регистрация / вход

Нелитературный русский язык диалекты просторечия арго области их ф

Московский институт права Юридический факультет Дисциплина: Русский язык Курсовая работа Студента Ларионовой Анны Дмитриевны На тему: «Нелитературный русский язык: диалекты, просторечия, арго – области их функционирования»

Московский институт права

Юридический факультет

Дисциплина: Русский язык

Курсовая работа

Студента Ларионовой Анны Дмитриевны

На тему: «Нелитературный русский язык: диалекты, просторечия, арго – области их функционирования»

Москва 2003

Содержание

Введение

1. Литературная и нелитературная формы русского языка

1.1. Культура речи и литературный язык

1.2.Нелитературный язык – понятие и роль в общении

2. Характеристика нелитературного языка: основные элементы и особенности

2.1. Диалекты и просторечия в современном русском языке

2.2. Арго: причины существования и область функционирования

Заключение

Список литературы


Введение

В последние десятилетия особенно резко изменились условия функционирования языка. Прежде всего это касается устной публичной речи. Расширение рамок публичной речи (телевидение, радио, митинги, собрания) дало возможность приобщить к ней новые слои населения. Кроме того – и это главное – изменился сам характер речи.

Также общество начала нового столетия характеризуется повышенным интересом к жаргонизмам, в современном русском языке можно наблюдать тенденцию к увеличению количества жаргонной лексики в его составе. Социальные сдвиги нашего времени, связанные с изменениями в структуре общественно-политического строя, сменой форм собственности и состава активных участников коммуникации, приводят к известному «расшатыванию» традиционных литературных норм. Это выражается прежде всего в росте ненормативных вариантных элементов, возникающих под влиянием нелитературного просторечия, диалектов и полудиалектов, в обилии новых иностранных слов и терминов (не всегда функционально оправданных) и, наконец, в стилистическом снижении современной устной и письменной речи, в заметной вульгаризации бытовой сферы общения. Если раньше жаргонизмы употреблялись только в непринужденном общении хорошо знающих друг друга людей, то теперь их можно услышать в радио- и телепередачах и увидеть на страницах самых разных газет.

Не менее страшен процесс стилистического снижения и вульгаризации современного языка. Издаются и читаются произведения современных авторов, откровенно ориентированные на вульгарно-сниженную, а то и просто инвективную речь. «Снижение» и огрубение речи в наши дни связано с недостаточностью языковой и общей культуры, снижением уровня интеллигентности говорящих и пишущих, низким уровнем языковой и речевой компетенции.

В то же время возрос интерес ученых к проблемам русской социальной диалектологии и, в частности, к жаргону. Это связано с проникновением жаргонизмов в общенародную русскую речь, в результате чего перед лингвистами встала проблема языковой экологии. Важным является изучение функционирования жаргонизмов в различных системах общенародного языка, а также выработка языковой политики в отношении жаргонной лексики. Этим и определяется актуальность настоящей работы.

Основная цель курсовой работы – дать характеристику современного русского нелитературного языка.

Для достижения этой цели в работе необходимо решить ряд соответствующих задач:

· Рассмотреть понятие нелитературного языка

· Определить основные отличия и точки соприкосновения нелитературного и литературного форм русской речи

· Проанализировать структуру нелитературного пласта языка

· Описать суть понятий «арго», «жаргон», «диалект» и др.

· Выявить причины возникновения нелитературных форм русского языка, проследить динамику их развития

· Охарактеризовать сферу функционирования нелитературного пласта русского языка.


1. Литературная и нелитературная формы русского языка

1.1. Культура речи и литературный язык

Культура речи — понятие многозначное. Одна из основных задач культуры речи — это охрана литературного языка, его норм. Следует подчеркнуть, что такая охрана является делом националь­ной важности, поскольку литературный язык — это именно то, что в языковом плане объединяет нацию. Создание литературного язы­ка — дело не простое. Он не может появиться сам по себе. Ведущую роль в этом процессе на определенном историческом этапе разви­тия страны играет обычно наиболее передовая, культурная часть общества. Становление норм современного русского литературного языка неразрывно связано с именем А. С. Пушкина.

Литературный язык — это, разумеется, далеко не одно и то же, что язык художественной литературы. Современный русский литературный язык - один из самых богатых языков мира, высокоразвитый национальный язык с давними письменными традициями и с разветвленной системой средств выражения. Он не только обслуживает все сферы национальной жизни русского народа, но и служит языком межнационального общения.

Современный русский литературный язык представляет собой высшую форму общенационального русского языка. По сравнению с местными диалектами, просторечием, жаргонами, литературный язык характеризуется отработанностью своих средств, обязательными для его носителей исторически сложившимися нормами, большой функциональной и стилевой разветвленностью[1] .

Одна из главнейших функций литературного языка — быть языком всей нации, встать над отдельными локальными или соци­альными ограниченными языковыми образованиями. Литературный язык — это то, посредством чего создается, естественно, наряду с экономическими, политическими и другими факторами, единство нации. Без развитого литературного языка трудно представить себе полноценную нацию.

Нормативный аспект культуры речи - один из важнейших. Вопросам нормы литературного языка в работах языковедов уделяется большое внимание.

Основной признак литературного языка – его нормированость. Не случайно же англоязычные народы вместо термина “литературный язык” употребляют термин “standart language” – т.е. “стандартный язык”.

«Языковая норма общественно обусловлена и общественно осознанна. Она неотделима от общества так же, как неотделим от него и сам язык. Через отношение к норме, через осознание ее члены общества проявляют отношение к своему языку вообще. Владея языком как одной из своих неотъемлемых характеристик и своим движением стимулируя его движение, общество проявляет высокую чувствительность к языковой норме как к показателю своей культуры и своего коллективного интеллекта. Как и сам язык, норма претерпевает исторические изменения. В самой норме, внутри, а не вне ее сосуществуют явления устаревающие, уходящие, ограничивающие сферу своего бытования, и явления новые, развивающиеся»[2] .

Другим признаком литературного языка является богатство его выразительных средств, в первую очередь – лексики. На арго, диалектах, просторечье можно общаться почти исключительно на бытовые темы. Культурная, политическая, научная терминология в этих вариантах языка полностью или почти полностью отсутствует. На литературном же языке можно говорить и писать практически на любую тему. В отличие от других вариантов языка, литературный язык способен обслуживать не только бытовую сферу, но и сферу высшей интеллектуальной деятельности. Говоря иными словами, литературный язык полифункционален.

При этом литературный язык постоянно развивается.

Для того, чтобы понять тенденции развития нелитературного русского языка необходимо знать причины активизации его использования в общении людей.

«Изменения в литературном языке обусловлены не столько демократизацией контингента владеющих литературной речью (как это было, например, в 20-е годы, когда к традиционному носителю литературного языка - интеллигенции - прибавились значительные по численности группы выходцев из рабочих и крестьян), сколько вхождением в публичную жизнь таких групп людей, которые в своих привычках и пристрастиях связаны с разного рода жаргонами и другими формами нелитературной речи»[3] .

Кроме того, отход в области социальной жизни общества от канонов и норм тоталитарного государства, провозглашение свободы как в общественно-политической и экономической сфере, так и в человеческих отношениях сказываются, в частности, на оценках некоторых языковых фактов и процессов: то, что раньше считалось принадлежностью социально непрестижной среды (преступной, мафиозной, просто малокультурной), начинает приобретать «права гражданства» наряду с традиционными средствами литературного языка. Массовое вхождение в литературно-речевой обиход инноваций вызывает необходимость оценки этих элементов как с позиций нормы, так и в отношении их социальной принадлежности тем или иным слоям общества.

Десять–двадцать лет — ничтожный срок для развития языка, но в истории бывают такие периоды, когда скорость языковых изменений значительно увеличивается. Так, состояние русского языка в семидесятые и девяностые годы может служить прекрасным подтверждением этого факта. Изменения коснулись и самого языка, и в первую очередь условий его употребления. Очевидно, что и сами языковые изменения, и их скорость в данном случае вызваны не внутренними причинами, а внешними, а именно – социальными преобразованиями и пертурбациями, или, иначе говоря, изменениями в жизни русскоязычного общества.

В советское время возникла любопытная, но никак не уникальная ситуация, которая в лингвистике называется диглоссией (греч . двуязычие), то есть сосуществование двух языков или двух форм одного языка, распределенных по разным сферам употребления. Рядом с обыденным русским языком возникла (или была создана) еще одна его разновидность. Ее называют по-разному: советским языком, деревянным языком, канцеляритом (слово К. Чуковского), «новояз» (от англ. «newspeak» Дж. Оруэлла). Диглоссия случалась и раньше и на самой Руси, и в других обществах. Так, в Древней Руси соседствовали разговорный русский язык и литературный церковно-славянский.

В действительности в советском обществе употреблялись и другие формы языка, например, просторечие, сленг и т.п. Все эти формы почти не взаимодействовали между собой, поскольку относились к разным слоям общества и к разным ситуациям общения.

Горбачевская перестройка изменила не сам русский язык, она изменила условия его употребления. Исчезли границы между разными формами языка и между сферами их употребления. В публичной речи, например, М.С. Горбачева или Б.Н. Ельцина причудливо сочетаются элементы литературного языка, просторечия и новояза.

Резко увеличился поток заимствований из английского языка. Влияние Америки очевидно, и не только на русский язык и не только на язык вообще. Эти изменения также связаны с уничтожением границ и перегородок, но только внешних. Наибольшее число заимствований приходится на новые области, где еще не сложилась система русских терминов или названий. Так происходит, например, в современной экономике или вычислительной технике.

Это свидетельствует, кроме всего прочего, еще и о том, что современный русский литера­турный язык, хотя и может рассматриваться как язык от Пушкина до наших дней, не остается неизменным. Он постоянно нуждается в нормировании. «Если же следовать раз и навсегда установленным нормам, то есть опасность, что общество просто перестанет с ними считаться и будет стихийно устанавливать свои нормы. Стихий­ность же в таком деле — далеко не благо, поскольку то, что кажет­ся приемлемым для одних, окажется неприемлемым для других. Поэтому постоянное наблюдение за развитием и изменением норм — одна из основных задач лингвистической науки о культуре речи»[4] .

Таким образом, можно сказать, что история языка – это всегда история нации, и причины столь активного использования в современной речи элементов нелитературного языка нужно искать, прежде всего, в социально – экономическом, политическом и общекультурном аспектах развития страны и всей нации.

Рассмотрим этот вопрос более подробно в следующем параграфе.


1.2. Нелитературный язык – понятие и роль в общении

Для того, чтобы понять что такое нелитературный язык и определить его роль в общении необходимо выявить причины его возникновения, рассмотреть динамику его развития.

Основная причина, по мнению большинства авторов – лингвистов[5] кроется в культурно-идеологическом своеобразии ситуации, сложившейся в постсоветской России, когда, желая ниспровергнуть официозно-коммунистические догмы, деятели прессы и литературы начали программировать массовое сознание по стандартам ГУЛАГа.

Прежних догм не стало. Общественные идеалы, включая и нравственно-этический потенциал русской классической литературы, признанной, кстати, одним из трех величайших достижений человечества наряду с Античностью и Возрождением, оказались мишенью для насмешек, авторитеты были ниспровергнуты.

Парадокс, но факт: даже литературный язык советского периода, именно тот язык, который и получил статус мирового, одного из языков ООН, был объявлен языком тоталитарной системы.

Все исследователи языка сходятся во мнении, что русскоговорящее сообщество переживает время резкой активизации жаргона (арго, сленга). Жаргонизмы переполняют речь людей, СМИ, художественную литературу. Этот процесс часто называют варваризацией. То есть появляется потребность в новых словах, поскольку появляются новые реалии и понятия. Кроме того, варваризация, как правило, сопровождает крайне нестабильные периоды в жизни общества. Идет интенсивный и неупорядоченный поиск средств выражения. Нестабильность языка отражает нестабильность общества.

Варваризация - естественный процесс. Но излишняя варваризация опасна. Запас прочности нормы очень велик. Исследования[6] наших дней показывают, что варваризация - при колоссальных количественных показателях (т.е. при огромном объеме жаргонизмов и заимствований) - не оказала почти никакого качественного влияния на современный русский язык. К примеру, петровская варваризация в этом отношении была на несколько порядков мощнее. Самая главная опасность этого периода - нарушение механизмов коммуникации, т.е. общения, взаимопонимания.

Итак, вся лексика того или иного языка делится на литературную и нелитера турную. К литературной относятся[7] :

1. книжные слова

2. стандартные разговорные слова

3. нейтральные слова

Вся эта лексика, употребляемая либо в литературе, либо в устной речи в официальной обстановке. Существует также нелитературная лексика, в которой выделяют:

1) Профессионализмы

2) Вульгаризмы

3) Жаргонизмы

4) Сленг

Эта часть лексики отличается своим разговорным и неофициальным характером.

Профессионализмы – это слова, используемые небольшими группами людей, объединенных определенной профессией[8] .

Вульгаризмы – это грубые слова, обычно не употребляемые образованными людьми в обществе, специальный лексикон, используемый людьми низшего социального статуса: заключенными, торговцами наркоти­ками, бездомными и т.п[9] .

Жаргонизмы – это слова, используемые определенными социальными или объединенными общими интересами группами, которые несут тайный, непонятный для всех смысл.

Сленг - это слова, которые часто рассматриваются как нарушение норм стандартного языка. Это очень выразительные, ироничные слова, служащие для обозначения предметов, о которых говорят в повседневной жизни.

Необходимо отметить, что некоторые ученые жаргонизмы относят к сленгу, таким образом, не выделяя их как самостоятельную группу, и сленг определяют как особую лексику, используемую для общения группы людей с общими интересами.

Рассмотрим эти элементы нелитературного русского языка более подробно.


2. Характеристика нелитературного языка: основные элементы и особенности

2.1. Диалекты и просторечия в современном русском языке

Диалектом называют языковую систему, которая служит средством общения небольшой территориально замкнутой группы людей, обычно – жителей одного или нескольких населенных пунктов сельского типа. В этом значении термин «диалект» синонимичен русскому термину «говор». Диалектом называют также совокупность говоров, объединенных общностью языковых черт. Непрерывность территории распространения как условие объединения говоров в диалект признается не всеми исследователями.

Принято различать территориальные диалекты – разновидности языка, используемые на определенной территории в качестве средства общения местного населения – и социальные диалекты – разновидности языка, на которых говорят определенные социальные группы населения.

Диалект может отличаться от литературного языка на всех уровнях языковой системы: фонетическом, морфологическом, лексическом и синтаксическом. Так, например, для некоторых северных диалектов русского языка характерно окающее произношение, замена звука “Ч” на “Ц” (“цай” вместо “чай”, “цёрный” вместо “чёрный и т.д.). Другой особенностью некоторых северных диалектов является совпадение окончаний творительного и дательного падежей множественного числа существительных. Например: “работать рукам” вместо общерусского “работать руками”. Но, конечно, больше всего отличий в области лексики. Так, в севернорусских диалектах, вместо общерусского “хороший” говорят “баской”, вместо “сосед” – “шабёр”; в сибирских деревнях крыжовник называется словом “аргус”, изба – словом “буда”, а вместо общерусского “ветка” говорят “гилка”[10] .

Диалектные различия в русском языке в целом очень невелики. Сибиряк без труда понимает рязанца, а житель Ставрополья – севернорусса. А вот в таких странах как Германия или Китай отличия между отдельными диалектами могут быть даже большими, чем разница между русским и польским языками. Поскольку в таких странах общение между людьми, говорящими на разных диалектах, сильно затруднено или даже вовсе невозможно, в них резко возрастает роль общенационального литературного языка. Литературный язык служит здесь фактором, объединяющим все население страны в один народ. С другой стороны, есть языки, в которых диалектное членение вообще отсутствует. Важным отличием диалектов от литературных языков является отсутствие у диалектов самостоятельной формы письма (исключения немногочисленны).

Соотношение диалектов и литературного языка в современных европейских странах во многом похоже. Для говорящих на диалектах – жителей сельской местности – типично владение (хотя бы частичное) литературным языком и отношение к нему как к языку престижному (официальному, письменному, языку культуры). Престижность диалекта ограничивается территорией его распространения.

Известны случаи, когда диалект, в результате формирования своей собственной литературной нормы становился отдельным самостоятельным языком.

Можно считать, что функцию «языка литературы» по отношению к диалектам выполняет язык фольклора; при этом язык произведений фольклора часто не совпадает с диалектом среды бытования этих произведений. Важным отличием диалектов от литературных языков является отсутствие у диалектов самостоятельной формы письма (исключения немногочисленны).

Функции более или менее чистого диалекта неуклонно уменьшаются, и сейчас наиболее типичными сферами его использования являются семья и разного рода ситуации непринужденного общения односельчан друг с другом. Во всех иных коммуникативных ситуациях можно наблюдать смешанные формы диалектной речи. В результате стирания диалектных черт под влиянием литературного языка образуются так называемые полудиалекты

Речь жителей современной деревни, во-первых, расслоена социально и, во-вторых, имеет ситуативную обусловленность; иначе говоря, она отличается свойствами, которые традиционно считаются специфическими для литературного языка. Социальная и ситуативная неоднородность современного территориального диалекта - следствие происходящих в нем изменений, совершающихся под мощным воздействием литературного языка.

Одна из очевидных особенностей современной языковой ситуации в России — активизация использования элементов городского просторечия в необычных, ранее не свойственных ему сферах коммуникации — в средствах массовой информации, в официальной речи, в публицистике, в авторском повествовании художествен­ных текстов. Так считают многие ученые – лингвисты[11] и с этим нельзя не согласиться.

Современное просторечие — «это также (и в первую очередь) особая функциональная разновидность русского языка, специфическая сфера обиходного, устно-разговорного, нелитературного, по преимуществу экспрессивного и часто вульгарного общения, предполагающего преднамеренное, регистровое употребление ненормативных (суб­стан­дарт­ных) единиц с определенными коммуникативными установками»[12] .

Просторечье, в отличие от жаргона и диалекта является общенациональным вариантом языка. В этом оно сближается с литературным языком. Однако, в отличие от литературного языка, просторечье не обладает ни нормированностью, ни полифункциональностью. Основная сфера его применения – бытовая устная речь.

Просторечие представляет собою неоднородную по составу и всегда размытую в своих границах языковую сферу, в которой сложно взаимодействуют нелитературная речь малообразованных городских жителей, областные говоры, отчасти разговорная форма литературного языка, профессиональная речь. Просторечие - особенно в сфере синтаксиса - очень часто не может быть четко отграничено от разговорной формы литературного языка: здесь много общего. Безусловно просторечными являются только те языковые средства, которые или окрашены экспрессией подчеркнутой грубости, или явно и ощутимо противоречат литературной норме, воспринимаются как безусловно неправильные[13] .

Просторечие не закрыто для носителей литературного языка: оно им известно, и они пользуются им в контекстах, экспрессивно или шутливо окрашенных, при живом воспроизведении разных жизненных событий и ситуаций. Просторечие свободно и сознательно вводится писателями в художественную литературу и таким образом приобретает свойства эстетически значимой категории.

Характерная черта современного состояния этой подсистемы русского языка - ее расслоение на две разновидности, «старую» и «молодую». Выделяются «два круга носителей современного просторечия: горожане старшего возраста, не имеющие образования (или имеющие начальное образование), речь которых обнаруживает явные связи с территориальным диалектом (просторечие-1), и горожане среднего и молодого возраста, имеющие незаконченное среднее образование и не владеющие нормами литературного языка; их речь лишена диалектной окраски и в значительной степени жаргонизирована (просторечие-2)»[14] .

Возрастная дифференциация носителей просторечия дополняется различиями по полу: владеющие просторечием-1 — это преимущественно пожилые женщины, а среди пользующихся просторечием-2 значительный (если не преобладающий) процент составляют мужчины.

В системе культурно-языковых разновидностей русского языка просторечие занимает промежуточное положение между литературным языком, примыкая непосредственно к литературно-разговорной речи — с одной стороны, и местными говорами, социально-профессиональными диалектами — с другой стороны.

2.2. Арго: причины существования и область функционирования

Жаргон (сленг, арго) – это социальный вариант языка. Жаргоном называется язык какой-либо более или менее замкнутой социальной группы. Бывает молодежный жаргон, студенческий жаргон, жаргон моряков, жаргон уголовного мира и т.д. В одних случаях, как, например, в уголовной среде, жаргон используется в качестве тайного языка, непонятного для непосвященных, в других – это лишь языковая игра, способ сделать свою речь более выразительной, необычной. Кроме того, жаргон может выполнять функцию своего рода “пароля”: употребление кем-либо жаргонных слов и выражений в той среде, где это принято, как бы сигнализирует: “я здесь свой”. Жаргон отличается от общенационального языка исключительно лексикой. Какой-либо особой жаргонной фонетики или грамматики не существует.

Некоторые авторы[15] сленг выделяют в отдельную категорию и предлагают две дефиниции термина "сленг".

1. Разговорный вариант профессиональной речи.

2. Элементы разговорного варианта той или другой профессиональной или социальной группы, которые, проникая в литературный язык или вообще в речь людей, не имеющих прямого отношения к данной группе лиц, приобретают в этих разновидностях языка особую эмоционально-экспрессивную окраску.

Таким образом, сленг, по мнению многих исследователей, является вторичным образованием по сравнению с жаргонами и арго, адаптирующим к своим нуждам заимствованные единицы.

Итак, слова, употребление которых свойственно людям, образующим обособленные социальные группы, составляют лексику жаргонную. Так, жаргону офеней – бродячих торговцев, существовавших в России в 19 в., - были присущи слова: рым – дом, мелех – молоко, сары – деньги, зетить – говорить, мастырить – строить и др. В жаргоне бурсаков – учащихся бурсы (школа, которая совмещала в себе зубрёжку и палочную дисциплину) – были слова сбондить – украсть, жучить – строго взыскивать и др. Некоторые лексические элементы, проникшие в прошлом из социальных жаргонов в общеупотребительную лексику, сохраняются в ней и сейчас. К ним относятся, например, слова жулик, шустрый, липа – фальшивка и др.

Кроме того, сохраняется и постоянно обновляется лексика молодёжного – школьного и студенческого – жаргона. Для современного состояния характерны, например, многочисленные англицизмы, нередко намеренно искаженные.

Жаргоны бывают классово-прослоечные, производственные, молодежные, жаргоны группировок людей по интересам и увлечениям[16] .

Молодежные жаргоны делятся на производственные и бытовые. Производственная лексика учащихся тесно связана с процессом учебы, солдат - с воинской службой. Общебытовой словарь намного шире производственного, он включает в себя слова, не связанные с процессом учебы, работы или службы

Жаргонными являются некоторые переосмысленные слова общеупотребительной лексики.

Жаргонная лексика имеет узкую сферу употребления: ее используют в основном среди «своих», т.е. в общении с людьми того же социального круга, что и говорящий. В художественных произведениях жаргонные слова могут служить для речевой характеристики персонажей, употребляться в целях стилизации.

Однако употребление жаргонизмов в художественном тексте должно быть оправдано и общим замыслом произведения, и стилистически.

Проникая во многие сферы действительности, жаргон становится средством создания своеобразной экспрессии и колорита в кино и литературе, а также существенной частью повседневного языкового общения. Сегодня жаргонизмы можно услышать по радио и телевидению: особенно часто в текстах песен молодежных рок-групп. Они придают тексту эмоциональную окраску и подчеркивают близость и понятность этих песен для молодежи, хотя нередко используются непереведенные на русский язык слова.

Если сравнить лексические возможности общеупотребительного языка и жаргона, то станет очевидным, что по количеству единиц жаргон намного беднее нормированного языка. Как и в любой разновидности языка, в жаргоне существует понятие о норме. Но здесь «норма замыкается рамками одного социума. Жаргон ориентирован на массовую, андеграундную культуру носителей языка»[17] .

Арго - термин, применяемый для обозначения совокупности языковых средств (главным образом, особых слов и идиоматических выражений), вырабатываемых членами определенных общественных групп для целей внутригрупповой, часто – тайной коммуникации. «Тот факт, что арго предназначено для понимания только внутри некоторой ограниченной группы людей, отличает его, с одной стороны, от сленга, т.е. множества выражений, по существу предназначенных для широкого употребления, и, с другой стороны, от жаргона, который хотя и является специальным языком определенного сословия или профессии, однако не ограничен намеренно рамками тойили иной специфической группы»[18] .

Особое место среди социальных диалектов занимает арго деклассированных элементов, которое существовало еще в глубокой древности. Некоторые исследователи считают арго искусственным и тайным языком, другие (Д.С. Лихачев ) полагают, что это реакция деклассированных элементов на окружающую среду ( враждебную ).

Основные функции арго[19] :

1. Конспиративная. Арго вырабатывается стихийно, многие слова могут перейти из арго в обычный разговорный язык (существуют такие слова, которые перешли к нам из арго разбойников 17в.), более того, в наше время в язык проникает все больше слов «деклассированных». Тем не менее, арго непонятно для ‘непосвященных’, и это преступный мир использует в своих целях.

2.Опознавательная. Арго - пароль, по которому узнают друг друга деклассированные элементы

3. Номинативная. В арго существует большое количество слов и фразеологизмов, которые используются для обозначения тех предметов и явлений, для которых нет эквивалента в литературном языке.

4. Мировоззренческая. Сниженность и вульгаризм воровской речи - особенность нашего восприятия, а в восприятии самого вора она носит героический, приподнятый характер

Однако, этот «героический» характер зависит от ситуации. При общении деклассированных между собой многие «плохие» с общепринятой точки зрения слова имеют нейтральный характер.

Значительное число арготизмов преступным миром воспринимается иначе, чем законопослушными людьми.

Заключение

Социальные сдвиги нашего времени, связанные с изменениями в структуре общественно-политического строя, сменой форм собственности и состава активных участников коммуникации, приводят к известному «расшатыванию» традиционных литературных норм (как на уровне единиц, так и на уровне текста).

Изменилось общество, изменился и язык, на котором оно говорит. «Люди заговорили свободно, без страха, на собраниях и митингах, на работе и на улице, в газетах и на экранах телевизора. Расцвел жанр диалога, интервью. Непринужденно отвечают прохожие на вопросы репортеров. В языке теперь проявляются личность, характер, своя мысль. И сразу обнаружились культура и бескультурье, образованность и невежество. Отсюда – лавина ошибок, стилистических, синтаксических и прочих. Конец века, эпоха перестройки и постперестройки по своим последствиям подобны революции. Переломные времена всегда вызывают сдвиги в языке. И несомненно, что исчезновение государства-деспота, ритуальной партийной риторики, идеологического насилия над языком не могло не привести к изменениям в языке»[20] .

Это выражается прежде всего в росте ненормативных вариантных элементов, возникающих под влиянием нелитературного просторечия, диалектов и полудиалектов, в обилии новых иностранных слов и терминов (не всегда функционально оправданных) и, наконец, в стилистическом снижении современной устной и письменной речи, в заметной вульгаризации бытовой сферы общения.

Русский национальный язык, являющийся объектом изучения науки о языке, состоит из нескольких разновидностей. Словарный состав языка эпохи постоянно подвержен изменениям, в большей либо в меньшей степени. Изменения отслеживаются и фиксируются, что позволяет адекватно воспринимать современный язык, как живой и развивающийся. Общая речевая картина позволяет судить об уровне культуры общества. При этом неизменно приходится поднимать вопрос о нормативной лексике и так называемой ненормированной лексике - это арго, жаргон, сленг.

Базисным элементом языка как единой знаковой системы общения и передачи информации является русский литературный язык, который считается высшей образцовой формой национального языка. Этот тип языка складывался постепенно, он и сейчас находится в состоянии постоянного развития. На него влияют писатели, поэты и другие мастера слова, создавая новые литературные нормы.

Но наряду с литературным языком существует особый целый пласт – ненормативный, не соответствующий правилам и стандартам, нелитературный русский язык.

В структуре нелитературного языка выделяют: диалекты и полудиалекты, просторечье, жаргоны.

Диалектом называют языковую систему, которая служит средством общения небольшой территориально замкнутой группы людей, обычно – жителей одного или нескольких населенных пунктов сельского типа. Диалекты делятся на территориальные и социальные.

Просторечье - особая функциональная разновидность русского языка, специфическая сфера обиходного, устно-разговорного, нелитературного, по преимуществу экспрессивного и часто вульгарного общения, предполагающего преднамеренное.

Жаргон (арго, сленг) – это языковая система какой-либо более или менее замкнутой социальной группы (работников какой-либо сферы, какой-либо социально – демографической или поло-возрастной группы). Иногда под арго в более узком смысле понимается язык маргинальных и люмпенизированных слоев общества.

Нельзя забывать, что многие жаргонизмы из социально обособленных переходят в разряд общеупотребительных, что свидетельствует о взаимопроникновении и взаимовлиянии пластов общенародного языка. Поэтому нельзя отрицать объективного существования жаргона, т.к. это часть языка, которую невозможно исключать из общей системы.

Но при этом не должно быть перенасыщения жаргонизмов в общенародном языке, т.к. их избыток ведет к нарушению коммуникативной функции языка, к его порче и бескультурью, а также навязыванию обществу определенной морали.

Список литературы

1. Грачев М.А. Русское арго. Монография. Н. Новгород, 1997

2. Грачев М.А., Кожевников А.Ю. К вопросу о социальной диалектологии русского языка // Филологические науки. №5. 1996

3. Земская Е. А.Активные процессы в русском языке последнего десятилетия ХХ века //Русская речь 1998, №7

4. Культура русской речи и эффективность общения. М., 1996.

5. Литературная норма и просторечие. / Под ред. Скворцова Л.И. - М.: Наука, 1977. – 252 стр.

6. Русский язык конца XX столетия. М., 1996.

7. Словарь лингвистических терминов / Под ред. О.С.Ахмановой. - М., 1964

8. Федосюк М. Д. Лодаженская Т. А.,. Михайлова О. А., Николина Н. А. Русский язык. М.: Наука, 2001

9. Химик В. В. Современное русское просторечие как динамическая система // Сборник статей «Стилистическая система русского языка», СПб., 1998


[1] Культура русской речи и эффективность общения. М., 1996.

[2] Русский язык конца XX столетия. М., 1996.

[3] Русский язык конца XX столетия. М., 1996

[4] Русский язык конца XX столетия. М., 1996.

[5] Грачев М.А. Русское арго. Монография. Н. Новгород, 1997

[6] Культура русской речи и эффективность общения. М., 1996.

[7] См. там же

[8] Словарь лингвистических терминов / Под ред. О.С.Ахмановой. - М., 1964

[9] Там же

[10] См., например: Грачев М.А., Кожевников А.Ю. К вопросу о социальной диалектологии русского языка // Филологические науки. №5. 1996

[11] См.Русский язык конца XX столетия. М., 1996.

[12] Химик В. В. Современное русское просторечие как динамическая система // Сборник статей «Стилистическая система русского языка», СПб., 1998

[13] Химик В. В. Современное русское просторечие как динамическая система // Сборник статей «Стилистическая система русского языка», СПб., 1998

[14] Литературная норма и просторечие. / Под ред. Скворцова Л.И. - М.: Наука, 1977. – 252 с.

[15] Сленг // Словарь лингвистических терминов / Под ред. О.С.Ахмановой. - М., 1964

[16] Федосюк М. Д. Лодаженская Т. А.,. Михайлова О. А., Николина Н. А. Русский язык. М.: Наука, 2001

[17] Грачев М.А. Русское арго. Монография. Н. Новгород, 1997

[18] Там же

[19] Там же

[20] Земская Е. А.Активные процессы в русском языке последнего десятилетия ХХ века //Русская речь 1998, №7

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий