регистрация / вход

Страхование рынков Японии

Содержание 1.Введение …3 2.Страховой рынок Японии 4 3.Заключение … 25 Введение. Страховой рынок Японии начал формироваться в конце 19 века. До 70-ых годов этого столетия деятельность страховых компаний была ориентирована в основном на внутреннюю экономику, а на международной арене сводилась главным образом к содействию продвижению продукции японских компаний на мировом рынке.

Содержание

1.Введение………………………………………………………3

2.Страховой рынок Японии……………………………………4

3.Заключение…………………………………………………....25

Введение.

Страховой рынок Японии начал формироваться в конце 19 века. До 70-ых годов этого столетия деятельность страховых компаний была ориентирована в основном на внутреннюю экономику, а на международной арене сводилась главным образом к содействию продвижению продукции японских компаний на мировом рынке.

Активный выход японских страховых компаний на международную арену является следствием того, что Япония сумела добиться ощутимых успехов по многим экономическим показателям. За последние 50 лет физический объем экспорта Японии увеличился более, чем в 70 раз, его темпы почти в два раза опережали прирост мирового экспорта. В 80-е годы произошла переориентация Японии с экспорта товаров на экспорт капитала. По совокупному объему заграничных прямых инвестиций японские компании вышли на второе место после США. В 70-80 годы началась бурная международная экспансия страховых компаний Японии.

В 1996 финансовом году сумма премий по страхованию жизни в Японии достигла 300 миллиардов американских долларов, а по "нежизненному" страхованию - 80 миллиардов американских долларов. Эти показатели вывели японский страховой рынок на второе место в мире. Владельцами лицензий на страхование жизни в Японии на сегодняшний момент являются 27 национальных компаний и 3 зарубежные. Страховщиков, занимающихся иными чем жизнь видами страхования, в Японии насчитывается 56, из них - 30 зарубежных.

С 1 апреля 1996 года вступил в силу новый японский страховой закон. Многие специалисты по страхованию в Японии сходятся на мнении о том, что его принятие можно считать кардинальной переменой за последние 56 лет, прошедших с момента принятия закона 1939 года. Разработчиками закона были приняты во внимание 3 основных концепции: удобство для страхователя, вклад в национальную экономику и гармонизация с международным рынком.

Страховой рынок Японии.

Годы и десятилетия национальные страховые компании служили символом японской финансово-экономической мощи, гарантом и, возможно, синонимом стабильности. Страховая индустрия воспринималась как утес, неподвластный стихиям. Впрочем, страхование в послевоенной Японии не всегда развивалось в контексте экономического бума, ему пришлось пережить и такие явления, как резкое падение доходов в результате войны, последствия структурных реформ (ликвидация класса крупных землевладельцев и других собственников), активная деятельность профсоюзов, инфляция, которая уничтожила целые состояния.

Но даже при довольно низком в 50-е годы уровне жизни японцы были хорошо знакомы со страхованием, которое покупалось тогда в основном в рассрочку - 2/3 всего объема поступления премий приходились на ежемесячные взносы. Другая особенность состояла в том, что частное страхование испытывало сильную конкуренцию со стороны муниципальных органов, профессиональных союзов и различных объединений, которые распространяли свои собственные страховые продукты. Сильна была конкуренция и со стороны государства: через систему почтовых отделений оно предлагало населению доступные и дешевые полисы страхования жизни сберегательного типа. Укоренению в обществе традиций страхования способствовали склонность японцев к сбережениям, удобной формой которых является страхование, их предусмотрительность и привычка планировать будущее.

Экономический прогресс и рост благосостояния создавали дополнительный платежеспособный спрос на страховые услуги. Новейшие технологии, профессиональное мастерство и квалификация помогали достигать высокой эффективности, но одновременно увеличивали уязвимость и масштабы экономических потерь, причиняемых неблагоприятными событиями. Обратной стороной научно-технического прогресса выступает рост рисков, их разнообразия и масштабов. Такие процессы, как стремительная автомобилизация, распространение потребительского кредита, развитие атомной энергетики, компьютеризация расширяли границы страхового рынка.

Хотя вклад банковского сектора в экономический взлет Японии известен гораздо лучше, но и страховой бизнес внес в него весомую лепту. К 1956 г. активы японских страховых компаний достигли 300 млрд. иен (833 млн. долл. по тогдашнему обменному курсу). Страховой бизнес стал удовлетворять существенную часть потребностей народного хозяйства в капитале. Он предоставлял кредиты, гарантии, приобретал ценные бумаги (до 30% от своих резервов), помогал финансировать возведение инфраструктурных объектов, железных дорог, предприятий химической и других отраслей тяжелой |промышленности (где как раз и требовались "длинные деньги"). С середины 50-х годов накопленные страховой индустрией фонды используются для жилищного строительства - косвенно, путем предоставления кредитов на приобретение или строительство жилья, и прямо, через создание строительных фирм, аффилированных со страховыми компаниями.

Ныне, когда на витке глобализации японская экономика переживает затянувшуюся стагнацию, не избежало кризисных потрясений и страхование. Вместе с тем, приспосабливаясь к работе в условиях спада, японские страховщики обнаруживают, что процесс глобализации - это не только вызов, но и открытый доступ к международным ресурсам, необходимым для успешного реформирования страхового сектора. Огромными остаются и его внутренние резервы, внушительными - параметры и ключевые показатели. Страховой рынок страны остается вторым по емкости в мире. В 1999 г., по данным "Lloyd's Japan", на долю японских компаний пришлось 21.3% стоимости всех сделок по страхованию, совершенных на мировом рынке. Половина экспортных и импортных грузов, вывозимых или ввозимых в страну, страхуются в национальных страховых компаниях (СК).

Некоторое представление о структуре и размерах японского рынка страхования дает табл. 1. К началу 90-х годов 90% всех японских семей располагали долгосрочными полисами накопительного страхования жизни, на которые приходилась четверть всех их сбережений. Весьма высокого уровня достигло страхование рисков профессиональных заболеваний и производственных травм, каковое относится к числу обязательных видов со значительной социальной нагрузкой (наряду со страхованием по болезни, пенсией по старости и автострахованием). Государство участвует также в страховании от стихийных бедствий - тайфунов, землетрясений, цунами и прочих явлений, которые редко обходят Японию стороной.

Известные своими точными расчетами, базирующимися на уникальной статистической базе, швейцарские перестраховочные компании для выравнивания рискового портфеля с готовностью обменивались с японскими коллегами "катастрофическими рисками", как они именуются профессионалами. Летом 2001 г. "Tokio Marine" и "Swiss Re" достигли соглашения о том, что последняя будет участвовать в возмещении ущерба от цунами и других природных явлений по рискам, застрахованным японской компанией, а первая разделит бремя швейцарского страховщика по страховым выплатам, связанным со стихийными бедствиями, которые могут произойти в Европе и США. В рамках такого перекрестного страхования каждая из сторон несет перед другой максимальную ответственность в размере 54 млрд. иен. Ранее аналогичное соглашение о взаимопомощи в пределах 200 млн. долл. "Tokio Marine" заключила с американской "State Farm". В этом проявляется и солидарность, и глобальная сущность страхования и перестрахования.

К числу ярко выраженных особенностей японского страхования относится страхование жителей через систему почтовых отделений (наряду с доставкой корреспонденции они занимаются также приемом сбережений и продажей страховых полисов). Средства из почтового страхового фонда поступают на специальные счета министерства финансов, а затем через государственные кредитные институты используются для финансирования кредитов и капиталовложений в различные секторы и отрасли японской экономики.

Как ни удивительно, вплоть до недавнего времени каждому почтовому отделению негласно спускали план продаж. По сообщениям прессы, в одной из префектур директор местного почтового отделения, стремясь к выполнению назначенной ему квоты, раздобыл список 245 служащих местной больницы и за свой счет приобрел на каждого страховой полис, выложив для этого из собственного кармана 590 тыс. иен (порядка 5360 долл.). Обнаружив у себя извещение, подтверждающее заключение страхового договора, за который они, естественно, ничего не платили, служащие больницы стали жаловаться в почтовое ведомство, в результате чего и вскрылась "инициатива", проявленная директором отделения.

Несмотря на широко бытующие представления о сравнительно бесконфликтном характере японского капитализма с его наклонностью полюбовно решать спорные вопросы, страховые компании взялись (с тех пор как стало сравнительно просто и недорого вчинить судебный иск) за страхование местных корпораций от ущерба, наносимого им исками акционеров о некомпетентности управления (уголовно наказуемые деяния не подпадают под действие таких страховых договоров). Страховые компании обязуются возмещать корпорациями их судебные издержки и расходы на компенсацию ущерба, если суды выносят решения в пользу истцов. В 1998 г. таких судебных процессов было 240, что принесло страховщикам 5-6 млрд. иен в виде страховых взносов. Ряд страховых компаний предлагает держателям полисов при определенных условиях приобрести право на частичную оплату понесенных ими расходов на рециклирование бывших в употреблении бытовых приборов. Таким образом, страховая индустрия предлагает японским гражданам и корпорациям довольно высокий уровень защиты от самых разнообразных рисков и широкий спектр продуктов.

Затяжная депрессия 90-х, снижение стоимости активов, вызванное падением фондового рынка, цепь банкротств в реальном и финансовом секторах нанесли тяжелый удар по страховому бизнесу, но не смогли фатально ослабить его, напрочь лишив привлекательности в глазах новых инвесторов. Во многом это объясняется накопленным страховой отраслью запасом прочности и верой в будущее японской экономики.

Взаимосвязь между общеэкономической конъюнктурой и объемом операций по страхованию в разных сегментах не всегда бывает очевидной. Так, страхование морских грузов в 1999 г. сократилось на 3% буквально вслед за примерно таким же сжатием внешней торговли. Личное страхование от несчастных случаев в большей степени пострадало от падения доходов граждан. Вместе с тем рост рисков в непростой экономической ситуации создает мотивацию для заключения новых страховых договоров и приобретения соответствующего покрытия. В последние годы в Японии отмечена повышательная тенденция в страховании автомобилей и автогражданской ответственности. Нечто похожее, кстати говоря, наблюдалось и в России: сразу после августа 1998 г. автострахование находилось на подъеме - россияне стали чаще приобретать страховую защиту для средств автотранспорта после потери или обесценения других активов (например, банковских вкладов). В целом же сентябрь 2001 г. был в Японии 44-м месяцем периода, в течение которого сокращалось поступление премий в секторе страхования жизни.

Очень многое зависит от уровня доверия к страховым обществам. Серия крахов японских компаний страхования жизни (о чем речь пойдет в дальнейшем) заставила потребителей осознать, что страховщики смертны и подвержены банкротствам, как любые другие экономические субъекты. Страхователи стали гораздо требовательнее и разборчивее в выборе компании, начали уделять повышенное внимание изучению рейтингов, финансовых показателей, различных "путеводителей" по страховой отрасли. Усиленный интерес обнаружился и к страхованию в иностранных компаниях. В условиях, когда клиент стал изменять своим привычным привязанностям, оказалась востребованной и профессия страхового брокера.

Такой выглядела ситуация со стороны потребителей страховых услуг. Что до их поставщиков, то они давно уже ощущали нараставшие трудности, получали недвусмысленные сигналы о неблагополучии в сегменте страхования жизни. Традицию четырех предыдущих бескризисных десятилетий прервала объявившая о своей неплатежеспособности в апреле 1997 г. "Nissan Mutual Life Insurance" - компания, за которой стояли, по отчетам, активы в 42 млрд. долл. Затяжная стагнация экономики, кризис на фондовом рынке, падение котировок акций, входивших в инвестиционный портфель страховщиков, подорвали способность многих из них в полном объеме выполнять обязательства перед застрахованными и кредиторами. Обесценились - вследствие эффекта "сдутия финансового пузыря" - вложения страховых компаний в недвижимость (которая служила к тому же обеспечением кредитов, выданных страховыми компаниями).

Компании по страхованию жизни серьезно пострадали от процесса дефляции, низких или даже нулевых процентных доходов, банковского кризиса, сокращения платежеспособного спроса на страховые услуги. Не избежали убытков и СК, размещавшие свои резервы в иностранных активах. Когда иена укреплялась по отношению к доллару, это вело к обесценению активов в иеновом выражении. Правительство между тем активно побуждало национальных страховщиков приобретать иностранные долларовые облигации синхронно с усилиями министерства финансов по "опусканию" иены (которое повышало уровень конкурентоспособности японской продукции на международных рынках). Сообщалось, что один из высокопоставленных чиновников лично обзванивал руководителей компаний по страхованию жизни, призывая их вкладывать деньги в иностранные ценные бумаги, деноминированные в долларах, что они и делали.

Позднее наблюдалась противоположная тенденция сброса иностранных акций японскими компаниями страхования жизни, как из-за опасения курсовых потерь, так и ради получения средств для выполнения текущих обязательств и платежей. В 2000 г. впервые за пять лет этих бумаг было продано на 93 млрд. иен больше, чем приобретено (соответствующие цифры составили 4.695 трлн. и 4.602 трлн. иен, при том, что значительная часть оборота пришлась на сделки между самими страховщиками).

Самые серьезные последствия имел так называемый негативный спрэд - разрыв между фактическими инвестиционными доходами (которые упали) и превышавшими их обязательствами по выплатам держателям полисов страхования жизни. Если 10-15 лет назад, когда экономический горизонт казался ясным, ожидаемый (и документально зафиксированный) годовой доход по долгосрочным полисам страхования жизни и частного пенсионного страхования составлял 6%, то в начале нового столетия в условиях дефляции и нулевая ставка оказывалась обременительной или даже неподъемной для многих местных СК. По оценке эксперта "Fitch Japan", ежегодно негативный спрэд съедал у страховой отрасли 12 млрд. долл. активов.

В своей деятельности страховщик имеет дело с различными рисками. На некоторые из них (например, риск смерти застрахованного по договору страхования жизни) он практически не в состоянии повлиять. Но он обязан не только рассчитывать инвестиционные риски, но и управлять ими. С 1999 г. агентство "Standard & Poor's" понизило рейтинги 13 японских компаний страхования жизни и только для трех повысило их. Каждый очередной крах японского страховщика жизни сопровождался оттоком пенсионных денег, ранее переданных в управление СК.

В течение ряда лет наблюдается миграция капиталов и клиентов, толчок которой дал процесс досрочного расторжения (по инициативе страхователей) большего, чем обычно, числа договоров страхования жизни и сокращения числа вновь заключаемых, обескровливающий страховую отрасль.

Если отвлечься от макроэкономических сюжетов, то сегодня главная проблема японской страховой индустрии состоит в восстановлении доверия со стороны потребителей, а основная трудность - в практической невозможности корректировать объявленные ранее доходы по страховым полисам. Последнее губительно для репутации, хотя в строгом смысле слова не противоречит существующему законодательству. Согласно принятой деловой этике, подобного шага могут ожидать разве что от компаний, уже всплывающих брюхом вверх. Поэтому выплата меньшего, чем было обещано, инвестиционного дохода немедленно интерпретируется как сигнал тревоги, предвестник реструктуризации компании. Некоторые национальные страховщики высказывали мнение, что, поскольку именно правительство своей финансовой политикой создало эту проблему, то оно и должно принять компенсирующие меры, и выпустить государственные купонные облигации с уровнем доходности, достаточным для выполнения страховщиками их обязательств.

Представители регулирующих и надзорных инстанций смотрят на ситуацию иначе. Агентство по надзору за финансовыми операциями (АФО, английская аббревиатура - FSA) настаивало на том, чтобы снижение обещанного процента доходности сопровождалось выполнением компаниями определенных условий. Сюда входят: предоставление потребителю полной информации о своем финансовом положении, получение согласия держателей полисов (или их выборных представителей) на снижение процентных ставок, участие судебных органов в урегулировании возникающих споров. Логика АФО гласит: прежде чем наступать на интересы страхователей, компании должны отчитаться о предпринятых шагах по сокращению издержек и повышению эффективности операций. Другими словами, от страхового бизнеса требуют большей прозрачности, что актуально для всей японской экономики.

Жизнь японских страховщиков усложняется настолько, что они готовы уже "отдаваться" иностранным владельцам и менеджерам. Правительство не спешило с предоставлением права снижать объявленный ранее инвестиционный доход, опасаясь спровоцировать еще более серьезный отток клиентов и подорвать устойчивость страховой индустрии в целом, особенно после череды громких банкротств. Агентство "Standard & Poor's" также предупреждает, что уменьшение выплат содержит признаки дефолта. В то же время страхователи, разрывающие договоры, несут большие потери, поскольку в таком случае они получают страховую сумму с дисконтом, размеры которого превышают масштабы сокращений инвестиционного дохода. Поистине гамлетовский вопрос: сокращать или не сокращать выплаты по договорам страхования?

Нараставшие трудности, связанные с выполнением обязательств по страховым контрактам, заставили учредить в начале 1998 г. Корпорацию по защите интересов держателей полисов страхования жизни ("Life Insurance Policyholders Protection Corporation") - своеобразный отраслевой пул с мандатом, действовавшим до марта 2001 г. В корпорацию передавались как пассивы, так и активы банкротов. Таким образом, компенсации и возмещения по зависшим договорам страхования сопровождались передачей страховых портфелей, то есть готовой клиентской базы.

Прекращение деятельности ряда компаний страхования жизни, с одной стороны, расчистило поле для сильнейших операторов, а с другой -возложило на них бремя выплаты частичных компенсаций клиентам злополучных компаний. Лидеру "Nippon Life" крах выше упомянутой "семерки" обошелся в 160 млрд. иен - именно такую сумму пришлось внести в отраслевой пул, что составило 20% его величины. При этом известные гарантии выплат (до определенного лимита) предоставлялись только по рисковым полисам страхования жизни и медицинскому страхованию, а не по такому спекулятивному продукту, как страховые договора с нефиксированным страховым доходом.

Однако, сколь бы велики ни были убытки, они не стали катастрофичными для отрасли в целом. Тем более, что мартиролог японского страхового сектора включает в себя в основном компании страхования жизни. Устоявшие на рынке операторы способны и впредь выполнять в полном объеме взятые ими ранее на себя обязательства самостоятельно, не апеллируя к государству и не залезая в карман к налогоплательщику.

В июле 2001 г. "Nippon Life" объявила о предстоящем увеличении своего капитала с 2 до 3 трлн. иен с целью продемонстрировать рынку и клиентам свое финансовое здоровье. Институциональные инвесторы, судя по всему, готовы произвести новые инъекции в эту компанию, учитывая, что размер полученной ею в 2000 г. прибыли вдвое перекрывал негативный спрэд (619 млрд. иен против 320 млрд.). Заимствуя средства на открытом рынке, компания сохраняет свой портфель ценных бумаг - акций и облигаций. "Mitsui Mutual Life" и "Asahi Mutual Life" также озаботились укреплением своей капитальной базы: они планируют привлечь соответственно 35 млрд. и 50 млрд. иен. К этому вынуждают и введенные в Японии новые правила исчисления маржи платежеспособности. Отныне там принимается во внимание не номинальная, а рыночная стоимость ценных бумаг, находящихся во владении страховой компании.

Некоторые страховые компании решились-таки на умеренное повышение тарифов, то есть стоимости страховых полисов. Такое в японском страховом мире, где так боятся ухода клиентов, случается редко. Параллельно национальные СК встали на путь предоставления новых страховых услуг и продвижения тех страховых продуктов, на которые есть спрос. В частности, приобрели популярность комбинированные договоры страхования, покрывающие различные виды рисков, с предоставлением страхователю права самому распределять между ними уплачиваемую им премию. Однако запуск новых программ требует значительных средств, продолжительного времени и квалифицированного персонала, которые найдутся далеко не у каждой, даже крупной страховой компании.

Нынешнее состояние японского страхового сектора - во многом результат долго действовавшей системы регулирования и надзора. К ее кардинальному пересмотру приступили больше десяти лет назад. С начала 90-х годов в Японии, в частности, стали стремиться к такому положению, когда различные сегменты индустрии финансовых услуг, включая страхование, получали бы право на работу в смежных отраслях - в режиме взаимного доступа.

Важнейшим шагом, направленным на стимулирование конкуренции и деловой активности в страховом секторе, стало снятие перегородки между страхованием жизни и другими видами страхования. Не отказываясь от специализации, СК могут создавать дочерние фирмы для проведения операций в смежной области, включая так называемый третий сектор. По японской классификации - это страхование от рака, медицинских расходов и расходов на медицинский уход.

Эксперты считают "третий сектор" весьма перспективным и ожидают увеличения его емкости в предстоящее десятилетие на 10 трлн. иен, исходя из возрастной структуры общества и неосвоенности этой сферы страхования. Открытие "третьего сектора" обеспечивает привлечение дополнительных финансовых ресурсов в общенациональную систему медицинского страхования, которая в последние годы сталкивается с острым дефицитом средств, заставляющим повышать стоимость страхования и сокращать уровень предоставляемой страховой защиты. Причем речь идет здесь о "длинных деньгах": полисы медицинского страхования рассчитаны в среднем на 10 лет.

Нововведения, открывающие перед японскими страховыми компаниями дополнительные возможности, одновременно влекут за собой и ужесточение контроля над ними. Отныне страховщики обязаны представлять в надзорные инстанции не только годовую, но и квартальную отчетность. Падение числа вновь заключаемых договоров страхования либо рост числа расторгаемых договоров могут стать основанием для предписания о приостановке деятельности конкретной СК.

До кризиса страховые компании, как уже упоминалось, даже не ставили вопрос о санкционировании продаж через банковские отделения. Вялая или отрицательная динамика продаж, а также перенос на японскую почву западного опыта заставили обратить самое серьезное внимание на этот канал сбыта. С апреля 2001 г. официально разрешена продажа некоторых страховых продуктов через банковские отделения, то есть вводится практика, давно уже укоренившаяся в других странах (во Франции, например, до 60% страховых полисов сбывается через "банковские окна"). Клиенты японских страховых компаний могут заключать через банки долгосрочные страховые договоры (например, страхования жизни и от огня), приобретать полисы ипотечного страхования, а также краткосрочные продукты туристического страхования. Такой порядок введен вопреки противодействию СК, занимающихся страхованием жизни (они должны будут теперь выплачивать комиссию банкам), а также профсоюзов, объединяющих страховых агентов.

Между тем доступ к сети банковских отделений открывает перед страховщиками немалые возможности для расширения географии их продаж. Если, к примеру, рыночная доля "Nippon Life" составляет 20%, то некоторые региональные банки, начавшие предоставлять для этой компании свои каналы сбыта, контролируют до 50% местных рынков финансовых услуг.

После снятия запрета на приобретение банками акций страховых компаний открылись новые возможности для взаимодействия этих финансовых учреждений, которые не ограничивались бы только сферой сбыта, для формирования кластеров банк-страховая компания. "Daido Life" - компания средних размеров, занимающаяся страхованием жизни, и в том числе налоговых аудиторов, через которых она получает готовый выход на корпоративных клиентов, достигла в феврале 2001 г. договоренности о перекрестном владении акциями с банком "Asahi". Вслед за обменом акциями логично ожидать соглашения о сотрудничестве в области обслуживания общих клиентов. Банк приобрел, таким образом, нового акционера и неспекулятивиого инвестора - страховую компанию с положительными финансовыми показателями, а последняя - доступ к клиентской и ресурсной базе банка "Asahi" и его "банковским окнам". Аналогичная модель осваивается "Meji Life Insurance" и "Bank of Tokyo-Mitsubishi". Созданием интегрированного пространства для деловых операций достигаются дополнительные удобства для клиента.

Облегчена процедура акционирования обществ взаимного страхования (demutualisation). Ранее это было практически невозможно, хотя многие ОВС таковыми по сути дела уже и не являлись. Статус акционерного общества предполагает большую открытость и возможность выхода на фондовый рынок, но одновременно - и подотчетность акционерам.

Упрощен запуск новых страховых продуктов. Как выяснилось, невзирая на масштабы отрасли и достигнутые объемы операций, японские страховщики оказались неготовыми к инновациям на освобождаемом от излишней регламентации рынке. Им часто не удавалось рассчитать экономически оправданный уровень тарифов (премий) и избежать убытков от введения в оборот "реформированных полисов" (неудивительно, что национальные страховые компании стали после этого прибегать к услугам иностранных актуариев). Испытывая затруднения при разработке новых полисов, японские страховщики шли по пути расширения перечня рисков, покрываемых уже действующими договорами страхования.

Перемены коснулись и Агентства по надзору за финансовыми операциями. С 2001 г. оно следует новому правилу - в обязательном порядке публикуются комментарии и разъяснения к нормативным документам, что призвано обеспечить большую степень прозрачности, особенно при передаче активов проблемных страховых компаний в управление другим страховщикам. Ранее служащие Агентства давали только устные ответы на поступающие запросы, решая вопросы на индивидуальной основе. Единая интерпретация закона, таким образом, отсутствовала. Перемены пришли извне. Канадская "Manulife Century Life Insurance" как-то направила письменный запрос в японский Минфин по поводу отсутствия ясных критериев для отбора компаний, которым передаются имущество и обязательства японских страховщиков, испытывающих трудности. Данный вопрос стал вскоре предметом обсуждения между премьер-министрами Японии и Канады, после чего и был достаточно быстро улажен на условиях, которые удовлетворили иностранные компании.

Приведенный эпизод иллюстрирует тот факт, что реформирование системы регулирования страхового бизнеса (как и смежных секторов сферы финансовых услуг), упорядочение системы работы с поднадзорными компаниями происходит в Японии под сильнейшим давлением со стороны других государств. Можно тем не менее заключить, что Японией в целом демонстрируется восприимчивость к требованиям открытия рынка для всех участников, установления четких и понятных правил, которые оставляют меньше возможностей для закулисных сделок. Легко себе представить, что если бы японскими страховщиками был взят на вооружение арсенал наших домашних "защитников" отечественного потребителя от иностранной конкуренции (они же - сторонники строго дозированного доступа трансграничного капитала в российский страховой бизнес), то оставался бы закупоренным не только хилый российский, но и емкий японский рынок. Ибо их главная цель - не развитие, а самосохранение.

Японские регуляторы пересматривают многие из устоявшихся правил и нормативов и совсем не обязательно с оглядкой на реакцию операторов-нерезидентов. В феврале 2001 г. АФО поставило вопрос об отмене прежнего порядка, обязывавшего страховые компании, занимающиеся страхованием жизни, направлять 80% полученной премии и инвестиционного дохода на выплату дивидендов держателям полисов, а 20% - в резервы. Такая пропорция должна измениться, поскольку она препятствовала укреплению капитальной базы СК, особенно в период спада и стагнации.

Расширяется и спектр инвестиционных возможностей: при расчете коэффициента платежеспособности СК отныне учитываются и их вложения в акции предприятий, не зарегистрированных на бирже, ценные бумаги иностранных компаний. Растущее число японских страховщиков задействует схему альтернативных инвестиций. Альтернативными они называются потому, что подразумевают размещение средств в иные, нежели японские облигации с фиксированным доходом и акции японских компаний, инструменты. "Альтернативщики" доверяют свои средства сразу нескольким инвестиционным фондам и компаниям "заморского" базирования, что ведет к диверсификации рисков. "Sumitomo Life" в течение 2000 г. разместила свыше 300 млрд. иен из своих страховых резервов согласно этой модели и собирается в будущем финансовом году добавить к этой сумме еще 200 млрд. иен.

Другие изменения в системе регулирования и надзора за страховой отраслью включают в себя или предполагают:

- завершение перехода на международные стандарты учета и отчетности;

- приватизацию почтовой системы страхований, которую считают пережитком "финансового социализма";

- развитие института страховых брокеров (ранее, в условиях прикрепленности к определенной СК, в брокерах не было особой необходимости);

- внедрение более гибкой системы изменения тарифов и модификации страховых продуктов;

- снятие ограничений на деятельность страховщиков в сфере паевых инвестиций.

Реформа системы сбыта, значение которой для страховой отрасли не надо объяснять, не ограничивается использованием "банковских окон" для продажи страховых продуктов. С апреля 2001 г. ушла в прошлое практика следования единому размеру комиссионных для всех агентств, занимающихся продажей страховых продуктов (и почин здесь положила известная своими новаторскими устремлениями "Nippon Life"). Участники рынка взяли курс на укрупнение сбытовых подразделений, на которые перекладываются некоторые статьи расходов (например, на компьютерное оснащение и программное обеспечение), что вынуждает слабейшие агентства закрываться.

Явочным порядком (то есть без предварительных консультаций с руководителями и владельцами агентских сетей) внедряется новая, менее щедрая шкала расценок. Но сбытовики не мирятся с ролью безропотных исполнителей чужих решений. Некоторые из них претендуют на равный статус со страховыми компаниями, которые рассматриваются уже не как хозяева, отдающие распоряжения, а как деловые партнеры. Страховые агенты стали предлагать свои услуги ряду компаний, в том числе и конкурирующих друг с другом. Руководители сетей дистрибуции учредили независимый от страховых компаний центр подготовки персонала, нечто совершенно новое для страны.

Кажется достойным удивления, что в такой компьютеризированной стране, как Япония, за распространение страховых продуктов через Интернет местные страховщики взялись только в сентябре 1999 г. (первой это сделала "Sony Assurance", дочерняя страховая фирма "Sony Corp".). Онлайновые продажи позволяют снизить расходы на сбыт страховых продуктов, а также цену приобретения страхования, что сразу оценили японские потребители. Они снижают и зависимость от страховых агентов.

С 1998 г., то есть еще до серии громких банкротств, был снят ряд ограничений на деятельность иностранных страховщиков в стране. Для получения разрешения на проведение страховых операций иностранный страховщик должен быть зарегистрирован и не менее трех лет работать на своем отечественном рынке, а также закончить предыдущий финансовый год с прибылью. (В России к страховщикам-нерезидентам применяются более суровые требования, которые распространяются даже на гражданство главбуха.)

Нелишне заметить, что ныне наблюдается не первое пришествие иностранцев в сектор страхования жизни. В 70-е годы здесь появились "American Life" и "American Family Life", а в конце 80-х в период "экономики пузыря" - другие глобальные игроки. Однако закрепиться на рынке, где доминировали гигантские японские страховые корпорации, найти дорогу к японскому потребителю (другой категорией клиентов были иностранцы, работающие в стране) в условиях многочисленных ограничений иностранцам было крайне сложно.

Теперь зарубежные компании изменили тактику. Они активно прибегают к поглощениям и объединениям, что делает возможным приобретение сложившейся клиентской базы и отработанных каналов сбыта. Начиная с ноября 1999 г., когда французская "Artemis" стала собственницей "Aoba Life", уже 9 западных страховых фирм выкупили ряд местных, в основном малых и средних, компаний страхования жизни, чья совокупная доля на рынке, по некоторым подсчетам, приближалась к 10%.

Всемирно известная марка, проверенная управленческая технология, динамичный маркетинг, отработанные страховые продукты, конкурентоспособные тарифы (ниже японских на 16-25%) - все эти факторы позволили таким компаниям, как "American Home Assurance" (входящей в состав "American International Group" (AIG), известной своей агрессивностью на новых и поднимающихся рынках), "Zurich Insurance" (которая также присутствует на российском страховом рынке как "Цюрих Русь"), "Winterthur Swiss Insurance", "Royal & Sun Allience Insurance" собрать уже в 1998 фин. г. страховых премий соответственно на 7.1 млрд. иен, 4.2, 2.9 и 2.1 млрд. иен. Успешно продвигает свои продукты на японский рынок и итальянская "Assicurazioni General! SpA" (табл. 3).

Вливание свежей крови в японскую страховую индустрию за последние два с небольшим года происходило не только через процесс поглощения. Те компании, которые сохранили самостоятельность и собственную марку, а таковых большинство, встали на путь создания альянсов или партнерств с западными страховщиками, приобщаясь к передовым методам менеджмента, новейшим технологиям страхования и привлекая при этом немалые финансовые ресурсы. Однако под влиянием иностранной конкуренции им пришлось в ряде случаев идти на серьезное снижение тарифов. Так, "Yasuda Fire & Marine", занимающая второе место по сбору премий в Японии, сделала 10%-ную скидку на стоимость своих страховых полисов по автострахованию.

В партнерстве с зарубежными страховщиками японские компании решают свои конкретные управленческие задачи. Так, "AXA", транснациональный гигант французского происхождения, оказал "Nippon Dantai Life" помощь в налаживании эффективного управления активами и пассивами, разработке новых страховых полисов, прежде всего аннуитетов с переменным доходом, постановке актуарного дела и внедрении новых информационных технологий. Благодаря новым владельцам из "AXA", японской компании удалось повысить свой рейтинг и восстановить платежеспособность. В первой половине финансового года, завершившегося в марте 2001 г., франко-японский страховщик зафиксировал рост поступления премий на 12%, а числа держателей полисов - на 43%.

Удачный опыт побуждает французского страховщика готовить почву для приобретения еще одной японской компании.

Только в феврале 2001 г. была, наконец, окончательно оформлена сделка между "AIG" и "Chiyoda", причем последней до этого не помогли ни правительство, ни ее старый партнер - банк "Tokai". Американский транснационал выделил на укрепление капитальной базы японской компании 60 млрд. иен и поделился с ней своими фирменными продуктами.

Вскоре после этого японский суд согласился с предложением очередного банкрота - "Kyoei Life" - возложить ответственность за финансовое оздоровление последней на японскую "дочку" другой американской страховой компании - "Prudential-USA". Обязательства "Kyoei" составляли к тому моменту 42.2 млрд. долл.

Другой "Prudential", крупнейший британский страховщик, в январе 2001 г. стал фактическим владельцем "Orico Life", заплатив за это 133 млн. ф. ст. В отличие от своего североамериканского родственника, который проводил "спасательную операцию" в отношении "Kyoei Life", английской "Prudential Pie" досталась финансово благополучная страховая компания, которая предоставляла, как заявляли новые менеджеры, "идеальную и прочную платформу для органичной экспансии и агрессивной тактики продаж по новым каналам".

Европейские страховщики, как видим, также сумели выгодно позиционироваться на рынке. Кроме уже упоминавшихся "AXA", "Assicurazioni Generali", "Prudential Pie", это и немецкий "Allianz", который выходит с таким своим фирменным продуктом, как страхование кредитов. Через дочерние компании "Allianz" стал соучредителем -вместе с торговым домом "Marubeni" - страховой компании по страхованию кредитов "Hermes and Euler Credit Services (Japan) Ltd", которая приступила к проведению операций в первом квартале 2001 г. Сходную услугу, а именно перестрахование рисков непогашения дебиторской задолженности, предлагает в сотрудничестве с "Tokio Marine & Fire" и швейцарский перестраховщик "Swiss Re". Наличие надежнейшего перестраховочного звена стало тем рычагом, который позволил "Tokio Marine & Fire" как первичному страховщику в 10 раз увеличить объем принимаемой на себя страховой ответственности, в том числе за операции японских корпораций в США и Европе.

Свои шансы на японском рынке ищут не только гиганты, но и компании второго эшелона. Показателен пример канадской "Manulife", не входящей в число 10-ти ведущих компаний своей страны (в Канаде доминирующие позиции занимают иностранные страховые корпорации). В Японии, а также на других азиатских рынках канадская компания стала получать даже большие прибыли, чем у себя дома, что привело к повышению котировок, ее акций и в Новом Свете. "Manulife" поставила себе задачу увеличить присутствие на японском рынке страхования жизни вдвое - до 2%. Цель представляется достижимой - невзирая на низкую конъюнктуру и отсутствие перспективы близкого подъема экономики, еженедельно тысячи японцев приобретают полисы, выпущенные канадской фирмой.

В эпоху глобализации само разделение страховщиков исключительно по национальному признаку становится все более условным, что демонстрируют компании Нового и Старого Света, работающие на японском рынке.

Некоторые западные компании, впрочем, терпели неудачу и уходили с японского рынка, как, например, "Allstate Property and Casualty Insurance Japan". Развернув операции по прямым продажам полисов автострахования в апреле 1999 г., компания уже к январю следующего решила выйти из этого бизнеса - ей не удалось заключить достаточного для оправдания произведенных затрат числа договоров.

Потерпела фиаско и инвестиционная компания "Claremont Capital Holdings", взявшаяся было за оздоровление "Taisho Life", причем японские менеджеры первой были впоследствии обвинены в растрате 8.5 млрд. иен. из фондов страховой компании. В итоге в августе 2000 г. "Taisho Life" объявили банкротом. Однако на ее наследство (портфель страхований включал 220 тыс. договоров) объявились новые претенденты, а именно "Softbank" и "Yamato Mutual", причем и здесь не обошлось без иностранного участия. В лице американской "InsWeb" (компании, занимающейся онлайновым страхованием, в которую ранее "Softbank" инвестировал 65 млн. долл.) просматривался третий участник этого многоярусного СП (которое стало выступать под новым названием - "Azami Life"). Необычность его наблюдатели увидели в попытке извлечь синергетический эффект из "скрещивания" неплатежеспособной страховой компании и инкубатора интернет-технологий (так иногда именуют "Softbank", специализирующийся на работе с техноакциями и венчурными фондами).

Данный случай, однако, органично вписывается в отмеченную выше тенденцию интеграции и переплетения различных сегментов индустрии финансовых услуг. Здесь также можно найти пример совершения набега на сегмент старой экономики компанией, представляющей экономику новую.

Эксперты не торопятся оценивать успешность действий иностранных компаний на японском страховом рынке. Будет ли в итоге опровергнуто мнение, что стратегические альянсы между японскими и зарубежными компаниями, как правило, нежизнеспособны? Перемены и трансформации даже в отдельно взятом страховом секторе показывают, насколько иной становится Япония.

Движущей силой реорганизаций, слияний и поглощений, создания межфирменных альянсов (примеры которых в изобилии дает японская страховая отрасль) выступает необходимость модернизации страхового дела, сокращения издержек, повышения прозрачности и инвестиционной привлекательности страхового бизнеса, качества страховых продуктов, усиления конкурентоспособности - и все это в условиях низкой деловой конъюнктуры, неопределенности перспектив развития японской экономики.

Борьба за долю рынка или просто выживание может вестись японскими страховщиками либо в тандеме с иностранными компаниями, либо против них.

Заключение

Полагают, что возможности для выхода иностранных компаний на японский страховой рынок близки к исчерпанию. "Иностранцы, у которых были серьезные намерения, уже здесь", - писала "Financial Times" (28.03.2001), перечисляя уже сложившиеся или находящиеся в стадии формирования "деловые пары" японских операторов и их западных спонсоров: "АХА" - "Nichidan", "AIG" - "Chiyoda", "Aetna" - "Heiwa Life". "Prudential" - "Kyoei Life".

Однако передел страхового рынка Японии еще не завершен. Как полагают эксперты, сейчас на очереди схватка за менее крупные страховые компании, что предвещает поляризацию японского страхового рынка. В 2000 фин. г. в секторе общего страхования именно крупные компании демонстрировали рост поступления премий. Процесс концентрации, усиливающий интернационализацию и глобализацию японской страховой отрасли, нуждается в масштабных объектах для своей материализации. При мелких сделках расходы, связанные со слияниями и поглощениями, не окупаются.

Как бы то ни было, можно прогнозировать в дальнейшем либо восстановление позиций, утраченных японским национальным капиталом в страховом секторе, либо переход контроля над японскими СК (то есть компаниями, зарегистрированными в Японии, независимо от их национальной принадлежности) от одних зарубежных собственников к другим. Скорее всего, два этих процесса будут переплетаться.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий