регистрация / вход

Окказионализмы в письмах Чехова

ВВЕДЕНИЕ Одной из проблем лингвистики является проблема взаимодействия языка и речи как во всей языковой системе в целом, так и на ее лексическом и словообра-зовательном уровнях в частности. Важнейшая сторона этой проблемы – рассмот-рение соотношения и взаимодействия между каноническим словом как лексчес-кой единицы языка и окказиональным словом как лексической единицы речи.

ВВЕДЕНИЕ

Одной из проблем лингвистики является проблема взаимодействия языка и речи как во всей языковой системе в целом, так и на ее лексическом и словообра-зовательном уровнях в частности. Важнейшая сторона этой проблемы – рассмот-рение соотношения и взаимодействия между каноническим словом как лексчес-кой единицы языка и окказиональным словом как лексической единицы речи. Ок-казиональные слова нередко демонстрируют возможности и закономерности словообразования, ускользающие от исследователей, которые останавливают свое внимание только на словах, закрепившихся в языке.

Актуальность исследования заключается в том, что окказионализмы в письмах Чехова не были предметом специального изучения.

Словарный состав языка - наиболее открытый и подвижный уровень языковой системы; он постоянно развивается, обогащается новыми словами. Естественно, что для этого используется главным образом тот строительный материал, который есть в самом языке. Новые слова широко образуются от уже существующих и по их образцу, также происходит заимствование слов из других языков.

Исследование особенностей современного словообразования – причин и факторов создания новых слов, способов их образования, приемов введения в текст окказионализмов, стилистические функции окказионализмов в произведении – имеют большое значение для познания внутренних законов и тенденций развития словообразовательной системы в целом.

Необходимость изучения слов, не реализованных в языке (окказионализ-мов), можно объяснить и тем, что эти слова нередко демонстрируют возможности и закономерности словообразования, ускользающие от исследователей, которые останавливают свое внимание только на словах, закрепившихся в языке. Как отмечала Е.К.Чиркова: “…если мы хотим представить себе будущее языка, то мы должны так же тщательно исследовать окказиональные явления речи, как исследуют диалектизмы для лучшего понимания прошлого языка…”.

Словообразование на сегодняшний день в плане его структурно писания изучено довольно хорошо. На современном этапе сформировалось три направления его описания:

1. синтаксическое;

2. ономасиологическое;

3. функционально-семантическое.

Активизировалось изучение единиц словообразования в аспекте словотворчества (Е.А.Земская, Н.А.Кожевникова, М.А.Бакина и другие), в стилистическом аспекте (В.И.Изотов, В.Н.Виноградова, В.П.Григорьев и другие).

На современном этапе актуальным является установление связей лингвистики текста и словообразования. В связи с этим выделяются два круга проблем:

1. обращение к тексту помогает прояснить особенности протекания словообразовательного акта, его специфику;

2. обращение к тексту помогает понять, как словообразование служит тексту, и какие особенности текста могут объясняться использованием словообра-зовательных явлений (Е.А.Земская, Е.С. Кубрякова).

Основное значение, на которое направлено словотворчество художественной речи, – это выражение качеств, признаков; именно в них ху-ожник выражает свое мировидение. Окказионализмы являются одной из наиболее экспрессивных черт художественной речи. Их экспрессивность основывается ненормативностью словообразовательной структуры с точки зрения общекоммуникативной речи. Экспрессивность окказионализмов художественной речи создается, кроме того, и тем, что многие окказионализмы образуются для выражения тропеических значений в их «внутреннем контексте», они могут быть также составной частью развернутого образного контекста, участвовать в сознании различного рода фигур речи, использоваться для создания определенной звукописи.

Таким образом, сближение общей категории – текста и частной – окказионализма правомерно, так как художественный текст небезразличен к деталям и частностям.

Одна из особенностей творчества А.П.Чехова – создание новых слов (неологизмов)

В нашем исследовании была предпринята попытка рассмотреть новообразования в письмах А.П.Чехова. В связи с этим объектом нашего исследования явились словообразовательные средства в письмах А.П.Чехова.

Предметом исследования стали индивидуально-авторские новообразования А.П.Чехова.

Цель нашего исследования – выявить типы индивидуально-авторских ново-образований А.П.Чехова, способы их создания и приемы использования.

Реализация цели ставит перед нами следующие задачи:

- собрать фактический материал;

- рассмотреть проблему изучения окказионализмов в лингвистике;

- проанализировать и описать выявленные дериваты с учетом их вхождения в тот или иной словообразовательный тип;

- выявить наиболее продуктивные словообразовательные типы окказионализмов в письмах А.П.Чехова;

- определить функции окказионализмов А.П.Чехова;

- составить структурно-семантическую типологию окказиональных производных новообразований, учитывая их частеречную принадлежность, способ образования и лексико-семантическую группу.

Эта тема является актуальной, так как она недостаточно разработана в науке. Она может быть использована в школе на факультативных занятиях, на уроках русского языка и литературы. Письмо – это вид речевой деятельности, в процессе которого содержание высказывания передается с помощью графических знаков. Окказионализмы – это речевое явление, поэтому употребление их в письме совершенно оправдано. Письмо полнее, чем художественное произведение характеризует личность писателя и его отношение к адресанту. Как правило, окказионализмы используются в дружеских письмах, адресованных людям хорошо знающим адресата письма.

В нашей работе мы использовали типологический метод, приемы: непосредственного наблюдения, сопоставления, обобщения, сплошной выборки, словообразовательный анализ.

Основная терминологическая база работы строится на следующих научных понятиях и терминах: окказиональное, потенциальное слово, словотворчество, словообразовательный тип, производное слово (дериват), мотивирующее слово, мотивированное слово, словообразовательный способ, окказиональный словообразовательный способ.

Глава 1. Проблема окказионализмов в лингвистике

1.1 Потенциальные и окказиональные слова

В энциклопедическом словаре «Русский язык» (под редакцией Ю.Н.Караулова) исследователем Ю.А.Бельчиковым дается следующее опреде-ление окказионализма:

Окказионализмы ( от латинского «occasionalis» – случайный) – речевые явле-ния, возникающие под влиянием контекста, ситуация речевого общения для осу-ществления какого-либо актуального коммуникативного задания, главным обра-зом для выражения смысла, необходимого в данном случае.

Термин этот впервые употреблен к русскому словообразованию Н.И.Фельдманом в статье «Окказиональные слова и лексикография» [Вопросы языкознания, 1954,№4].

В лингвистической литературе существуют также другие названия окказиональных слов. Они широко предложены разными авторами и не приняты столь широко как «окказионализмы».

Это: «индивидуальные слова», «авторские» или «индивидуально-авторские неологизмы»; «стилистические» или «индивидуально-стилистические неологиз-мы»; «литературные неологизмы»; «слова-самоделки»; «слова-экспромты»; «слова -метеоры»; «неологизмы поэта» или «поэтические неологизмы». Среди удачных терминов заслуживает внимания термин «эгологизм», предложенный А.Аржано-вым в его статье «Закон есть закон». Мы в своем исследовании будем поль-зоваться термином «окказионализм».

Окказионализмы создаются на базе продуктивных/непродуктивных моделей из имеющегося в структуре языка материала вопреки сложившейся литературной норме. Окказионализмы создаются специально, нарочито, они всегда привязаны к определенному контексту, ситуации, поняты на фоне данного контекста, ситуа-ции, которые послужили базой для их создания. Специфика их заключается в том что, обслуживая определенный контекст, данный частный случай они не претен-дуют на то чтобы закрепиться в языке войти в общее употребление.

Окказионализмы обладают повышенной выразительностью в силу своей необычности на фоне канонических нормативных образований. Они, как правило, экспрессивно окрашены. Окказионализмы образуются преимущественно в разго-ворной речи, используются в художественной литературе в публицистике.

Более всего окказионализмов в сфере лексики и словообразовании. Здесь выделяется особый пласт слов – окказиональные слова. Окказиональные слова – результат, как правило, индивидуального словотворчества, языкового новаторства. Они – реализация потенциальные возможностей системы языка.

Среди окказиональных слов выделяется два разряда: потенциальные слова и собственно окказиональные слова.

Остановимся на том, что среди языковедов нет единства в толковании термина «потенциальное слово». Так сам автор термина Г.О.Винокур делает упор на то, что потенциальных слов фактически нет, но которые могли бы быть, если бы того захотела историческая случайность.

Э.Ханпира, рассматривая соотношение терминов «неологизм», «потенциальное слово», «окказиональное слово», отмечает, что потенциальное слово – это слово, которое может быть образовано по языковой модели высокой продуктивности, а также слово, уже возникшее по такой модели, но еще не воз-никшее в язык. В последнем случае термин «потенциальное» вовсе не отрицает существования этого слова как такового, вовсе не значит, что данный звуковой комплекс может быть назван «словом», лишь попав в язык, и не сигнализирует о возможности вхождения данного слова в язык. Термин «потенциальное» подчер-кивает заданность такого слова словообразовательной системой языка

Те же признаки потенциального слова отмечает в своей работе И.Смирницкий в своей книге «Объективность существования языка» [М.,1954]

Из всего выше сказанного мы можем сделать вывод, что потенциальные слова создаются по действующим словообразовательным моделям, но несколько модифицированным. В результате расширяются возможности реализации таких моделей, их использование в речи.

В противоположность потенциальным словам другие окказионализмы можно назвать «индивидуально-авторскими словами» (или собственно окказиональными словами).

Некоторые исследователи (Э. Ханпира, Е.А.Земская) понимают под «окказионализмами» только индивидуально-авторские слова, противопоставляя слова потенциальные и окказиональные.

Следуя за Е.А.Земской отметим, что, если потенциальные слова создаются по наиболее продуктивным типам, заполняя пустые клетки словообразовательных парадигм (то есть они реализуют действие законов словообразования), то окказиональные слова противостоят обычным (узуальным) словам. Окказионализмы – нарушители законов (правил) общеязыкового словообразования. Окказионализмы характеризуют совершенно особый аспект языка – теоретический, индивидуальный, эстетический. Окказионализмы показывают, на что способен язык при рождении новых слов, каковы его творческие потенции, глубинные силы.

Данную точку зрения поддерживает Э.Ханпира, который отмечает, что окказиональные слова – это слова, при образовании которых нарушены какие-либо законы словообразовательных типов и их важной чертой является их тесная связь с контекстом.

Из выше сказанного можно сделать вывод, что потенциальные и окказиональные слова представляют собой (по мнению Е.А.Земской и Э.Ханпира) два полюса словообразования: первые являются реализацией законов словообразования, вторые – нарушением этих законов. Оба разряда слов демонстрируют возможности, заложенные в системе языка, только в первом случае – это возможности глубинные, лишь изредка, с трудом выбивающиеся на поверхность.

Иначе говоря, обе группы слов – и потенциальные, и индивидуально-авторские – создаются «по случаю», окказионально».

Собственно окказиональные слова образуются под влиянием контекста по аналогии или образцу конкретного слова. Все они создаются посредством сознательного языкового новаторства. Они порождаются установкой на создание нового слова.

Необходимо остановиться на основных признаках, характерных для окказиональных слов во всей их совокупности и отличающие их от обычных (реальных) слов, которые раскрыты в работе А.Г.Лыкова:

Принадлежность к речи.

Принадлежность к речи – наиболее широкий и наиболее важный признак окказионального слова. Все остальные признаки представляют собой конкретное воплощение именно этого наиболее общего признака. В окказиональном слове содержится противоречие между фактом слова, с одной стороны, и системой и нормой языка с другой. Оно выражает в особых языковых формах предельно специфическую конкретность соответствующей ситуации. Факт создания (и употребления) окказионального слова – это факт речи.

Творимость.

Творимость – это один из наиболее специфических речевых признаков окказионального слова. Творимость окказионализма противопоставлена воспроизводимости канонических слов, притом под воспроизводимостью канонического слова понимается его функциональная повторяемость в готовом виде. Окказиональное слово как чисто речевое явление не принадлежит языку: оно не воспроизводится, а творится, заново создается всякий раз для каждого конкретного случая его употребления. Свойство творимости – важнейший отличительный признак окказионального слова.

Словообразовательная производность.

Как известно, производным в словообразовании называется такое слово, которое с синхронной точки зрения является вторичным (выводным, мотивированным) по отношению к другому слову. Окказиональное слово по самой своей сути обязательно должно быть производным словом, поскольку окказиональное слово представляет собой результат относительно свободной комбинации, по крайней мере, двух словообразующих морфем, что неизбежно ведет к производности окказионального слова. Факты речи – всегда творческие, а творчество окказиональных слов – это свободная комбинация единиц на морфемном уровне.

Ненормативность.

Ненормативность – характерная особенность окказионального слова. Мотивированная неправильность, носящая целесообразно организованный, «запрограммированный» характер, может быть одним из проявлений поэтической речи (в самом широком смысле).

Функциональная одноразовость.

Важнейшим свойством окказионального слова является его одноразовость. Это свойство выражается в том, что окказиональное слово создается говорящим для того, чтобы оно употребилось в речи всего лишь один раз. «абсолютная свежесть» окказионального слова передает уникальность ситуации, ее предельную конкретность, которую в такой мере бессильно выразить каноническое слово как единица языка.

Экспрессивность.

Обязательная экспрессивность – характерная черта окказиональных слов. Окказиональное слово экспрессивно само по себе, в силу особенностей своего внутреннего словообразовательного строения. Степень экспрессивности окказиональных слов неодинакова. Чем меньше формальных и семантических нарушений правил языкового словообразовательного стандарта совершается при образовании окказионального слова, тем меньше экспрессивность, и наоборот.

Номинативная факультативность (необязательность).

Этот признак указывает на характер номинации окказионального слова в отличие от номинации канонического слова. Если каноническое слово – это исторически закрепленный в языке знак определенного «кусочка действительности», и в живой речи являющийся отражением этой действительности, определенное слово языка в соответствующей ситуации представляет собой номинативно неизбежный факт с точки зрения лексической системы и нормы языка в данную эпоху его жизни. Окказиональное же слово является факультативным необходимым фактом с точки зрения номинации в указанном выше смысле, так как за таким словом в языковой классификации неязыкового мира действительности с обязательностью не закреплен ни один из ее «кусочков».

Синхронно-диахронная диффузность.

Сущность синхронно-диахронной диффузности заключается в местонахождении окказионального слова в точке пересечения синхронной и диахронной осей координат языковой системы. Окказионализм является живым воплощением связи между синхронией и диахронией. Окказионализмы и синхронны и диахронны. Синхронны потому, что, подобно каноническим словам в их системном отношении друг с другом, окказионализмы ассоциативно связаны с ними словообразовательными, семантическими, грамматическими и другими отношениями, и потому-то в речи, в самом процессе общения, творятся из уже существующих морфем и понимаются носителями языка. Диахронны потому, что окказионализмы, будучи фактами чисто речевыми и невоспроизводимыми, в самих актах своего рождения включаются в линейную цепочку временной последовательности других речевых актов – актов, протяженных во времени. Таким образом, акт рождения окказионального слова (диахронный момент) и акт функционального сосуществования с другими окказионализмами и, прежде всего каноническими словами (синхронный момент) одновременно, одномоментны.

Индивидуальная принадлежность.

Для окказионализма его «авторская принадлежность» является принципиальным условием пребывания в окказиональном статусе.

Следует сказать, что различительная сила признаков окказионального слова неодинакова. Каждый, взятый в отдельности, недостаточен как демаркатор окказионализма. И только во всей «разовой совокупности» они способны определенно отграничить окказиональное слово от всех других единиц языка.

Таким образом, А.Г.Лыков выделяет девять основных признаков окказионального слова:

1. принадлежность;

2. творимость;

3. словообразовательная производность;

4. ненормативность;

5. функциональная одноразовость;

6. экспрессивность;

7. номинативная факультативность;

8. синхронно-диахронная диффузность;

9. индивидуальная принадлежность.

Сделаем выводы:

Среди языковедов в современной лингвистической литературе нет единства понимании терминов «потенциальные слова» и «окказиональные слова», следовательно, по-разному представляются и соотношения между ними.

Рассмотрев точки зрения языковедов Э.Ханпира, В.В.Лопатина, Е.А.Земской на проблему окказионализмов, представим их сравнительный анализ в виде таблицы:

Э.Ханпира

Е.А.Земская

В.В.Лопатин

1. Делят все новые слова на 3 группы: неологизмы, потенциальные слова, окказиональные слова

1. Делит на 2 группы: неологизмы, окказио-нальные слова

2. Различает понятие «окказиональное слово» и «окказионализм»

2. употребляют понятие «окказиональное слово» как синонимы

3. Выделяет категории окказиональности и потенциаль-ности

3. Не высказываются по поводу этих категорий

4. Разделяют словообразование на потенциальное и окказиональное

В воем исследовании мы вслед за В.В.Лопатиным будем использовать термины «окказионализм» и «окказиональное слово» как синонимы и в расширенном понимании, то есть, включая потенциальные слова.

1.2. Виды художественных окказионализмов

(с точки зрения нарушения норм того или иного уровня языка)

1. Морфологические окказионализмы;

2. синтаксические окказионализмы;

3. фразеологические окказионализмы;

4. словообразовательные окказионализмы.

Словообразовательные окказионализмы имеют несколько разновидностей:

- окказиональная словообразовательная модель – это такая структурно-семантическая формула построения слов, которая неизвестна языку;

- окказиональный словообразовательный суффикс – суффикс, который не значится в репертуаре словообразовательных суффиксов языка, или, иными словами, такой звуковой комплекс, который окказионально соединяется со значением и функцией суффикса;

- окказиональная словообразовательная синонимия – окказиональная синонимия словообразовательных моделей;

- окказиональная внутренняя форма – это конкретизация словообразовательного значения семантикой производящей основы.

5. лексические окказионализмы;

6. семантические окказионализмы;

7. стилистические окказионализмы.

1.3. Типы окказионализмов с позиции нарушения законов словообразования.

С точки зрения того, как именно нарушаются при словообразовании законы действия словообразовательного типа, Е.А.Земская различает три типа окказионализмов:

1. произведенные с нарушением законов системной продуктивности словообразовательных типов;

2. произведенные по образцу типов непродуктивных и малопродуктивных в ту или иную эпоху, то есть с нарушением законов эмпирической продуктивности;

3. созданные неузуальным (окказиональным) способом или по образцу нечленимого слова (по аналогии).

1.4. Способы и приемы, специфичные для порождения окказионализмов.

Полное исчисление этих способов вряд ли возможно в принципе, так как создание окказионализмов – явление индивидуальное. Многие окказионализмы – это явление не типовые, а индивидуальные, потому «подвести» их под какой-то типовой способ бывает трудно, а иногда невозможно.

Е.А.Земская выделяет следующие способы и приемы:

- междусловное наложение;

- контаминацию;

- слияние;

- образование по конкретному образцу;

- построение слов с вымышленными корнями;

- «важность начального согласного»;

- высвобождение аффиксов и других частей слова;

- использование аффиксов в качестве базовых основ;

- каламбурные и паронимические «игры со словом.

Выводы по теоретическим проблемам неологии. Она рассматривает вопросы:

- об узуальных и неузуальных словах;

- о разграничение неологизмов и речевых новообразований;

- о различении потенциальных слов и собственно окказиональных слов;

- о переходных случаях между потенциальными словами и окказиональными, – представим схематически распределение обозначенных групп слов и перехода между ними.

Глава 2.

Письма Чехова представляют собой одно из самых значительных эпистолярных собраний в литературном наследии русских классиков. Всего сохранилось около 4400 писем, написанных в течение 29 лет – с 1875 по 1904 год.

Чеховские письма являются образцом эпистолярного жанра; они не уступают по совершенству языка его художественным произведениям и, подобно им, способны доставлять подлинное эстетическое наслаждение.

При жизни Чехова публикации его писем были редкими и случайным. В 1904 –1905 годах, после смерти писателя, в печати стали часто появляться его письма, преимущественно в мемуарной литературе.

Тематика эпистолярного наследия Чехова многообразна: дневники путешествий, иногда очень подробные; календари работы над произведениями (особенно тщательно зафиксированы этапы создания некоторых пьес); события личной жизни; литературные связи – с писателями, редакторами, издателями; общение с театральными работниками, актерами, композиторами, художниками; отклики на общественные, литературные и театральные явления; отзывы о критике; советы начинающим авторам.

В нашей работе выявлено … авторских новообразований.

2.1. Принципы типологии.

Имя существительное:

Наречие + суффикс.

«наречие» + суффикс ец.

«постепенно» + ец = «постепеновец»

«Я не либерал, не консерватор, не постепеновец , не монах, не индиферептист».

Чехов – А.Н.Плещееву

4 октября 1888 г. Москва

Образование произошло по типу скупой – скупец, глупый – глупец, постепенный – постепеновец. Это образование существительного от основ прилагательных.

Словосочетание + суффикс.

«сочетание прилагательного с существительным» + суффикс тель.

«благая весть» + тель = «благовеститель»

«Ваше письмо, мой добрый, горячо любимый благовеститель , поразило меня, как молния».

Чехов – Д.В.Григоровичу

28 марта 1886 г. Москва

Образован по схеме образования существительного от основы глагола, по типу мечтать – мечтатель, исполнить – исполнитель.

Несклоняемое существительное «пардон» употреблено в родительном падеже «пардона».

«Прошу еще раз пардона. Спрашивал я докторов, читал, думал и пришел к убеждению, что ничего положительного нельзя сказать об этой муке».

Ал. П. Чехову

13 мая 1883 г. Москва.

Основа существительного + основа существительного.

«аплодисменты» + «шиканье» = «аплодисменто-шиканье».

«Театралы говорят, что никогда они не видели такого брожения, такого всеобщего аплодисменто-шиканья и никогда в другое время им не приходилось слышать стольких споров, какие видели они на моей пьесе»

Чехов – Ал.П.Чехову

20 ноября 1887 г. Москва

В данном окказионализме совмещаются два значения «аплодисменты» и «шиканье». Аплодисменты как благодарность и шиканье как порицание. Связав данное новообразование с контекстом письма, мы можем дать определение этому окказионализму как «двойственное отношение», «неоднозначное», «противоречивое».

«существительное с предлогом» + j.

«без материала» + j = «безматериалье»

«Паче чаяния, ежели понадобится Вам большой рассказ, если будет безматериалье или другая какая казнь египетская, то черкните строчку: я перепишу его начисто и пришлю»

Н. А. Лейкину

12 или 13 февраля 1884 г. Москва.

Имя собственное Бисмарк + -вщ- + -ин- = «бисмарковщина»

«Кто бы мог подумать, что Ваша книжка даст случай этому беспардонному критику упомянуть о германском милитаризме, бисмарковщине...»

Н. А. Лейкину

23 августа 1884 г. Воскресенск.

«литература» +-нич- +еств- = «литературничесво»

«Точно я их продаю в другой журнал! Все темы, какие у меня накопились за всё время моего литературничества, я вывалил Вам в прошлом году...»

Н. А. Лейкину

4 ноября 1884 г. Москва

«мордемондия» – существительное образовано от оригинального корня.

«Если пришлете рассказ на мое имя, то она опять ко мне придет и... ах! Поет, впрочем, недурно, но мордемондия ужасная...»

Н. А. Лейкину

19 ноября 1884 г. Москва.

Префикс о + «имя существительное» + суффикс прилагательного ниj.

О + «равнодушие» + ниj = «оравнодушение»

«Я как-то глупо оравнодушел ко всему на свете, и почему-то начало этого оравнодушения совпало с поездкой за границу».

Чехов – А.С.Суворину

8 апреля 1892 г. Мелихово

Окказионализм образован по типу «опечалился», «огорчился».

Имя прилагательное:

«имя существительное» + суффикс -ен-.

«ходули» + -ен- = «ходулен»

«Остальные лица мелкие, пахнут лейковщиной, взяты небрежно и наполовину сочинены. Эпохи они не характеризуют и нового ничего не дают. Штольц не внушает мне никакого доверия. Автор говорит, что это великолепный малый, а я не верю. Это продувная бестия, думающая о себе очень хорошо и собою довольная. Наполовину он сочинен, на три четверти ходулен ».

Чехов – А.С.Суворину

Начало мая 1889 г. Сумы

Такое новообразование указывает на вымышленность, искусственность персонажа.

Краткое прилагательное «банкротиста» образовано от существительного «банкрот».

«банкрот» + -ист- = «банкротитса»

«Хорошая вещь лоно природы, но банкротиста и чревата "упущениями по службе" – лень, которою усыпано всё это лоно».

Н. А. Лейкину

26 мая 1883г. Воскресенск.

Прилагательное ерундистая образовано от существительного «ерунда» и указывает на признак предмета.

«ерунда» + -ист- = «ерундистая»

«Вещичка ерундистая и не стоит возиться с ней в двух номерах...»

H. A. Лейкину

Между 31 июля и 3 августа 1883 г. Москва.

«имя собственное» + суффикс сравнительной степени -ее-.

«Левитан» + -ее- = «левитанистее».

«У нас природа грустнее, лиричнее, левитанистее , здесь же она – ни то, ни се, точно хорошие, звучные, но холодные стихи».

Чехов – Л.С.Мизиновой

27 марта 1894 г. Ялта

Окказионализм образован как сравнительная степень прилагательного: милый – милее, синий – синее. В данном случае Левитан – имя собственное, существительное.

Имя существительное + суффикс.

«имя существительное» + суффикс сравнительной степени неj.

«балалайка» + неj = «балалаечней»

«Балалаечней вашего братца трудно найти кого другого».

Чехов – Ал.П.Чехову

20-е числа 1883 г. Москва

Слово образовано по типу «имя прилагательное» + суффикс сравнительной степени: красный – красней, грустный – грустней, свежий – свежей и т.д. В тексте данный окказионализм указывает на характер того, о ком говорится. Учитывая контекст письма и семантику слова «балалайка» можно определить значение слова «балалаечней»: веселый, беззаботный нрав.

«дифтерит» + «образ» = «дифтеритообразная».

«Он сообщил мне, что, садясь в вагон близ Симферополя и будучи удручен тяжкими мыслями и дифтеритообразною болезнью своего маленького сынишки, он прочел твой рассказ «Письмо» (рассказ очень неплохой), который ему не понравился, и тотчас же написал тебе грубое письмо, что-то вроде: «Писать и печатать плохие рассказы можно, но узурпировать чужое имя нельзя и проч.»…»

Чехов – Ал.П.Чехову

24 сентября 1888 г. Москва

Дифтеритообразная – «болезнь, похожая на дифтерит». Это слово указывает на неизвестность, неточность, предположительное сходство с другой болезнью, в данном случае с дифтеритом.

Словосочетание + суффикс прилагательного н.

«толстый журнал» + н = «толстожурнальными».

«Если я заикнулся в скобках о 200 руб., то потому, что совсем незнаком с толстожурнальными ценами и что цифру 200 не считал лишком большой».

Чехов – А.Н.Плещееву

9 февраля 1888 г. Москва

Сложносуффиксальный способ образования указывает на признак предмета.

Основа прилагательного + основа прилагательного.

«двуличный» + «вольнодумствующий» = «двуличновольнодумствующий»

«Двуличновольнодумствующий Саша!»

Чехов – Ал.П.Чехову

11 августа 1895 г. Мелихово

Такой окказионализм также содержит два значения прилагательных «двуличный» и «вольнодумствующий». Это прилагательное содержит иронический подтекст. Учитывая, что письмо адресовано младшему брату, можно предположить, окказионализм носит наставительный характер.

Остова прилагательного + основа прилагательного + основа прилагательного.

«политичный» + «ругательный» + «нежный» = «политично-ругательно-нежное».

«Я напишу ему политично политично-ругательно-нежное письмо»

Чехов – А.С.Суворину

10 октября 1888 г. Москва

Это сложное прилагательное, состоящее из трех основ прилагательных. В данном новообразовании передается содержание письма и тон, в котором оно будет написано. Такое нагромождение прилагательных придает иронический характер высказыванию.

Глагол:

«имя существительное» + суффикс изирова.

«фельетон» + изирова = «фельетонизировать»

«Если бы она была написана в стихах, то никто бы не заметил, что все действующие лица говорят одним и тем же языком, никто не упрекнул бы Ваших героев в том, что они не говорят, а философствуют и фельетонизирую т, – все это в стихотворной, классической форме сливается с общим фоном, как дым с воздухом, – и не было бы заметно отсутствие пошлого языка и пошлых, мелких движений, коими должны изобиловать современные драма и комедия и коих в Вашей «Татьяне» нет совсем».

Чехов – А.С.Суворину

30 мая 1888 г. Сумы

Глагол образован по типу «машинизировать».

Префикс раз + «имя существительное» + суффикс глагола е.

Раз + «лимон» + и = «разлимонился»

«Хорошо бы захватить с собой и Щеглова. Он совсем разлимонился и смотрит на свою литературную судьбу сквозь копченое стекло».

Чехов – А.Н.Плещееву

9 февраля 1888 г. Москва

Окказионализм образован как глагол, обозначающий окончание действия с оттенком полноты, тщательности, энергичности, силы, по типу «разбаловался», «раскричался».

Префикс о + «имя существительное» + суффикс глагола е.

О + «равнодушие» + е = «оравнодушел»

Замена семантического значения слова:

Потрепыхалась: «Уж не на тарантасе ли потрепыхалась в город эта несчастная жертва таинственного S?»

Чехов – Е.М.Шавровой-Юст

28 февраля 1895 г. Москва

Наречие:

«существительное» + суффикс наречия о.

«француз» + о = «французисто».

«Потому-то братья Венеры, изящно и франузисто издающие свои книжонки, распродают свои издания меньше чем в 2 месяца. Это я не утрирую…»

Чехов – Н.А.Лейкину

4 ноября 1887 г. Москва

Образован, как наречие от прилагательного по типу счастливый – счастливо, быстрый – быстро. В данном случае наречие образовано от существительного «француз».

Префикс об- + «имя существительное» + суффикс глагола -и-.

Об- + «адвокат» + и = «объадвокатился».

«Будь здорова, балбесик. Поздравь Володю с двумя сотнями. Значит, он уже совсем объадвокатился.

Чехов – О.Л.Книппер-Чеховой

10 декабря 1902 г. Ялта

Причастие:

Окказионализмы, образованные сложносуффиксальным способом:

Основа существительного + основа существительного + суффикс деепричастия ющ.

«козел» + «глас» + ющ = «козлгласующий».

«У нас полон дом консерваторов – музицирующих, козлогласующих и ухаживающих за Марьей. Прилагаю при сем письмо поэта, одного из симпатичнейших людей…»

Чехов – Ал.П.Чехову

3 февраля 1886 г. Москва

Этот окказионализм содержит субъективную оценку, дает характеристику.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий