регистрация / вход

Сущность теории этноса Л.Н. Гумилева

ВВЕДЕНИЕ Актуальность. Известно, что народы возникают и исчезают. Все ныне живущие народы когда-то появились, а бывшие прежде исчезли. Нет больше половцев и печенегов, нет хазар и гуннов, нет финикийцев и этрусков, нет римлян и эллинов. Вместе с тем когда-то появились французы и испанцы, а раньше на их землях жили другие народы с другими названиями.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Известно, что народы возникают и исчезают. Все ныне живущие народы когда-то появились, а бывшие прежде исчезли. Нет больше половцев и печенегов, нет хазар и гуннов, нет финикийцев и этрусков, нет римлян и эллинов. Вместе с тем когда-то появились французы и испанцы, а раньше на их землях жили другие народы с другими названиями.

Кроме того, известно, что в разные периоды своего существования народы имеют разную силу. Так, в XIII веке монголы покорили большую часть Евразии, а теперь они – небольшой народ, живущий между Россией и Китаем. Откуда же взялась сила монголов в XIII веке и куда она девалась теперь?

Этногенез – это процесс возникновения, становления, развития, упадка и исчезновения народов и суперэтносов. Слово “этнос” означает народ, а “генезис” – происхождение.

Процесс этногенеза хорошо описан в работах Л.Н.Гумилева и объяснен его “теорией пассионарности”. Других вразумительных теорий этногенеза просто нет.

Историография. Воззрения Л.Н.Гумилева – сложная система, в которой взаимодействуют не локальные объекты, а Космос и биосфера Земли в целом. В 1979 г. было впервые опубликовано основополагающее произведение «Этногенез и биосфера Земли», в котором автор дал целостное изложение своей теории этногенеза с ее ключевым звеном – учением о пассионарности. Создавая теорию этногенеза, Л.Н.Гумилев выступил не только как историк, но и географ, этнограф, востоковед, психолог. Он – один из тех, кто понял, что наступил век интеграции наук. Однако, в период «застоя» работа Гумилева замалчивалась, а если и были отзывы, то, в основном, негативные. Так, В.Чивилихин усмотрел в его концепции «русофобско-спекулятивную сущность», Б.Рыбаков назвал ее «самообманом» и т. д. В последующие годы также явилось немало критиков, но всех их объединяет одно: они ограничиваются критикой частных моментов. Никем не сделано попыток опровергнуть теорию в целом. Она лишь голословно называется «плодом предвзятых идей и авторской фантазии» [6; C .167]

Цель исследования состоит в том, чтобы проанализировать сущность теории этноса Л.Н. Гумилева и донести ее суть до слушателей.

В соответствии с целью исследования поставлены и решены следующие задачи:

· Исследовать литературу по теме;

· Изучить основные направления теории этноса Л.Н. Гумилева.

ГЛАВА I .

Биография Л. Н. Гумилёва

Имя выдающегося, талантливейшего самобытного ученого, основателя новой дисциплины в науке - этнологии - лежащей на стыке нескольких отраслей знаний - этнографии, истории, географии, археологии, психологии - Л. Н. Гумилева хорошо известно историкам, но, тем не менее, мало известно широкому кругу читателей. Сейчас мы знаем о трагической судьбе его и его родителей - Н. С. Гумилева и А. А. Ахматовой.

Лев Николаевич Гумилев родился в Царском Селе 1 октября 1912 года. В детстве воспитывался у бабушки в имении Слепнево Бежецкого уезда Тверской губернии.

В 1917 году, после Октября, семья покинула деревенский дом и переселилась в г. Бежецк. Лев здесь учился в средней школе до 1929 года. В 1930 году подал заявление в университет, но ему в приеме было отказано из-за социального происхождения. Гумилев встает на учет в бирже труда, которая на следующий год направляет его работать в геологоразведочный институт. В 1931 году в составе геологической поисковой экспедиции работает в Саянах коллектором. В 1932 году Л. Н. поступает научно-техническим сотрудником в экспедицию по изучению Памира. В 1933 году он уже в Крыму - научно-технический сотрудник археологической экспедиции Г. А. Бонч-Осмоловского .

Осенью возвращается в Ленинград и начинает работать в Геологическом институте научно-техническим сотрудником. В том же году начальник экспедиции Г. А. Бонч-Осмоловский арестован, а Л. Н. выдворен из Геологического института. Лев Николаевич готовится к вступительным экзаменам и в 1934 году он уже студент исторического факультета Ленинградского университета, где слушает курсы по истории у В. В. Струве, Е. В. Тарле, С. И. Ковалева и других светил исторической науки.

Первый арест, следственная тюрьма... В 1935 году - обращение А. А. Ахматовой к Сталину спасает Л. Н. Гумилева и арестованных вместе с ним студентов университета "из-за отсутствия состава преступления". Тем не менее, он исключен из университета. В это время он постоянно посещает Ленинградское отделение Института Востоковедения АН СССР (ЛО ИВАН АН СССР), где самостоятельно изучает печатные источники по истории древних тюрков. В 1937 году восстановился в ЛГУ. Будучи студентом, выступил с докладом в ЛО ИВАН АН СССР на тему "Удельно-лествичная система тюрков в VI-VIII веках", который спустя 12 лет - в 1959 году - увидит свет на страницах журнала "Советская этнография" (N 3).

В начале 1938 года Л. Н. Гумилев арестован, будучи студентом ЛГУ, и осужден на пять лет. Срок окончился в 1943 году, и он был оставлен в Норильлаге техником-геологом. В бараке жил по соседству с татарами и казахами и выучил татарский, казахский - тюркские языки. После окончания срока просился в Советскую Армию. Лишь спустя почти год ему удалось получить разрешение на это. Осенью 1944 года он на Первом Белорусском фронте в качестве рядового солдата на переднем крае дошел с боями до Берлина. В 1945 году по общей демобилизации вернулся в Ленинград, восстановился студентом в ЛГУ и в начале 1946 года экстерном сдал 10 экзаменов и окончил университет. За это же время сдал все кандидатские экзамены и поступил в аспирантуру ЛО ИВАН СССР. Летом 1946 года, будучи аспирантом, принимал участие в археологической экспедиции М. И. Артамонова в Подолии.

После ждановского доклада о журналах "Звезда" и "Ленинград" и постановления по этому поводу ЦК ВКП(б), в которых имя А. А. Ахматовой было облито черными красками, Л. Н. Гумилева исключили из аспирантуры .

В 1947 году поступает в Ленинградскую психотерапевтическую больницу библиотекарем и благодаря положительной характеристике больницы допускается к защите диссертации кандидата исторических наук при ЛГУ, которая состоялась 28 декабря 1948 года.

Весной 1948 года в качестве научного сотрудника участвует в археологической экспедиции под руководством С. И. Руденко на Алтае, на раскопе кургана "Пазырык". После защиты кандидатской диссертации был принят научным сотрудником в "Музей этнографии народов СССР".

7 ноября 1949 года снова арестован, без всякой мотивировки, осужден Особым совещанием на 10 лет и сослан в лагерь "Особого назначения" в Чурбай Нура около Караганды, откуда переведен в другой лагерь у Междуреченска под Омском, в Саянах, где в 1956 году был реабилитирован по причине "отсутствия события преступления".

В 1956 году Л. Н. вернулся в Ленинград. Работая библиотекарем, завершил докторскую диссертацию "Древние тюрки" и защитил ее. После защиты докторской диссертации Л. Н. Гумилева приглашает ректор ЛГУ член-корреспондент А. Д. Александров на работу в Научно-исследовательский институт географии при ЛГУ, где он проработал по 1986 год, до выхода на пенсию. Кроме работы в НИИ он вел курс лекций в ЛГУ по "Народоведению". В 1974 году защитил вторую докторскую диссертацию, на этот раз по географическим наукам, которую не утвердили по причине того, что "она выше докторской, поэтому и не докторская". Эта работа, известная под названием "Этногенез и биосфера Земли", спустя 15 лет, в 1989 году вышла отдельной книгой и была раскуплена в течение одного-двух дней со склада издательства ЛГУ. Заслуги Л. Н. Гумилева, как в области научных исследований, так и в педагогической деятельности упорно игнорировались. В этом одна из причин того, что он не был удостоен даже звания профессора, тем более каких-либо правительственных наград или почетных званий.

С 1959 года его труды начали печатать небольшими порциями. В этих условиях он окунулся в работу Ленинградского отделения Всесоюзного географического общества. Через его сборники ему удалось выпустить в свет ряд своих работ, не допущенных в официальные научные периодические издания. После защиты второй докторской диссертации, основные положения которой публиковались в серии "Ландшафт и этнос" почти в каждом номере "Вестника Ленинградского университета", "научные" власти наложили вето на публикации Л. Н. Гумилева в этом научном журнале.

Л. Н. Гумилева лишь условно можно назвать историком. Он автор глубоких новаторских исследований по истории кочевников Срединной и Центральной Азии за период с III в. до н.э. по XV в. н.э., автор исторической географии - изменения климата и ландшафта того же региона за тот же период, создатель теории этногенеза, автор проблем палеоэтнографии Средней Азии, истории тибетских и памирских народов в I тысячелетии н.э., он же - источниковед нарративных источников кочевых народов. В его трудах огромное внимание уделено проблеме Древней Руси и Великой Степи, освещаемое с новых позиций...

По личным приглашениям он принял участие в Международных научных съездах, организованных по линии ЮНЕСКО по археологии, истории в Чехословакии (1966, Прага), Венгрии (Будапешт, по линии АН Венгрии) и т.д.

Л. Н. Гумилёв умер 15 июня 1992 года в Санкт-Петербурге.

На его похоронах кто-то вспомнил эпитафию Эйнштейну: «Он вновь скрылся во Вселенной, как будто вернулся в родной дом». Так и Гумилев: завершив восьмидесятилетнюю экспедицию на Землю, он исчез, оставив памятники своей бесстрашной мысли.


ГЛАВА II .

Что такое этнос

II .1.Понятие этноса

Человечество как биологическая форма – это единый вид с огромным количеством вариаций, распространившийся в послеледниковую эпоху по всей поверхности земного шара. Фактически вся Земля – обиталище человека. За период своего существования вид homo sapiens неоднократно и постоянно модифицировал свое распространение на поверхности Земли, но подобно любому другому виду, стремился освоить возможно большее пространство. В отличие от большинства млекопитающих homo sapiens нельзя назвать ни стадным, ни индивидуальным животным. Человек существует в коллективе, который, в зависимости от угла зрения, может рассматриваться то как общество, то как народность, т.е. каждый человек является и членом общества, и представителем народности (этноса).

Условимся о значении терминов. Греческое слово «этнос» имеет в словаре много значений, из которых мы выбрали одно: «вид, порода», подразумевается – людей. Для постановки темы не имеет смысла выделять такие понятия, как племя или нация, потому что нас интересует тот член, который можно вынести за скобки; иными словами – то общее, что имеется и

среди англичан и среди масаев, и у древних греков и у современных цыган. И Гумилев находит это общее: это свойство вида Homo sapiens группироваться так, чтобы можно было противопоставить себя и «своих» (иногда близких, а часто довольно далеких) всему остальному миру. Это выделение характерно для всех эпох и стран: эллины и варвары; китайцы (люди Срединного государства) и ху (варварская периферия); арабы-мусульмане во времена первых халифов и «неверные»; европейцы католики в средние века и нечестивые (в том числе греки и русские); «православные» (в ту же эпоху) и «нехристи», включая католиков; туареги и нетуареги; цыгане и все остальные и т.д. Явление такого противопоставления универсально, что указывает на его глубокую подоснову, сущность которой нам предстоит вскрыть.

Попробуем раскрыть природу зримого проявления наличия этносов – противопоставления себя всем остальным: «мы» и «не мы». Что рождает и питает это противопоставление?

Не единство языка, ибо есть много двуязычных и трехъязычных этносов и, наоборот, разных этносов, говорящих на одном языке. Так, французы говорят на четырех языках: французском, кельтском (бретонцы), баскском и провансальском, причем это не мешает их этническому единству. Итак, хотя в известных случаях язык может служить индикатором этнической общности, не он ее причина. То же самое можно сказать про культуру, идеологию, экономические связи и даже про общность происхождения, которая никогда не бывает монолитной. Каждый этнос когда-то возник из сочетания двух и более составляющих компонентов, которые, сливаясь, образуют целостность, но с определенной внутренней структурой.

II.2. Свойства этноса

Каждый этнос имеет свою собственную внутреннюю, практически неповторимую структуру и стереотип поведения. У живущих, вернее, развивающихся этносов то и другое находится в динамическом состоянии, т.е. меняется от поколения к поколению, у реликтовых - стабилизировано в том смысле, что новое поколение воспроизводит жизненный цикл предшествовавшего.

Поскольку это явление повсеместно, то, следовательно, оно отражает некую физическую или биологическую реальность, которая и является для нас искомой величиной. Раскрыть эту величину можно только путем анализа возникновения и исчезновения этносов и установления принципиальных различий этносов между собою, а также характера этнической преемственности. Совокупность этих трех проблем мы называем этногенезом.

Внутренняя структура этноса - это строго определенная норма отношений между коллективом и индивидом и индивидов между собой. Эта норма негласно существует во всех областях жизни и быта, воспринимаясь в данном этносе и в каждую отдельную эпоху как единственно возможный способ общежития. Поэтому для членов этноса она не тягостна, так как она для них незаметна. И наоборот, соприкасаясь с иной нормой поведения в другом этносе, каждый член первого этноса удивляется, теряется и пытается рассказать своим соплеменникам о чудачествах другого народа. Рыцари, захватившие Палестину, возмущались арабским обычаем многоженства, а арабы считали проявлением бесстыдства незакрытые лица французских дам.

Многие этносы делятся на племена и роды. Эти внутриэтнические единицы необходимы для поддержания самого этнического единства. Путем разделения на группы регулируются отношения как отдельных особей к этносу в целом, так и родовых или семейных коллективов между собою. Только благодаря такому разделению сохраняется экзогамия, предотвращающая кровосмесительные браки. Представители родов выражают волю своих соплеменников на народных собраниях и создают устойчивые союзы для ведения внешних войн, как оборонительных, так и наступательных. В Шотландии, например, клановая система выдержала набеги викингов Х в., нападения феодалов в XII-XV вв., войну с английской буржуазией в XVII-XVIII вв., и только капиталистические отношения смогли ее разрушить. А там, где клановая система была менее выражена, например у полабских славян, немецкие и датские рыцари расправились с нею за два века (XI-XII вв.).

Чем компенсируется отсутствие родоплеменных групп у народов вполне развитых, находящихся на стадии классового общества? Параллельно делению общества на классы мы обнаруживаем деление этносов на группы, отнюдь не совпадающие с классовыми. Л.Н.Гумилев их называет "корпорациями". Например, в феодальной Европе внутри одного французского этноса господствующий класс состоял из разных корпораций: 1) феодалов в прямом смысле слова, т.е. держателей ленов, связанных с короной вассальной присягой; 2) рыцарей, объединенных в ордена; 3) нотаблей, составляющих аппарат королевской власти ; 4) высшего духовенства; 5) ученых; 6) городского патрициата, и т.д. Можно, в зависимости от принятой степени приближения, выделить больше или меньше групп, но при этом надо обязательно учитывать еще принадлежность к партиям, например арманьякской и бургундской в начале XV в.

Общеизвестный пример социальной системы - это семья, живущая в одном доме. Но и более сложные системы, как, например, этнос, социальный организм, вид, биогеоценоз, подчиняются той же закономерности. Реально существующим и действующим фактором системы являются не предметы, а связи.

Итак, мера устойчивости этноса как системы определяется не его массой, т.е. численностью населения и точностью копирования предков, а среднестатистическим набором связей. Резкий выход за определенные пределы влечет либо гибель, либо бурное развитие. Этим и создается эластичность этноса, позволяющая ему амортизировать внешние воздействия и даже иногда регенерировать, ибо "многосвязная" система восполняет ущерб перестройки связей.

Л.Н.Гумилев определяет этнос как» систему социальных и природных единиц с присущими им элементами. Этнос - не просто скопище людей, теми или иными чертами похожих друг на друга, а система различных по вкусам и способностям личностей, продуктов их деятельности, традиций, вмещающей географической среды, этнического окружения, а также определенных тенденций, господствующих в развитии системы.» [ 2 ; C. 83 ]

II .3. Этнос в географии

Поскольку все явления этногенеза происходят на поверхности земли в тех или иных географических условиях, то неизбежно возникает вопрос о роли ландшафта, как фактора, определяющего экономические возможности человеческих коллективов – этносов.

Связь сложившихся этносов с вмещающими их ландшафтами проявляется в приспособлении этнического коллектива и его хозяйственной деятельности к определенным условиям. С течением времени соотношение этнос/ландшафт становится оптимальным для того и другого. Это означает, что устойчивый ландшафт стабилизирует этнос, и причин для создания нового этноса не возникает. Выходит, процесс этногенеза должен прекратиться? Если же ландшафт меняется вследствие резких климатических изменений, то этнос, теряя привычные условия, нищает, численность его сокращается, и возможно либо вымирание, либо миграция в поисках привычных условий . Но ни в том, ни в другом случае причин для создания нового этноса нет.

Процессы этногенеза возникают без участия климатических изменений, но, исследуя исторически зафиксированные моменты начальных точек этногенетических процессов, мы констатируем, что они происходят на определенных участках поверхности Земли. Некоторые удобные для жизни территории никогда не являлись родиной народов, хотя этносы уже сложившиеся заселяют их и достигают процветания.

Одноландшафтные территории, например, сибирская тайга (исключая речные долины), внутренняя часть Австралии, саванны, тропические леса и т.п., никогда не были местом возникновения этносов. И, наоборот, разнообразие сочетаний ландшафтов на западноевропейском полуострове Евразийского континента столь благоприятно для этногенеза, что там возникло ошибочное представление, будто происхождение новых народов - дело обычное. На самом же деле благоприятные географические условия, при которых только и может начаться процесс, являются на поверхности земного шара скорее исключением, хотя и встречаются во всех частях света.

Ближний Восток - сочетание моря, гор, степей, горных лесов, пустынь и речных долин. Там новые этнические комбинации возникали часто, за исключением нагорий Закавказья, где природные условия скорее подходят для возникновения изолятов. Курды, например, отстояли свою этническую самобытность и от персов, и от греков, и от римлян, и от арабов, и даже от турок-османов. Китайский народ сложился на берегах Хуанхэ в условиях сочетания речного, горного, лесного и степного ландшафтов, а однообразные джунгли южнее Янцзы китайцы освоили только в I тыс. н.э.

Оказывается, искусственные ландшафты ведут себя так же, как естественные, - в смысле воздействия на этнос. Так, иногда коллектив предпринимает титаническую работу по перестройке природы согласно тем требованиям, которые он к ней предъявляет. Эта задача бывает сложнее, чем покорение соседей, но, выполнив ее, коллектив, спаянный общим делом, превращается в этнос, живущий за счет привычного ландшафта и лишь поддерживающий его. Если же этнос приходит в упадок в результате неудачных войн или социальных кризисов, вместе с ним гибнет лишенный поддержки созданный им ландшафт. Так было в Северном Китае, в Месопотамии, в Юкатане при культуре майя и в Древнем Египте. Но эти преобразования происходили лишь тогда, когда этносы из этно-ландшафтного равновесия переходили в «динамическое состояние», т.е. совершали походы на соседей, воздвигали гигантские сооружения, создавали мифы и новые традиции, а новые традиции всегда знаменуют перегруппировку людей в новые этносы.

Итак, общий признак для динамического состояния любого этноса - способность возникшей популяции к так называемым «сверхнапряжениям», которые проявляются либо в преобразовании природы, либо в миграциях, тоже связанных с изменением ландшафта на вновь освоенных территориях, либо в повышенной интеллектуальной, военной, организационно-государственной, торговой и т.п. деятельности. Почти все известные нам этносы сгруппированы в своеобразные конструкции - «культуры», или «суперэтнические целостности». Первоначально этнос занимает район, в котором он появился и соседствует, не всегда мирно, со своими «сверстниками». Затем, набрав силу, он мигрирует, оставив на родине часть своего состава. При этом он обязательно теряет изрядную долю первоначального запаса энергии. Некоторые этнические группы гибнут, а другие, попав в изоляцию от мощных соседей, превращаются в изолированные, реликтовые этносы, у которых нет ни прироста населения, ни саморазвития общественного бытия, а модификации происходят только при воздействии соседей.

Наша задача сводится к тому, чтобы уловить механизм становления этноса и проследить его эволюцию, вплоть до полного исчезновения или перехода в стабильные реликтовые формы. Это можно сделать, изучая только законченные процессы, т.е. обратившись к истории, например к этногенезу римского народа, византийцев, древних турок.

ГЛАВА III .

Пассионарность в этногенезе

III .1. Понятие пассионарности

Л.Н.Гумилев отметил, что формирование нового этноса всегда начинается одной особенностью: необоримым внутренним стремлением небольшого числа людей к крайне активной целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения (этнического или природного), причем достижение этой цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется ему ценнее даже собственной жизни. Это, безусловно, отклонение от видовой нормы поведения, потому что описанный импульс противоречит инстинкту самосохранения. Особи, обладающие этим признаком (для целей научного анализа Л.Н.Гумилев предложил новый термин - пассионарность (от лат. passio), совершают поступки, которые, суммируясь, ломают инерцию традиции и дают толчок созданию новых этносов.

Импульс пассионарности бывает столь силен, что носители этого признака - пассионарии - не могут рассчитать последствия своих поступков и, даже предвидя гибель, удержаться от их свершения. Это очень важное обстоятельство, указывающее, что пассионарность находится не в сознании людей, а в подсознании.

III .2. Классификация общества по признаку пассионарности

В своей работе Л.Н Гумилев приводит множество примеров пассионариев. Ярким примером пассионария может служить Наполеон I. После египетского похода он стал богатым настолько, что мог прожить остаток жизни без труда. Обыватель так бы и поступил. Наполеон же принял на себя нагрузку непомерной тяжести, с огромным риском и печальным концом.

Французские крестьяне того же времени стремились к тому, чтобы тратить силы на приобретение богатства, уже заведомо без риска для жизни. Их пассионарность была так мала, что уравновешивалась инстинктом самосохранения, что создает «гармонию» психической структуры. Это - вторая, наиболее многочисленная часть населения.

У третьей группы населения активность имеет иной характер, нежели у гармоничных особей, находящихся у нулевой точки отсчета, и по существу диаметрально противоположна пассионарности. В истории эта группа, которую мы будем называть субпассионариями, наиболее ярко представлена «бродягами», иногда становящимися солдатами-наемниками.

Пассионарность обладает важным свойством: она заразительна. Это значит, что гармоничные и импульсивные люди, оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, как если бы они были пассионарны. Но как только достаточное расстояние отделяет их от пассионариев, они вновь обретают свое традиционное природное поведение. Это обстоятельство применяется чаще всего военными, так как два-три пассионария могут поднять боевой дух целой роты. Нередко те же военные формируют из пассионариев элитные ударные части. Здесь суть не в том, что пассионарий руководит воинской частью, а в том, что благодаря наличию среди солдат нескольких пассионарных, но более ничем не примечательных особей сама часть приобретает порыв, что подчас выручает даже бездарного полководца. Такое явление было названо пассионарной индукцией.

Главное в явлении пассионарной индукции состоит в следующем. Любой процесс этногенеза начинается героическими, а иногда и жертвенными поступками небольших групп людей (которые названы консорциями ), к которым присоединяются окружающие их массы, причем вполне искренне. Конечно, тот или иной человек может быть настроен скептически или просто эгоистичен, но после того, как он вошел в возникающую на его глазах систему, его настроенность большого значения не имеет.

III.3. Природа пассионарности

Развивая теорию В.И.Вернадского, Л.Н.Гумилев пришел к выводу об энергетической сущности этногенеза. В основе этногенеза как процесса лежит открытая В.И.Вернадским биохимическая энергия живого существа биосферы. Первый биогеохимический принцип Вернадского гласит: «Биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к максимальному своему проявлению. Все живое вещество планеты является источником свободной энергии, может производить работу». Планета получает из космоса больше энергии, чем это необходимо для поддержания равновесия биосферы; свободная энергия порождает у животных спазмы активности, а у человека – взрывы этногенеза. Таким образом, по Гумилеву, движущая сила этногенеза – биохимическая энергия, привносимая в организмы из космоса, а способ действия этой силы – взрыв этногенеза (пассионарный толчок).

«Пусковой момент» этногенеза (взрыв этногенеза, пассионарный толчок) – это внезапное появление в популяции некоторого числа пассионариев, которое быстро увеличивается и у которого появляется через значительный промежуток времени возможность навязать свою волю большинству населения. В эти моменты происходит этническая перестройка, в результате которой из нескольких этнических субстратов – старых этносов – появляются новые. Старые при этом разваливаются, а новые активно развиваются. Гумилев отметил в известной нам мировой истории 17 пассионарных толчков. Он указывает, что места их появления – длинные полосы, идущие или вдоль меридиана, или по параллелям, или под углом к ним, но всегда – прямые.

По известным пассионарным толчкам можно определить их ширину на поверхности Земли. Так, пассионарный толчок, создавший современный Западноевропейский суперэтнос, имел место в середине VIII века. Пассионарные популяции образовались на узкой полосе, протянувшейся от Южной Норвегии, через Северное море мимо Англии и Дании, Северную Германию, Иль-де-Франс, Астурию и Лузитанию. В IX веке образовались первые этносы: норвежцы, выбросившие из своих фьордов свирепых викингов, которые всю фазу подъема до XI века бороздили Балтийское и Средиземное моря, грабя побережья и устраивая там свои королевства: в Дании, Англии, Ирландии, Нормандии, Гренландии и Ньюфаундленде, где их скинули пассионарные еще в то время эскимосы, и в Сицилии. После верденской клятвы заявили о своем существовании французы и немцы (843 г.), произведя этнический раздел Священной Римской империи германской нации. Немцы (саксонцы) начали свой более чем тысячелетний Drang nach Osten, французы покончили с остатками империи Карла Великого. Испанцы из Астурии начали Реконкисту. И все они вместе всю акматическую фазу высылали избытки своих пассионариев в крестовые походы (1096-1270). Однако, существенно, что процессы этногенеза в Англии, Дании, Италии и Швеции начались только после того, как там побывали и оставили свое потомство, соответственно норвежские викинги (Англия, Дания, Швеция, Сицилия), французские феодалы (Англия и Италия), немецкие рыцари (Италия, Чехия, Пруссия). То есть произошло явление пассионарного дрейфа, доказывающее, что пассионарный признак переносится половым путем и передается по наследству. Таким образом, этногенез, вне зоны пассионарного толчка может начаться лишь в результате миграций уже пассионарных этносов. То, что пассионарный толчок не задел ни Южную Швецию, ни Англию, ни Данию позволяет нам рассчитать его ширину. Она, оказывается, не превышает 200 километров. К такому же выводу можно придти, рассмотрев пассионарный толчок VII века до н.э. Линия его проходит через Южную Галлию (кельты - галлы), центр Аппенинского полуострова, где появились римляне, самниты, латины, через Грецию от Эпира до Эвбеи, Малую Азию (Эфес, Милет - эллины), Киликию (киликийские пираты), Мидию, Персиду, Бенгалию (Магадхи, Нанды, Маурьи). Зная подробное расселение италийских племен, у которых начался процесс этногенеза, а также географию тех греческих городов, которые выплеснули своих пассионариев во вторую греческую колонизацию, можно также установить ширину пассионарного толчка, которая не превышает опять-таки 200 км. Это справедливо и для всех остальных толчков.

Образование нового этноса происходит в многоэтнической среде и на границе ландшафтов, где системные связи неустойчивы. На первом этапе образования этноса происходит выделение из популяции пассионариев-мутантов, образующих системы, связанные общностью судьбы ее членов - консорции. Консорции появляются на протяжении всей жизни этноса: они возникают и исчезают в течение жизни ее членов. Но если консорция одновременно становится конвиксией - системой людей, связанных общностью жизни, то стереотип поведения, выработанный ею, может превратиться в субэтнос - подсистему этноса, противопоставляющую себя как целостность этносу, внутри которого она возникла. Если субэтносу удается навязать свой стереотип поведения другим субэтносам, он превращается в этнос и даже суперэтнос, если ему удается установить системные отношения с соседними этносами из общей этноландшафтной зоны.

Так произошло с консорцией жителей г. Мекки в начале VII века, искренно поверивших Мухаммеду и сбежавших со своими семьями в Медину. В Медине после расправы над неверными, конвиксия превратилась в субэтнос арабов-мусульман, который после подчинения всей Аравии превратился в арабо-мусульманский этнос, а после успешных войн с Византией, разгрома Персии, подчинения Средней Азии, Северной Африки, Испании и Закавказья - в мусульманский суперэтнос. Общим признаком этноса является стереотип поведения или, набор стереотипов поведения.

Но стереотип поведения - функция переменная и меняется в соответствии с фазой этногенеза, которая, в свою очередь, является функцией пассионарного напряжения

ГЛАВА IV.

Возрасты этноса

В зависимости от величины пассионарного напряжения в жизни этноса Л.Н.Гумилёв выделяет следующие фазы:

1. Инкубационный период, к концу которого из пассионарной популяции выделяются новые этносы. Длительность этого периода 150-160 лет, т.е. 7-8 поколений.

2. Фаза подьема, связанная с политическим оформлением этноса, усложнением его структуры увеличение числа субэтносов). Стереотип поведения этой фазы определяется императивом "Будь тем, кем ты должен быть", что связано с утверждением права на жизнь нового этноса среди своих соседей.

3. Акматическая фаза, в которой плотность пассионариев увеличивается настолько, что они начинают мешать друг другу и устойчивости этноса; избыток их выплескивается за пределы ареала этноса или производит аннигиляцию внутри себя. Господствующий императив: "Будь самим собой".

4. Фаза надлома, связанная с ростом частоты субпассионарного признака. "Мы устали от великих" - императив этой фазы, самой болезненной в этногенезе, начинающейся с демографического взрыва и кончающейся демографическим спадом.

5. Инерционная фаза - фаза постепенного снижения пассионарного напряжения, позволяющая этносу стабилизироваться после надлома. Пассионарии перестают мешать друг другу, и тогда расцветает культура, ибо становится возможным накопление культурных ценностей, очень часто уничтожаемых в огне предыдущих "горячих" фаз. Императив поведения - "Будь таким, как я".

6. Устойчивость этноса неожиданно теряется, когда пассионариев становится настолько мало, что системные связи, поддерживаемые их энергией, ослабевают и обрываются. Субпассионарии получают недолгое преобладание в этносе, диктуя свой императив: " Будь таким, как мы". Наступает фаза обскурации, которую не всякому этносу удается пережить.

7. А если это все-таки случается, то этнос возвращается к первоначальному энергетическому уровню. Эта фаза гомеостаза, в которой изолированный этнос может существовать сколь угодно долго. Остаются только гармоничные особи, нашедшие равновесие с вмещающим и кормящим их ландшафтом, который на предыдущих двух фазах безжалостно разрушался субпассионариями. императив гемеостаза - "Будь самим собой доволен".

Фазы Господствующие императивы Фазовые переходы
Исходное сочетание этносов и ландшафтов региона Разнообразны
Пассионарный подъем: инкубационный (скрытый) период "Надо исправить мир, ибо он плох!" Пассионарный толчок: пусковой момент этногенеза системы
Пассионарный подъем: явный период "Мы хотим быть великими!" Переход к акматической фазе
Акматическая фаза "Будь самим собой!"
"Мы устали от великих!"
Переход к фазе надлома
Надлом "Мы знаем, мы знаем, все будет иначе!"
"Дайте же жить, гады!"
Переход к инерционной фазе
Инерция "Будь таким, как я!"
"С нас - хватит!"
Переход к фазе обскурации
Обскурация "Будь таким, как мы!"
"День, да мой!"
Переход к мемориальной фазе: возможна регенерация
Мемориальная фаза "Помни, как было прекрасно!"
"Будь сам собой доволен тролль!"
Переход к гомеостазу: реликт

Последовательность фаз и их длительность настолько закономерны для известных и закончившихся процессов этногенеза, что их знание может послужить универсальным методом датировки и реконструкции процессов, оставивших после себя слабый след в истории. А в совокупности с детальным знанием механизма этногенеза, этот метод становится чутким инструментом в руках исследователя этнокультуры.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему