Microsoft Windows для ПК (провалившееся, однако, на телефонах ). Целью разработки такого обеспечения не является конкурирование с Apple или Microsoft. Вместо этого Google, зарабатывающий на рекламе в Интернете, будет доволен, если люди будут чаще пользоваться их поисковой системой на различных носителях.


[1] Цитируется по: Федоров А.В. Основы общей теории перевода. – М:, 1983. – С. 54.

[2] Цитируется по: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990. – С. 34.

[3] Цитируется по: Рецкер Я. И. Курс перевода с английского языка на русский для 3,4,5 курсов переводческого факультета. – М., 1973. – С. 38.

[4] См.: Рецкер Я.И. Пособие по переводу с английского языка на русский. – М., 1982. – С. 97.

[5] Цитируется по: Бархударов Л.С. Язык и перевод. – М., 1975. – С. 54.

[6] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 84.

[7] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 76.

[8] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 173.

[9] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 55.

[10] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 180.

[11] См.: Рецкер Я.И. Курс перевода с английского языка на русский для 3,4,5 курсов переводческого факультета. – М., 1973. – С. 88.

[12] Цитируется по: Миньяр-Белоручев Р.К. Общая теория перевода и устный перевод. – М., 1980. – С. 297.

[13] Цитируется по: Бархударов Л.С. Язык и перевод. – М., 1975 – С. 196.

[14] См.: Мюллер В. К. Англо-русский словарь. – М., 2004 – С. 306.

[15] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 154.

[16] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 159.

[17] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 97.

[18] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 99.

[19] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 178.

[20] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 180.

[21] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 184.

[22] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 105.

[23] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 112.

[24] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 118.

[25] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 57.

[26] См.: Бархударов Л.С. Язык и перевод. – М., 1975. – С. 48.

[27] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 144.

[28] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 128.

[29] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 86.

[30] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 86.

[31] См.: Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – С. 87.

[32] См.: Латышев Л.К. Курс перевода. – М., 1981 – С. 132.

[33] См.: Владимов Н.В. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. – М., 2005 – С. 132.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий