регистрация /  вход

Страхование рынков Японии (стр. 2 из 5)

Затяжная депрессия 90-х, снижение стоимости активов, вызванное падением фондового рынка, цепь банкротств в реальном и финансовом секторах нанесли тяжелый удар по страховому бизнесу, но не смогли фатально ослабить его, напрочь лишив привлекательности в глазах новых инвесторов. Во многом это объясняется накопленным страховой отраслью запасом прочности и верой в будущее японской экономики.

Взаимосвязь между общеэкономической конъюнктурой и объемом операций по страхованию в разных сегментах не всегда бывает очевидной. Так, страхование морских грузов в 1999 г. сократилось на 3% буквально вслед за примерно таким же сжатием внешней торговли. Личное страхование от несчастных случаев в большей степени пострадало от падения доходов граждан. Вместе с тем рост рисков в непростой экономической ситуации создает мотивацию для заключения новых страховых договоров и приобретения соответствующего покрытия. В последние годы в Японии отмечена повышательная тенденция в страховании автомобилей и автогражданской ответственности. Нечто похожее, кстати говоря, наблюдалось и в России: сразу после августа 1998 г. автострахование находилось на подъеме - россияне стали чаще приобретать страховую защиту для средств автотранспорта после потери или обесценения других активов (например, банковских вкладов). В целом же сентябрь 2001 г. был в Японии 44-м месяцем периода, в течение которого сокращалось поступление премий в секторе страхования жизни.

Очень многое зависит от уровня доверия к страховым обществам. Серия крахов японских компаний страхования жизни (о чем речь пойдет в дальнейшем) заставила потребителей осознать, что страховщики смертны и подвержены банкротствам, как любые другие экономические субъекты. Страхователи стали гораздо требовательнее и разборчивее в выборе компании, начали уделять повышенное внимание изучению рейтингов, финансовых показателей, различных "путеводителей" по страховой отрасли. Усиленный интерес обнаружился и к страхованию в иностранных компаниях. В условиях, когда клиент стал изменять своим привычным привязанностям, оказалась востребованной и профессия страхового брокера.

Такой выглядела ситуация со стороны потребителей страховых услуг. Что до их поставщиков, то они давно уже ощущали нараставшие трудности, получали недвусмысленные сигналы о неблагополучии в сегменте страхования жизни. Традицию четырех предыдущих бескризисных десятилетий прервала объявившая о своей неплатежеспособности в апреле 1997 г. "Nissan Mutual Life Insurance" - компания, за которой стояли, по отчетам, активы в 42 млрд. долл. Затяжная стагнация экономики, кризис на фондовом рынке, падение котировок акций, входивших в инвестиционный портфель страховщиков, подорвали способность многих из них в полном объеме выполнять обязательства перед застрахованными и кредиторами. Обесценились - вследствие эффекта "сдутия финансового пузыря" - вложения страховых компаний в недвижимость (которая служила к тому же обеспечением кредитов, выданных страховыми компаниями).

Компании по страхованию жизни серьезно пострадали от процесса дефляции, низких или даже нулевых процентных доходов, банковского кризиса, сокращения платежеспособного спроса на страховые услуги. Не избежали убытков и СК, размещавшие свои резервы в иностранных активах. Когда иена укреплялась по отношению к доллару, это вело к обесценению активов в иеновом выражении. Правительство между тем активно побуждало национальных страховщиков приобретать иностранные долларовые облигации синхронно с усилиями министерства финансов по "опусканию" иены (которое повышало уровень конкурентоспособности японской продукции на международных рынках). Сообщалось, что один из высокопоставленных чиновников лично обзванивал руководителей компаний по страхованию жизни, призывая их вкладывать деньги в иностранные ценные бумаги, деноминированные в долларах, что они и делали.

Позднее наблюдалась противоположная тенденция сброса иностранных акций японскими компаниями страхования жизни, как из-за опасения курсовых потерь, так и ради получения средств для выполнения текущих обязательств и платежей. В 2000 г. впервые за пять лет этих бумаг было продано на 93 млрд. иен больше, чем приобретено (соответствующие цифры составили 4.695 трлн. и 4.602 трлн. иен, при том, что значительная часть оборота пришлась на сделки между самими страховщиками).

Самые серьезные последствия имел так называемый негативный спрэд - разрыв между фактическими инвестиционными доходами (которые упали) и превышавшими их обязательствами по выплатам держателям полисов страхования жизни. Если 10-15 лет назад, когда экономический горизонт казался ясным, ожидаемый (и документально зафиксированный) годовой доход по долгосрочным полисам страхования жизни и частного пенсионного страхования составлял 6%, то в начале нового столетия в условиях дефляции и нулевая ставка оказывалась обременительной или даже неподъемной для многих местных СК. По оценке эксперта "Fitch Japan", ежегодно негативный спрэд съедал у страховой отрасли 12 млрд. долл. активов.

В своей деятельности страховщик имеет дело с различными рисками. На некоторые из них (например, риск смерти застрахованного по договору страхования жизни) он практически не в состоянии повлиять. Но он обязан не только рассчитывать инвестиционные риски, но и управлять ими. С 1999 г. агентство "Standard & Poor's" понизило рейтинги 13 японских компаний страхования жизни и только для трех повысило их. Каждый очередной крах японского страховщика жизни сопровождался оттоком пенсионных денег, ранее переданных в управление СК.

В течение ряда лет наблюдается миграция капиталов и клиентов, толчок которой дал процесс досрочного расторжения (по инициативе страхователей) большего, чем обычно, числа договоров страхования жизни и сокращения числа вновь заключаемых, обескровливающий страховую отрасль.

Если отвлечься от макроэкономических сюжетов, то сегодня главная проблема японской страховой индустрии состоит в восстановлении доверия со стороны потребителей, а основная трудность - в практической невозможности корректировать объявленные ранее доходы по страховым полисам. Последнее губительно для репутации, хотя в строгом смысле слова не противоречит существующему законодательству. Согласно принятой деловой этике, подобного шага могут ожидать разве что от компаний, уже всплывающих брюхом вверх. Поэтому выплата меньшего, чем было обещано, инвестиционного дохода немедленно интерпретируется как сигнал тревоги, предвестник реструктуризации компании. Некоторые национальные страховщики высказывали мнение, что, поскольку именно правительство своей финансовой политикой создало эту проблему, то оно и должно принять компенсирующие меры, и выпустить государственные купонные облигации с уровнем доходности, достаточным для выполнения страховщиками их обязательств.

Представители регулирующих и надзорных инстанций смотрят на ситуацию иначе. Агентство по надзору за финансовыми операциями (АФО, английская аббревиатура - FSA) настаивало на том, чтобы снижение обещанного процента доходности сопровождалось выполнением компаниями определенных условий. Сюда входят: предоставление потребителю полной информации о своем финансовом положении, получение согласия держателей полисов (или их выборных представителей) на снижение процентных ставок, участие судебных органов в урегулировании возникающих споров. Логика АФО гласит: прежде чем наступать на интересы страхователей, компании должны отчитаться о предпринятых шагах по сокращению издержек и повышению эффективности операций. Другими словами, от страхового бизнеса требуют большей прозрачности, что актуально для всей японской экономики.

Жизнь японских страховщиков усложняется настолько, что они готовы уже "отдаваться" иностранным владельцам и менеджерам. Правительство не спешило с предоставлением права снижать объявленный ранее инвестиционный доход, опасаясь спровоцировать еще более серьезный отток клиентов и подорвать устойчивость страховой индустрии в целом, особенно после череды громких банкротств. Агентство "Standard & Poor's" также предупреждает, что уменьшение выплат содержит признаки дефолта. В то же время страхователи, разрывающие договоры, несут большие потери, поскольку в таком случае они получают страховую сумму с дисконтом, размеры которого превышают масштабы сокращений инвестиционного дохода. Поистине гамлетовский вопрос: сокращать или не сокращать выплаты по договорам страхования?

Нараставшие трудности, связанные с выполнением обязательств по страховым контрактам, заставили учредить в начале 1998 г. Корпорацию по защите интересов держателей полисов страхования жизни ("Life Insurance Policyholders Protection Corporation") - своеобразный отраслевой пул с мандатом, действовавшим до марта 2001 г. В корпорацию передавались как пассивы, так и активы банкротов. Таким образом, компенсации и возмещения по зависшим договорам страхования сопровождались передачей страховых портфелей, то есть готовой клиентской базы.

Прекращение деятельности ряда компаний страхования жизни, с одной стороны, расчистило поле для сильнейших операторов, а с другой -возложило на них бремя выплаты частичных компенсаций клиентам злополучных компаний. Лидеру "Nippon Life" крах выше упомянутой "семерки" обошелся в 160 млрд. иен - именно такую сумму пришлось внести в отраслевой пул, что составило 20% его величины. При этом известные гарантии выплат (до определенного лимита) предоставлялись только по рисковым полисам страхования жизни и медицинскому страхованию, а не по такому спекулятивному продукту, как страховые договора с нефиксированным страховым доходом.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.