Рю

Как известно из исторических хроник и описаний, а также непосредственно сохранившихся предметов, в Японии существовало множество специфических видов оружия и, соответственно, самых различных методов и приёмов обращения с ними.

Как известно из исторических хроник и описаний, а также непосредственно сохранившихся предметов, в Японии существовало множество специфических видов оружия и, соответственно, самых различных методов и приёмов обращения с ними. Поэтому будет вполне логично предположить, что и центров подготовки адептов Пути Воина существовало множество - как относительно примитивных, так и наиболее изощрённых. В этих центрах студентов учили справляться с бесчисленным количеством самых непредсказуемых ситуаций, с которыми они могли столкнуться в реальном бою. Начиная в XI века эти центры подготовки фигурируют в записях военных кланов как "школы боевых искусств" (будзюцу рю) и в первую очередь это название относится к тем центрам, в которых обучались профессиональные бойцы - буси. То есть рю представляли собой школы, в которых признанный эксперт обучал учеников стратегии использования определённого вида оружия, в своём определённом стиле и в соответствии с выработанной концепцией. Основной целью рю была передача знаний в области различных специализаций будзюцу.

Типы рю

Школы могли идентифицироваться по нескольким показателям: - фамилии основателя или родоначальника определённого стиля боя; - названию, под которым школа получила официальное признание; - по образным названиям, которые ассоциировались с преподаваемыми в этой школе стратегией и приёмами; - по конкретному эзотерическому принципу, положенному в данной школе в основу.

На таблице ниже представлены основные школы боевых искусств.

Основные школы будзюцу в феодальной Японии

Школа (рю) Специализация
Аису Кугё меч
Араки оружие с цепью
Дайто единоборство без оружия
Дзуки единоборство без оружия
Дзукисин единоборство без оружия
Ёсин единоборство без оружия
Иссин оружие с цепью
Ито меч
Кадзима стрельба из лука
Канкай плавание
Катори Синто меч
Кито единоборство без оружия
Кобо плавание
Кото Ёири меч
Кукисин шест
Кюсин единоборство без оружия
Масаки оружие с цепью
Миура единоборство без оружия
Мугаи плавание
Мусо Дзукидэн Эйсин меч
Нитиоку стрельба из лука
Нито меч
Нихон стрельба из лука
Нэн меч
Омори меч
Сасанума плавание
Сибукава единоборство без оружия
Синдо Мусо шест
Синдэн плавание
Синкагэ меч и копье
Син-но Синдо единоборство без оружия
Синто меч
Сокэн стрельба из лука
Сосуисицу единоборство без оружия
Суифу плавание
Сэкигути единоборство без оружия
Такэда плавание
Такэноути единоборство без оружия
Тамия меч
Тода оружие с цепью
Тэндзин Синъё единоборство без оружия
Тэндо копье
Тэнсин Сёдэн Катори Синто меч и копье
Хакуцу единоборство без оружия
Хасэгава меч
Хиоку стрельба из лука
Ходзо-ин копье
Хоки меч
Ягю меч
Ягю Синган единоборство без оружия
Ямоноути плавание

В общем же, все рю можно разделить на шесть основных типов, но нужно помнить, что деление это весьма условно, т.к. в зависимости от места, обстоятельств или времени все типы так или иначе смешивались между собой. Первый тип боевых школ можно охарактеризовать как оригинальные, то есть это такие школы, где обучение проводили сами основатели боевого стиля или их собственные ученики под прямым наблюдением наставника. Вторым типом были вторичные школы, которыми руководили инструкторы и учителя, обучавшиеся у других мастеров данного стиля, прежде чем они открыли собственные центры подготовки. Не представляется возможным выявить степень оригинальности той или иной школы, поскольку все они двигались в русле единой традиции, а также почти все основатели школ разработали свои методы и приёмы после прохождения обучения у самых лучших мастеров своего времени.

Третий тип рю представляли наследственные школы, которые действовали под управлением одной семьи учителей, где передача накопленного опыта в области боевых искусств происходила напрямую, от отца к сыну, на протяжении многих поколений. В тех случаях, когда учитель не имел сыновей, которым он мог бы передать традиции наследственного рю, или же его собственные дети по какой-то причине были непригодны к обучению, общепринятым выходом из ситуации являлось усыновление талантливого ученика. Этому усыновленному наследнику и передавались бумаги школы, ее дидактические традиции, а также имя учителя. Полной противоположностью данному типу школ являлись ненаследственные рю (рю-ха), которые были менее распространены, очевидно, за счёт того, что их традиции оберегались не так тщательно, как в наследственных школах.

Пятый тип рю представляют общественные школы, которые имели официальное разрешение властей проводить обучение в определенном месте и получали гарантированный доход либо в виде продукции с закрепленного за ними участка земли, либо чаще всего в виде содержания выплачиваемого рисом. К шестому типу относились частные школы, действовавшие без официального разрешения на территории феодальных владений. Эти школы не получали содержания, поскольку они игнорировались властями, если вообще не находились под прямым запретом.

Общее количество школ боевых искусств различается от периода к периоду, но до начала эпохи Токугава было просто невозможно провести точную перепись рю, а позднее ради сохранения статуса и по политическим соображениям Эдо начало вести свой собственный учёт боевых рю. Таким образом, официальный перечень ограничился школами, которые были избирательно одобрены властями, т.е. это были школы, в основном, первого и четвёртого типов. В списки, разумеется, не попали полулегальные школы, которые власти терпели только потому, что те находились в самых отдалённых феодальных поместьях, а также школы, находящиеся за чертой закона. В классическом справочнике "Будзюцу рюсо-року" (1843) перечислено 159 основных школ, подразделённые на восемь главных специализаций будзюцу: шестьдесят одна школа фехтования на мечах и еще пять, специализирующихся в иайдзюцу (искусство быстрого и координированного выхватывания меча); двадцать девять школ фехтования на копьях, вероятно, яридзюцу, поскольку тот же самый автор называет еще две школы, специализировавшихся в использовании алебарды (нагината); девятнадцать школ стрельбы из огнестрельного оружия; двадцать школ единоборства без оружия, вероятно, дзюдзюцу, средневекового предшественника дзюдо; четырнадцать школ стрельбы из лука и девять верховой езды. В список также были включены второстепенные школы, где обучали плаванию с лошадью и без, а также игре на барабане и морской раковине, которые использовались как средства подачи боевых сигналов.

Каждый военный клан Японии имел собственные центры боевой подготовки на своей территории или территории, находящейся под его влиянием. Все кланы, от самых мелких до наиболее крупных, всегда выделяли достаточно места для стрельбищ и тренировочных залов. Особняки буке (а ранее и куге тоже) всегда имели на своей территории площади, отведённые под занятия различными видами будзюцу, и вполне понятно, что в этих тренировочных залах основное внимание уделялось лидерам и высокопоставленным членам клана, а многочисленные вассали получали такую подготовку, каковая считалась сообразной их положению.

В XIX веке даже самый скромный военный клан содержал отдельного учителя по каждой боевой специализации. Этот учитель получал в свое распоряжение собственный тренировочный зал либо помещение, которое он делил с мастером другой боевой специализации, проводя занятия через день. Более состоятельные кланы могли позволить себе содержать сразу нескольких учителей по каждой из специализаций, причем принадлежащих к различным рю, которые проводили занятия в собственных домах или же приходили на дом к воинам высших категорий и рангов. Частные школы, где единственный специалист обучал избранных учеников какому-то конкретному боевому стилю, были настолько многочисленны, что некоторые авторы выдвинули теорию, согласно которой все боевые школы, существовавшие в различных феодальных поместьях, по своему происхождению являлись простыми частными школами.

Секты воинственных монахов также имели свои центры боевой подготовки, которые находились в зданиях по соседству с главными храмами и часовнями или были расположены в отдалённых горных районах. Некоторые такие центры посещали не только монахи, но и представители других общественных классов, в том числе и воины. Большинство таковых центров были уничтожены буке в конце эпохи Хэйан и больше они уже не поднимались до прежнего положения, но многие продолжили своё существование под строгим контролем Токугава, а воины с пытливым умом всегда могли посетить эти "хранилища бесценных теоретических знаний".

До начала эпохи Токугава крестьян боевым искусствам обучал их непосредственный начальник - либо воин клана, к которому они принадлежали, либо староста деревни, но после того, как Хидэёси устроил "охоту за мечами", а вслед за ним Иэясу своим указом прикрепил крестьян к своим деревням и рисовым полям, вряд ли у них было достаточно времени для систематических занятий боевыми искусствами. Но тем не менее, в исторических хрониках времён Эдо можно встретить упоминания о крестьянах, чья репутация была столь высока, что их дети имели право посещать школы для воинов и даже носить мечи. Также упоминаются и крестьяне, занимавшиеся боевыми искусствами под руководством ронина, расплачивающегося таким образом за гостеприимство.

И хотя после XVI века крестьяне почти полностью утратили свои навыки в традиционных направлениях будзюцу, они всё ещё оставались мастерами "народного боя", в чём нередко, но запоздало удостоверялись буси, когда крестьяне устраивали восстания. Владели японские крестьяне и такими средствами ведения партизанской войны, как использование в качестве оружия серпа, косы, шеста и других сельскохозяйственных орудий и их модификаций. Чаще всего таким приёмам боя в деревнях обучал глава семьи, равный ему по статусу или деревенский мастер, чья семья из поколения в поколение передавала секреты какого-то отдельно взятого метода ведения рукопашного боя, или тот, кто получил свои знания от того же ронина.

В городах ремесленники и торговцы, их корпорации, гильдии и союзы тоже основывали собственные центры боевой подготовки, решая таким образом на местном уровне проблему насилия и беспорядка в обществе. Вполне естественно, значимость этих центров значительно возрастала во времена социальных волнений и массовых беспорядков, как, например, на закате Хэйанской культуры и в период, предшествовавший приходу к власти Токугава, когда многие города феодальной Японии пережили на себе ужасы войны, подвергаясь атакам воинов, монахов и разношерстных банд преступников.

Хотя их главным предназначением было воспитание бойцов для защиты городского района в неспокойные времена, во многих случаях они значительно расширяли эти границы вплоть до подготовки целых армий, которые пытались проводить экспансионистскую политику богатых торговцев и ремесленников. Такие центры подготовки, конечно же, вызывали на себя гнев буке и либо были полностью разрушены, либо им разрешали продолжать обучение только в рамках местной и индивидуальнойсамозащиты. Так, например, в период Токугава создание конюшен и стрельбищ для массового обучения простолюдинов традиционным японским искусствам стрельбы из лука и верховой езды было чем-то немыслимым. Контроль правительства и его широкой сети тайных осведомителей делал любые подобные попытки не только тщетными, но и крайне опасными. Однако в поместьях некоторых богатых торговцев с военными (а следовательно, и политическими) амбициями было достаточно места, чтобы переоборудовать свободные помещения для (зачастую нелегальных) занятий такими боевыми искусствами, как фехтование на мечах и копьях под руководством частного учителя, принадлежащего к признанному рю будзюцу. Судя по всему, в городах и крупных населенных пунктах особенно активно действовали центры обучения методам рукопашного боя без оружия — основная причина этого заключалась в том, что закон запрещал простолюдинам носить оружие, и они представляли собой легкую мишень для буйных выходок со стороны вооруженных людей. Те простолюдины, которые получили знание какого-то боевого метода по наследству от предков, принимавших участие в сражениях так называемого "смутного времени", во многих случаях бережно сохраняли. Они также могли получить такие знания за плату от мастера, готового и способного их обучать, будь то связанный с каким-то кланом воин или ронин. Более того, полицейские силы городов имели свои собственные центры обучения методам рукопашного боя без оружия, которые были открыты для простолюдинов, чтобы они могли обучаться там приемам самообороны.

Рю изнутри

Основу каждой школы составляли две главные категории её членов: учитель и его ассистенты, с одной стороны, и ученики — с другой. Как и все остальные социальные группы феодальной Японии, от семьи до клана, от общественного класса до нации, рю имели вертикальную структуру: патриарх во главе, удерживающий в своих руках все бразды правления, которому подчинялись все члена школы. Всё это замешивалось на остром чувстве преданности школе, узах тайны и взаимовыручки.

Во все школы, независимо от их типа, ученики почти всегда принимались по рекомендации людей, пользовавшихся доверием учителя. В школы при военных кланах в основном набирались ученики из этих же кланов, а в общем и целом ученики делились на две категории. В первую входили те, кто в дальнейшем планировал профессионально заниматься преподаванием, им разрешалось принимать пищу вместе с учителем, жили такие ученики на территории школы, где постоянно тренировались и помогали по хозяйству. Тренировочный зал в школах боевых искусств называется додзё и это название позаимствовано у буддийский монахов, называвших так свои комнаты для медитаций и духовных размышлений.

Постоянно проживающих в школе учеников из первой группы называли подмастерьями (ути-дэси), как называли их же торговцы и ремесленники в течение всего периода Эдо. Ученики из второй группы просто посещали занятия, а затем возвращались в свои дома, но все они тренировались до тех пор, пока учитель не признавал их уровень мастерства в избранной боевой специализации удовлетворительным. После этого учитель выдавал своим воспитанникам подтверждающие их квалификацию аттестаты (мэнкё), заверенные печатью школы. В исключительных случаях некоторые наставники выдавали особо одаренному ученику "полную лицензию" (мокуроку), в которой говорилось, что "учитель научил своего ученика всему, что он знал". В современных школах боевых искусств ученикам, в зависимости от их опыта и умения, присваиваются различные категории и ранги. Каждый из рангов можно определить по цвету пояса (оби), который ученики носят поверх тренировочного костюма (ги). Чаще всего используются такие цвета, как белый, жёлтый, зелёный, коричневый, чёрный, красный, пурпурный.

Система рангов в современных школах, наследующих традиции феодального будзюцу

Дан (изначает "шаг" и обычно идентифицируется с чёрным поясом (ч/п))

Кю (означает "класс" и идентифицируется с поясами различного цвета)

Программа каждой школы с самого начала включала в себя как практические аспекты (стойки, смещения, образцы стратегий атаки и т.п.), так и специальные упражнения для развития психического контроля, силы воли, концентрации, решимости и др. Программы подготовки такого типа существовали до периода Токугава, когда образцовым воином считался тот, кто на поле боя мог использовать практически любой предмет для обороны и нападения, а в повседневной жизни встречал любые проблемы с абсолютной невозмутимостью. Т.е. в древних рю подход к обучению был значительно шире, т.к. пытался предусмотреть все возможные варианты развития боевой ситуации, с которыми всесторонне развитая личность должна была справляться стильно и эффективно.

В период же Токугава такой подход использовался всё реже и реже, пока в конце концов не сменился узко специализированным, который позволял овладеть гораздо меньшим количеством умений, при этом доводил изучаемые умения до их высшей степени эффективности и технического совершенства. Проблема узкой специализации рю в период Токугава являлась основным источником соперничества и ожесточённых столкновений между учениками различных школ, которые вспыхивали всякий раз, когда только эти ученики встречались друг с другом. Такая вражда часто длилась многие годы и зародилась ещё до эпохи Токугава, но с приходом к власти нового сёгуна и его последователей были предприняты попытки усмирить "бунтарей". Власти изолировали каждую школу в её владениях, строго наказав следить за учениками. Более того, если ранее в школах нередко проводились смертоносные поединки боевых искусств, то теперь они трансформировались в менее опасное занятие. Те бойцы, которые создавали себе репутацию (или поддерживали её) за счёт поединков с другими мастерами, были вынуждены отвечать за неповиновение закону, либо устраивать такие поединки как можно дальше от Эдо. Знаменитая дуэль между Миямото Мусаси и Сасаки Кодзиро состоялась на маленьком безлюдном островке в проливе Каммон, хотя на исход этого поединка тайно делали ставки управляющий провинцией и другие влиятельные люди.

Характерной особенностью обучения в рю раннефеодальной Японии была атмосфера секретности, доминировавшая почти в каждой школе. Обязательным предварительным условием принятия в школу была клятва хранить тайну, которую давал каждый ученик. Тем не менее все эти "секретные" учения различных рю не представляли из себя ничего таинственного или сверхсекретного и судя по всему состояли из конкретных методов делать что-то в манере, отличающейся от общепринятой и потому "неожиданной". Хидэн (тайные традиции) в фехтовании это не более чем отобранные в результате длительного использования ловкие движения меча, но тем не менее они имели важное практическое значение для воина, т.к. фактически от них нередко зависела его жизнь, а став всеобщим достоянием секретные методы использования какого-либо оружия быстро утрачивали эффект неожиданности. Это, в свою очередь, предъявляло дополнительные требования к мастерству воина, когда/если он встречался в бою с противником, владеющим теми же приёмами, что и он сам.

Но всегда существовало чёткое различие между ловкачом, постоянно изобретающим новые уловки и приёмы, и мастером, способным продемонстрировать исключительно технику, стиль и эффективность даже в пределах общепринятых и самых строгих правил своей боевой специализации. Мастер мало мало думал о том, как ему перехитрить противника при помощи тайной стратегии, то есть извлечь для себя выгоду из его невежества. Скорее можно сказать, что настоящий мастер искренне стремился превзойти противника в том искусстве, в котором они оба достигли совершенства. Вполне естественно, те кто исповедовал такую модель поведения, находились в меньшинстве, на что указывает обилие так называемых секретных приемов, предназначенных для того, чтобы удивить противника и победить его, застав врасплох. Это объяснялось не только тем, что по-настоящему преданные и честные люди (в западном смысле преданности личным принципам или этическим нормам, радикально отличающейся от слепой преданности господину) всегда были большой редкостью, но также и тем, что человеку могла потребоваться целая жизнь на то, чтобы овладеть всеми "физическими" и эзотерическими методами боя, в то время как, с другой стороны, вызов на смертельный поединок мог быть брошен ему неожиданно, в любой момент.

Одной из самых характерных особенностей древних систем боевой подготовки, который до сих пор сохраняется в большинстве школ, где изучают и практикуют древние боевые искусства и современные модификации будзюцу, является абсолютное доминирование главного инструктора или учителя над его учениками и всеми остальными инструкторами в школе. Отдавая дань времени и в соответствии с позаимствованными у западной культуры более демократичными идеями, особенно теми, что связаны с методами обучения, такие крупные институты, как Кодокан в Токио и Будоквэй в Лондоне, попытались обеспечить более коллегиальный и горизонтальный вклад в процесс обучения для лучших инструкторов дзюдо, которые, в идеале, должны принимать совместное участие в развитии своей боевой дисциплины.

Упадок и перерождение

На протяжении периода, когда японская нация жила в относительном мире под бдительным оком сёгуна и когда открытые дуэли между учениками различных школ были запрещены, а сами школы изолированы, произошло заметное снижение уровня мастерства, а в мире будзюцу стало прорастать практически безразличное отношение к обучению и самим боевым искусствам. Поединки на настоящем оружии встречались всё реже и реже, а упражнения с мечом стали напоминать гимнастику или хореографические этюды.

Уровень обучения упал настолько низко, что когда бакуфу наконец это заметило и попыталось восстановить "былое величие", западные державы уже осадили Японию, а на дворе стоял XIX век. Управляющие провинциями стали поощрять проведение дуэлей - как разновидности тренировок, а скрытность и замкнутость различных рю стали подвергаться ярым нападкам правительства. Рю призывали тренироваться вместе, некоторые военные кланы также прилагали собственные усилия по оживлению боевого духа, но возродить ситуацию, веками складывающуюся до сёгуната Токугава, за столь короткий промежуток времени не удалось и вскоре традиционное будзюцу, равно как и рю, утратило своё значение и отошло в область обрядов и обычаев. Параллельно с этими процессами начали зарождаться новые порядки и обычая для открытия новых школ и центров обучения, которые смогли бы выдержать требования эпохи.