регистрация / вход

Особенности развития детей-билингвов

Билингвизм и его классификация. Слово «билингвизм» происходит от двух латинских: bi – «двойной», «двоякий» и слова lingua – «язык». Таким образом, билингвизм

Билингвизм и его классификация.

Слово «билингвизм» происходит от двух латинских: bi – «двойной», «двоякий» и слова lingua – «язык». Таким образом, билингвизм – это способность владения двумя языками. Отсюда, билингв – человек, который может разговаривать на двух и более языках. Однако к знанию более двух языков можно отнести и многоязычие , другими словами мультилингвизм. Особенность мультилингвизма заключается в том, что оно бывает двух видов – национальное (употребление нескольких языков в определенной социальной общности) и индивидуальное (употребление индивидуумом нескольких языков, каждый из которых предпочитается в соответствии с определенной коммуникативной ситуацией).

В психолингвистике обозначают приобретение и владение очередности языков: Я1 – первый язык или родной и Я2 – второй язык или приобретенный. Второй язык иногда впоследствии может вытеснять первый, если он является доминантным в данной языковом окружении. Различают два вида билингвизма:

1) естественный (бытовой)

2) искусственный (учебный).

Естественный билингвизм возникает в соответствующей языковой среде, которая включает в себя радио и телевидение при спонтанной речевой приктике. Осознание специфики языковой системы может не происходить. Второй язык при искусственном билингвизме осваивается в учебной обстановке, при этом необходимо использование волевых усилий и специальных методов и приемов.

В зависимости от критериев, которые кладутся в основу классификации, выделяют несколько типов билингвизма:

1. По возрасту , в котором происходит усвоение второго языка, различают билингвизм ранний и поздний. Ранний билингвизм обусловлен жизнью в двуязычной культуре с детства (включает в себя родителей, говорящих на разных языках, или переезд из одной страны в другую); поздний билингвизм – изучение второго языка происходит в старшем возрасте уже после освоения одного языка.

2. По количеству осуществляемых действий , то есть сам человек почти не говорит и не пишет на иностранном языке, лишь приблизительно понимая иностранню речь. В таком случае выделяют репродуктивный (воспроизводящий) билингвизм, включающий восприятие (способность пересказывать) текст иностранного языка, и воспроизведение прочитанного или услышанного. Продуктивный (производящий) билингвизм – способность понимать и воспроизводить иноязычные тексты, а также производить их самому. Другими словами, билингв может конструировать слова, словосочетания и предложения, как устно, так и письменно при продуктивном билингвизме.

Е.М.Верещагин называет еще одним критерием классификации билингвизма соотнесенность двух речевых механизмов между собой, когда обе языковые системы могут функционировать независимо друг от друга, или могут быть связаны между собой во время акта речи:

- чистый билингвизм (примером чистого билингвизма может быть случай, когда в семье используется один язык, а языком общения на работе, в магазине, транспорте и других общественных местах является другой язык);

- смешанный билингвизм , при котором языки свободно заменяют друг друга, а между двумя речевыми механизмами, относящимися к порождению разноязычной речи, возникает связь.

В науке существуют другие критерии разграничения типов билингвизма:

Бытовой билингвизм - явление распространенное, так как миграции народов смешивают языки. В данную эпоху в русском языке присутствует большое число англицизмов, наличие которых не является ни оправданным, ни точно переведенным с английского языка: "Хот-дог", "Хай-райз", "Hot line" — переводится как "горячая линия" хотя это — "срочная связь" и т.п.

Явления смешения языков наблюдаются давно, они значительно усиливаются в последние годы, так как процессы миграции населения планеты в целом становятся все интенсивнее.

Эти факторы оказывают существенное влияние на развитие речи у детей, затрудняют выявление нарушений речевого развития и, следовательно, организацию своевременной логопедической помощи. В связи с этим возникает необходимость проанализировать закономерности нормального и нарушенного развития речи и языка. Будучи средством выражения мыслей людей в процессе их общения, речь становится основным механизмом мышления.

Л.С. Выготский в своем фундаментальном труде «Мышление и речь» заложил теоретическую базу для развития отечественной психолингвистики, данные которой все шире используются частными методиками обучения.

Считается, что уже в возрасте 4 - 5 месяцев у ребенка возникают ритмические предпосылки для синтагматической организации речи, которые заключаются в соединении отдельных артикуляций в линейную последовательность с модуляцией по тембру и высоте. Возникает лепет, то есть первичное звуковое оформление доречевых реакций ребенка.

По мнению Н.И. Жинкина, появление лепета в виде «псевдослога», соответствующего слоговой структуре, означает, что у ребенка сформировался физиологический механизм слогообразования, автономный по отношению к другим речевым механизмам. Формирование этого механизма «говорения» дает в дальнейшем возможность появления «некоего эквивалента слова», состоящего из нескольких слогов, объединенных мелодикой, единством последовательного уклада артикуляционных органов.

Согласно Н.И. Жинкину, мелодика и единство уклада артикуляционных органов при произнесении псевдослов становятся базовыми нейрофизиологическими механизмами развивающихся речи-языка, которые становятся речедвигательными стереотипами и ложатся в основу онтогенетической речевой памяти.

Овладение языковой системой перестраивает все основные психические процессы у ребенка; слово оказывается мощным фактором, качественно изменяющим психическую деятельность, совершенствующим новые формы внимания, памяти, воображения, мышления, а также деятельности (Л.С.Выготский, В.Н.Вагнер, И.А.Зимняя, А.Р.Лурия, А.А.Леонтьев, С.Н.Цейтлин и др.).

В исследовании А.Н.Гвоздева «Вопросы изучения детской речи» подробно освещены этапы последовательного овладения ребенком различными сторонами русского языка. Им освещена поэтапность усвоения структур предложений, разных частей речи, их грамматического и фонетического оформления, раскрыта закономерность закрепления навыков пользования различной слоговой структурой. Автор подчеркивает, что в норме развитие языковых компонентов претерпевает определенные изменения, хотя процесс усвоения родного языка протекает в очень короткие сроки.

Убедительно доказано, что дошкольный период от 3-х до 7-ми лет является одним из главных в речевом развитии ребенка. В это время отмечается значительный рост словарного запаса.

У детей растет опыт речевого общения и на его основе формируется чувство языка. Именно чувство языка подсказывает ребенку место ударения в слове, грамматический отбор, способ сочетания слов в предложениях. Закрепляются навыки словообразования разными способами: суффиксальным, префиксальным и т.д. Усвоение предметного, глагольного словаря и словаря признаков проходит параллельно с овладением грамматическим строем языка. Уже в 3 года дети употребляют винительный падеж с предлогом «под», родительный падеж с предлогом «через», «без», «для», «после». От 3-х до 4-х лет усваивается родительный падеж с предлогом «до» для обозначения предела: «до леса», с предлогом «вместо». Начиная с 3-х лет, у детей наблюдается активное формирование произносительной стороны речи. Дети не только правильно произносят ряд 17 звуков (гласные, согласные раннего и среднего онтогенеза), но и начинают их постепенно различать в своей и чужой речи, то есть формируется фонематическое восприятие. Уже к 3-м годам, употребляя новые лексико-грамматические категории, дети постепенно усваивают согласование прилагательных с существительными в косвенных падежах, предложные конструкции. На 7-ом году жизни дети используют распространенные предложения, конструкции из сложносочиненных и сложноподчиненных предложений со всеми видами придаточных.

Так, в развивающейся языковой способности ребенка формируется несколько систем эталонов нормы языка: система эталонов на восприятие ритмико-мелодической структуры, система эталонов на восприятия корней полнозначных слов, система эталонов на восприятие словообразовательных аффиксов, система эталонов на восприятие флексий, предлогов, служебных слов и пр.

"Чувство языка" основывается на появлении эталонов языковых форм, моделей (фонетических, лексических, грамматических). В процессе восприятия и порождения речи происходит сравнение речи с имеющимися у ребенка эталонами. Если речевой факт совпадает с эталоном, то он воспринимается на основе "чувства языка" как правильный. В случае такого совпадения у ребенка возникает чувство неправильности данной речевой формы.

Языковой опыт, знания о языке и чувство языка по мере развития речи начинают формировать у детей особую психологическую систему — языковую компетенцию. Л.И. Божович считает, что «чувство языка является интуитивным компонентом, возникающим и развивающимся на «стыке» речевого опыта и строгих знаний».

К вопросу о двуязычии

Особый интерес для психологии и лингвистики представляют билингвы и полиглоты. Среди билингвов, для которых родной язык русский, в начале ХХI века выделяется группа лиц с русским языковым наследием. К их числу относятся дети эмигрантов из стран бывшего СССР, которые наравне с русским владеют ещё и другими языками.

Сейчас необычайно популярно учить маленьких детей иностранному языку, как правило, английскому. Результаты такого обучения неизменно оказываются весьма плачевными. Да, ребёнок может знать иностранные слова, и даже довольно много, может петь песенки на английском языке, но он не способен сказать ни одной фразы самостоятельно.

К сожалению, и знание слов у малышей довольно однобокое - слова у них намертво привязаны к переводу, что абсолютно недопустимо в свободной речи, полностью отсутствуют многозначные слова, которые являются самыми употребимыми, - одним словом, лексика у них нежизнеспособна и способность билингвизма остается под вопросом.

Реальный билингвизм может возникнуть только в одном случае: если ребёнок в равной степени контактирует как с родным языком, так и с иностранным, причём не в ситуации урока, а в реальной языковой среде. Для этого не обязательно вывозить ребёнка из страны - можно воспользоваться рецептом, который был популярен в России до революции: детей воспитывали бонны-англичанки и гувернёры-французы, так что билингвизм в дворянской среде был типичным явлением.

Согласно последним исследованиям британских ученых, раннее изучение второго языка способствует развитию той части мозга, которая ответственна за беглость речи. Этот эффект особенно заметен, — утверждают ученые, — если второй язык начать осваивать в возрасте до пяти лет.Исследования обнаружили, что у двуязычных людей образуется больше серого вещества в нижней части теменной области коры головного мозга. Чем позже начать освоение второго языка, тем менее проявляется эта особенность. Именно серое вещество мозга отвечает за анализ информации. Хотя «пластичность» серого вещества известна уже давно, процессы изменения вещества мозга под воздействием определённых воздействий до сих пор остаются плохо изученными. Новые результаты показывают, как изучение второго языка может влиять на структуру мозга, особенно в раннем возрасте.

По данным ряда исследователей, билингвов в мире больше, чем монолингвов. Известно, что около 70 % населения земного шара в той или иной степени владеют двумя или более языками.

Считается, что двуязычие положительно сказывается на развитии памяти, умении понимать, анализировать и обсуждать явления языка, сообразительности, быстроте реакции, математических навыках и логике. Полноценно развивающиеся билингвы, как правило, хорошо учатся и лучше других усваивают абстрактные науки, литературу и другие иностранные языки.

Были проведены интересные исследования: при помощи двух групп младенцев, компьютерного монитора, аудиоколонок и пары видеокамер психологи Агнес Ковач и Жак Мелер из Италии сумели доказать, что уже в 12-месячном возрасте билингвы (которые, разумеется, еще не умеют говорить, а только слушают родительские разговоры) сообразительней сверстников. Результаты эксперимента оказались столь ошеломительными, что их взялся опубликовать самое серьезное научное издание в мире - журнал Sience. Детям ни много ни мало предлагали решить в уме задачу из области структурной лингвистики. Дети усаживались в комнату, где их ничто не отвлекало от монитора. Само собой, ничего особенного от младенцев не требовалось. Им всего-навсего предъявляли кукол на экране, а перед этим голос диктора произносил какое-нибудь ничего не значащее слово из трех слогов. Слова были двух типов. Если одинаково звучали первые два слога («КА-КА-пу», «БИ-БИ-ла», «МИ-МИ-го»), монитор показывал игрушку слева. Если первый и последний («КА-мя-КА», «ЗА-го-ЗА», «КА-бит-КА») — то справа. Картинка появлялась через несколько секунд после слова. Ученые ожидали, что дети, угадав закономерность, будут заранее переводить взгляд туда, где должна появиться картинка. Движения глаз записывала специальная видеокамера.

Потом подвели статистику. Как выяснилось, билингвам решить эту задачу проще (после слов типа «камяка» в 70 случаях из 100 они глядят в верном направлении — направо). У детей из «одноязыких» семей удачных попыток вышло даже меньше, чем ошибок: 40 против 60. Опыт, рассказывает Ковач, ставили в Триесте — итальянском городе рядом с границей Словении, где смешанные браки не редкость, и половина жителей свободно общается на двух языках. «70 процентов наших билингв — как раз дети из семей, где говорят на итальянском и словенском. Но мы не стали ограничиваться только такой ситуацией. В остальных 30 процентах случаев один язык — итальянский, а другой — английский, французский или какой-нибудь еще». Возраст испытуемых ученые выбрали сознательно. В эксперименте было важно избавиться от всего лишнего, в том числе от влияния сознания и учебы. В 12 месяцев дети только произносят первые слова. В 18 месяцев обычно уже накапливается словарь в 50 слов. И, само собой, чем дети старше, тем сильнее отличаются друг от друга. Пятилетнему, кстати, пришлось бы тяжелее: начнешь задумываться, что общего у «камитки» и «загозы», — пиши пропало. Полвека назад мало кому пришло бы в голову экзаменовать бессловесных младенцев бессмысленными словами. Считалось, что младенец — чистый лист, а раз так — что нового он сообщит ученым? Постановка вопроса сменилась с появлением знаменитой гипотезы Ноама Хомского, главного революционера в структурной лингвистике. Гипотеза гласит, что мозг ребенка обладает особым “языкоулавливающим устройством”, которое взрослые утрачивают (и поэтому им тяжелее даются языки). Новый опыт — хороший довод в пользу того, что так все и есть. Новорожденный, конечно, не держит в голове словарей итальянского и словенского. Зато в мозг от рождения вшита универсальная грамматика, общая для всех языков (в том числе и вымышленных, как в эксперименте). «Устройство» само устанавливает правила для речи, которую ребенок слышит — и дальше ограничивает себя этими правилами.

У билингв, по идее, «устройство» не просто поглощает вдвое больше информации. Еще оно запускает специальный механизм, чтобы сравнивать и разделять два языка. То есть видеть структуру, не вникая в смысл, свободно жонглировать абстракциями — в обход сознания. Такая дополнительная способность — по сути, новый режим мышления — билингвам достается даром. Авторы статьи не делают выводов, как и когда эта способность включается у билингв. Зато Ковач охотно делится критериями отбора подопытных, которые можно принять за своего рода рецепт — как вырастить супербилингву: «Важно, чтобы язык был для родителей родным и чтобы ребенок слышал каждый из двух языков не меньше, чем сорок процентов времени».

Поскольку опыт языкового общения у двуязычного ребенка намного шире, он больше интересуется этимологией слов. Он рано начинает осознавать, что одно и то же понятие можно выразить по-разному на разных языках. Иногда дети придумывают собственную этимологию слов, сравнивая два языка.

Если родители не уделяют внимания речевому развитию ребенка, то есть не планируют, на каком языке общаться с ребенком, смешивают языки, то ребенок будет делать очень много ошибок в обоих языках.

Для того, чтобы избежать этого, необходимо заранее продумывать, как будет проходить общение на каждом языке. Наиболее благоприятным для формирования билингвизма является вариант, при котором общение на обоих языках происходит с рождения.

В литературе очень много говорится о принципе "один родитель-один язык". То есть, обращаясь к ребенку родитель всегда, во всех ситуациях говорит на одном языке, не смешивая. При этом, ничего страшного не произойдет, если ребенок услышит, что родитель умеет говорить на другом языке, ему станет понятно, что он и сам может говорить на разных языках.

На процесс обучения влияет возраст, в котором начато овладение вторым языком. В случаях, когда ребенок овладевает двумя языками в возрасте до трех лет, он проходит две стадии (Н.В. Имедадзе): сначала ребенок смешивает 2 языка, потом начинает отделять их друг от друга. Уже около 3 лет ребенок начинает четко отделять один язык от другого. В конце третьего года жизни, а некоторые в 4 года перестают смешивать языки. Ребенок 4-5 лет стремится к контактам, его привлекает возможность рифмовать слова. Он стремится узнать, что означает то или иное слово и называет предметы. В 6 лет он активно использует язык в игре со сверстниками.

Ярким примером может послужить история моих племянников, у которых мать (моя сестра) русская, переехавшая во Францию в возрасте 18 лет (15 лет назад) и свободно владеющая как русским, так и французским языками, а отец француз, безуспешно предпринимавший попытки учить русский язык после бракосочетания с девушкой из России. Перед матерью стояла большая проблема - вложить и сохранить в детях русское начало, при том, что все их бытовое пространство, за исключением поездок на каникулы к бабушке и дедушке в Россию, окружено совершенно другими культурой и языком. Мать приняла мудрое решение - наедине с детьми общаться с ними только на русском языке. В присутствии супруга, французских родственников или других людей, не владеющих русским, она переходила на французский язык, но наедине с детьми общалась с ними только на русском. Таким образом, примерно к 3 годам малыши в совершенстве понимали русскую речь и в целом могли изъсниться, правда, не без характерного акцента. Естественно, стоит обратить внимание на то, что большое значение имеют индивидуальные способности ребенка. Например, старшая дочь намного раньше и быстрее заговорила по-русски, чем младший сын. Он понимал абсолютно все ему обращенное, но отвечать предпочитал на французском. Конечно, бытовое общение не явилось единственным источником изучения языка, на ряду с французскими мать много читала русских детских книжек, рассказывала русские сказки, приобщала к русской культуре и истории. Свою роль сыграли поездки в Россию, которые по возможности, длились не менее трех недель не реже двух раз в год, и в течении которых, дети окунались с головой в другую культуру, избавлялись от акцента и сильно расширяли словарный запас. Сейчас малышам 5 и 7 лет и они без усилий переключаются с одного языка на другой. Таким образом, жизненная ситуация благоприятно сказалась на развитии этих детей. Старшая девочка начала изучать третий язык - английский, и пока ей это довольно легко дается.

Считается, что абсолютно эквивалентное владение двумя языками - невозможно. Абсолютный билингвизм предполагает совершенно идентичное владение языками во всех ситуациях общения. Достичь этого невозможно. Это связано с тем, что опыт, который ребенок приобрел, пользуясь одним языком, всегда будет отличаться от опыта, приобретенного с использованием другого языка. Чаще всего ребенок предпочитает использовать разные языки в разных ситуациях. Например, в ситуациях, связанных с обучением, с техническими аспектами знаний, предпочтение будет отдаваться одному языку, а в ситуациях эмоциональных, связанных с семьей - другому. Эмоции, связанные с одним языком всегда будут отличаться от эмоций, связанных с другим.

Если ребенок, овладевают вторым языком в школьном возрасте, мы говорим о так называемом сукцессивном (последовательном) билингвизме. Он по-другому овладевает языком. В этом случае ребенок постоянно сравнивает два языка: звуки воспринимаются "по контрасту" со звуками первого языка. То же самое происходит и по отношению к грамматическим аспектам языка.

Усвоение первого и второго языка.

Различают усвоение второго языка в детском, подростковом и взрослом возрасте. Когда овладение двумя языками происходит одновременно в раннем детстве (т.е. второй язык начинает вводиться до 5–8 лет), то говорят о двойном овладении первым языком или об овладении двумя родными или первыми языками, чтобы подчеркнуть, что второй язык усваивается благодаря тем же механизмам, что и первый. Такое владение качественно отличается от последующего способа усвоения языка, поскольку этот процесс уже не может проходить полностью спонтанно. У детей-билингвов в ситуации соблюдения принципа «один язык – одно лицо», т.е. когда каждый из родителей говорит только на своем языке, формируется представление о связи языка со сферой применения (например, «мамины слова» и «папины слова»); иногда два слова из разных языков употребляются совместно (как бы с переводом) или выбирается устойчивый набор слов из двух языков. Чем больше внимания уделяют родители развитию каждого из языков, тем меньше они смешиваются, но какой-то элемент интерференции все же неизбежен. Критическим периодом в овладении вторым языком считают возраст 8–11 лет, после которого снижается вероятность хорошего качества овладения фонетической системой чужого языка, уменьшается вероятность естественного овладения языковыми конструкциями, непосредственность восприятия чужой культуры. Если человек оказывается в ином языковом окружении во взрослом возрасте, он тоже в какой-то степени овладевает вторым языком стихийно, в общении с окружающими, но ему приходится, в силу имеющегося опыта, гораздо больше думать об устройстве языка. Обычно взрослые, учившие второй язык без специальных длительных учебных занятий, говорят не уместными идиомами, это является показателем высокой степени владения языком, а застывшими формулами, которые свидетельствуют об омертвении живого языка в готовых оборотах.

Ученые из университета Йорка (Великобритания) исследовали 104 человек в возрасте от 30 до 59 лет, а также 50 человек в возрасте от 60 до 88 лет. В каждой группе 50% ее членов с детства являлись двуязычными. Этим людям, чтобы справиться с комплексными заданиями так называемого теста Симона требовалось значительно меньше времени, чем их ровесникам, освоившим в детстве только один язык. Двуязычные испытуемые также лучше справлялись с усложненными заданиями. Ученые объясняют эти способности тем, что двуязычным людям постоянно приходится делать различия между двумя языками, и поэтому они могут быстрее сортировать важную информацию и отметать второстепенную.

Два языка обычно бывают сформированы у человека в разной степени, поскольку не бывает двух совершенно одинаковых социальных сфер действия языков и представленных ими культур. Поэтому в определении билингвизма отсутствует требование абсолютно свободного владения обоими языками. Если один язык не мешает второму, а этот второй развит в высокой степени, близкой к владению языком у носителя языка, то говорят о сбалансированном двуязычии. Тот язык, которым человек владеет лучше, называется доминантным ; это не обязательно первый по времени усвоения язык. Соотношение языков может измениться в пользу того или иного языка, если будут созданы соответствующие условия: один из языков может частично деградировать (языковая аттриция), перестать развиваться (фоссилизация), вытесниться из употребления (смена языка), забыться, выйти из употребления (языковая смерть); либо, наоборот, язык может возрождаться (ревитализация), поддерживаться (сохранение), доводиться до уровня официального признания и употребления (модернизация). Эти положения касаются не только отдельных говорящих, но и языковых сообществ.

Две системы языков у билингва находятся во взаимодействии. Исходя из гипотезы Вайнрайха (1953), предложившего классификацию двуязычия по трем типам, основанную на том, как усваиваются языки: составной билингвизм , когда для каждого понятия есть два способа реализации (предположительно, чаще всего характерен для двуязычных семей), координативный , когда каждая реализация связана со своей отдельной системой понятий (такой тип обычно развивается в ситуации иммиграции), и субординативный , когда система второго языка полностью выстроена на системе первого (как при школьном типе обучения иностранному языку). Однако эти идеальные случаи не только не встречаются в жизни, но и свидетельствуют о наивном представлении лингвистов прежних времен об устройстве языков и человеческих способностей: высокообразованный носитель языка свободно понимает, говорит, читает, пишет на каждом из языков. Но фактически двуязычие – удел многих независимо от степени образования, в том числе и неграмотных. В этом случае картина двуязычия часто далека от гармоничной. Все же обычное требование – достаточно регулярно пользоваться каждым из языков, сравнительно много читать, писать, понимать, говорить, быть знакомым с культурой, представленной данным языком. Но и такая хорошая компетентность в языке не гарантирует того, что каждый из усвоенных языков будет известен человеку во всех сферах его употребления: например, на одном языке человек понимает юмор, диалектные различия, знает фольклор, на другом – сленг, жаргоны, осваивает современную литературу; на одном легче говорить на политические и религиозные темы, на другом – на бытовые и эмоциональные; на одном легче читать и писать, на другом – понимать и говорить. Кроме того, люди вообще обладают разными языковыми способностями и даже при создании оптимальных условий для усвоения обоих языков не всегда могут овладеть каждым из них одинаково хорошо и на максимально высоком уровне. Другие даже при ограниченном доступе к общению с носителями языка усваивают иной язык очень хорошо.

Много исследований проводится в области нарушений речи у билингвов, что позволяет не только понять, как устроен мозг двуязычного индивида, но и лучше описать природу речевой способности вообще. Так, при афазии известны случаи, когда люди вспоминали язык, который учили в детстве, но которым потом не пользовались; забытый, но эмоционально окрашенный язык; тот язык, на котором говорили непосредственно перед заболеванием, но не доминирующий язык. Последние научные работы, проводившиеся при помощи сканирования поврежденного и неповрежденного головного мозга билингвов, показали, что у людей, ставших двуязычными во взрослом возрасте, два языка скорее локализованы в разных местах головного мозга, а у тех, кто изучал два языка с детства, вероятно, в одном и том же.

У всех людей есть явления интерференции (отрицательного влияния первого языка на второй) и трансфера (положительного переноса навыков одного языка на другой). Когда человек долго не пользуется одним из известных ему языков, то говорят, что он «спящий» билингв. Если говорящие пользуются попеременно то одним, то другим языком, то говорят о переключении кода. Если языки смешиваются внутри слова или предложения, то говорят иногда о смешении кода. Употребляется также термин «гибрид» применительно к новообразованиям, заимствующим компоненты из разных языков. Если такие изменения накапливаются в употреблении больших групп пользователей языка, то возникают пиджины и креольские языки. Причинами заимствований являются недостаточная компетентность в одном из языков или, наоборот, стремление наиболее точно отразить свою мысль; доказательство групповой солидарности и принадлежности, выражение отношения к слушающему, усталость и иные психологические проявления.

Список литературы.

1. В.А. Аврорин “Проблемы изучения функциональной стороны языка”. Наука, 2000.

2. У. Вайнрайх “Новое в лингвистике”, вып. VI, 1972.

3. Верещагина Е.М. “Феномен (лого)эпистемы в свете лингвофилософских воззрений И.А.Бодуэна де Куртенэ”.

4. Л.С. Выготский “Мышление и речь”. Изд. 5, испр. - Издательство Лабиринт, М., 1999.

5. Жинкин Н.И. “Речь как проводник информации”. М., 1982.

6. Вагнер В.Н. “Методика преподавания русского языка англоговорящим и франкоговорящим”. М., 2001.

7. И.А.Зимняя “Психология обучения неродному языку”. М., 1989.],

8. Лурия А.Р. “Язык и сознание”. М., 1979.

9. Леонтьев А.А. “Исследования детской речи”, “Основы теории речевой деятельности”. М., 1974.

10. Цейтлин С.Н. “Язык и ребенок. Лингвистика детской речи”. М., 2000.

11. Гвоздев А.Н. “Вопросы изучения детской речи”. Спб., 2007.

12. Ушинский К.Д. “Родное слово” М., 1998.

13. Божович Л. И. “Речь и практическая интеллектуальная деятельность ребенка (экспериментально теоретическое исследование). Культурно-историческая психология”, N 1-3, 2006.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Иностранный язык"