Жизнь и творческий путь Сергея Ивановича Ожегова

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИКИ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ ФАКУЛЬТЕТ РОМАНО-ГЕРМАНСКИХ ЯЗЫКОВ КАФЕДРА АНГЛИЙСКОЙ ФИЛОЛОГИИ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИКИ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

ФАКУЛЬТЕТ РОМАНО-ГЕРМАНСКИХ ЯЗЫКОВ

КАФЕДРА АНГЛИЙСКОЙ ФИЛОЛОГИИ

Жизнь и творческий путь Сергея Ивановича Ожегова

Реферат по введению в языкознание

студентки группы 11А3

Бахур Алины Александровны

Проверил:

ст. преп. кафедры английской

филологии Кряжева А.Л.

Москва-2011

Оглавление

Введение. 2

Глава 1. 3

Жизнь С.И. Ожегова. 3

Глава 2. 14

2.1.Творческий путь С.И. Ожегова. 14

2.2.Библиография. 17

Приложение 1. 18

Приложение 2. 19

Заключение. 20

Введение

Есть такое слово – "богорадить", то есть посвящать себя богоугодным делам. Сергей Иванович Ожегов и был таким "богорадным", "хорошим русским человеком и славным ученым", жизнь которого, не слишком долгая, но яркая, стремительная, богатая событиями и встречами, – достойна нашей памяти.

Глава 1.

Жизнь С.И. Ожегова

Сергей Иванович Ожегов родился в 1900 году. Это выдающийся русский языковед, историк литературного языка, профессор , лексикограф и лексиколог, автор известного «Словаря русского языка».

Сергей Иванович Ожегов родился 23 сентября (по новому стилю) 1900 года в поселке Каменное Новоторжского уезда Тверской губернии. Отец его, Иван Иванович Ожегов, работал инженером-технологом на местной фабрике. У С.И.Ожегова (старшего из детей) было два брата: средний – Борис и младший – Евгений.

В канун первой мировой войны семья С.И.Ожегова переезжает в Петроград, где он оканчивает гимназию. Сережа был живой и веселый мальчик. Дочь Сергея Ивановича Наталия Сергеевна рассказывала: в гимназии преподавал француз, не знавший русского языка, и ученики любили подшучивать над ним. Сережа, бывало, спрашивал учителя: "Месье, можно в сортир?" и тот, конечно же, отвечал: "Да, пожалуйста, выйдите".

По словам Сергея Сергеевича, сына Ожегова, у отца была "бурная, горячая молодость": он увлекался футболом, только входившим тогда в моду, состоял в спортивном обществе, "еще почти мальчишкой вступил в партию эсеров".

В 1918 году Сергей Ожегов поступает в Петроградский университет. Увлечение именно филологией, возможно, оказалось наследственным. Мать Сергея Ивановича, Александра Федоровна (в девичестве Дегожская), приходилась внучатой племянницей известному филологу и педагогу, профессору Петербургского университета протоиерею Герасиму Петровичу Павскому (1787-1863).

Его "Филологические наблюдения над составом русского языка" были удостоены Демидовской премии и изданы дважды. Так Императорская Академия наук почтила труд русского ученого, быть может, в силу своего священства понявшего дух и строй языка шире и яснее, чем многие талантливые современники. Его почитали, с ним не раз советовались ученейшие мужи: А.Х.Востоков, И.И.Срезневский, Ф.И.Буслаев. Конечно же, об этом знал С.И.Ожегов.
Начавшиеся университетские занятия скоро пришлось прервать – С.И.Ожегов ушел добровольцем на фронт. Судьба предоставила ему первое по-настоящему мужское испытание, которое он выдержал, участвуя в боях на западе России, у Карельского перешейка, на Украине.

Окончив службу в 1922 году в штабе Харьковского военного округа, он сразу же вернулся в университет на факультет языкознания и материальной культуры. В 1926 году С.И.Ожегов завершает курс обучения и поступает в аспирантуру, несколько лет усиленно занимается языками и историей родной словесности, участвует в семинаре Н.Я.Марра и слушает лекции С.П.Обнорского в Институте истории литератур и языков Запада и Востока в Ленинграде. К этому времени относятся его первые научные опыты. В собрании С.И.Ожегова в Архиве РАН сохранился "Проект словаря революционной эпохи" – предвестник будущей капитальной работы авторского коллектива под руководством Д.Н.Ушакова, где С.И.Ожегов был одним из самых активных участников, "движителей", как называл его учитель.

С конца 1920-х годов С.И.Ожегов работает над "Толковым словарем русского языка" – Ушаковским словарем, как назвали его позже. Это время было исключительно плодотворным для ученого, влюбленного в словарную работу. Коллеги – Г.О.Винокур, В.В.Виноградов, Б.А.Ларин, Б.В.Томашевский и прежде всего Д.Н.Ушаков – помогали и в какой-то мере воспитывали С.И.Ожегова. Но особенно любил и почитал он Дмитрия Николаевича Ушакова – легендарного русского ученого, педагога, самобытного художника, собирателя и знатока народной старины, мудрого и мужественного человека, почти забытого сейчас. Нетрудно понять, какая ответственность лежала на нем, предпринявшем издание первого толкового словаря советской эпохи (кстати, именно за отсутствие "советскости", за "мещанство" и уклонение от "созвучных эпохе" задач беспощадно критиковали этот труд). В ходе дискуссии 1935 года авторы подвергались грубым нападкам. Вот как сообщал об этом С.И.Ожегов в письме Д.Н.Ушакову от 24 декабря 1935 года, имея в виду М.Аптекаря, их "штатного" обвинителя: "Основные положения "критики": политически незаостренный, беззубый, демобилизирующий классовую борьбу. Хулиганско-кабацкая терминология тоже "разоружает". Причина – неисправимый индоевропеизм, буржуазное и мелкобуржуазное мышление . Будет еще бой! <…> А вообще много было курьезного и преимущественно мерзкого, гнусного. Несмотря на всю гнусность <…> все эти мнения отражают хоть боком известные настроения, с которыми надо считаться, тем более, что они вполне реальны".

Были споры и между самими авторами, имевшими различные, порой непримиримые позиции. С.И.Ожегов, по своему душевному складу очень деликатный и мягкий, немало помогал Д.Н.Ушакову, "сглаживая углы". Недаром в среде "ушаковских мальчиков" (так называли учеников Д.Н.Ушакова) он слыл большим дипломатом и имел прозвище Талейран.

В 1936 году С.И.Ожегов переезжает в Москву и быстро входит в ритм столичной жизни. Но главное, его учитель и друг Д.Н.Ушаков был теперь рядом. Общение с ним в квартире на Сивцевом Вражке стало постоянным.

В 1937-1941 годах С.И.Ожегов преподает в Московском институте философии, литературы и искусства. Его увлекают не только сугубо теоретические материи, но и язык поэзии, вообще художественной литературы, произносительная норма (недаром он вслед за Д.Н.Ушаковым, крупнейшим специалистом по стилистике речи, позже консультирует редакторов на радио).

В Ленинграде остались два брата. Младший брат Евгений умер еще до войны, заразившись туберкулезом. Умерла и его маленькая дочка. Когда началась Отечественная война, средний брат – Борис – по причине слабого зрения не смог уйти на фронт, активно участвовал в оборонительном строительстве и в блокаду умер от голода, оставив после себя жену и двух маленьких детей. Вскоре ушла из жизни и любимая матушка. Но и здесь несчастья не кончились. Однажды бомба попала в квартиру, где жила семья Бориса Ивановича, и на глазах у крошечной дочери погибли маленький брат и мать. Сергей Иванович взял к себе Наташу и воспитал ее как родную дочь. Вот как об этом писал С.И.Ожегов своей тете, Зинаиде Ивановне Ожеговой, в Свердловск 5 апреля 1942 года: "Дорогая тетя Зина! Наверное, не получила ты моего последнего письма, где я писал о смерти Бори 5 января. А на днях получил еще, новое горестное известие. В середине января умер Борин сын Алеша, 26 января мама скончалась, а 1 февраля Борина жена Клавдия Александровна. Никого теперь у меня не осталось. Не мог опомниться. Четырехлетняя Наташа жива, еще там. Вызываю ее к себе в Москву, может быть удастся перевезти. Буду сам пока нянчить…" (из архива Н.С.Ожеговой).

Работа над Словарем закончилась в предвоенное время. В 1940-м году вышел последний 4-й том. Это стало настоящим событием. А С.И.Ожегов жил уже новыми замыслами. Один из них – составление популярного толкового однотомного словаря – подсказал ему Д.Н.Ушаков. Но помешала война. Ученых эвакуировали в августе-октябре 1941 года. Практически весь Институт языка и письменности оказался в Узбекистане. Д.Н.Ушаков сообщал позже об этом путешествии в письме к Г.О.Винокуру: "Вы были свидетелем нашего скоропалительного отъезда в ночь на 14/Х. Как мы ехали? Казалось, что плохо (тесно, спали вроде как по очереди…) Два раза в пути, в Куйбышеве и Оренбурге, нам по какому-то распоряжению выдали хлеба по огромной буханке на человека.

Сравнить это с той массой горя, страданий и жертв, которые выпали на долю тысячам и тысячам других! – В нашем поезде один вагон – академический, другие: "писатели", киношники (с Л.Орловой – сытые, избалованные нахлебники в мягком вагоне)…"

С.И.Ожегов остался в Москве. Он разработал и читал студентам пединститута курс русской палеографии, дежурил в ночных патрулях, охраняя родной дом – впоследствии Институт русского языка. В эти годы С.И.Ожегов исполнял обязанности директора Института языка и письменности. Вместе с другими учеными он организует языковедческое научное общество, изучает язык военного времени. Многим это не нравилось. В письме к Г.О.Винокуру он сообщал: "Зная отношение ко мне некоторых ташкентцев, я и к Вашему молчанию склонен относиться подозрительно! Меня ведь винят и в болезни ДН (т.е. Ушакова. – О.Н.), и за отказ ехать из Москвы, и за создание в Москве "общества" лингвистического, как там кажется называют, и еще за многое…"

Во время войны коллеги С.И.Ожегова, не без его помощи, начали возвращаться из эвакуации в Москву. Не вернулся только Д.Н.Ушаков. Климат Ташкента оказался губительным, его сильно мучила астма, и 17 апреля 1942 года он скоропостижно умер. 22 июня ученики и коллеги почтили память Д.Н.Ушакова на совместном заседании филологического факультета Московского университета и Института языка и письменности. В числе выступавших был и С.И.Ожегов. Он говорил о главном деле жизни своего учителя – "Толковом словаре русского языка".

В 1947 году С.И.Ожегов вместе с другими сотрудниками Института русского языка направляет письмо И.В.Сталину с просьбой не переводить Институт в Ленинград, что могло бы существенно нарушить сложившуюся структуру. Институт был оставлен в Москве, и С.И.Ожегов наконец занялся своим детищем – "Словарем русского языка". 1-е издание этого ставшего ныне классическим "тезауруса" вышло в 1949 году и сразу же обратило на себя внимание. С.И.Ожегов получал сотни писем с просьбами прислать словарь, объяснить то или иное слово. Ученый никому не отказывал.


"…известно, что пролагающий новую дорогу встречает много препятствий", – писал знаменитый предок С.И.Ожегова Г.П.Павский8. Так и С.И.Ожегов не только удостоился заслуженных похвал, но навлек на себя и тенденциозную критику. 11 июня 1950 года газета "Культура и жизнь" опубликовала рецензию некоего Н.Родионова с весьма показательным названием "Об одном неудачном словаре". С.И.Ожегов написал ответное письмо редактору газеты, а копию послал в "Правду". В 13-страничном послании9 нет ни малейшего стремления унизить горе-рецензента. Ученый предъявлял ему обоснованно жесткую, корректную, научную аргументацию и в итоге одержал победу. При жизни С.И.Ожегова Словарь выдержал восемь изданий; каждое он тщательно дорабатывал.

В архиве Н.С.Ожеговой сохранился любопытный документ – копия письма С.И.Ожегова от 20 марта 1964 года в издательство "Советская энциклопедия", в котором ученый, в частности, пишет: "В 1964 году вышло новое стереотипное издание моего однотомного "Словаря русского языка". Сейчас работает образованная при Отделении литературы и языка АН СССР Орфографическая комиссия, рассматривающая вопросы упрощения и усовершенствования русской орфографии. В недалеком, по-видимому, будущем эта работа завершится созданием проекта новых правил правописания. В связи с этим я нахожу нецелесообразным дальнейшее издание Словаря стереотипным способом. Я считаю необходимым подготовить новое переработанное издание. Кроме того, и это главное, я предполагаю внести ряд усовершенствований в Словарь, включить новую лексику, вошедшую за последние годы в русский язык, расширить фразеологию, пересмотреть определения слов, получивших новые оттенки значения… усилить нормативную сторону Словаря". Не без споров проходило обсуждение Словаря и в академических кругах.

Бывший преподаватель С.И.Ожегова, а позднее академик С.П.Обнорский, редактировавший 1-е издание, впоследствии концептуально разошелся с Ожеговым (разногласия наметились еще в конце 1940-х годов) и устранился от участия в работе над Словарем.

1940-е годы стали едва ли не самыми плодотворными в жизни С.И.Ожегова. Задуманные тогда проекты нашли воплощение позднее, в 1950-е годы. Один из них – создание Центра, или Сектора, как его потом назвали, по изучению культуры речи. С 1952 года и до конца жизни С.И.Ожегов возглавляет Сектор, центральным направлением деятельности которого стали изучение и пропаганда родной речи – не примитивная, как сейчас (вроде прогулочной телепрограммы "Говорите правильно"), а всеобъемлющая. Он и его сотрудники выступали по радио, консультировали дикторов и театральных работников, заметки С.И.Ожегова о языке нередко появлялись в периодической печати, он был постоянным участником литературных вечеров в Доме ученых, привлекал к сотрудничеству писателей, деятелей искусства. Тогда же начали выходить под его редакцией и в соавторстве знаменитые словари произносительных норм, которые знали и изучали даже в русском зарубежье (см. публикуемые ниже письма "парижанина" А.Н.Бурнашева).

В 1950-е годы при Институте русского языка появляется новое периодическое издание – научно-популярная серия "Вопросы культуры речи", организатором которой стал С.И.Ожегов. Здесь печатались молодые коллеги и ученики С.И.Ожегова, ставшие затем известными русистами-нормативистами: Ю.А.Бельчиков, В.Л.Воронцова, Л.К.Граудина, В.Г.Костомаров, Л.И.Скворцов, Б.С.Шварцкопф и многие другие. Внимание и уважение С.И.Ожегова к начинающим талантливым исследователям неизменно привлекало к нему людей. Он умел разглядеть в человеке индивидуальность, что помогло молодежи, сплотившейся вокруг него, – "ожеговцам", "могучей кучке" – творчески раскрыться, подхватить и развить идеи и замыслы учителя.

Еще одним "делом жизни" С.И.Ожегова (наряду с изданием "Словаря русского языка") была организация нового научного журнала "Русская речь" (первый номер вышел после смерти С.И.Ожегова в 1967 году) – пожалуй, самого многотиражного из академических журналов, пользующегося популярностью и заслуженным уважением и сейчас.

Являясь глубоким академическим специалистом и ведя обширную преподавательскую деятельность (он многие годы работал в МГУ), С.И.Ожегов все же не был кабинетным ученым и с присущей ему доброй иронией живо откликался на новшества в языке рядового человека "космической" эпохи. В статье, посвященной 90-летию со дня рождения С.И.Ожегова, одна из самых талантливых и преданных его учениц профессор Л.К.Граудина писала: "С.И.Ожегов неоднократно повторял мысль о том, что нужны экспериментальные исследования и постоянно действующая служба русского слова. Обследования состояния норм литературного языка, анализ действующих тенденций и прогнозирование наиболее вероятных путей развития – эти стороны "разумной и объективно оправданной нормализации" языка составляют важную часть деятельности отдела культуры речи и в наши дни".

Последние годы жизни С.И.Ожегова были омрачены нападками со стороны "коллег". Некоторые из них, особенно искусные в интригах, называли Сергея Ивановича "не ученым". Будь он более практичным, он, без сомнения, мог иметь "лучшую репутацию". Но Сергей Иванович был предельно далек от конъюнктурщины в науке. И поколение "новых марристов", неуклонно продвигавшееся в первые ряды, не простило ему человеческой и научной принципиальности.


Впрочем, были и те, кто до конца шел вместе с ним и спустя десятилетия остался верным делу учителя, в отличие от отвернувшихся от С.И.Ожегова сразу после его смерти и примкнувших к более "перспективным" деятелям…

Особая тема – увлечения С.И.Ожегова. Он был, что называется, весьма интересным мужчиной "не без индивидуальности", страстным, грациозным, влюбчивым. Юношеский азарт, притягательную силу "электрического" взгляда сохранял он всю жизнь. Любовь оставалась с ним неизменно. Вот как об этом писал С.С.Ожегов: "Отзвуки молодости, своеобразное "гусарство" всегда жили в отце. Всю жизнь он оставался худощавым, подтянутым, внимательно следящим за собой человеком. Спокойный и невозмутимый, он был способен и на непредсказуемые увлечения. Он нравился и любил нравиться женщинам…"

С.И.Ожегова называли русским барином. Он обладал своей "поступью", имел изысканные манеры и всегда следил за своим внешним видом, по-особому присаживался и говорил. Его облик был удивительно гармоничен: священническое лицо, аккуратная, с годами поседевшая бородка, манеры старого аристократа.

Последние годы С.И.Ожегов не раз говорил о смерти, рассуждал о вечном. По воспоминаниям близких людей, во время нападок он не боролся с клеветниками и "не оспаривал глупца", но, испытывая боль душевную, плакал…

С.И.Ожегов скончался 15 декабря 1964 года. Он хотел, чтобы его похоронили на Ваганьковском кладбище по христианскому обряду, и безумно боялся кремации (по рассказам Н.С.Ожеговой). Но это желание Сергея Ивановича исполнено не было. И теперь его прах покоится в стене Новодевичьего некрополя. Наталия Сергеевна Ожегова рассказывала, что слово "Бог" в их семье присутствовало постоянно. Религиозным в полном смысле слова Сергей Иванович не был, но Пасху свято соблюдал и ходил ко всенощной в Новодевичий монастырь…

Глава 2.

2.1.Творческий путь С.И. Ожегова

Первое издание «Словаря русского языка» С.И. Ожегова вышло в 1949 году. С того времени по 1991 год ожеговский словарь выдержал 23 издания, общим тиражом свыше 7 миллионов экземпляров. Он стал поистине настольной книгой «правильной русской речи» для всех, кому дорог и кому настоятельно нужен русский язык. К нему обращаются учителя, журналисты, писатели, актеры и режиссеры, дикторы радио и телевидения, студенты и школьники. Научная достоверность и высокая информативность в сочетании с компактностью - вот основные достоинства, которые определили необычайную долговечность этой книги, намного пережившей своего творца и составителя.

Время активной работы над «Словарем русского языка» пришлось на разгар Великой Отечественной войны. В 1942 году в эвакуации в Ташкенте умер Д.Н. Ушаков, в этом же году ушел из жизни Н.Л. Мещеряков. Сергей Иванович Ожегов, оставшись в Москве, работал над словарем: «В комнате чисто и холодно. Курева нет, отвыкаю. В половине декабря испортилась канализация. Потом последовательно водопровод вышел из строя, затем стало гаснуть электричество и лопнули трубы отопления...». Однако все эти тяготы быта отходили на второй план, главным была работа, упоенное «погружение в словарь».

Первое издание «Словаря русского языка», составленного С. И. Ожеговым (при участии Г. О. Винокура и В. А. Петросяна), под общей редакцией акад. С. П. Обнорского вышло спустя четыре года после окончания войны. Работая над созданием однотомного словаря, Ожегов преследовал определенные задачи. В рамках одного тома надо было отразить с достаточной полнотой основной состав лексики современного русского языка; включить в него наиболее важные неологизмы, выработать компактную структуру словарной статьи и принципы экономной подачи иллюстративного материала. Необходимо было также учесть и новые научные достижения в области лексикологии, лексикографии, орфоэпии, грамматики и стилистики.

Популярность словаря Ожегова начала быстро расти сразу же после выхода в свет. «Словарь русского языка» выдержал шесть прижизненных изданий. Первое и последнее прижизненное издания - это, в сущности, совершенно разные книги. За ними стоят не только достижения лингвистической науки и лексикографической практики, но и годы поистине титанического труда составителя. От издания к изданию Ожегов перерабатывал свой словарь, стремясь усовершенствовать его как универсальное пособие по культуре речи.

«Словарь русского языка» неоднократно переиздавался в зарубежных странах. В 1952 году вышло репринтное издание в Китае, вскоре последовало издание в Японии. Он стал настольной книгой многих тысяч людей во всех уголках земного шара, изучающих русский язык. Последней данью признательности ему стал «Новый русско-китайский словарь», вышедший в Пекине в 1992 году. Его автор Ли Ша (русская по происхождению) сделала необычную книгу: она скрупулезно, слово в слово перевела на китайский язык весь «Словарь русского языка» С. И. Ожегова.

До последних дней жизни ученый неустанно работал над совершенствованием своего детища. В марте 1964 года, будучи уже тяжело больным, он подготовил официальное обращение в издательство «Советская энциклопедия", в котором писал: «В 1964 году вышло новое, стереотипное издание моего однотомного «Словаря русского языка»... Я нахожу нецелесообразным дальнейшее издание Словаря стереотипным способом. Я считаю необходимым подготовить новое, переработанное издание. Предполагаю внести ряд усовершенствований в Словарь, включить новую лексику, вошедшую за последние годы в русский язык, расширить фразеологию, пересмотреть определения слов, получивших новые оттенки значения, усилить нормативную сторону Словаря». Осуществить этот замысел Сергей Иванович не успел: 15 декабря 1964 года его не стало.

В 1968 и 1970 годах вышли 7-е и 8-е стереотипные издания Словаря Ожегова, а, начиная с 9-го издания (1972 год), он выходил под редакцией Н.Ю. Шведовой. Сегодня знаменитый словарь выходит под двумя фамилиями — Сергея Ивановича Ожегова и Натальи Юльевны Шведовой. Называется он «Толковый словарь русского языка» (последнее издание, исправленное и дополненное, вышло в 1997 году).

К сожалению, авторские права наследников С.И. Ожегова при всех этих доработках и переименованиях соблюдены не были. Это спровоцировало долгую историю прений наследников ученого с издательством. В результате выпуск словаря Ожегова-Шведовой был приостановлен до окончания судебного процесса; также было принято решение о проведении независимой лингвистической экспертизы текста этого словаря. И, наконец, по инициативе наследников было выпущено альтернативное издание словаря С.И. Ожегова под редакцией проректора Литературного института Л.И. Скворцова. Хотя издание и носит двузначный порядковый номер, оно, как сказано в предисловии, представляет собой «возврат к первоисточнику» и воспроизводит последнее прижизненное издание словаря с минимальной конъюнктурной правкой.

2.2.Библиография

- Ожегов Сергей Иванович. Словарь русского языка / Гл. ред. С. П. Обнорский. 50000 слов. М.: Гос. изд. иностр. и нац. словарей, 1949. XVIII, 968 с. В сост. словаря принимали участие проф. Г. О. Винокур и В. А. Петросян.

- 2-е 52000 слов. 1952. 843 с

- 3-е 1953. 848 с

- 4-е 53000 слов. 1960. 900 с

- 6-е 1964. 900 с

- 7-е М.: Сов. энц., 1968. 900 с 150000 экз.

- 8-е 1970. 900 с 150000 экз.

- 9-е Ок. 57000 слов Под ред. Н. Ю. Шведовой. 1972. 847 с 120000 экз.

- 10-е 1973. 846 с

- 11-е 1975. 847 с 75000 экз.

- 12-е 1978. 846 с

- 13-е изд., испр. М.: Рус. яз., 1981. 816 с 123000 экз.

- 14-е стер. 1982. 816 с 105000 экз. 1983. 816 с 115000 экз.

- 15-е стер. 1984. 816 с 160000 экз.

- 16-е испр. 1984. 797 с 120000 экз.

- 17-е стер. 1985. 797 с 195000 экз.

- 18-е стер. 1986. 795 с 300000 экз.

- 18-е стер. 1987. 795 с 220000 экз.

- 19-е испр. 1987. 748 с 225000 экз.

- 20-е стер. 57000 слов. 1988. 748 с 480000 экз.

- 21-е перераб. и доп. 70000 слов. М.: Рус. яз., 1989. 921 с

- 22-е стер. 1990. 921 с 200000 экз.

- 23-е испр. 1990. 915 с 100000 экз. Ок. 57000 сл. Екатеринбург: «Урал-Советы» («Весть»), 1994. 796c. Около 53000 слов. 4-е изд., испр. и доп. М., 1997. 763 с.

- Ожегов Сергей Иванович, Шведова Наталия Юльевна. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеологических выражений / Рос. АН, Ин-т рус. яз., Рос. фонд культуры. М.: Азъ, 1992. 955 с 100000 экз. 1993. 955 с

- 2-е испр. и доп. 1994. 908 с 100000 экз.

- 2-е испр. и доп. 1995. 908 с

- 3-е стереотип. 1995. 928 с 100000 экз. 80000 слов и фразеол. выражений.

- 4-е изд. М.: Азбуковник, 1997. 943 с.

Приложение 1

Приложение 2

Заключение

Бесспорно, что «Словарь русского языка» Сергея Ивановича Ожегова навсегда останется надежным хранителем языка советской эпохи, источником для многих интереснейших исследований, помощником для детей и взрослых.