Эпоха просвещенного абсолютизма Екатерины II

Реферат по истории на тему: Эпоха просвещенного абсолютизма Екатерины План Введение 1. Влияние европейских просветителей 2. Законодательная деятельность Екатерины II.

Реферат по истории на тему:

Эпоха просвещенного абсолютизма Екатерины II


План

Введение

1. Влияние европейских просветителей

2. Законодательная деятельность Екатерины II.

2.1Наказ Уложенной Комиссии

2.1.1 Общая оценка

2.1.2 Государственное управление

2.1.3 Государь и закон

2.1.4 Уголовное право и судопроизводство

2.1.5 Гражданское право

2.1.6 «Народ Российский учинится во свете благополучнейшим»

2.2 Деятельность Комиссии уложения

2.3 Губернские учреждения Екатерины II и грамоты 1785 года

2.4 Сословия

2.5 Крестьяне и крепостное право

2.6 Отдельные мероприятия

3. «Потемкинские деревни»

4.Значение деятельности Екатерины II

Список литературы


Введение

Разные историки по-разному оценивают время правления Екатерины II. И это не случайно. Вклад Екатерины в русскую историю весьма противоречив, ибо ее время отмечено сильнейшим ужесточением крепостного права, обнищанием народа, чудовищным, разорительным для страны мотовством правящей верхушки, тон которому задавала императрица, тратившая фантастические суммы на своих любовников. Это время падения нравов, обесценивания моральных ценностей, время вздорных политических зигзагов, похоронивших многие перспективные начинания и обусловленных влиянием на Екатерину сменявших друг друга фаворитов.

Но с другой стороны, это эпоха военного могущества страны, укрепления авторитета и безопасности Российского государства, значительных внутриполитических преобразований и небывалого расцвета культурной жизни.

Существует множество противоречивых суждений и о самой императрице. Одни считают ее притворной, распутной, легко поддающейся чужому влиянию, другие же видят в ней цельную натуру, человека высокообразованного, делового, энергичного, необычайно работоспособного, самокритичного, знающего свои слабые и сильные стороны.

И хотя со времени правления Екатерины II прошло более двух столетий, и за этот период было написано множество работ о той эпохе, актуальность данной темы не уменьшается. Потому что, чем больше нам удается узнать об этой необычной и загадочной женщине, тем больше появляется непонятного и необъяснимого.


1. Влияние европейских просветителей

Будучи еще великой княгиней Екатерина пристрастилась к чтению. Однако, отвергнув популярные тогда среди европейских аристократок любовные романы, принялась за более серьезную литературу. Случайно попавшие к будущей императрице труды французских просветителей стали ее настольными книгами. Идеи лучших европейских умов второй половины XVIII века глубоко проникли в ее душу и остались там навсегда. То, что не все из ее планов претворились в жизнь - это факт, но то, что до конца своих дней Екатерина II осталась приверженецей теорий Просвещения так же нельзя отрицать.

Россия со своим крепостническим режимом, низкой грамотностью населения и общей отсталостью развития в целом представлялась как Екатерине, так и деятелям французского просвещения страной больших возможностей, где реализация этих идей должна была принести самые ощутимые результаты. Будучи уже императрицей Екатерина II пишет: «Я люблю страны еще не возделанные, верьте мне, это лучшие страны. Я годна только в России; в других странах уже не найдёшь священной природы; все столько же искажено, сколько чопорно».

Екатерина собиралась «возделать» Россию по образу и подобию правового государства, в теории разработанного французскими просветителями. Она стала послушной и ревностной ученицей Вольтера, Д'Аламберта, Дидро. Всю жизнь она вела с ними переписку, спрашивала и самое главное часто прислушивалась к их советам.

Однако Екатерина отлично различала границу между теорией и политической практикой. Примером этому служит диалог между императрицей и Дени Дидро. Во время визита Дидро в Россию они очень часто беседовали, философ почитал своим долгом наставлять императрицу в том, как ей надобно поступать, и, кажется она внимала его речам, однако не спешила исполнять советы. Когда же Дидро поинтересовался у государыни, почему она не бросается немедленно исполнять его указания, Екатерина отвечала: «Вашими высокими идеями хорошо наполнять книги, действовать же по ним плохо. Составляя планы различных преобразований, вы забываете различие наших положений. Вы трудитесь на бумаге, которая все терпит, между тем как я, несчастная императрица, тружусь для простых смертных, которые чрезвычайно чувствительны и щекотливы».

Еще ранее, во время путешествия по Волге в 1767 году она писала Вольтеру, торопившему ее с изданием новых законов: «Подумайте только, что эти законы должны служить и для Европы и для Азии; какое различие климата, жителей, привычек, понятий! Я теперь в Азии и вижу все своими глазами. Здесь 20 различных народов, один на другого не похожих. Однако ж необходимо сшить каждому приличное платье. Легко положить общие начала, но частности? Ведь это целый особый мир: надобно его создать, сплотить, охранять». И это при том, что обычно Екатерина держала себя по отношению к Вольтеру, с которым активнее всего переписывалась, скромной ученицей, стремившейся воплотить в жизнь его идеи.


2.Законодательная деятельность Екатерины II

2.1. Наказ Уложенной Комиссии

2.1.1Общая оценка

С самого начала своего царствования, Екатерина выразила идею привести все правительственные учреждения в надлежащий порядок. Исполнение этой идеи Екатерина решила только преобразованием Сената, дальше она не пошла. Но её советник Н. И. Панин пошёл дальше. Он был одним из умнейших людей времён Екатерины. Н.И. Панин подал императрице обстоятельный проект учреждений императорского совета (1762г.). Доказывая несовершенства прежнего управления, допускавшего широкое влияние фаворитизма на дела, Панин настаивал на учреждении законодательного «верховного места», состоящего из немногих лиц с законодательным характером деятельности. Это законодательное «верховное место» должно было стоять у верховной власти в качестве ближайшего помощника императрицы. По словам Панина действие этого совета могло бы «оградить самодержавную власть от скрытых иногда похитителей оной», т. е. временщиков. В то же время он был бы лучшим средством против непорядка и произвола в управлении. Но он предлагал старое средство. В России уже существовали «верховные места» (Верховный тайный совет и Кабинет), которые, однако, не защищали от фаворитов и не охраняли законность. С другой стороны, «верховное место», усвоив законодательную функцию, стесняло бы верховную власть. Екатерина стала колебаться и собрала мнение государственных людей о проекте. Они не сочувствовали ему. Екатерине указали, что крупная административная реформа, на которую она почти согласилась, может превратить Россию из самодержавной монархии в монархию, управляемую олигархическим советом чиновничьей аристократии. Понятно, что Екатерина не могла утвердить такого проекта, и Панин потерпел неудачу.

Отклонив предложения Панина, Екатерина сама составляет план, более обширный, чем панинский проект. Это был план перестройки законодательства. Императрица хотела законности и порядка в управлении. Знакомясь с делами, Екатерина поняла, что беспорядок господствует и в законах. Она поняла и срочность этого дела. Но Екатерина хотела не только привести в систему существующий законодательный материал, но и стремилась создать новые законодательные нормы, которые помогли бы установить порядок в государстве. Эти мысли возникли у неё, потому что она нашла недостатки в старых законах и считала их не подходящими, устаревшими для своего времени.

Мысль о выработке нового законодательства привела Екатерину к знаменитой «Комиссии для сочинения проекта нового Уложения», по поводу которой императрица впервые заявила о своих широких реформаторских планах.

Екатерина хотела создать новое законодательство, а не приводить старое в систему. О старых русских законах, действовавших при ней, она отзывалась резко, считала их вредными и систематизировать их не хотела. Она хотела установить отвлеченные общие правила, принципы законодательства и думала, что это ей удастся. «Можно легко найти общие правила, - писала она Вольтеру в 1767 г., - но подробности?.. Это почти все равно, что создать целый мир». Екатерина отказалась от помощи бюрократии, потому что чиновничество выросло на старых законах и знало лишь правительственную практику, а не народные нужды. «Легкое», как она думала, дело установления принципов будущего кодекса Екатерина взяла на себя. Трудности установления подробностей она возложила на земских представителей. Уже с 1765 г. Екатерина усидчиво принялась за изложение законодательных принципов. «Два года я читала и писала, не говоря о том полгода ни слова», - говорит сама императрица. Статьи, заготовленные Екатериной, были её Наказом. С самых первых набросков работа была своеобразной. Первоначальный текст будущего "Наказа" был написан по-французски. Затем секретари императрицы сделали русский перевод, который императрица редактировала не менее трех раз, внося дополнения, переставляя тексты местами. Все рукописи и Екатерины, и ее секретарей, относящихся к "Наказу", сохранились доныне - вплоть до маленьких листочков с поправками букв или цифр.

Основной текст «Наказа» включил 20 глав, поделенных на 526 статей, из которых 245 восходят к сочинению Монтескье «О духе законов», 106 - к книге итальянского ученого - юриста Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях». Кроме того, Екатерина использовала труды немецких авторов Бильфельда и Юста, а также французскую энциклопедию и русское законодательство.

Однако нельзя рассматривать Наказ Екатерины как списанное от А до Я из сборника золотых сочинений. Беря за основу труды просветителей, государыня провела огромную работу по адаптации теоретических базисов в практическое русское законодательство. И даже после этого Наказ Комиссии Уложения носил лишь рекомендательный характер.

Сама Екатерина так оценивала свое произведение «Общее мнение тех, которые прочли наказ, гласит, что non plus ultra ( высшая точка - лат.) совершенства, но мне кажется, что можно еще кое-что исправить. Я не хотела помощников в этом деле, опасаясь, что каждый из них стал бы действовать в различном направлении, а здесь следует провести одну только нить и крепко за нее держаться... Тетрадка есть исповедь моего здравого смысла, современники и потомство должны будут судить о нем; если бы при этом страдало одно мое самолюбие, я с удовольствием и даже с радостью пожертвовала бы им, но с тем, однако, чтобы моя тетрадка достигла своей цели, то есть доставила бы жителям России положение самое счастливое, самое спокойное, выгодное, в котором они могут находиться».

К маю 1766 года был готов, почти завершенный текст - в нем было свыше полутора десятков глав и более 400 сот статей. Набело переписанный "Наказ" был передан через фаворита Екатерины графа Орлова для прочтения некоторым высшим сановникам и близким людям: М.И. Воронцову. В.Г. Баскакову, А.П. Сусарокову, высшим церковным иерархам. «...Назначила я разных персон, вельми разно мыслящих, - писала после императрица, - дабы выслушать Наказ Комиссии Уложения. Тут при каждой статье родились прения. Я дала им волю чернить и марать все, что хотели. Они более половины того, что написано мною было, помарали, и остался Наказ Уложения, яко напечатан» Свои принципы нового русского законодательства Екатерина установила на почве философско-публицистических умствований современной ей европейской литературы. Эти принципы, с одной стороны, были в высшей степени либеральны, с другой стороны, чужды русской жизни, именно из-за своей чрезвычайной либеральности. Екатерина чувствовала это. В своём Наказе Екатерина утверждала, что единственно возможной для России формой власти является самодержавие. Она так считала, потому что страна была обширной, и потому что одной власти лучше повиноваться, чем многим господам. Постаралась она также оправдать отвлечённость своих принципов, их несоответствие русским порядкам. Екатерина писала в своём наказе: «Россия есть европейская держава». Итак, по мнению Екатерины, древняя Россия жила с чуждыми нравами, которые следовало переделать на европейский лад, потому что Россия - страна европейская. Екатерина внесла в русские законы общеевропейские начала. Екатерина говорила, что так как эти законы европейские, они не могут быть чуждыми России, хотя могут такими показаться из-за своей новизны. Таким образом Екатерина пыталась оправдать либеральность и отвлечённость от русской жизни своих принципов.

После обсуждения Наказа многими государственными деятелями, напечатано было менее четверти того, что составила Екатерина. Возражения выбранных ею цензоров направлены были на то, что было либерально, и против того, что не соответствовало русским обычаям и привычкам. Возражения окружающих заставили Екатерину отказаться от издания очень важных для неё деталей Наказа.

Уступчивость Екатерины в деле составления Наказа показывает её зависимость от окружения в первые годы правления и несоответствие её личных взглядов тем, которые она высказывала официально.

Правительство придавало Наказу особое значение. После его издания всем государственным учреждениям повелевалось иметь Наказ на судейских столах наравне со старым «Зерцалом правосудия». Наказ не был типичным законодательным актом, как я уже упоминала раньше, он являлся, в общем, документом рекомендательного характера, декларацией о намерениях. Екатерина подчеркивала, что запретила ссылаться на Наказ как на закон и разрешала только основывать на нем те или иные рассуждения, мнения. Однако он не остался без прямого применения в праве: известны случаи, когда сложные дела были решены и Сенатом, и нижестоящими судами "по правилам Большого наказа". Следуя конституционным началам "Наказа", в екатерининское время была изжита следственная пытка, хотя судебные власти сопротивлялись изъятию из их рук такого "полезного" средства.

Современное "Наказу" российское и зарубежное общество с восторгом восприняло государственный либерализм этого акта. Текст закона неоднократно переиздавался - всего до семи раз тиражом свыше 5 тысяч экземпляров (что было огромной цифрой). "Наказ" перевели на все европейские языки, даже на латинский и новогреческий, выходили новые переводы и за границей. С введением школьной реформы 1782 году он был обязателен для изучения в школе: напечатаны даже специальные прописи для обучения письму с избранными статьями "Наказа".

Павел 1 относился к "Наказу" отрицательно, но с воцарением Александра 1 екатерининские постулаты вновь вошли в оборот. Важнейшие статьи "Наказа" затем ограничено перешли в основные государственные законы.


2.1.2 Государственное управление

Первые пять глав фиксировали самые важные принципы власти государственного правления в России как непререкаемые, "фундаментальные" начала жизни общества вообще. (В "Наказе" было и небольшое введение, где Екатерина развивала мысль о том, что стремление закона к блаженству каждого и всех есть и правило христианского вероучения).

Одна из самых первых статей "Наказа" провозглашала Россию европейской державой. У этого положения был важный политический подтекст: следуя критериям Монтескье, все закономерности европейской государственности присущи России, несмотря на ее особую обширность. Главная из таких закономерностей - «Государь в России самодержавный; ибо никакая другая, как только соединенная в его особе власть не может действовать сходно с пространством такого великого государства» (ст. 8). А «всякое другое правление не только было бы России вредно, но и в конец разорительно» (ст. 11). Однако у новой, правовой, монархии новая цель: все действия людей «направить к получению самого большого ото всех добра» (ст.13), способствовать процветанию общества, гарантировать права граждан-подданных. Государь не может и не должен везде править сам, хотя именно он полагался юридическим источником всякой власти в государстве (это показывает, что «Наказ» вполне сохранял абсолютизм монархии).

В стране должны существовать подчиненные монарху «правительства» - учреждения, которые проводят в жизнь законы, но могут вместе с тем и ходатайствовать о выявленных недостатках этих законов. Особым учреждением, с особыми правами, был Сенат. На Сенат возлагались функции конституционного контроля за действиями других властей «сходственно с законами, во основании положенными, и с государственными установлениями» (ст.25).

Законность и законы не должны стать в государстве самоцелью, они обязаны «предохранять безопасность каждого особого гражданина». Все равны перед государственным законом, провозглашалось в Наказе: «Равенство всех граждан состоит в том, чтобы все подвержены были тем же законам» (ст.34). Но не более.

Чрезмерное понимание равенства, стремление к стиранию различий между бедными и богатыми, между разными чинами и званиями, «когда всяк хочет быть равный тому, который законом поставлен быть над ним начальником» - это «умствование» равенства, гибельное для общества (ст.503). Законы должны охранять и «вольность» гражданина, которая, однако, заключается в том, «чтоб делать все, что кому угодно» (ст.36). В правильном государстве «вольность» есть право делать то, что «законы дозволяют».

2.1.3 Государь и закон

В главах 6 и 7 в общей форме фиксировались правила построения такого законодательства, где «вольность» граждан уживалась бы с самодержавным правлением.

Следуя мысли Монтескье, Наказ отмечал, что законы в обществе связаны со многими факторами: верой, климатом, политикой правительства, правами. Все это формирует исходное «народное умствование» (современно говоря, менталитет). Правильные законы должны следовать этому духу народа. «Ничего не должно запрещать законами, кроме того, что может быть вредно или каждому особенно, или всему обществу» (ст.41). Если народ делает что-либо без принуждения, значит, делает это охотно и хорошо - в этом главное правило лучшей государственной политики. Однако, отмечалось в Наказе, не всегда самые полезнейшие дела и разумные меры находят ответ в народных умах: нравы грубеют. Такое острое противоречие между властью и осознанными потребностями нации следует решать путем всемирного просвещения, «приуготовление умов» (имеется в виду просвещение в широком смысле, не школьном). «Для введения лучших законов необходимо потребно умы людские к тому приуготовить».


2.1.4 Уголовное право и судопроизводство

Главы 9.9 и 10 специально устанавливали конкретные принципы законодательства в самой острой сфере, причем не только для 18 века, - сфере уголовного права и судопроизводства.

Правильно построенный уголовный закон провозглашался важнейшей гарантией гражданской «вольности». Правильно - значит не произвольно, единство по хотению законодателя. Наказание должно следовать из природы самого преступления, и в моральном обществе изобличение в преступлении есть едва ли не самое большое наказание. Наказ категорически воспрещал любые жестокие по форме наказания: «Все наказания, которыми тело человеческое изуродовать можно, должно отменить» (ст.96), сокращал возможные случаи смертной казни.

Суд - также учреждение не столько карательное, столько орган охраны общества и гражданина, но он не должен быть произвольным в толковании права и законов, и то для того, чтобы сомнения не было о свободе и безопасности граждан (ст.98).

Суд, однако, действует в реальном сословном обществе. Это признает Наказ очевидным. Поэтому в таком обществе гарантии судебной справедливости должны заключаться в участие выборных представителей от сословий в рассмотрении дел: тогда дворян будут судить дворяне, крестьян - крестьяне и т.д. Делу охраны прав должны в особенности служить процессуальные порядки, и чем они сложнее, тем больше гарантий прав (весьма любопытное положение!).

Впервые в русском праве (да, и пожалуй, и во всем тогдашнем европейском законодательстве) Наказ запрещал применять на следствии пытки: «Употребление пытки противно естественному здравому рассуждению» (ст.123).


2.1.5 Гражданское право

Главы 11-18 посвящались законодательству в социально-правовой сфере и, говоря современным языком, гражданскому праву.

Общество разделено на три сословия, исходя из естественного и исторического различия занятий. Дворяне служат государству, крестьяне пашут землю, торговцы торгуют. Очевидно, что место дворянства важнее и почетнее. Поэтому ему гарантируются особые привилегии на службе, в собственности. Но и для крестьянства важно "учредить что-либо полезное", а главное охранить его законами от злоупотребления со стороны помещиков. Так называемый "средний род людей", третье сословие, особая забота императрицы. «Я заведу у себя в империи всякого рода сословия, - сообщала Екатерина г-же Жоффрен еще в июне 1765 года, - я вполне сознаю достоинства вашего строя». Позже она добавляет: «Еще раз обещаю вам среднее сословие...» К третьему сословию Екатерина II причисляет в Наказе «всех тех, кои не быв дворянином, ни хлебопашцем, упражняются в художествах, науках, в мореплавании, торговле и ремеслах», а так же питомцев воспитательных домов, училищ, детей чиновников и других разночинцев.

Итак закон должен охранять всех, но гражданские права предоставляются соответственно сословно.

Основа экономического процветания общества - земледелие и собственность. «Не может земледельство процветать тут, где никто не имеет ничего собственного» (ст.295). Земледелие - главный труд людей, промышленное производство полезно, но не должно особенно отвлекать от земледелия (так смотрел на эти вещи весь 18 век). Вообще состояние экономики и состояние общественной морали - далеко не такие далекие вещи, как покажется на первый взгляд: «Гордость приводит человека устраняться от трудов, а славолюбие побуждает уметь трудиться лучше пред другими» (ст.307). Для обогащения общества важна и торговля. Однако если законы ее притесняют, она «убегает» в другие земли. Но регулирование торговли - обязательное правило: «Вольность торговли не то, когда торгующим дозволяется делать, что они хотят» (ст.321). Эта же статья, на мой взгляд, так же намекает на постоянные просьбы мещан полностью монополизировать любые виды торговли в пользу городского населения, лишить права торговли крестьян. Понятно, что такие требования, вытекали исключительно из личностных корыстных интересов; вряд ли кто-либо из таких просителей задумывался по поводу общего блага страны, процветания торговых отношений. Однако императрица мыслила иначе.

2.1.6 «Народ Российский учинится во свете благополучнейшим»

Последние, 19 и 20 главы Наказа устанавливали некоторые правила в отдельных вопросах законодательства. Декларировалась свобода вероисповедания, исходя из того, что "гонение человеческие умы раздражает". Стоит также заметить по этому поводу, что в своих записках Екатерина отмечает: «Не думаю, чтобы полезно было заставлять наши нехристианские народности принимать нашу веру».

Запрещались чрезвычайные, не предусмотренные законом суды.

Запрещалось крайне широко трактовать государственные преступления. Впервые в русском праве (так привыкшем к тому, что жест, неосторожное слово или усмешка куклы-Петрушки повлекут розыск по «слову и делу Государеву») фиксировались: «Слова не составляют вещи, подлежащей преступлению; часто они не значат ничего сами по себе, но по голосу каким произносятся…» (ст.482).

Вообще законы надо писать ответственно, вразумительно, законы «не должна быть тонкостями, от остроумия происходящими наполнены». «Законы делаются для всех людей, все люди должны по оным поступать, следовательно, надобно, чтобы все люди оные и разуметь могли» (ст.458). Если соблюсти все эти конституционные принципы в новых законах, завершался Наказ, то и «народ Российский, сколько возможно по человечеству, учиниться в свете благополучнейшим».


2.2 Деятельность Комиссии уложения

Опубликовав Наказ как декларацию, Екатерина не собиралась останавливаться на достигнутом. Идеи, воплощенные в ее труде, она намеревалась воплотить в официальный, имеющий юридическую подоснову документ, благодаря еще одному новшеству, берущему корни из идей Просветительства.

14 декабря 1766 года императрица опубликовала указ о сочинении проекта Уложения.

Для составления нового кодекса манифестом 14декабря 1766г. были созваны в Москву представители сословий и присутственных мест. Их собрание получило название «Комиссии для сочинения проекта нового уложения». В Комиссии представители выбирались следующим образом: одни части населения посылали представителей уезда, другие - от провинции, третьи - от отдельного племени, четвертые от присутственного места, одни избирали посословно (дворяне и крестьяне), другие - по месту жительства (горожане – домовладельцы, инородцы). Частновладельческие крестьяне были лишены права иметь своих представителей в совете. Не было и прямых представителей духовенства. Депутат обеспечивался на время пребывания в комиссии казенным жалованьем и должен был привезти в Москву инструкцию от своих избирателей с их просьбами и пожеланиями. Эти инструкции получили названия депутатских наказов, а Наказ Екатерины стал называться «большим Наказом». Депутаты навсегда освобождались от казни, телесного наказания и конфискации имения, за обиду депутата виновный нес двойное наказание. 30 июля 1767 г. были открыты заседания Комиссии в Грановитой палате в Москве. Всех представителей, явившихся в Комиссию, было 565 человек. Одна треть из них были дворяне, другая треть - горожане, из сельского класса до 100 и от присутственных мест было 28 представителей. Общее собрание Комиссии выделило из себя комиссии, которые должны были провести вспомогательные и подготовительные работы. Дирекционная комиссия, руководила занятиями как частных комиссий, так и общего собрания. Она была главной пружиной всего дела. Так как отношения частных комиссий и общего собрания не были точно определены, то неизбежны были беспорядок и путаница в их деятельности. Так несовершенство внешней организации дела, его сложность и неопределённость создавали первое препятствие для успешного ведения дела.

В ходе деятельности Комиссии были и другие препятствия. Члены собрания привезли с собой более 1000 депутатских наказов, они должны были ознакомиться с ними, с теми нуждами и желаниями русского общества, которые в них находились. Эти нужды и желания депутаты должны были соотнести с теоретическими желаниями наказа и слить их в гармонически стройный законодательный кодекс. Для этой цели надо было разобрать депутатские наказы и привести в систему их содержание. Этот кропотливый труд мог быть проведён только специальной комиссией, а не собранием в 500 человек. Наряду с систематизацией депутатских наказов существовала другая подготовительная работа, не доступная общему собранию - систематизация или простое собрание старых законов. Пока обе эти работы не были исполнены, общему собранию нечего было делать. Оно должно было ждать их исполнения и затем уже обсуждать приготовленные материалы и согласовать их с теорией. Но эту работу не собирались исполнять предварительно и ожидали её проведения от общего собрания. Екатерина на общее собрание возложила обязанность «читать закон, в поправлении которых более состоит нужды», и «читать наказы, разобрав по материям и сделав выписку». В этих словах прослеживается непонимание того, что подготовительные законодательные работы недоступны для большого собрания, не имеющего достаточного навыка в их проведении. Рядом с несовершенствами внешней организации стоит и неумелая постановка самих задач, смешение подготовительных работ с прямой обязанностью Комиссии. Всё это служило вторым препятствием к успеху дела.

Познакомившись с наказом Екатерины, Комиссия приступила к чтению депутатских наказов и прослушала несколько крестьянских наказов. Не закончив этого дела, она перешла к чтению законов о дворянстве, а затем о купечестве. Потратив на это около 60 заседаний, Комиссия занялась вопросом о правах остзейских дворян, но это дело постигла та же участь, что и предыдущих дел. В конце 1767 г. Комиссию перевели в Петербург, где она также переходила от одного предмета к другому и, в результате, ничего не достигла. В конце 1768 г. члены общего собрания были распущены по причине войны с Турцией. Частные комиссии работали немногим лучше.

Екатерина чувствовала неуспех дела, старалась ему помочь, посылала наставления в Комиссию и не добилась ничего. Так рядом с другими препятствиями неумение ближайших руководителей дела мешало успеху дела. Екатерина оценив обстановку распустила общее собрание и оставила некоторые частные комиссии, которые работали до 1774 г. Общее собрание было распущено на время. Подготовительные работы не прекратились, но их обсуждение в общем собрании было отсрочено. Это был правильный шаг в ходе законодательных работ, но с 1775 г. Екатерина стала забывать о своей Комиссии и решила повести свою законодательную деятельность без её участия. Блестящие и широкие планы не осуществились, затея нового законодательства не удалась.

Комиссия не только не сделала своего дела, не только не обработала какой-нибудь части кодекса, но даже в полтора года, в двухстах своих заседаниях, не прочла всех депутатских наказов. Грандиозный проект нового законодательства был недостижимой утопией, прежде всего по количеству необходимого для него труда. Кроме того, нельзя было примирить либеральные принципы французской философии с противоречивыми желаниями русских сословий.

Но, несмотря ни на что, екатерининская Комиссия имела важные последствия для последующей деятельности императрицы. В этом плане большую роль сыграло собрание депутатов 1767-1768 гг. Депутаты привезли массу наказов, их выступления были сохранены в архивах Комиссии, таким образом, мнения как сословий, так и отдельных избранных ими лиц о предметах, интересовавших Екатерину, были высказаны. Сохраняя свои принципы, Екатерина знала теперь мнения и желания русского общества и могла их изучать обстоятельно. По её собственному признанию, Комиссия подала «свет и сведения о всей империи, с кем дело имеем и о ком пещись должно». С неудачей Комиссии не умирало её дело. Если оно не удалось депутатам, то могло быть по силам императрице.

Комиссия показала, что именно надо исправить, к чему нужно приложить принципы Екатерины, о чем прежде всего надо беспокоиться. Она принялась по частям выполнять свой план, дала ряд отдельных законоположений, из которых замечательны губернские учреждения 1775 года и грамота сословиям 1785 года.

3.3 Губернские учреждения Екатерины II и грамоты 1785 года

Губернские учреждения императрицы Екатерины составили эпоху в истории местного управления России.

Как было сказано выше, Екатерина сняла с Сената полномочия, которыми он пользовался при Елизавете. Сенат получил эти полномочия как бы в наследство от Кабинета Анны, но Екатерина не восстановила Кабинета и не держала при себе совета из 9 человек, как при Петре III. В государственном управлении вообще ничего не было выше Сената. Только с 1768 года, по случаю начавшейся войны с турками, у Екатерины появилась мысль устроить при себе совет на манер Конференции Елизаветы. Этот совет существовал, но не влиял заметно на управление. Этим и ограничивалась реформаторская деятельность Екатерины относительно центральных учреждений.

В 1775 году для того, чтобы легче было управлять государством, Екатерина издала «Учреждения для управления губерний», укрепившие бюрократический аппарат власти на местах. Вместо прежних 20 губерний в 1766 по этим «учреждениям о губерниях» в 1795 году была организована 51 губерния. Прежде губернии делились на провинции, а провинции на - уезды, теперь губернии стали делиться прямо на уезды. Прежде областное деление производилось случайно и получалось так, что численный штат администрации для разных губерний, отличающихся количеством проживающих людей, был приблизительно одинаков. При новом административном делении было принято за правило, чтобы в каждой губернии было от 300 до 400 тыс. жителей, а в уезде - от 20 до 30 тысяч. При большей дробности новых административных округов нужно было и больше административных центров. В результате этого, возникло много новых городов, созданных искусственно.

Изменив областные границы, «учреждение о губерниях» изменило и устройство областного управления. До 1775 года главным органом управления в губерниях, провинциях и уездах были губернаторы и воеводы со своими канцеляриями. Земский элемент, введенный в областное управление Петром Великим, удержался только в городском самоуправлении и исчез из губернского управления, почему местная администрация стала бюрократической. Суд, отделенный при Петре от администрации, вновь слился с ней. Таким образом, бюрократизм и смешение ведомств стали отличительными признаками местного управления; при этом состав администрации был малочислен и слаб. Эта слабость ясно сказалась во время Московского бунта в 1771 г., происшедшего под впечатлением чумы. Московский главнокомандующий граф Салтыков писал Екатерине: «Я один в городе и Сенате, помощников нет, команды военной недостает ... помочь мне некому». Еще сильнее сказалась слабость администрации во время пугачевского бунта (1773-1774гг.) Усиление крепостнического права и продолжительные войны легли на плечи народа, и нараставшее крестьянское движение переросло в Крестьянскую войну под предводительством Е.И. Пугачева. Этот бунт возник среди казачества на Урале и был последней попыткой его борьбы с режимом государства. Этот бунт поддержали крестьяне Поволжья. Шла война с Турцией, и администрация не могла сдержать крестьянские волнения и обезопасить себя от любых случайностей. При таких условиях Пугачев под именем Петра III овладел огромными пространствами от Оренбурга до Казани, началась упорная война. После нескольких битв Пугачев был пойман и казнен в 1774 году, но волнения утихли не скоро. Подавление восстания определило переход Екатерины II к политике открытой реакции. Если в первые годы царствования Екатерина II проводила либеральную политику, то после Крестьянской войны был взят курс на усиление диктатуры дворянства. На смену периоду политической романтики пришел период политического реализма. Под впечатлением этих восстаний Екатерина выработала свои учреждения о губерниях. Императрица стремилась увеличить силы администрации, разграничить ведомства и привлечь к управлению земские элементы.

В каждом губернском городе были установлены: 1. Губернское правление во главе с губернатором. Оно имело административный характер, представляло правительственную власть, являлось ревизором всего управления (губернаторы избирались самой императрицей из русских вельмож). 2. Уголовная и гражданская палата - высшие органы суда в губернии. 3. Казенная палата - орган финансового управления (все эти учреждения имели коллегиальный характер, но реально вся власть принадлежала губернатору). 4. Верхний земский суд - судебное место для дворянских тяжб и для суда над дворянами. 5. Губернский магистрат - судебное место для лиц городского сословия по искам и тяжбам на них. 6. Верхняя расправа - судебное место для однодворцев и государственных крестьян (эти суды имели коллегиальный характер, состояли из председателей - коронных судей и заседателей, представителей того сословия, делами которых занималось учреждение; они считались сословными, но действовали под руководством коронных чиновников). 7. Совестный суд - для решения тяжб и для суда над невменяемыми преступниками и непреднамеренными преступлениями. 8. Приказ общественного призрения - для устройства школ, богаделен, приютов и т.п. (в обоих этих местах председательствовали коронные чиновники, заседали представители всех сословий и ведались лица всех сословий; не будучи сословными, эти учреждения не были бюрократическими).

В каждом уездном городе находились: 1. Нижний земский суд - ведавший уездную полицию и администрацию, состоявший из исправника (капитана -исправника)и заседателей; и тот, и другие избирались из дворян уезда. Исправник считался начальником уезда и был исполнительным органом губернского управления. 2. Уездный суд - для дворян, подчиненный Верхнему земскому суду. 3. Городской магистрат - судебное место для горожан, подчиненное губернскому магистрату (городская полиция была вверена коронному чиновнику - городничему). 4. Нижняя расправа - суд для государственных крестьян, подчиненный верхней расправе.

Все эти учреждения по своему составу были коллегиальными и сословными местами (из лиц того сословия, делами которого ведали); только председатель нижней расправы был назначаем от правительства.

Кроме перечисленных учреждений следует заметить еще два: для попечения о вдовах и детях дворян была установлена Дворянская Опека (при каждом Верхнем земском суде), а для призрения вдов и сирот горожан сиротский суд (при каждом городом магистрате). И в том и другом учреждении членами были сословные представители. В Дворянской Опеке председательствовал предводитель дворянства (они появились со времени Екатерининской комиссии), а в сиротском суде - городской голова.

Такова была система местных учреждений Екатерины II. При обилии новых учреждений выдерживается модный в XVIII в. принцип разделения ведомств и властей: администрация в них отделена от суда, суд - от финансового управления. Местные общества получили, на сословном принципе, широкое участие в делах местного управления. Местная администрация приняла вид земского самоуправления, под контролем немногих правительственных лиц и бюрократических органов. Екатерина думала, что она достигла своих целей. Падение прежней системы в центральном управлении произошло при правлении Павла I и закончилось учреждением Министерств при Александре I.

Такими были главные реформы Екатерины в управлении. За исключением двух учреждений (совестного суда и приказа общественного призрения), все остальные были органами какого-нибудь одного сословия. Самоуправление получило строго сословный характер: оно не было новостью для горожан, зато громадной новостью было для дворянства.

2.4 Сословия

Дворянство стало привилегированным и обособленным сословием, но не имело ещё сословной организации, а с уничтожением обязательной службы могло потерять и служебную организацию. Учреждения 1775 г. дали дворянству самоуправление и, таким образом, дали ему внутреннюю организацию. Каждые три года, для избрания должностных лиц дворяне съезжались всем уездом, избирали уездного предводителя, капитана-исправника и заседателей в различные учреждения. Дворянство каждого уезда становилось целым сплоченным обществом и через своих представителей управляло всеми делами уезда. И полиция, и администрация находились в руках дворянского учреждения (нижний земский суд). По своему сословному положению дворяне становились с 1775 года не только землевладельцами уезда, но и его администраторами.

Так как громадное число чиновников было дворянами, то не только уездное, но и губернское управление вообще сосредоточивалось в руках дворян. Таким образом, с 1775 г. вся Россия от высших до низших ступеней управления (кроме городовых магистратов) оказалась под руководством дворянства. Вверху дворян представляла бюрократия, внизу - представители дворянских самоуправляющихся обществ. Реформы 1775 г. дали дворянству сословную организацию и первенствующее административное значение в стране. В «Учреждениях для управления губерний», и организация данная дворянству, и её влияние на местное самоуправление рассматриваются как факты, созданные в интересах государственного управления, а не сословий. В 1785 г. Екатерина издала Жалованную грамоту дворянству. Здесь уже начала сословного самоуправления рассматриваются как сословные привилегии, наряду со всеми правами и льготами, какие дворяне имели раньше. Таким образом, Жалованная грамота 1785 г. явилась подтверждением закона о дворянстве, в ней было добавлено юридическое признание дворянства за отдельное общество. Грамотой 1785 года завершен был процесс сложения и повышения дворянского сословия.

При Екатерине II дворянин стал членом привилегированной губернской дворянской корпорации, державшей в своих руках местное самоуправление. Грамота 1785 г. установила, что дворянин не может лишиться своего звания без суда. Дворянин передает своё звание детям и жене, свободен от податей и телесных наказаний, всё, что находится в его имении является неотъемлемой собственностью дворянина; он свободен от государственной службы, но не может принимать участия в выборах на дворянские должности, если не имеет офицерского чина. Такими стали главнейшие права всех дворян при Екатерине II. Помимо этого дворянские общества имели все права юридических лиц. К таким результатам дворянство пришло к концу XVIII века: исключительные личные права, широкое право сословного самоуправления и сильное влияние на местное управление.

К этим результатам следует причислить и прогресс крепостного права. Положение крестьян непрерывно ухудшалось в XVIII веке. Екатерина мечтала об освобождении крестьян, строила проекты, но она взошла на престол и правила с помощью дворянства и не могла нарушить свой союз с господствующим сословием. При Екатерине крепостное право росло и в смысле его силы и широты его распространения. Но вместе с тем появлялись мысли о его уничтожении и у самой императрицы, и у людей, шедших в ногу со временем. Законодательство времени Екатерины в крестьянском вопросе по-прежнему направлялось к дальнейшему ограничению крестьянских прав и усилению власти над ними помещика. Во время крестьянских волнений в 1765 – 1766 гг. помещики получили право ссылать своих крестьян не только на поселение в Сибирь, но и на каторгу. Помещик в любой момент мог отдать крестьянина в солдаты. Крестьянин был лишён права подавать в суд жалобу на помещика.

Но такой противоречивый взгляд на крестьянство не повёл к полному уничтожению гражданской личности крестьян: они продолжали считаться податным классом общества, имели право подавать иски в суд и быть свидетелями на суде, могли вступать в гражданские обязательства и даже записываться в купцы с согласия помещика. Казна даже позволяла им откупаться за поручительством помещика. В глазах закона крестьянин одновременно был и частным рабом и гражданином.

Такая двойственность законодательства в отношении крестьян указывала на отсутствие твёрдого взгляда на них у правительства. У правительства было два направления в вопросе о крестьянах: императрица хотела их освобождения, окружающие её люди - дальнейшего развития помещичьих прав. Вот почему в положении крестьянского вопроса при Екатерине наблюдается ряд противоречий. Рассмотрим некоторые из них. Рядом указов Екатерина старалась ограничить распространение крепостного права и прямо запрещала свободным людям и вольноотпущенным вновь вступать в крепостную зависимость. Превращая сёла, населённых крепостными, в новые города, правительство выкупало крестьян и обращало в горожан. Вся масса, около миллиона крестьян, принадлежащих духовенству, была окончательно изъята из частного владения и превращена в особый разряд государственных крестьян под именем экономических (1763). Но одновременно с этим Екатерина щедро раздавала приближённым людям имения, и число новых крепостных в этих имениях достигало громадной цифры. Далее, во всё свое царствование Екатерина искренне строила проекты освобождения крестьян. Уже во второй половине её царствования был создан проект закона о том, чтобы объявить свободными всех крестьян рождённых после Жалованной грамоты 1785 года. Но наряду с этим Екатерина запретила свободный переход малорусских крестьян и тем формально установила в Малороссии крепостное право, хотя сама жизнь до неё уже подготовила его. Результатом таких противоречий было не прекращение или ограничение крепостного права, а ещё больший его расцвет.

Как раз в это же самое время общество обратилась к теоретическому обсуждению крепостного права. В обществе явился так называемый крестьянский вопрос и два взгляда на него: один в пользу освобождения крестьян, другой – против освобождения. Екатерина допустила обсуждение этого вопроса не только в правительственных кругах, где судьба крестьянства давно являлась очень важным вопросом, но и в сфере общественной жизни. В Петербургском Вольном Экономическом Обществе, устроенном в 1765 г. для поощрения знаний в области сельского хозяйства, был поднят вопрос о быте крестьян. Г. Орлов предложил публично обсудить вопрос о крепостной зависимости и о правах крестьян. Было рассмотрено большое количество предложений из России и заграничных предложений. Премия была присуждена ахенскому ученому Беарде-Делабею, который был за освобождение крестьян.

Таковы были главнейшие факты законодательной деятельности императрицы Екатерины. В противоположность Петру Великому Екатерина выступила на поле деятельности с широким преобразовательным планом. Она не успела выполнить своего плана целиком и не провела последовательно своих идей. Идеи Наказа не перешли в практику, законодательство не было перестроено на новых основаниях, отношения сословий остались, в основном, прежними и развивались в том же направлении, которое было дано и раньше. Развитие крепостного права и сословное самоуправления прямо противоречили отвлеченным теориям императрицы, но соответствовали влиятельному сословию - дворянству. Екатерина всегда уступала действительности во всех важных делах. Это ещё раз доказало бессилие личности изменить общий ход событий. Как исторический деятель, Екатерина осталась верна началам русской жизни, она продолжала свою деятельность в том же направлении, в котором работали её предшественники, хотя иногда не хотела и не действовала как они.

2.5 Крестьяне и крепостное право

Одной из крупных акций политики «просвещенного абсолютизма» был конкурс, объявленный Вольным экономическим обществом (ВЭО) в 1766г. Екатерина II вступила на престол в период обострения классовой борьбы крестьянства против крепостнического гнета. В 50-60-х годах XVIII века волнения охватили крестьян разных категорий - церковных, помещичьих, государственных. Особого накала достигла борьба приписных крестьян и работных людей заводов Урала. Подавив крестьянское движение, Екатерина II все же вынуждена была признать, что положение помещичьих крестьян критическое и что предотвратить грядущую беду, т.е. новые крестьянские восстания, можно лишь уменьшением жестокости.

Одновременно с этим не менее остро стоял вопрос о том, как заинтересовать крепостного крестьянина в добросовестной и качественной работе на его барщине, что позволило значительно повысить доходы помещиков. Именно последнее было в центе внимания ВЭО, основанного под покровительством Екатерины II группой аристократов и сановников, в число которой также входили помещики-практики и академики-иностранцы. Они, прежде всего, делали ставку на совершенствование агротехники, орудий труда и применение новых культур.

Вскоре, по инициативе Екатерины, обществом был объявлен конкурс на тему: «Что полезнее для общества, чтоб крестьянин имел в собственности землю или токмо движимое имение, и сколь далеко его права на то или другое имение простираться должны?».

На конкурс было подано 162 работы, причем 155 – из-за границы. Конкурсный комитет отобрал всего 17 работ, разделив их на три класса.

Французские философы Вольтер и Мармонтель в своих конкурсных работах подошли к решению вопроса с позиций естественных прав человека на свободу и собственность, связав воедино вопрос о праве крестьян на собственность с освобождением их от крепостного рабства (французские просветитель не делали разницы между рабством и крепостной зависимостью). «Дух собственности удваивает силы человека. Люди работают на себя и на свою семью с большей энергией и удовольствием, чем на господина. У раба, который является собственностью другого, мало склонности к женитьбе. К тому же он часто не хочет производить подобных себе рабов. Его мастерство подавляется, душа огрублена и его силы никогда не используются во всем их многообразии»,- так писал Вольтер в своей работе. Именно теоретические, просветительские исходные позиции этих работ, несмотря на непоследовательность, противоречивость и готовность к компромиссу с дворянством, не устраивали конкурсный комитет ВЭО, и он отнес эти работы к «третьему классу», как не заслуживающие премии и опубликования.

Антикрепостнической направленностью, сочувствием к крепостному крестьянину выделялись работы русских авторов, которые в своих конкурсных работах исходили из незыблемости крепостничества, неограниченности прав дворян на личность и имущество крестьян, дворянской собственности на землю. «Ничто человека в большее уныние привести не может, как лишение соединенных с человечеством прав... Наши крестьяне печальным своим примером могут доказать, сколь пагубно конечное угнетение для людей... Я не нахожу беднейших людей, как наших крестьян, которые не имея ни малой от законов защиты, подвержены всевозможным не только в рассуждении имения, но и самой жизни обидами и претерпевают беспрестанные наглости, истязания и насильства, отчего неотменно должны они опуститься и придти в сие преисполненное бедствий как для них самих, так и для всего общества состояние, в котором мы их теперь действительно видим»,- выдержка из работы А.Я. Поленова «О крепостном состоянии крестьян в России».

Первая премия была присуждена французскому ученому Беарде де Л’Абею. Для его работы, как и для работы лифляндского помещика фон Мека, характерно использование идей Просвещения в интересах дворянства и в целях сохранения существующего порядка, хотя они также ссылаются на то, что «самая большая государственная польза состоит в том, чтобы крестьянин имел совершенную в земле собственность.».

3.6 Отдельные мероприятия

Из отдельных мероприятий просвещенного правительства Екатерины особенно замечательны меры относительно народного образования и заботы о народной гигиене. Екатерина в своем Наказе первая заговорила о воспитательном значении образования и стала заботиться об учреждении воспитательных заведений. Для воспитания русского общества, Екатерина считала лучшим средством «произвести сперва способом воспитания, так сказать, новую породу или новых отцов и матерей». Эта порода людей должна была вырасти в воспитательных училищах под надзором опытных педагогов, в полном разобщении с семьей и обществом. Такими воспитательными училищами стали: воспитательные дома в Москве (1763 г., при его учреждении помог своими вкладами Демидов, внук знаменитого заводчика в Туле) и Петербурге(1767г.), закрытые институты отдельно для девиц-дворянок и для девиц-горожанок (с 1764 г.) и кадетские корпуса. Кроме воспитательных заведений Екатерина заботилась также о распространении открытых училищ: в каждом уездном городе должны были быть созданы - Главные народные училища. В Екатеринославе, Пензе, Чернигове и Пскове предполагалось учредить университеты, но не хватило средств. Непосредственное участие в этом деле Екатерины и её помощника И.И. Бецкого заслуживает особой благодарности, хотя педагогическая система сейчас очень отличается от системы Бецкого.

Заботы о народном здоровье и гигиене вызвали при Екатерине попытку правильно организовать врачебную помощь во всей стране. Медицинская комиссия, учрежденная в 1763 г., и приказы общественного призрения должны были руководить медицинской частью в стране. Каждый город обязан был иметь врачей не только для города, но и для уезда, обязан был также устраивать госпитали и больницы, заводить приюты для неизлечимых больных и сумасшедших. Так как врачей недоставало, то их выписывали из-за границы, и проводили обучение русских лекарей и хирургов. В то же время основывались аптеки и фабрики хирургических инструментов.

Та же зависимость от западноевропейских идей сказывалась и в отношении Екатерины к русской торговле и промышленности. Она стремилась покровительствовать им: дала в 1785 году Жалованную грамоту городам, подтверждая этой грамотой права городского самоуправления; хотела лучше организовать кредит и учредила Государственный заемный банк с большим капиталом.

Но её экономическая политика отличалась существенно от политики предыдущих царствований. С Петра I в России над торговлей и промышленностью установилась система строго правительственного контроля, и деятельность торгово-промышленного класса была стеснена регламентацией. Екатерина сняла эти стеснения, уничтожила сами органы контроля, –Берг и –Мануфактур коллегии. Она содействовала развитию промышленности и торговли. При ней впервые были выпущены ассигнации, или бумажные деньги, что очень помогло торговле.

Екатерина II достигла весьма значительных результатов в деле просвещения и европеизации своих подданных. Сама Екатерина была весьма высокообразованным, по европейским меркам, человеком. Екатерина написала двенадцать томов произведений разных жанров. Много появилось писателей при Екатерине II. Самые известные – Державин, Фонвизин, Новиков. Державин писал оды, прославляя в них Бога, Екатерину, её полководцев, особенно знаменита его ода «Бог». Екатерина сумела привлечь на государственную службу Державина в качестве министра. Фонвизин написал две знаменитые комедии «Бригадир» и «Недоросль». В них он осмеял дворян, которые не хотели учиться. Новиков издавал много журналов. Под руководством Е. Р. Дашковой были проведены работы по созданию «Словаря Академии Российской», вышедшего в свет в шести частях в 1789 - 1794 гг. Это был первый толковый и нормативный словарь, заключавший в себя 40000 слов. Для работы над этим словарем были привлечены виднейшие ученые и писатели - Д. И. Фонвизин, Г. Р. Державин, И. И. Лепехина, С. Я. Румовский, и др. «Словарь Академии Российской» сыграл громадную роль в установлении лексических норм русского литературного языка. Он был высоко оценен Пушкиным, который в 1836 г. приводил слова Карамзина «...мы зреем не веками, а десятилетиями». Было выпущено в Петербурге в 6 частях «Полное собрание сочинений М. В. Ломоносова». 21 октября 1783 г., по приказу Екатерины, была торжественно открыта Российская Академия, президентом была назначена Е. Р. Дашкова. С 1783 по 1796 гг. было избрано 78 действительных ее членов.

При Екатерине возникла основа коллекции Эрмитажа, её агенты-искусствоведы разъезжали по обедневшим дворам европейских правителей и владетельных особ, покупали шедевры и целые коллекции для Северной Семирамиды, как называли Екатерину французские просветители. В Петербурге при ней получила постоянную прописку оперная труппа итальянцев, а опера «Севильский цирюльник» Паизиелло впервые в 1782 г. исполнялась в концертном зале Эрмитажа.


3. «Потемкинские деревни»

Отрицать, что Екатерина II была в душе приверженецей Просвещения сложно. Можно, конечно, говорить, что вся ее переписка с гуманистами это фарс, мода, желание завоевать авторитет среди верхушек европейской власти, желание прослыть в веках мудрейшей из мудрейших правителей своего времени. Возможно во всем этом и есть доля правды, однако надо отметить, что не будь Екатерина согласна с идеями того же Вольтера, Дидро и других стала бы она рискуя своим, итак по сути незаконным царствованием, хотя бы пытаться претворить в жизнь эти постулаты. Неужели не было другого выхода? Мне кажется, если постараться, то можно было в таком случае найти другой путь, как усидеть на троне!

Однако воззрения - это одно, а конкретные действия, совсем другое. Далеко не всегда намерения императрицы претворялись в жизнь. Самым наболевшим вопросом оставался крестьянский. В бумагах Екатерины существует не мало горьких, сочувствующих слов по этом поводу: «...предрасположение к деспотизму ...прививается с самого раннего возраста к детям, которыя видят, с какой жестокостью их родители обращаются со своими слугами; ведь нет дома, в котором не было бы железных ошейников, цепей и разных других инструментов для пытки при малейшей провинности тех, кого природа поместила в этот несчастный класс, которому нельзя разбить свои цепи без преступления». «Если крепостнаго нельзя признать персоною, - иронизирует она в другом месте, - следовательно, он не человек, но его скотом извольте признавать, что к немалой славе от всего света нам приписано будет». Рабство же «есть подарок и умок татарский», в то время как «славяне были люди вольны». Не укрылось от Екатерины и то, что крепостничество было тормозом на пути развития эффективного хозяйства. «Чем больше над крестьянином притеснителей, - замечала она, - тем хуже для него и для земледелия». И продолжала: «Великий двигатель земледелия - свобода и собственность».

И после таких слов Екатерина фактически с отменой гетманства на Украине закрепощает крестьян.

Да, такие противоречия возникали на протяжении всего царствования Екатерины II и в этом ее парадокс.

На мой взгляд, проблема была в том, что Екатерина с начала своего царствования была связана довольно веской причиной, вследствие которой она не могла действовать иначе:

Взойдя на престол в век дворцовых переворотов, Екатерина понимала, что в случае слишком резких действий против господствующего класса (дворянства) она просто может лишиться власти (это в лучшем случае, а в худшем - головы).

Однако, это не оправдывает действия Екатерины, направленные на фальсификацию реального положения в стране для ее европейских адресатов. Например, всем известная история про то, как в письме Вольтеру Екатерина писала, что русский крестьянин каждый день имеет на обед курицу, а то и индюшку. И это не единственный момент.

Не все получалось, а хотелось. Зато совсем не хотелось упасть лицом в грязь перед Европой, к которой она себя причисляла.

Но подумайте, у какого человека нет недостатков? Понятно, что эти поступки не превозносят Екатерину в наших глазах, однако может иметь слабости женщина, повелевать самой огромной страной на протяжении 34 лет в период, когда правители здесь сменялись также часто, как туалеты у придворных дам, причем зачастую не самыми гуманными способами.


4.Значение деятельности Екатерины II

Так чем же все-таки была для России вторая половина XVIII века и каково место Екатерины в русской истории? Прежде всего это было время внутриполитической стабильности, пришедшей на смену череды правительств, а с ними и политического курса, вереницы бесконтрольных временщиков и отсутствия у власти четкой программы. Это было время активного законотворчества и серьезных реформ, имевших долговременное значение. Причем именно Екатерина была, возможно, самым успешным из всех российских реформаторов, ведь ей без каких-либо серьезных социальных, политических и экономических потрясений удалось почти полностью реализовать задуманную программу значительных преобразований. Правда, многого она не успела, а от многого ей пришлось отказаться по различным объективным и субъективным причинам. Историки, еще недавно обвинявшие Екатерину в реакционности, нежелании бороться с крепостным правом, последние годы все чаще признают, что к отмене его русское общество было не готово и попытка такого рода могла привести к самым негативным последствиям. «Она любила реформы, но постепенные, преобразования, но не крутые, — уже давно заметил П.А.Вяземский. — Она была ум светлый и смелый, но положительный». Иначе говоря, реформы Екатерины носили созидательный, а не разрушительный характер. Какие бы последствия не имели те или иные конкретные мероприятия Екатерины в области экономики, ни одно из них не было разорительным для населения. Во все продолжение ее царствования Российское государство становилось богаче, а жизнь подданных — зажиточнее. Одним же из самых впечатляющих успехов правительства Екатерина можно считать её деятельность в экономике. Было построено 144 новых города. Число фабрик увеличилось с 500 до 2 тыс. Увеличен ввоз - вывоз внешней балтийской торговли с 9 млн. до 44 млн. рублей. Увеличен ввоз - вывоз внешней черноморской (созданной Екатериной) торговли с 390 тыс. до 1 900 тыс. рублей. Бюджет России увеличился в 4 раза (сумма государственных доходов с 16 млн. рублей поднялась до 69 млн. рублей ) , но самое главное то, что она провозгласив принцип свободы предпринимательской деятельности, заложила тем самым фундамент дальнейшего движения России в сторону буржуазного государства. Так же впервые в Российской истории бизнес и власть стали вести диалог. Диалог не с позиции силы или шантажа, а как равные партнеры, и возможно если бы не Екатерина, то сейчас не появился РСПП и подобные организации. ВЭО вообще явления достаточно уникальное и немалая заслуга в этом принадлежит лично Екатерине, главой его стал фаворит императрицы Григорий Орлов, что является одним из доказательств степени внимания императрицы.

И хотя мы можем характеризовать период правления Екатерины, как период безусловного усиления и расцвета крепостничества тем не менее ряд законопроектов её правительства привели к реальному улучшению жизни крестьян. Таких законопроектов много, напомню, на мой взгляд, наиболее важные: в 1771 году правительство Екатерины ограничило продажу крестьян без земли, запретив торговлю ими с аукциона, в 1773 году Сенат предписал строго соразмерять наказание крестьян с совершенным преступлением. Также во время её царствования было издано 123 указа для облегчения жизни народа

Её приемники продолжили реформы в этом направлении. Павел I ввёл закон, запрещающий помещикам увеличивать барщину более чем на 3 дня в неделю, а Александр I в 1803году подписал указ о вольных хлебопашцах, согласно которому помещики могли отпускать крестьян на волю. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что дело Екатерины было продолжено её потомками. Именно её крестьянская реформа заложила предпосылки для подписания манифеста об отмене крепостного права Александром II в 1861году.

Особую важность для России имели, конечно, успехи внешней политики Екатерины. Россия значительно расширила свои границы, население страны выросло на несколько сотен тысяч человек (отвоёваны у Польши и Турции земли с населением до 7 млн. человек), а ее положение и авторитет в мире были как никогда высоки. Стоит отметить, что русская армия была не только одной из самых больших в Европе (армия с 162 тыс. человек усилена до 312 тыс.), но одной из наиболее боеспособной. Русские люди по праву гордились подвигами Румянцева и Потемкина, Суворова и Ушакова (флот с 21 линейных кораблей и 6 фрегатов усилен до 67 линейных и 40 фрегатов).

Правда, со временем стало ясно, что далеко не все обстоит так благополучно, как кажется. С усилением экспансии России все яростнее становились противодействие и сопротивление европейских держав, все острее — противоречия с ними. Но было бы неверным обвинять в этом Екатерину. Она была человеком своего времени, когда о могуществе государства судили не по благосостоянию населения, а по победам на полях сражений и размерам территорий.

Век Екатерины — это и эпоха духовного расцвета, формирования национального самосознания, складывания в обществе понятий чести, личного достоинства, законности. Не случайно историки говорят о двух непоротых поколениях русских дворян, выросших за время правления Екатерины, из которых вышли герои 1812 года и декабристы, великие писатели и художники — гордость отечественной культуры. Немалая заслуга в развитии свободной мысли, литературы и искусств принадлежит и самой императрице, чьи собственные духовные запросы и интересы были необыкновенно широки и которая собственным примером побуждала подданных к занятиям журналистикой и историей, сочинительством и архитектурой, театром и живописью. Духовные силы, накопленные русскими людьми в послепетровское время, именно при Екатерине как бы прорвались наружу, выплеснулись в литературные и художественные шедевры, мучительные размышления о судьбе отечества и месте России в мире.

Конечно, и при Екатерине, как и во всякое время, народ познал немало тягот, страданий, несправедливостей. И реальная жизнь была очень далека от того лубочного всеобщего благоденствия, о котором мечтала императрица. И все же этот период русской истории с гораздо большим основанием, нежели многие другие, может именоваться периодом расцвета России.

Вторая половина XVIII века не случайно названа екатерининской эпохой, личность императрицы наложила на нее особый отпечаток. Волею судеб на российском престоле оказался человек яркий, незаурядный, оставивший заметный след в отечественной истории, — несомненно, один из наиболее талантливых государственных деятелей России, верно сумевший понять и оценить объективные тенденции развития общества и небезуспешно пытавшийся их направлять. Деяния Екатерины имели долговременное значение и во многом определили последующую историю страны.

Список литературы

1. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории. – СПб.: Литера, 1999.

2. Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история: От Екатерины Великой до Александра II – М.: Мысль, 1994.

3. Борзаковский П. Императрица Екатерина Вторая Великая,– М.: Панорама, 1991.

4. Ключевский В. О. О русской истории. Под ред. проф. В. И. Буганова. – М.: Просвещение, 1993.

5. Павленко Н. И. «Екатерина Великая», - М., 1999г.

6. Альфред Рамбо. «История древней и новой России», М, 2000г.

7. Каменский А.Б. «Жизнь и судьба императрицы Екатерины Великой»,- М, 1997г.

8. Омельченко О.А. «Законная монархия» Екатерины II: Просвещенный абсолютизм в России.»-М.1993 г

9. Пресняков А.Е. «Российские самодержцы».-М.,1990.