Английский парк

Московский Государственный Университет им М.В. Ломоносова Семинарская работа студентки IV курса в/о Бескиной Дарьи На тему «Английский Парк» 17 мая 2001 г.

Московский Государственный Университет им М.В. Ломоносова

Семинарская работа

студентки IV курса в/о

Бескиной Дарьи

На тему

«Английский Парк»

17 мая 2001 г.

План работы

1. Историография

2. Концепция сада. Райский сад и средневековое обожествление садов. Отход от регулярности, смена вкусов в C U III веке.

3. Пейзажный парк в C U III веке. Архитектура внутри пейзажного парка.

4. Стили садово-паркового искусства в Англии C U III века.

«Лесной стиль»

«Августовский стиль»

«Серпантинный стиль»

«Живописный стиль»

«Пейзажный стиль»

5. Концепция генезиса садово-паркого искусства.

6. Заключение.

1. В период возникновения «Английского живописного парка», в XVIII веке было написано огромное количество трактатов, так как основы идеологии садово-паркового искусства были прежде написаны, а потом воплощены в жизнь.

XVIII век оставил богатое литературное наследство. Одним из первых, кто затронул проблематику паркового строительства был Чарльз Эддисон. В эссе «Удовольствия воображения» он впервые указал ключевые факторы для достижения идеала в затрагиваемой нами области.

Сэр Юведал Прайс, Ланселот Браун Хемпри Ремптон и Ричард Найт, будучи архитекторами, выражали свои требования к парковой архитектуре в многочисленных трактатах. Самый известный и значительный трактат, в котором подробно описывается как надо оформлять усадебные парки и даются характеристики целостного стиля называется «Red Books» («Красные книги»).

Гораций Уолпал выразил вкус нового стиля в письме: «Пропасти, горы, потоки, волны, Сальватор Роза», чем произвел сильный фурор и дал мощный толчок к созданию нового «живописного стиля».

Очень известный теоретик XVIII века Уильям Гилпин написал три очень популярных эссе « Три эссе на живописную красоту, на живописные путешествия и на живой ландшафт».

Из современных исследователей в первую очередь хотелось бы отметить Николаса Певзнера, Который в 50-е, 60-е гг. выступая с лекциями вывел «английскую национальную теорию планировки» (без границ), определил связь садово-паркового искусства с поэзией и эстетикой XVIII века «от Поупа до Прайса», а так же признал, что парки—это главный вклад англичан в мировую культуру.

Из отечественных исследователей, занимающихся непосредственно этой проблематикой нужно отметить А. Соболеву и её статью «Семантика руин», Д. Швидковского и его основную работу по данной проблеме «Британские сады и их отражение в Европе», где речь идет об английском влияние и распространении английской культурной гегемонии на Европу. А так же А.П.Вергунов и В.А.Горохов, в их работе «Русские сады и парки» уделяется огромное внимание появлению в России английского влияния, и дается подробный анализ возникновения данного стиля.

2. После войны (1642-1649) в Англии начался динамичный период развития стилей и направлений в искусстве. Впервые в Англии было создано несколько уникальных, не имеющих аналогов в Европе так называемых «английских стилей». Англия становиться законодательницей мод по всей Европе со второй половины

CUIII века. Именно здесь, впервые в живописи появляется пейзаж как отдельно взятый жанр искусства. Именно английские художники, такие как Томас Гейнсборо с его новой типологией портрета человека и природы как одного целого, так называемого жанра «портрета-прогулки» или первыми пейзажами («Лес в Корнаке»), распространяют своё влияние на всю Европу.

Важно отметить, что «регулярный» французский стиль отходит на второй план. И тема красоты и естественности, слияния человека с окружающим миром занимает ведущее место.

Наиболее характерно новые веяния проявились в области садово-паркового искусства.

Война изменила подход к пониманию садово-парковой архитектуры. Владельцы усадеб не относятся к искусственному ландшафту как к месту для увеселений, а как к среде обитания, словно к конкретной личности, как к убежищу от опасностей политической жизни. Возродилась древняя традиция сада—уединенного места для созерцания и размышлений, восходящая еще к философии древнегреческой и римской. Основная идея данной философии—совмещение красоты и удовольствия с пользой, а работы—с созерцанием природы.

Очень важную роль играет и христианская теология. Прежде всего, Ветхозаветное описание райского сада—Эдема. Адам до грехопадения был садовником, работал и наслаждался дивным садом, но и после изгнания добывал хлеб от земли. Соответственно, согласно христианской традиции, садоводство—один из чистейших и божественных видов деятельности, доступных человеку. Это попытка вернуться в рай, воссоздать его приблизиться к Богу.

Такая концепция появилась в средние века, в монастырских садах. Возделывая эти сады, монахи проводили время в размышлениях и созерцании мира, соединяя пользу и духовную жизнь. Эти сады появились в Англии после нормандского завоевания (1066г.). В CUI и CUII веках монастырские сады испытывали ренессансное влияние. Позже, в CUII-CUIII веках на месте монастырских садов расположились парки нового времени, оставив лишь монастырские постройки и полностью уничтожив средневековый сад.

Так же происходило и со средневековыми феодальными замками, на месте которых или по схеме которых строились теперь загородные резиденции, усадьбы.

3. Итак, как уже говорилось выше, в CUIII веке владельцы поместий решили воплотить мечту о земном рае в реальность. Происходит так называемая «Великая революция во вкусе». Её основными факторами являлись: любовь к природе, Восстание против формальности, романтизм и открытие новых территорий, а именно китайское и японское влияние. Целью стало создание идеального места пребывания.

Чтобы создать идеал , использовали, заимствованные из разных источников идеи . Идеи черпались из философии, политики, искусства, науки и даже экономики. Как считают Н.Певзнер, Дж.Д.Хант, Р.Паульсон, М.Баридон, пейзажный парк обязан своим рождением отнюдь не профессиональным садоводам и архитекторам, но литераторам, философам и знатокам искусства, то есть своего рода английским «гуманистам» CUIII века. И в дальнейшем большинство устроителей парков в Англии были теоретиками, причем на раннем этапе развития нового стиля теоретические рассуждения одних и тех же авторов оказывались намного радикальнее их практической деятельности. Пейзажный парк—явление чисто философского порядка, как, впрочем, и любой другой садовый стиль, поскольку сад всегда отражает представления определенной эпохи о мире в целом. В таком случае наметившееся на рубеже CUII-CUIII веков радикальное изменение вкуса в области паркостроения свидетельствует о том, что эти представления изменились. Все очевидные внешние различия между французским и английским парками являются следствием или отражением того, что картезианское восприятие мира как устойчивой системы, в которую включено все сущее, и в том числе воспринимающий ее человек, уступило место взгляду на мир со стороны, как на картину. Таким образом, садовод должен быть в первую очередь художником- пейзажистом. Один из многочисленных поэтических примеров—строки из знаменитой поэмы Ж.Делиля «Сады»: «Ведь каждый сад—пейзаж, и он не повторим, / Он скромен иль богат—равно любуюсь им. / Художниками быть пристало садоводам!».

Пейзажная живопись CUII века (прежде всего пейзажи Лоррена, Пуссена и С. Розы) была едва ли не основным источником вдохновения, а нередко и «цитатником» для устроителей пейзажных парков. Сооружение парков никогда не начиналось с умозрительного архитектурного плана, то есть создания системы, что было единственно возможным решением для предыдущей эпохи. Общая структура представляла собой совокупность отдельных видов, обычно программно связанных между собой, каждый из которых садовод сочинял как законченную картину, делая предварительные графические наброски или акварельные эскизы. В восприятии посетителя набор отдельных видов складывался в единый целостный образ сада. Важную роль здесь играет то, что важнейшим источником формирования философии пейзажного парка были метод и достижения новой эмпирической науки, которую активно распространяло Английское Королевское общество по всему миру. Новые ученые-эмпирики были яростными противниками картезианства.

Одним из первых «рупоров» новых идей был Чарльз Эдисон, один ведущих мыслителей своего времени. В 1712 году вышло эссе «Удовольствия воображения», где он указал ключевые факторы для достижения идеала:

· Уединение человека в окружающей природе

· Неоплатонизм

· Эмпиризм Локка

· Загородная усадьба должна иметь парк, лес и с/х участки.

В эссе было четко сформулированы главные признаки нового идеала, и через короткое время оно дало мощный импульс для динамичного развития садово-парковой архитектуры в Англии CUIII века.

Основной идеей стало соединить красоту с пользой, простоту с величественностью, т.е. соединение искусства и природы, приспособленного для пользы человека. Парк в идеале должен воздействовать на состояние ума и души человека, он должен вносить гармонию в человека, и тогда он будет любить все вокруг себя.

От архитектуры как таковой требовалось улучшить ландшафт, преобразить его и слиться с ним воедино.

Слово «landscape» пришло в английский язык из Голландии в конце CUI века, и было чисто живописным термином. Тогда этот термин не обозначал что-то такое, по чему можно ходить, на чем можно строить или продавать и покупать. Теперь «landscape» это идеальное место вне повседнесной жизни, частичка Эдема.

Английский парк, как уже говорилось выше был создан не только по типу монастырских садов, но и античных вилл. Идеалом античной виллы было соединение с природой, следовательно отсутсвие границ и симметричной системы парка.

В середине CUIII века Гораций Уолпол писал о том, что первым шагом на пути к созданию нового английского парка стал отказ от визуальных границ. Исчезла граница между парком и окружающим пейзажем.[1] Регулярность и прямые аллеи будут изгнаны из парка, а гарантом целостности картины мира станет сам человек. Устоявшиеся каноны барокко пошатнулись, а «возвращение к природе», к простоте крепнет все более и более. Неизбежным становится отказ от искусственности, пышности, сложности, парадности и линейности, господствовавших в стилях к CUII- первой половине CUIII века.

Что же касается архитектуры на территории парка, то здание интегрируется в пейзаж и существует по его законам. Архитектурные принципы уступают место живописным, иррегулярность становится главным достоинством постройки. В этой ситуации парковые павильоны приобретают совершенно новую для архитектуры задачу—они должны воздействовать на чувства зрителя, вызывать в нем определенные ассоциации и настроения. Об этом, в частности, писал Т.Уотли в своих «Замечаниях о современном садоводстве» (1770), одном из первых значительных трактатов по теории пейзажного парка. Каждая парковая постройка выражает свой характер, который «может быть слабым в одном случае и сильным в другом, серьезным или веселым, великолепным или простым, и по своему стилю может, или не может, соответствовать тому месту, которому она принадлежит. Но это соответствие само по себе не является единственным достоинством здания, которое иногда обладает столь твердым характером, что может определить, усовершенствовать или исправит характер самого пейзажа».[2]

Одним из самых передовых и новаторски мыслящих архитекторов этого времени был Ланселот Браун. Он высказал требования к архитектуре при создании ландшафта так, что это должен быть хороший и четкий план, он должен быть грамотно и точно исполнен, он считал, что архитектор должен идеально знать строение местности и всех объектов на ней и естественных, и искусственных. Так же считал он, архитектор должен обладать талантом садовника и бескрайним чувством вкуса при посадке деревьев и цветов.

Но если сад, или парк, отражал в себе идеи античности и палладианства, то архитектура зачастую была представлена отнюдь не в классическом стиле.

Характерным примером может стать знаменитая загородная усадьба «Строберри Хилл», построенная Горацием Уолполом в неоготическом стиле.

Предполагалось, что планировка ренессансных палаццо и виллы, особняка и усадебного дома в духе классицизма должна быть «правильной», регулярной, с симметричными, четкими, прямоугольными контурами. Как уже не раз говорилось выше, регулярность и картезианское восприятие мира были «врагами» для нового идеального мира, мира гармонии и меланхолического спокойствия. Обращение к готике как к возвышенному старинному идеалу давало свободу, допускало асимметрию и живописность композиции, присущие зодчеству средневековья. Можно было планировать дом так, как хотелось и как того требовало функциональное устройство здания.

Гораций Уолпол так сказал об этом: «Я собираюсь построить маленький готический замок… Греческий стиль годится только для величественных и общественных зданий. Колонны и все замечательные классические орнаменты выглядят смешно, если украшать ими дом размером с комод или творожный торт. Разнообразия никакого, и не допускаются никакие приятные неправильности». Личный вкус каждого уважался и был поставлен выше общепринятой архитектурной формы. «Ну и что, коль скоро кому-нибудь хочется покрыть сумраком аббатств и соборов собственное жилище…тогда сад, наоборот, должен передавать не что иное, как солнечность и веселье природы».[3]

Строберри Хилл состоит из нескольких узнаваемых средневековых построек различных типов. Один фасад напоминает каменный готический дом горожанина CIU-CU века. Другой представляет собой стену готического собора, с характерными вынесенными вперед опорами, контрфорсами, большими стрельчатыми окнами и пристройками, похожими на часовни. Два сходящихся под углом корпуса объединяет высокая башня с зубцами и приставленной к ней остроконечной башенкой.

После создания усадебного дома в Строберри Хилл мода на жилища в средневековом, неоготическом стиле охватила Англию и не только её. По всей Европе неоготические тенденции в построении усадеб и вилл были неотъемлемой частью паркового искусства. И даже в далекой России были построены такие замечательные памятники садово-парковой архитектуры в неоготическом стиле как Царицыно, Петровский дворец в Москве, Гатчина и десятки других построек.

4. Стилей садово-паркового искусства как таковых не существует. Есть общая концепция, общие эстетические идеалы и характерные черты, о которых говорилось в предыдущем разделе. Пейзажный парк был в CUIII веке территорией экспериментов: здесь ломались традиционные представления об иерархии стилей и жанров архитектуры. Это своего рода «театр» с разнообразными сценами—китайские ворота, голландская ветряная мельница, минарет, итальянский виноградник, лес надгробий и т.д. Все это может по-разному располагаться и соседствовать рядом друг с другом. При этом эти вещи не выглядят эклектично, прогулка по парку сопровождается неожиданной сменой настроений, сменой картин. Сооружения в разных стилях превращают её в воображаемое «большое путешествие».

Безусловно, что это рождение нового стиля , а не отказ от него и переход к дикой природе. «Естественная природа», термин, так широко употребляемый в эпоху расцвета паркового строительства,—не означает дикая, необузданная, запущенная. Это специально придуманная схема насаждения тенистых аллей, зеленых лужаек и полян, «свободно» растущие и представляющие собой яркие, сочные живописные пятна в общей концепции построения парка группировки деревьев и кустарников. Специально создаются или сохраняются ущелья, холмы и долины, вместо золотых фонтанов «строятся» водопады и ручьи. Но все-таки «природность» пейзажных парков CUIII века—все тот же «стиль» и условность художественного символа.

На первый взгляд можно было бы выделить два основных стиля:

Формальный (регулярный)

Естественный (пейзажный),

но их гораздо больше.

Forest style (Лесной стиль)

Король Георг I (с 1714г.) мало заботился об искусстве и о садово-парковом искусстве, в частности. Поэтому контроль над культурной отраслью в государстве взяла молодая аристократия. Это было началом самого плодотворного столетия для садово-паркового искусства.

Главной особенностью этого раннего, сложившегося уже в начале века, стиля были многочисленные аллеи и плотное насаждение лесных деревьев. Главным идеологом этого стиля был Стивен Швитзер, которому не нравился «жесткий» голландский стиль господствовавший в конце CUII века. Основная идея—это насаждение нескольких аллей, минимальное количество газонов и отказ от мощных и тяжелых стен. Швитзер создал несколько парков, в которых выразились основные принципы этого стиля. К сожалению ни один из них не сохранился. До наших дней дошли несколько парков созданных на промежутке между1700-1750 гг. Самые известные из них это Bramham Park (1700-31), Cirencester Park (1715-40), St. Paul’s Walden Bury (1720-25),Wrest Park (1706-40).

Они сохраняют ещё многие черты регулярного парка, хотя и становятся более тихими и уединенными, с большим количеством лесного массива. От французского регулярного парка остались расходящиеся аллеи (лучи), перспективные решения. Но если во французском парке были пышные придворные церемонии, праздники и балы, на которые и был рассчитан парк, то здесь никакой придворной жизни, скорей наоборот идиллия тихого сельского обитания.

Как пример рассмотрим Cirencester Park. Автором парка стал Алан Батхорст. Как и в регулярном стиле, от дома расходятся три аллеи, с каждой из которых, открываются замечательные виды. По парку следует семь дорожек, на пересечении которых возвышаются небольшие бастионы. Все гораздо проще, чем во французских парках. Нет ни фигурно подстриженных кустов, ни искусственных партеров, но все же геометричность остается. Впервые уделяется внимание к особенности рельефа местности, что является шагом к более естественному стилю паркового искусства. Зачем срывать холмы и разбирать водопады, оставить их на местах будет и дешевле и натуральнее.

Augustan Style (Августианский стиль)

Название этого стиля происходит оттого, что этот стиль близко связан с поэзией так называемых «августианцев». Это была попытка писателей, художников, архитекторов возродить славу Рима, периода первого императора, который принял Рим кирпичным, а оставил мраморным. Подобно Горацию и Вергилию англичане прославляли новый «золотой век» после невзгод XVII века. В этих кругах возрождается палладианство, героическая поэзия, и рождается «августианский» стиль садов и парков.

Главной фигурой, сыгравшей важную роль в формировании нового стиля, стал поэт Александр Поуп. «Вкус древних, виден в их садах,—писал он—неприкрашенная природа, придающая уму возвышенное спокойствие».

Одним из ведущих архитекторов, работавших в этом стиле, был Уильям Кент. Он работал в паре вместе с Бриджменом, мнившим себя архитектором. Кент выступал как генератор идей, а Бриджмен, как их технический воплотитель. Лучшие примеры их работы: Klermont, Chisvick House, Rushem и Stow.

Современники называли Кента «отцом современного сада».

Кент любил придавать аллеям, каналам, фонтанам, прудам «естественный» облик, в отличие от геометрических форм в XVII веке. Кента интересовал ландшафт как картина, а не как некий четкий план. Его основными принципами были перспектива и игра светотени. Его интересовал «античный» ландшафт, поэтому он и Бриджмен наполняли сады и парки статуями, храмами, гротами и «пещерами отшельников». Это были статуи Цезаря, Помпей, Цицерона и др. Так в «Чизвик Хаусе» находятся статуи с Виллы Ариана в Италии. А в другом парке Стоу Кент поместил ниши для восьми британских Достоинств, которые смотрят на Храм Древней Добродетели, расположенный там же. Все это ориентированно на Храм Весты напротив Тиволи в Риме.

В Роушам он делает «Долину Венеры» со специальной аркадой, напоминающей ту, где сидел римский оратор. В Клермоне возводиться греко-римский амфитеатр, сделанный не из камня, а из травы. Перед ним огромный пруд, переделанный позже в естественное озеро.

Это была эпоха, когда ландшафтный дизайн был «благородным» искусством для изысканной аристократии. Многие аристократы любили античность и пейзажную живопись, а парковое искусство соединяло в себе эти две вещи.

Было построено множество парков и поместий, где вдохновленные виллами Палладио архитекторы строили то Храм четырех Ветров (парк в Кастл- Ховард, закзанный лордом Карлайлом, по типу Виллы Карпа Палладио), то выстраивались римские бани и целый «набор» бюстов римских императоров ( В Пейншилле, построенный Чарльзом Хамильтоном).

Это была попытка воссоздать «ландшафт античности». Видение архитекторов и «дизайнеров» ландшафта сформировалось, благодаря чтению латинской поэзии, мест увиденных в так называемом «Гранд-Тур» (поездки по Франции и Италии, с целью знакомства с античностью), благодаря пейзажам Лоррена и Пуссена.

Serpentine Style (Извилистый стиль)

Основоположником этого стиля является Ланселот Браун, по прозвищу «способный». Название этому стилю дал Хэмпри Рептон, сказав « современная извилистая парковая архитектура».

«Августианский» стиль перешел в «извилистый» в связи с переменой во вкусах. Обращение к античности не давало возможности широкого поля фантазии, оно требовало выполнения определенных правил и канонов. Теперь в модель парка включалось огромное воображение художника.

Этот стиль складывался с 1709 по 1748 гг. Он ознаменовал переход от рационализма к эмпиризму. Появляется уже абсолютно обоснованная иррегулярность.

Основные памятники этого направления: Bramham Park, Duncombe (1713-50), Studley Royal (1715-30), Rousham (1726-39), Stourhead (1026-39). Основные мастера: Джордж Лондон, Стивен Швитцер и Ланселот Браун.

Главным принципом этого стиля становится желание учесть и обыграть условия местности. Этот стиль можно назвать символичным, ассоциативным, аллегоричным.

Расцвет стиля обычно связывают с началом карьеры Л. Брауна. Он начинал как вольный художник. В 1751 году работал с У. Кентом в «Stowe»-- они вместе делали Греческую Долину. Здесь ему приходилось использовать классические формы, но уже заметен его интерес к абстракции в композиции почвы и деревьев. Главная его характерная черта—извилистые линии и формы. Но античные аллегории и символы ему не близки, и с 1732 года он работает самостоятельно как независимый архитектор.

Стиль его узнаваем сразу. Характерными чертами его зрелых и сложившихся работ, таких как Luton Hoo, Blenheim Park, Petwood, Harewood, можно назвать круглые группы деревьев, луг с травой перед домом, а главное извилистые озера (Luton Hoo, Blenheim Park). Его линии сравнимы с линиями женского тела. Все очень естественно, гармонично и целостно. Он создает единые ансамбли, более 211 проектов для английских парков создал Браун, к сожалению, весь его архив исчез бесследно.

Браун стал почти национальным героем. Его широкие, мягко стелящиеся газоны, искусно разбросанные группы деревьев и извивающиеся озера буквально революционировали парковое искусство во всей Европе и Америке.

В 1764 году Браун создал в Blenheim Park самое величественное озеро во всей Англии. Перегородив речку Glyme, он создал естественное озеро, красивее которого нет в Европе. Лишь оплакивающие прежний строй регулярных парков не признавали его красоты. Позднее У. Тернер рисовал эти виды, созданные Брауном, восхищаясь и превознося их.

Браун заставил впервые отнестись к ландшафтной архитектуре серьезно, как к отдельному виду искусства, т.к. он был великий «стилист» и обладал прекрасным вкусом. Он не любил величественные, пафосные античные ландшафты, он предпочитал им мягкую, нежную природу тихую сельскую английскую жизнь, восхищался извилистыми и гладкими, текучими линиями. Извилистые линии не настолько идеальны как круг или квадрат, но более благородны, чем случайные узоры и неровные изломы, характерные диким лесам и горам.

Ещё при жизни его провозгласили в культурных кругах гением и законодателем мод, а его работы считались истинно «английскими» и «естественными» по всей Европе. И его творчество по праву можно назвать стандартом и фундаментом всей английской парковой архитектуры.

Picturesque Style (живописный стиль)

В конце XVIII века очень популярным становиться С. Роза, а так же природа Альп и вообще дикая природа. В 1790-е годы вкусы снова изменились и линеарность «извилистого» стиля сменила любовь ко всему «дикому», «скалистому», «лесистому». Стали сажать разнообразные растения из других стран. Во многом это связанно с путешествиями и впечатлениями от других стран, особенно от тех, которые находятся в Альпах.

Интерес к дикой природе в садово-парковой архитектуре появился благодаря деятельности У. Гилпина, который написал книгу «Picturesque Toure» в 1782-1809 годах. В ней описывалось путешествие английского аристократа в Альпах, который испытывает благоговейный страх перед дикой природой. Особое внимание уделяется описанию устрашающего очарования «мятежных природных сил».

Гладкость и мягкость сменяются «дикостью» и экспрессией. Ориентирами для нового стиля стали картины таких художников как С. Роза и К. Лоррен. «Надо смотреть на объекты глазами художника…» – писал Ю. Прайс. Он был одним из первых, кто выдвинул идею о создании «диких романтических садов». Основными принципами таких парков были: разнообразие, сложность и запутанность, суровость и мрачность. Произошел и отказ от искусственных аллей и мощеных дорожек, подстриженных по шаблону кустов и деревьев, регулярной разбивки, прямых углов и геометрических форм, от газонов и прудов, аккуратных лужаек и клумб. Нужны разнообразие и светотеневые эффекты, интересные ракурсы и хаотично посаженые деревья. Однако перед самой усадьбой, считали они, все должно быть аккуратно и четко.

В Downton Castle Прайс «раскидал» между дервьми огромные глыбы камня, что бы достичь романтического эффекта, схожего с картинами С. Розы и Маньяско. Куски скал просто валялись перед усадьбой лет 20-30. Таким образом, тотальная иррегулярность превратилась в основной принцип нового направления.

Еще один архитектор, работавший в этом направлении Лоудон. Он создал Ditchley Park, Harewood House, Barnbarrow и др. К сожалению, мало из его работ сохранились до наших дней, но время и природа создала в них те эффекты, которые Лоуден хотел создать средствами искусства.

Благодаря «живописному» стилю, как уже говорилось выше, в Англии стали сажать множество иностранных деревьев и цветов. Экзотические растения соседствовали с английскими и выглядели вполне гармонично.

Очень важно отметить, что все эти выше перечисленные люди были поэтами. Поэзия была неотъемлемой частью живописи и архитектуры, общее мировоззрение строилось, прежде всего, на поэзии.

Этот стиль наиболее радикальный уход от геометричности, правильности и регулярности. Это крайнее следствие идеи о том, что искусство должно имитировать природу как она есть, а не создавать парк искусственно, по четкому плану, и не менять уже существующие части ландшафта.

Landscape Style (Пейзажный стиль)

Это своего рода сумма всех предыдущих стилей. Это, безусловно, самый значительный стиль. Схема загородного поместья выглядит приблизительно так: первый план—«прекрасная» терраса, затем переход к «живописному парку», и, наконец, «величественный» задний план, открывающийся из парка—горы, море, река, вид на лесные дали.

Таким образом, «пейзажный стиль» вобрал в себя элементы всех других вышеперечисленных стилей. Терраса первого плана—от регулярного парка, дальние перспективы—от «лесного стиля», парковая зона «перехода» (средний план)—от «извилистого», а задний план—«живописный парк».

Первым, кто указал на то, что все эти эллементы можно уложить в одну логичную систему был У. Гилпин (в 1791 году). А Ю. Прайс, Р. Найт и Х. Ремптон создали пейзажный парк как единый ансамбль. Они вобрали в создание этих парков всю эстетику и культурные особенности XVIII века, (включая литературу). Они написали множество теоретических работ, которые стали фундаментом для культуры XIX века.

5. Литература, поэзия, философия зарождают новое понимание мира. Во Франции появляется теория Ж.Ж. Руссо о, так называемом «естественном человеке», когда «естественный человек—это ребенок, которому наведано борение страстей, чуждое норме природного существования»[4] .

В Англии рождается культовый роман Л.Стерна «Сентиментальное путешествие», который становится определенным символом этой эпохи, которым зачитывается молодая аристократия, который волнует умы и души многих людей конца CUIII века. Естественно, что все эти идеи не могли не отразиться в искусстве.

Тема гармонии «естественного человека» и «естественной» окружающей природы, индивидуализация образа, человека как неотъемлемой части идеального мира охватила все сферы искусства.

Устоявшиеся каноны барокко пошатнулись, а «возвращение к природе», к простоте крепнет все более и более. Неизбежным становится отказ от искусственности, пышности, сложности, парадности и линейности, господствовавших в стилях к CUII- первой половине CUIII века.

Произошел отказ от французской модели регулярного парка, как проявления «искусственности». Почти везде эти парки переделываются в «английские», т.е. в пейзажные.

Соединение с природой, отказ от визуальной границы парка, насаждение в парках разного рода театрализованных под естественную природу элементов, руин и экзотических деревьев, переход к иррегулярности и живописности, ориентация на картину, а не на четкий план, воспитание романтических чувств в человеке при помощи литературы и изобразительного искусства, отказ от замкнутости и картезианства, переход на познание мира эмпирическим путем—вот основные черты нового парка.

Очень важно отметить и акцентировать внимание на том, что никогда прежде в Англии вкус эпохи, общественное миропонимание, философия и эстетические воззрения так ярко не проявлялись, как в садово-парковой архитектуре CUIII века.

И впервые, Англия Стала законодательницей мод и вышла на первую главенствующую ступень в Европе и Америке.

«Виды» природы воспринимаются как некие идеализированные живые картины, «выстроенные» по законам искусства живописи, происходит и обратный процесс, когда все эти «виды» воплощаются на холсте, запечатленные художником. Томас Гейнсборо, впервые пишет пейзаж как самостоятельный жанр, таким образом, садово-парковое искусство повлияло и на живопись и на архитектуру, но главной заслугой является то, что живописный парк дал почву появления романтизма в XIX веке.

Использованная литература

1. Gabrielle van Zuylen. Paradise on Earth: The Gardens of Western Europe. Paris, 1989.

2. Michael Symes. A Glossary of Garden history. London, 1993.

3. Anthony Huxley. An illustrated history of Gardening. London,1997.

4. Monique Mosser. The history of Garden Design. London, 1987.

5. Tom Turner. Garden Design in the British Isles. History and Styles since 1650. London, 1986.

6. Швидковский Д.О. Британские сады и их отражение в Европе. —История садов. Вып.1.М.,1994.

7. Лихачев Д.С. Поэзия садов. СПб,1991.

8. Курбатов В.Я. Сады и парки. Пг.,1916.

9. Молок Н.Ю. Соун и пикчереск.—История садов. Вып.1.М.,1994.

10. Вергунов А.П., Горохов В.А. Русские сады и парки. М.,1998.


[1] Walpole H. History of modern Taste in Gardening.

[2] Whateley Th. Observations on Modern Gardening. London, 1770. P.123-124

[3] Walpole H. History of modern Taste in Gardening.

[4] Соб. соч. т. 1. Стр.137