Развитие представлений об информации

Несмотря на то, что понятие информации очень широко используется в науке, и в повседневной жизни, его строгого научного определения до последнего времени не существовало.

Несмотря на то, что понятие информации очень широко используется в науке, и в повседневной жизни, его строгого научного определения до последнего времени не существовало. По сей день разные научные дисциплины, вводят это понятие по-разному. Здесь можно выделить три возможных подхода: антропоцентрический, техноцентрический и недетерминированный.

Суть антропоцентрического подхода состоит в том, что информацию отождествляют со сведениями и фактами, которые теоретически могут быть получены и усвоены, то есть преобразованы в знания. Этот подход в настоящее время применяется наиболее широко. Его примеры мы можем наблюдать, в частности, в российском законодательстве.

«Под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления»

Суть техноцентрического подхода состоит в том, что информацию отождествляют с данными. Этот подход нашел очень широкое распространение в технических дисциплинах. Например, нам часто встречаются упоминания о том, что «информация передается по компьютерным сетям», «информация обрабатывается компьютерами», «информация хранится в базах данных». Во всех этих случаях происходит подмена понятий. Дело в том, что по компьютерным сетям передаются только данные, компьютеры обрабатывают только данные, а в базах данных хранятся тоже только данные. Станут ли эти данные информацией и если да, то какой, зависит не только от данных, а и от многочисленных аппаратных, программных и естественных методов.

В российском законодательстве мы не находим явных признаков техноцентрического подхода, но они имеются в законодательствах других государств, например Германии. В частности, такие понятия, как информация, доступ к информации, модификация информации, о всех случаях, когда речь идет об эксплуатации технических систем, представляются как данные, доступ к данным, модификация данных.

Недетерминированный подход к понятию информации встречается также достаточно широко. Он состоит в отказе от определения информации на том основании, что оно является фундаментальным, как, например, материя и энергия. В частности, мы не найдем определения информации в «Законе о государственной тайне» и в «Законе о средствах массовой информации», хотя и в том и в другом правовом акте это понятие используется.

Отсутствие определения использованного понятия это вовсе не недосмотр законодателя. Во многих случаях отказ от определения информации можно считать традиционным. Так, например, мы не найдем определения информации и в таком уважаемом справочном издании, как Британская энциклопедия. Определение можно получить лишь косвенным образом через статью «Обработка информации и информационные системы», где говорится, что…

«…этот термин используют применительно к фактам и суждениям, получаемым в повседневной жизни от других живых существ, из средств массовой информации, из электронных баз данных, а также путем наблюдения явлений окружающей среды».

Здесь смешаны и антропоцентрический, и техноцентрический подход, после чего определение сведено к бытовому уровню. При этом приводится обширный список литературы, опубликованный за последние 50 лет, анализ которой не дал прямого определения.

Понятие информации

Научное определение информации дается достаточно просто, если предположить, что информация – это динамический объект, не существующий в природе сам по себе, а образующийся в ходе взаимодействия данных и методов. Он существует ровно столько, сколько длится это взаимодействие, а все остальное время пребывает в виде данных.

Информация – это продукт взаимодействия данных и методов, рассмотренный в контексте этого взаимодействия.

В этом определении ничего не говорится о форме, в которой представлены данные, она может быть абсолютно любой. Если данные графические, а метод взаимодействия – наблюдения, то образуется визуальная информация. если данные текстовые или речевые, а метод их потребления – чтения прослушивания, образуется текстовая информация. А могут ли текстовые данные быть графической информацией? Разумеется, да, если к ним применен не метод чтения, а метод наблюдения.

В нашем определении важным является пояснение «…рассмотренный в контексте этого взаимодействия». Приведем примеры, почему это действительно важно. Известно, что книги – это хранилища данных. Они предназначены для получения информации методом чтения. Но если попробовать разные книги на ощупь или на вкус, то тоже можно получить информацию. Такие методы позволят различить книги, выполненные в кожаных, картонных и бумажных переплетах. Разумеется, это не те методы, которые предполагались авторами книг, но они тоже дают информацию, хотя и не полную.

Анализируя информационную ценность газет, журналов, телепередач, мы можем прийти к выводу, что она зависит как от данных, так и от методов, которыми выполняется их потребление. Одно дело – внимательно просматривать телефильм, вслушиваясь в каждое слово, и вовсе другое смотреть его, одновременно разговаривая по телефону.

Информация и общество. Проблема информатизации общества

Научное определение информации дается достаточно просто, если предположить, что информация – это динамический объект, не существующий в природе сам по себе, а образующийся в ходе взаимодействия данных и методов. Он существует ровно столько, сколько длится это взаимодействие, а все остальное время пребывает в виде данных.

Информация – это продукт взаимодействия данных и методов, рассмотренный в контексте этого взаимодействия.

В этом определении ничего не говорится о форме, в которой представлены данные, она может быть абсолютно любой. Если данные графические, а метод взаимодействия – наблюдения, то образуется визуальная информация. если данные текстовые или речевые, а метод их потребления – чтения прослушивания, образуется текстовая информация. А могут ли текстовые данные быть графической информацией? Разумеется, да, если к ним применен не метод чтения, а метод наблюдения.

В нашем определении важным является пояснение «…рассмотренный в контексте этого взаимодействия». Приведем примеры, почему это действительно важно. Известно, что книги – это хранилища данных. Они предназначены для получения информации методом чтения. Но если попробовать разные книги на ощупь или на вкус, то тоже можно получить информацию. Такие методы позволят различить книги, выполненные в кожаных, картонных и бумажных переплетах. Разумеется, это не те методы, которые предполагались авторами книг, но они тоже дают информацию, хотя и не полную.

Анализируя информационную ценность газет, журналов, телепередач, мы можем прийти к выводу, что она зависит как от данных, так и от методов, которыми выполняется их потребление. Одно дело – внимательно просматривать телефильм, вслушиваясь в каждое слово, и вовсе другое смотреть его, одновременно разговаривая по телефону.

Развитие представлений об информации

Несмотря на то, что понятие информации очень широко используется в науке, и в повседневной жизни, его строгого научного определения до последнего времени не существовало. По сей день разные научные дисциплины, вводят это понятие по-разному. Здесь можно выделить три возможных подхода: антропоцентрический, техноцентрический и недетерминированный.

Суть антропоцентрического подхода состоит в том, что информацию отождествляют со сведениями и фактами, которые теоретически могут быть получены и усвоены, то есть преобразованы в знания. Этот подход в настоящее время применяется наиболее широко. Его примеры мы можем наблюдать, в частности, в российском законодательстве.

«Под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления»

Суть техноцентрического подхода состоит в том, что информацию отождествляют с данными. Этот подход нашел очень широкое распространение в технических дисциплинах. Например, нам часто встречаются упоминания о том, что «информация передается по компьютерным сетям», «информация обрабатывается компьютерами», «информация хранится в базах данных». Во всех этих случаях происходит подмена понятий. Дело в том, что по компьютерным сетям передаются только данные, компьютеры обрабатывают только данные, а в базах данных хранятся тоже только данные. Станут ли эти данные информацией и если да, то какой, зависит не только от данных, а и от многочисленных аппаратных, программных и естественных методов.

В российском законодательстве мы не находим явных признаков техноцентрического подхода, но они имеются в законодательствах других государств, например Германии. В частности, такие понятия, как информация, доступ к информации, модификация информации, о всех случаях, когда речь идет об эксплуатации технических систем, представляются как данные, доступ к данным, модификация данных.

Недетерминированный подход к понятию информации встречается также достаточно широко. Он состоит в отказе от определения информации на том основании, что оно является фундаментальным, как, например, материя и энергия. В частности, мы не найдем определения информации в «Законе о государственной тайне» и в «Законе о средствах массовой информации», хотя и в том и в другом правовом акте это понятие используется.

Отсутствие определения использованного понятия это вовсе не недосмотр законодателя. Во многих случаях отказ от определения информации можно считать традиционным. Так, например, мы не найдем определения информации и в таком уважаемом справочном издании, как Британская энциклопедия. Определение можно получить лишь косвенным образом через статью «Обработка информации и информационные системы», где говорится, что…

«…этот термин используют применительно к фактам и суждениям, получаемым в повседневной жизни от других живых существ, из средств массовой информации, из электронных баз данных, а также путем наблюдения явлений окружающей среды».

Здесь смешаны и антропоцентрический, и техноцентрический подход, после чего определение сведено к бытовому уровню. При этом приводится обширный список литературы, опубликованный за последние 50 лет, анализ которой не дал прямого определения.

Данные, их носители и виды. Операции с данными.

Носители данных:

Данные – диалектическая составная часть информации. Они представляют собой зарегистрированные сигналы. При этом физический метод регистрации может быть любым: механическое перемещение физических тел, изменение электрических, магнитных, оптических характеристик, химического состава и (или) характера химических связей, изменение состояния системы и многое другое.

В соответствии с методом регистрации данные могут хранится и транспортироваться на носителях различных видов. Самым распространенным носителем данных, хотя и не самым экономичным, по-видимому, является бумага. На бумаге данные регистрируются путем изменения оптических характеристик ее поверхности. Изменение оптических свойств (изменение коэффициента отражения поверхности в определенном диапазоне длин волн) используется также в устройствах, осуществляющих запись лазерным лучом на пластмассовых носителях с отражающим покрытием (CD-ROM). В качестве носителей, использующих изменение магнитных свойств, можно назвать магнитные ленты и диски. Регистрация данных путем изменения химического состава поверхностных веществ носителя широко используется в фотографии. На биохимическом уровне происходит накопление и передача данных в живой природе.

Операции с данными:

В ходе информационного процесса данные преобразуются из одного вида в другой с помощью методов. Обработка данных включает в себя множество различных операций. По мере развития научно-технического прогресса и общего усложнения связей в человеческом обществе трудозатраты на обработку данных неуклонно возрастают. Прежде всего, это связано с постоянным усложнением условий управления производством и обществом. Второй фактор, также вызывающий общее увеличение объемов обрабатываемых данных, тоже связан с научно-техническим прогрессом, а именно с быстрыми темпами появления и внедрения новых носителей данных, средств хранения и доставки данных. В структуре возможных операций с данными можно выделить следующие основные:

1. Сбор данных – накопление данных с целью обеспечения достаточной полноты информации для принятия решения;

2. Формализация данных – приведение данных, поступающих из разных источников, к одинаковой форме, чтобы сделать их сопоставимыми между собой, то есть повысить их уровень доступности;

3. Фильтрация данных – отсеивание «лишних» данных, в которых нет необходимости для принятия решений; при этом должен уменьшаться уровень «шума», а достоверность и адекватность данных должны возрастать;

4. Сортировка данных – упорядочение данных по заданному признаку с целью удобства использования; повышает доступность информации;

5. Группировка данных – объединение данных по заданному признаку с целью повышения удобства использования; повышает доступность информации;

6. Архивация данных – организация хранения данных в удобной и легкодоступной форме; служит для снижения экономических затрат на хранение данных и повышает общую надежность информационного процесса в целом;

7. Защита данных – комплекс мер, направленных на предотвращение утраты, воспроизведение и модификации данных;

8. Транспортировка данных – прием и передача (доставка и поставка) данных между удаленными участниками информационного процесса; при этом источник данных в информатике принято называть сервером, а потребителя – клиентом;

9. Преобразование данных – перевод данных из одной формы в другую или из одной структуры в другую. Преобразование данных часто связано с изменением типа носителя, например книги можно хранить в обычной бумажной форме, но можно использовать для этого и электронную форму, и микрофотопленку. Необходимость в многократном преобразовании данных возникает также при их транспортировке, особенно если она осуществляется средствами, не предназначенными для транспортировки данного вида данных. В качестве примера можно упомянуть, что для транспортировки цифровых потоков данных по каналам телефонных сетей (которые изначально были ориентированны только на передачу аналоговых сигналов в узком диапазоне частот) необходимо преобразование цифровых данных в некое подобие звуковых сигналов, чем и занимаются специальные устройства – телефонные модемы.

Приведенный здесь список типовых операций с данными далеко не полон. Миллионы людей во всем мире занимаются созданием, обработкой, преобразованием транспортировкой данных, и на каждом рабочем месте выполняются свои специфические операции, необходимые для управления социальными, экономическими, промышленными, научными и культурными процессами. Полный список возможных операций составить невозможно, да и не нужно. Сейчас нам важен другой вывод: работа с информацией может иметь огромную трудоемкость, и ее надо автоматизировать.

Основные структуры данных:

Работа с большими наборами данных автоматизируется проще, когда данные упорядочены, то есть образуют заданную структуру. Существует три основных типа структур данных: линейная, иерархическая и табличная.

Линейные структуры – это хорошо знакомые нам списки. Список – это простейшая структура данных, отличающаяся тем, что адрес каждого элемента данных однозначно определяется его номером. Проставляя на отдельных страницах рассыпанной книги, мы создаем структуру списка, поскольку все студенты группы зарегистрированы в нем под своими уникальными номерами. Мы называем номера уникальными потому, что в одной группе не могут быть зарегистрированы два студента с одним и тем же номером.

Линейные структуры данных (списки) – это упорядоченные структуры, в которых адрес элемента однозначно определяется его номером.

С таблицами данных мы тоже хорошо знакомы, достаточно вспомнить всем известную таблицу умножения. Табличные структуры отличаются от списочных тем, что элементы данных определяются адресом ячейки, который состоит не из одного параметра, как в списках, а из нескольких. Для таблицы умножения, например, адрес ячейки определяется номерами строки и столбца. Нужная ячейка находится на их пересечении, а элемент выбирается из ячейки.

Табличные структуры данных (матрицы) – это упорядоченные структуры, в которых адрес элемента определяется номером строки и номером столбца, на пересечении которых находится ячейка, содержащая искомый элемент.

Нерегулярные данные, которые трудно представить в виде списка или таблицы, часто представляют в виде иерархических структур. С подобными структурами мы очень хорошо знакомы по обыденной жизни. Иерархическую структуру имеет система почтовых адресов. Подобные структуры также широко применяются в научных систематизациях и всевозможных классификациях.

В иерархической структуре адрес элемента определяется путем доступа (маршрутом), ведущим от вершины структуры к данному элементу. Вот, например, как выглядит путь доступа к команде, запускающей программу Калькулятор (стандартная программа компьютеров, работающих в операционной системе Windows 98):

Пуск -Программы -Стандартные - Калькулятор.

Конституционная основа законодательства в области информатизации

Конституция РФ официально признает право граждан на информацию и этим вводит законодательство России в систему международных норм, признающих это право естественным и политическим одновременно. Основной Закон закрепляет в ведении органов государственной власти Российской Федерации федеральную информацию и связь. Это создает конституционную основу для решения многих проблем информатизации, хотя не исчерпывает их.

Остановимся на важнейших аспектах развития законодательства в рассматриваемой области, которые следует ориентировать на конституционную основу.

1. Конституция официально подтверждает международно признанное право граждан на информацию. Статьи Конституции Российской Федерации раскрывают содержание этого права. Пункт 4' ст. 29 гласит: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом». Это важное положение, которое должно быть взято за основу законодательного обеспечения и гарантий права на информацию не только граждан, но и их ассоциаций различных направлений, и самого государства.

2. Конституция Российской Федерации из общей системы информации выделяет ту, которая непосредственно связана со сведениями о гражданах и как наиболее уязвимый массив информации ее охраняет. Эта информация дифференцирована Конституцией и представлена в ст. 23 в качестве личной, семейной тайны, в режиме тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых телеграфных и иных сообщений. Ограничение права на этот вид информационной тайны «допускается только на основании судебного решения».

3. Статья 24 Конституции целиком посвящается режиму информации о частной жизни граждан. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается (п. 1).

4. Одновременно с закреплением права граждан на информацию Конституция обязывает органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 24,). Ответственность на основе федерального закона за сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, а также необходимость представлять достоверную информацию о состоянии окружающей среды (ст. 41, 42) затрагивают важный круг обязанностей соответствующих органов государственной власти по владению и использованию должным образом отдельных видов информации.

5. Ряд статей Конституции косвенным образом касается проблем права на информацию и гарантий его реализации. Затронуты и вопросы легитимиости ограничения свободы Ограничение касается не только государственной собственности. Существенные признаки заложены и в ст. 19. Ее прочтение позволяет сделать вывод о невозможности злоупотребления информацией о социальной, расовой, национальной, религиозной, языковой принадлежности граждан. А в ст. 55 заложен принцип ограничения права и свободы на информацию с учетом защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, что значительно шире, нежели границы информации, отнесенной к государственной собственности.

6. Пункт «и» ст. 71 ориентирует в вопросах формирования и управления информационным ресурсом страны в целом. Здесь сказано об отнесении федеральной информации и связи к ведению Федерации. Вместе с тем никакой определенности относительно информации, которая возникает и циркулирует в системе совместного ведения Федерации и субъектов Федерации в Конституции не содержится. Возможно, в этом случае придется исходить из разделения собственности в пределах Федерации, а также между государственным и местным самоуправлением. Здесь будет реализоваться модель привязки информационных ресурсов, относящихся к определенным объектам собственности, к компетенции соответствующих субъектов.

Таким образом, Конституция прямо или опосредованно касается таких важных тем в проблеме информатизации, как право на информацию, его гарантии, ограничения и создание условий для информационной безопасности, разграничения сфер ведения на важнейшие составные элементы информатизации: информацию и связь. Это далеко не полный перечень вопросов, необходимых для решения проблемы. Но и этого не мало для дальнейшего развития законодательства на конституционной основе в области, о которой идет речь. Определенные перспективы открывает и Указ Президента РФ «О дополнительных гарантиях права граждан на информацию»^ от 31 декабря 1993 г.

Основные направления законопроектной работы

Анализ текущего законодательства, статистику которого мы привели в начале статьи, показывает, что тема информации пользуется все большим вниманием законодателя. И это происходит, несомненно, под влиянием требований самой жизни. Информация — важнейший ресурс управления и всех форм жизнеобеспечения общества. Эпицентром включения информации как ресурса в систему права являются в настоящее время кроме института прав граждан институты собственности: «информация», «информатика», «информатизация», «компьютеризация» — в разных аспектах касаются инструментария и механизмов материальной (вещной) и интеллектуальной собственности. Эти объекты отношений вызывают к жизни самые различные сочетания элементов институтов материальной и интеллектуальной собственности и ставят новые вопросы перед теорией и практикой правовой науки, перед законодательством. Решение проблем права собственности на объекты, символизирующие «информацию» в ее самых разных ипостасях, позволит подойти ко многим правовым проблемам организации, обработки, защиты и использования информации более квалифицированно, чем это делается в настоящее время, заложит основу развития специального законодательства об информации и информатизации, поможет разработать основы информационной безопасности и безопасности граждан и общества на базе новейших технических достижений.

В массиве действующего законодательства кроме Закона о средствах массовой информации, законов о правовой охране программ для ЭВМ и баз данных, о правовой охране топологий интегральных микросхем, о ФАПСИ, Закона РФ о государственной тайне, пока нет закона, который бы создавал фундаментальную основу для единообразного решения важнейших исходных позиций в области формирования и использования информационных ресурсов страны, развития процесса информатизации и одновременно позволял обеспечивать согласованное, скоординированное нормотворчество на других уровнях.

Выполнить такую роль призван Закон РФ, проект которого назван «Об информации, информатизации и защите информации». Он подготовлен еще в конце 1992 г., но события складываются так, что первое чтение в Государственной Думе этот проект прошел лишь в июле 1994 г. Критично относясь к его громоздкому названию, отметим, что этот акт содержит ряд позиций, которые позволяют рассматривать его как базовый в системе законодательства по информации и информатизации.

Во-первых, он достаточно четко определяет сферу информационного ресурса и отношений, которые регулируются данным законом. Это — сфера документированной информации.

Во-вторых, он увязывает в единой системе важнейшие области информатизации: информацию как ресурс, информатизацию как процесс и проблемы защиты информации и прав субъектов, что отражено в его названии и в структуре.

В-третьих, проект данного закона нормативно закрепляет единообразное понимание законодателем, а следовательно, и всей нормативной практикой, терминов и понятий, используемых в информационных отношениях. Напомню, что «документированная информация (документ)» понимается как зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. Информатизация с учетом оценки процеса развития информационного общества определена как «организационный, социально-экономический и научно-технический процесс создания оптимальных условий удовлетворения информационных потребностей общества на основе формирования и использования информационных ресурсов с применением перспективных информационных технологий».

Еще одно важное определение касается информационных ресурсов. Они понимаются как «отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, фондах, банках данных, других информационных системах), являющиеся предметом отношений юридических лиц, граждан и государства».

Результатом методологического обоснования содержания и структуры данного закона служит установка на строгое следование логической связи предметных областей отношений, связанных с документированной информацией и информатизацией. Предварительным условием формирования и развития этих отношений является установление права на информацию различных субьектов и правового режима самой информации как предмета отношений

Конституция РФ, следуя международным нормам, закрепляет право граждан на информацию, создавая основу для специальных законов в этой области. Упомянутый проект Закона об информации, информатизации и защите информации последовательно развивает идею права граждан на информацию и впервые официально закрепляет право на информацию юридических лиц и государства как субъекта международных отношений.

Специальная глава посвящена проблеме информационных ресурсов. Центральное место при этом занимает вопрос о правовом режиме информации. Институт правового режима применительно к такому объекту, как «информация», реализуется через четыре параметра: правила документирования информации как сведений о фактах, событиях, процессах, явлениях; установление права собственности на информационный ресурс: определение и оформление информации по категории доступа с учетом открытого и ограниченного доступа; установление правил защиты информации и права на информацию.

Роль информации в развитии общества

В результате тысячелетий эволюции первобытных обществ на исторической арене появляются первые информационные «машины», известные нам под названием «государство». Не надо объяснять почему в качестве «строительного материала» для такой «биомашины» использовался и поныне используется человек. Расщепив себя на функционально самостоятельные части и связав их в целое под названием «государственная машина», человечество вступило в эпоху систематического и целенаправленного накопления, обработки и сворачивания информации. Организованные в «государство» средства обработки информации имели безусловные преимущества перед малоэффективными первобытными процессами стихийного накопления простейших знаний. Последующее развитие цивилизаций происходит уже в среде государственности. Государства стали саморазвивающимся инструментом создания и развития информационной инфраструктуры человечества.

В классических трудах по теории общественного прогресса роль законов развития информации в историческом процессе практически не учитывалась. Именно по этой причине, как нам представляется, практические попытки в строительстве гармонических государственных формаций до сих пор не приводили к устойчивым результатам. Неполнота теоретических знаний не позволила сделать необратимые практические шаги к социальной гармонии.

Кибернетический подход позволяет взглянуть на государство, как на сложную информационную машину, пронизанную обратными связями. Политическая инвариантность и объективность такого подхода помогает выделить и в новом аспекте (во взаимосвязи с основополагающими законами развития информации) исследовать самые существенные факторы, влияющие на развитие государственности, в том числе те, которые определяют социальную значимость личности в государстве. Тысячи лет функционирование «государственной машины» строилось на социальном неравенстве. С позиции кибернетики неравенство компонентов машины диктуется различием выполняемых функций. Внутри «неживой» машины, естественно, места для социальных конфликтов нет. Государство — особенная «машина». Ее элементы — люди, ее узлы — коллективы людей. Эта «машина» организует труд одних людей под управлением других. Одна часть управляет, другая исполняет. То, что абсолютно бесконфликтно в «неживой» машине, порождает массу проблем в социальной среде.

Социальное неравенство проявляется в двух формах: «должностное» положение в иерархии управления и «имущественное» положение, закрепленное отношением частной собственности. То и другое до сих пор было обязательным условием функционирования «живой» машины и стало необходимой оплатой счетов информационного прогресса. В этом жестком раскладе личность изначально ограничена в свободе выбора. Информационное поле индивидуума очерчено границами его полномочий на лестнице социального неравенства. В качестве звена информационной «машины» человек пребывает в изощренной системе внешних относительно себя (и поэтому враждебно воспринимаемых) прямых или косвенных запретов, что сдерживает его естественную информационную активность. Служа информационному молоху, люди попадают в антагонистическое поле сил социального неравенства и либо смиряются с потерей личностного суверенитета, либо накапливают разрушительную энергию, которая рано или поздно выплескивается в кровавые события социальных революций.

Однако, социальные революции не могли принести социальное равенство, так как не в состоянии изменить подчиненного положения человека, входящего отдельными звеньями в структуру государства, как «живой» информационной машины. Высшее разумное существо, одаренное свободой воли используется как составная часть весьма полезного, но начисто лишенного духовности механизма. В этом состоял вынужденный компромисс, на который шло человечество ради обеспечения информационного прогресса.

Сейчас ситуация изменилась принципиально. Компьютерная индустрия подарила людям то, что не могла дать ни одна социальная революция. Массовый высокоэффективный компьютер уже сегодня способен заменить человека в структуре государственной информационной машины, взяв на себя те рутинные функции обработки информации, для которых тысячелетия весьма непродуктивно и притом с воспроизводством социальной напряженности использовался человек. Итак, перед современниками открыта реальная перспектива освобождения человечества из тысячелетий плена информационного молоха и построения гармонического информационного общества, в котором единое и равнодоступное информационное пространство обеспечит личности истинную свободу, людям — социальное равенство, машинам — активных и заинтересованных работодателей. Информационный прогресс с неизбежностью ведет к социальной гармонии.

По мере исчерпания природных ресурсов и развития информационной инфраструктуры прогрессивное значение частной собственности будет уменьшаться. Исторические возможности института частной собственности ограничены. Сегодня отчетливо видны эти границы. Переход к новой компьютерной парадигме и новым способам производства компьютеров и программ составит новую фазу компьютерной революции. Материально- техническая база для такого перехода уже создана. Плавный, почти незаметный для стороннего наблюдателя переход на уровне техники вполне вероятен. Гораздо более резкими станут социальные последствия структурных изменений в производственном базисе. Изменяется базис — меняется надстройка.

Нормальное развитие информации ведет к полной открытости или, другими словами, полной информационной прозрачности общества. Это становится особенно важно сейчас, когда информационная инфраструктура погружается в глобальную компьютерную среду. Это погружение уничтожает первобытные информационные перегородки на всех уровнях общества. В конце 80-х необходимость перехода к информационной прозрачности стала одним из важнейших факторов кризиса обществ закрытого типа, способствовала победе Запада в «холодной войне». Но время не стоит на месте и сегодня уже западная система сталкивается с похожими проблемами. Техническая возможность доставки любой информации в любое место придает антагонизму частной и общественным формам собственности новое наполнение. «Священные коровы» капитализма — «коммерческая тайна», «тайна вкладов» и принцип «не пойман — не вор», похоже, не годятся для открытого информационного общества, в котором свобода каждого человека будет измеряться равным для всех правом хранить, передавать-получать и преобразовывать информацию единого информационного пространства. На таком фоне частная собственность уже не может претендовать на роль главного бастиона свободы личности.

Состояние проблемы информатизации общества

В качестве социально значимых индикаторов, позволяющих оценить состояние этой проблемы могут служить три факта.

Первый из них связан с количеством организационных структур в системе федеральной власти, которые непосредственно занимаются проблемой информации и информатизации. До последнего времени в структуре аппаратов Президента и Правительства Российской Федерации насчитывалось свыше 20 специализированных структур этого профиля. Кроме таких крупных структур, как Комитет РФ по информатизации, в настоящее время преобразованный в Комитет при Президенте Российской Федерации по политике информатизации, Федеральное агентство правительственной связи и информации, Государственная техническая комиссия при Президенте, Государственно-правовое управление и ряд других информационно-аналитических центров в аппарате Президента. При Правительстве также действует несколько структур информационного назначения. Это органы статистики, стандартизации, метрологии и сертификации; по патентам и торговым знакам. Государственная архивная служба: Росинформресурс, ориентированный на научно-техническую информацию. Центр информационных и социальных технологий. Центр экономической конъюнктуры при Правительстве, Федеральный информационный центр России и т. д. Следует иметь в виду, что при каждом министерстве и ведомстве действуют специализированные информационные службы. Универсальные функции в сфере информации выполняют и такие органы, как Совет безопасности и Министерство связи.

О повышении внимания к этой проблеме можно судить и по масштабам нормотворчества в области правового регулирования проблем информации и информатизации. Если за 1992 г. было принято примерно 60 актов Верховного Совета Российской Федерации, Президента и Правительства, то в 1993 г. их выпущено более 100. Причем в их составе число законов занимает весьма скромное место. Строго по вопросам информатизации их лишь несколько. Это законы, касающиеся охраны программ для ЭВМ и микросхем, Закон о государственной тайне. Другие законы касаются данной проблемы косвенно или фрагментарно. Из их числа наиболее значителен Закон об авторском праве и смежных правах. Растет число указов Президента и распоряжений Правительства. В 1992 г. было издано примерно 20 указов и распоряжений Президента, а в 1993 — более 30; число актов Правительства возросло с 23 до 52. Наиболее емким является пакет актов Президента по упорядочению правовой информации в рамках России и правил ее обращения в отношениях со странами СНГ. Позитивное значение имеют акты, направленные на упорядочение правовой, архивной, статистической, метрологической, учетной документированной информации.

Заметным шагом усиления внимания к информации о гражданах можно считать решение Правительства о формировании целевой федеральной программы создания общегосударственной автоматизированной системы учета населения и официальных документов, удостоверяющих личность.

Третий факт, который можно использовать в качестве индикатора состояния проблемы, связан с качеством использования информационных ресурсов и дисциплиной в этой области. Это разговор особый. Но здесь заметим, что случаи самоосвобождения от ответственности крупных государственных чиновников и политических деятелей по формуле «не знал» достаточно ясно говорят о состоянии информационных систем и об отношении должностных лиц и органов к информационному ресурсу. Это свидетельствует и о том, что нет правового механизма ответственности за правонарушения в формировании, содержании и использовании информации в системе государственной власти, в экономике страны, в производстве. Нет недостатка в публикациях, которые подтверждают фактически отсутствие информации бюджетной, налоговой, любой учетно-аналитической, необходимой для управления; о правах граждан и порядке их реализации, нет упорядоченной системы информации об экстремальных ситуациях.

Уровень информатизации, определяемый по удельному весу распределения средств связи и обработки информации на 100 или 1000 человек населения, пока не внушает оптимизма. Масштабы физического пространства России, запущенность проблемы, состояние производства в целом и в области компьютеризации, телефонизации страны, в частности в условиях сохраняющейся неопределенности происходящих экономических реформ и кризиса, только наращивают сложность решения одной из важнейших задач современного общества и подтверждают, что промедление недопустимо.