Межкультурная коммуникация, языковая вариативность и современный билингвизм

Билингвизм стал одним из самых ярких явлений межкультурной коммуникации, определяемой как "общение людей, представляющих разные культуры". Й

Г. М. Вишневская

По данным ряда исследователей, билингвов (двуязычных) в мире больше, чем монолингвов, и, таким образом, билингвизм в современном мире следует признать весьма распространенным явлением. Известно, что к настоящему моменту детский билингвизм охватывает почти половину детей на нашей планете [12]. Можно предполагать, что эта тенденция будет расти и дальше. Билингвизм стал одним из самых ярких явлений межкультурной коммуникации, определяемой как "общение людей, представляющих разные культуры" [11. С.14]. Такое общение происходит, как правило, при помощи языка-посредника, которым пользуются представители разных языковых сообществ.

Как справедливо отмечал Эдвард Сепир, подобно культурам, языки редко бывают "самодостаточными": "Потребности общения заставляют говорящих на одном языке вступать в непосредственный или опосредованный контакт с говорящими на соседних и культурно доминирующих языках" [10. С.173]. Сейчас, как никогда, цивилизованный мир нуждается в едином языке международной коммуникации в связи с бурным развитием планетарного сообщества. В силу ряда социально-исторических причин английский язык уже давно опередил все другие языки по распространенности и популярности в мире и стал всеобщим "lingua franca" в большинстве стран. Повышение роли английского языка в мире называют "интеллектуальной катастрофой" [19] в связи с вытеснением роли других языков либо в связи с "интервенцией" элементов английского языка в языковые системы других языков. Многовековая целенаправленная политика экспорта английского языка во многие страны мира, исходившая прежде всего из имперских интересов Великобритании прошлого [24], а также современная политика исключительно английского языка (The politics of English Only) [17] в англоговорящих странах с многонациональным населением (например, в США) привела к еще более интенсивному развитию билингвизма и созданию целой серии вариаций на тему английского языка - его многочисленных вариантов, известных под названием New Englishes или World Englishes [19].

Языковая вариативность, вызванная контактом английского языка со множеством языков мира, заслуживает пристального внимания ученых главным образом потому, что социальный эффект этого явления весьма важен. В США, например, английский язык, используемый иммигрантами в обществе, маркирован значительным воздействием их родного языка. Акцент в английской речи иммигрантов имеет сильный отрицательный социально-коммуни-кативный резонанс. Повышенные требования к владению нормативной английской речью при приеме на работу породили создание множества институтов в США, занятых исправлением нежелательного акцента в речи людей, выходцев из других стран, вынужденных овладевать "официальным английским" (Official English) для обеспечения успешной карьеры в американском обществе [17]. Многие зарубежные ученые заняты изучением "синдрома иноязычного акцента" [17; 18; 19; 20; 21] в связи с потребностью разработки современных технологий по уменьшению степени "чужого качества" в речи (Foreign Accent Improvement, Foreign Accent Reduction, Foreign Accent Syndrome, Foreign Accent Management, etc.). Иноязычный акцент представляет собой одно из распространенных явлений языковой вариативности, наблюдаемых в речи некоренного населения многих стран.

Языковая вариативность рассматривается лингвистами как объективное имманентное свойство языковой системы, затрагивающее все выделяемые в языке подсистемы и единицы в плане формы и содержания, в синхронии и диахронии, а также внутрисистемные отношения и отношения "язык-внешний мир". Однако понятие вариативности не является собственно лингвистическим. Оно применимо при рассмотрении структуры и функционирования различных сфер действительности. На одной из представительных отечественных конференций, посвященных проблеме языковой вариативности [5], отмечалось, что термин "вариативность" определяется учеными по-разному: "частичная изменчивость", "способность к видоизменению", "процесс видоизменения" и т. д. Непременной основой вариативности является некоторый инвариант, сохраняющий тождество самому себе в серии видоизменений объекта (предмета, явления или отношения) и объединяющий эту серию в тождество более высокого ранга. Явления языковых изменений пронизывают всю систему языка и ее реализацию в речи. В любом языке постоянно происходят видоизменения частностей при сохранении главного (общего, инвариантного). Согласно теории "языкового дрейфа", предложенной Сепиром, язык движется во времени и пространстве по своему собственному течению; индивидуальные вариации речи движутся в определенном направлении, предопределяемом "дрейфом" языка: "У языкового дрейфа есть свое направление ...в нем закрепляются только те индивидуальные вариации, которые движутся в определенном направлении, подобно тому, как только некоторые движения волн в бухте соответствуют приливу и отливу. Дрейф языка осуществляется через неконтролируемый говорящими отбор тех индивидуальных отклонений, которые соответствуют какому-то предопределенному направлению"[10. С.144].

Основные понятия теории вариативности отражены в терминах "вариативность", "вариантность", "варьирование", "вариант", "инвариант", "константность", "норма" (см. работы Л.В.Щербы, Г.П.Торсуева, О.С.Ахмановой, В. М. Солнцева, В. Г. Гака, Ю. М. Скребнева, В. Н. Ярцевой, М. Я. Блоха, О. И. Бродович, Д. А. Шахбаговой, Э. Сепира, У. Лабова, Л.Р. Хабер, У.Вольфрама и др.). Первые два термина обычно употребляют синонимично. Выделяют их широкое и узкое толкование. Вариативность в широком смысле обозначает всякую изменчивость, модификацию. При таком понимании нет необходимости в противопоставлении варианта инварианту. В узком смысле вариативность определяется как "характеристика способа существования и функционирования единиц языка в синхронии" [9]. Здесь рассматривается дихотомия "вариант-инвариант", где инвариант выступает в качестве абстракции, носителя признаков класса, отвлечения от конкретно реализуемого набора вариантов. Д.А.Шахбагова [13] употребляет термины вариативность и вариантность дифференцированно. При этом рассматриваются два вида варьирования: варьирование языковой системы и варьирование единиц языка - зафиксированные в выделении двух пар противопоставлений: "вариативность-целостность", "вариантность-константность". Подобный подход обеспечивает концентрацию внимания исследователя на неизменных свойствах языка, на его тождестве самому себе во времени и пространстве.

Можно, на наш взгляд, рассматривать вариативность, в отличие от вариантности, как динамику, процесс развития и изменения языка, а вариантность - как результат вариативности (динамических изменений в языке), находящий отражение в самой системе языка и проявляющийся в наличии определенных вариантов данного языка. Вариативность всегда указывает на наличие способности к видоизменению, в речи это наиболее ярко проявляется в языковой экспрессии. Вариантность уже зафиксирована в языке, вариативность же обладает потенциальной движущей силой, которая постоянно живет и вызывает те или иные языковые изменения.

Современные языки являются результатом целого ряда внутриязыковых и внеязыковых изменений. Во многих отечественных и зарубежных работах лингвистов по истории языка говорится о вариативности и динамизме языковых изменений [6; 10]. Динамическая сущность языка проявляется в определенных законах фонетической, лексической и грамматической вариативности в каждом конкретном языке. Реальные механизмы языковых изменений определяются как лингвистическими, так и экстралингвистическими факторами.

Все живые языки постоянно находятся в процессе изменения. Вариативность свойственна единицам различных уровней: лексического, морфологического, фонологического и т.д. Особый интерес представляет собой языковое варьирование на фонетическом уровне речи, подверженном влиянию множества как лингвистических, так и экстралингвистических факторов.

Среди факторов лингвистической вариативности чаще всего называют следующие: 1) социолингвистическая вариативность (влияние социальных изменений и социальной мобильности на развитие языка, включая уровень социальных отношений и уровень официальности и т. д.); 2) текстуальная вариативность (взаимодействие жанра и темы текста, его лингвистической экспрессии, включающей ситуацию дискурса и способ передачи информации); 3) региональная вариативность (различия и сходства региональных разновидностей языка, включая явления языкового контакта); 4) индивидуальная вариативность.

Особое качество речи говорящего, обусловленное взаимодействием фонетических систем контактирующих языков, представляет собой одно из проявлений вариативности языка. Вариативность, вызванная языковым контактом или интерференцией двух или более языковых систем, создает эффект "чужого качества" речи, именуемого "иноязычным акцентом" [15; 17; 20; 21].

Изучение языковых изменений в речи билингва, вызванных фонетической интерференцией, особенно важно с точки зрения ее коммуникативного эффекта. Отношение носителя языка к произносительной вариативности устной речи также вариативно (оно может быть полюсно противоположно - положительно или отрицательно) и зависит от целого комплекса его собственных социальных, культурных, политических, национальных и других личных убеждений, ассоциаций и предрассудков, а также от его языкового опыта. Произносительная сторона речевой коммуникации (в частности, акустические параметры голосового тона, темпа говорения, тембра) выполняет ведущую роль в формировании суждения о личности собеседника. Носитель языка обнаруживает принадлежность билингва к другой языковой общности прежде всего по характеру его произношения, то есть особой фонетической окрашенности речи, вызванной интерферирующим влиянием фонетики родного языка говорящего. Акцент как речевая характеристика говорящего является важнейшим показателем идентификации личности говорящего в процессе речевой коммуникации [4; 21].

Первоначально термин "акцент" (лат. "accentus" ударение) связывали с выделением отдельных элементов в потоке речи (гласных звуков, слогов, слов, частей фраз) голосом. В современной лингвистике термин "акцент" используется не только применительно к ударению в слове или во фразе, но и для описания особого характера произношения говорящего, не владеющего общепринятой произносительной нормой данного языка. Ранее для характеристики отличительных фонетических особенностей речи человека использовались слова "`говор", "го`воря", "`выговор". Существующий ныне термин "иноязычный акцент", как правило, связывают с особенностями произношения говорящего на чужом языке. Используется также и термин "местный акцент" для характеристики диалектального произношения, отличного от литературной произносительной нормы родного языка.

Изучение особенностей произношения человека вполне может стать предметом изучения отдельного раздела науки, который можно назвать "детективной лингвистикой". Фонетика звучащей речи содержит большой объем информации о говорящем, которую носитель данного языка может легко "расшифровать", поскольку он обладает естественным даром "туземца" - речевым слухом, воспитанным в культуре данного языка. Особенности произношения неповторимы у каждого человека, однако именно благодаря им мы узнаем без труда голоса людей по телефону. Характер звучания речи отражает образовательный уровень человека, а потому мы легко отличаем речь интеллигентного человека от речи грубой, некультурной. Носитель языка моментально фиксирует слухом и опознает "чужое качество" в речи говорящего (хотя и не всегда может определить природу иноязычного акцента, то есть его тип). В этом проявляются уникальные свойства речевого слуха человека, воспитанного на слуховом опыте родного языка. Именно благодаря речевому слуху можно составить фонетический портрет человека, в котором отражены индивидуальные, социальные, территориальные, классовые, национальные характеристики его речевой культуры.

Произносительный акцент является сложным речевым феноменом. Отклонения от произносительной нормы в неродной речи говорящего, с одной стороны, обладают определенной спецификой, отражающей языковую (национальную, социальную, территориальную) принадлежность человека, говорящего с акцентом. Но акцентная речь одновременно маркирована и общими признаками, характерными для любого человека, говорящего на неродном языке и не владеющего им в совершенстве вследствие отсутствия автоматизированных навыков говорения, в силу определенного психологического барьера при переходе на неродной язык в речевом общении и по ряду других причин, пока еще недостаточно изученных. Как общие, так и специфические признаки нарушения произносительной нормы в речи билингва на приобретенном языке составляют в восприятии и языковом сознании носителя языка общую картину акцентной речи (речи, окрашенной акцентом). Эти наблюдения получены на материале богатого опыта преподавания иностранного языка в разноязычных аудиториях [22]. Отклонения в произношении наблюдаются как на сегментном (звуковом), так и на сверхсегментном (просодическом) уровнях звучащей речи. Случаи языковых нарушений на грамматическом и лексическом уровнях относят к понятию "контаминация речи".

Акцентная речь характеризуется не только искажением произносительной стороны речи, в ней отражено стремление билингва к сверхгенерализации, к упрощению используемых ресурсов произносительной системы приобретенного языка вследствие недостаточно свободного владения им. Такое упрощение приводит билингва к использованию ограниченного набора фонетических и других языковых средств в неродной речи и, вследствие этого, к усилению эффекта иноязычного акцента. Акцент в речи билингва проявляется в комплексе основных и сопутствующих признаков нарушения произносительной нормы, как общего, так и специфического свойства.

Нельзя не заметить, что отклонения от кодифицированной нормы наблюдаются и в речи носителей языка, характеризуемой так называемым "местным акцентом", они также могут иметь системный и устойчивый характер. Некоторые отклонения от нормы в речи носителей языка могут свидетельствовать о степени речевой культуры человека. Многие речевые нарушения носят случайный характер. Они могут быть обусловлены ситуацией общения, общим эмоциональным состоянием говорящего, его отношением к собеседнику, а также индивидуальными свойствами речи. Отклонения от нормы наблюдаются и в детской речи на родном языке, особенно в начальный период формирования и становления языковых норм. Однако, по справедливому мнению В. А. Виноградова, "как далеко от литературной нормы ни отклонялась бы речь ребенка, она не становится для нас акцентной" [3. С.14]. Отклонения от кодифицированной нормы представлены в речи билингва в наиболее концентрированном виде на начальной стадии усвоения неродного языка. "Чужое качество" речи ассоциируется в сознании носителя языка при восприятии такой речи с "не нормой", составляющей определенную модель акцента: "русский акцент", "английский акцент", "немецкий акцент", "прибалтийский акцент", "кавказский акцент" и т. д.

Акцент - категория динамическая. Речь билингва проходит несколько стадий развития в процессе усвоения им неродного языка по шкале - от сильного акцента до едва заметного. Ситуация двуязычия характеризуется различной "степенью свободы" говорящего в использовании неродного языка как средства общения. В задачи лингвистического описания иноязычного акцента входит установление и описание комплекса признаков, составляющих специфику звучания конкретного типа акцента, а также степени проявления акцента, то есть его места на шкале акцентной речи [4].

В ситуации двуязычия формирование фонетической стороны речи билингва происходит не только на уровне речепроизводства. Качество звучания на неродном языке зависит и от адекватности восприятия билингвом особенностей произношения неродного языка. Идея наличия у говорящего "фонологического сита" родного языка, через которое он пропускает звуки чужого языка, рассматривалась в трудах Л. В. Щербы, Е. Д. Поливанова, Н. С. Трубецкого. Ученые полагали, что фонетические представления родной речи "мешают" адекватному восприятию чужой фонетики и порождают на уровне производства речи явления иноязычного акцента в произношении. Речевая коммуникация - двусторонний процесс, предполагающий не только говорение, но и слушание. Развитие разговора между коммуникантами зависит от степени взаимопонимания между ними, от их способности адекватно воспринимать сообщения. В условиях интерференции речевая активность билингва обычно значительно снижена по сравнению с естественными условиями общения на родном языке и характеризуется замедленностью действия механизмов восприятия и порождения речи. Внимание билингва в процессе речевого общения с носителем языка больше направлено на языковую форму речи собеседника, на поиск прямого смысла высказывания, нежели на его скрытый смысл, зависящий от ситуации общения, отношения собеседника к партнеру по коммуникации и других экстралингвистических факторов. Адекватная реакция билингва на речь носителя языка является необходимым условием активного двустороннего контакта в процессе общения. Прогнозирование как механизм речевого действия недостаточно сформирован у билингва, он функционирует замедленно и не дает того преимущества, которое обеспечивает прогнозирование в норме: точности и быстроты совершаемого действия. Вместе с тем неспособность оценить лингвистическую ситуацию приводит к снижению возможности воспринять индивидуальное своеобразие речи, оценить ее выразительность и воздейственность. Хорошее владение иностранным языком только на уровне продуцирования речи не обеспечивает готовности билингва к участию в речевом общении. Отсутствие навыка восприятия беглой иноязычной речи билингвом заводит его общение с носителем языка в тупик и, соответственно, создает отрицательный коммуникативный эффект.

Социальная значимость акцента в речи говорящего не случайно привлекает внимание многих зарубежных исследователей [17; 18; 20; 21; 22]. В отечественной лингвистике эта сторона акцента пока не до конца осознана. Однако вопросы повышения культуры языка общения в многонациональном российском обществе рано или поздно заставят речевое сообщество более внимательно отнестись к феномену акцентной речи. Изучение воздействия "чужого качества" речи на партнера по общению является одной из важнейших проблем межкультурной коммуникации. Чаще всего акцент оценивается носителем языка отрицательно, поскольку восприятие речи билингва, насыщенной "помехами" (акцентными ошибками, отклонениями от нормы), затруднено и приводит к снижению заинтересованности носителя языка в акте общения. Не случайно С. И. Бернштейн рассматривал неприятие иноязычного акцента как неосознанную форму "протеста против принуждения к непродуктивной затрате умственной энергии" [1. С.18]. С другой стороны, известны и случаи положительного воздействия иноязычного акцента на носителя языка, когда небольшие отклонения от нормы в речи билингва не затрудняли восприятие его речи, а следовательно, и процесс коммуникации. При небольшой степени акцента некоторое своеобразие речи говорящего может способствовать улучшению коммуникации. Особенности звучания голоса собеседника являются богатым источником информации для коммуникантов и иногда играют решающую роль в обеспечении успешности межкультурного общения.

В современной межкультурной коммуникации все большее раcпространение начинают приобретать различные формы письменной коммуникации, которая открывает перед людьми большие возможности расширения и углубления общения. В этом плане эффект плохого или "чужого" качества речи на письме также имеет серьезные коммуникативные последствия. Следует сказать, что для изучающих английский язык особенно остро встает проблема "английского спеллинга". В силу ряда исторических причин английское правописание обладает большой вариативностью. В одном из отчетов американского бюро исследований по совершенствованию орфографии утверждается [23], что очень немногие слова содержат фонемно-графемные соответствия: более трети слов американского английского имеют более одного варианта принятого произношения; большинство звуков имеет несколько способов написания, более половины слов имеют в написании непроизносимые ("немые") буквы; около шестой части содержат двойные буквы, из которых произносится только одна; большинство букв служат для написания нескольких звуков, особенно это касается гласных; особую трудность представляет написание безударных слогов. Своеобразие фонемно-графемных соответствий в английском языке не случайно стало причиной появления шутки о том, что в английском языке пишется "Ливерпуль", а читается "Манчестер". Основную проблему английского спеллинга составляет вариативность написания слов и вариативность передачи звуков на письме. Даже современные англичане, как свидетельствуют некоторые высказывания в литературе, пишут письма, имея при себе орфографический словарь, поскольку правил правописания так много, что их невозможно удержать в голове. Правда, с появлением компьютера эта проблема для многих "неграмотных", возможно, отпадет сама собой.

Очень часто в письменной речи билингвов, при языковой интерференции, возникают не только ошибки спеллинга. В плане межкультурной коммуникации нас больше интересуют ошибки на письме, имеющие социокультурный характер. Термин "социокультурная ошибка" подразумевает все те погрешности или недостатки письменной речи, скажем, русских, овладевающих английским языком, которые являются следствием различий в социокультурном восприятии мира. Социокультурные ошибки могут быть нескольких видов - ошибки на уровне социокультурных фоновых знаний; ошибки на уровне речевого поведения коммуникантов; ошибки на фоне общей культуры письменной речи [7]. Именно эти группы ошибок "выдают" пишущего на данном языке как на неродном для него. "Письменный акцент" особенно наглядно обнаруживается в переводах с русского на английский [14], при написании официальных документов, сочинений и т. д. Многочисленные примеры интерференции на уровне предложений и словосочетаний обнаруживаются во время письменного тестирования по английскому языку [8].

При обучении иностранному языку важно учитывать различие между письменной и устной формой языка. Известный английский лингвист Дэвид Аберкромби [16] однажды справедливо заметил, что для оценки разговорной речи должны быть использованы совершенно другие стандарты. Фактор вариативности в разговорной речи особенно силен. Разговорная речь характеризуется максимальной формой вариативности функционирования языковых средств. Естественный спонтанный разговор часто обладает качествами невнятности, алогичности, неорганизованности, изобилует повторениями и грамматическими нарушениями. Для носителей языка эти признаки устной речи не являются очевидными, однако для билингва, говорящего на неродном языке, кажется странным, что естественная речь носителей языка изобилует нарушениями языковых норм. Билингв испытывает в некотором роде культурно-языковой шок при первом знакомстве с естественной речью носителей языка. Эти отступления от нормы естественны для любого живого языка. Данный факт ни в коей мере не противоречит важности и необходимости выбора языкового стандарта для изучающих иностранный язык.

При изучении иностранного языка, то есть в ситуации усвоения второго (неродного) языка, необходимо знакомить студентов с его различными вариантами. Вопрос состоит не в том, чтобы студенты могли усвоить несколько типов и стилей произношения (в ситуации искусственного билингвизма это практически недостижимо), а в том, чтобы они могли отличать на слух тот или иной вариант изучаемого ими языка, а также чувствовать стилистическую окрашенность речи.

Усвоение неродного языка в ситуации искусственного билингвизма, то есть "вне отсутствия соответствующего языкового окружения" [15], делает выбор языковой нормы принципиально важным. В то же время искусственный характер обстановки изучения языка диктует использование стратегий и обучающих материалов, дающих учащимся возможность живого знакомства с как можно большим количеством вариантов изучаемого языка, с нормативными проявлениями вариативности в языке. Наш опыт преподавания показывает, что знакомство с языковой вариативностью изучаемого языка в сочетании с теоретическим объяснением фактов вариативности формирует у обучающихся правильное понимание динамического характера изучаемого языка. Понимание обучающимися законов вариативности и динамизма языка создает реальную картину его существования и развития.

Вариативность является весьма важным лингвистическим фактором с точки зрения обучения фонетике неродного языка. Для носителя языка вариативность речи, обусловленная изменениями темпа речи, при переходе от неполного к полному типу произношения, при смене стиля устного изложения является вполне естественным явлением. Для изучающего иностранный язык эти изменения, то есть собственно вариативность речи, представляют весьма сложную задачу. Обучение иноязычной фонетике ориентировано на определенный тип произношения и стиль произнесения, а отступления от первого или второго представляются для не носителя языка "нарушениями", недопустимыми для него. В результате, будучи заключенным в "прокрустово ложе" нормы произношения, обучающийся индивид лишает свою речь той вариативности, которая сообщает оттенок естественности речи, ее экспрессивности. Вариативность - языковой процесс, отражающий способность говорящего человека к экспрессии, к свободе выражения своих мыслей и чувств в звучащей речи. Вариантность, с точки зрения изучающего язык, может рассматриваться как нечто стабильное на данном синхронном срезе языка, уже установленное в нем. Так, мы говорим, что в английском языке существуют американский, британский и австралийский варианты. Для изучающего иностранный язык важно знать, какой вариант языка изучать, какой стиль, какой вариант произношения избрать для данной социально обусловленной ситуации, какой тип произношения принять за норму.

Изучение явлений интерференции при языковом контакте является актуальной задачей современной социолингвистики и методики обучения иностранным языкам. Интерес к этой проблеме в русле указанных наук не случаен. В условиях расширяющихся и углубляющихся связей между странами и народами мира остро встает вопрос об эффективности коммуникации между людьми, носителями разных языков и культур. Первейшая задача ученых состоит в том, чтобы изучить возможные пути повышения эффективности речевой коммуникации, достижения полного взаимопонимания между людьми.

В речи билингва, владеющего двумя языками, происходит не только взаимодействие языковых систем, но и проявляется присутствие двух различных культур. Межкультурная коммуникация предполагает "адекватное взаимопонимание двух участников коммуникативного акта, принадлежащих к разным национальным культурам" [2. С.26]. В ситуации искусственного билингвизма, при обучении иностранному языку в школьной или студенческой аудитории, нельзя не уделять особого внимания формированию у учащихся межкультурной компетенции, способствующей созданию адекватного понимания различий между языками и культурами, развитию интуиции в интерпретации реакции (положительной или отрицательной) носителей языка на свои речевые поступки, а также прочному освоению правил речевого поведения в чужом социуме, которые могли бы способствовать более успешной коммуникации и уменьшить риск нежелательных коллизий в речевом межкультурном общении.

Билингвизм как явление межкультурной коммуникации представляет несомненный интерес как для лингвистов, так и для преподавателей иностранного языка, от которых в значительной степени зависит эффективность практики межкультурной коммуникации.

Список литературы

Бернштейн С. И. Вопросы обучения произношению (Применительно к преподаванию русского языка иностранцам) // Вопросы фонетики и обучения произношению / Под ред. А. А. Леонтьева, Н. И. Самуйловой. М., 1975. С. 5 - 61.

Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. М., 1990.

Виноградов В. А. Лингвистические аспекты обучения языку. Вып. 2. К проблеме иноязычного акцента в фонетике. М., 1976.

Вишневская Г. М. Билингвизм и его аспекты. Иваново, 1997.

Всесоюзная конференция "Проблемы вариативности в германских языках": Тез. докл. М., 1988.

Гвоздецкая Н. Ю. Язык и стиль древнеанглийской поэзии. Иваново, 1995.

Кузьмина Л. Г., Сафонова В. В. Типология социокультурных ошибок в англоязычной письменной речи русских обучаемых // Иностр. языки в школе. 1998. № 6.

Солдатова Н. В. Лингвистические основы тестирования письменной речи (на материале экзаменационных сочинений): Дисс. ...канд. филол. наук. М., 1997.

Солнцев В.М. Вариативность как общее свойство языковой системы// Вопр. языкознания. 1984. № 2.

Сэпир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии: Пер. с англ. М., 1993.

Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. М., 2000.

Чиршева Г.Н. Введение в онтобилингвологию. Череповец, 2000.

Шахбагова Д.А. Фонетическая система английского литературного языка - целостность, устойчивость, вариативность: Дисс. ...д-ра филол. наук. М., 1986.

Шишкина Т. Г. Русский "акцент" в письменном переводе (морфологический уровень): Дисс. ...канд. филол. наук. М., 1996.

Щерба Л. В. Фонетика французского языка. Л., 1939.

Abercrombie, David. Elements of General Phonetics. Edinburgh, 1967.

Crawford, James. Hold Your Tongue. N. Y., 2000.

Chreist F. M. Foreign Accent. N. Y., 1964.

Crystal D. English as a Global Language. Cambridge, 1997.

Giles. Evaluative reactions to Accents // Educational Review. 1970. # 22.

Honey, John. Does Accent Matter?: The Pygmalion Factor. L., 1989.

Norrish J. Language learners and their errors. London, 1983.

Phoneme-grapheme correspondences as cues to spelling improvement / A publication of the Bureau of research / Eds. Pauln R. Hanna, Jean S. Hanna et al. Washington, 1966.