Современный немецкий язык

представляет собой исторически сложившуюся сложную, иерархически организованную систему разных форм существования, включающую: литературный язык, разновидности обиходно-разговорного языка и территориальные диалекты.

Современный немецкий язык представляет собой исторически сложившуюся сложную, иерархически организованную систему разных форм существования, включающую: литературный язык, разновидности обиходно-разговорного языка и территориальные диалекты.
Диалект представляет собой территориально замкнутую, специфическую для данной местности форму существования языка в отличие от литературного языка, который носит надтерриториальный характер и не ограничен рамками определенной местности.

В Германии, в частности, в силу существовавшей длительное время феодальной раздробленности, диалекты, являясь процессом очень сложным и противоречивым, сохраняли свою первенствующую роль гораздо дольше, чем в других языках. При формировании письменного языка вытеснение диалектов шло очень медленно. Переплетаясь в единый язык в процессе развития общенациональной языковой нормы, часть диалектных явлений, особенно в области лексики, вошла в национальный язык. Фонетические, словарные и грамматические особенности местных диалектов оказались очень устойчивыми на протяжении всей истории развития общенационального языка, существенно объясняя пути формирования литературного языка и взаимоотношения между историей языка и историей народа.

В историческом плане можно говорить о целом множестве посредствующих звеньев, ведущих от чистого диалекта к литературному языку. К числу наиболее характерных посредственных звеньев такого рода принадлежат так называемые городские диалекты. Характеризуются они тем, что в них устранены наиболее яркие фонетические, грамматические и лексические признаки диалекта, но сохраняются другие его особенности. Примером такого диалекта является в северной Германии берлинский диалект. В основе своей это, несомненно, нижненемецкий диалект, но благодаря быстрому росту Берлина как столицы, все возрастающему влиянию школы, прессы, военной службы и т.п. диалект все больше стал приближаться к литературному языку и постепенно нижненемецкий диалект сказывается лишь в артикуляции и в ряде отдельных слов и идиом. И тот факт, что современные берлинцы при устном общении часто путают формы дательного и винительного падежей личных местоимений (например, mir вместо mich и наоборот), объясняется тем, что первоначальное берлинское наречие, как все нижненемецкие диалекты, знало только одну форму для дательного и винительного падежа - mir.

До 16 в. в Берлине, как и во всех других городах северной Германии, господствовал местный нижненемецкий диалект (бранденбургский), которым пользовались как в устной речи, так и в письменном общении. Однако еще до начала реформации, в 1504 г., берлинская городская канцелярия, а вслед за ней в течение ближайших десятилетий и канцелярии других соседних с Берлином городов Средней Марки переходят на верхненемецкий язык. Исследовательница берлинского диалекта проф. Агата Лаш справедливо указывает, что это сравнительно раннее усвоение письменной нормы возникающего национального языка обусловлено тесными хозяйственными и культурными отношениями Берлина с Саксонией, в частности с Лейпцигом, установившимися после распада более старых связей, объединявших столицу Бранденбурга с ганзейскими городами северной Германии. Вытеснение нижненемецкого как разговорного языка происходит в Берлине на протяжении 16- 17 вв., однако в 17- частично и в начале 18 в. городские народные массы еще говорили на нижненемецком диалекте, отмеченном все растущими влияниями господствующей формы верхненемецкого.

Городской полудиалект развивается путем последовательного устранения из местного диалекта его наиболее резких, первичных признаков, которые в первую очередь могли бы служить препятствием для языкового общения.

Берлинский диалект представляет собой не беспорядочное смешение верхненемецких и нижненемецких форм; его история, которая может быть прослежена по письменным свидетельствам на протяжении ряда веков, показывает постепенное отступление признаков нижненемецкого диалектного субстрата.

Изменения звуков в Берлинском диалекте в сравнении с немецким литературным языком.

1. Звук (g):

а) (g) → (j) всегда в начале слова; также внутри слова после звуков е, i, ei, l, r, например: Jejend (Gegend), Zijarre (Zigarre), Nejer (Neger), jemein (gemein), jelassen (gelassen) u.s.w.

б) (g) → (ch) в конце слова: например Kriech (Krieg), Weech (Weg), zeicht (zeigt).

в) (g) → (ch) в конце слова после звукa, o, u, au, например Tach (Tag), jenuch (genug), jesacht (gesagt).

2. Дифтонг (au):

- Дифтонг (au) → (oo): например Boom (Baum), roochen (rauchen).

3. Зачастую лабиализация звуков (ö) и (ü), также (u) и сужение (ä):

- (ö) → (e): например scheen (schön), kenn’ (können)

- (ü) и (u) → (i): Stick (Stück), Riebe (Rübe), natierlich (natürlich), jing (jung);

- (ä) → (e): напримерMedchen (Mädchen) , demlich (dämlich).

4. Округление краткого (i):

(i) → (ü): напримерZümma (Zimmer), Tüsch (Tisch).

5. Дифтонг (ei):

(ei) → (ee): например nee (nein), zwee (zwei), Been (Bein), keen (kein), Meesta (Meister). Исключения: drei, Eis, Wein, Seite.

6. Слияние

- (e)r → (a): напримерVata (Vater), aba (aber), üba (über), selba (selber).

- (a)r → (a): напримерpaa (paar), wa (wahr).

- (i)r → (a); напримерwa (wir).

7. Сужение фрикативного звука (s):

(s)→ (t) вконцеслова: et (es), det (das), wat (was), allet (alles), int (ins), dieset (dieses), wat anderet (was anderes).

8. Сужениефрикативногозвука (сh):

- (сh) → (k): ick (ich), всуффиксе - ken (-chen): Männcken (Männchen), bissken (bisschen).

9. Смычно- щелевойзвукpf:

- (pf) → (f) в начале слова: Ferd (Pferd).

- (pf) → (p) в конце слова: Kopp (Kopf).

10. Иногда:

- (st)→(scht) в конце слова: Wurscht (Wurst);

- (chts)→ (scht) в конце слова: nischt (nichts).

11. Смычно – щелевой звук z [ts]:

- z [ts]→ s [s- глухой]: часто в начале и внутри слова. Чтобы отобразить глухость этого звука в правильном написании, используют букву <β>; βu (zu), daβu (dazu), Mediβin (Medizin).

12. Глухие согласные произносятся иногда звонко: drinken (trinken), doll (toll), dood (tot).

13. Краткость гласного звука посредством удваивания согласного звука: ville (viel), uff (auf).

14. Приглушение и смягчение

a) конечногозвука: nich (nicht), is (ist), nu (nun), Komfor (Komfort).

б) конечногослога: treffn (treffen), fragn (fragen).

15. Зачастую добавление окончания – (е):

Аlleene (allein), ville (viel), Musike (Musik), Fritze (Fritz).

16. Проглатывание звуков и слогов в процессе разговора:

Fuffzehn (fünfzehn), hasta (hast du), biste (bist du), kannste (kannst du), machste (machst du), ham wa (haben wir), ham se (haben Sie), isser (ist er), vonne (von der).

Что касается орфографии, то мы указываем лишь 3 особенности. Зачастую пишут:

1. (h)r вместо(g): sahren (sagen), moreln (mogeln).

2. (β) вместо (z): βu (zu), daβu (dazu).

3. (scht), (schp) вместо(st), (sp): Schtrecke (Strecke), schprechen (sprechen).

В современном городском полудиалекте Берлина утрачены все первичные признаки нижненемецкого. Вместо бесперебойных согласных ннем. water, open, makenупотребляются внем. wasser, offen, machen; вместо недифтонгизированных узких долгих ннем. īs, hūs, lūde- новые дифтонги внем. ais, haus, laite; вместо ннем. gōd- внем. gut.

В ряде случаев сохранились отдельные лексические и грамматические реликты бесперебойных согласных, недифтонгизованных долгих, конечного -f, сюда относятся: местоимения ick ‘ich’, wat ‘was’, det ‘das’,et ‘es’; некоторые окончания: уменьшительные на –ken (bisken ‘bisschen’).

Из вторичных признаков вытесненного нижненемецкого диалекта сохранилось бесперебойное –pвместо –pfв середине и на конце слова (appel, kopp, stump); в начале слова вместо ннем. р- подставляется f- , как в восточносредненемецком (fennig, flanzen). По этому же принципу начальное s- вместо z- вытеснило ннем. t- (saitвместо zeit). Спирантное g- наличествует во всех положениях, в анчале слова как j-: jut ‘Gut’, jans ‘Gans’, jejessen ‘gegessen’, jejangen ‘gegangen’. В настоящее время начальное j- будучи характерным признаком берлинского просторечия, все более подвергается вытеснению. Наиболее прочной позицией j- остается неударный префикс je-: появляются формы jegessen, jegangen.