Украинская культура первой половины ХІХ столетия

Притеснения украинской культуры. Наука и образование. Искусство. В народных песнях, былинах и легендах украинцы продолжали воспевать свое героическое прошлое. Культура традиционного быта. Гончарное искусство. Ковроделие и ткачество.

Мінистерство аграрної політики України

Технікум СДАУ

Реферат

З истории Украины на тему:

“Украинская культура первой половины ХІХ столетия .

Викона ла : Студентка 27 групи

факультету правознавство

Звякова І.О.

Викладач :

Суми, 2003 Содержание

1. Притеснения украинской культуры

2. Наука и образование.

3. Искусство.

4. Культура традиционного быта.

5. Список литературы.

Притеснения украинской культуры

Национальное возрождение в пер­вой половине XIX столетия как главное явление исторического процесса в Укра­ине шло преимущественно в сфере раз­вития культуры, прежде всего ее об­ществоведческих областей: художест­венной литературы, языкознания, исто­рической науки, этнографии, фолькло­ристики и т.д. Однако в условиях пора­бощения Украины чужеземными импери­ями украинское национально-культурное движение рано или поздно должно было политизироваться. Политическое содер­жание приобрели первые два издания шевченковского "Кобзаря" (1840 и 1844) и "Русалка Дністровая" (1837), появив­шиеся на языке народа, само существо­вание которого не признавалось офици­ально ни российской, ни австрийской монархиями. Поэтому так нещадно и расправлялись власти обеих империй с деятелями украинской культуры (поэта­ми, писателями, педагогами, студента­ми), которые организовывали и были активными членами таких организаций, как "Руська трійця" и Кирилло-мефодиевское общество.

Конфискацией тиража "Русалки Дністрової" и политическим надзором за его авторами выражалось, прежде всего, негативное отношение правящих австрийско-польских кругов Галиции к укра­инской культуре. А расправу над кирилло-мефодиевцами российский царизм подкрепил уничтожающим притеснени­ем украинской культуры. Более того, за­прещалось печатанье и распространение книг, которые "могли вызвать у малорос­сиян мысли о возможности отдельного существования". Такими российский ца­ризм признал уже изданные произведе­ния Т.Щевченко, П.Кулиша, Н.Костома­рова. Наибольшая вредность "украинских произведений" виделась в том, что "они, используемые при воспитании юношес­тва, могли сеять в подрастающем поко­лении испорченность и готовить буду­щие беспорядки". Поэтому из Петербур­га в Украину поступил строгий приказ:

внимательно следить за украинской ли­тературой, не допускать в ней "преиму­щества любви к родине" (к Украине) "над любовью к отчизне" (к Российской империи). По требованиям цензоров при подготовке к печати подвергались час­тичным изъятиям и искажению тексты даже исторических рукописных источ­ников, если они проявляли "пристраст­ность к малороссийской народности". В 1854 году министр народного об­разования вынес строгий выговор цензо­ру, позволившему напечатать в газете "Черниговские губернские ведомости" сборник украинских исторических пос­ловиц и поговорок, потому что это, мол, могло послужить разжиганию вражды между украинцами и русскими.

Николай I предложил генерал-губернаторам в Украине тайно следить за всеми, кто проявляет повышенный ин­терес к украинской старине, истории и литературе, а необходимые репрессив­ные меры осуществлять "очень незамет­но и осторожно", без явных преследова­ний и "насколько возможно, не дразня уроженцев Малороссии". Гонения на ук­раинскую культуру российский царизм пытался подкрепить авторитетом науки. Антиукраинскую кампанию возглавил профессор. Московского университета Михаил Каченовский. Объектом крити­ки он избрал язык - основу и форму на­циональной культуры. В своих печатных работах и в лекциях перед студентами профессор навязывал мнение, что укра­инский язык - это тот же русский, но испорченный польским языком. Одновре­менно в Галиции польские ученые распространяли мнение, будто бы украин­ский язык - "холопский" диалект польс­кого. Против этих враждебных выдумок русских и польских шовинистов высту­пили выдающийся русский славяновед И.Срезневский и ряд украинских ученых как на восточно-, так и западноукраинских землях. Об этом, а также о разви­тии украинской литературы уже расска­зывалось в предыдущих параграфах. Из них вы узнали и о том, что Европейская революция 1848-1849 годов раскрепос­тила украинский язык в Галиции, стимулировала развитие украинской культуры и науки, положила начало украиноязычной прессе. Культурная жизнь всей Рос­сийской империи в период Европей­ской революции ознаменована созданием Особого комитета по надзору за "духом и направлением книгопечатания".

Эта мера, целиком отвечала обще­му тормозящему курсу колонизаторской политики Российской империи по отно­шению к развитию украинской культуры в целом и в частности - по отношению к украинской литературе и обществовед­ческим наукам.

Наука и образование.

Более снисходительно российс­кий царизм относился к природоведчес­ким наукам, потому что понимал, что от их состояния зависит развитие произво­дительных сил народного хозяйства, научно-технический прогресс страны. Центрами научно-исследовательской де­ятельности были высшие учебные заве­дения, государственные общества.

В частности, для помощи сельс­кому хозяйству в предугадывании погод­ных изменений, засух, похолоданий, бурь и т.д. на Харьковщине и в Николаеве ос­новали метеорологические станции. Мно­голетние систематические наблюдения дали возможность разработать прогнозную карту погоды в Слободской и Юж­ной Украине. Составленная профессором Харьковского университета Н.Борисяком гидрогеологическая карта Харьковщины послужила делу налаживания водоснаб­жения городов.

Важным событием явилось от­крытие в 1828 году в селе Митчентси на Черниговщине первой в Украине, да и во всей Российской империи, школы пче­ловодства. Ее основатель Петр Прокопович в 1814 году первым в мире сконст­руировал рамочный улей, который дал возможность собирать мед без предва­рительного уничтожения пчел, как это делалось раньше (вспомните, как соби­рали мед наши предки еще до Киевской Руси).

В первой половине XIX ст. в связи с открытием университетов в Харькове (1805) и Киеве (1834), лицеев в Кремен­чуге (1805), Одессе (1817) и Нежине (1820), 19 гимназий в самых больших городах Украины, находящихся под вла­стью Российской империи, значительно расширились возможности получения среднего и высшего образования детям привилегированных сословий, прежде всего - дворянства. Но и в этих заведе­ниях наряду с консервативной, предан­ной царизму интеллигенцией формиро­валась и интеллигенция, которая прони­калась социальными интересами масс. Люди с высшим образованием работали в гимназиях, судебных учреждениях, гу­бернских и уездных управлениях, меди­цинских заведениях. В 1814 г. общеоб­разовательная киевская академия была реорганизована в высшее учебное заве­дение по подготовке кадров духовенства.

Значительный вклад в развитие высшего образования Украины и России сделали ученые украинцы из Закарпатья. В Харьковском университете ректором работал А.Дудрович, а деканом* юриди­ческого факультета - К.Павлович. В дол­жности директора Нежинского, а затем Одесского лицеев работал И.Орлай. Первым ректором Петербургского уни­верситета был М.Балудянский. Тамжепреподавали П.Лодий (философию) и В.Кукольник (правоведение). Выходец из Закарпатья Ю.Гуца-Венелин прославил русскую науку глубокими исследования­ми по славяноведению.

На западноукраинских землях, на­ходящихся под властью Австрийской империи, высшее образование давал са­мый давний в Украине - Львовский уни­верситет (открыт в 1661 г.) С 1817 года во Львове работали Реальная (торговая), а с 1844 года - Техническая академии. Но среди студентов всех этих учебных заведений украинцев было меньше всех. Большинство учебных предметов преподавалось на польском, немецком и латин­ском языках. Тоже самое было и в гим­назиях, где украинцы составляли мень­шинство. На Закарпатье вообще не бы­ло ни одного высшего учебного заведе­ния, а Черновицкий лицей специализи­ровался лишь на подготовке кадров для духовенства. Целиком подчиненной цер­ковным властям была и вся система на­чального образования, к которой от­носились на западноукраинских землях трехклассные школы.

После революции 1848-1849 годов они стали четырехклассными, потому что ученики изучали основы сельскохо­зяйственных практических знаний в об­ласти земледелия, садоводства, огород­ничества, пчеловодства и шелководст­ва. Сразу после революции во многих городах и селах начали работать воск­ресные школы-читальни для взрослых. Обучение в них, как и в начальных шко­лах, велось на украинском языке. Содер­жание воскресных и начальных школ пе­реложило правительство полностью на плечи - населения. Профессор универси­тета и ректор духовной семинарии Иван Лавривский не только составлял школь­ные учебники, но и учредил денежный фонд помощи украинским школам.

Наступление реакционных сил на завоевания украинской национальной революции в Галиции проявилось в 20-х годах. Украинский язык в Украи­не не применялся для обучения ни в начальных, ни в средних, ни в высших уче­бных заведениях. Да и вообще началь­ное образование получить простому че­ловеку было очень тяжело. Даже приходских школ, в которых дети "низших сословий" обучались грамоте, четырем действиям арифметики и основам пра­вославной веры, не хватало. Так, в 1844 году в Киевской, Волынской, Подольс­кой, Черниговской и Полтавской губер­ниях лишь на каждые 713 жителей при­ходился один ученик. В конце 50-х годов XIX ст. на всех украинских землях, вхо­дивших в состав Российской империи, работало лишь 1300 начальных школ, в которых училось 67 тысяч учеников. В ряде сел Левобережья и Правобережья продолжали действовать так называе­мые дьяковские школы, где нанятый кре­стьянами дьяк учил детей читать и пи­сать по часослову и псалтыри. Но и та­ких заведений было мало.

Всю систему народного образо­вания в Украине царское правительство держало под неослабимым контролем, издавало распоряжения, которые не да­вали возможности выходцам из широких народных масс поступать в средние и высшие учебные заведения. Не препят­ствовало царское правительство только тем, кто желал получить профессиональ­ное образование. Поэтому, уже в 1804 г. в Чернигове было открыто первое в Ук­раине ремесленное училище. Позднее в Полтаве и Херсоне открыли училища по подготовке служащих государственных учреждений. В Одессе открыли садо­водческое, в Харькове - земледельчес­кое, в Кременце - землемерное училища. Профессиональных моряков и судостро­ителей готовило Херсонское училище торгового мореплавания. В ряде городов действовали фельдшерские училища.

Эти учебные заведения обеспечивали профессиональными кадрами все необходимые потребности народного хозяйства и культуры. Содействовали этому общеобразовательные заве­дения: библиотеки, музеи, типографии, возникавшие и действовавшие в Украи­не. Но самый большой авторитет среди них приобрел "Оссолинеум" - научно-ис­следовательский институт, основанный в 1817 году во Львове польским ученым-просветителем Ю.Оссолинским. Основу института составляли библиотека и музей из редких коллекций памятников истории, культуры и искусства.

Искусство.

В народных песнях, былинах и ле­гендах украинцы продолжали воспевать свое героическое прошлое, связанное с защитой Родины от иностранных зах­ватчиков и борьбой за национальное и социальное освобождение трудящихся. С песнями и думами предыдущих поко­лений знакомили современников кобза­ри, бандуристы, лирники. Среди них в первой половине XIX ст. были очень по­пулярными Андрей Шут, Иван Крюков­ский, Федор Гриценко (Холодный). Са­мый выдающийся кобзарь того времени Остап Вересай (1803-1890), родом из села Сокиринцы на Черниговщине, про­исходил из крепостных. Оставшись с четырех лет слепым, он свыше 70 лет путешествовал из села в село, пел под аккомпанемент кобзы народные песни, думы для простых людей. Вересай про­буждал в них благороднейшие чувства, призывал к борьбе против национально­го и социального угнетения.

На богатом украинском народно-песенном фольклоре развивалось музы­кальное искусство Украины. Именно на этой основе в первые десятилетия XIX столетия были написаны неизвестными авторами "Українська симфонія", песни "Виють вітри" и "Сонце низенько", вари­ации киевского педагога и композитора И.Витвицкого на тему народной песни "3ібралися всі бурлаки". Историк-наро­довед Николай Маркович тоже составил и издал два нотных сборника украин­ских народных мелодий.

Значительное распространение на западноукраинских землях приобрело хоровое искусство. Хоровые самодеятельные и профессиональные коллекти­вы действовали во всех больших куль­турных центрах Восточной Галиции, Се­верной Буковины и Закарпатья. Наибо­лее популярным был перемышльский хор, под руководством чешского музы­канта Алоиза Нанке. Участник польского освободительного движения в Галиции Жегота Паули на основе собственных записей из народных уст издал сборник украинско-галицких песен.

В начале XIX ст. наряду с домаш­ними театрами помещиков в больших го­родах начали строиться театральные по­мещения, возникать театральные труп­пы; В Полтаве в 1819 г. построено специ­альное театральное помещение, на сцене которого были поставлены спектакли по пьесам И.Котляревского "Наталка Полтавка" и "Москаль-чарЕвник1 '. Полтав­ский театр гастролировал в Харькове, Киеве, Кременчуге, других городах.

Однако театральное искусство в то время развивалось главным образом за счет любительских трупп, созданных из крепостных в помещичьих усадьбах. Среди них прославились домашние те­атры в селах Качановка и Спиридонова Буда на Черниговщине и Романовна на Волыни. Они ставили балетные спек­такли, выезжали на гастроли в большие города Украины. Но, несмотря на то, что актеры-крепостные овладели театраль­ным искусством, они испытывали гру­бые издевательства помещиков, телес­ные наказания розгами.

Кроме домашних театров, широкую популярность приобрел любительский театр из села Кибинцы на Полтавщине, руководителем и режиссером которого был отец выдающегося писателя Нико­лая Гоголя - Василий Гоголь-Яновский.

Великий русский актер, друг Т.Шевченко, Михаил Щепкин тоже на­чинал театральную карьеру крепостным. И.Котляревский стал инициатором вы­купа из неволи этого непревзойденного исполнители ролей Выборного в "Наталці Полтавці" и Чупруна в "Москалі чарівнику". В этих ролях Щепкин выступал на сценах театров Москвы и Петер­бурга, знакомя с пьесами Котлярсвского русских зрителей.

Известный украинский актер Карп Соленик начинал свою деятельность на сцене профессионального харьковского театра, директором и режиссером кото­рого был Г.Квитка-Основьяненко. Как полтавский, так и харьковский театры знакомили зрителя не только с пьесами украинской классической драматургии, но и со спектаклями по произведениям Пушкина, Гоголя, Грибоедова, Фонвизи­на, Крылова, с шедеврами мировой дра­матургии Шекспира, Шиллера, Гюго, Мольера.

Накануне революции 1848 года первые любительские труппы возникли и на западноукраинских землях. В их ре­пертуаре были пьесы И.Котляревского и Г.Квитки-Основьяненко, а также мест­ных авторов — Н.Устияновича, С.Петрушевича, А.Духновича. Даже при невы­соком художественном уровне драматур­гических произведений и исполнителей многих ролей они доносили до зрителей правду о социальном неравенстве в об­ществе, осуждали произвол и насилие властей, высмеивали тех, кто забыл язык и обычаи своего народа. Австрий­ская администрация нередко запрещала спектакли украинских театральных кол­лективов.

В больших городах Надднепрянской Украины для постоянного показа те­атральных спектаклей строились здания театров. Построенные в стиле классиче­ской античной архитектуры, они стали украшением Киева (арх. А.Меленский) и Одессы (арх. Тома де Томон). Замеча­тельные архитектурные сооружения воз­водились в связи с открытием учебных заведений (здания университета, инсти­тута благородных девиц в Киеве - арх. В.Беретти), культовых помещений (ко­локольня Киеве-Печерской лавры - арх. Е.Васильев и К.Тон; собор в Екатеринославе - арх. А.Захаров).

Лучших архитекторов привлека­ли также к строительству помещичьих дворцов - Разумовского в Батурине (арх. Ч.Камерон), Галагана в Сокиринцах (арх. П.Дубровский). Тяжелым трудом кре­постных создавались мировые шедевры ландшафтного архитектурного искусст­ва, в частности парки "Александрия" в Белой Церкви и "Софиевка" в Умани.

Скульптурное искусство первой половины XIX ст. уже не ограничива­лось украшением архитектурных строе­ний и сооружением надгробных памят­ников. Выполняя колонизаторские функ­ции, оно так или иначе помогало возве­личивать империи, под власть которых попала Украина. Так, в самом центре Полтавы к столетию победы Петра I по проекту Феодосия Щедрина была возд­вигнута десятиметровая чугунная колон­на, увенчанная бронзовым орлом, кото­рый символизировал силу и непобеди­мость Российской империи. В Киеве по проекту В.Демут-Малиновского воздвиг­ли памятник князю Владимиру - инициа­тору Крещения Киевской Руси - собы­тия, которое Русская православная цер­ковь истолковывала как начало своей истории. Колонизаторской политике рос­сийского царизма служили и высокота­лантливые произведения выдающегося украинского скульптора, уроженца Черниговщины, академика Петербургской академии искусств Ивана Мартоса: над­гробие гетьману Кириллу Разумовскому в Батурине, генерал-губернатору Малороссии Петру Румянцеву (Киев), памят­ник градоначальнику Одессы А.Э.Ришелье. Мартос является и автором извест­ного памятника Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве.

В области живописи ведущим мастером в Украине был Тарас Шевчен­ко. Воспитанник известного русского ху­дожника Карла Брюллова он пошел са­мостоятельным путем в живописном ис­кусстве и достиг значительных вершин прежде всего в гравировании, за что был удостоен Петербургской Академией ис­кусств звания академика. Шевченко при­надлежит свыше 130 портретов. Его про­изведения проникнуты демократизмом, высоким гуманизмом, национально-освободительными мотивами. Социальные мотивы выразительно звучат в сериях "Притча про блудного сина", "Живопис­на Україна", а также в рисунках из жиз­ни казахского народа, среди 'которого жил поэт и художник в ссылке.

Друзья и коллеги Шевченко по ис­кусству - В.Штернберг, Я.Бальмен, М.Башилов с любовью иллюстрировали нес­колько изданий шевченковского "Кобза­ря", а художники Аполлон Мокрицкий и Иван Сошенко известны ныне как авто­ры реалистических портретов людей из народа, деятелей украинской и русской культуры. Известный художник Василий Тропинин почти 30 лет был крепостным помещика на Винничине. На его кар­тинах - прекрасные пейзажи Подолии, на портретах - украинские крестьяне и крестьянки.

Таким образом, повседневная жизнь народных масс, их борьба против национального угнетения находили свое отражение в лучших произведениях ли­тературы и искусства.

Да и само устное творчество сове­ршенствовалось в период первой поло­вины XIX ст. Лирическая поэзия Т.Шев­ченко воспринималась как лучшие про­изведения украинского фольклора. В фольклоре вскоре появились и новые те­мы, почерпнутые из современной жизни:

При сохранении традиционных форм (пе­сня, былина, рассказ, пословица и т.д.) фольклорные произведения наполнялись новым содержанием. Крепостничество, батрачество, рекрутство, чумацтво - все эти и другие исторические явления та­лантливо изображены и в украинском фольклоре. Свою нестерпимую жизнь в условиях крепостнической действитель­ности первой половины XIX ст. народ собственными устами обобщил в песне:

Ой, як тяжко жити стало,

Бо ті прокляті пани

Із нас шкуру поздирали

Та пошили жупани.

Культура традиционного быта.

Как и фольклорные произведения, так и произведения массового декора­тивно-прикладного искусства, связанно­го с украшением жилища и одежды, изготовлением эстетически украшенных предметов быта, создавали люди разно­го возраста и разного социального поло­жения. Но основную часть, как и раньше, так и в первой половине XIX ст. состав­ляло крестьянство. Именно его эстети­ческие вкусы, обряды и обычаи, миро­воззренческие представления, морально-этические нормы определяли тот при­влекательный внешний образ украинс­кого народа, который так поражал и во­схищал многих иностранцев, побывав­ших в Украине..

Русские все чаще и чаще убеж­дались, что в Украине проживает отлич­ный от них народ, со своим языком, уст­ройством, обычаями. "Словно бы въезжа­ем в другое государство", - записывали свои впечатления русские путешествен­ники. Их восхищали прежде всего укра­инские села с аккуратными, опрятными хатками, непременно окруженными сада­ми. Даже шовинистически настроенный к украинскому народу русский историк Михаил Погодин после посещения Укра­ины писал в 1842 г.: "Я люблю малорос­сийские села. Как это привлекательно -белые хаты в тени зеленых пышных де­ревьев, рассыпанных по склонам горы. Видно с первого взгляда, что житель приятельствует с природой, что он лю­бит свой дом... и не бросает его без пот­ребности". Такие впечатления остались навсегда и в памяти выдающегося рус­ского ученого-языковеда, уроженца Слободской Украины Владимира Даля: "....Хаты не лепятся вместе одна к другой и сруб в сруб, а каждая отодвинута и отделена двором, огородом, покрыта соломой, но не похожа на безобразный стог, а крыта гладко, ровно со стрехою в обруб".

Как правило, народные строители "вписывали" дом в природное окруже­ние, поэтому со всем подворьем он пред­ставлял собой единое целое. Украинская хата считалась полноценным жильем то­гда только, когда ее украшали как внеш­не, так и внутри. Каждая губерния, уезд, село имели свои традиции настенных росписей. Узорами, больше в виде цве­тов, расписывались стены, особенно -печь, к которой относились с набожно­стью - иногда даже как к живому су­ществу, ведь она обеспечивала семье благосостояние, теплоту, уют, отдых. Сооружая печь, хозяева не жалели для нее места в хате. В стихотворении "По селах" Иван Франко писал:

"В хаті піч трохи невпівкімнати,

3 запічком і припічком із глини,

Вічно тепла - то жолудок хати,

Величезний, як живіт дитини".

На западноукраинских землях печь облицовывали кафелем с изображением цветов, зверей, всадников, солдат. Худо­жественной резьбой по дереву украша­ли двери, оконные рамы, сундуки, в ко­торых хранили одежду, белье. Казаков на конях рисовали на дверях, ставнях хат по всей Украине (вспомните такую хату, описанную в повести Николая Го­голя "Ночь перед рождеством"). Украшал хату настенный открытый мыснык (шка­фчик) с керамической посудой.

Творчество мастеров народного го­нчарного искусства, изготовлявших рас­писанную узорами и рисунками глазуро­ванную посуду, повлияло и на фарфорофаянсовое фабричное производство, ко­торое начало развиваться в первой поло­вине XIX ст. на Волыни, Черниговщине и Киевщине. Однако посуда из фаянса и фарфора была дорогой. Ее могли ку­пить только зажиточные слои населе­ния, а простые люди из крестьян и ме­щан, как и раньше, в своем быте использовали гончарные изделия народных промыслов.

В начале XIX ст. выросло произво­дство художественного стекла. На Волы­ни, Подолии, Киевщине и Черниговщине возникли стеклодувные мастерские (гу­ты), специализировавшиеся в основном на производстве бутылок и изготовле­нии скульптурок, ваз. Продукция Киев­ского завода хрустального стекла заслужила признание во всей Украине. Про­дукция же мелких крестьянских тут не выходила за границы местных рынков.

Все больше механизировались ков­роделие и ткачество. Но и в этих отрас­лях продукция крупных мастерских и мануфактур Галиции, Подолии, Левобе­режья и Слобожанщины количественно вытесняла изготовленную ручным спосо­бом. В середине XIX ст. только харьков­ские предприятия изготовляли ежегодно около 25 тысяч ковров и попон. Давнюю всеукраинскую славу центра народного художественного ткачества имело мес­течко Кролевец на Левобережье. Выши­тые кролевецкие полотенца пользовались спросом даже за пределами Украины.

Как повседневная, так и празднич­ная крестьянская одежда не претерпева­ла существенных изменений на протяже­нии жизни многих поколений. И наобо­рот, дворянство не только чуждалось род­ного языка, но и прилагало все усилия, чтобы отличаться от крестьян еще и оде­ждой, заимствуя из разных городов моду приезжих колонизаторов. Хотя и в кре­стьянской среде были свои отличия: бо­лее бедные носили одежду из домотканого льняного и пенькового полотна, а более зажиточные использовали фабрич­ную ткань - китайку, нанку, щелк и др.

Социальная дифференциация от­ражалась и на культуре бытовых отно­шений.

Дворяне, купцы, чиновники, духо­венство, ремесленники, крестьяне, ра­бочие имели свои традиции и обычаи, свои нормы поведения в обществе и в семье. Но и в этой чисто духовной сфе­ре бытовой культуры носителем и храни­телем традиций продолжало выступать главным образом крестьянство. Общес­твенная цена человека измерялась преж­де всего его отношением к труду. Основу народной педагогики составляло тру­довое воспитание. Родители постоянно привлекали своих детей к посильному труду дома и в поле, вместе с тем под­держивали стремление к учебе, переда­вали детям свои знания народной меди­цины, метеорологии, ботаники, зооло­гии. Добропорядочными людьми воспи­тывали детей также моральные запове­ди христианства, осуждающие пьянст­во, насилие, лень, воровство, жадность, лживость, лицемерие и т.д.

Воспитание взрослых граждан,ихобязанностей перед обществом осущес­твляли сельские общины, руководство­вавшиеся в своей деятельности норма­ми обычного народного права. Для реше­ния важных дел жизни села они созыва­ли жителей на сход. На западноукраинских землях на такие сходы в период революции 1848-1849 годов собирались крестьяне даже из нескольких сел. Они уже тогда приобретали характер массо­вых политических митингов.

И хотя черты Индивидуализма в ментальности украинца первой поло­вины XIX ст. были преимущественными и даже углубились в связи с интенси­фикацией процесса развития товарно-денежных отношений, однако традиции трудовой взаимопомощи среди крестьян не исчезли.

Распространенным по всей Украи­не был обычай толоки, т.е. доброволь­ной, бесплатной коллективной работы по просьбе того или другого хозяина. Важную роль этой формы трудовой вза­имопомощи подчеркивает народная пос­ловица: "Без толоки как без рук: ни хаты не сделаешь, ни сена не скосишь". Дав­ней формой народной производственной кооперации* была супряга, когда два-три хозяина объединяли рабочий скот и сельскохозяйственный инвентарь и па­хали свои земельные участки по очере­ди. По добровольным нормам всесторон­ней поддержки в далекой дороге чумаки объединялись в обоз, в состав которого входили десятки телег отдельных хозя­ев.

В западноукраинских селах стро­или общественные амбары (шпилмеры), в которых "на черный день" хранился не­прикосновенный запас зерна.

В трудовой праздничной обряднос­ти первой половины XIX ст. самым кра­сочным и радостным для крестьян-хозяев был праздник обжинок. Календарные ре­лигиозные праздники также сопровож­дались традициями народной обряднос­ти с использованием песен (щедривок, колядок), музыки, танцев, театрального действа. Главное в этих фольклорных и художественных произведениях - про­славление хозяина и его семьи, пожела­ния им здоровья и достатка.

Праздничный досуг зажиточных слоев городского населения Украины все больше терял связь с национальными культурно-бытовыми традициями украин­ского народа. В городе все чаще входили в моду званые обеды и вечера с баль­ными танцами зарубежного происхожде­ния. Они содействовали процессу дена­ционализации значительной части укра­инского дворянства, в чем были заинте­ресованы правящие круги Российской и Австрийской империй. Но процесс укра­инского национального возрождения, ос­новой которого было развитие украин­ской национальной культуры, опирался на прочные традиции народных масс. И это придавало силу, энергию и вдохно­вение деятелям украинского националь­ного движения.


Список литературы.

1. Сарбей В.Г. История Украины (XIX – нач. ХХ ст.). Киев, 1995. – 224 с.

2. Грушевський М. Історія України- Руси: У 10 т. Нью-Йорк, 1954.