Иллюстрации в древневековых книгах

Книга в культуре Древних веков, функции древневековой книги. Материалы и технологии изготовления рукописной книги. Искусство художественного оформления книги в Средние века. Технологии иллюстрирования книг в Средние века и иллюстрация в Библиях.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1 Книга в культуре Древних веков

1.1 Функции древневековой книги

1.2 Материалы и технологии изготовления рукописной книги

Глава 2 Искусство художественного оформления книги в Средние века

2.1 Оформители книг

2.2 Особенности оформления древних книг

2.3 Технологии иллюстрирования книг в Средние века

2.4 Иллюстрации в Библиях

Заключение

Библиографический список

Приложение


ВВЕДЕНИЕ

Древнейшие дошедшие до нас иллюстрированные рукописные книги датируются пятым веком нашей эры, но книги и свитки декорировались уже в античном мире. В древнем Египте и в Греции рисунками украшались папирусные свитки. Расцвет книжного иллюстрирования был вызван изобретением «книги», т.е. переходом от папирусных свитков к кодексам, состоящим из переплетенных листов пергамена. Этот переход совершался постепенно, между вторым и четвертым веками н.э. Книжное иллюстрирование оставалось одной из самых процветающих форм искусства вплоть до XVI века, когда роскошно декорированные рукописные кодексы постепенно уступили пальму первенства печатным изданиям.

Представляется, что анализ тематики изучения иллюстраций в древних книгах достаточно актуален и представляет научный и практический интерес.

Характеризуя степень научной разработанности изучения иллюстраций в древневековых книгах, следует учесть, что данная тема уже анализировалась у различных авторов в различных изданиях: учебниках, монографиях, периодических изданиях и в интернете. Тем не менее, при изучении литературы и источников отмечается недостаточное количество полных и явных исследований указанной тематики.

Научная значимость данной работы состоит в оптимизации и упорядочивании существующей научно-методологической базы по исследуемой проблематике – еще одним независимым авторским исследованием.

Определенная значимость и недостаточная научная разработанность проблемы изучения иллюстраций в древневековых книгах определяют научную новизну данной работы.

Теоретико-методологическую базу исследования составили четыре группы источников. К первой отнесены авторские издания по исследуемой проблематике, например, труд Лазарева В.Н. «История византийской живописи». В книге кратко и доступным языком рассказывается о развитии византийского искусства, начиная от раннехристианских мозаик Равенны. Ко второй отнесены учебная литература (учебники и учебные пособия, справочная и энциклопедическая литература, например, труд Ивлева С.А. «Художественная культура Средневековья: Материалы для учителя МХК». Данные очерки родились из собственной учительской практики автора, тесного общения с учителями и являются попыткой собрать воедино материал, необходимый учителю для подготовки к урокам по базовому курсу мировой художественной культуры. Сюда вошли вопросы технологии разных видов искусства, схемы и рисунки, поясняющие технологические процессы, таблицы основных событий в культуре Средневековья. Отдельный очерк посвящен методике использования на уроках иллюстративного материала. К третьей отнесены научные статьи в периодических журналах по исследуемой проблематике, например, статья Квливидзе Н.В. «Лицевой летописный свод и Годуновская Псалтирь 1591 г. Отражение иконографии миниатюр в монументальной живописи и иконописи кон. XVI в.». В статье автор подробно описывает особенности живописи и иконописи XVI в. И к четвертой отнесены специализированные веб-сайты, например, в работе использовалась информация с сайтов www.pravenc.ru; www.broadcasting.ru/wiki/; http://bookbinding.ucoz.ru/ и др.

При проведении исследования были использованы следующие методы исследования :

· анализ существующей источниковой базы по рассматриваемой проблематике (метод научного анализа).

· обобщение и синтез точек зрения, представленных в источниковой базе (метод научного синтеза и обобщения).

Объект исследования – процесс выполнения иллюстраций в древневековых книгах.

Предмет исследования – оформление древних книг.

Цель исследования – изучение иллюстраций в древневековых книгах с позиций методов, технологий их выполнения.

Чтобы достичь указанной цели, необходимо решить ряд задач :

1. Изучить литературу по теме исследования;

2. Определить функции древневековх книг;

3. Рассмотреть материалы и технологии изготовления рукописной книги;

4. Выявить, кто занимался оформлением древних книг;

5. Охарактеризовать особенности оформления древних книг;

6. Указать технологии иллюстрирования книг в Средние века;

7. Изучить оформление древних Библий.

Структура исследования : курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка из 14 источников, приложения. Приложение содержит 9 рисунков.


ГЛАВА 1 КНИГА В КУЛЬТУРЕ ДРЕВНИХ ВЕКОВ

1.1 Функции древневековой книги

Покровительство искусству - это активное сотрудничество между художником и патроном – покровителем, ведущее к созданию и завершению произведения искусства. Покровительство такого рода было крайне важно для художественного творчества: обе стороны, и патрон, и мастер, вносили свой вклад в реализацию проекта. Без такого сотрудничества не появилось бы ни одно произведение древневекового искусства[1] .

Явление покровительства искусству в области книгопроизводства может рассматриваться двояко: в рамках коллективного владения книгами, используемыми совместно членами религиозной общины, и как индивидуальное покровительство производству книг со стороны духовного или светского лица.

Книги, произведенные по индивидуальному заказу, как в зеркале отражают разнообразные личные интересы заказчика. Собираемые для самообразования, книги удовлетворяли потребность заказчика в том или ином роде информации. Феномен страстного библиофильства был довольно частым явлением.

В раннем Средневековье большинство книг производилось для церковно-литургических нужд и использовалось священниками и монахами в церквях и монастырях. Эти книги – особенно Библии – считались собственностью святого патрона того или иного храма или монастыря. В таком качестве книги должны были, по мнению людей раннего Средневековья, обеспечить привязанность святого к общине, преподнесшей ему столь дорогой подарок, и символизировать нерушимость и продолжительность этой привязанности. Подобное же отношение к книгам выражается в изредка встречающемся включении в литургические манускрипты копий важных документов, имеющих отношение к правовому статусу и привилегиям общины, или хроник этой общины. Физическая близость этих документов к священному тексту, несомненно, придавала им дополнительную важность и подлинность.

Настоящая нужда в книгах возникала, когда основывался новый монастырь: его обязательно нужно было снабдить всей необходимым для литургической деятельности, в т.ч. церковной утварью и книгами. По обычаю, настоятель и монахи, приходившие в новооснованную обитель из уже существующего монастыря, приносили оттуда и все самые необходимые книги, без которых новая община не могла вести богослужение. Остальные нужные книги спешно копировались на заказ. Пример первого настоятеля французского монастыря св. Эврульта, который сам скопировал целый ряд книг и основал тамошний скрипторий, показывает, какие книги считались самыми необходимыми в подобных случаях. Среди книг, переписанных самим настоятелем, были антифонарий, градуал, и коллектар. Товарищи настоятеля копировали такие другие книги, как сборник выдержек из Ветхого Завета и комментариев к нему, Семикниижие и миссал[2] .

Уже в XII веке книги производились скорее для частных лиц, чем для коллективных заказчиков. Этот факт свидетельствует о существовании в то время читательской аудитории, чьи заказы, по всей вероятности, и послужили причиной значительного увеличения количества производимых книг. Постепенное проникновение книг в светскую культуру привело к появлению и бурному развитию светских мастерских, укомплектованных профессиональными писцами и конкурирующих с монастырскими скрипториями. В XII веке мы встречаемся с первыми упоминаниями о библиофилах, как духовных, так и светских. Такими знаменитыми книголюбами были, например, Иоанн Салисберийский и Хью из Пюизе: оба завещали библиотекам кафедральных соборов, в которых они служили, по несколько дюжин книг. В то же самое время появляются профессионалы, странствующие по периферии и переписывающие книги там и сям. Таков был безымянный мастер, работавший на аббатство Ст. Олбанс в Англии, а позднее путешествовавший по Франции и, вероятно, в конце концов попавший в Париж. Странствующие писцы помогали монастырскому книгопроизводству, а иногда и полностью замещали его. Это явление постепенного развития книгопроизводства в направлении большей специализации еще не до конца исследовано историками книги.

После всех изменений, происшедших в XII веке, характерными стали следующие черты светского покровительства производству книг. В одном случае частное лицо или семейная пара заказывает книгу или дарует сумму, необходимую для изготовления книги. Об этом частенько извещает колофон или посвятительное изображение патронов - донаторов на фронтисписе книги. Как альтернатива, затраты на производство книги могут быть взяты на себя группой светских людей. В таком случае избирается администратор, обычно духовное лицо, который собирает необходимую сумму и нанимает исполнителей заказа. Протоколы переговоров и сделок, проведенных в ходе производства т.н. Библии Чертоза ди Кальци, содержат ошеломляющий (более 60 человек) список индивидуальных донаторов, с точным указанием сумм, внесенных каждым из них.

Книга может быть произведена по заказу, но может быть куплена и уже готовой. Цены на книги варьировались, однако книги всегда почитались предметами роскоши и потому были дороги. Это подтверждается, помимо всего прочего, тем фактом, что книги часто перечисляются в числе военных трофеев. Справедливо предположить, что коллекционирование книг было в Средние века в высшей степени дорогостоящим увлечением[3] .

В отличие от современности, в древние века книги имели целый ряд различных функций. В зависимости от предназначения книги и вкусов заказчика существенно варьировались внешний вид и содержание книги. В соответствии с менявшимися категориями основных пользователей книги можно условно выделить до восьми функциональных типов книг: это книги для миссионеров, императоров, монахов, студентов, аристократов, священников, собирателей, и просто „книги для всех”.

Первая группа содержит книги, непосредственно связанные с христианской доктриной, толковательные и иллюстративные по своему содержанию, такие как Библии, Евангелия, Псалтири, комментарии на эти книги, а также книги, содержащие практические указания для священнослужителей. Эти книги использовались в ходе миссионерской деятельности (например, в Англии) в VII-IX вв. Р.Х.

Следующим шагом в истории книгопроизводства было появление богато украшенных роскошных кодексов, изготовленных для королей и императоров. Такие книги выставлялись на всеобщее обозрение с целью вызвать восхищение богатством и набожностью правителей. Эти книги можно счесть выгодным капиталовложением, призванным укрепить престиж правителя среди его современников. Роскошные кодексы, особенно популярные в VIII-XI столетиях, были частью королевских сокровищниц и часто исполняли роль дипломатических даров, посылаемых в отдаленные страны.

„Золотой век” монастырских книг настал в XII веке, когда монастырские библиотеки были основными получателями комментированных библий, отдельных библейских книг, сочинений отцов Церкви, произведений античных и современных авторов, научных работ и учебников, сводов монашеских правил, бревиариев, псалтирей, градуалов, антифонариев и других литургических книг.

Возникновение и рост университетов и соборных школ в XIII веке вызвал потребность в новых книгах, особенно в учебниках, для использования в научных и образовательных целях. Это были богословские труды, библейские глоссы и толкования, юридические тексты и учебники права, дидактические поэмы, труды по астрономии и книги о природе, исторические сочинения, а также пересмотренные и унифицированные тексты Священного Писания. Спрос на такие книги привел к возникновению профессиональной книготорговли, центрами которой были крупнейшие средневековые университеты в Париже, Болонье и Падуе.

Уже в XIII веке известны многочисленные иллюминованные манускрипты светского содержания, но в следующем столетии они появляются в действительно огромном количестве: хроники королевских династий, моралистические сочинения, кулинарные книги, книги о турнирах и куртуазные романы. Эти книги предназначались для юных аристократов и представляли собой поучительные образцы, по которым надлежало строить жизнь аристократа. Среди таких книг для самообразования встречаются разнообразные шансоны и романы, отчеты о путешествиях, античные сюжеты, жития святых, „зерцала”, истории и мировые хроники[4] .

В конце XIV века появляется своеобразный тип книги, именуемый „модельной книгой”. Такие книги обычно связывают с именем определенного художника, они подписаны и содержат изящные высококачественные рисунки, как если бы они были „портфолио”, сделанным для представления высокородному патрону с целью заслужить заказ на ту или иную работу.

Лучшим примером книг, используемых благочестивыми людьми позднего Средневековья в частной молитве, являются часословы. Будучи книгами, востребованными как простолюдинами, так и аристократами, часословы сохранились в огромном количестве во всех частях средневековой Европы. Священники, так же как монахи, активно пользовались церковно-литургическими книгами, известными еще со времен раннего Средневековья: Библия, бревиарий, миссал, Псалтирь, градуал. Помимо этого, священники прибегали также к новым типам книг: наставлениям в пастырской службе, моралистическим трудам о грехах и добродетелях, покаянным книгам, коллекциям проповедей и иллюстративным образовательным книгам, таким как „Библия бедных”, „Зерцало человеческого спасения”, а также к книгам о вовлечении мирян в страдания Христа, таким как „Подражание Христу” Фомы Кемпийского.

В XV-XVI веках коллекционирование книг стало популярным в связи с возрождением классической образованности среди ранних гуманистов. Их энтузиазм, их щедрое покровительство книгопроизводству были направлены на книги античных авторов, труды по философии и науке, литературе и книговедению. В результате до нас дошли обширные личные библиотеки, собранные гуманистами в соответствии со своими личными литературно - художественными пристрастиями и научными интересами.

1.2 Материалы и технологии изготовления рукописной книги

Пергамен. Пергамен производится из кожи животных. Превращение животной шкуры в чистый белый материал, пригодный для письма, было делом перкаменария , производителя пергамена, или пергаменщика. В позднем Средневековье пергаменщикизанимали не последнее место среди городских ремесленников и торговцев.

Выделка пергамена это длительный и сложный процесс. Древние руководства для мастеров-пергаменщиков подчеркивают исключительную важность первоначального отбора хороших шкур. Средневековый скот страдал от многочисленных болезней и паразитов, оставляющих неприемлемые повреждения на снятой коже пораженного животного. Пергаменщику, выбиравшему шкуры на скотобойне, приходилось также обращать внимание на цвет шерсти или щетины, поскольку и он влиял на цвет пергамена, получавшегося в результате обработки шкуры. Из шкур белых овец или коров получался белый пергамен, тогда как коричневые тени, являющиеся одной из самых эстетически привлекательных черт пергамена, обязаны были своим происхождением пятнистым или пегим животным.

Прежде всего пергаменщик должен был вымочить шкуру в холодной проточной воде в течение суток – согласно одному рецепту, – или „пока она не станет достаточно чистой”, согласно другому. Когда шкура начинает гнить, волосяной покров естественным образом опадает. В жарких странах влажные шкуры могли быть для убыстрения загнивания выложены на солнце. Обычно, однако же, процесс сведения волоса осуществлялся путем вымачивания шкур в деревянных или каменных чанах в водно-известковом растворе в течение трех – десяти дней; содержимое чанов несколько раз в день перемешивали деревянным шестом. Сырые склизкие шкуры вынимали одну за другой и натягивали волосяной стороной наружу на огромном вертикально стоящем изогнутом деревянном щите. Пергаменщик соскребал оставшуюся шерсть длинным изогнутым ножом с деревянными ручками на обоих концах. Обнажалась голая кожа: розовая там, где шерсть животного была белой, бледная там, где она была коричневой. По возможности, внешний слой кожи тоже удалялся. Та поверхность животной кожи, на которой прежде росли волосы, известна как зернистая сторона пергамена. Очищенная от шерсти и вычищенная кожа еще раз на пару дней окуналась в свежую воду, чтобы удалить оставшуюся на ней известь[5] .

На втором этапе процесса пергаменщик превращал кожу в собственно пергамен. Суть этого превращения состояла в растягивании кожи, гибкой и влажной после вымачивания в свежей проточной воде, для высушивания на деревянной раме - пяльцах.

Пергаменщик поддерживает влажность кожи, окачивая ее ковшами горячей воды. Затем он начинает усердно скоблить ее при помощи изогнутого скребка с ручкой посередине. Обычный нож имеет острый конец и мог бы легко прорезать туго натянутую поверхность. Серповидный скребок, называемый lunellum, встречается на средневековых изображениях пергаменщиков как один из самых характерных атрибутов их ремесла. Он используется, чтобы хорошенько выскоблить обе поверхности кожи, особенно мясную сторону.

По мере продвижения работы пергаменщик постепенно затягивает колки и, забивая их молотком, фиксирует их положение. Кожа сохнет на раме, съеживаясь и уплотняясь. Когда она окончательно высыхает, выскабливание начинается заново. В раннем Средневековье пергамен, изготовленный в монастырских мастерских, был довольно толстым, но к XIII веку его научились делать тонким, как паутина. Зернистая сторона, где когда-то была шерсть, выскабливалась, особенно на этой последней стадии обработки кожи, так, чтобы удалить стеклянный глянец, делающий поверхность кожи непригодной для письма. Теперь колки можно распустить. Сухой тонкий непроницаемый пергамен снимают, скручивают в рулон и убирают на хранение или передают на продажу.

Пергамен представляет собой необычайно стойкий материал, гораздо более долговечный, чем, например, кожа. Он хранится в превосходном состоянии по тысяче и более лет. Хороший пергамен мягок и тонок, на ощупь он бархатист; легко скручивается. Зернистая сторона листа, где когда-то была шерсть, обычно немного темнее по цвету: она может иметь более сливочный, более желтый (особенно если пергамен сделан из овечьей кожи) или более коричневато-серый (если пергамен сделан из козьей кожи) оттенок.

Папирус. Однако же, не все средневековые книги были написаны на пергамене. Средние века унаследовали от Античности древнюю традицию изготовления книг из папируса, и этот хрупкий писчий материал из египетского тростника использовался вплоть до VII или даже VIII века н.э.Папирус дешев в изготовлении и пригоден для сворачивания в свитки, однако же не подходит для переплетениятекстов в форме книги, поскольку папирусные страницы ломаются от постоянного переворачивания, а сгибы недостаточно прочны, чтобы выдержать давление на шовные нити в середине тетрадей. Непрочность папируса определила форму книги, доминировавшую во времена, пока папирус оставался основным писчим материалом: свиток.

Свиткипапируса бывали разного размера. Некоторые из них достигали сорока метров в длину, но обычная длина колеблется между шестью и десятью метрами. Текст в свитках располагался колонками слева направо. Для лучшей сохранности тростниковые свитки наматывались на специальные деревянные или костяные веретенца с закругленными ручками на концах. Скрученный свиток хранился в кожаном футляре. Производство папируса в IV-VI веках было монополией Египта. Оно продолжалось там даже после арабского завоевания (640г. н.э.), до X века. Изготовление папируса было долговечной традицией также в Сицилии, куда оно было принесено из Египта во времена папы Григория I Великого (590 - 604). Сицилийские плантации папируса сохранялись до XIII столетия, а папская канцелярия пользовалась папирусом для ведения корреспонденции до XI века. Само слово „папирус” сохранилось в современных европейских языках в слове, означающем бумагу (англ. paper, фр. papier, нем. Papier и т. д.)[6] .

Бумага. Сохранилось довольно много средневековых книг, написанных на бумаге. Дешевые книжечки для клириков и студентов к XV веку гораздо чаще писались на бумаге, чем на пергамене. Даже самые крупные аристократические библиотеки содержали бумажные книги. В некоторых таких книгах внешняя и внутренняя пары страниц в тетрадях сделаны из разных материалов: снаружи пергамен, внутри – бумага, вероятнее всего потому, что пергамен прочнее, а внешние страницы более всего подвержены повреждениям.

Бумага была изобретена в Китае, приблизительно во втором столетии н.э., и технология бумагоделания в течение тысячелетия медленно передавалась из Китая через арабский мир в Западную Европу. К XIII веку бумажные мельницы появились в Испании и Италии; во Францию они пришли в 1340г., в Германию – к 1390г., а в Англии их не было до самого XV века. Бумагу экспортировали с мест производства во все концы Европы.

Приблизительно к 1400г. бумага стала довольно распространенным материалом, на котором издавались брошюрки с проповедями, дешевые учебники, популярные трактаты и тому подобные книги. В 1480г. Кембриджский университет оговаривает, что только книги, писанные на пергамене, могут быть приняты в качестве залога за ссуду. Бумага, очевидно, считалась недостаточно ценной. Изобретение книгопечатания в 1450-х гг. изменило потребность в бумаге, и к концу XV века бумага удешевилась настолько, что ее использовали для издания всех, кроме самых роскошных книг.

Средневековую бумагу делали из льняных тряпок. Такая бумага намного прочнее современной, сделанной из древесной массы, и писцы XV века ошибались, думая, что доступная им бумага недолговечна. Тряпичная бумага производится следующим образом. Белые тряпки сортируются и хорошенько промываются в емкости, имеющей отверстия для стока воды. После этого тряпки оставляют гнить в течение четырех-пяти дней. Сырые распадающиеся куски тряпок мелко нарезают и отбивают в течение нескольких часов в чистой проточной воде, оставляют разлагаться в течение недели, опять отбивают, опять оставляют гнить, и так несколько раз до тех пор, пока тряпки не распадаются окончательно в текучую водянистую массу, которую выливают в огромный чан. Проволочную рамку окунают в чан, зачерпывая тонкий слой мокрых волокон, дают стечь воде и опрокидывают массу на кусок войлока, накрываемый сверху еще одним таким же куском. Такие „бутерброды” из войлока и бумаги складывают один на другой во много слоев и затем помещают под пресс для удаления излишков воды. После этого влажную бумагу можно вынуть и повесить сушиться. Готовые листы бумаги пропитываются животным клеем, сделанным из прокипяченных кусочков телячьей кожи (велюра) или других обрезков. Пропитка делает бумагу влагонепроницаемой и позволяет ей впитывать чернила, не давая им растекаться. Пропитанные листы иногда прессовали еще раз, чтобы сделать их совсем плоскими. Иногда – особенно на северо-востоке Италии - бумагу еще полировали гладким камнем для придания ей роскошного глянца[7] .

Прежде чем средневековый писец начинал писать книгу, он должен был решить, будет ли он ее писать на бумаге или на пергамене. Бумага была дешевле и легче и обладала тем преимуществом, что ее поставляли листами определенного формата. Пергамен, считавшийся более стойким материалом, ценился еще тем, что, по сравнению с неподатливой плоскостью бумаги, его упругая писчая поверхность позволяла перу делать более свободные штрихи. Самые красивые и совершенные средневековые манускрипты, такие как часословы и другие традиционные книги, рассчитанные на долгую службу, всегда писались на пергамене.

Пергамен и бумага, вышедшие из мастерской пергаменщика или бумагоделателя, поставлялись в виде больших квадратных листов. Несколько полных листов вкладываются один внутрь другого, сгибаются пополам по вертикали и затем могут быть прошиты по середине центрального сгиба, так чтобы получилась книга в ее простейшей форме. Каждая такая пачка сложенных полных листов называется тетрадью, или брошюрой. Все средневековые книги собраны из тетрадей. Книга – это целое, собранное из более мелких частей. Писцы и иллюстраторы работали всегда только над одной тетрадью за раз. При добросовестном исследовании средневековой книги одной из первых задач ученого зачастую становится поиск середин тетрадей (там, где они были прошиты) и определение физического строения книги, т.е. начала и конца каждой тетради. Тетрадь обычно состоит из 8 листов (folio), или 4полных листов(bifolia). В раннеирландских манускриптах и в итальянских рукописных книгах XV века тетрадь часто состояла из 10 листов. Маленькие библии XIII века, в которых использовался исключительно тонкий пергамен, часто собирались из тетрадей, содержавших по 12, 16, а то и 24 листа: это означает, что полный лист сгибался, соответственно, 6, 8 или 12 раз. Иногда вся книга могла быть собрана из тетрадей в 8 листов, а заканчивалась тетрадью в 6 или 10 листов, поскольку так лучше умещался оставшийся текст. Иногда даже внутри книги находились тетради разной длины: так можно судить о том, как переплетчик собирал книгу.

В раннем Средневековье писцы, вероятно, сами складывали куски пергамена в тетради по мере переписывания книги. Самое позднее, к XV веку торговцы писчебумажными товарамипродавали бумагу и пергамен уже сложенными втетради.

Линование. В помощь писцам страницы средневековых книг разлиновывались, так же как разлиновываются современныететрадкидля обучения школьников письму, а современные гроссбухи и бумагадля писем так и печатаются с уже готовой линовкой. Линование было привычной чертой средневековой книги. Чем наряднее книга, тем более искусно она была разлинована. Неразлинованные рукописные книги (а такие тоже существуют) были дешевыми и некрасивыми кустарными поделками. Богато декорированные манускрипты покрыты сеткой линеек для письма. При возникновении книгопечатания, когда первые покупатели еще были настроены на то, что печатные издания будут напоминать традиционные рукописные книги, обычным трюком было вычерчивать линеечки вокруг каждой строки печатного текста, поскольку без этого книга, вероятно, выглядела „голой” и незавершенной. Примеры подобного трюкачества можно найти даже среди книг XVII века.

Линии, нанесенные на страницу средневековой рукописи, во многом определялись тем, для какого текста они предназначались. Писец либо чертил линейки сам, либо, в соответствии с задуманным форматом и расположением текста, подбирал наиболее пригодный ему писчий материал среди листов с уже готовой линовкой.

Известно руководство IX века по математически правильному линованию. Предположим, что страница состоит из пяти долей в высоту и четырех долей в ширину, говорит оно. Текст должен занимать четыре доли в высоту. Внутренние и нижние поля должны быть в три раза шире внешних полей и пространства между столбцами текста (если текст написан в два столбца) и на треть шире ширины верхних полей. Расстояние между линейками должно соответствовать размеру букв, говорит руководство в заключение. Измерить страницу в соответствии с этими указаниями довольно трудно. Нелегко также проверить, следовали ли дошедшие до нас рукописные книги рекомендуемой пропорции соотношения полей, поскольку внешние края страниц, скорее всего, неоднократно подрезались в процессе переплетения. Однако же, несмотря на отсутствие у нас точных доказательств, можно предположить, что средневековые дизайнеры осознавали, что в привлекательной внешне книге высота текста равна ширине страницы[8] .

До XII века большинство книг линовалось впрокол, слепыми линиями, проводимыми стилом или тупой стороной ножа. Писцы сильно нажимали и временами по ошибке прокалывали пергамен насквозь. Приблизительно в начале XII века впервые появляются линии, проведенные чем-то вроде карандаша: это мог быть графит, но скорее это быласвинцовая палочкаили даже серебро. В XIII-XIVвеках свинцовые карандаши использовались, вероятно, именно в таких целях как линование манускриптов. Начиная с XIII века, наряду со свинцовым маркером (часто даже в одном и том же манускрипте) для линования применялись также перо и чернила. Использовались коричневые, красные, зеленые или пурпурные чернила, а иногда и комбинации из нескольких красок, придающие странице праздничный вид. Нередко линии, отграничивающие блок текста, продолжаются до самого края страницы; зачастую эти линии удвоены или утроены. Точно так же горизонтальные линии для текста тоже иногда продлеваются до края страницы, или хотя бы первая и последняя из этих линий, или первая, третья, третья от конца и последняя. Интересно, глядя на рукопись, делать наблюдения о том, как она была разлинована, хотя, впрочем, довольно непросто на основании увиденного делать какие-либо обобщения.

Перо. Каждому знаком образ писца, переписывающего текст птичьим пером. Образ этот довольно точен. Чернилабыли более густыми и вязкими, чем современные. Сохранилось множество рецептов изготовления чернил, однако же, нет ни одного указания о том, как правильно очинить перо. Очевидно, каждый грамотный человек сам подготавливал для себя перья, так что не имело смысла описывать, как это делается. Очинка перьев была столь обычным и самим собой разумеющимся навыком, как в древнем Египте, так и в Англии XIX века, что не стоила особого упоминания. Наиболее пригодными для письма всегда считались пять маховых перьев с внешней стороны крыла гуся или лебедя. Иногда можно столкнуться с утверждением, что микроскопические буковки университетских учебников XIII века писались вороньими перьями. Технически это вполне возможно, однако же, чем меньше перо, тем его труднее держать, особенно при написании тысячестраничной библии, а мелкого начерка вполне можно добиться, получше заострив большое перо. Уроженки Америки индейки, производящие великолепные перья, в Средние века не были еще известны в Европе[9] .

Средневековый писец, несомненно, подготавливал свое перо быстро и без особых усилий. Завершающее отсечение кончика приходилось в процессе письма повторять довольно часто, поскольку расщепленное острие пера расходилось от постоянного нажима.

На редкость распространены средневековые изображения писцов в действии. Это либо портрет автора в начале его книги, либо стандартная иконография евангелистов и отцов Церкви за работой. Таким образом, для каждого периода Средних веков мы располагаем изображениями людей, пишущих пером. (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.1)

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ

Таким образом, в раннем Средневековье большинство книг производилось для церковно-литургических нужд и использовалось священниками и монахами в церквях и монастырях. Эти книги считались собственностью святого патрона того или иного храма или монастыря. В таком качестве книги должны были обеспечить привязанность святого к общине, преподнесшей ему столь дорогой подарок, и символизировать нерушимость и продолжительность этой привязанности.

В древние века книги имели целый ряд различных функций. В зависимости от предназначения книги и вкусов заказчика существенно варьировались внешний вид и содержание книги. В соответствии с менявшимися категориями основных пользователей книги можно условно выделить до восьми функциональных типов книг: это книги для миссионеров, императоров, монахов, студентов, аристократов, священников, собирателей, и просто „книги для всех”.

Существовало много материалов и технологий изготовления древних рукописных книг. Например, книги писали на пергамене, папирусе, бумаге. При этом использовалось линование книг. Писали книги перьями гуся или лебедя.


ГЛАВА 2 ИСКУССТВО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОФОРМЛЕНИЯ КНИГИ В СРЕДНИЕ ВЕКА

2.1 Оформители книг

Еще в эпоху каролингов необычайного расцвета достигло искусство миниатюры - книжной иллюстрации. Слово миниатюра происходит от латинского названия киновари - красной краски (лат. minium), которой было принято выделять начало текста. Художники-миниатюристы часто переезжали с места на место. Потому школ миниатюры не сложилось, а существовали центры изготовления иллюстрированных рукописей при монастырях. А в конце VIII века под покровительством Карла Великого была основана книгописная мастерская в Ахене. Именно здесь в 781-789 годах по заказу Карла Великого мастер Годескальк выполнил особое Евангелие (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.2), где увековечил визит Карла в Рим на Пасху в 781 году и крещение его сына Пипина папой Адрианом I. На пурпурном фоне пергамена мастер четко вывел золотые и серебряные буквы, которые символизируют красоту небес и вечной жизни[10] .

Оформлял книгу не сам каллиграф, а другие специалисты - миниаторы, рубрикаторы, иллюминаторы. Миниатор (лат. minium - сурик, красная краска) - художник, рисовавший цветные иллюстрации, миниатюры, инициалы; заголовки, отдельные строки - «рубрики» и т.п., - раскрашивал красным рубрикатор (лат. ruber - красный). Иногда инициал или миниатюру иллюминировали сусальным золотом. Мастерами оформления сначала были монахи, но с ХIII-ХIVв. все чаще этим стали заниматься художники-миряне, работавшие в монастырских скрипториях бок о бок с писцами, или scriptores, также обычно монахами.

Миниатюристы оформляли огромное количество манускриптов, необходимых для совершения литургической службы, богословских штудий или индивидуальной религиозной практики, равно как и многих других книг, составлявших книжность той эпохи, включая светские сочинения античных авторов. Хотя в период позднего Средневековья и Возрождения книги по-прежнему производились в монастырях и обителях (особенно активными книгопроизводителями в XV веке стали картузианцы и Братия Общинной Жизни в Нидерландах), миниатюристы к этому времени уже превратились в мирских профессионалов-ремесленников, работавших в своих ателье с помощью помощников и подмастерьев. В действительности, профессиональные наемные миниатюристы из мирян появились уже в XI-XII веках, и светских художников часто приглашали в монастыри на короткий срок для выполнения той или иной работы[11] .

Большинство светских художников позднего Средневековья работало только в области книжного иллюстрирования, но некоторые занимались и миниатюрой, и полномасштабной фресковой и станковой живописью. Иллюстраторы обычно принадлежали либо к гильдии художников, либо к гильдиям, вовлеченным в книготорговлю: писателям, переплетчикам, книгопродавцам и т.д. – гильдейская принадлежность художников-иллюстраторов варьировалась от города к городу. Вплоть до позднего Средневековья большинство иллюстраторов оставалось безвестным. Хотя писцы стали ставить подписи под своей работой уже в 586г. (этим годом датируются знаменитые Евангелия Рабулы), до VIII или IX века мы не располагаем ни одной подписью иллюстратора. Несмотря на то, что отсутствие подписей художников может объясняться тем, что в некоторых случаях писец и иллюстратор были одним и тем же лицом, как в случае с Линдисфарнскими Евангелиями, изготовленными епископом Эадфритом в 716г.(СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.3), подписи иллюстраторов встречаются нечасто до самого конца Средних веков. Только по мере постепенного возвышения статуса художника от простого ремесленника до признанного артиста в иллюстраторах стало пробуждаться самосознание. Помимо все возрастающего числа подписей, с XII века все более частыми становятся автопортреты иллюстраторов.

С XIII века увеличившееся количество сохранившейся документации, в основном юридического характера, снабжает нас дополнительной информацией о светских художниках. Особенно хорошо документирована деятельность городских иллюстраторов. Университетские города, такие как Болонья, Париж, Оксфорд, Кембридж играли в этом отношении очень важную роль, будучи основными центрами производства и продажи книг.

На ранней стадии развития средневековой книжного иллюстрирования обучение иллюстраторов проходило в монастырях, причем знание передавалось от учителя к ученику, хотя с IX века появляются и отдельные учебники по технике и технологии книжной живописи. Позднее, по мере увеличения числа светских художников, обучение стало проходить в форме ученичества в ателье, в соответствии с правилами, установленными гильдией, к которой принадлежали иллюстраторы.

Иллюстраторы часто распределяли работы между собой. На разных этапах над одной и той же миниатюрой работали разные члены ателье. Мастер отвечал за самые сложные и решающие части работы, такие как компоновка, тогда как подмастерьям была доверена более механическая и трудоемкая работа попроще, как, например, подготовка грунта или обведение первоначального наброска чернилами. Иногда отдельные листы еще не переплетенного кодекса раздавались для иллюстрирования нескольким художникам. В таких случаях особое внимание уделялось конечной гармонизации работы. Конечное единство декоративного оформления книги было очень важно и тогда, когда незаконченный проект завершался позднее, другим художником: к первоначальной программе украшения (часто в виде законченной прориси) обычно относились с уважением и по возможности следовали ей. Широко известен пример из XV столетия: Жан Коломб, завершая работу братьев Лимбургов над «Очень Роскошным Часословом» герцога дю Бери (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.4), придерживался первоначального плана и композиции, вполне вероятно, следуя приказу владельца знаменитого Часослова.

2.2 Особенности оформления древних книг

Инициалы (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.5), орнамент на полях, декоративные рамки, маленькие картинки и украшения текста, самостоятельные картины на целую страницу - все это были элементы декоративного оформления средневековой рукописной книги. Заглавного или титульного листа книги не имели. Текст начинался словами: «Incipit liber» («Начинается книга») или вообще без них. Выходные данные иногда приводились в конце книги, в так называемом колофоне. Назначением инициалов (они появились в раннем средневековье и сначала назвались «capitales») было украсить книгу, поскольку другие декоративные элементы в раннюю эпоху выглядели чрезвычайно примитивными.

С развитием средневековой культуры совершенствовалось и искусство оформления книги, разнообразились средства украшения. Бывало, что декоративные элементы просто-напросто оттесняли текст на второй план. Так, экземпляр Библии, созданный во Франции в XII в. (Bible moralisee), был снабжен пятью с лишним тысячами миниатюр. Не довольствуясь богато разукрашенными инициалами, порой представлявшими собой целые миниатюры, витиевато оформленными заголовками, рубрикацией важнейших разделов и букв, многоцветными иллюстрациями, мастера стали украшать и свободное пространство - поля книги, как бы охватывая текст растительным орнаментом или другой декоративной рамой. Вообще искусство оформления книги средневековыми мастерами было доведено до совершенства. Краски были сочными и яркими - они сохранили чистоту и свежесть до наших дней, несмотря на пролетевшие столетия.

Сначала все это искусство опиралось на достижения античного мира. Но сказывалось и влияние восточного (византийского, сирийского, армянского, даже коптского), и особенно местного, народного прикладного искусства. Средневековые художники нередко вплетали в книжный орнамент мотивы народных сказок, изображения мифических существ (это так называемый звериный орнамент).

Наружное оформление средневековой книги также имеет специфические черты. Размер ее варьируется от гигантских фолиантов до крохотного duodeco (в 1/12). Диктовали размер не столько эстетические критерии, сколько наличие пергамена у изготовителя. Лишь литургические книги всегда изготовлялись крупным форматом.

Самой же богатой каролингской рукописью стала знаменитая Утрехтская Псалтирь (IX век), названная по месту ее хранения (университет нидерландского города Утрехта). (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.6, 7) В ней 165 миниатюр, каждая из которых соответствует определенному псалму. На рубеже XII-XIII веков в одном из баварских монастырей была создана и знаменитая Carmina burana. Сборник был полон миниатюрами, которые окружал орнамент из деревьев и трав с разнообразными зверями и птицами[12] .

Постепенно в средневековых (особенно парижских) мастерских выработался свой особый стиль. Важнейшую роль в восприятии миниатюры играл черный контур. Этот контур стал "бледнеть" лишь к концу XIII столетия. Одновременно к 70-м годам стали изменяться и пропорции фигур - из приземистых крупноголовых фигурок с большими ступнями и ладонями они превратились в изящные и удлиненные готические с характерным изгибом спины и живота. Меняется и характер драпировки фигур. Если раньше фигуры облекались в мелкие складки, повторявшие каждое, подчас весьма нелепое, движение, то теперь складки сделались редкими и тяжелыми, а движения - неспешными и плавными. Вся подвижность перешла на лица, на которых появилась характерная улыбка с приподнятыми уголками рта (ее потом позаимствуют художники Возрождения). Сами лица еще по-прежнему раскрашивались внутри черного контура белилами и ярким румянцем.

Миниатюры часто обрамлялись декоративными элементами. Сначала это были драконы, фантастические птицы, аканф, а затем (со второй половины XIII века) листочки плюща, дуба или винограда. В парижских рукописях этого времени миниатюры так распространены, что часто проникают даже внутрь инициалов. Для них чаще всего специально делался золотой фон. А в середине столетия возник и особый вид инициального орнамента - головки, полуфигуры и фигурки людей, животных, птиц, столь прихотливо переплетенных между собой, что даже именовались дролери (фр. "дурачества"). Такие дролери иногда охватывали чуть не весь лист с текстом[13] .

2.3 Технологии иллюстрирования книг в Средние века

Множество технологий, использовавшихся при иллюстрировании книг, требовало специализации различных дисциплин уже на ранних этапах работы. Разные художники и ремесленники выполняли техническую подготовку пергамена и чернил, смешивание красок, золочение, дизайн композиции и выполнение рисунка, нанесение одного цвета за другим, филигранную и орнаментальную роспись, полировку и т.д. Писец во время копирования книги отводил место для иллюстрации и оставлял указания относительно ее сюжета и композиции в виде мелких заметок на полях. По завершении работы над текстом, когда тетради уже могли быть переплетены в кодекс, мастер ателье, следуя предписаниям писца, тщательно прорисовывал в отведенном месте эскиз. Первым этапом иллюстрирования было золочение. Собственно роспись начиналась с нанесения основных цветов и с прорисовки линий первоначального наброска. После этого накладывались тени и более темные тона, а наложение белых бликов завершало моделирование фигур и пространства.

Композиции миниатюр могли буквальным образом «переводиться» с одного экземпляра на другой при помощи прозрачной кальки, carta lustra или carta lucida. Композиции копировались также при помощи угольного порошка: контуры оригинала прокалывались мелкими дырочками, оригинал помещали поверх новой страницы и легонько похлопывали по нему мешочком с красящим веществом, меловой или угольной пылью, так чтобы на лежащей под ним странице остался пунктирный контур. Из такого отпечатка получался набросок вроде рисунка свинцовым карандашом, описанного выше. Для подготовки к раскрашиванию его требовалось обвести чернилами.

Некоторые миниатюры и инициалы в средневековых рукописных книгах так и оставались графикой, особенно в каролингскую или романскую эпохи или в книгах научного или практического содержания, но в большинстве случаев книжное иллюстрирование подразумевало яркость красок, а часто и миниатюры. „Иллюминованный” манускрипт в узком смысле слова содержит золото или серебро, отражающие свет. Рукопись, обильно декорированная красками, но не золотом или серебром, строго говоря, не является „иллюминованной”. Цистерцианским монахам разрешалось украшать свои книги красками, но запрещалось иллюминировать их, поскольку золото считалось материалом легковесным и неуместным в сурово-аскетической жизни монаха. Иллюминирование золотом восходит корнями к Античности, но становится особенно распространенным в позднем Средневековье. Такие книги, как часословы, почти всегда иллюминировались[14] .

Если рукопись декорируется золотой фольгой, золото накладывают раньше красок. Последовательность важна по двум причинам. Во-первых, золото пристанет к любому ранее нанесенному пигменту и расстроит рисунок, а во-вторых, при энергичной шлифовке золотого листа вся краска вокруг него может загрязниться или вовсе стереться.

В начале оформления средневекового кодекса книга все еще пребывала в виде разрозненных листов, но работа с текстом была уже завершена. Иллюстратору предстояло заполнить рисунком пустые места, оставленные писцом. Помимо прочего, это означало, что сюжет, расположение, а очень часто и формат рисунка предопределялись все тем же писцом. Писец часто оставлял иллюстратору и словесные указания. Так, например, внутри или рядом с местом, предназначенным для великолепного инициала, маленькая буковка часто указывала, какой именно буквой должен быть этот инициал. Временами, как, например, в цистерцианских рукописях тринадцатого века, где для инициалов употреблялся только один цвет, на месте будущей буквицы для иллюстратора специально оставляли небольшое пятнышко краски, чтобы указать ему желаемый цвет инициала. С подобной же целью названия цветов часто надписывались на самом рисунке или на полях. Такая практика была особенно распространена в английских и французских книгах двенадцатого-тринадцатого веков.

Иллюстратор начинал свою работу с вычерчивания эскиза свинцовым карандашом или графитом. Когда прорись была закончена, ее обводили чернилами. Такие эскизы в больших количествах сохранились в неоконченных манускриптах. Обычно они представляют собой сложные, отточенные рисунки, а никоим образом не торопливые наброски; тем не менее, в свое время их не воспринимали как законченные произведения. После четырнадцатого века рисунок иногда копировали с другой миниатюры или более раннего наброска методом перекалывания. Иногда более ранние миниатюры вырезались и использовались повторно в новых книгах. В конце пятнадцатого века в голландские рукописные книги вставляли даже раскрашенные от руки гравюры и линотипы.

Когда рисунок был окончен, пергамен покрывали жидким клеем (животный клей, разведенный водой). Клей часто был окрашен зеленым, синим, коричнево-желтым или розовым красителем для создания затененного фона, на котором отчетливее выделяются золото и яркие краски. (Та же технология применялась при использовании бумаги, все чаще употреблявшейся начиная с тринадцатого века, иногда даже вперемешку с пергаменом). В некоторых ранних манускриптах шестого века (знаменитых «пурпурных кодексах») окрашивали сам пергамен, на который затем наносили золотые или серебряные буквы[15] .

Следующим шагом после подготовки композиции и обработки поверхности пергамена было золочение, всегда производившееся до собственно раскрашивания. Раскрашивание было последней и самой важной стадией иллюстрации. Пигмент смешивался с каким-либо связующим веществом, связывающим крупинки пигмента. До XIV века самым употребляемым связующим был яичный клей, приготовляемый из стоялых яичных белков. После XIV века яичный клей заменили гуммиарабиком (смолой культурного дерева). Техника живописи, получавшаяся при использовании белкового клея или гуммиарабика похожа на темперу, т.е. на размеренную, аккуратную работу маленькими, тщательно выверенными мазками, создающими четко очерченные формы и гомогенные цветовые поля. Краска наносилась во много слоев, а моделирование производилось более темными или более светлыми тонами. Использование очень маленьких кисточек и легко контролируемого, текучего, но вязкого красящего вещества было необходимой предпосылкой для создания малоформатных изображений, обычно проработанных до мельчайших деталей. Пока книга состояла еще из разрозненных листов, художник мог работать над несколькими страницами одновременно, смешивая краски для использования в более чем одной композиции. Весь процесс иллюминирования книги был очень длительным и дорогостоящим, поэтому иллюминованные манускрипты были роскошью, доступной лишь зажиточным покупателям. С приходом книгопечатания пышные иллюминованные кодексы вышли из моды. Несмотря на то, что раскрашенные вручную раннепечатные книги очень часто имитировали в своем оформлении иллюминованные рукописные книги, в XVI веке книжное иллюминирование сошло на нет[16] .

2.4 Иллюстрации в Библиях

Иллюстрации к Библиям появились в среде александрийских иудеев, когда около середины III в. до Р. Х. был осуществлен перевод Торы на греч. язык (Септуагинта). Они, испытав влияние эллинистической художественной культуры, могли являться промежуточным этапом между античными иллюстрированными свитками сочинений греческих авторов и христианскими иллюстрированными Библиями. Подобных иллюминированных рукописей до нас не дошло, но о существовании в изобразительном искусстве сложившейся иконографии ветхозаветных сюжетов свидетельствуют обширные библейские циклы и изображения пророков в росписи синагоги в Дура-Европос (244-245)[17] .

Сюжеты библейских миниатюр четко выстраиваются в три группы: "исторические миниатюры", "нравоучительные миниатюры" и "пророческие миниатюры". В "исторических миниатюрах" изображения, вписанные в инициалы, либо иллюстрируют ключевое событие следующего за этим инициалом текста, либо являются картинкой для одного начального слова (часто мало значащего).

За миниатюрами "нравоучительных" и "пророческих" библейских книг утвердилась достаточно твердая иконография сюжетов. Это, например, «Поучающий Соломон», "Иов на гноище" (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.8) в Притчах, "Богоматерь с младенцем" к Песни Песней. Персонажей на таких миниатюрах всегда мало и все их атрибуты сведены к минимуму. Все лица, как правило, схожи между собой, фон абстрактный, элементы архитектуры переданы предельно условно, часто в руках у пророков, апостолов и евангелистов свиток.

Большое значение для обилия украшений имело предназначение той или иной книги. Так предназначенная для мирян Псалтырь украшалась особо обильно. Самим псалмам в ней часто предшествовал целый цикл миниатюр. Здесь же раньше других стали появляться шутливые дролери. Не менее богато украшалась и Библия-вульгата (СМ.ПРИЛОЖЕНИЕ, РИС.9). Так называли латинский перевод Библии, выполненный в V веке св. Иеронимом и отредактированный в XIII веке в Парижском университете. К тексту часто прилагались неканонические книги, выдержки из трудов отцов церкви в качестве прологов к отдельным книгам Ветхого и Нового завета.

Напротив, мисалы (литургические книги, предназначенные для священника, с полным текстом мессы, хоровыми партиями, календарем, литаниями и пр.) иллюстрировались довольно скупо. Иногда они украшены лишь медальонами в виде знаков зодиака внизу страницы и верхними медальонами с изображениями сельскохозяйственных занятий по месяцам.

Тонкими были украшения маленьких карманных Библий в восьмушку листа (ит. m octavo). Текст здесь писался особым "бисерным письмом" (нем. perlschrift), который смотрелся орнаментом вокруг изысканных миниатюр.

Иллюминированные Библии не однородны по составу. Они содержат разное количество книг Ветхого и Нового Заветов. В различных сочетаниях могут встречаться обе части Библии, например, Новый Завет с Псалтирью, книга Бытие с Апокалипсисом. Наиболее ранним сохранившимся памятником иллюстрированной Библии является фрагмент рукописи, созданной в Риме в 350-380 гг., содержащий 4 листа с иллюстрациями, относящимися к Книге Царств (Кведлинбургская Итала - Berolin. SB. Theol. lat. Fol. 485).[18]

Иллюстрации раннехристианской Библии отличались исключительной обстоятельностью в передаче подробностей текста и сопровождали огромное число эпизодов, например, лондонская рукопись книги Бытие (Cotton Genesis. London. Otho. B. VI, кон. V - нач. VI в.), являющаяся копией александрийского оригинала V-VI вв., имела первоначально ок. 330 миниатюр, венская рукопись книги Бытие (т. н. Венский Генезис (Vindob. Theol. gr. 31, VI в.)), созданная в Константинополе или Антиохии, включала 48 миниатюр. Тип иллюстраций, представленный в этих рукописях, сложился в тот период, когда основным видом книги был свиток, в котором иллюстрации располагались либо короткими полосами по горизонтали, разделяющими столбец текста, либо сплошной полосой во всю длину свитка (Свиток Иисуса Навина, византийская копия X в. раннехристианской рукописи - Vat. Palat. gr. 431). В кодексах, которые постепенно вытеснили из употребления свитки, первоначально сохранялся фризовый принцип расположения иллюстраций, например, в Венском Генезисе, Россанском кодексе (Евангелие от Марка и Матфея - Россано, кафедральный собор, VI в.), Синопском Евангелии (Paris. Suppl. gr. 1286, VI в.). Миниатюры, украшающие эти рукописи, точно следуют за текстом, отличаются драматизмом и подробностью, динамичным характером действия, обилием античных олицетворений. Сцены располагаются на узкой полоске позема или прямо на фоне, архитектурными кулисами обычно служат портики и полукруглые колоннады-экседры; персонажи, как правило, в римских одеждах, современных созданию иллюстрации.

Появляется и другой тип миниатюры, занимающей целый лист и тяготеющей к форме картины, обрамленной рамкой, например, миниатюры Евангелия Раввулы (Laurent. Plut. I. 56, 586 г.), которые свидетельствуют о том, что к кон. VI в. сложились определенные типологические особенности в оформлении книг Нового Завета, получившие дальнейшее развитие в византийском искусстве. Для них характерно наличие образов евангелистов, изображений важнейших евангельских событий, соответствующих годовому кругу праздников; сравнительные таблицы параллельных текстов из Евангелий (канонов) стали украшаться декоративной рамой в виде триумфальной арки. К данному виду рукописей относятся также Евангелие (Paris. Syr. 33, VI в.); Библия с 23 изображениями пророков (Paris. Syr. 341, VII в.); созданное в Италии латинское Евангелие с 2 листовыми миниатюрами с изображением евангелиста Луки и евангельских сцен (Cambr. Corpus Christi. Ms. 286, 600 г.); Евангелие, украшенное таблицами канонов (Vat. Lat. 3806, VI в.); Пятикнижие Ашбернема, созданное в Италии или Испании, с большими миниатюрами, включающими многочисленные сцены, которые сопровождаются комментариями (Paris. Nouv. acq. lat. 2334, кон. VI - нач. VII в.)[19] .

Библейские иллюстрации послужили богатейшим источником для многих монументальных росписей. Повествовательные ветхозаветные циклы и сюжеты, имевшие в христианской традиции прообразовательное значение (напр., Три отрока в печи - Воплощения Спасителя), изображались во фресках катакомб, широко использовались в рельефах саркофагов, мелкой пластике. В качестве примеров, прямо указывающих на иллюстрации Библии как источник, можно назвать серебряный реликварий из музея Брешии (360-380), в рельефах которого представлены история Иакова, Моисея, Сусанны, прор. Даниила, Ионы и мозаики центрального нефа базилики Санта-Мария Маджоре в Риме (432-440).

Иллюминированные Библии в XIII-XIV вв. создавались в скрипториях Киликийской Армении, пережившей в этот период подъем в области искусства книжной иллюстрации. Киликийская миниатюра отличается необычайным богатством орнаментики (Jerus. Arm. 1925, 1269 г.; Матен. 375, 1270 г.; Библия царя Гетума II - Матен. 180, 1295 г.). Сохранилось несколько подписных и датированных манускриптов, украшенных Саркисом Пицаком (Venez. Mechit. 1508, 1319 г.; Матен. 2627, 1338 г.), Торосом Таронаци (Матен. 353, 1317 г.; Библия Есаи Нчеци - Матен. 206, 1318 г.; Venez. Mechit. 1107, 1332 г.), Авагом (Библия 1314 г. с миниатюрами 1358 г.- Матен. 6230)[20] .

Лицевые Библии были широко распространены в западноевроп. искусстве. В отличие от византийских библейских книг латинские иллюстрированные Библии включали, как правило, полный объем ветхозаветного текста Вульгаты и книги Нового Завета. Число иллюстраций со временем увеличивалось. Библии в IX в. имели иллюстрации ветхозаветной части от книги Бытие до Пророков, в Новом Завете помещалось изображение Христа во славе с символами евангелистов, апокалиптического Агнца, Св. Троицы (Lond. Add. 10546; Рим, Сан-Паоло фуори ле Мура - Karol. 3. V, 870 г.). В XI-XII вв. преобладало орнаментальное украшение книг, хотя создавались отдельные рукописи с иллюстрациями в лист (Эрланген, библиотека университета. 121, XII в.). Наибольшую популярность лицевые Библии получают в искусстве готики. Изящные фигурки и целые сцены вписываются в инициалы, украшенные искусно выполненными орнаментальными мотивами, схожими с витражами готических храмов (напр., РНБ. Лат. Q. v. I. 227, XIII в.; РНБ. Лат. O. v. I. 174, XIII в.; МГУ НБ. Инв. и: 288703, 1240-1250 гг.). В XIII в. была создана т.н. Нравоучительная Библия, состоявшая из циклов миниатюр с краткими пояснительными текстами, содержащая более 5 тыс. рисунков (напр., Толедо, сокровищница собора, ок. 1230). В XIV в. получает распространение иллюстрированная Библия бедных. В XV-XVI вв. с началом книгопечатания появляются Библии с гравированными иллюстрациями, напр., изданные Г. Цайнером (Аугсбург, 1475), Сензеншмидтом и Фриснером (Нюрнберг, 1475), Пфланцманном (Аугсбург, 1475), они сопровождались 57 иллюстрациями. Издания Г. Квентеля (Кёльн, 1478-1479) и А. Кобергера (Нюрнберг, 1483) имели более 100 иллюстраций. Последующие издания, использовавшие резные доски Кёльнской Библии, выходили в Аугсбурге, Страсбурге и Гуттенберге[21] .

Древнейшие русские Евангелия-апракос - Остромирово Евангелие (РНБ. F. п. I. 5, 1056-1057 гг.) и Мстиславово Евангелие (ГИМ. Син. 1203, до 1117 г.) - украшены изображениями евангелистов (в Остромировом Евангелии нет миниатюры с евангелистом Матфеем, но для нее оставлено место), орнаментальными заставками и инициалами.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ

Итак, оформлением книги занимались специалисты - миниаторы, рубрикаторы, иллюминаторы. Мастерами оформления сначала были монахи, но с ХIII-ХIVв. все чаще этим стали заниматься художники-миряне, работавшие в монастырских скрипториях бок о бок с писцами, также обычно монахами. Миниатюристы оформляли огромное количество манускриптов, необходимых для совершения литургической службы, богословских штудий или индивидуальной религиозной практики, равно как и многих других книг, составлявших книжность той эпохи, включая светские сочинения античных авторов. Иллюстраторы часто распределяли работы между собой. На разных этапах над одной и той же миниатюрой работали разные члены ателье.

С развитием средневековой культуры совершенствовалось и искусство оформления книги, разнообразились средства украшения. Бывало, что декоративные элементы просто-напросто оттесняли текст на второй план. Элементами декоративного оформления средневековой рукописной книги были инициалы, орнамент на полях, декоративные рамки, маленькие картинки и украшения текста, самостоятельные картины на целую страницу.

При иллюстрировании книг использовалось множество технологий и это требовало специализации различных дисциплин уже на ранних этапах работы. Разные художники и ремесленники выполняли техническую подготовку пергамена и чернил, смешивание красок, золочение, дизайн композиции и выполнение рисунка, нанесение одного цвета за другим, филигранную и орнаментальную роспись, полировку и т.д.

Сюжеты библейских миниатюр четко выстраиваются в три группы: "исторические миниатюры", "нравоучительные миниатюры" и "пророческие миниатюры".

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая исследование, можно прийти к выводу, что древние рукописные книги бывали зачастую богато украшены иллюстрациями и другими декоративными элементами. Средневековая книга представляла собой уникальное произведение искусства и считалась предметом роскоши. Предназначенная для храмов, монастырей, богатых и знатных заказчиков, она должна была соответствовать тому великолепию, которым окружали себя церковь и верхушка общества.

Задачи исследования выполнены:

· Изучена литература по теме исследования

· Определены функции древневековх книг;

· Рассмотрены материалы и технологии изготовления рукописной книги;

· Выявлено, кто занимался оформлением древних книг;

· Охарактеризованы особенности оформления древних книг;

· Указаны технологии иллюстрирования книг в Средние века;

· Изучено оформление древних Библий.

Цель исследования достигнута - иллюстрации в древневековых книгах изучены с позиций методов, технологий их выполнения.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Белоброва О. А. О Библиях с гравюрами в русских библиотеках 2-й пол. XVII - нач. XVIII в. // Книжные центры Древней Руси: Северорусские монастыри. - СПб., 2001. С. 306-322.

2. Георгиевский Г., Владимиров М. Древнерусская миниатюра. - М., 1933.

3. Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э. История Средних веков. - М., 2008. С. 59.

4. Ивлев С.А. Художественная культура Средневековья: Материалы для учителя МХК. - М.: Международный союз книголюбов, 2001. - с.13-20.

5. Казель Р., Ратхофер И. Роскошный часослов герцога Беррийского. - М., 2002.

6. Квливидзе Н. В. Лицевой летописный свод и Годуновская Псалтирь 1591 г. Отражение иконографии миниатюр в монументальной живописи и иконописи кон. XVI в. // ДРИ. [Вып.:] Искусство рукописной книги. Византия. Древняя Русь. - 2004. С. 417-430.

7. Кондаков Н.П. История византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей. - Од., 1876.

8. Лазарев В. Н. История византийской живописи. - М., 1948, 1986

9. Лихачева В. Д. Византийская миниатюра. - М., 1977.

10. Лихачева В. Д. Искусство книги: Константинополь, XI в. М., 1976.

11. Откровение Иоанна Богослова в мировой книжной традиции. - М., 1995.

12. Свирин А. Н. Искусство книги древней Руси XI-XVII вв. - М., 1964.

13. Щепкина М. В. Болгарская миниатюра XIV в.: Исследование Псалтири Томича. - М., 1969.

14. Щепкина М. В. Миниатюры Хлудовской Псалтири. - М., 1977.


ПРИЛОЖЕНИЕ

Рис.1. Миниатюра ЛиндисфарнскогоЕвангелия


Рис.2. РазворотЕвангелияГодескалька. 781-783 годы.


Рис.3. Линдисфарнское Евангелие


Рис.4. Страница из Часослова герцога Беррийского

Рис.5. Рукописный инициал из Евангелия. Бавария, XI в.


Рис.6. Рисунок пером в Утрехтской Псалтыри


Рис.7. Миниатюра Утрехтской Псалтыри


Рис.8. Иов на Гноище. Миниатюра, XIII век


Рис.9. Библия Вульгата


[1] Функции средневековой книги // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/i_funkcii_srednevekovoj_knigi/11-1-0-45

[2] Функции средневековой книги// http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/i_funkcii_srednevekovoj_knigi/11-1-0-45

[3] Функции средневековой книги// http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/i_funkcii_srednevekovoj_knigi/11-1-0-45

[4] Функции средневековой книги// http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/i_funkcii_srednevekovoj_knigi/11-1-0-45

[5] Материалы и технологии изготовления средневековой рукописной книги // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/ii_materialy_i_tekhnologii_izgotovlenija_srednevekovoj_rukopisnoj_knigi/11-1-0-46

[6] Материалы и технологии изготовления средневековой рукописной книги // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/ii_materialy_i_tekhnologii_izgotovlenija_srednevekovoj_rukopisnoj_knigi/11-1-0-46

[7] Материалы и технологии изготовления средневековой рукописной книги // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/ii_materialy_i_tekhnologii_izgotovlenija_srednevekovoj_rukopisnoj_knigi/11-1-0-46

[8] Материалы и технологии изготовления средневековой рукописной книги // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/ii_materialy_i_tekhnologii_izgotovlenija_srednevekovoj_rukopisnoj_knigi/11-1-0-46

[9] Материалы и технологии изготовления средневековой рукописной книги // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/ii_materialy_i_tekhnologii_izgotovlenija_srednevekovoj_rukopisnoj_knigi/11-1-0-46

[10] Ивлев С.А. Художественная культура Средневековья: Материалы для учителя МХК. - М.: Международный союз книголюбов, 2001. - с.17

[11] Книжное иллюминирование // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/v_knizhnoe_illjuminirovanie/11-1-0-50

[12] Ивлев С.А. Художественная культура Средневековья: Материалы для учителя МХК. - М.: Международный союз книголюбов, 2001. - с.18

[13] Ивлев С.А. Художественная культура Средневековья: Материалы для учителя МХК. - М.: Международный союз книголюбов, 2001. - с.19.

[14] Книжное иллюминирование // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/v_knizhnoe_illjuminirovanie/11-1-0-50

[15] Книжное иллюминирование // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/v_knizhnoe_illjuminirovanie/11-1-0-50

[16] Книжное иллюминирование // http://bookbinding.ucoz.ru/publ/o_knigakh/srednevekovaja_rukopisnaja_kniga/v_knizhnoe_illjuminirovanie/11-1-0-50

[17] Квливидзе Н.В., Турилов А.А. Библия: Ч.III. Иллюстрации // http://www.pravenc.ru/text/209475.html

[18] Квливидзе Н.В., Турилов А.А. Библия: Ч.III. Иллюстрации // http://www.pravenc.ru/text/209475.html

[19] Квливидзе Н.В., Турилов А.А. Библия: Ч.III. Иллюстрации // http://www.pravenc.ru/text/209475.html

[20] Там же.

[21] Квливидзе Н.В., Турилов А.А. Библия: Ч.III. Иллюстрации // http://www.pravenc.ru/text/209475.html