регистрация / вход

Роман Гриммельсгаузена Симплициссимус

Роман Гриммельсгаузена "Симплициссимус" ОГЛАВЛЕНИЕ I. Вступление. II. Роман Г.К.Я.Гриммельсгаузена "Симплициссимус" как высшее достижение "низового" барокко в литературе Германии 17 века.

Роман Гриммельсгаузена "Симплициссимус"

ОГЛАВЛЕНИЕ

I. Вступление.

II. Роман Г.К.Я.Гриммельсгаузена "Симплициссимус" как высшее достижение "низового" барокко в литературе Германии 17 века.

1. Политическая обстановка в Германии 17 века, нашедшая отражение в романе Гриммельсгаузена "Симплициссимус" (Тридцатилетняя война).

2. Общая характеристика немецкого барокко 17 века.

3. Понятие "низового" барокко.

4. Роман Гриммельсгаузена с точки зрения отражения в нем дей ствительности.

5. Литературные и фольклорные источники романа "Симплициссимус".

6.Идейное содержание романа.

7. Жанровая природа произведения Гриммельсгаузена.

8. Композиция романа Гриммельсгаузена "Симплициссимус".

9. Образ Симплициссимуса в романе.

10. Язык и стиль произведения.

11. Литературная судьба романа "Симплициссимус" и его значение в мировой литературе.

III. Заключение

ВСТУПЛЕНИЕ

Роман Гриммельсгаузена "Симплициссимус" - произведение, детально изученное немецким литературоведением. Однако на русский язык эти работы не переведены.

В отечественной науке крупнейшим и практически единственным исследователем творчества Г.Я.К.Гриммельсгаузена является А.А.Морозов, чьи исследования "Симплициссимус" и его автор", "Проблемы европейского барокко", "Маньеризм" и "барокко" как термины литературоведения" были использованы в данной работе. Ее цель - рассмотреть роман "Симплициссимус" как художественное произведение в контексте общего развития немецкой литературы барокко 17 века.

Для этого необходимо придерживаться определенной последовательности изложения : осветить вопрос об исторической ситуации, запечатленной в романе, дать общую характеристику литературы немецкого барокко и понятие "низового" барокко, рассмотреть источники, использованные Гриммельсгаузеном, а затем перейти к характеристике романа как художественного произведения: выяснить его идейное содержание, композиционную структуру, жанровую природу, обрисовать образ главного героя - Симплициссимуса, дать оценку языка и стиля произведения.

ГЛАВА 1

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ГЕРМАНИИ 17 ВЕКА, НАШЕДШАЯ ОТРАЖЕНИЕ В РОМАНЕ ГРИММЕЛЬСГАУЗЕНА "СИМПЛИЦИССИМУС" (ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА)

Немецкая литература 17 века - трагическая, но очень яркая страница в истории немецкой, а также и общемировой культуры. Тридцатилетняя война (1618-1648), принесшая стране неисчислимые беды, торжество реакции по ее завершении все же не могли воспрепятствовать творчеству таких выдающихся немецких поэтов, драматургов и прозаиков, как Опиц и Логау, Грифиус, Мошерош и Гриммельсгаузен, которые мужественно и самоотверженно работали в самых ужасающих условиях соврменности. В своих произведениях они запечатлели трагедию Германии, благодаря им человечество узнало о судьбе народа, принесенного в жертву феодальным распрям, военным столкновениям, беззащитного перед властью все сильных феодалов. Именно в этом и состоит интернациональное значение немецкой литературы 17 века. Стихи Грифиуса и романы Гриммельсгаузена можно назвать документами, в которых запечатлелись реалии времени, документами, полными потрясающей по своей жестокости правды.

Что же представляла собой Германия рассматриваемого периода?

Если к началу 17 века все крупные страны Запада уже имели свою национальную классическую литературу (Италия, Англия, Испания, Франция, Голландия), то в Гермакнии наблюдалась иная картина. Прежде всего, созданию общенациональной немецкой литературы препятствовала раздробленность государства: волна Реформации, прокатившаяся в 16 веке, не привела к объединению страны. В течение всего 16 века наблюдался регресс экономической жизни Германии, приведший в упадок немецкую буржуазию. Германия возвращается к всевластию, почти абсолютизму крупных феодалов (князей). Раздробленность препятствовала объединению народных сил для организации большой крестьянской войны, но частые восстания все же вселяли страх в помещиков.

Политическая беспомощность Германии привела к тому, что страна была покорена австрийской династией Габсбургов, а острые общественные противоречия способствовали втягиванию Германии в Тридцатилетнюю войну, в которой она стала яблоком раздора между борющимися за владычество в ней мощными европейскими государствами (Францией, Австрией, Швецией).

Тридцатилетняя война сопровождалась расправами немецких феодалов с собственным народом. Формальным предлогом для нее была религиозная борьба с протестантизмом в Чехии, бывшей в ту пору частью Германии.

Историки традиционно подразделяют Тридцатилетнюю войну на 4 больших периода(*1) : "чешский" (1618-1623), который сопровождался массовым ограблением и истреблением мирного населения, обескровил и поработил протестантскую Чехию; "датский", или "саксонский" (1625-1629), характеризующийся вступлением на немецкую землю иностранных интервентов (французов); "шведский" (1630-1635), когда взаимное ожесточение сторон и масштабы грабежей превысили все разумные, доступные пониманию пределы; "французский" (1635-1646): Бавария была разорена шведами, а французы превратили в пустыню Западную Германию.

Роман Гриммельсгаузена "Симплициссимус" связан с событиями Тридцатилетней войны, которые представлены на уровне ее рядовых участников, которых война задела непосредственно, видевших ее худшие проявления собственными глазами. Именно поэтому в романе нет описания широкомасштабных военных действий, изображения военачальников, разрабатывающих стратегию сражений. Несомненно, в действительности это имело место, но не интересовало автора романа. Предметом его изображения стали рядовые участники войны и их судьба.

В связи с этим необходимо сказать, что ядро всех воевавших в Тридцатилетней войне армий составляли ландскнехты. Ими становились бродяги, неудачники, авантюристы и отчаявшиеся люди, которых называли "солдатами Фортуны". Оторванные от привычных занятий, от труда, ландскнехты утрачивали чувство родины. Им было все равно - где и с кем воевать. Нажива становилась для них самоцелью.

Набеги ландскнехтов были подобны нашествию саранчи:

своими грабежами, насилием, контрибуциями и постоями они опустошали страну.

А.Морозов отмечает, что жителей одинаково повергало в ужас известие о приближении как "своего" , так и вражеского войска. Люди спешили спрятать имущество, а сами разбегались кто куда. Особенно страдали крестьяне, когда в деревню врывался отряд мародеров, не относившихся ни к какой армии и действовавших на свой страх и риск. Такая картина дается Гриммельсгаузеном в первых главах "Симплициссимуса": в забытую, глухую деревушку забрел отряд ландскнехтов, которые предают огню и мечу все и вся.

В народном сознании война представала бесчеловечной схваткой солдат и крестьян. Безысходность войны, конца которой не было видно, породила определенный род людей-паразитов, сопровождавших армию подобно "стае шакалов"(А.Морозов).Они не участвовали в налетах, но не отказывались от грабежа убитых. Через 200 лет Виктор Гюго писал о таких людях в своем романе "Отверженные": "За каждой армией тянется хвост... Существа, родственные летучим мышам, полуразбойники, полулакеи, все разновидности нетопырей, возникающие в тех сумерках, которые именуются войной, люди, облаченные в военные мундиры, но никогда не сражавшиеся, мнимые больные, злобные калеки, подозрительные маркитанты... ворующие то, что сами продали, нищие... обозная прислуга, мародеры.(*2) На время в число таких людей попадает и Симплициссимус.

Между мародерами и регулярной армией существовало постоянное взаимодействие: часть ландскнехтов приставала к мародерам, а последние при случае возвращались в армию добровольно или насильно. Подтверждение этому опять видим в романе: на отряд мародеров, в котором был Симплициссимус, напали веймарские войска, которые вооружили разбойников мушкетами и рассеяли по своим полкам (IV, 13).

В 1648 году был заключен долгожданный, так называемый Вестфальский, мир. Но он не был благоприятен для Германии, поскольку закреплял ее раздрробленность. Война разорила страну. "Когда наступил мир, - писал Энгельс, - Германия оказалась поверженной - беспомощной, растоптанной, растерзанной, истекающей кровью."(*3)

Итоги войны не внушали оптимизма. Крестьянство было экономически подорвано, страна обезлюдела, по ней прокатилась волна эпидемий, самой страшной из которых была чума, города обнищали, промышленность заглохла, пришли в запустение школы, в них не было учителей, следствием чего стала всеобщая безграмотность. Не лучшие времена переживали и университеты. Кроме того, в огне пожаров гибли культурные ценности: дворцы, церкви, архивы, библиотеки, картины, раритеты. Большую тревогу просвещенной части населения вызывало разрушение национального немецкого языка, к которому подмешивались французский и латынь.

Современникам Германия представлялась сплошным пепелищем. Война оставила глубокий след в сознании народа. Ее осмысление складывалось из непосредственных впечатлений переживших ее людей и из возникших в связи с этим преданий. Этот взгляд на Тридцатилетнюю войну запечатлел и Гриммельсгаузен в своем романе "Симплициссимус".

*1 - История немецкой литературы АН СССР. Т.1. М.1962, c.35

*2 - В.Гюго. Отверженные. Ч.2, кн.1, гл.19.М., Худ. литература, 1954, с.406-407

*3 - Цит. по кн. А.А.Морозов. "Симплицисимус" и его автор. Л., Наука, 1984, с.68

ГЛАВА 2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИТЕРАТУРЫ НЕМЕЦКОГО БАРОККО 17 ВЕКА

Долгое время считалось, что литература немецкого барокко появилась как вид творчества, отражающий идеологию верхов общества. Однако это далеко не соответствует действительности.

Собственно немецкое барокко сложилось в 17 веке в Гамбурге по окончании Тридцатилетней войны. Патрицианский Гамбург занимал в войне нейтральную позицию, поэтому не только не разорился, но и расцвел за время ее продолжения. Бюргерство Гамбурга к 1640 году стало самым мощным в Германии. Именно с бюргерской культурой связано возникновение и развитие барокко в Германии. Одним из первых немецких поэтов барочного направления был пастор Иоганн Рист - "типичный представитель реакционно-бюргерского лютеранства 17 века".(*1) Он смотрел на поэзию как на "подчиненную правилам украшенного изложения разработку ясных и разумных мыслей".(*2)

Характерные черты немецкого барокко ясно проступают в творчестве Филиппа фон Цесена, который отличался страстью к странным этимологиям , чем вызывал насмешки со стороны ученых мужей. Цесен пытался доказать, что все древнейшие языки происходят от германского. С него начинается процесс "формалистического перерождения" (*3) бюргерской поэзии, которая утрачивает свое национальное и общественное содержание. Немецкая литература становится почвой для насаждения придворно-аристократического искусства Испании и Италии 17 века (маринизма и гонгоризма).

Вторым центром барочной литературы Германии 17 века был Нюрнберг, который, хотя и сильно пострадал в Тридцатилетней войне, пришел в упадок не сразу, а сохранял связи с севером Германии и с Австрией. Главой нюрнбергских поэтов был, начиная с 30-х годов, Георг Гарсдерфер, который презирал старую немецкую поэзию, а высшим искусством считал манерную аристократическую литературу Италии 17 века. Свою приверженность итальянской традиции Гарсдерфер доказал еще раз, основав в 1644 году "Достохвальный Пегницкий пастушеский и цветочный орден", являвшийся копией итальянской литературной академии. Гарсдерфер являлся автором "Поэтики", которая не только регламентировала сочинительство, но и содержала рассуждение о немецком языке, который признавался вполне благозвучным и мелодичным, не уступающим в этом итальянскому. Здесь же излагалась типичная для барокко теория отношения поэзии к соседним искусствам: поэзия есть говорящая живопись, поэт должен писать красками. Кроме того, поэзия должна сближаться с музыкой путем нежного или громового звучания стиха.

Представители нюрнбергской школы предпочитали творить в жанре пасторали, которая позволяла им уйти от неприглядной и неутешительной действительности в мир условный и идеализированный. Целью эстетики нюрнбергского барокко (как и барокко вообще) было создать зрелище, иллюзию, противоположную реальности.

Барокко в поэзии нюрнбергской школы, как отмечается в "Истории немецкой литературы" (*4), носит характер формального эксперимента. Это ранняя стадия его развития: через свое многословие, велеречивость поэт хочет добиться внешнего эффекта. Это идейно бессодержательная поэзия, девиз которой : "Поэта цель исторгнуть изумленье".

Другое направление немецкой поэзии барокко связано с иррационализмом и мистикой, порожденными страхом перед реальностью, разрывом между сознанием и бытием, между идеалом и жизнью. "Политическая и культурная реакция, усугубленная в Германии общественной катастрофой Тридцатилетней войны, способствует широкому развитию мистики, протестантской и католической, как некого иллюзорного средства спасения от невыносимых условий реальной об щественной жизни". (*5)

Родоначальником немецкой мистики 17 века считают Якова Беме, разработавшего учение о возможности непосредственного общения человека с богом, о внутреннем источнике истины. Несмотря на то, что учение Беме призывало к бегству от действительности в мир внутреннего опыта, оно сыграло большую роль в развитии немецкой и мировой философии, являясь первой попыткой преодолеть традиционный дуализм религиозного сознания. Для трудов Беме характерен живой немецкий язык, а не латынь, традиционная в научной области того времени. Их отличает большой интерес к слову, необычные, яркие сравнения, типичные для поэтов барокко. И, наконец, последним этапом в становлении немецкого барокко была так называемая вторая силезская школа. Ее центр находился в Бреславле, экономической и культурной столице Силезии. Школа была представлена двумя крупными поэтами - Лоэнштейном и Гофмансвальдау. Некоторые современные немецкие ученые называют эту школу образцом "высокого" барокко. Однако авторы "Истории немецкой литературы"(*6) считают, что творчество этих поэтов демонстрирует пример типичного разложения литературного стиля. Поэты "второй силезской школы" являются последователями "Пастушеского и цветочного ордена" и испано-венской школы барокко, традиции которых наиболее полно отражает творчество Гофмансвальдау. "Его поэзия при внутренней бессодержательности отличается крайней формалистической изощренностью: он громоздит антитезы, двустишия, стихи-формулы, упражняется то в стиле, сжатом до загадочности, то в формах безбрежного варьирования той же темы сменой разнообразных метафор." (*7)

Таким образом, можно сделать вывод, что немецкая поэзия "высокого" барокко отличалась бессодержательностью, безыдейностью, словесной напыщенностью, почти полным отсутствием каких бы то ни было оригинальных черт и являлась, по существу, подражанием итальянским и испанским образцам.

Помимо поэзии, в немецкой литературе 17 века был широко представлен жмнр романа с "характерными чертами антиреалистической эстетики"(*8), заимствованный из французской литературы. Среди немецких дворян был популярен французский аристократический роман всех видов: пасторальный, галантный, псевдорыцарский, псевдовосточный, псевдоисторический, историко-государственный.

Отличительной чертой этих романов был, во-первых, необыкновенно большой объем, а во-вторых, чрезвычайная сложность сюжета, насыщенного огромным количеством пересекающихся сюжетных линий, что можно объяснить вовсе не бездарностью авторов, а специфичностью их художественной цели. Романисты стремились объять целый мир, охватить своим описанием широкую панораму. Поэтому их совершенно не занимала внутренняя жизнь героев, в этих романах не было даже намека на развитие характеров и психологизм. Эстетика барокко не мыслила себе любви вне войн, походов и побед, что влекло за собой неизбежное усложнение сюжета. Третьей характерной чертой барочных романов было наличие пространных ученых комментариев, примечаний, отступлений, рассуждений об истории, государственном устройстве и т.п.

Из аристократической среды роман постепенно "перекочевал" в бюргерскую и простонародную, где видоизменился, преобразовался в соответствии с читательскими запросами. Но все основные вышеперечисленные черты он сохранил. Высшим достижением романа "низового" барокко является "Симплициссимус" Гриммельсгаузена. Но роман Гриммельсгаузена - произведение сатирическое, своего рода пародия на жанр "высокого" аристократического романа. В нем "сказалось развитие реалистических тенденций немецкой литературы". (*9)

*1,*2,*3 - История немецкой литературы. Т.1. 9-17вв.(под общ. ред. Н.И.Балашова). Изд-во АН СССР, 1962. С.392

*4,*5 - там же, с.395

*6 - там же, с.398

*7 - там же, с.399

*8 - там же, с.400

*9 - там же, с.403

ГЛАВА 3 ПОНЯТИЕ "НИЗОВОГО" БАРОККО

Термин "барокко" возник давно. Он бытовал в среде художников, антиквариатов, ювелиров. В современной науке существует двойственный подход к пониманию термина "барокко". По мнению одних исследователей, он связан по своему происхождению с португальским названием жемчужины уродливой или причудливой формы (perla barroca). В этом значении слово часто встречается в инвентарных книгах и торговых записях с начала 16 века. В другом значении термин "барокко" употреблял, например, М.Монтень, называя им абсурдный вывод доказательства, причудливый силлогизм в схоластической логике. Именно на эту этимологию настойчиво указывает большинство современных ученых.

До недавнего времени барокко понималось очень упрощенно: лишь как "безвкусный, безобразный, иезуитский"(по словам Б.Кроче) период, ориентированный на церковь и высшие сословия. Таким образом, подчеркивался клерикальный и придворно-аристократический характер барокко, а проявления в рамках этого стиля антифеодального протеста (Яков Беме), идей национально-освободительного движения (у западных славян) игнорировалось или выводилось за рамки барокко и приписывалось другим направлениям и стилям. Создавалось впечатление, что барокко было отрешено от широких умственных и идейных движений, чуждо народу или "создавалось в целях его духовного закрепощения"(*1).

Невозможно отрицать существование так называемого низового барокко - культуры бюргерско-крестьянской среды. Однако и признающие его ученые не едины во мнениях. Чешский ученый Ю.Лотман выдвинул положение о том, что "низовое" барокко -"одна из форм массовой культуры". Он считает, что ее нельзя называть народной, поскольку эта культура создавалась не внутри народа, а "сверху", для него, вследствие чего "сознательно стремилась к фольклоризации своих идей и национализации занесенных извне художественных принципов". В противовес этому мнению, А.Морозов считает, что "фольклоризация, вторжение натуралистических элементов и декоративных народных мотивов - общая черта литературы и искусства барокко" (*2), не зависимо от того, "высокое" или "низовое" барокко имеется в виду. "Низовое" барокко, - пишет Морозов, - не создавалось сверху и не сочинялось специально для народа, а возникало из творческой потребности народных масс. Вторжение фольклора в литературу шло снизу, из глубин народного сознания, отражая силу сопротивления народных низов навязывавшейся им сверху идеологии. "

"Низовое" барокко использовало готовые художественные средства и мотивы, заимствуя их из "высокой" литературы барокко, подвергая сложнейшей переработке, трансформируя и переосмысляя. Все основные черты "высокого" барокко присутствуют и в "низовом": иррационализм, риторическое начало, прием варьирования, метафорический стиль. Постоянен мотив напоминания о смерти, о бренности и бессмысленности земного существования: в эпоху бесконечных войн и социальных потрясений человек чувствует себя "щепкой на волнах переменчивого счастья" (*3): "Я - мяч преходящего счастья, образ изменчивости и зерцало непостоянства жизни человеческой", - говорит о себе главный герой "Симплициссимуса". Как и в литературе аристократического барокко, мир воспринимается как театр или как сновидение, а человек чувствует себя участником всеобщего маскарада.

В отличие от прециозной литературы, проза "низового" барокко более традиционна и близка к фольклору: ее персонажи остаются на уровне обобщенно-типического и сохраняют значительную долю условности. Это делает их пригодными для создания гротескной сатиры. Каждый персонаж является носителем того или иного нравственного качества и остается неизменным на протяжении всего действия.

*1, *2 - А.Морозов. Проблемы европейского барокко.// Вопросы литературы, N 12, 1968, с.113

*3 - А.Морозов. "Симплициссимус" и его автор. С.144

ГЛАВА 4 РОМАН "СИМПЛИЦИССИМУС" С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОТРАЖЕНИЯ В НЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Как уже было сказано, действие романа Гриммельсгаузена разворачивается на фоне Тридцатилетней войны. Однако, не ее события, а судьба героев занимает автора в первую очередь. Несмотря на то, что отдельные эпизоды романа достаточно правдоподобно и достоверно рисуют картины войны, за которыми угадывается личный опыт автора, в основном "вымысел теснит историю и подчиняет ее сюжетному развитию" (*1).

А.Морозов подчеркивает, что ни одно сколько-нибудь значительное историческое лицо на страницах романа не выведено. Они упоминаются лишь мимоходом, поддерживая общую сюжетную канву. Из реально живших полководцев Гриммельсгаузен упоминает лишь одного - имперского генерала фон Верта, да и то лишь потому, что тот принадлежал к числу "людей низкого звания", которые "через геройскую отвагу и достохвальное бесстрашие воспарили прямо в графское и баронское состояние" (*2)

Писатель говорит еще о нескольких исторических личностях (шведский генерал Штальганс, полковник Мерсье, комендант Сант-Андре, генерал Якоб Рамзай), но всем им он приписывает столько вымышленного, соответствующего художественному замыслу, но не реальности, что разрыв между прообразом и художественным персонажем в сознании читателя становится практически непреодолимым.

Кроме этого, Гриммельсгаузен позволяет себе большие вольности в трактовке истории. Он бесстрашно пользуется приемом совмещения разновременных событий, уплотняя тем самым время романа.

События романа отражают историю Тридцатилетней войны лишь в общих чертах, намечают ее контур. Но проследить ход войны, читая роман, нельзя. "Эпизоды "Симплициссимуса" соотнесены с исторической действительностью, но не прикреплены к ней наглухо" (*3). Писатель избегает указания точных дат и географических координат происходящих событий. По выражению исследователя А.Бехтольда, топографические данные романа складываются, как мозаика, из вымышленного, прочитанного и услышанного. Таким образом, Гриммельсгаузен свободен от "мелочной опеки над действительностью". Он отражает ее не зеркально, а преломляя в своем сознании, опосредованно. Не превращаясь в "хрониста", не нагнетая исторических эпизодов и подробностей, писатель "правдиво запечатлел и заклеймил Лик войны"(*4).

*1 - А.Морозов. "Симплициссимус" и его автор. с.70

*2 - Г.Я.К.Гриммельсгаузен. Симплициссимус. М., 1976, I,17, с.61

*3 - А.Морозов. Указ. соч., с.71

*4 - там же, с.80

ГЛАВА 5 ЛИТЕРАТУРНЫЕ И ФОЛЬКЛОРНЫЕ ИСТОЧНИКИ РОМАНА ГРИММЕЛЬСГАУЗЕНА "СИМПЛИЦИССИМУС"

Сочинения Гриммельсгаузена свидетельствуют о его познаниях в различных областях науки. Известно, что Гриммельсгаузен был составителем народных календарей, поэтому определенный круг знаний ему был необходим.

Однако, мнения ученых по поводу уровня и степени образованности писателя различны. А.Келлер полагал, что автор "Симплициссимуса", как и его герой, был не слишком учен, и приводил в доказательство слова из сочинения Гриммельсгаузена "Сатирический Пильграм" о том, что автор ничему и нигде не учился, а "вырос неотесанным грубияном, невежественным ослом и идиотом".

Г.Курц считал это высказывание относящимся не к автору, а к герою - прообразу Симплициссимуса. Курц отмечал, что Гриммельсгаузен знал несколько языков, был знаком с сочинениями античных авторов и "отцов церкви".

По мнению Ю.Титмана, писатель обладал лишь поверхностными познаниями в латыни, а свою "ученость" почерпнул из энциклопедических трудов.

Другие исследователи считают, что Гриммельсгаузен обладал незаурядной библиотекой, даже если не считать книг, которых он, скорее всего, не читал, а цитировал по общедоступным компиляциям.

А.Морозов пишет о том, что вряд ли у автора "Симплициссимуса" было более десяти книг, к которым он постоянно обращался. Основой его познаний ученый считает "цепкую память": "Гриммельсгаузен собирал свою "ученость" по крохам." (*1) В романе "Симплициссимус" отчетливо выделяются мотивы народных шванков и суеверных россказней, заимствованных из устной традиции.

Ученый А.Берлингер полагал даже, что Гриммельсгаузен подхватывал отдельные мотивы из рассказов бывалых людей, ландскнехтов, трактирных завсегдатаев и лишь отчасти из сборников новелл - так называемых "народных книг". Таким образом, все творчество Гриммельсгаузена и роман "Симплициссимус" в частности, тесно связаны с фольклорной традицией.

Книги эпохи барокко ломились под тяжестью громоздкой учености. Писатели щеголяли знанием древней истории, мифологии, поэзии. "Это было время кунсткамер,экзотических диковин и раритетов". (*2) Полнота знаний понималась как их накопление без глубокого проникновения в содержание, в подлинный смысл - это явление носило название полигисторства. Отдал ему дань и Гриммельсгаузен. Его настольной книгой была своего рода энциклопедия Томазо Гарцони "Piazza universale...", служившая писателю неисчерпаемым источником. Эта весьма разносторонняя компиляция заменяла целую библиотеку. В романе "Симплициссимус" Гриммельсгаузен использовал 17 из 153 "дискурсов" Гарцони. Другой настольной книгой писателя, ставшей одним из источников его романа, была "Oeconomia" Иоганна Колеруса, бывшая сводом знаний по сельскому хозяйству с включением медицинских советов.

"Эрудиция Гриммельсгаузена, - пишет Морозов, - простонародна. Его "ученость" наивна. Он заимствует латинские цитаты вместе с опечатками. И не только не проверяет, но и не согласовывает свои источники, так что название одной и той же местности может встречаться в различных написаниях." (*3)

17 век - век быстрого развития естественных наук, время, когда уточняются сведения о строении небесных сфер, время появления научного мировоззрения. Все это проходит мимо Гриммельсгаузена, который остается составителем народных календарей с традиционной приверженностью астрологии и суевериям. Среди книг - источников "Симплициссимуса" были также: "Сокровищница сверхъестественных, чудесных и достопримечательных историй" Симона Гуляра, "Демонология" Жана Бодена и другие сочинения по магии, астрологии и демонологии. Проявляя интерес к подобного рода литературе, Гриммельсгаузен все же относился к ней с определенной долей иронии и насмешки. Для построения романа большое значение имели "апофеги" - сборники сентенций и афоризмов. Многие приемы сюжетоведения Гриммельсгаузен заимствовал из героических аристократических романов, однако действующие лица, социальная и бытовая обстановка "Симплициссимуса" чужды аристократической и изысканно ученой среде, в которых обычно происходило действие этих романов.

Таким образом, обращаясь к различным источникам, как фольклорным, так и литературным, Гриммельсгаузен подчинял заимствованные из них "известия" своей художественной цели, связывал с ходом своего повествования. Заимствованные мотивы вступали в сложное взаимодействие, образуя неповторимый и оригинальный сюжет романа.

*1 - А.Морозов. "Симплициссимус" и его автор. С.82

*2 - там же

*3 - там же, с.83

ГЛАВА 6 ИДЕЙНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РОМАНА "СИМПЛИЦИССИМУС"

Идейное содержание романа "Симплициссимус" отличается неоднозначностью и тесно связано с барочным мировоззрением Гриммельсгаузена. Автор знает, какой бы ему хотелось видеть действительность, но одновременно осознает и невозможность достижения этого идеала. Устами своего главного героя Гриммельсгаузен горько замечает: "Ты покинул пустыню в надежде удо вольствовать постыдную свою страсть узреть мир. Но вот смотри, когда мнил ты, что будешь услаждать взор свой, принужден ты в опасном сем лабиринте пропасть и погибнуть. Разве ты, неразумный простак, не мог наперед помыслить, что покойный твой предшественник не променял бы радостей мира на суровую жизнь в пустыне, когда чаял бы в нем достичь истинного мира, надежного покоя и вечного блаженства?" (*1)

Попадая в мир людей со своими идеальными представлениями и чистыми помыслами, сформировавшимися в результате общения с Отшельником, будучи "простаком из простейших", Симплициссимус сразу видит, что люди живут вовсе не так, как должно и как его учил мудрый старец. Так, наблюдая картины людского распутства и нечестивости, герой с ужасом констатирует, что никто из этих людей не почитает по-настоящему христианскую религию, что помыслы и устремления их не выходят за рамки сугубо мирского, низменно го. При этом многие знают строгую волю Господа, но практически никто ей не следует. "Наряду с гордыней и корыстью... каждодневным упражнением людей с достатком было пьянство и обжорство, распутство и волокитство..."(*2) Симплициссимус поражен тем, что люди почитают каких угодно кумиров и идолов, как язычники, но только не Христа. Они поклоняются золотому тельцу, придворной карьере, красоте женщины, материальму благополучию.

Наиболее ярко идея разрыва между мечтой и реальностью проявляется в "программе" преобразования Германии, изложенной безумным Юпитером. Этот "пророк" возвещает о предстоящем пришествии "немецкого героя", который "истребит всех нечестивцев, а людей благочестивых сохранит и возвысит" (*3). Юпитер говорит о том, что герой объединит Германию, собрав все города и княжества в одно государство, которое будет управляться советом, состоящим из представителей всех городов. Будет упразднена крепостная неволя. В Германии наступит благоденствие. "Немецкий" герой положит конец религиозным распрям, собрав все христианские религии мира в одну - "правую, истинную, святую". Идеи Юпитера нельзя отождествлять с мировоззрением самого Гриммельсгаузена. Писатель взирает на них со стороны, иронически комментируя устами Симплициссимуса. В известной степени мечты Юпитера отвечают настроениям и политическим требованиям крестьянских движений 16-17 веков, боровшихся за установление вечного мира и социальной справедливости. Симплициссимус слушает речи Юпитера с грустным сочувствием и снисходительной усмешкой, отчетливо осознавая несбыточность и фантастичность идеи о воцарении всеобщей гармонии. Гриммельсгаузен не видел в обществе реальной силы, сопоставимой с "немецким героем", способной принести народу избавление от мук. Именно поэтому чаяния немецкого народа писатель вложил в уста безумца.

В своем произведении Гриммельсгаузен дает широкую картину современного общества, облекая ее в аллегорическую форму сна своего героя. В этом сне Симплициссимус видит необычное, чудное дерево, корни которого состоят из ничего не значащих людей, ремесленников, крестьян, которые обречены на одни только тяготы и сетования, потому что дерево всей тяжестью давит на них и выжимает все соки. На верхних ветвях расположились более благополучные слои населения. При этом нижние постоянно стремятся сбросить верхних и занять их место. В образе этого дерева Гриммельсгаузен выражает идею социальной несправедливости, вечной борьбы и непримиримости различных общественных сил.

А.Морозов отмечает, что идейная противоречивость романа обусловлена как противоречиями самого времени, так и позицией автора, колеблющегося между активным протестом против социальной несправедливости и пассивным созерцанием общественных зол и бедствий, принесенных войной; между желанием общественного переустройства и сознанием его неосуществимости, своего бессилия что-либо изменить в конкретной исторической обстановке реакции после Тридцатилетней войны.

*1 - Г.Я.К.Гриммельсгаузен. Симплициссимус. М., 1976. С.67

*2 - там же, с.75

*3 - там же, с.191

ГЛАВА 7 КОМПОЗИЦИЯ РОМАНА "СИМПЛИЦИССИМУС"

В построении романа Гриммельсгаузена "Симплициссимус"при всей его кажущейся громоздкости соблюдено чувство меры и пропорции. Развитие действия романа энергично и не стоит на месте, главы просты и незатянуты, их последовательность четко художественно осмыслена и подчинена строгому композиционному замыслу.

"Симплициссимус" представляет собой чередование эпизодов, единство которых при всем их разнообразии определяется образом главного героя.

В романе нет ни сложной, запутанной интриги, ни нескольких параллельно развивающихся или переплетенных между собой сюжетных линий.

Эпизоды "Симплициссимуса" воспринимаются не как "похождения" героя, а как превратности его судьбы. Приключения не являются для Симплициссимуса самоцелью. Они не однозначны и не нанизываются друг на друга. Каждая авантюра, каждое происшествие - это один шаг в жизни Симплициссимуса, ее ступень, которая обогащает опыт героя, формирует его мировоззрение. В своих приключениях Симплициссимус открывает новые стороны жизни, доселе неизвестные ему.

Важнейшим структурным элементом романа является "новеллистическая случайность": многие эпизоды, персонажи появляются в романе случайно, без предварительной подготовки. Композиция романа "Симплициссимус" не ориентирована на вечное движение героя по прямой, но не является отражением кего непрерывного, поступательного восхождения. "Симплициссимус падает и возвышается, но никогда не возвращается к пройденному."(*1) Такое развитие сюжета резко отличает роман Гриммельсгаузена от плутовских романов и делает его новым этапом в развитии немецкой литературы.

*1 - История немецкой литературы. Т.1. М., 1962. С.416

ГЛАВА 8 ЖАНРОВАЯ ПРИРОДА РОМАНА ГРИММЕЛЬСГАУЗЕНА "СИМПЛИЦИССИМУС"

Жанр романа "Симплициссимус" нельзя определить однозначно. Он синтетичен и сочетает в себе черты различных модификаций романа.

В первую очередь, это роман-воспитание. "Симплициссимус" был первым немецким романом, где изображалось развитие личности героя от раннего детства до зрелости. Однако Гриммельсгаузен еще не поднимается до анализа внутреннего мира героя, поэтому в произведении отсутствует психологизм. Во-вторых, "Симплициссимус" является сатирическим романом. Описывая приключения героя, писатель критикует современную социальную действительность, изображая ее во всей неприглядности и уродливости. Роман насыщен намеками на историческую действительность, но, несмотря на это, не является историческим, как уже отмечалось выше.

"Симплициссимус" содержит черты аллегорического романа. В нем много мносказаний, аллегорических образов. А.Морозов отмечает, что аллегорическое осмысление действительности продит через весь роман, а аллегорический отсвет ложится на личность его главных героев, которые образуют своеобразных дидактический триптих. В центре его стоит Симплициссимус, а крылья образуют Херцбрудер (олицетворение праведности) и Оливье (символ злодейства). Между этими двумя началами и качается, как маятник, Симплициссимус. Наиболее насыщенной аллегорическими образами и связанными с ними рассуждениями является VI книга романа.

За аллегоризмом романа просматривается реальная жизнь Германии 17 века. С этой точки зрения "Симплициссимус" - реалистический роман. Реализм Гриммельсгаузена - в обобщении непосредственно видимого и наблюдаемого, в создании "грандиозного синтеза" (*1). Реалистическая сущность романа подчеркивается глубокой разработкой в нем темы народа. Гриммельсгаузен возвеличивает труд крестьянина, кормящего все другие сословия. Об этом поет в своей песенке в начале романа Симплициссимус:"Презрен от всех мужичий род, Однако кормит весь народ". Но трудовой люд от века принужден сносить тяготы и терпеть лишения: "Тебе ниспослан тяжкий крест Нести до самых горних мест. Твое добро берет солдат Тебе ж на благо - будь же рад!" Никто из писателей 17 века еще не защищал человеческие права, честь и достоинство крестьянина так горячо, как Гриммельсгаузен. Но писатель не выражал идеологию крестьян - он запечатлел их мировоззрение на широком фоне действительности своего времени.

Роман "Симплициссимус" можно назвать философским, поскольку в нем ведется поиск ответа на "вечные" вопросы: в чем смысл человеческого бытия, что такое добро и зло.

Гриммельсгаузен рисует картину идеального королевства сильфов Муммельзее, поэтому "Симплициссимус" приобретает черты утопического романа. В V книге писатель приводит своего героя в реальную, созданную на земле Утопию - общину "перекрещенцев" в Венгрии. Однако, эта "идеальная" страна не вызывает симпатии героя, и утопические мечты сменяются едкой сатирой. Основой для "Симплициссимса" был, несомненно, плутовской роман, поэтому его черты также можно обнаружить в произведении Гриммельсгаузена. В центре повествования - похождения героя. Но, в отличие от "настоящих" плутовских романов, Гриммельсгаузен сосредоточил свое внимание не на внешнем мире, окружающем героя, а на его судьбе, подробно и обстоятельно описывая ее. Как справедливо заметил Б.Пуришев, в "Симплициссимусе", как в фокусе, отражены судьбы тогдашнего немецкого общества". (*1)

*1 - Б.Пуришев. Очерки немецкой литературы 15-17 в. С.344

ГЛАВА 9 ОБРАЗ СИМПЛИЦИССИМУСА

Главный герой романа - Симплиций Симплициссимус, прозванный так за свое крайнее простодушие. Он живет в доме своего "батьки", как полевой цветок: никто не заботится о его воспитании. Симплициссимус очень невежественен, но крайне чисто сердечен и простодушен. Война переворачивает жизнь этого юного существа. Герой бежит из разоренного дома отца в лес, где встречается с добрым Отшельником, который учит мальчика грамоте и приучает его терпеть жизненные лишения и молиться Богу. После смерти своего учителя Симплициссимус возвращается в мир людей, где на его долю выпадают сотни случайностей и неожиданных поворотов судьбы. Суровая жизнь рассеивает детские иллюзии героя: повсюду он видит торжество пороков, которые никак не согласовываются с высокими нравственными принципами, заложенными в его душу Отшельником.

И Симплициссимус утрачивает былое простодушие.

Он учится обманывать, воровать, грабить, вести разгульную жизнь солдата. Из наивного, доброго мальчика герой превращается в лихого рейтара, изобретательного и отважного охотника за военной добычей. Неизменная удача сопутствует всем дерзким начинаниям "Егеря из Зуста". Война становится для Симплициссимуса источником обогащения. Он быстро движется по служебной лестнице и уже мечтает об офицерском чине. Симплициссимус становится не чужд тщеславия, высокомерия, спеси, которые вызывают ненависть к удачливому и пронырливому плебею со стороны высокородного офицерства.

Барочная антиномичность пронизывает весь роман. Не остается не задетой ею и судьба главного героя. Так, период удачи и процветания сменяется в жизни Симплициссимуса черной полосой. Произведя фурор в Париже своим талантом драматического актера, а главное - своей красотой, Симплициссимус по возвращении в Германию быстро остается без денег и без своей красоты (оспа делает его безобразным и хилым). Судьба снова связывает Симплициссимуса с войной. Но звезда его удачи погасла. Жизнь героя становится невыносимо тяжелой. Опускаясь все ниже и ниже, он превращается в грабителя и разбойника. Наконец, война начинает тяготить Симплициссимуса, он чувствует муки совести. Он оплакивает свою "утраченную невинность, которую он вынес из леса и которую он среди людей так щедро растратил" (*1).

В последних книгах романа, подводя безрадостный итог своей жизни, Симплициссимус решает раз и навсегда покинуть этот мир и снова стать отшельником. Но в лесном уединении герой не находит подлинного утешения: он хочет видеть мир, бродить по земле, живя в благородной бедностии воздержании. В конце концов после ряда приключений Симплициссимус оказывается на необитаемом острове, затерянном в Индийском океане. Здесь он находит долгожданный душевный покой, трудится, ибо "человек рожден для труда, как птица для полета"(*2). Он отказывается вернуться назад в Европу, куда зовут его случайно попавшие на остров мореплаватели. "Здесь мир - там война; здесь ничего не знаю я о тщеславии, об алчности, о разного рода заботах, связанных с пропитанием и одеждой, равно как с честью и репутацией..." (*3)

Симплициссимус не хочет возвращаться в мир пороков. Он остается на острове и ради вразумления людей описывает свою превратную жизнь на пальмовых листьях.

Фигура Симплициссимуса, несомненно, в некоторой степени аллегорична, но нельзя рассматривать героя только как "безличного носителя готовых мотивов и сентенций" (*4)

В романе нет психологического развития личности героя, поскольку особенности барочного романа этого не требовали. Но Симплициссимус "не лишен душевных движений"(*5).

Несмотря на все неудачи и ошибки, герой не теряет веру в жизнь. Он убеждается в переменчивости судьбы и превратности бытия. Но в сумятице войны Симплициссимусу удается сохранить представления о добре и справедливости, сохраняет понятие о чести, необходимости держать данное слово; он прямодушен с друзьями и откровенен с врагом. Симплициссимус щедр и незлопамятен. Он сохраняет в своей душе "искру наивности" (*6).

Между тем за героем водится немало грешков: так, скромность - не его главное качество. Он любит прихвастнуть, с восторгом повествует о своей доблести, красоте, находчивости, остроумии. Герой осознает свою изменчивость и непостоянство: "Ты завтра будешь не тот, что сегодня... Нынче ты одержим целомудрием, а назавтра воспламенишься похотью." (*7)

Симплициссимус не отвергает жизнь и ее земное начало. Его отшельничество, "уход в пустыню" - проявление протеста против неприемлемого социального устройства, насилия и угнетения. Отрекшись от мира и поселившись на необитаемом острове, Симплициссимус не умерщвляет свою плоть, а возделывает землю. Его подвижничество носит земной характер.

Отличительной чертой Симплициссимуса является юмор, не покидающий героя ни в какой ситуации. В отличие от пикаро, Симплициссимус ищет моральное оправдание своего существования, он не равнодушен к страданиям людей, хотя иногда обманывает и хитрит. Впервые герой в произведении, тесно связанном с жанром плутовского романа, подумал о крестьянах, с которыми редко, неохотно и без малейшего сочувствия сталкивается пикаро. Симплициссимусу чужд дух бродяжничества, которым обуреваем герой плутовского романа, по натуре своей он не авантюрист. По мнению А.Морозова, Симплициссимус - условный литературный образ, который приобретает в романе сатирико-аллегорическую функцию. Вместе с тем он остается человеком из народа, прошедшим через трудности войны и мирной жизни. Герой стремится обрести и отстоять свою личность. Он принимает на себя роль шута, который "смеясь, говорит правду".

Видя несовершенство мира, Симплициссимус не воюет с ветряными мельницами. Видя безуспешность своих попы ток усовестить людей, герой обретает чувство реальности. Ему не чужд путь компромисса, часто герой не прочь поводить других за нос. Но он чист сердцем и искренне желает утвердить на земле справедливость.

Таким образом, Гриммельсгаузен не раскрывает развитие личности, но обнаруживает к ней интерес, свойственный культуре барокко. Герой выступает не как гармоничный человек Ренессанса, скорее воображаемый, чем реальный, а как обуреваемая внутренними противоречиями неповторимая личность.

*1 - Гриммельсгаузен. Симплициссимус.М., 1976. С.328 (V,1)

*2 - там же, с.471 (VI,23)

*3 - там же, с.484 (VI,27)

*4 - А.Морозов. "Симплициссимус" и его автор. С.144

*5 - там же, с.145

*6 - там же, с.146

*7 - Гриммельсгаузен. Симплициссимус. М., 1976. С.378 (V,19)

ГЛАВА 10 ЯЗЫК И СТИЛЬ РОМАНА "СИМПЛИЦИССИМУС"

Языковой строй романа Гриммельсгаузена неоднороден. Он сочетает черты и высокого, и низкого стилей. Наряду с возвышенной книжной лексикой, оборотами речи, можно наблюдать вульгаризмы, разговорную и просторечную лексику, сниженные в стилевом отношении фразеологизмы. Эту характерную для романа языковую пестроту можно наблюдать уже в первом предложении произведения, где высокое книжное "страждущие" соседствует с просторечным "награбастать". Кроме того, уже это первое предложение демонстрирует типичную для всего романа синтаксическую структуру: очень длинное, распространенное, сложно-подчиненное предложение с несколькими придаточными, которые придают речи своеобразную витиеватость и сообщают эпический характер, создают атмосферу неторопливого, обстоятельного рассказа.

Гриммельсгаузен нередко употребляет контрастные по стилю слова в пределах словосочетания или простого предложения, чтобы придать сообщению сатирический или ироничный характер. Так, в 1 главе I книги читаем: "Вывозить н а в о з было его ф о р т и ф и к а ц и е й."(*1)

В "Симплициссимусе" можно встретить устаревшие формулировки и просторечные синтаксические конструкции:

"К а к во всем домоустройстве моего батьки благородство в е с ь м а п р и м е т н о б ы л о, то всякий разумеющий отсюда легко заключить может, что и мое воспитание тому сходствовало и подобало"(*2); "...а среди них прилучился тут один, который о п р о ш л о м г о д е был в плену в Ганау и записался там в с л у ж б у ..." (*3)

Противоречивость барокко иногда проявляет себя в языке произведения тем, что автор использует для описания повседневных, обыденных дел и поступков своего персонажа высокие книжные обороты для придания все того же сатирического оттенка:

"Однажды пробудился я около полуночи... и в о с с т а л с л о ж а с в о е г о и в о з б л а г о д а р и л в с е в ы ш н е г о..."(*4)

В своем рассказе Симплициссимус часто употребляет устаревшие слова: с е й, п о н е ж е и др., а также латинские выражения "salva venia" ("s.v.") - "да простит читатель", "item" и др., что свидетельствует об образованности главного героя-рассказчика.

С другой стороны, в его речи присутствуют слова просторечные: "ихнюю", "али" (в значении "или"), "плутяга", "злыдень" и бранные: "олухи", "пентюхи" и др. Таким образом, язык романа Гриммельсгаузена "Симплициссимус" соответствует стилю барокко с его противоречивостью, сочетанием несочетаемого. Язык произведения можно отождествлять с языком его главного героя. В речи Симплициссимуса преобладают сложные синтаксические конструкции, лексика имеет полярную окрашенность: от высокой книжной до просторечной. Помимо этого речь героя насыщенна фразеологическими оборотами, сравнениями, латинскими словами и выражениями.

С точки зрения сюжета разнобой в языке произведения можно объяснить следующим образом: рассказ ведет уже взрослый, образованный Симплициссимус, но говорит он о событиях давних, о временах, когда он был простым, ничему не учившимся мальчуганом, затем солдатом и т.д. Симплициссимус воспроизводит свою речь в каждый период пройденного им развития.

Столкновение различной по своей природе и стилистической окраске лексики и других особенностей языка и стиля, их контрастирующее взаимодействие открывало для автора возможности для иронического осмысления, создавало неповторимую сказовую форму повествования. Книжно-риторические средства, торжественная приподнятость и пафос усиливали горечь и ощущение трагизма действительности. Живая стихия простонародной речи поддерживала чувство реальности. А.Морозов вообще считает, что следует говорить не о пестроте и разнородности стиля романа, а о его полифонии.

*1 - Гриммельсгаузен. Симплициссимус. М., 1976. С.29

*2 - там же, с.30

*3 - там же, с.140

*4 - там же, с.141

ГЛАВА 11 ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА И ЗНАЧЕНИЕ РОМАНА ГРИММЕЛЬСГАУЗЕНА "СИМПЛИЦИССИМУС" В МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

"Симплициссимус" далеко не сразу стал достоянием мировой литературы. Пройдя период полного забвения и непонимания , роман был "воскрешен" в эаоху романтизма, в 19 веке. В 1882 году французский филолог Фердинанд Антуан выпустил книжку о "Симплициссимусе", в которой содержался пересказ романа и очерки о немецкой прозе 17 века.

В России с творчеством Гриммельсгаузена познакомились в 1865 году по вышедшей в "Заграничном вестнике" статье "Немецкий Жиль Блаз 17 века". На социальное значение романа первым обратил внимание Иван Франко. Первая попытка перевода романа на русский язык была сделана в 1924 году Екатериной Гуро ("Чудаковатый Симплициссимус").

В конце 19 века вокруг романа разгорелся политический скандал. Было разрешено награждать лучших учеников школ среди прочих книг и "Симплициссимусом" в обработке для юношества.

Но сторонники католицизма объявили роман "безнравственным" и потребовали его запрещения. Этот шум обусловил повышение внимания к произаедению Гриммельсгаузена. В Германии даже начал выходить сатирический журнал "Симплициссимус".

Немецкие писатели 19 - начала 20 века знали роман Гриммельсгаузена и испытали на себе его влияние. Выскую оценку дал роману "Симплициссимус" Г.Гессе, говоривший, что этот роман сопутствовал ему всю жизнь и был одним из сильнейших воспоминаний его юности.

А.Морозов отмечает тот факт, что интерес к "Симплициссимусу" резко обостряется в периоды войн и социальных потрясений. Если до первой мировой войны на Западе появился только один перевод романа - в Англии, то после нее - в 20-е годы "Симплициссимус" был переведен на французский, голландский, итальянский, чешский, шведский. А в период в 1951 по 1980 появились переводы еще на 18 языков мира. Роман Гриммельсгаузена явмлся в свое время новаторским произведением, поэтому на него обратили свой взор многие исследователи. С середины 19 века на различных языках, кроме немецкого, появилось более 80 статей и исследований о Гриммельсгаузене и его творчестве.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Роман Гриммельсгаузена "Симплициссимус" действительно является высшим достижением "низового" немецкого барокко 17 века.

Принадлежность произведения к "низовому" барокко определяется тем, что "Симплициссимус" был адресован именно простонародной, низшей социальной среде, выражал ее мироощущение. Все события Тридцатилетней войны, являющиеся фоном для повествования Гриммельсгаузена, оцениваются с точки зрения ее ря дового участника, непосредственно вовлеченного в круговорот происходящего. Писателю не столько интересны конкретные исторические факты, сколько то, как реагируют на них люди. Поэтому судьба героя для Гриммельсгаузена - на первом месте. К ней, в соответствии со своим художественным замыслом, автор приспосабливает все остальное, легко жертвуя хронологической и топографической точностью своего изложения. Гриммельсгаузен не делает художественного различия между вымышенными персонажами и историческими лицами. Их поведение определяется ролью в развитии сюжета.

"Симплициссимус" противостоит жанру "галантного" романа в литературе "высокого" барокко. Впервые в нем появляются реалистические элементы.

Несмотря на это, роман является типичным произведением литературы барокко. Об этом свидетельствуют аллегоричность, иррациональность, элементы готического, резкие контрасты, острая антиномичность. Через весь роман устойчиво проходит главная идея искусства барокко - идея господства зла в мире, идея неустойчивости, бренности, бессмысленности человеческого бытия. Барочная противоречивость проявляется во всем. В плане идейного содержания это непреодолимый разрыв между идеальными устремлениями и осознанием невозможности их воплощения в реальной действительности. Антиномичен и сам главный герой, колеблющийся, как маятник, по выражению Морозова, между добром и злом и не способный избрать для себя что-то одно. Личность Симплициссимуса является ядром романа. Его образ соединяет в достаточно стройную композицию все эпизоды, кажущиеся столь разнородными, не будь у них этого объединяющего начала.

Роман синтетичен в плане жанра. Он сочетает черты романа-воспитания, сатирического с элементами реалистического, фмлософского, аллегорического, утопического и плутовского романа.

В качестве источников своего повествования Гриммельсгаузен использует народные предания, шванки, пересказы новелл зарубежных авторов (Боккаччо), а также различные копилятивные труды типа "энциклопедии" Гарцони.

Относительно образа главного героя можно сказать, что это типичный герой барочного романа. На протяжении всего действия Симплициссимус видит "изнанку" жизни. Мир обманывает его не только в юности, но и тогда, когда, повзрослев, герой уже приобрел некоторую житейскую мудрость. Но, невзирая на все ошибки и промахи, Симплициссимус не теряет веру в жизнь, хотя и понимает, что судьба переменчива, неустойчива, зависит от случайности.

Язык романа "Симплициссимус" - это язык народный, насыщенный элементами простейшей образованности, знаниями, сведениями, почерпнутыми из вторичных источников - язык "низов". Он во многом определяет принадлежность романа к произведениям "низового" барокко.

Гриммельсгаузен не мог выйти за пределы господствующего стиля эпохи - стиля барокко. Он всецело принадлежал к нему, но только на другом социальном уровне. Устойчивыми особенностми его творчества являются сочетание обыденности и фантастичности, обилие реалистических и натуралистических подробностей, придающих рассказу убедительность, ссылки на ученые сочинения и авторитеты.

Писатель не являлся выразителем идеологии немецкого крестьянства 17 века или "крестьянским" писателем. Он лишь запечатлел в романе "Симплициссимус" крестьянское мировоззрение на широком фоне действительности своего времени.

ЛИТЕРАТУРА

1. А.А.Морозов. "Симплициссимус" и его автор. Л., Наука, 1984.

2. История немецкой литературы (под общ.ред. Н.И.Балашова). Изд-во АН СССР. М.,1962.

3. А.А.Морозов. Проблемы европейского барокко // ж-л "Вопросы литературы" N 12, 1968, с.111-127.

4. А.А.Морозов. "Маньеризм" и "барокко" как термины литературоведения // ж-л "Русская литература" N 3, 1966, с.28-44.

5. Б.Пуришев. Очерки немецкой литературы 15-17вв. Гос.издво худ.литературы. М., 1955. С.341-374.

6. А.Морозов. "Затейливый Симплициссимус" и его литературная судьба.// Гриммельсгаузен. Симплициссимус. М.,1976.

7. Г.Я.К.Гриммельсгаузен. Симплициссимус. М., Худ. литера тура, 1976.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий