Наблюдения за развитием насекомых в живом уголке

Живой уголок – это частичка природы у нас дома. В нем можно увидеть, как «червячок»-гусеница становится легкокрылой бабочкой и многое другое, что обычно ускользает от нашего взгляда.

А.Л. Калуцкий, энтомолог, с.н с. музея-заповедника А.С. Пушкина, Вяземы-Захарово

Живой уголок – это частичка природы у нас дома. В нем можно увидеть, как «червячок»-гусеница становится легкокрылой бабочкой и многое другое, что обычно ускользает от нашего взгляда.

Осенью, гуляя в парке, можно встретить ползущих по земле гусениц. Как правило, они ищут место для окукливания. Окукливаются гусеницы разных видов под отставшей от ствола дерева корой или просто на коре, на заборах, стенах домов, на кормовых растениях или зарывшись в мох или в землю.

Если вы хотите пронаблюдать за этим процессом, а потом и за тем, как из куколки выходит бабочка, ползущую гусеницу надо аккуратно взять и дома поместить в широкогорлую литровую банку, в которую на две трети объема насыпать земли. Землю лучше взять из парка, где жила гусеница. Сверху горлышко банки надо закрыть сеткой, используемой для защиты окон от комаров. Еще внутрь банки надо поставить небольшие палочки, по которым вышедшая из куколки бабочка сможет взобраться наверх, на сетку, и повиснуть там, чтобы ее крылья смогли расправиться.

Если гусеница сразу или на следующий день зарылась в землю, значит она окукливается в земле и тревожить ее не нужно, только раз в 2–3 недели слегка смачивайте землю водой. Если гусеница окукливается не в земле, она обычно забирается на сетку сверху и подвешивается там вниз головой. В этом случае можно увидеть, как появляется куколка. Иногда гусеница окукливается в сплетенном коконе – на сетке или на поверхности земли.

Первое время банку надо держать на балконе или в другом месте при уличной температуре, а с наступлением холодов, заморозков поместить в холодильник, но подальше от морозильной камеры – туда, где температура около 0 °C. Зимой землю в банке также надо слегка увлажнять.

Весной, когда прекратятся ночные заморозки, банку надо вынуть из холодильника и поставить на балкон. Если неподходящие условия (например, чрезмерная сухость или, наоборот, сырость) не погубили куколку, вскоре вы можете стать свидетелем таинства – появления на свет бабочки. Но для этого надо набраться терпения и почаще посматривать на банку. К сожалению для наблюдателя, бабочки, чьи гусеницы окукливаются в земле, чаще всего выходят из куколок ночью. А вот из куколок, расположенных открыто, – обычно днем.

Только что вышедшая из куколки бабочка имеет жалкий вид, крылья ее – пока еще не совсем крылья, а только маленькие комочки. Бабочке надо забраться куда-нибудь повыше и повиснуть, чтобы крылья свободно свисали вниз. Со временем «комочки» под напором гемолимфы – крови насекомых, которая течет по жилкам крыла, – расправляются и превращаются в настоящие крылья. Но до этого насекомое нельзя беспокоить, иначе крылья могут не расправиться или будут уродливыми.

Стадии гусеницы и куколки стоит сфотографировать: хорошая фотография может пригодиться для дальнейших исследований жизни бабочек. Существует ошибочное мнение, что, мол, все давно сфотографировано и изучено. Уверяю вас, это совершенно не так. До настоящего времени не существует сколько-нибудь полных справочников по гусеницам и куколкам бабочек даже средней полосы, я уж не говорю о других регионах нашей страны.

Лишь только стает снег – на южных склонах оврагов, железнодорожных насыпях, на полянах в лесу появляются первые бабочки. Порой в глубине леса еще лежит снег, а они, согревшись на весеннем ласковом солнце, уже порхают вдоль лесных дорог. Ими руководит великий инстинкт продол-жения рода – в это время самцы ищут самок и спариваются с ними, а оплодотворенные самки вскоре откладывают яички. Сроки лёта первых весенних бабочек очень сжаты. Ранней весной погода неустойчивая, и бабочки спешат.

Первые весенние бабочки – это те, которые зимовали в стадии имаго. Чуть позже начинают появляться другие, зимовавшие в стадии куколки. К таким видам относится пестрокрыльница изменчивая (Araschnia levana). У этой бабочки существуют две цветовые формы – одна, весенняя, окрашена в кирпичный цвет с черным рисунком, а другая, летняя, – темно-коричневая с белыми перевязями. Ученые проводили опыты с этим видом бабочек, выдерживая их куколки при различной температуре. Оказалось, что при низких температурах из куколок выходят бабочки весенней формы, а при высоких – летней. Кроме того, на окраску бабочек влияет даже длина светового дня. Когда гусениц содержали при температуре +26 °C, постоянно освещая, они дали летнюю форму. Но при освещении в течение только 9 ч из куколок выходили бабочки весенней формы.

Один раз я взял из природы «гнездо» (скопление) осенних гусениц пестрокрыльницы. Кормил их листьями крапивы, и они благополучно начали окукливаться. Но, заглянув однажды в садок, я увидел там бабочку летней формы. Объяснение этому случаю я не нашел до сих пор. Остальных куколок я поставил на зиму в холодильник и весной получил много бабочек весенней формы.

Получал я из гусениц и бабочек крапивницы (Aglais urticae). Взятые из природы, они начали окукливаться в начале августа, а дней через 10 из куколок вышли первые бабочки. Когда гусеницы крапивницы начали окукливаться, я обнаружил в садке пупарии (куколки насекомых из отряда двукрылых) каких-то паразитов, видимо, мух тахин. Эти мухи откладывают яйца на кормовые растения гусениц, и те заражаются, поедая эти яйца вместе с листьями. Оказавшись внутри хозяина, личинки мух прогрызают кишечник и начинают поедать внутренние ткани гусеницы. Сначала поедается жировое тело, затем мышцы и в самую последнюю очередь – кровеносная система. В гусенице могут развиваться несколько личинок паразита одновременно. Когда приходит время окукливания гусеницы, они прогрызают ее кожные покровы, выходят наружу и окукливаются сами. Мух тахин много видов, и каждый паразитирует на определенных видах хозяев. В тот раз мух из пупариев я не получил, так что осталось неизвестным, какой именно вид тахин поражает гусениц крапивниц.

Выводил я из гусениц также бабочек дневного павлиньего глаза (Inachis io). Когда я их взял, они уже были большие, но еще питались. На следующий день многие гусеницы полиняли и стали черного цвета с белыми крапинками и черными шипами. Еще через день появились первые куколки, они были зеленого цвета. Окуклились гусеницы на крышке, и, когда я снял ее, чтобы почистить садок, потревоженные куколки стали делать резкие движения, оторвались и упали. Когда я в очередной раз посмотрел в садок, то увидел, что неокуклившиеся гусеницы прогрызли мягкие части тела куколок и пили обильно выступающую гемолимфу. Я думаю, что такой вид каннибализма наблюдается только в искусственных условиях – в природе гусеницы дневного павлиньего глаза окукливаются поодиночке, на расстоянии друг от друга.

Когда гусеницы павлиньего глаза начали окукливаться в массе, из них, как и из гусениц крапивницы, стали выходить личинки паразитических мух, которые тоже тут же окукливались. Как и в прошлом случае, пупарии были разного размера – побольше и поменьше. Но, скорее всего, это был один вид паразита: большие пупарии могли принадлежать самкам, а маленькие – самцам мух.

Выкармливал я дома и гусениц капустницы (Pieris brassicae). Выкармливал, как это ни странно, настурцией. Обнаружив гусениц на этом растении, я поначалу и думать не думал, что это личинки капустницы. Но, позвонив своему учителю, ведущему специалисту по чешуекрылым Андрею Валентиновичу Свиридову, узнал, что такое явление известно. Обычно гусеницы капустницы питаются растениями семейства крестоцветных, в листьях которых присутствует танин. Настурция относится к другому семейству, но в ее листьях танин тоже есть – видимо, поэтому капустницы, (а также белянки репница (Pieris rapae) и брюквенница (Pieris napi) и могут использовать ее как кормовое растение.

Крупных гусениц бабочки бражника винного среднего (Deilephila elpenor) я находил в конце августа–начале сентября либо ползущими по земле, либо на их кормовом растении – кипрее (иван-чае). Иногда этих крупных эффектных гусениц мне приносили друзья и знакомые. Держал я их в закрытых сверху сеточкой широкогорлых поллитровых банках, в которые помещал листья кипрея. Там гусеницы и окукливались. После этого я ставил банки в темное место. Бабочки выходили в январе, по ночам. Это значит, что куколкам среднего винного бражника не нужно охлаждение, их не обязательно ставить в холодильник, чего нельзя сказать о многих других видах бабочек. У тех, если куколки не содержатся при низких температурах, бабочки либо вообще не выходят, либо имеют дефекты.

Были у меня и удачные попытки получения от бабочек яиц. Для того, чтобы получать яйца от бабочек, надо запастись терпением. Далеко не каждая бабочка откладывает яйца. Поймать надо не просто самку, а самку с созревшими яйцами. А это уж как кому повезет.

Самка большой лесной перламутровки (Ar-gynnis paphia) долго сидела у меня в банке и не откладывала яиц. Я, было, потерял всякую надежду. Как-то в очередной раз просмотрел на бумагу в банке – яиц не было. Бумага, обычно фильтровальная, помещается в банку для того, чтобы бабочки откладывали на нее яйца, что чаще всего и случается. Ко всему прочему яйцами, отложенными на бумагу легче манипулировать – просматривать под микроскопом и т.п. Просмотрев бумагу, я закрыл банку не сеточкой, а стеклом и поставил в сторону под настольную лампу. Минут через 15–20 бабочка начала откладывать яйца прямо на стекло. По-видимому, ей надо было повысить температуру. А может быть, стимулом стала освещенность. Из отложенных 72 нежно-желтых яиц я позже получил гусениц.

От бабочки глазка цветочного (Aphantopus hy-perantus) я получил 148 желтоватых яиц. Самка отложила их не на фильтровальную бумагу, а на дно стеклянной банки и на ватку, смоченную сахарным сиропом слабой концентрации. Видимо, бабочку привлекла влажная ватка, а не сироп.

Самку краеглазки печальной (Pararge maera) я поймал в конце июня. Через четыре дня она отложила три десятка зеленоватых яиц. Вырастить из них гусениц мне не удалось. Не удалось вырастить и гусениц пестрянки клеверной (Zygaena trifolii). Яйца, всего около сотни, самка этой бабочки откладывала в несколько приемов. Желтоватые яйца перед выходом гусениц потемнели. Гусеницы вышли через 7 дней. Они съели хорион (оболочку яйца) сразу же, как вышли из яиц. Первое время гусеницы держались группой, а затем расползлись.

Откладывала у меня яйца и ленточница голубая (Catocala fraxini). От этой краснокнижной бабочки я получил 281 яйцо. Отложила она их в пять приемов и откладывала не только на фильтровальную бумагу, но и на дно садка и на влажную ватку, смоченную сахарным сиропом слабой концентрации. Серого цвета гусеницы вывелись в начале января. Они выделяли паутинку, что предполагает расселение их ветром. Только что вышедшие из яиц гусеницы некоторых видов бабочек расселяются таким образом: ветер подхватывает гусениц на паутинке, и они разлетаются на большие расстояния. Гусеницы, расселяющиеся ветром, обладают способностью к длительному голоданию, ведь неизвестно, когда ветер занесет их к кормовому растению. Кроме того, многие из них полифаги, они способны питаться разными видами растений. Но и гусениц ленточницы выкормить мне не удалось.

Полный цикл развития бабочки я наблюдал у бражника тополевого (Laothoe populi). Пойманная самка в середине июля в пять приемов отложила 43 зеленоватых яйца. Некоторые из них были нежизнеспособны и просто сморщивались, высыхая. Первые гусеницы появились через 6 дней. После выхода они съели хорион, а затем и линочную шкурку, так называемый экзувий. Дело в том, что в экзувии и хорионе содержатся питательные вещества, необходимые для дальнейшего развития гусениц.

Одно время я пытался получить в культуре жуков жужелиц лесных (Carabus nemoralis). Достичь цели мне не удалось, но я узнал много нового. Жужелиц лесных у нас, на западе Подмосковья, можно увидеть с середины апреля, когда вечера становятся теплыми. В это время у жужелиц наступает брачный период. Я собирал жуков под горящими фонарями. Жужелиц было много, иногда я встречал за вечер до тридцати с лишним штук. Спаривающихся жужелиц я держал в чашках Петри. Спаривание продолжалось в среднем около трех часов. Наблюдал я и брачное поведение жужелиц, предшествующее спариванию.

Трех оплодотворенных самок я отсадил в пластиковый таз диаметром около 35 см и высотой 12 см. В таз слоем в 6 см насыпал землю, которую затем слегка смочил водой. От трех жуков я получил около полусотни личинок. Как только обнаружил первых, вынул самок из таза. Бегавших по поверхности влажной земли личинок я отлавливал и рассаживал по маленьким прозрачным пластиковым баночкам 30 мм высотой и 35 мм в диаметре. В баночки на половину их высоты была засыпана влажная земля.

Как только личинки оказывались в баночках, они сразу же рыли норки и располагались в них головой к выходу. Когда я предлагал личинкам кусочки дождевых червей, они тут же мертвой хваткой вцеплялись в них. Личинок при этом можно было приподнимать и рассматривать. Кормление было трудоемким процессом, шутка ли – накормить 50 с лишним ртов!

Личинки прожили у меня неделю, а затем одна за другой начали погибать. В чем была причина, мне до сих пор не понятно. Может быть, в том, что я редко смачивал землю в баночках? Делал я это один раз в три дня. Заливал воду из-под крана тоненькой струйкой. Вода у нас чистая, без хлора и других добавок, так что личинки погибли явно не из-за плохого качества воды.

Наблюдал я и за развитием личинок жуков бронзовок золотистых (Cetonia aurata). Их я набирал в компостной куче на огороде и содержал в пластиковых садках. Питались личинки взятым с ними вместе компостом, который я периодически смачивал водой. Раз в неделю я смотрел, как себя чувствуют личинки. И в один из дней обнаружил две колыбельки – так называются у жуков земляные «коконы», которые делают личинки перед окукливанием. Одну из колыбелек я вскрыл. Там оказалась личинка, только ставшая короткой, сморщенной. Вторую колыбельку я закопал обратно в землю. Прошла неделя, и я обнаружил еще несколько колыбелек. Вскрыв одну, увидел там куколку желтоватого цвета. Еще дня через четыре я откопал и вскрыл другую колыбельку и обнаружил в ней только что сбросившего куколочную оболочку жука. По цвету он был совершенно не похож на бронзовку! Голова и грудь у него были красноватого цвета, надкрылья и крылья нежно-бежевые, брюшко белое, но кончик брюшка был окрашен, так же как голова и грудь. Через день этот жук принял обычный для бронзовки цвет. Где-то через два-три дня я откопал и вскрыл еще одну колыбельку и в ней обнаружил обычно окрашенного жука. Буквально через два дня из земли вышла бронзовка, потом еще три. Я еще несколько раз выращивал из личинок жуков бронзовки золотистой. Все-таки это очень интересное занятие – ожидание превращений у жуков.

Несколько раз я содержал дома жуков плавунцов окаймленных (Dytiscus marginalis). Это страшные хищники, в природных условиях питающиеся мелкими водными обитателями, в том числе и мальками рыб. Еще страшнее и прожорливее личинка плавунца. У нее наблюдается интересное явление – наружное пищеварение. Когда личинка ловит свою жертву, то по полым внутри челюстям впрыскивает в нее пищеварительный сок. Он переваривает ткани жертвы и личинке остается только выпить через те же полости в челюстях образовавшийся бульон. Окукливается личинка плавунца на суше: выбирается из воды и делает себе колыбельку.

Личинку плавунца я кормил головастиками, а жука – мороженым мясом. На аппетит ни личинка, ни жук не жаловались. Тех, кто захочет держать их у себя в живом уголке, я хочу предупредить: ни в коем случае не сажайте двух жуков в один аквариум, иначе один из них съест другого.

Интересный объект для наблюдений – водяной скорпион (Nepa cinerea). Это существо относится к отряду полужесткокрылых, или клопов. Находясь в воде, скорпион дышит через длинную дыхательную трубочку, находящуюся на конце тела. Водяной скорпион, как и жук плавунец, – хищник. Свою жертву он удерживает передними ногами, прокалывает ее хоботком и высасывает. Водяной скорпион способен летать. В полете хорошо видно его красного цвета брюшко, обычно закрытое бурыми надкрыльями.

По правде сказать, водяного скорпиона я пытался держать лишь один раз. Он у меня не питался и прожил недолго. Попробуйте вы содержать это существо, я думаю, что кормить его можно обычным мотылем – красными личинками комаров.

Несколько раз я содержал у себя дома домовых сверчков (Acheta domestica). «Песня» сверчка – это призывная брачная мелодия. Когда самец стрекочет, он приподнимает крылья. «Поют» у сверчков домовых только самцы, самки – существа беззвучные. Сверчков у нас в России несколько видов, и у каждого своя неповторимая брачная мелодия. На призывную «песню» самцов приходят самки только того же вида. Самки у сверчков отличаются от самцов длинным яйцекладом на конце брюшка.

Я содержал сверчков в литровой широкогорлой банке, на одну треть заполненной землей или песком. Кормил их хлебными крошками, вареным картофелем, иногда давал сырой картофель, морковку, отруби. В банку ставил небольшую емкость с водой, чтобы сверчки могли пить. Еще в банке со сверчком надо сделать «домик», где бы насекомое могло прятаться.