Тема совести в произведениях Достоевского

Что же такое совесть в понимании Достоевского? Решающее значение у Достоевского имеет вопрос: насколько человек искренен и какой степени человечества он достиг. Безразлично как прошло это очищение. Никакое распутство не порочит, и никакое преступление не губит: нет другого суда перед Богом, кроме совести.

.

Что же такое совесть в понимании Достоевского? Решающее значение у Достоевского имеет вопрос: насколько человек искренен и какой степени человечества он достиг. Безразлично как прошло это очищение. Никакое распутство не порочит, и никакое преступление не губит: нет другого суда перед Богом, кроме совести. На тему совести в романах Достоевского очень подробно и интересно рассуждал Анненский, слова которого мне бы хотелось процитировать в своей работе.

«Я различаю в романах Достоевского два типа совести. Первый - это совесть Раскольникова, совесть активна: она действует бурно, ищет выхода, бросает вызовы, но мало-помалу смиряется и начинает залечивать свои раны. Другая, и Достоевский особенно любит её рисовать, - это совесть пассивная, свидригайловская: эта растёт молча, незаметно, пухнет, как злокачественный нарост, бессильно осаждаемая призраками (помните, что у Свидригайлова и самые призраки-то были не только обыденны, но склонялись даже в комическую сторону), и человек гибнет наконец от задушения в кругу, который роковым образом оцепляет его всё уже и уже. (…) Один из критиков назвал талант Достоевского жестоким -это некардинальный признак его поэзии, но всё же она несомненно жестока, потому что жестока и безжалостна прежде всего человеческая совесть. Одна Катерина Ивановна Мармеладова чего стоит? Сколько надо было на сердце неумолимых упрёков совести - своих ли или воспринятых из вне, - всё равно, - для этого эшафодажа бессмысленных и до комизма нагромождённых мук.

Кстати Достоевского обвиняют в сгущение красок, в плеоназмах и нагромождениях - но пусть каждый проверит себя в минуты насторожившейся или властно упрекающей совести - и он ответит на это обвинение сам. Нагромождение стало бы не художественным, откройся в нём хотя одна черта не подлинного мелодраматического ужаса, но кто и когда мог поставить на счёт своей заговорившей совести её многоречие или преувеличения.

На фоне творческой совести - у нас, обыкновенных людей, она говорит много что вопиет, у Достоевского она же творила и рисовала, - вырастали в романах Достоевского целые образы: таковы сестра закладчицы Лизавета, Сонечка Мармеладова. Этим я хочу сказать, что были в его поэзии лица художественно подчинённые другим, необходимые не столько сами по себе, сколько для полноты и яркости переживаемых другими, часто незримых драм.

Сопоставьте только всю ненужную риторичность Раскольникова, когда он, нагнувшись к ногам Сонечки Мармеладовой и целуя их, поклоняется всему человеческому страданию, сопоставьте этот ораторский жест с тем милым движением, которым та же Сонечка после панихиды по Катерине Ивановне нежно прижимается к Раскольникову, будто ища его мужской защиты, а про себя инстинктивно желая влить хоть немножко бодрости в это изнемогающее от муки сердце, - сопоставьте, и вы поймёте, что должен испытывать, оставаясь один, убийца Лизаветы.»

Но Достоевский изображал и Лужина, которому совесть не нужна. Изображение его получилось у Достоевского грубое, в какой-то мере даже страшное. «Решительно ни чёрточки нет в том же Лужине забавной.» А если подумать, Лужин единственный в романе не терпит никакого наказания за свои деяния. И что же этим хотел сказать нам Достоевский? Ведь у него не бывает ничего просто так… Я хочу ещё раз заметить, что каждый извлекает из Достоевского что-то для себя, близкое себе. Такая судьба Лужина доказывает мне ещё раз, что мир несправедлив, мир жесток. Моим жизненным наблюдениям я нашла подтверждение в романах Достоевского. Именно это привлекает меня в его творчестве, он не строит иллюзий о том, что мир в котором мы живем безоблачен. Сколько мы за свою жизнь встречаем таких Лужиных, которые проживают спокойно свою жизнь, причиняя людям боль, они мелкие, расчётливые. Я удивляюсь, насколько актуальны все вопросы и проблемы, поставленные в романах Достоевского! Именно такие Лужины могут ужиться в современном обществе. Что как не это говорит о том, что мы живём в жестоком, непонимающем нас мире, мы крутимся в нём, пытаемся сами понять его, но безуспешно… Достоевский изображает не просто события, людей, он показывает то, как люди пытаются ужиться в этом мире, понять его для себя, их постоянные внутренние переживания, он показывает нам «наш мир», в котором мы живём.

Чтобы более точно изобразить психологическое состояние человека, Достоевский нередко прибегает к описанию погоды. Она иногда расшифровывает, иногда только лишь намекает на состояние души героя. И очень важно, что она служит созданию определённого настроения у читателя настроения. Например, описание Петербурга, перед самоубийством Свидригайлова.

«Молочный, густой туман лежал над городом. Свидригайлов пошёл по скользкой, грязной деревянной мостовой, по направлению к Малой Неве. Ему мерещилось высоко поднявшаяся на ночь вода Малой Невы, Петровский остров, мокрые дорожки. Мокрая трава, мокрые деревья и кусты и, наконец, тот самый куст… С досадой стал он рассматривать дома, чтобы подумать о чём-нибудь другом. Ни прохожего, ни извозчика не встречалось по проспекту. Уныло и грязно смотрели ярко-жёлтые деревянные домики с закрытыми ставнями. Холод и сырость прохватывали всё его тело, его стало знобить. Изредка он наталкивался на лавочные и овощные вывески и каждую тщательно прочитывал. Вот уже и кончилась деревянная мостовая. Он уже поравнялся с большим каменным домом. Грязная, издрогшая собачонка, с поджатым хвостом. Перебежала дорогу. Какой-то мёртвенно пьяный в шинели лицом вниз лежал поперёк тротуара поглядел на него и пошёл далее…»

Невольно приходит в голову мысль: разве в такой обстановке может происходить что-то светлое, хорошее, радостное Оно и не происходит. Душевное состояние героя сопоставляется с описанием погоды. Описание ненастной, неприятной погоды создаёт определённую психологическую атмосферу, атмосферу предельного психологического напряжения, часто страдания, душевной муки. Душевное состояние героя сопоставляется с описанием погоды. В описании очень часто употребляется слово «грязный», видимо, как душа Свидригайлова, которая грязна, порочна. На душе у него «холод и сырость» И читателю становится понятна сама причина самоубийства. Я подумала : «Наверное, Свидригайлов стал себе настолько противен, что не мог жить осознавая насколько он подл.

Психологическая атмосфера в повествовании настолько сгущена и напряжена, а внимание к внутреннему миру героев настолько прочно, что это даёт возможность писателю применять приём полного или частичного умалчивания о душевном состоянии героя, выражая это переживание через мимику, телодвижения. Как например в следующем случае: « Как это случилось, он сам не знал, но вдруг что-то как бы подхватило его и как бы бросило к её ногам. Он плакал обнимал её колени. В первое мгновение она ужасно испугалась, и всё лицо её помертвело. Она вскочила с места и, задрожав, смотрела не него. Но тотчас же, в тот же миг она всё поняла. В глазах её засветилось бесконечное счастье; она поняла и для неё уже не было сомнения что он любит, бесконечно любит её и что настала же наконец эта минута….

Они хотели было говорить, но не могли. Слёзы стояли в их глазах.»1

Или такой случай: « Раздались восклицания со всех сторон. Князь побледнел. Странным укоряющим взглядом поглядел он Гане прямо в глаза; губы его дрожали и силились сто-то проговорить; какая-то странная и совершенно неподходящая улыбка кривила их.

-Ну пусть хоть мне…а не дам!…- тихо проговорил он наконец; но вдруг не выдержал, бросил Ганю, закрыл руками лицо, отошёл в угол, стал лицом к стене и прерывающимся голосом проговорил:

-О, как вы будите стыдится своего поступка!»2

Умалчивание в данных случаях применяется Достоевским именно в такие моменты, когда выявляются самые глубокие пласты психики и внутреннее состояние героя становится настолько противоречивым и сложным, смутным, что по-другому это уже изобразить нельзя. Умалчивание намекает на неисчерпаемую глубину, тем самым ещё более усиливая психологическое напряжение.