Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну

Министерство высшего и профессионального образования РФ Дальневосточный государственный университет Кафедра уголовного права Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну

Министерство высшего и профессионального образования РФ

Дальневосточный государственный университет

Кафедра уголовного права

Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну

Выполнила:

студентка гр. 738 ф-та Предпринимательского права Казицкая Н.С.

Владивосток, 2000

Введение.

Данная работа написана на тему «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну». Основным источником ее написания явилась книга Корчагина А.Г, Иванова А.М, и Щербакова А.В. «Экономические преступления», хотя использовались и другие источники. В работе подробно проанализирована ст.183 УК РФ, а также другие НПА, в которых дается понятие «коммерческая (банковская) тайна», т.к. ст. 183 УК РФ является бланкетной и это понятие в ней не раскрывается. Данная статья является новой, и ее появление весьма своевременно, т.к. построение нормально функционирующей рыночной экономики без создания условий охраны основной ее составляющей – коммерческой тайны (необходимой для здоровой конкуренции) – не представляется возможным.

Развитие свободного предпринимательства и связанной с ним конкуренции настоятельно требует правового обеспечения защиты информации, представляющей коммерческую ценность, разглашение которой может причинить вред субъектам экономической деятельности. Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» относит получение, использование и разглашение информации, составляющую коммерческую тайну, к типичным проявлениям недобросовестной конкуренции.

Специалисты указывают, что в настоящее время в России в сфере правового регулирования отношений, связанных с защитой коммерческой тайны, действует более ста законодательных и иных нормативных актов. К ним, в частности, относятся: Конституция РФ (ст.34), Гражданский кодекс РФ (ст.139, 727), Таможенный кодекс РФ (ст.16, 158, 161, 163, 165, 167, 186, 286, 287, 344), Арбитражный процессуальный кодекс РФ (ст.9), Федеральные законы «Об информации, информатизации и защите информации» (ст.8, 10, 21), «О конкуренции и ограничении монополистистической деятельности на товарных рынках» (ст.10, 15), «О государственной тайне» (ст.10), «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (ст.3), «О средствах массовой информации» (ст.4, 20, 40, 41, 58), «О федеральных органах правительственной связи и информации» (ст.10, 11, 18, 23), «О государственной налоговой службе Российской Федерации» (ст.7), «О федеральных органах налоговой полиции» (ст.10), «О стандартизации» (ст.4), «О недрах» (ст.27, 43, 49), «О естественных монополиях» (ст.13), «Об основах государственной службы» (ст.10, 12, 21), постановление Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. №3 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну», Положение о Судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ от 31 января 1994 г. №228 и др[1] .

Само понятие коммерческой тайны раскрывается в ч.1 ст.139 Гражданского кодекса РФ, согласно которой информация составляет коммерческую тайну в случае, когда эта информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании, и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности[2] .

Состав и объем сведений, составляющих коммерческую тайну, порядок ее защиты определяются самим предпринимателем. Прежде всего, коммерческая тайна охраняется в области внедрения достижений научно-технического прогресса и ноу-хау. Коммерческой тайной могут являться и другие «секреты» хозяйствующих субъектов, как-то: сведения о производстве, планах развития предприятия, финансах, сроках и сумме кредитования, состоянии рынка, партнерах, переговорах, контрактах и др[3] . Вместе с тем существует перечень сведений, который не могут составлять коммерческую тайну. В настоящее время такой перечень установлен постановлением Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. №35. В него входят: учредительные документы и Устав, документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью (регистрационные удостоверения, лицензии и патенты), сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности начисления и уплаты налогов и других обязательных платежей, документы о платежеспособности, сведения о численности и составе работающих, их заработной плате и условиях труда, а также о наличии свободных рабочих мест, документы об уплате налогов и обязательных платежей, сведения о загрязнении окружающей среды, нарушении антимонопольного законодательства, несоблюдении безопасных условий труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью населения, а также других нарушениях законодательства и размерах причиненного при этом ущерба и др.

Кроме того, в целях предупреждения злоупотреблений в процессе приватизации указанное постановление Правительства запретило государственным и муниципальным предприятиям относить к коммерческой тайне данные о размерах имущества предприятия и его денежных средствах, о вложении средств в ценные бумаги других предприятий, в процентные облигации и займы, в уставный фонды совместных предприятий, о кредитных, торговых и иных обязательствах предприятия, о договорах с кооперативами, иными негосударственными предприятиями и отдельными гражданами[4] .

Нужно отметить, что сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, не исчерпываются указанным Перечнем. В ряде других нормативных актов также можно встретить положения, что соответствующие сведения не могут считаться коммерческой тайной. Например, в ст.32 Федерального закона от 12 января 1996 г. «О некоммерческих организациях»[5] подчеркнуто, что не могут быть предметом коммерческой тайны размеры и структура дохода такой организации, сведения о ее расходах, численности и составе работников, об оплате труда, использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации. Чрезвычайно важным являются положения ст.30 Федерального закона от 20 марта 1996 г. «О рынке ценных бумаг»[6] , где сформулированы требования об обязательном раскрытии определенной информации на рынке ценных бумаг.

Таким образом, организация, предполагающая придать каким-либо сведениям режим коммерческой тайны, должна определить круг сведений, составляющих такую тайну, установить порядок ознакомления с этими сведениями и круг лиц, имеющих право знакомиться с названными сведениями, т.е. обеспечить их конфиденциальность.

Применительно к деятельности банков и других кредитных организаций следует различать коммерческую тайну самих кредитных учреждений как коммерческих организаций и банковскую тайну. «Под банковской тайной понимаются профессиональное обязательство банка держать в строжайшей тайне всю информацию, относящуюся к финансовым и личным аспектам деятельности клиентов и некоторых третьих лиц при условии, что такая информация получена в результате нормального банковского обслуживания этих клиентов»[7] . В отличие от коммерческой тайны, когда круг относящихся к ней сведений устанавливается самой организацией, круг сведений, являющихся банковской тайной, определен законом и одинаков для всех банков, их клиентов и корреспондентов. Законом определяется также круг лиц, которые в соответствующих случаях имеют право получать сведения, составляющие банковскую тайну. Сама кредитная организация по своему усмотрению не может ни расширить, ни сузить ни перечень сведений, отнесенных к банковской тайне, ни круг лиц, имеющих право получать эти сведения. На мой взгляд, прав О. Олейник, полагающий, что банковская тайна – это компромисс частных интересов и потребностей банка и клиента с публичной необходимостью обеспечения прозрачности или открытости банковской или иной предпринимательской деятельности[8] .

Основные принципиальные положения о составе сведений, составляющих банковскую тайну, и о режиме этой тайны изложены в ст.857 ГК РФ и в ст.26 ФЗ «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 7 июля 1995 г.)[9]

Так, ст.857 ГК РФ устанавливает, что банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренном законом.

Это положение конкретизируется в ст.26 ФЗ «О банках и банковской деятельности», согласно которой кредитные организации и Центральный банк России гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Банк России не вправе разглашать сведения о счетах, вкладах, а также сведения о конкретных сделках и об операциях из отчетов кредитных организаций, полученные ими в результате исполнения лицензионных, надзорных и контрольных функций. Аудиторские организации также не в праве раскрывать третьим лицам сведения об операциях, счетах и вкладах кредитных организаций, их клиентов и корреспондентов, полученные в ходе проводимых ими проверок.

Таким образом, банковскую тайну составляют сведения об операциях, счетах и вкладах клиентов банка и его корреспондентов, а также сведения о самих клиентах.

В то же время в интересах борьбы с преступностью, осуществления правосудия, соблюдения налогового, антимонопольного и таможенного законодательства рядом нормативных актов определен круг организаций и лиц, которые в соответствующих случаях имеют право на получение информации, составляющей коммерческую или банковскую тайну.

Применительно к банковской тайне в общем плане это положение сформулировано в ч.2 ст.857 ГК РФ: «Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены в исключительных случаях и в порядке, предусмотренном законом». ФЗ «О банках и банковской деятельности» (ст.26) конкретно предусмотрено: «Справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются кредитной организацией им самим, судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате РФ, органам государственной налоговой службы и налоговой полиции, таможенным органам РФ в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора – органами предварительного следствия по делам находящимся в их производстве.

Справки по счетам и вкладам физических лиц выдаются кредитной организацией им самим, судам, а при наличии согласия прокурора – органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве.

Справки по счетам и вкладам в случае смерти их владельцев выдаются кредитной организацией лицам, указанным владельцем счета или вклада кредитной организации в завещательном распоряжении, нотариальным конторам, по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков, а в отношении счетов иностранных граждан – иностранным консульским учреждениям».

О праве судебных органов запрашивать и получать у банков всю необходимую информацию, имеющую значение для рассмотрения дела, говориться в ГПК, АПК и УПК РФ.

Наиболее распространенное для банков действие – предоставлять сведения налоговым органам. Закон РФ от 22 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в РФ»[10] обязывает банки, кредитные учреждения, биржи и иные предприятия представлять налоговым органам данные о финансово-хозяйственных операциях налогоплательщиков – клиентов этих учреждений и предприятий за истекший финансовый год в порядке, установленном Министерством финансов РФ (ст.15). Закон РФ от 21 марта 1991 г. «О государственной налоговой службе РСФСР»[11] предоставляет право налоговым органам получать от предприятий, учреждений, организаций (включая банки и иные финансово-кредитные учреждения) справки, документы и копии с них, касающиеся хозяйственной деятельности налогоплательщиков и необходимые для правильного налогообложения (п.3 ст.7). По закону РФ от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции»[12] последним предоставлено право получать безвозмездно от министерств, ведомств, а также предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, физических лиц информацию, необходимую для исполнения возложенных на них обязанностей, за исключением случаев, когда законом установлен специальный порядок такой информации (п.9 ст.11). Особо следует упомянуть Указ президента РФ от 23 мая 1994 г. №1006 «Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей», которым установлено, что банки и другие кредитные организации обязаны информировать налоговые органы о совершении физическими лицами (включая нерезидентов) операций на сумму, эквивалентную 10 тыс. долл. США и выше[13] .

При проведении проверок финансово-хозяйственной деятельности лиц, перемещающих товары и транспортные средства через таможенную границу РФ, таможенных брокеров либо иных лиц, осуществляющих деятельность, контроль за которой возложен на таможенные органы РФ, должностные лица этих органов вправе требовать безвозмездного предоставления и знакомиться с любой документацией (включая банковскую) и информацией, касающейся осуществления внешнеэкономической и иной хозяйственной деятельности, имеющей отношение к таможенному делу и функциям таможенных органов (ст.186 ТК РФ).

Особый интерес вызывает проблема получения сведений, составляющих банковскую тайну, правоохранительными органами. Из процитированного выше текста ст.26 Закона «О банках и банковской деятельности» следует, что составляющие банковскую тайну справки по операциям, счетам и вкладам юридических и физических лиц могут выдаваться органам предварительного следствия только по делам, находящимся в их производстве, при наличии специального на то разрешения прокурора. Предварительное следствие по уголовным делам, как известно, в настоящее время производится следователями прокуратуры, органов внутренних дел, органов ФСБ и федеральных органов налоговой полиции. Таким образом, исходя из буквального текста ст.26 Закона «О банках и банковской деятельности», получается, что органы дознания, производящие расследование, не вправе добиваться получения сведений, составляющих банковскою тайну, точно так же, как и органы прокуратуры, производящие проверку материалов при отсутствии возбужденного уголовного дела, и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность[14] .

Однако имеется и противоположная точка зрения, основанная на толковании уголовно-процессуального законодательства и законов, регламентирующих деятельность органов прокуратуры, милиции и оперативно-розыскную деятельность. Так, А. Федоров, приводя положения ст.109 УПК, где говорится о праве в ходе доследственной проверки сообщений и заявлений о совершении преступления истребовать необходимые материалы и получать объяснения, ст.11 Закона РСФСР «О милиции» о праве милиции для выполнения возложенных на нее обязанностей получать от граждан и должностных лиц необходимые объяснения, сведения, справки, документы и копии с них, а также ст.1 УПК РСФСР, согласно которым порядок производства по уголовным делам, установленный уголовно-процессуальным законодательством, является единым и обязательным по всем делам, утверждает, что противоречий между законодательством о банковской тайне и уголовно-процессуальным законодательством нет и во всех этих случаях следует руководствоваться только УПК, а не ФЗ «О банках и банковской деятельности»[15] .

Думается, что это излишне категоричное заключение. Противоречия, бесспорно, имеются[16] , если тем более считать, что законодательство об уголовно-процессуальной деятельности, прокуратуре и милиции – это общие нормы о правах и полномочиях правоохранительных органов, а ст.26 Закона «О банках и банковской деятельности» регламентирует частный, специальный случай. Не зря же руководители МВД постоянно поднимают вопрос об обеспеченности более широкого доступа правоохранительных органов к информации о профессиональных участниках рынка ценных бумаг, а также сведениям, составляющим коммерческую и банковскую тайну, с одновременным усилением ответственности должностных лиц правоохранительной системы, виновных в утечке конфиденциальной информации[17] .

Порядок получения информации, представляющей коммерческую тайну, установлен различными законодательными актами, регулирующими деятельность контролирующих и правоохранительных органов. Несколько примеров. Так, ФЗ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ст.13-15) закреплено право доступа к любой информации, в том числе и являющейся коммерческой тайной, необходимой для осуществления законной деятельности антимонопольных органов, для сотрудников этих органов. Согласно ст.344 ТК РФ должностное лицо таможенного органа, в производстве или на рассмотрении которого находится дело о нарушении таможенных правил, имеет право на основании письменного запроса бесплатно получать от государственных органов, а также лиц, необходимую для разрешения дела информацию, включая информацию, представляющую коммерческую или охраняемую законом тайну. Постановлением Правительства РФ от 29 июля 1994 г. №834 «Вопросы Государственного комитета РФ по статистике»[18] Госкомстат России наделен правом получать государственную отчетность (в том числе, составляющую коммерческую тайну), а также необходимые данные и материалы по всем статистическим работам в любой стадии их разработки и пояснения к представляемой отчетности бесплатно в установленных объемах и в установленные сроки от всех юридических лиц и других хозяйствующих субъектов.

Статья 183. Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну.

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, способом путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений –

Наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца, совершенные из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности и причинившее крупный ущерб –

Наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы до трех лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового[19] .

Статья 183 УК РФ, направленная на защиту коммерческой и банковской тайны, состоит из двух частей, предусматривающих различные преступления, объединяемые лишь предметом посягательства – сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну. Она построена по аналогии ст.65 УК РСФСР, предусматривавшей ответственность за похищение и собирание с целью продажи сведений, составляющих государственную или военную тайну.

Цель состава – уголовно-правовая охрана установленных государством условий и порядка осуществления как предпринимательской в целом, так и банковской в частности деятельности от незаконного проникновения в легальную деятельность лиц для совершения преступлений[20] . Таким образом, объектом преступления, предусмотренного ст.183 УК РФ, являются коммерческие и банковские правоотношения, обеспечивающие защиту коммерческой или банковской тайны[21] .

В ч.1 ст.183 УК предусмотрена ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений. Хотя в тексте закона назван лишь один конкретный предмет – документы, сведения, составляющие коммерческую тайну, могут быть материализованы и в других носителях: чертеж, модель, дискеты, промышленный образец, формула изобретения, технологии, включая ноу-хау, физические поля, в которых информация находит отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов и др.

Объективная сторона преступления может быть выражена различными действиями, объединяемыми понятием «собирание». Оно охватывает похищение документов и других материальных носителей коммерческой (банковской) тайны, завладение (или попытка завладения) ею путем подкупа, различных угроз и шантажа в отношении лиц, владеющих коммерческой (банковской) тайной, или их близких, перехват информации в средствах связи, незаконное ознакомление с документами или их копирование иными способами, использование подслушивающих приборов и иных специальных технических средств, проникновение в компьютерную систему и другие незаконные способы. Собирание сведений, отнесенных к коммерческой или банковской тайне, путем неправомерного доступа к охраняемой компьютерной информации, если это повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, следует квалифицировать по совокупности ч.1 ст.183 и ст.272 УК.

Похищение предполагает незаконное изъятие документов, составляющих коммерческую или банковскую тайну у их владельца[22] . Похищение документов и иных носителей коммерческой (банковской) тайны может быть совершено тайно, открыто, с применением обмана или физического насилия. В последнем случае насильственные действия должны получить самостоятельную квалификацию.

Подкуп предполагает склонение лиц, обладающих коммерческой или банковской тайной, к ее разглашению или передаче путем предложения или дачи им денег, иных материальных ценностей либо предоставления услуг имущественного характера[23] . Если способом собирания сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, был подкуп лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, или должностных лиц, думается, что виновного следует привлечь к ответственности не только по ч.1 ст183 УК, но и по ч.1 или ч.2 ст.204 или ст.291 УК.

Угроза означает применение психологического насилия (реального, непосредственного или направленного в будущее), выражающегося в угрозе нанесения побоев, причинения вреда здоровью, убийства, распространения сведений позорящего характера, причем как в отношении лиц, владеющих коммерческой или банковской тайной, так и в отношении их близких, уничтожении или повреждении их имущества.

Иные незаконные способы собирания коммерческой или банковской тайны могут составлять действия по использованию документов, содержащих данную информацию без ее обращения в свою собственность; использование компьютерной техники или иных технических средств для обеспечения доступа к незаконному получению интересующей информации[24] .

Состав преступления формальный; наказуемы сами действия по собиранию сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, независимо от наступления каких-либо последствий этих действий.

Собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну – это преступление, совершаемое с прямым умыслом. Виновный осознает, что собираемая им информация является коммерческой или банковской тайной, имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, что к ней нет свободного доступа, поскольку обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.

Элементом состава преступления является и цель совершения данных действий – разглашение сведений, составляющих тайну предпринимателя, либо незаконное использование этих сведений.

Мотивы преступления различны. Это могут быть мотивы, связанные с конкурентной борьбой, корысть, зависть и месть, связанные с желанием причинить вред владельцу коммерческой или банковской тайны, клиентам или корреспондентам банка, и др.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, которое не являлось владельцем коммерческой (банковской) тайны и не было допущено к ней по профессиональной или служебной деятельности.

Часть 2 ст.183 УК регламентирует ответственность за незаконное разглашение или использование коммерческой или банковской тайны без согласия ее владельца, совершенное из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности, причинившее крупный ущерб.

Коммерческую (банковскую) тайну должны соблюдать все работники организации и иные лица, которым эта тайна стала известна в связи с профессиональной или служебной деятельностью. Это могут быть рядовые работники и руководители организаций, должностные лица и служащие органов прокуратуры, следствия и дознания, налоговых и таможенных органов, арбитражного суда, нотариата, органов валютного контроля, антимонопольных органов, аудиторских организаций, Госстандарта и др. В соответствующих нормативных актах установлена их обязанность соблюдать коммерческую (банковскую) тайну. Тайна должна соблюдаться лицами, ею владеющими, и после увольнения их с работы, конечно, до тех пор, пока эти сведения не перестали быть охраняемой тайной, к которой нет свободного доступа[25] .

Способы разглашения и использования коммерческой (банковской) тайны различны, но во всех случаях лицо, совершающее эти действия, знает, что разглашаемые или используемые им сведения являются тайной. Разглашение – это незаконное предание огласке конфиденциальных сведений, вследствие чего они без согласия владельца стали известны посторонним лицам, т.е. тем, кто не имел права на ознакомление с этими сведениями. Незаконное использование сведений, являющихся чужой коммерческой или банковской тайной, будет иметь место, в частности, при применении этих сведений в экономической (предпринимательской) деятельности без разрешения владельца всеми, кому эта тайна стала известна в связи с профессиональной или служебной деятельностью.

Из текста ч.2 данной статьи вытекает, что виновный законно, т.е. в силу своих полномочий или по иным основаниям, обладает сведениями, составляющими коммерческую или банковскую тайну, но не имеет согласия владельца этих сведений на их разглашение или использование. Согласие владельца не может устранить незаконность разглашения или использования коммерческой или банковской тайны, если такое разглашение или использование запрещены действующими нормативно-правовыми актами или затрагивают законные права и интересы других лиц. Согласие владельца должно быть дано в форме, которая определяется характером сведений и содержанием прав на них владельца. Недостаточно, например, устного разрешения на использование банковской информации о вкладах клиента и т.п.

Вывод о том, что согласие не должно быть устным, подтверждается ч.2 ст.857 ГК РФ, в соответствии с которой сведения, составляющие банковскую тайну, могут получить только сами клиенты или их представители. В этой ситуации представители действуют в рамках гражданского закона (ст.182, 184, 185 ГК РФ), т.е. на основании доверенности, акта уполномоченного на то органа, письменного договора[26] .

В отличие от деяния, предусмотренного ч.1 ст.183 УК, данное преступление имеет обязательный признак – причинение крупного ущерба, находящегося в причинной связи с разглашением или использованием чужой коммерческой (банковской) тайны. Это могут быть большие материальные убытки, понесенные хозяйствующим субъектом в конкурентной борьбе, вызванные спадом производства, необходимостью его переориентации, уменьшением клиентуры и т.д.

Мотивы и цели разглашения или использования коммерческой (банковской) тайны могут быть корыстные, связанные со стремлением получить из этого материальную выгоду, или такими, которые свидетельствуют о личной заинтересованности виновного в совершении этих действий и причинении крупного ущерба: месть, зависть, обида, родственные и товарищеские побуждения, желание угодить близкому человеку и т.д.

Виновное лицо, разглашая или используя чужую коммерческую (банковскую) тайну, понимает, что это повлечет или может повлечь причинение крупного ущерба владельцу тайны, желает этого или сознательно допускает либо безразлично относится к такому последствию.

Субъект преступления – специальный. Им может быть вменяемое физическое лицо, которому по характеру выполняемой работы или служебных обязанностей стали известны сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну, но не владелец данной информации.

Конструкция данного состава преступления страдает следующими недостатками:

А) Законодательно не определен размер крупного ущерба;

Б) часть вторая ст.183 УК РФ является материальной, что на практике приводит к тому, что эта норма не работает, т.е. это так называемая «мертвая» норма. Необходимо и этот состав сконструировать в виде в виде формального, исключив слова «причинившее крупный ущерб»;

В) отсутствуют квалифицирующие признаки;

Г) уголовно-правовые санкции данной статьи являются относительно-альтернативными и нуждаются в совершенствовании[27] .

Собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, различными незаконными способами, совершенное должностными лицами или лицами, уполномоченными на выполнение управленческих функций в коммерческих или иных организациях, при наличии всех необходимых признаков составов злоупотребления должностными полномочиями (ст.285 УК) или злоупотребления полномочиями (ст.201 УК) следует рассматривать как совокупность незаконного получения сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, и соответствующего преступления против интересов службы.

Если, сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну, незаконно разглашает или использует должностное лицо (следователь, прокурор, налоговый или таможенный инспектор и др.), частный нотариус или частный аудитор, получившие доступ к этим сведениям в силу занимаемой должности, содеянное также, на мой взгляд, представляет совокупность преступлений: соответственно ст.286 УК и ч.2 ст.183 УК либо ст.202 УК и ч.2 ст.183 УК[28] .

При других спорных вопросах квалификации необходимо исходить из учения о реальной и идеальной совокупности преступлений, конкуренции общих и смешанных норм, части и целого[29] , и требований ст.17 УК РФ, где закреплено, сто при совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи настоящего кодекса, а при конкуренции общей и специальной нормы уголовная ответственность наступает по специальной норме[30] . Эти положения актуальны и могут применяться при квалификации всех видов преступлений, в том числе и банковских[31] .

Список литературы.

1. Гвирцман М.В. Правовое регулирование банковской тайны // Деньги и кредит. 1992. №6.

2. Егоров А. Правовые основы тайны // Закон. 1998. №2.

3. Куликов А.О. О коммерческой и служебной тайне // Хозяйство и право. 1996 №11.

4. Куршаков Д. Банковская тайна // Закон. 1998. №2.

5. Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право. 1997. №6.

6. Плаксин В.А., Макогон Ю.В. Коммерческая тайна: правовые проблемы // Государство и право. 1992. №8.

7. Федоров А. Банковская тайна и уголовное судопроизводство // БДИ: безопасность, достоверность, информация. 1996. №4.

8. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности…

9. Комментарий к УК РФ. М., 1998.

10. Корчагин А.Г., Иванов А.М, Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.

11. Куринов Б.А. Основы квалификации преступлений. М., 1984

12. Ларичев В.Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и противодействие им. М., 1996.

13. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия, система…

14. Преступления в сфере экономики. Постатейные материалы к новому УК РФ / Сост. П.С. Яни. М., 1997.


[1] См.: Куликов А.О. О коммерческой и служебной тайне // Хозяйство и право. 1996 №11. С.99.

[2] В современном отечественном законодательстве впервые понятие коммерческой тайны было сформулировано в ст.33 Закона СССР от 4 июня 1990 г. «О предприятиях в СССР», где под коммерческой тайной понимались не являющиеся государственными секретами сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятия, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб его интересам.

В.А. Плаксин и Ю.В. Макогон полагают, что «коммерческая тайна есть любая деловая информация, имеющая для предприятия действительную или потенциальную ценность по коммерческим причинам, утечка которой может нанести ему ущерб; она не является общеизвестной или общедоступной на законных основаниях; она соответствующим образом обозначена, и предприятием осуществляются надлежащие меры по сохранению ее конфиденциальности; она не является государственным секретом и не защищается авторским или патентным правом; она не касается негативной деятельности предприятия, способной нанести ущерб обществу (нарушений законов, неэффективной работы, административных ошибок, загрязнения окружающей среды и т.д.)» (см.: Плаксин В.А., Макогон Ю.В. Коммерческая тайна: правовые проблемы // Государство и право. 1992. №8. С.75).

[3] См.: Егоров А. Правовые основы тайны // Закон. 1998. №2. С.75; В ФЗ от 23 февраля 1996 г. «О бухгалтерском учете» (п.4 ст.10) установлено, что коммерческой тайной является содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности организации (см.: CЗ РФ. 1996. №48. Ст.5369).

[4] См.: СЗ РФ. 1992. №1-2. Ст.7.

[5] См.: СЗ РФ. 1996. №3. Ст.145.

[6] См.: СЗ РФ. 1996. №17. Ст.1918.

[7] Куршаков Д. Банковская тайна // Закон. 1998. №2. С.65.

[8] См.: Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право. 1997. №6. С.134-135.

[9] См.: СЗ РФ. 1996. №6. Ст.492.

[10] Ведомости РФ. 1992. №11. Ст.527.

[11] Там же. 1991. №15. Ст.492.

[12] Там же. 1993. №29. Ст.1114.

[13] Соответствие этого положения Указа федеральному законодательству вызывает разные оценки. Так, О. Олейник полагает, что по вопросу об установлении предельной величины операций Указ не имеет под собой нормативной базы и вряд ли его следует считать законным (см.: Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны. С.138). В то же время Центральный банк РФ не усмотрел противоречия между положениями Закона «О банках и банковской деятельности» о сохранности банковской тайны и данным положением Указа Президента РФ, подчеркнув, что налоговые органы обязаны обеспечивать сохранность и конфиденциальность данной информации (см.: Письмо ЦБ РФ от 16 марта 1995 г. «О разъяснениях по отдельным вопросам «Порядка ведения кассовых операций в РФ» и условий работы с денежной наличностью» // Преступления в сфере экономики. Постатейные материалы к новому УК РФ / Сост. П.С. Яни. М., 1997. С.353-354).

[14] Указ Президента РФ от 14 июля 1994 г. №1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» (СЗ РФ. 1994. №8. Ст.804) в той части, где утверждается, что банковская и коммерческая тайна не являются препятствием для получения органами прокуратуры, внутренних дел, контрразведки, налоговой полиции в установленном порядке сведений и документов о финансово-экономической деятельности, вкладах и операциях по счетам физических и юридических лиц, причастных к совершению бандитских нападений и других тяжких преступлений, совершенных организованными преступными группами, ряд специалистов расценивал как незаконный (см. напр.: Олейник О. Указ. соч. С.137). Ныне этот Указ не действует (см.: СЗ РФ. 1997 №25. Ст. 2898).

[15] См.: Федоров А. Банковская тайна и уголовное судопроизводство // БДИ: безопасность, достоверность, информация. 1996. №4. С.46-49.

[16] Как отмечал М.В. Гвирцман, «среди правовых норм, регулирующих порядок выдачи банками сведений, составляющих банковскую тайну, нет более противоречивых, чем те, что определяют порядок выдачи соответствующих сведений правоохранительным органам» (Гвирцман М.В. Правовое регулирование банковской тайны // Деньги и кредит. 1992. №6. С.58) – (см. .также: Ларичев В.Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и противодействие им. М., 1996. С.203-205.

[17] См. напр.: Аналитический доклад МВД РФ «О состоянии и мерах усиления борьбы с экономической преступностью и коррупцией в РФ» // Щит и меч. 1996. №11-12. С.14.

[18] см.: СЗ РФ. 1994. №13. Ст.1522.

[19] Корчагин А.Г., Иванов А.М, Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.

[20] См.: Комментарий к УК РФ. М., 1998. С.413.

[21] Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.

[22] Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.

[23] Там же.

[24] Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.

[25] В проекте ФЗ «О коммерческой тайне», находящегося на рассмотрении в Государственной Думе, предусматривается, что при прекращении трудовых отношений работника, который был допущен к информации, составляющую коммерческую тайну работодателя, обязательства о неразглашении коммерческой тайны сохраняют силу в течение двух лет, если иное не оговаривается в договоре. (см.: Куликов А. О коммерческой и служебной тайне // Хозяйство и право. 1996. №11. С.103).

[26] Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.

[27] Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.

[28] Некоторые исследователи усматривают в таких ситуациях не совокупность преступлений, а конкуренцию общей и специальной нормы. Н.А. Лопашенко полагает, что норма, предусмотренная в ч.2 ст.183 УК, конкурирует с составами злоупотребления полномочиями (ст.201 УК) и злоупотребления должностными полномочиями (ст.285 УК) как специальная и общие (в зависимости от субъекта) нормы, и отдает предпочтение специальной норме (см.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятия, система… С.108). Напротив, И.В. Шишко, рассматривая конкуренцию ч.2 ст.183 УК и ч.1 ст.202 УК, специальной нормой признает последнюю (см.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности… С.87-88).

[29] См.: Куринов Б.А. Основы квалификации преступлений. М., 1984. С.169-179.

[30] См.: Комментарий к УК РФ. 1998. С.23-25.

[31] Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.