Экология культуры

Влияние культурного наследия мирового сообщества на процессы генезиса экосознания социотаксонов. Последствия социально-экономических реформ, под углом зрения экологии культуры, постсоветского периода. Концепции духовно-культурного развития России.

Научное издание

Рамаз Акакиевич Логуа

Доктор экономических наук, кандидат философских наук, профессор,

Действительный Член Российской академии наук социальных технологии и местного самоуправления

ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

Научный редактор В.С. Марков. Дизайнер Т.А. Логуа.

Корректор Н.Ф.Морозова

СИГНАЛЬНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР

Лицензия ЛР № 020898 от 08.07.2004 г.

Издательство РАГС.117606 г. Москва, пр. Вернадского 84.

Подписано в печать - 13.08.2007 г. Объем 25 усл. печ. листов.

Гарнитура TAIMS, обложка Super, Формат 60Х 80, 1 / 16. Заказ № 306.

Тираж 100 экз., без объявления цены

Гонорар от поступлений за реализацию данной книги, после спонсирования его издательства на пяти языках мира и тиражирования в один миллион экземпляров, полностью адресуется в благотворительный фонд академика Зураба Константиновича Церетели для возведения бронзового памятника основоположнику вечной дружбы между Российско- Грузинскими народами - Сулхану Саба Орбелиани в г. Москве, в центральном сквере, на улице большая Грузинская.


Логуа Р.А

Экология культуры

ЭКОКУЛЬТУРА

Москва 2007г.


Рамаз Акакиевич Логуа

Родился 13 августа 1947 года в городе Гали, автономной республики Абхазии Грузии.

Окончил полную общеобразовательную среднюю школу №1 в г. Гали, Грузинский институт субтропического хозяйства и Абхазский государственный университет им. Д.Гулиа в г. Сухуми, Бакинскую высшую партийную школу, Российскую академию управления и Российскую академию государственной службы при Президенте РФ в г. Москве. Доктор экономических наук, кандидат философских наук, действительный Член Российской академии наук социальных технологии и местного самоуправления, профессор экономики, заведующий кафедрой «экономическая теория» Самарского муниципального университета Наяновой.

ББК 20.1+87.75+65+71 Л. 69

Логуа Рамаз Акакиевич. Экология культуры. - М.: Изд-во РАГС,2007 - 350с.

В книге рассматриваются актуальные проблемы жизни и развития человечества. Анализируется влияние культурного наследия мирового сообщества на процессы генезиса экосознания социотаксонов*. На примере России рассматриваются последствия социально-экономических реформ, под углом зрения экологии культуры, пост советского периода. В связи с требованиями предлагаемого нового подхода в исследовании вводятся в научный оборот новые термины в области философии, экономики, культуры, экологии. Изложены авторские концепции социально-экономического и духовно-культурного развития России и перспективы мирового сообщества.

Адресуется широкому кругу читателей.

Книга издается под редакции академика В.С. Маркова.

Социотаксоны - сообщества этносов с признаками сходства родоплеменных особенностей.

© Логуа Р.А., 2007.


Логуа Рамаз Акакиевич

Посвящается светлой памяти, славному представителю грузинского народа, великому мыслителю эпохи возрождения, просветителю, дипломату, философу Сулхану Саба Орбелиани

ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

Планета Земля – «Деда Мица" (по-грузински мать Земля), - “Ой кос”, (по-гречески дом родной) есть глобальная среда обитания человека, а не храм божий, где он должен молиться и быть рабом себе подобному. Она является естественной природной лабораторией, где человеку суждено жить в гармонии с природой вечно, поскольку он сам является неотъемлемой частицей биосоциальной среды, как при жизни, так и после видоизменения. Здесь он обязан трудиться, как пчелка, в единстве целей экономики и идеологии реализовать идеи Киновия, творить материально-духовные ценности для удовлетворения рациональных потребностей человека, радоваться результатам своего труда, распорядителем которых он сам является, и не быть паразитом общества...

Сулхан Саба Орбелиани

В духе бессмертных идей выдающегося мыслителя эпохи возрождения, известного киновиста*, просветителя, философа, дипломата и миссионера христианской культуры, основоположника вечной дружбы между народами России и Грузии, видного представителя культурного наследия грузинского народа - Сулхана Саба Орбелиани (1658-1725), в виде визитной карточки автора данной книги, уважаемому читателю предлагается одно из его ранних стихотворений. Названием его стал им же впервые введенный в публицистику термин - Биосоционика.


Биосоционика: **

...Чем больше познаем мы наш мир земной,

Тем дальше устремляются наши взоры;

Порою забываем, что все мы - дети природы,

И колыбель наша - ее недра, родные просторы.

Нам бы познать глубину тайн самого себя,

Влюбиться по-человечески с родной биотой,***

Природу почувствовать как мать дитя,

Ощутить себя частицей разума вселенской.

Планета Земля во Вселенной - биосоциальная среда,

Единственный рай для обитания рода людского,

Нельзя забывать о том, чтобы нас не коснулась беда,

Следует лишь потом, а не кровью орошать ее.

Ведь все сокровища земные - таблица Менделеева

Человеку для того щедро предоставлена,

Чтоб радовались плодами жизни Адам и Ева,

Не забывая ни на миг, для чего им жизнь дана. ...

© Рамаз Логуа 1992г.

*Киновист - последователь древнегреческой идеологии Киновии, означающей единство целей идеологии и экономики.

** Биосоционика - биологическая и социальная среда обитания социума на планете Земля.

*** Биота - биологическая среда обитания всего живого.


Пролог

Идею написания данной книги автор вынашивал давно, еще с юношеских лет, но не осмеливался приступить к делу, пока не достиг зрелого возраста. К этому времени, получив солидное образование (окончив пять высших учебных заведений, в их числе две академии, став кандидатом философских наук, доктором экономических наук, профессором и действительным членом ряда академий наук), испытав немало трудностей и прелестей жизни за время более чем сорокалетней трудовой и общественной деятельности, он посчитал, что в его жизни настала пора, когда можно браться за перо и в виде книги “Экология культуры” воздвигнуть себе прижизненный абстрактный памятник.

Свою работу я посвящаю памяти великому сыну грузинского народа, которому вместе со своим воспитанником, представителем царской династии Багратионов - Вахтангом VI, ценой своих жизней удалось заложить основу вечной дружбы между Грузинскими Российскими народами. Именно по этому я мечтаю увидеть огромную бронзовую памятник в городе Москве, великому Сулхану Саба Орбелиани.

Надеюсь, мои дорогие читатели будут ко мне снисходительными в оценке работы в целом, основных идей которой я излагаю лишь только для размышлений и здравой, конструктивной критики. Также надеюсь, что читатели простят меня за допущенные экспрессивные выражения, которых можно отнести, скорее к национальному характеру мышления автора, нежели к уровню интеллигентности.

Да ведь и самая строгая наука не может делаться без страсти, без всего многообразия простых человеческих чувств - от негодования до юмора.


«Учись, исследуй земное, это обязанность мужа науки»

Андре Мари Ампер

Преамбула

Размышляя о том, что такое культура, мы в первую очередь должны себе ясно представлять, что носителем всякой культуры является только человек. Вне человека она лишается всякого смысла. Современной науке известно, что человек единственное разумное биосоциальное существо на планете Земля. Его разум, формируемый множеством факторов, в том числе элементов культуры, постепенно вырастает в процессе взаимодействия с биосоциальной средой. Он является высшим началом и сущностью познания и поведения социума, одной из основных субстанций бытия. Процессу генезиса разума человека нет границ - как в пространстве, так и во времени. Человеческому разуму свойственно поступательное подпитывание энергией неиссякаемого вселенского разума. Несмотря на то, что продолжительность жизни человека ограничена по времени, его разум постоянно обогащается опытом всего человечества, и таким образом изменившись, передается от поколения к поколению, в виде новых уровней разума. Так продолжается постоянно, периодично и эволюционно - в абсолютном соответствии с естественными закономерностями развития материи. Поэтому следует полагать, что разум так же вечен и в определенном смысле “материален”, как и материя.

Основным ингредиентом разума является уровень культуры. Основу же культуры составляет духовное наследие человечества. Это та мудрость, те учения, которые передавались из поколения в поколение через философские традиции различных школ древности до наших дней, через великих мыслителей прошлого и настоящего. В истории человечества, имена таких звезд, как Аристотель, Бруно, Гегель, Дидро, Леонардо, Ломоносов, Маркс, Платон, Шекспир, Руставели, Юнг, Вернадский, Гумилев, Блаватская, и многих других, не померкнут никогда.

Культура способствует тому, чтобы любой индивид стал подлинным человеком, посредством познания бытия. Разумом человек способен осознать все сокровища знаний, которыми богато человечество. А его разумность проявляется в мыслях и поступках. Мысли выражаются посредством языка, в устной или в письменной форме. С помощью однажды осознанных, а далее уже знакомых слов, символов и знаков человек способен генерировать и излагать и свои мысли - главный продукт творчества его гения. С помощью слов, символов и знаков однажды сформированные мысли затем не требуют расшифровки значения этих слов. Они, уже заложенные в мыслях человека, выражаются с помощью языка. Чем роднее язык выражения мыслей, тем ярче и выразительнее сами мысли. Это аксиома. Великие мыслители обычно отличались при этом знанием многих языков. Чем больше языков они знали, тем больше их мысли, идеи, концепции становились известными, знаменитыми, понятными и признанно гениальными. Это тоже аксиома, но вопрос состоит в том - это мы хотим подчеркнуть, - что в мире нет великих и малых языков; люди, которые полагают иначе, ошибаются. На наш взгляд, следует конкретно различать наличие, с одной стороны, великих, достойных большого внимания, полезных и, с другой стороны, мелких, пустых и вредных мыслей, способных плохо влиять на формирование разума человека. Независимо от того, кем и когда была сформирована та или иная мысль, она имеет свойство утверждаться в разуме человека и лишь после этого реализовываться в осознанных поступках человека. Полагаем, что это происходит, прежде всего, в зависимости от уровня культуры и разума самого человека, от интеллектуально-энергетической силы генерируемых ею мыслей.

Интеллектуально-энергетическая сила мыслей есть главнейший фактор прогресса всей цивилизации. Ее источник и потенциал находится в генах таксонов, этносов, наций, индивидов. В науке она называется пассионарной энергией и передается на клеточном уровне живой материи. Эти мысли, по большей части, принадлежат великим мыслителям - В.И. Вернадскому и Л.Н. Гумилеву. Они и дают нам основание полагать, что разум человека есть форма выражения пассионарной энергетики, первооснова его жизнедеятельности, а язык лишь средство выражения генерированного многими поколениями разума. Таким образом, культура есть тот феномен, который формирует разум человека.

Кажется, мы немного отвлеклись от темы, но считаем уместным напомнить уважаемым читателям знаменитые слова Марка Аврелия (121-180 гг.н.э.): “Не все же рассуждать о том, каким должен быть культурный человек, пора и стать им”. Эти слова были сказаны в начале нашей эры великим мыслителем - императором Рима, но, поверьте, смысл этих слов актуален, осуществим, необходим для каждого из нас и сегодня.

В ходе исторического генезиса мирового сообщества главным фактором этого процесса, наравне с экономикой и ее производной - идеологией, всегда была, является и будет- культура личности и социума.

Культура - коэволюционно развивающееся и вместе с тем творящее, созидающее, обогащающее разум человека явление. Она свойственна как индивиду, так и всему социуму. Неразрывную взаимосвязь культуры личности и социума характеризует понятие “экокультуры”©Р.Л. человечества, от уровня которой полностью зависим внутренний механизм дальнейшего прогресса всей цивилизации.

Философская категория “экокультура” результирует совокупность экономических, экологических, эстетических, духовных, нравственных ценностей, выражаемых в системе сознания и нормативной регуляции жизнедеятельности человека. В среде ускоряющегося научно-технического прогресса формируются новые формы социальных отношений, деятельности, воздействия на природу, новые типы сознания и культуры, новые экосоциальные пространства. Современные информационные технологии проникают во все механизмы массовых коммуникаций, в сферы образования, науки, художественной и бытовой культуры, существенно влияя на формирование личности, образ жизни, систему межличностных отношений. Происходит взаимообогащение культур, пересмотр ценностей и норм. (Разумеется, в идеале, в действительности процесс этот противоречив и может быть разрушительным, о чем мы скажем в третьем разделе книги.) В результате в сознании многих поколений людей, на длительное время абсорбируется и утверждается та культура, которая наиболее рациональна, поучительна, воспитательна, общеприемлема и позволяет удовлетворять высшие духовные потребности. Именно в этом прогрессивное содержание и непревзойденная роль культуры в развитии человечества - роль единственного источника формирования новых моральных и ценностных ориентиров в жизнедеятельности человека. Ведь и сам термин “культура” тоже происходит от латинского слова culture, означающего возделывание, воспитание, обрабатывание, развитие, образование.

В классическом понимании культура проявляется во всех сферах жизнедеятельности индивида, этноса. Она отражается в духовной жизни людей, характеризует их способность накапливать, творить и реализовать свои знания, умения, навыки, формы общения с людьми, демонстрирует уровень интеллекта, усвоенного и творчески выработанного мировоззрения.

Культурному человеку всегда были свойственны стремление вернуться к своим корням, заглянуть глубоко-глубоко во время и в развернутую во времени сущность прогресса, тяга к истокам духовной культуры всего человечества, желание познать ритм и соразмерность бытия.

В современном понимании культуру трудно представить себе без ее составляющей - экологии.

В конце ХХ века термин “экология” стал знаковым, эта отрасль познания, выросшая изначально на почве биологических исследований, а именно из исследований меняющихся природных условий бытия разных видов животных и растений, приобрела статус общемировой гуманитарной науки, которая самым теснейшим образом связана почти со всеми науками и сферами жизнедеятельности человека. Прежде всего, она связана с культурой человека.

Поскольку экология, в современном понимании, является неотъемлемой составной частью общей культуры человечества и характеризующим параметром уровня всеобщей культуры, то экологию следует рассматривать в единстве с экономической жизнедеятельностью человека. Именно поэтому предметом нашего исследования (рассмотрения) в данной работе служит эта совокупность явлений, обозначаемая - в авторском видении - понятием “экокультура”.

Трактуемое нами понятие “экокультура” - сравнительно ново, оно имеет два синонима:

1. Экологическая культура - характеризует общий уровень культуры человека, носителя экологического сознания, его способность разумного природопользования, предполагающая сознательное и бережное по отношению к окружающей природной среде осуществление хозяйственно-экономической деятельности.

2. Экономическая культура - характеризует уровень подготовки индивида к рачительной хозяйственной деятельности, умение человека рационально использовать природные, финансовые, материальные и трудовые ресурсы в организации целенаправленной и рентабельной хозяйственной деятельности.

Это уж давно известные аксиомы. Однако целью автора данной книги является не лингвистический анализ данных терминов, а диалектический анализ эволюции этих двух важнейших факторов в жизни общества - как в их взаимодействии, так и по отдельности, чтобы выявить общий уровень экологии культуры человека конца ХХ столетия и наметить, обрисовать перспективы экоцивилизации в ХХI веке.

В зависимости от того, насколько это удалось, - разумеется, по оценкам самих читателей, - будет определяться и личный вклад автора в мировую культуру - в том направлении, в том смысле, который указан в начале нашего введения. Здесь нет чрезмерных претензий, я никому не навязываю своих соображений, а просто желаю, чтоб мой читатели поразмышляли над ними, которые могут с ними согласиться, или возражать. Поверьте: мировая культура - всеобщее достояние и, соответственно, общее дело. Дерзайте!

Замечания, предложения и пожелания можно высылать по адресу:

443199 г. Самара, ул. Молодогвардейская 196, офис 106.

Логуа Рамазу Акакиевичу

Телефоны: (846)243 48 37; (846)271 62 34; (846)372 36 22.

www.ralogua.narod.ruE-mail: logua@mail.ru;

Часть первая


ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА (ЭКОКУЛЬТУРА)

Окружающая нас природа есть единственное, бесценное сокровище человечества, сфера формирования и генезиса разума, а уровень взаимоотношений человека с природой служит критерием развития культуры социума во всем ее многообразии.

Однако, эта единственная природа (наш общий дом - “ой кос”) с множеством влияющих на социум факторов настолько многогранна, насколько разнообразен каждый индивид, и наоборот. В природе нет буквально повторяющихся фрагментов живой материи. Это не парадокс, не загадочная тайна природы, а закономерность, аксиома; все живое в природе состоит из частиц одной природы(материи), но все они в отдельности - разные. В этом законе природы коренится причина многообразия индивидов, этносов, цивилизаций и даже разница уровней культур, экосоциальных систем. Не случайно попытки клонирования различных видов животных (а замахивались и продолжают замахиваться даже на клонирование человека) завершались одним и тем же результатом: клоны нежизнеспособны.

Следует иметь в виду, что в социоэкосистеме социальность - признак, присущий каждому представителю этносов и индивиду в составе социума, один из показателей уровня сознания человека. Это дает основание полагать, что генная и культурно-историческая наследственность в виде сознания (разума) есть своего рода “Perpetuum - mobile” социума. Другими словами, познание тайн разума есть путь всей человеческой жизни, ибо, как говорил великий естествоиспытатель Чарльз Дарвин, “мир покоится на закономерностях и в своих проявлениях представляется, как продукт разума”. То же самое говорил наш славный соотечественник, великий критик, философ-материалист В.Г.Белинский: “прогресс человечества, все успехи в науках, заключается только в большем проникновении в таинственную глубину разума человека”. А как не вспомнить слова 16-го президента США, впервые столь компетентно выступавшего против рабства, Авраама Линкольна, который по поводу разума писал: “постигай разумом все, что можешь понять, принимай верой остальное, и будешь жить лучшей жизнью, и умрешь лучшим человеком”.

Мы с удовольствием можем также согласиться с мнением выдающегося русского мыслителя С. Д. Лихачева, который любил неустанно повторять, что не бытие определяет сознание, а сознание определяет бытие; по его словам, “какими мы будем культурными, какими мы будем умственными, таким будет наше бытие”. Да, действительно, это может быть и так. И хотя из математики известно, что от перестановки слагаемых сумма не меняется, но, на наш взгляд, в философском аспекте это немаловажный фактор. С.Д. Лихачев нас научил и научит многих, будучи уже не с нами, ценить российскую культуру, русский язык, понимать, что российская культура занимает великое место в мировой культуре. Он научил очень многих высокой моральности, - не морали как системе писаных норм, а моральности и нравственности. Я думаю, что это и есть его вечный памятник.

А в самом деле, сознание - явление многофакторное. Одной из главнейших составляющих сознания является нравственность. Она и есть главная конституция любого общества. Нравственность прямо пропорциональна разуму. А разум, как известно, есть не только физиологический наследственный признак, но и наиболее существенный параметр, характеризующий уровень связи человека с природой. Отсюда следует, что какова нравственность, таковы быт и жизнь данного индивида (социума), в данном био-эко-социальном пространстве.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что многообразие природных факторов окружающей среды обитания человека также обусловливает, даже определяет степень нравственности, соответственно, и экологическую культуру, а значит, и экокультуру. Можно также утверждать, что каково экосознание социума - таковы его нравственность и отношение к природе. Каково отношение к природе - таково отношение к культуре. Какова культура, таковы политика, экономика, идеология и т. д.

Как составная часть сознания человека, экосознание есть главный параметр, характеризующий уровень культуры человека. Поэтому культуру следует рассматривать как общечеловеческое достояние, а не как предмет политики, средство для обогащения или бизнеса, особенно для тех, кто не имеет к ней никакого отношения.

Понятие “экология культуры” на порядок выше, чем понятие “экология среды обитания”. “Экология культуры” - это комплексное научное мировоззрение о человеке, рассматривающее весь комплекс взаимодействия человека с биосоциальной средой. Согласно основным положениям данного мировоззрения, человек - это часть социобиосферы и, как другие организмы, не может существовать без совокупности живущих ныне на планете Земля биологических и таксонных разновидностей, составляющих среду обитания человечества.

Более того, человек не может существовать без многообразных элементов биосферы, частью которой он сам является, причем особой частью, определяющей (отчасти уже теперь, а еще более в исторической перспективе) характер энергетики биосферы. Ее энергетического бытия, обозначаемого иначе (по В.И.Вернадскому) как ее химический аппарат. Вот что мы должны уяснить и усвоить из его труда “Биосфера” (очерк второй Область жизни):

Этот аппарат состоит из определенных концентраций жизни, которые занимают, вечно меняясь, одни и те же места в земных оболочках, отвечающих биосфере. Эти концентрации жизни - живые пленки и сгущения жизни - являются как бы более частными делениями земных оболочек. В общем, их концентрированный характер выдерживается, хотя они никогда не дают сплошного, непрерывного покрова поверхности планеты.

Они являются областями планеты химически активными; здесь сосредоточены разнообразные статические - установившиеся - системы динамических равновесии земных химических элементов. Это области, где обтекающая весь земной шар лучистая энергия Солнца принимает форму земной свободной химической энергии, причем она превращается в земную энергию в различной мере для различных химических элементов. Существование этих областей планеты связано, с одной стороны, с той энергией, какую она получает от Солнца, и с другой - со свойствами того живого вещества, которое является аккумулятором этой энергии в земную химическую” (В.И. Вернадский. Биосфера (Избранные труды по биогеохимии. Издательство “Мысль”, М., 1967, с. 347).

В.И. Вернадский подчеркивает, что с развитием производственной деятельности человечество стало такой частью биосферы, сила, воздействия которой на другие ее элементы приобрела геологические масштабы. История, особенно последних двух - трех столетий, показала, что характер этого воздействия может быть неразумным, разрушительным и даже губительным - в том числе и для самого человечества. Ибо в отношении его самого, как части биосферы, вполне действительной является сформулированная В.И.Вернадским закономерность: “Все эти сгущения жизни теснейшим образом между собой связаны. Одно не может существовать без другого” (там же). Может быть, кому-то покажется обидной научная констатация того бесспорного факта, что человечество - это одна из разновидностей живого вещества планеты..., в работе “Несколько слов о ноосфере” он предупреждает: В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление.

Человек обязан осознавать не только масштабы и характер своего воздействия на окружающую природную среду, но и выработать стратегию своего поведения в биосфере - фактически стратегию не только сохранения биосферы, но и собственного своего выживания и развития. Таким образом, экологию культуры, можно рассматривать как отрасль научного познания, изучающую систему общемировой культуры в процессе жизнедеятельности человека в биосоциосфере, как основу общей экологической науки.

Экосистемы и вся биосфера, а также и социосфера, способны к само регуляции: к самосохранению, поддержанию своего видового состава и воспроизведению. А поддержание устойчивости, то есть гармоничного равновесия, - это одна из основополагающих предпосылок эволюции всего живого. Как известно, биосфера и отдельные экосистемы способны переносить значительные антропогенные и иные нагрузки именно благодаря возможности само регуляции, самоочищения и самовосстановления. Это относится и к социоэтносфере. Однако эти их свойства имеют естественные пределы. Экспоненциальный рост численности человечества и уровень потребления им природных ресурсов, техногенная нагрузка на природу могут создавать предпосылки экологического кризиса, вести к неустойчивому состоянию биосферы. Нарушение же баланса между развитием природы и общества связано с огромным риском - с возможностью катастрофы вселенского масштаба. В этот момент - а мы и живем в такой предкатастрофный период - жизненно важным, спасительным фактором для всей планеты выступает экология в широком смысле и экология культуры - в узком. Только человек, дитя природы, носитель экологической культуры, способен осознать эти проблемы и рационально планировать свои действия для сохранения и обеспечения перспектив жизни в своей родной экосоциальной среде.

Чтобы жизнь на планете Земля продолжалась гармонично и поступательно, прежде всего, необходимо сохранить биосферу в ее целостности и многообразии, включая существование таксонов и этносов. Судите сами: по данным экологов, на пороге третьего тысячелетия общая кризисная ситуация усугубляется тем, что вымирание биологических видов идет с нарастающей скоростью. Если нормальные изменения условий в природе приводят к тому, что за 100 лет вымирает один вид, то в данный период за каждый час (!) на Земле уничтожается 50 видов. В настоящее время 63% естественных экосистем Земли на суше разрушены. Продолжается и усугубляется гибель многих водных систем - и пресноводных, и морских. Происходит это по разным причинам, связанным не только с техногенным загрязнением биосферы, но также и с неразумным, хищническим и потребительским использованием природных ресурсов, что, в свою очередь, связано с недостаточным уровнем экологической культуры - не только в развивающихся странах, но и, особенно, в странах развитых. Это порок грозового, трагичного ХХ века. Так происходит еще и потому, что мировоззренческая культура человека ХХ века и его разум инерционно продолжают пребывать и при переходе в век ХХI на “антропоцентрическом” уровне мышления, ему еще далеко до “биоцентрического” и “социоцентрического” образов мышления. Их надо немедленно формировать, взращивать и развивать. Тут свою неоценимую роль может и должна сыграть экология культуры. По нашему мнению, именно семена экологической культуры, имеют перспективу 100 % -ого всхода на благодатной почве разума homo sapiens - разумного человека третьего тысячелетия. Новая парадигма - “экологической культуры” - станет единственно приемлемой этической основой взаимоотношений человека и природы.

Один из выдающихся ученых ХХ столетия Н.Н. Моисеев в своей книге С мыслями о будущем России (М., Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997) писал: “Человечество стоит перед беспрецедентной проблемой выработки СТРАТЕГИИ своего выживания на планете. Это СТРАТЕГИЯ перехода к эпохе ноосферы, т.е. к реализации условий коэволюции Природы и общества. Я не исключаю, что этот период будет тянуться всю остальную историю человечества, что эпоха ноосферы - лишь некоторое асимптотическое состояние природы и общества, если, конечно, уместно здесь говорить об асимптотическом состоянии.

И я убежден, что разработка и реализация этой СТРАТЕГИИ сделается важнейшей задачей человека на вечные времена. Это и станет основной характеристикой нового русла планетарной эволюции. Для такого утверждения аргументов более чем достаточно!

СТРАТЕГИЯ будет касаться всех сфер жизни людей - технического развития, культуры, образования, формирования новой нравственности... В рамках СТРАТЕГИИ придется изменить всю систему общественных и межстрановых отношений, шкалы ценностей и т.д. Вот почему я и склонен считать, что человечество стоит на пороге нового витка антропогенеза, т.е. качественного изменения самого характера процесса развития общества. В рамках современного канала эволюционного развития у человека будущего нет!

И вопрос лишь в том - произойдет ли он стихийно, когда этот переход будет связан с кровью, с уничтожением значительнейшей части человечества (а может быть, и его полной гибелью - завершением антропогенеза), либо переход произойдет путем реализации некой оптимальной (лучше сказать - возможной) СТРАТЕГИИ, разработанной Коллективным Интеллектом человечества” (с. 146 - 147). И далее:

А об устойчивом развитии в его банальной трактовке следует просто забыть: и человечество в целом, и каждая страна в отдельности будет встречать, и преодолевать многочисленные кризисы, взлеты и падения, это будет путь непрерывных поисков, а не устойчивое развитие. И к этому надо быть готовым. Это и есть наша общая судьба” (там же, с. 148). Иначе говоря, Киновия достижима, но это не будет сказочный Золотой век, библейский Эдем без забот о добывании хлеба насущного в поте лица своего. Чтобы этот век, век Киновии будущего был похож на Золотой, человечеству и каждому человеку придется изо дня в день старательно и без устали намывать крупицы золота из песчаных груд будничных забот, содержание и масштабы которых будут, разумеется, меняться по сравнению с современными. Эти задачи, очевидно, будут выполнены человечеством, если в своей практической деятельности оно будет прочнее, чем сегодня и до сих пор, будет опираться на совершенно недостаточно используемое могущество научного разума и, к сожалению, игнорируемую и даже попираемую красоту нравственности и справедливости.

Благодаря успехам, достигнутым экологической наукой, росту экосознания людей в мировой науке сейчас все чаще выделяют концепции русской классической школы биологов, экологов и социологов, направленные на изучение явлений коэволюции в природе, в том числе возможности сопряженной эволюции человека и социобиосферы. Такие концепции разработаны в трудах В.И.Вернадского, Н.В. Тимофеева-Ресовского, русских космистов - Е.П. Блаватской, Л.Н. Гумилева и других исследователей, которые, с одной стороны, изучали естественные законы существования биосферы, а с другой стороны, философски осмысливали цель жизни человека и перспективы человечества.

Существует множество точек зрения и концепций исследования экологических проблем. Нас проблемы экологии интересуют с точки зрения экологии культуры. На наш взгляд, это новое направление в науке - сравнительно с другими науками, и в нем пока еще выявлено мало твердо установленных научных ориентиров. Полагаю, что тут следует применять новую, нетрадиционную для нового времени, теоретическую и логическую схему. Заслуживает внимания универсальный, уже неоднократно испытанный метод глобального моделирования системных исследований академика Д.М. Гвишиани. Еще на заре перестройки в нашей стране он разработал методологию моделирования глобальных систем. По этому вопросу он писал: “Необходимо представить глобальные изменения в социо-биосфере как единый процесс, воспроизвести механизм этого взаимосвязанного развития как естественный эволюционный процесс глобальной синергетической системы”. И, на наш взгляд, глобальная система социобиосферы является типичным примером синергетической системы, следовательно, все закономерности синергетики вполне проецируемы на разум человека, социума.

Суть возможной практической реализации такого методологического подхода заключается в следующем. Для построения глобальной модели общих систем используют определенную, наиболее распространенную систему управления базой данных, с помощью которой создают базу данных информационных сообщений, в которой их сортируют по роду систем как классификационному признаку - например, политическому, экономическому, социальному, нравственному, культурному и так далее. Затем из полученных информационных сообщений формируют элементы этих систем. Далее устанавливают взаимосвязи между соответствующими элементами, которые представляют собой закономерности, наблюдаемые как отношения между системами. Например, выявляют, как влияет состояние экономических систем на социальную политику, а социально-экономическая система на этно-социальную, нравственную, экологическую, культурную. И так далее.

Для создания реальной картины мировоззрения, по которой могло бы ориентироваться общество, целесообразно использовать в технологии управления государством методологию моделирования общих систем.

При формировании модели элементов разнообразных систем и взаимосвязей между ними используют три источника информации. Первый - средства массовой информации, второй - служебная информация и третий - закрытая информация. По интересующим проблемам создают специальные макросы, которые служат инструментарием для моделирования соответствующих систем. Саму модель строят специалисты по анализу систем. Отношения между элементами, взаимосвязи между системами формируют исследователи, специалисты фундаментальных и прикладных наук. Оценивают же качество модели те, кто пользуется ею для выяснения механизмов действия закономерностей в обществе и природе.

Стратегическая цель применения такой системы состоит в том, чтобы создаваемые модели играли роль “идеального зеркала” в организации управления обществом, государством.

Диалектика предлагаемого способа управления государством состоит в том, что согласно его технологии модель общих информационных систем постоянно формируется непосредственно научно-исследовательскими институтами, использующими информационные потоки. Поэтому при работе с нею следует обладать новейшей информацией о происходящих процессах в государстве, обществе и природе. Такая технология управления государством помогла бы человеку ориентироваться в своей деятельности, в принимаемых решениях и соответствующих поступках.

Таким образом, с помощью моделирования информационных систем может быть реализован и синергетический контур в технологии управления социумом.

В этой связи можно провести любопытнейшую параллель (аналогию) между современными представлениями науки о строении атомов периодической системы Менделеева и синергетическими законами биосоционики.

В Периодической системе элементов есть определенные физические законы заселения уровней оболочек атомов электронами. Здесь самое важное для нас то, что физико-химические свойства элементов определяются, прежде всего, заселенностью оболочки с самым высоким уровнем энергии, так называемой конфигурацией. Как правило, это самая внешняя оболочка, а строение начинается и завершается в каждом горизонтальном ряду-периоде. У элементов одного периода разная конфигурация, но одно и то же количество электронных оболочек и одинаковое строение завершенных, внутренних оболочек (остова). По мере развития Вселенной происходит эволюция химических элементов: от самого - легкого водорода к более тяжелым. Постепенно, шаг за шагом увеличивается заряд ядра, соответственно увеличивается и заселение электронных оболочек. Причем электроны могут появляться лишь на незавершенной оболочке. Так же постепенно изменяются и свойства элементов системы. Стремление к совершенству, которое выражается в завершенности всех электронных оболочек, настолько сильно, что именно оно определяет многие химические и физические свойства элементов. Элементы со сходной конфигурацией, но с разным остовом образуют вертикальные столбцы периодической системы. Химические свойства элементов одной группы различаются только скоростью вступления в химические реакции; чем тяжелее ядро, тем менее ярко выражены свойства группы. Очень тяжелые элементы, находящиеся внизу таблицы, неустойчивы и радиоактивны. Стремясь к совершенству, они бурно вступают в реакции. У последних элементов каждого периода все оболочки завершены, все уровни “заселены”. Они уже “совершенны” и практически не вступают в реакции. Но природа в своем творчестве не терпит остановок, химическая эволюция продолжается, и электроны следующих элементов вынуждены заселять новые оболочки. При этом они с готовностью оставляют “свое” ядро, вступая в реакции, результатом которых является совершенство завершенных оболочек, но уже в химических соединениях. До сих пор остается загадкой, будет ли когда-либо завершена вся периодическая таблица и какой массой может обладать это завершающее ядро.

Системные исследования современных ученых в области физико-химических свойств природных элементов показали, что существуют определенные закономерности, которые адекватны законам синергетики относительно биосоционики.

По данному вопросу заслуживают большого внимания труды биолога Лады Терловой, которая пишет: чтобы разобраться в разнообразии природных объектов, следует стремиться их систематизировать, то есть подметить какие-то общие свойства и согласно им распределить объекты по группам. Чем более общим является признак, тем большую группу можно создать, а более мелкие конкретно уточняют родство объектов. Эти группы в биологии называют таксонами. Самый крупный таксон - это царство”. Далее она пишет, что “таких таксонов в природе - четыре: животные, растения, микроорганизмы и грибы”. Мы позволим себе с ней в этом не согласиться, ибо человека, как единственное разумное биосоциальное существо в природе, мы не можем безоговорочно относить к животным. Таким образом, царств должно быть - пять, а не четыре. По ее мнению, “наиболее мелкими, то есть самыми “конкретными”, таксонами являются род и вид. Существует закономерность проявления черт, присущих конкретному виду живых существ в их эмбриональном развитии. Самыми первыми проявляются черты таксона высшего ранга - черты вида. Так, например, в эмбриональном развитии млекопитающих первыми проявляются общие черты всех позвоночных живых существ. В ходе эмбриогенеза органы трансформируются, и зародыш постепенно приобретает конкретные черты вида, а также и собственные, индивидуальные. При этом стадии эмбрионального развития в ключевых моментах как бы повторяют историю эволюции вида. Конечно, не все так прямолинейно, и на любой стадии индивидуального развития могут произойти изменения, которые станут началом нового эволюционного этапа. Но они должны зафиксироваться на генетическом уровне, что, естественно, отразится на эмбриологическом развитии. Сами генетические изменения тоже подчиняются определенным закономерностям”. В своей работе она приводит еще один известный пример. В 1920 году Н.И.Вавиловым был открыт закон гомологических рядов наследственной изменчивости. Закон был сформулирован для растений, но применим он и к животному миру. Оказалось, что родственные и близкие роды и виды проявляют удивительную правильность при наследственных изменениях (мутациях). Зная измененные формы одних родов и видов, можно предсказать вариации формы у родственных им и начать искать их. Подобно периодическому закону при поиске некоторых химических элементов, закон гомологических рядов позволяет найти новые формы живых организмов, основываясь на их “структуре”, то есть на строении их органов, окраске и т.д.

Как видно из этих примеров, развитие форм всех природных объектов происходит очень постепенно. Да, эволюция строения атомов элементов происходила при условиях абсолютно не сравнимых с условиями развития живого мира на Земле, но если для многих известных нам явлений можно сформулировать свои периодические законы, то вполне реально можно предполагать, что это - проявления одного великого закона, существующего и функционирующего во всей Вселенной, независимо от того, доступен он разуму человека или нет. Мне они представляются исключительно закономерностями развития материи и не более того.

Таким образом, сопоставляя информационные данные различных наук с законами синергетики посредством метода моделирования определенных систем, можно проследить историю, генезис любой системы и прогнозировать ее будущее.

Как известно, субстанциальной основой самоорганизующихся систем данного типа является системообразующий фактор - стремление системы к максимальной устойчивости в конкретных условиях существования. Максимальная устойчивость является конечной целью существования и развития любой системы. В переводе на язык синергетики это называется ее аттракторатом. Этому главенствующему принципу подчиняются все законы функционирования, развития и организации системы. Ее диалектика такова: дифференциация, интеграция, фазовые переходы, типы связей, этапы развития и цикличность. Современный научный анализ, а также исследования различных самоорганизующихся систем показали, что ядерно-сферическая их организация является оптимальной, так как в полной мере удовлетворяет требованию системообразующего фактора. В этом случае система максимально упорядочена и функционирует с минимальными затратами синергетической энергии. Ядро системы есть опредмеченная структурная форма диалектического синтеза целого и части. “Ядерные” элементы имеют самоорганизующиеся системы различной природы. Ядро простой системы состоит из одной, также двойственной по природе, а ядро сложной и зрелой системы состоит из двух комплиментарных ветвей. Движущей силой любой системы служит противоречие между стремлением системы к устойчивости и постоянно возникающими внешними и внутренними флюктуациями. Сущностью развития самоорганизующихся систем является максимальное извлечение энергии и информации для поддержания своей стабильности, что определяется всего двумя параметрами - скоростью взаимодействия между системой и средой этого взаимодействия в единицу времени.

Исследуя данный вопрос, психолог Н.В. Поддубный пишет, что система может развиваться только в направлении или увеличения скорости взаимодействия ее со средой, или увеличения площади этого взаимодействия, или того и другого одновременно. Увеличение скорости взаимодействия возможно при следующих условиях: 1) возрастание взаимодополнения между системой и средой; 2) увеличение скорости процессов внутри самой системы и увеличение тем самым ее подвижности, гибкости, что достигается повышением ее организации - дифференциации и интеграции элементов за счет накопления энергии. Эти условия связаны в основном с внутренней перестройкой в ядре системы. Оба параметра и способы их увеличения являются всеобщими, так как характеризуют интенсивность взаимодействия вообще, безотносительно к природе их носителей. Поэтому любые структурные перестройки в процессе развития самоорганизующихся систем различной природы являются проявлением этих параметров и способов, что позволяет диагностировать и прогнозировать функционирование и развитие систем”.

Проецирование подобных сценариев развития систем на модель социума дает основание полагать, что любая система, на этапе зрелости способна к своему воспроизводству. Удвоение ядра, т.е. возникновение второй ветви, и подготавливает этот важный период в развитии системы. На уровне развития всей материи, как показывает данный анализ, происходит переход одной формы движения в другую на матрице первой. Это означает, что таким образом происходил переход геологической формы в биологическую, а последней в социальную. Такая логика также дает нам основание полагать, что диалектическое кольцо эволюции любых систем образуется по следующей схеме: вселенское - геологическое - биологическое социальное - космическое, и далее циклично, по этой же схеме, до бесконечности. По той же схеме, на матрице социальных и психологических особенностей человека, развивается новая, техногенная самоорганизующаяся система, в которой человек выступает ее элементом (ядром). Этот сценарий, вполне вероятно, соответствует логике развития самоорганизующихся систем к максимальной устойчивости, которая приводит ее на определенной стадии к своему отрицанию в той или иной форме.

Однако, процесс социокультурного становления человека в обществе следует рассматривать как универсальную систему, неотъемлемую часть эволюции самоорганизующейся природы.

Главным объектом человеческого измерения современной экологической проблематики становится человеческий внутренний мир. Человеческое измерение экологической проблематики - это проблема человека в природе и обществе, решение которой немыслимо без системного и информационного подходов с подключением всех современных знаний для выяснения возможно более реальной оценки степени опасности человеческого измерения надвинувшейся возможности общепланетарной экологической катастрофы.

Несомненно, на первом плане раскрытия этой проблемы будет определение путей формирования новой мировоззренческой парадигмы на основе решительного продвижения духовного развития человека и общества, способного обеспечить коэволюцию их с биосферой с учетом требований экологического императива, диктуемого нам самой матерью-природой.

Смысл и путь истории человечества - это фактически синергетическая самоорганизация ноосферного общепланетарного субъекта в процессе последовательного эволюционного развития.

В научных трудах отечественных ученых Н.Н.Моисеева, П.В.Симонова, Ю.Д. Железнова и других, в свете универсального эволюционизма истории человеческого общества на Земле, установлена триадность включенных в самоорганизацию составляющих потребностей отдельного человека (интеллектуальных, духовных и материальных). Современные представления о генезисе внутреннего мира человека с достаточной уверенностью раскрывают два уровня этого мира (сознательного и подсознательного), на которых происходит формирование мотиваций вышеуказанных составляющих жизнедеятельности человека и, следовательно, общества.

Сравнительный анализ социокультурной динамики развития обществ, проявивших самобытность своей самоорганизации на больших отрезках истории, проведенный отдельными исследователями, позволяет проследить основные закономерности влияния внешних и внутренних факторов на судьбы этих обществ. Сегодня наукой установлено, что причины переключения активизации составляющих жизнедеятельности общества могут быть внешние (геокосмические или социальные) и внутренние (ресурсные или застойные). Внешние природные причины рассмотрены В.И.Вернадским, Л.А.Чижевским, Л.Н. Гумилевым; внешние социальные - К. Марксом, А. Тойнби и О. Шпенглером; ресурсные - Д. Медоузом и Н.Н. Моисеевым; застойные - Ш. Ауробиндо и К. Ясперсом. Почти все перечисленные исследователи обращали внимание на зависимость динамики циклов активизации составляющих жизнедеятельности общества от пространственной и энергетической емкости субъекта социума, от синергетической силы побуждающего к изменениям фактора, от плотности обращаемости информации в нем. Большой вклад в понимание сути социокультурной динамики в едином историческом процессе развития мирового сообщества был внесен П.Сорокиным. Одним из тех, кто первым сумел увидеть те опасности, которые могут возникать в результате механического переноса через границы, разделяющие самобытные в культурно-историческом отношении общества, чуждых компонент, составляющих их жизнедеятельности, не говоря уже о попытках принудительного их внедрения, был Н.Я. Данилевский. (Впрочем, бессознательно или подсознательно, люди в ходе исторической практики “открыли” эту истину задолго до Данилевского: чуждые данному человеческому сообществу - общине, роду, племени, этносу - воззрения, вкусы, обычаи, верования отторгались и отвергались не просто ради консервации привычного и родного, а во имя обеспечения социокультурной самостоятельности, самоидентификации; не случайно во взаимоотношениях этих сообществ, кончая государствами, фактор сохранения само идентичности, борьба за независимость и самостоятельность является и до сих пор одним из самых мощных).

Поучительны в этом плане труды и заключения Р. Штайнера о том, что гармоничное сочетание становления трех составляющих жизнедеятельности общества в процессе его самоорганизации есть предпосылка его процветания.

Таким образом, даже поверхностный сравнительный анализ истории становления этносов и цивилизаций дают основания полагать, что протекающие в социальном организме процессы являются результатом сложения многочисленных, отличающихся по частоте, периодам колебаний, характеристики которых определяются спецификой масс и групп, проявляющих себя в виде смены активизации составляющих их жизнедеятельности.

В связи с вышеизложенным профессор кафедры гуманитарных дисциплин Международного независимого эколого-политологического университета Ю.Д. Железнов пишет: “применительно к циклам существования таких мощных множеств, как этносы, цивилизации, человечество в целом, оглядываясь на пройденный ими путь, можно определить типичную для нормального естественного развития последовательность активизации составляющих их жизненного цикла. Сначала осуществляется материальное самоутверждение субъекта (члена общества), затем - интеллектуальное самоосознание (членов общества) и, наконец, - расцвет духовности (всего сообщества) с последующей трансформацией для перехода к новому по уровню циклу или угасанием и распадом в случае неспособности осуществить самопреобразование в новую жизнеспособную социальную структуру”.

Приведение соотношения составляющих жизнедеятельности общества к гармоничному равновесию в реальной практике требует и умения, и времени. Поэтому до того, как человечество обретет в составляющих его жизнедеятельности тот уровень духовной культуры, который гарантировал бы безопасность социотехногенных экспериментов, человечеству следует принять в качестве базисной основы любых решений принцип экологического императива, распространяющийся на все направления самоорганизации человеческой деятельности. Это означает, что воспитание экологической культуры должно рассматриваться как объективно необходимый нравственный социально-антропологический принцип, обеспечивающий коэволюцию Человека, Природы и Общества, а следовательно, и сохранение гармоничной целостности глобальной системы биосоционики.

При рассмотрении нынешнего состояния мирового сообщества в плане экологии культуры становится, очевидно, что в так называемых экономически развитых странах Запада многие ученые до сих пор продолжают решать проблемы лишь экологии среды обитания человека, абсолютно не замечая не просто надвигающуюся, но уже реально протекающую катастрофу экологии культуры. В последние годы наблюдается повышенная забота об экологической безопасности граждан стран Запада, а вместе с тем абсолютно игнорируется то, что все экологические катастрофы планеты исходят именно из западных “высокоразвитых” стран. Для подтверждения истинности этого широко известного наблюдения достаточно привести лишь один аргумент: катастрофу экологии культуры в западных странах можно считать хронической и трудноизлечимой болезнью так называемой западной цивилизации; люди Запада ею давно заражены и болеют по сей день.

В так называемом западном мире с давних времен исторически сложилась и продолжает существовать и укореняться, технически совершенствуясь (слова “развитие”, а тем более “прогресс” здесь не вполне уместны), своя, в основе человеконенавистническая, сугубо индивидуально-эгоистичная, ориентированная на материальную выгоду, асоциальная по своему существу “экологическая культура”. И когда люди Запада воочию увидели опасность от этой - своей же! - “экологической культуры” - то немедленно приступили к очень срочным и дорогостоящим мерам по экспорту этой самой Западной “экологической культуры” в другие, менее развитые страны. Эти выводы можно также аргументировать множеством фактов и примеров, в чем здесь нет необходимости. О них известно почти всем - как на Западе, так и в России. Приведем лишь некоторые показатели, которые свидетельствуют о кризисе экологической обстановки: по официальной статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), до 30% заболеваний населения связано с загрязнением окружающей среды. В Российской Федерации около 17 % территории относится к зонам экологического неблагополучия, что примерно равно территории шести Франции. Почти две трети населения России живут в условиях опасного загрязнения воздуха. Жители 100 городов (50 млн. человек) дышат воздухом, содержание токсичных веществ в котором в 5 и более раз превышает предельно допустимые концентрации. Около 75 % открытых водоемов считаются загрязненными, причем одну четвертую из них очистить практически невозможно. Повышение радиационного фона во многих регионах России - еще одна важная причина разрушения генофонда нации.

В современной России наблюдается весь комплекс экологических проблем, типичных как для развитых, так и развивающихся стран. Это особая и очень важная, но сугубо экологическая проблема, исследование которой автор в данном случае не ставит своей целью. Она требует отдельного, более фундаментального исследования. Ею занимаются экологи. А экология (от греческого oikos-дом, обиталище и logos-учение) совокупность понятий и явлений, связанных с окружающей средой, а также наука, занимающаяся этой сферой. Термин в первые предложил немецкий биолог Эрнст Геккель в 1866 году. А предметом нашего исследования и научного суждения является экологическая культура, которая, разумеется, проявляется и в экологических проблемах.

Конкретным объектом рассмотрения данного вопроса мы не случайно выбираем Российскую экосоциальную среду, ее культуру. Мы не без оснований придаем Российскому этносоциальному пространству статус колыбели цивилизации третьего тысячелетия”. Более подробные соображения об этом изложены в третьей части данной книги - “Симбиоз культур”.

А пока рассмотрим понятие “экологическая культура” в масштабе сложившихся в Российской экосоциальной среде реалий.

Российская культура исстари, как и весь славянско-христианский мир, всегда была экофильной, природоцентричной. Таковы российская поэзия, художественная проза, фольклор, музыка, живопись и другие виды искусства, которые, в основном, и формировали культурный фон этносов мирового сообщества. Во многом Россия известна миру не только как страна самобытной уникальной культуры, но и как необъятная страна богатой и разнообразной природы.

Следует отметить, что именно многообразие экосреды географического пространства России обусловливали и определяют и многогранность этнического состава россиян. Вместе с тем, на этой благодатной, богатой и плодоносной природной почве, в гармонии между собой и с природой процветали уникальные образцы национальной культуры, которые по всем параметрам превосходят шедевры мировой культуры.

Невозможно переоценить значение той части мировой культуры, которую дала цивилизации российская экосоциальная система. Богатство и многогранность российской национальной культуры корреспондирует с необъятными богатствами ее природных ресурсов. В недрах Российской экосистемы, наравне с ее богатыми природными и людскими ресурсами, так же обильно наличествуют компоненты национальной культуры, которые в последние годы именуются экологической культурой; ее следует правильно понимать как комплекс навыков бытия в контексте с окружающей природной средой - от согласия до отчуждения, от одухотворения до хищничества.

Характер современных отношений человека с природой все больше убеждает в том, что природную среду невозможно в дальнейшем сохранить и спасти лишь одними административными мерами - путем введения повышенных платежей за нерациональное природопользование, посредством штрафных санкций за ее загрязнение; невозможно ограничиться и совершенствованием приемов ее использования как источника ресурсов.

Наиболее дальновидные ученые, опираясь на такое рациональное и гуманистическое отношение к природе, убедительно обосновывают принципиальную возможность укоренения именно такого отношения к природе и именно такого направления ее преобразования, которое служило бы предметным воплощением накопленного человечеством богатства разума и культуры. Так, известный пермский философ В.В.Орлов еще в 1970 г. писал: “Развитие человеческого общества могло бы встретиться с неодолимыми препятствиями только в том случае, если бы существовали такие области мира, которые были бы принципиально недоступными, абсолютно чуждыми человеку. Но поскольку материя не порождает ничего более сложного, чем человек, в мире не существует таких предметов и явлений, которыми человечество не могло бы овладеть теоретически и практически. В сущности решающим шагом был переход к практическому преобразованию первого, непосредственно окружающего человека круга предметов; преобразуя первый в своей истории предмет, человек доказал свою принципиальную способность преобразования бесконечного мира, ибо в силу единства мира бесконечная последовательность предметов нигде не скрывает в себе непроходимой грани. Практически овладевая первым предметом, человек потенциально овладевал миром.

Ни на одном конкретном этапе развития человек не обладает актуально бесконечным богатством материальной и духовной культуры, но потенциально содержит в себе способность бесконечного роста этого богатства. Российская культура, основывающаяся на богатых народных традициях многочисленных российских этносов, давно уже подсказывает путь решения этой жизненно важной проблемы. Оно - в отношении к природе, к природному наследию не только как к материальной, но и как к духовной ценности, которые никак не могут служить предметом купли - продажи.

Острота современной экологической ситуации заключается в том, что человечество своей производственно-экономической деятельностью, направленной на удовлетворение материальных потребностей (в том числе и не являющихся необходимыми, а обусловленными лишь преходящими, конкретно-историческими формами производства), настолько изменило окружающую природу, что под угрозой оказались сами основы жизни, существования человека как биологического вида. В результате этого уже в ХХ веке человечество столкнулось лицом к лицу с глобальной экологической проблемой.

Человек разумный оказался рабом собственной неразумности - вследствие того, что до сих пор отношения общества с природой складывались стихийно, а самым главным критерием развития культуры считалась ее преобразовательная мощь, направленная на подчинение и покорение природы, причем в весьма пошлом виде - ради превращения природы в источник сырья для производства товаров и превращения в товар разнообразных объектов природы. Стихийный характер развития социоприродных отношений привел к разрыву между природой и культурой и даже к их противопоставлению.

Принципы так называемой “рыночной экономики”, капитализма были еще в начале ХХ века отвергнуты российским народом как неприемлемая для традиций, нравов, исторически сложившихся форм общения разновидность вандализма. Она обнаружила себя в виде искажения психологии людей, формируя у них пристрастие к наживе любой ценой, даже ценой жизни своих близких и родных, ни говоря об эксплуатации себе подобных, и оказалась губительной для тех ценностей гуманизма, которые веками вырабатывало человечество. Она же положила начало экологической катастрофе, выразившейся не только в разрушении среды обитания человека, но и в размывании, перерождении и уничтожении его нравственных начал, составляющих стержень экокультуры.

Одного технического знания и технических средств предотвращения или устранения загрязнения окружающей среды в капиталистической рыночной экономике явно недостаточно. Об этом говорит один простой пример, Население США составляет около 5% населения планеты, а потребляет оно 40 % ресурсов, о чем неоднократно писали и пишут с бессильным возмущением многие ученые и публицисты, Однако гораздо реже приводится такая цифра: а отходов, загрязнений эти 5% производят...60%! Иначе говоря, остальные 95% населения земного шара - даже, несмотря на то, что наиболее развитые капиталистические страны наловчились размещать обслуживающие их потребности “грязные” производства в странах так называемого “третьего мира” (иногда это называют, вполне справедливо, “экологическим империализмом”), - все вместе загрязняют нашу Землю в полтора раза меньше, чем 5% “стопроцентных американцев” считающих и представляющих себя чуть ли не “самой цивилизованной” нацией, образцом для всех прочих.

Когда налицо беспощадное сокрушение нравственных устоев, когда сметаются веками сформированные идеалы, тогда и жизнь человека начинает мало стоить, и всякие разговоры об экологии культуры порой кажутся бессмысленными. Такая порча идеалов, которую нам навязывает так называемая “рыночная экономика”, разлагает человека. Судите сами: для истинно русского человека нет на свете ничего выше чести, совести, любви к Отечеству. Его любовь к Родине глубока, бескорыстна. Он патриот, печалится, стремится своим творчеством поправить нравы во время всеобщего, казалось бы, грехопадения. Он против разрушения и осквернения родной страны, потому что она уникальна во всем свете. Чистота души - порог нравственности. Его беспокоит современное бездуховное состояние общества. Он убежден и утверждает, что там, где нет чистой основы нравственности, процветают подлость, алчность, суета, хаос. А это неизбежные следствия так называемой “рыночной экономики”. В таких условиях перед этносом встает глобальная задача реставрации нравственности, совести, душевной чистоты и красоты. Это значит: надо бить тревогу по поводу бездуховного давления Запада, противостоять ему, а не поощрять его. Истерзанную Россию надо повернуть реформами (без кавычек) на праведный тысячелетний путь самостоятельности, на путь подлинно человеческой нравственности и духовности. В срочном порядке нужно освещать и очистить нашу душу, заржавевшую от за бугорной коросты. Эта проблема относится не только к российскому этносу, но и ко всему мировому сообществу.

В наше время взаимосвязи биосферы и ее особой части - человечества в качестве основных, пронизаны противоречием между естественной организованностью биосферы и разрушительными действиями человека. По своей мощности последние становятся на уровень геомагнетических сил природы. Суть этого противоречия - в том, что современные формы жизнедеятельности человечества, в целом стихийные и хаотичные, противостоят естественной организованности, стабильности биосферы, разрушая ее и подводя тем самым к крайней черте собственное существование как биологического вида - части биосферы.

Помимо истощения и разорения среды обитания, вызываемых безудержно разрастающимся стремлением к наживе, перед современным человеком встает целый ряд сложных взаимосвязанных проблем, получивших название глобальных, общемировых. К их числу президент Римского клуба А. Печчеи отнес следующие факторы: “Бесконтрольное распространение человека по планете; неравенство и неоднородность общества; социальная несправедливость; голод и недоедание; широкое распространение бедности; безработица; инфляция; энергетический кризис; уже существующий или потенциальный недостаток природных ресурсов; распад международной торговой системы; протекционизм; неграмотность и устаревшая система образования; бунты среди молодежи; нравственная деградация граждан; упадок городов; преступность и наркомания; взрыв насилия полицейской власти; пытки и террор; пренебрежение законом и порядком; ядерное безумие; политическая коррупция; бюрократизм; деградация окружающей среды; упадок моральных ценностей; утрата веры; ощущение нестабильности, и, наконец, не осознание всех этих трудностей и их взаимосвязей”.

Обратите внимание на то, какими знакомыми стали и даже выглядят привычными эти пороки и язвы человечества, и их наименования уже не режут нам слух в современной, “новой”, “демократической” России! На наш взгляд, это является результатом насильственного экспорта западной культуры под прикрытием якобы необходимого внедрения так называемой “рыночной экономики”, итогом квазирыночных “реформ”, направленных на самом деле на реализацию “однополярных” целей глобальной американизации планеты по планам Даллеса, Маршалла, Бжезинского и прочих “гуманоидов”, с так называемого “цивилизованного” Запада. Смотрите, например, каково содержание одного из секретных документов - плана Алена Даллеса, который был утвержден конгрессом США, как государственная доктрина, еще в 1945 году:

Из секретного доклада на закрытом заседании сената США

“...Окончится война, все кое-как утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем... золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей.

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на Земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинных массах народа. Литература, театры, кино - все будет прославлять, и изображать самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать, и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом всякой безнравственности.

В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху... Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточничеству, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель...честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого...

Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом, беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все расцветет махровым цветком...

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что проис-ходит...Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посме-шище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни большевизма, опошлять и расшатывать, таким образом, основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, вытравлять этот ленинский фанатизм. Мы будем браться за людей с детских лет, с юно-шества, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать и растлевать ее. Мы сделаем из них шпионов и космополитов.

Вот уже прошло более десяти лет, как либерал - демократы в открытую стали навязывать российскому обществу свою дикую программу так называемых рыночных экономических реформ. Ощутимые результаты – сегодня уже налицо.

Либерализм - западное по своему происхождению мировоззрение, и его целью, разумеется, является - перестроить весь мир по меркам Запада. Практическим воплощением идей либерализма является общество социального неравенства, то есть антагонистическое общество, общество бедных и богатых. (Напомним: в среднем в западных странах доля частных собственников составляет около 10%, а наемных работников, т.е. неимущих, около 90%). А поскольку либерализм - это индивидуалистическое мировоззрение, то считается, что индивидуальные права и потребности главнее любых коллективных прав и интересов, что все свои законы и ценности, в том числе культуру и мораль, человек создает сам, а поэтому абсолютно ни перед кем и не ответственен. Традиционные же формы духовной ориентации в мире на нравственные и культурные ценности христианства, на коллективистское мировоззрение были фактически отвергнуты с зарождением такого вандализма, как капитализм; реформация христианства служила его идеологической подготовкой.

Капиталистическая система формально утверждает гражданское равенство всех перед законом. Однако жизнь показывает, что это далеко не так, и, прежде всего потому, что либеральная экономика - вовсе не “игра с нулевыми ставками”. А как делались и делаются большие “ставки”, то есть собственность, - известно. Как говорил французский философ П.-Ж. Прудон, “собственность - это воровство”. Естественно, речь идет, как правило, о больших состояниях.

Становление капитализма в России, как и во всем мире, происходит под примитивнейшими лозунгами дележа и грабительства, в виде хищнического присвоения результатов чужого труда, объявленных для начала “ничьими”. Это родимое несмываемое пятно либеральной экономики. Большое богатство “никогда не приходит к человеку как результат тяжелого труда”, и оно “приобретается всеми доступными средствами - честными, если возможно, и иными, если необходимо, или представляется случай”, уточняет автор американского бестселлера Наполеон Хилл в книге “Думай и богатей”. Далее Н. Хилл со знанием дела утверждает, что “вы никогда не станете богатым, если не доведете до кипения страсть к деньгам” (это ли не грех сребролюбия!). И если вам после этого повезет, то можете “сосредоточить в одних руках столько богатств, сколько можно собрать”, так как “у нас (в США) есть свобода неограниченной (?!) частной собственности, свобода накапливать сверх богатства без назойливых приставаний идеологов разных мастей”! Скажете, бред? Ничего подобного: “американская мечта”. Вот такое искушение сверхобогащением! Вот она, патологическая жажда сверх накопления сокровищ!

А как же быть с мудростью наших предков “живи в достатке, но не будь богат”, ибо “нажива ненасытна”, и с библейскими заповедями “не стяжать” и “не собирать сокровищ на земле”, - ведь на американских монетах выбито: мы веруем в Бога. Нет. Америка лицемерит, она давно верует в бога богатства, в культ золотого тельца. Больше того, закон рынка, когда выгода одного оборачивается причинением вреда другому, нарушает библейское золотое правило: “Не делай другим то, чего не хочешь, чтобы причиняли тебе”. Вот почему ни в одной книге по рыночной экономике вы не найдете таких терминов, как “совесть”, “честность”, “справедливость” и т.п. Мы достаточно глубоко исследовали проблемы “рыночной экономики” и хорошо знаем об этом. А на практике они и вовсе не имеют значения, так как чем меньше совести, тем больше всего остального”, материального. Да и может ли быть в наличии честность и совесть при ожесточенной борьбе за выживание, конкуренции? Ведь, по меткому замечанию известного американского ученого Норберта Винера, “рынок - это игра, в которую играют вполне разумные и совершенно беззастенчивые дельцы... и в которой коалиции алчных игроков обычно кончаются столпотворением измен, ренегатства и обманов”. Это ли не вакханалия бесовства собственников! Правильно гласит библейская мудрость: “Корень всех зол есть сребролюбие”.

Капитализм манит возможностью легко и быстро разбогатеть. Однако эта возможность на 95% кажущаяся, мнимая. В жизни “в подавляющем большинстве случаев неудачников гораздо больше, чем преуспевающих людей” (Н. Хилл). И не потому, что они меньше других стараются. Нет, они усердно и добросовестно работают! Но тот же Н. Хилл, проанализировавший деятельность сотен богатых людей, установил, что “лишь честным и усердным трудом не достичь богатства”! А как? “Всеми доступными средствами”. Невдомек обывателю, что огромные состояния, как правило, составляются нечестными, а то и просто криминальными способами, причем на хорошем стартовом капитале. Бизнес делается на чем угодно: свобода предпринимательства тому залог, а “священное” право собственности - гарантия. Бизнес на наслаждении и насилии, на торговле наркотиками, оружием и “живым товаром” (проституция и продажа детей) - самый прибыльный.

Современные финансовые воротилы извлекают сверхприбыль из созданного другими продукта - продукта интеллектуального или физического труда. Их деятельность особенно отчетливо характеризуется биржевыми играми, где они делают бешеные деньги: на купле-продаже национальных валют, ценных бумаг и других сделках, аферах, то есть на спекуляциях. Так, ежедневный объем торговли деньгами в 1995 году в 50 раз превосходил ежедневный объем всей мировой торговли товарами и услугами, вместе взятыми. Это ли не стихия валютных махинаций! Или вот так: “играя - обогащаемся”? А не паразитизм ли это? Или победителей по богатству не судят?

Ставкой на кону у валютных игроков могут быть целые государства, как это случилось с “азиатскими тиграми”. Вот уж поистине: “И что есть безумие, как не безмерность желания или же могущества?” (О. Бальзак). Не потому ли мир капитализма называют “этот безумный, безумный, безумный мир”?

“Либеральная экономика, так же как и вся “рыночная экономика”, основанная на удовлетворении неограниченных потребностей, привела к опасной деградации окружающей среды и к истощению многих полезных ископаемых. Жизнь доказала, что буржуазная демократия, по сути, безнравственна, потому что основана на либеральной (что означает - свободная на грани попустительства) экономике. Следовательно, ее идеология также безнравственна и аморальна. Она аморальна и потому, что накопление капитала в первооснове всегда является несправедливым и криминальным, как по происхождению, так и при извлечении высоких прибылей. Вспомните сохраненное К. Марксом свидетельство старинной английской газеты о безнравственности капитала, добивающегося прибыли любой ценой: “при 100% он попирает ногами все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы”.

Как и в прошлом, капитал претендует на то, чтобы быть “хозяином” в обществе и диктовать условия для насильственного внедрения и дальнейшего формирования своей идеологии. А что такое идеология? Она есть реальное отражение социальной действительности, и если эта действительность порочна, то такова и идеология. При этом любая идеология служит экономически и политически господствующим слоям общества. Когда же господствует паразитическое, хищническое меньшинство, - а так и было в многовековой исторической практике человечества, - совершается, торжествует самая большая несправедливость, против чего всегда боролись лучшие умы человечества. Несправедливость коренится в том, что в аморальном обществе властвует всегда тот, у кого больше сверх богатств. А такое богатство, как известно, достигается только путем несправедливого присвоения результатов чужого труда, путем хищнической эксплуатации себе подобных.

Капитализм исповедует принцип: нравственно то, что эффективно. А эффективно с точки зрения рынка обычно то, что безнравственно. В нашей стране такому извращенному пониманию эффективности пролагал дорогу пресловутый лозунг лживой горбачевской “перестройки” - “разрешено все, что не запрещено законом”. В современной России эффективен бизнес на оружии, порнографии, финансовых спекуляциях, азартных играх и др. Это фактически легализованная форма обмана народов. Человечество оказалось заложником выработанных на Западе законов, обслуживающих корыстные интересы паразитического меньшинства. Осуществляемый в жизни России экономический либерализм обернулся капиталистической по происхождению системой попустительства и беспорядочного расточительства. Он несовместим с гуманизмом, с понятиями справедливости, сострадания и совести. Либералы считают “правом” умирающему - умирать, страдающему - страдать, а богатому - утопать в роскоши. Каждому - свое. Вот такой либерально-демократический цинизм (или фашизм). Вот такая якобы “столбовая дорога цивилизации”...на которую карабкается якобы “обновленная Россия”. Неправда, это. Реально то, что мы сегодня имеем адекватную квазирыночной экономике квазидемократическую идеологию. Это и есть настоящая катастрофа идеологии, катастрофа экологии культуры.

Этими мыслями, вместе с моим другом из Краснодара Н.И. Першиным, мы выпустили накипевший в душе Россиянина пар от нашествия на нашу Родину так называемой западной культуры, начиная с либеральной экономики. Этими мыслями мы хотели ужалить тех “ельциноидов”, которые уже успели награбить несметный капитал и с обнаглевшими от сознания собственного “величия” бесстыжими глазами пытаются всевозможными средствами доказывать, что “рыночная экономика” с ее тоталитарной монетаристской политикой есть якобы единственный путь для России. Тогда как на самом деле такая стратегическая ориентация экономических реформ вовсе не соответствует российскому общественному сознанию, ее историческому менталитету, экосознанию. Этим самым нагло попираются и игнорируются и экономические закономерности. Поэтому можно утверждать, что результаты таких реформ - малоперспективны.

В результате подобных реформ устанавливается временная диктатура криминальной власти, и всякие надежды на честные демократические выборы лишаются смысла. В таких условиях общественное сознание становится на ошибочный путь развития. Отсюда столь же ошибочные определения идеалов жизни человека, а затем и вся работа общества уже вступает на ложный путь. Этому и радуются либерал демократы, не зная или умышленно умалчивая о том, что это - временное, не имеющее исторической перспективы явление. Они дружно выстраиваются в очередь перед своими же, неоднократно обманутыми избирателями - в очередь на покупку власти и неприкосновенности, чтобы и впредь “узаконенно” осуществлять антинародную, асоциальную экономическую политику, политику грабежа и дележа несметных богатств огромной страны. Все знают и признают, что это социально несправедливо. Тем не менее, так будет продолжаться беспрепятственно еще неопределенное время. В чем секрет? И почему это так?

Дело в том, что в сложившихся экономических условиях, которые обусловили наличие соответствующей экокультуры, по словам великого русского мыслителя Л. А. Тихомирова, “...человек переносит свои лучшие идеалы в жизнь социальную и начинает ее устраивать на всевозможных началах. Понятно, что она у него постоянно рушится, тем более что в силу ошибочных идеалов люди сами разрушают все появляющиеся ростки твердого строя и упорно хотят достигнуть того, чтоб общество стояло на том, на чем оно по существу социальных явлений стоять не может. Отсюда вечный и неустанный источник беспокойства и раздражения. А в то же время благодаря расстройству социального строя процессы экономического порядка делаются совершенно невозможными от воздействия разума человеческого, так что действительно уже не человек господствует над производством, а оно над ним. Отсюда масса явлений, поражающих своим противоречием: общая необеспеченность среди небывалых богатств, вопиющие картины нищеты среди роскоши, рост преступности и безработицы, ...в то же время искренний человек, думающий о способах благоустройства общества, останавливается в отчаянии перед очевидной нелепостью, совершенно невероятной глупостью народных решений, голосовании, выборов. Общественная жизнь становится не престижной в глазах современного человека, а между тем, все его идеалы - в ней... Уважать окружающее он не может. Жить - ему остается жить только для удовлетворения, для наслаждения... Этот истомившийся человек конца века начинает наконец искать чего-нибудь, способного успокоит его душу”. Много поучительного в этих словах, сказанных ровно сто лет назад великим русским интеллигентом Л. А. Тихомировым! Нам кажется, что они актуальны и в начале ХХI века. Они дают нам и ныне злободневное разъяснение того, что проводимые в последние годы “реформы” в России являются лишь инструментом насилия над волеизъявлением основной массы населения, орудием для качественных преобразований в рамках Российской экосоциальной системы, не имеющей ничего общего с сутью самих реформ как таковых, - ведь результатом реформ должно было стать обеспечение повышения жизненного уровня для всех, а не для кучки деловых людей.

Таким образом, проводимые в России с 1991 года “реформы” выступают как противоестественные с точки зрения экономических закономерностей - это качественные преобразования в экономическом базисе российского общества, искусственно сконструированные под влиянием неадекватного внешнего импульса, задаваемого со стороны государства. Об эффективности и перспективности результатов этих реформ свидетельствуют наличие прогрессирующего роста социальной напряженности в обществе и деградация экокультуры граждан, не говоря уж о де популяции - начавшемся вымирании населения.

Россия - совершенно не подходящая для таких экспериментов, для Запада невероятная, синергетическая страна, с особым этносоциальным и экосоциальным менталитетом. Жизнь в России уже неоднократно доказывала, что здесь невозможно копирование и внедрение западных, тем более давно устаревших моделей хозяйствования, Как бы ни старались так называемые демократические реформаторы, их реформы ни в начале ХХ века, ни в конце его, ни при вступлении в век ХХI не имеют никаких оснований быть перспективными.

В доказательство изложенного, можно привести лишь только одну цитату великого русского писателя-сатирика Михаила Евграфовича Салтыкова - Щедрина, который жил и творил ещё в те времена, когда в России первый раз пытались построить капиталистическое общество, он был свидетелем того, как насильственно он внедрялся и чем она закончилась. Устами русского человека – старца, он говорит: «…Овладел мною дух неправды и любостяжания; стал я обманывать, бедный народ притеснять, свою братию продавать, от христианства отказываться – всё в чаянии приобретения благ земных». (Н.Щедрин. Собрание сочинений. М., 1951. том 1., Казусные обстоятельства. Старец., стр. 367.) Совершенно идентичное моральное состояние сложилось у современного русского человека в результате современных капиталистических реформ, и это может подтвердить любой, у кого остались, хоть капелька чистой совести перед самым собой. Их очередной раз обманули. Ни то они ждали от этих реформ.

По сути, реформы в любой стране должны проводиться на основе сочетания социального и экономического факторов, а их итоги должны обеспечивать повышение качества жизни, повышение благосостояния.

А в российской действительности, из-за форсированного внедрения научно не обоснованных социально-экономических решений, произошла очевидная деградация обоих факторов - экономического и социального. В результате экономика стала полукриминальной, социальная политика - половинчатой, а усредненные общемировые цивилизационные потребности социума для большинства российских граждан - далекой мечтой.

Если в ближайшее время не будет кардинально скорректирован курс экономической политики, то современные тенденции развития экосоциальной системы России приведут к тому, что на пороге третьего тысячелетия неизбежны социальные потрясения. Если это не произойдет революционно, то неизбежно эволюционно - в каких-то новых формах.

Современный, перенасыщенный противоречиями, этап развития человечества, в том числе российского общества, требует новых ориентиров для развития культуры, в основу которых должен быть положен экологический императив, то есть необходимость рассматривать перспективы развития общества как результат его коэволюции с биосферой. Эти основы экологической культуры нужно шире культивировать, неустанно взращивать на благодатном геостратегичеком поле России, пока еще не поздно.

При этом важно отметить, что цивилизация, при утрированной экономической необходимости, может оказаться враждебной по отношению и к природе, и к культуре. Но культура никогда не может быть врагом природы, так же как и природа - врагом культуры. Именно их единство, единство природы и культуры в сознании человека, и есть мощнейший единственный взаимоспасительный фактор.

Культура всегда была и остается естественной формой связи общества с природой и в этом смысле она экологична по своей сути. Вспомним величайших русских мастеров искусств: писателя Бунина, певца Шаляпина, композитора Чайковского, художника-пейзажиста Шишкина и мариниста Айвазовского, поэта Пушкина и многих других звезд мировой величины. Все они достигали совершенства своего таланта и гениальности благодаря тому, что в своем творчестве они воедино сливались с родной природой, сердцем и душой воспевали окружающую природную среду, ее красоту. Таких людей на Руси было множество. Именно таковые нами именуются экологичными людьми, ценителями природы, носителями экологической культуры. Вместе с тем ценностный подход к пониманию экологичности приводит нас к оценке этой связи с точки зрения обеспечения либо определенной гармонии социоприродных отношений, либо же дисгармонии. Таким образом, экологичность выступает как мера этой связи в диапазоне от экологической культуры до антиэкологической культуры, а переход между ними - как процесс экологизации или деэкологизации культуры.

Представление о культуре как специфически человеческой форме связи общества с природой является, как свидетельствует мировой опыт, перспективным и плодотворным. Во-первых, эта концепция служит обоснованием для выявления возможностей культуры как единого феномена человечества, по предотвращению экологической катастрофы (от локальных до глобального уровней). Во-вторых, она позволяет обогатить и усилить идею естественной экологической безопасности: культура может рассматриваться как естественный канал связи с природой, обеспечивающий оптимальное функционирование системы “общество - природа”, включение общества в механизм действия универсальных законов природы. В-третьих, она является основанием для разработки теории устойчивого развития, обеспечиваемого поиском связей с природой во всех сферах жизнедеятельности общества, разных порядков и уровней, интегрирующих культуру в природу и представляющих возможности нового поиска и дальнейшего образования таких связей. И, наконец, раскрывает истинную сущность культуры, проявляющуюся в ее гуманистической направленности и духовном наполнении. С одной стороны, именно гуманистически ориентированная и духовно богатая культура может обеспечить гармоничную связь общества с природой и стать подлинной экологической культурой. С другой стороны, только понимание культуры как специфически человеческой и единственно существующей связи общества с природой приводит к пониманию истинного гуманизма как гуманизма, признающего целостность личности в форме единства природного и социального бытия, а духовности как “ткани”, соединяющей их и образующей это единство.

В этом контексте традиционное содержание понятия “гуманизм” должно быть расширено за счет природной, а точнее, экологической составляющей. Понятие “гуманизм” должно включить в себя ценность человека как личности, “слитой” с природой, со всем естественным миром, с тем, что составляет его собственное человеческое и духовное естество, т.е. естественную красоту и любовь. Это и есть “естественный гуманизм”, раскрывающий истинную человечность или полную человечность, то есть то состояние, когда человек, по словам Э.Фромма, “станет совершенно единым с миром”. К этим мыслям не могу не добавить одну цитату из творчества известной писательницы Элизабет Кублер-Росс, которая пишет: ...”любовь - всеобщая связующая нить жизни, пламя, которое согревает наши души, питает энергией наш разум и наполняет страстями наши судьбы. Это то, что соединяет нас с природой и друг с другом”...

Красота спасет мир, сказано нашим славным соотечественником Федором Достоевским. Что же такое - красота? “И почему ее обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?”

Красота и есть свидетельство этого единства, взаимоспасительного единства! Сама природа, в своем естестве, есть универсальный эталон красоты. И, между тем, не что иное, как сама природа, служит основой для возникновения искусства, религии, культуры, науки, философии. В таком понимании природа по праву может считаться эстетическим, научным, философским ресурсом. С возникновением экологической культуры стало возможно говорить о природе как о моральном ресурсе. Ибо именно экологическая культура призвана обеспечить сохранение человечества. Готовы ли мы к восприятию экологической культуры? Очевидно, мой читатель сам сможет дать ответ на этот вопрос на основе элементарно простого критерия, подсказанного еще в 1949 году известным американским биологом и мыслителем Ольдо Леопольдом, что “для любого вида этических отношений существует один и тот же механизм - общественное одобрение для оправданных действий и общественное неодобрение для неоправданных действий...Однако, до сих пор нет этики, определяющей отношение человека к земле, животным и растениям. Земля, подобно рабыням Одиссея, все еще остается собственностью. Распространение этики на этот третий элемент окружающего человека мира предоставляет возможность для дальнейшего развития и является экологической необходимостью. Это третий шаг в эволюции этики человека”. Отметим, что приведенный фрагмент из книги Ольдо Леопольда “Альманах округа Сэнд”, считающейся классической работой в области экологической этики, поясняет, в частности, почему западные этические системы, включая идеологические и политические, на протяжении тысячелетий не способствовали формированию экологического сознания.

Но, к сожалению, теперь и в России и природа, и культура находятся, особенно сегодня - в “пост советский” период, под угрозой расчленения и вытеснения из сознания людей и даже более того - гибели. Чем больше выпускается книг, тем меньше, тем невнимательнее их читают. Чем большие технические возможности открываются для театра, кинематографа, живописи, скульптуры, - тем парадоксальнее исчезновение из нашей жизни естественной близости и тяги человека к прекрасному. К этим мыслям уместно привести фрагменты из одного стихотворения известного русского поэта Николая Гумилева:

... Что нам делать с розовой зарей

Над холодеющими небесами,

Где тишина и неземной покой,

Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.

Мгновение бежит неудержимо,

И мы ломаем руки, но опять

Осуждены идти все мимо, мимо.

Н. Гумилев

Сопоставление этих слов русского поэта со сложившимися реальностями современной России наводит на грустные мысли.

В России сегодня, как никогда, надвигается катастрофа культуры. Сколько бы ни писали ученые, сколько бы ни говорили об экологии культуры, ситуацию нелегко исправить. Уничтожение отечественной культуры идет извне (в том числе “внутренними” силами), целенаправленно и масштабно, рука об руку с насилием над природой, с объявлением победы над еще совсем недавно естественно-закономерным путем сформированной, окрепшей и расцветающей советской культурой. Беспощадно и неоправданно уничтожается все, что создавалось творчеством целых поколений деятелей науки, культуры и искусства лишь за то, что они принадлежали к Советской эпохе. Жутко игнорируется то, что науку и культуру следует рассматривать не сквозь призму политических параметров и факторов, видоизменяющих общество, а как общечеловеческое достояние - проявление и одновременно основание уходящего корнями в историю и традиции народа экосознания человека, его экологичности. Мы понимаем, что когда в обществе идет необходимый, но хаотичный процесс трансформации экономических и общественных систем, тогда столь же закономерно и не менее хаотично параллельно происходит трансформация нравственных ценностей человека. Но ведь ни в коем случае нельзя допускать игнорирование нравственных общечеловеческих ценностей, к каковым принадлежат культура, экосознание! Такое всегда приносит хаос и катастрофу в жизнь любого общества. Нужно признать, конкретно исследовать и распространять эту истину всемерно: в основе всякого благополучия лежит нравственное начало.

Рассмотрение проблемы в данном аспекте приводит любого мыслящего человека к таким выводам, что российскому обществу на данном этапе его развития противоестественно навязываются новые, враждебные для него начала нравственных отношений. Под прикрытием так называемой “рыночной экономики” лукаво внедряются явно не соответствующие ее историческому менталитету экономические и иные общественные отношения. Именно поэтому процесс трансформации общественных систем в современной России сегодня протекает так драматично. Еще вчера всесторонне процветающая и мощнейшая в мире держава - страна Советов превратилась в страну с катастрофическим кризисом во всех сферах жизни, в том числе и в культуре.

Разрушать проще, чем созидать. Разрушительный мощнейший удар обрушился на отечественную культуру с приходом к власти так называемых демократических реформаторов. За последние десять с лишним лет была фактически унизительно смещена или морально сломлена культурная элита страны Советов. Множество известных советских ученых, архитекторов, художников, скульпторов, поэтов, композиторов, кинематографистов - за исключением рвачей и “хамелеончиков”, за свои идейные убеждения были фактически лишены элементарных конституционных прав трудиться, и если кто-либо из них начинал осознавать трагедию своего народа и пытался об этом громко заявлять, - они тут же лишались и лишаются по сей день этих прав. То есть для них, как режиму не угодных, закрыты все театры, музеи, издательские учреждения, выставки, концертные залы и центральные СМИ, особенно телевидение. Просто для них закрыто все. Нет для них эфирного времени, а для пропаганды и агитации псевдокультуры нового так называемого “демократического толка” - сколько угодно. Почти весь эфир радио и телевидения, так же, как и театр, кино, литература и вся желтая пресса, перенасыщены пропагандой и агитацией чуждых русскому человеку “ценностей”. В результате этого за короткий промежуток времени в современной России, наравне с общей катастрофой экологии природы, наличествует более страшная своими вероятными последствиями - катастрофа экологии культуры.

Общеизвестно, что рождение, появление крупного писателя, философа, художника - это итог сложнейшего исторического процесса, на который уходят не годы образования какой-либо даже очень одаренной индивидуальности, а столетия возделывания культурного пространства, “удобрения” целыми поколениями культурной почвы. Как для леса в живой природе необходим лесной подрост, как его нормальную жизнедеятельность питают подземные воды, так и гения культуры взращивает целый органический слой, его появление есть результат генетического общественного процесса. Уничтожение же этого плодоносного слоя, его разрывание, наконец, идеологическое отравление подпочвенных вод заканчиваются трагически и для вершин, и они исчезают, засыхают на корню, а новые - не появляются, не способны, видимо, появиться еще долго.

Это - цветочки по сравнению с тем, что ожидает нас в результате катастрофы экологии культуры в российском экосоциальном пространстве в ближайшие годы.

Прочное срастание политики и культуры, превращение культуры в политику - таков современный климат, в котором вызревает мертвый урод - мутант так называемого “демократического реализма”, уничтожающего плодоносные культурные слои.

Для того, чтобы личность, индивидуальность не могла развиваться свободно, то есть проявлять самостоятельность в творчестве, государством созданы и создаются такие условия жизни, в которых люди творческого труда, деятели науки и культуры в поисках хлеба насущного стали вынуждены наниматься, как рабы, создавать дешевую товарную продукцию и выдавать ее за шедевры культуры. Если они не сумеют реализовать это в России, то они вынуждаются искать пристанище в других, менее развитых в культурном отношении странах. Это вызвало неслыханную миграцию, утечку деятелей культуры и искусства, специалистов как внутри страны, так и за рубеж - в поисках “капиталистического рая”.

Миграционная же политика привела к обрыву нити народной культуры, к уничтожению органической почвы фольклора.

Народная культура в средствах массовой информации высмеивается в образе пьяного мужичка с гармошкой или более современного, но еще менее привлекательного “совка”. Народ тем самым превращается в население, лишенное своей территории, своих обрядов, своих гнезд. Часть этой обескультуренной массы хлынула в города и пополнила собой ряды безработных и бомжей городского населения, потеряв свою культуру и не обретя новой.

Страшному разрушению подвергается и сам русский язык - основа и живая память культуры. Язык Пушкина отравлен безнравственным ново язом, испорчен, примитивизирован, упрощен - и фонетически, и синтаксически, и фразеологический. Мало-мальски культурный русский человек диву дается, когда слушает прямые трансляции с экранов телевидения и радио, какими жаргонами и словоблудием затуманивают мозги своим избирателям эти законодатели, министры, президенты и президентики “новой” России. Никто не возражает. Почти все привыкли к ново язу. Да и в самом деле, по словам Э. Фромма, “...разве может отдельный человек всерьез начать жизнь по законам совести, если целые нации, претендующие на роль защитников морали, в своих действиях игнорируют нравственные заповеди? Нет. Если спит совесть нации, то неизбежным следствием этого будет молчание каждого отдельного гражданина, ибо совесть неделима, как сама истина”... В это время идет процесс полного морального разложения и деградации российских граждан, в том числе молодежи и интеллигенции. Сферы культуры и науки умышленно поставлены на грань вымирания. В результате символического “остаточного принципа“ - ничтожного бюджетного финансирования отраслей культуры и науки в России искусственно созданы такие условия, когда работники культуры и науки стали вынуждены придавать вновь создаваемым культурным и научным ценностям “товарный вид”, чтобы получить за это рыночную цену.

Таким образом, инструментом государственной культурной политики стал господствующий рыночный принцип - выживание любой ценой.

Сегодня можно сказать, что действующий во всех субъектах Российской Федерации и считающийся необходимым принцип - “выживает сильнейший”, знакомый нам как “закон джунглей”, находится за рамками всякой культуры и относится к вандализму, имя которого - “дикий капитализм”. Он способен порождать лишь деградацию человечества, ведет к самоуничтожению всякой культуры и цивилизации.

Если представить себе культуру как возделываемую многими поколениями почву, то она уже эрозирована, полностью обезображена. Остатки гумуса с российского ландшафта варварски соскребываются и вывозятся на экспорт. Взамен, обильно и даже с извлечением огромной прибыли, импортируется чуждая русскому человеку западная псевдокультура.

К нашему великому сожалению, надо признать, что российский народ сегодня переживает культурный общенациональный и религиозный геноцид, тогда как православная Россия исстари была очагом славянской культуры.

Религия и культура, как духовные составляющие массового сознания общества, неразрывно связаны между собой. Они представляют собой мощные факторы формирования нравственного облика человека, выражают общественное отношение к идеалам и ценностям, выходящим за рамки материальных и познавательных потребностей социума. Сам факт активного многотысячелетнего проявления религии и искусства в истории общества убеждают в том, что в них нашло свое отражение некое реально существующее и присущее природе человека ценностное отношение к Истине, Добру и Красоте, заключенное в первоосновах внутреннего мира человека.

В самом общем виде можно констатировать, что религия и культура отражают ту граничную связь нашего материального мира и мира трансцендентного, в которой представлено взаимодействие приобретаемых подсознательных и врожденных бессознательных компонент неосознаваемой части внутреннего мира человека. По сути, это свидетельствует о том, что в основе как религии, так и культуры лежат врожденная, укорененная в генах бессознательная способность к состраданию, потребность сопереживания, приобретенные неосознанно в опыте общения и закрепившиеся в подсознании, а также когда-то осознанно воспринятые ценностные нормы. По мере утверждения объединяющей роли религии в ходе ее исторического становления эта главная сущностная компонента духовности общества начинает дополняться формирующимися в обществе значительно более социально обусловленными компонентами, приобретенными неосознанно в опыте общения и закрепившимися в подсознании, а также когда-то осознанно воспринятыми ценностными нормами. Это означает все большую зависимость религии от материальных и интеллектуальных потребностей конкретного общества, в котором функционирует и развивается религия, и постепенную утрату религией роли объективного духовного ориентира.

В подтверждение данных соображений считаю уместным привести некоторые статистические показатели изменения религиозной принадлежности населения мира за последние 100 лет: ХХ век стал веком не взлета какой-либо религии, а, скорее, веком отхода от религии, веком агностицизма и неверия.

По расчетам американских демографов и социологов, доля американцев, не относящих себя ни к одной религии, выросла за сто лет с 1,3 до 9,1 %. В соседней Канаде доля тех, кто не отнес себя ни к одному вероисповеданию, выросла в 1931-1991 гг. с 0,2 до 12,55 %. В Финляндии доля не принадлежащих ни к одной религии выросла в 1975-1995 гг. с 6,5 до 12,3%, в Австрии в 1971-1991 гг. - с 4,3 до 12%, в Германии в 1970-1998 гг. - с 2 до 25%, в Великобритании в 1983-2000 гг. - с 31 до 44 % (при этом число приверженцев англиканской церкви упало за 17 лет на 40%). Упадок религии имел место и в Восточной Европе. В Чехии и Моравии в 1999 г. 55% населения заявили о не принадлежности ни к какой религии. В России (по данным Института социологии РАН) в 1991-1999 гг. доля россиян, посещавших церковь хотя бы раз в месяц, оставалась неизменной и находилась на уровне 6-7%, а доля россиян, которые практически не посещали церкви (раз в год и реже, а то и никогда), снизилась с 86% в 1991 г. до 74% в 1999 г.

Самым сенсационным итогом ушедшего ХХ века явилось то, что центром мирового отхода от религии стала не Европа, а Юго-Восточная Азия: три четверти населения Китая и Северной Кореи, две трети населения Вьетнама не относят себя ни к одной религии; в Японии, по данным опроса 1996 г., таких 46,6% , в Гонконге - 64%, в Сингапуре - 14,8%, примерно такой же процент неверующих на Тайване. В тех странах, в которых не было даже намека на государственный атеизм, наблюдается упадок религиозности. Он затронул в первую очередь традиционный протестантизм: лютеранство, кальвинизм, англиканство. Доля последователей этих конфессий в Европе упала за 100 лет с 23 до 10%. Напротив, при резком падении доли традиционных протестантов доля неопротестантов-сектантов (свидетелей Иеговы, мормонов, адвентистов, пятидесятников, рамаистов и прочих) резко выросла за последние 100 лет, так же, как доля нехристианских сектантов: бехаистов, спиритов и прочих.

Наблюдается рост последователей ислама - с 13 до 19,5%, в основном за счет высокой рождаемости и снижения смертности. Сравнительно меньший рост религиозности наблюдался в странах распространения индуизма, где рост верующих за 100 лет составил 1%.

Доля иудеев в мире упала за 100 лет почти в три раза. И главная причина этого - отнюдь не так уж сильно преувеличенный холокост, а ассимиляция и свойственная евреям высокая степень склонности к мутациям, приспособляемость к меняющимся (или вообще новым) общественным условиям. Только в США, по официальным данным, живут более 10 млн. граждан еврейского происхождения, но в учет еврейских организаций попадает лишь 5,9 млн., так как остальные никак не участвуют в деятельности религиозных еврейских организаций. Естественный прирост у евреев также один из наиболее низких в мире. Кроме того, евреи - одна из самых атеистических национальностей: по данным международного исследования, в 1991 г., на “исторической” родине иудеев - в Израиле, оказалось 25,6 % не верящих в бога, не говоря об их численной принадлежности к религии в других странах мира.

В общем, итоги изучения динамики изменения религиозного состава населения мира с 1900 по 2000 г. свидетельствуют о том, что с ростом уровня разума человека, с ростом интеллектуализации его жизнедеятельности религиозный фактор уступает свою господствующую роль культуре и науке. Это можно полагать закономерным эволюционным процессом развития человечества, однако, но резкое отрицание и списание исторических заслуг религии в жизни человечества недопустимо. Разумный человек обязан осознать эволюционность процессов своего естественного развития, совершенствования. Следовательно, религию еще длительное время следует использовать как элемент культуры, средство формирования истинно-гуманных нравственных начал. Вместе с тем следует освободить ее от излишнего фанатизма, догматов, не вписывающихся в современный уровень экосознания. В таком виде “столбовые” религии (прежде всего, христианство) еще послужат человечеству. В истории человечества непременно настанет время, когда религия станет обузой для разумного человека и тогда она сама отомрет навсегда.

Вернемся к российским реальностям в отношении к религии. Для русского народа христианство исстари было мощнейшим фактором культурной деятельности, могучим катализатором высочайшего взлета искусства. Она способствовала формированию ее культуры, искусства. Строительство церквей, например, было свидетельством архитектурного гения народа - трудно обнаружить хоть одну церковь, поставленную случайно, без поистине чудесной “привязки” к пейзажу природы. Духовные песнопения, церковная музыка, иконопись, мозаика и фрески русских храмов, монастырское книгоиздательство - вся эта культура, создававшаяся веками, сегодня отдана на растерзание коммерческим структурам, которые, на глазах разуверившихся прихожан, хищнически присваиваются и распродаются на аукционах за бесценок. Ради ненасытной наживы в структурах христианских церквей плодятся всевозможные псевдорелигиозные мошеннические конфессии и секты, которые преследуют только обогащение, ценой ограбления русской национальной культуры. Они неустанно и заботливо пекутся якобы о пропаганде христианской религии, в самое эффектное и дорогостоящее эфирное время, на всех центральных радио- и телеканалах, часами проповедуют религию, в роскошном товарном виде издают и распространяют бесплатно различного толка религиозную литературу на всех языках, что парадоксально, но факт. А взамен скупают за бесценок и продают на Западе исконно русскую церковную утварь, христианскую иконопись и другие шедевры национальной культуры.

Трагедия христианской культуры, уничтожение духовной первоосновы общественной морали - отдельная, большая и очень важная тема, она еще ждет своего исследователя. Разговор об этом - особый, хотя именно в этом, в христианском начале русского народа мы видим один из ростков надежды на то, что именно русский народ, на руинах варварски разрушенной нашей традиционной отечественной культуры, сумеет возродить Родину, восстановить великие духовные и нравственные ценности. Мы также уверены в том, что случится это скоро, но лишь тогда, когда великий русский народ прозреет и вновь ощутит себя законным лидером всего христианского мира - вернется к истокам добра и счастья на Земле - к возрождению и материализации идей Киновии, к социальной справедливости и равноправию людей на планете Земля.

В глубинных пластах экосоциальной системы России коренятся, еще до конца не осознанные, естественные мощнейшие природные силы, которые, подобно дремлющим вулканам, ждут своего часа извержения. По нашим наблюдениям на Российскую экокультуру, они настолько так глубоко явствуют в сознаниях русского человека, что дату извержения этого “вулкана”, не сможет предсказать ни один иноземный оракул, ни одна современная сейсмическая станция, кроме сердечной души самого Русского человека, православного христианина. Дело в том, что огромное сердце разума Российского этносоциального “вулкана” незаметными узами навсегда и прочно связано с сердцем каждого русского человека. И лишь тогда, когда разум большинства из них прозреет от надвигающейся катастрофы, воочию увидит свою безысходность и реальную опасность, вот тогда и эти тайные нити сердец колыхнется, и тогда немедленно начнется извержение этого дремлющего “вулкана”, мощнейшая огнедышащая лава которой сметет со своего пути всю нечисть, которая подобно упырям долгие годы высасывала и высасывает кровь из сердец истинных христиан. Под этим вулканом мы подразумеваем и называем древнеславянскую христианскую культуру, ее религию, ее любовь к природе, к человеку праведного труда, которая, как нам представляется, глубоко сидит в генах каждого русского человека. Ее практически невозможно уничтожить до тех пор, пока в жилах у последнего славянина течет, самой ее родной природой освященная, последняя капля крови.

Разумеется, речь не идет об одних только древностях. Речь идет о тех идущих из глубокой древности корневых национальных, цивилизационных основах культуры - материальной и духовной, которые не столько в “чистом”, первозданном, сохранившемся нетронутым виде, сколько в преобразованном историей и просвещением, постоянно обогащающемся практическом опыте виде составляют вполне определенную, но в то же время трудно уловимую сущность русской цивилизации. Она плохо поддается рационалистическим определениями, прагматическим дефинициям, однако она есть, ее видно и со стороны, причем и друзья, и враги согласно говорят о “таинственной русской душе” и при этом хорошо понимают, о чем они в данном случае говорят. Замечательный поэт-мыслитель Федор Иванович Тютчев выразил это в известнейшем своем философско-афористическом четверостишии:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать -

В Россию можно только верить.

Сюда добавить данные по обоснованию Евразийства (Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан, - это в реальности 80 % экономического потенциала бывшего СССР, 40% мировых запасов углеродистого сырья, 2000 миллионов населения, геополитический регион, и т.д.) и другие особенности разнообразия и богатства культуры российского народа.

Вот именно в этих особенностях духовной культуры, цивилизационных принципов русского народа, смыкающего две цивилизации - славянскую и евразийскую - и создавшего на их основе российскую (евразийскую) цивилизацию, существовавшую в ХХ веке в исторически новой форме советской цивилизации, и представляются нам истоки спасительной мощи и силы Российской экосоциальной системы, как флагмана социоэкокультуры христианского мира. На Россию, с ее естественным геополитическим расположением в биосфере, сама природа возложила миссию быть спасительницей для всего человечества, для планеты Земля.

А реальная экологическая картина современного мира наводят нас на совершенно жуткие мысли. Так, 21 марта, ежегодно весь мир отмечает День Земли. В преддверии этой знаменательной даты в 2005 году ученые из разных стран попытались оценить состояние нашей планеты. Выводы, к которым они пришли, в высшей степени неутешительны.

Вот уже много лет планета Земля тяжело больна. Причина всех ее хворей - человек. Испокон веков люди пытались приспособить природу под свои нужды. Но вот парадокс - чем больше они преобразовывали окружающую среду, тем менее пригодной для проживания она становилась.

Пожалуй, никогда за всю свою многомиллионную историю человечество не загрязняло окружающую среду так интенсивно, как в ХХ веке. Бурный рост промышленности привел к выбросу в атмосферу массы вредных веществ. Последствия промышленной революции мы расхлебываем до сих пор и будем расхлебывать еще очень долго. Каждый день появляются все новые сведения об ухудшении среды обитания.

Так, по данным американских ученых, с 1900 года уровень озона у поверхности Земли вырос в два раза, что чревато весьма неприятными последствиями для жизни и здоровья человека. Исследовав уровень смертности за 14 лет в 95 американских городах, специалист по здоровью окружающей среды из Йельского университета (США) Мишель Белл установил, что даже незначительное увеличение озона в атмосфере (на 10 миллиардных долей) повышает смертность на 0,52%.

А вот в странах ЕС наибольший вред здоровью наносят свинец, угарный газ, бензол и бутадиен-1,3, а также химические соединения, образующиеся в результате взаимодействия озона с выбросами автомобилей, работающих на дизельном топливе. По данным Еврокомиссии, ежегодно из-за загрязнения воздуха в Европе погибают 310 тыс. человек. Именно загрязнение воздуха стало причиной резкого падения продолжительности жизни населения в европейских странах. И действительно, за последний год средняя продолжительность жизни в Финляндии (самой благополучной в плане экологии страны Евросоюза) сократилась на 3,1 месяца, в Нидерландах - на 12,7 месяца, в Бельгии - на 13,6 месяца.

Но если проблемой ХХ века было загрязнение окружающей среды, то проблемой XXI века стало глобальное потепление. Еще несколько лет назад его воспринимали как страшилку, которой ученые мужи периодически пугают неразумное человечество. Однако зимой 2004-2005 года из различных уголков земного шара стала поступать все более тревожная информация на этот счет.

За последние сто лет практически исчезли знаменитые снега Килиманджаро (самой высокой горы Африки, расположенной на границе между Кенией и Танзанией). Если таяние ледников и дальше пойдет такими же темпами, к 2020 году они исчезнут без следа, предупреждают ученые.

Интенсивное таяние ледников наблюдается и в Гималаях. Ежегодно они отступают на 10-15 м. Если в ближайшее время этот процесс не удастся остановить, Индия, Непал и Китай столкнутся с необычайно крупными наводнениями. Впрочем, по мере того, как запасы льдов будут иссякать, им на смену придет засуха, связанная с обмелением Ганга, Меконга, Янцзы и других крупных азиатских рек, берущих начало в Гималаях.

Еще опаснее разрушение шельфовых ледников Антарктиды, зафиксированное профессором Крисом Рэпли из Британского антарктического общества. В начале ХХI века были получены первые тревожные данные о том, что ледники Антарктиды начали уменьшаться в размерах. В марте 2002 года раскололся на айсберги крупный шельфовый ледник Ларсена, и началось истечение льдов из внутренних районов Антарктиды. Зимой 2005 года подобные процессы были зафиксированы и на трех ледниках в западной Антарктиде, неподалеку от Южного полюса. По мнению профессора Рэпли, "разрушение шельфовых льдов Антарктиды может запустить цепную реакцию во всем мире".

Впрочем, это, похоже, уже произошло. Как заявил Тим Барнетт из Института океанографии Скриппса, проанализировав результаты многолетних наблюдений Национального управления США по проблемам океана и атмосферы, "в последние годы температура Мирового океана растет аномально быстро, что можно объяснить только антропогенными факторами, но никак не естественными процессами".

Однако лучше всего о наступлении эры глобального потепления говорит изменившееся поведение животных. По данным Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН, вот уже несколько лет бурые и гималайские медведи, обитающие в приморской тайге, отказываются впадать в зимнюю спячку, предпочитая бодрствовать. Ученые объясняют этот феномен тем, что из-за небывало теплого лета в тайге созрело очень много кедровых шишек и желудей, основной пищи приморских медведей.

Но далеко не все звери чувствуют себя так хорошо.

По данным Всемирного союза охраны природы (IUCN), Международная Красная книга пополнилась новыми видами животных и растений - теперь в ней указано почти 16 тыс. видов, которым грозит вымирание. По словам гендиректора IUCN Ахима Штайнера, "темпы вымирания различных животных ускоряются и уже почти в тысячу раз превосходят прогнозы". В ближайшие пятьдесят лет с лица Земли могут исчезнуть свыше 30% существующих сегодня видов животных и растений. Вымирание угрожает трети амфибий, четверти млекопитающих и каждой восьмой разновидности птиц. Особенно плохо придется черепахам - половина этих пресмыкающихся может исчезнуть, если не принять срочных мер по их защите. Впрочем, какими должны быть эти меры, сказать сложно, ведь и причины столь массового вымирания пока не определены.
Существенный вклад в уничтожение всего живого на Земле по-прежнему вносят браконьеры. Так, за последние сто лет с 40 тыс. до 3,7 тыс. особей сократилась численность тигров на полуострове Индостан. Специалисты объясняют это тем, что шкуры и внутренние органы тигров очень высоко ценятся на мировом рынке. Убитого тигра можно продать за 50 тыс. долларов, кости идут по 400 долларов за килограмм, лапа оценивается в 850 долларов, а зуб - в 120 долларов. Не лучше чувствуют себя и львы. За последние десять лет их поголовье на Африканском континенте сократилось вдвое и составляет сегодня всего 16 500 особей. Царь зверей пострадал из-за красивой шкуры, мода на которую сохраняется на протяжении тысячелетий.
Другая причина массового вымирания - разрушение естественной среды обитания видов. Так, по данным доктора Адрианова из Института биологии моря Дальневосточного отделения РАН, антропогенный фактор оказывает свое губительное влияние на все сообщества морских организмов. В настоящее время 30% обитателей Мирового океана угрожает вымирание. Не лучше ситуация и на суше. По подсчетам экологов, продолжительность существования современных видов птиц и млекопитающих составляет всего 10 тыс. лет, что в 100-1000 раз меньше, чем у их ископаемых форм. Если среду обитания будут и дальше разрушать такими же темпами, то через 16 тыс. лет 96% современной биосферы просто исчезнет.

Впрочем, не исключено, что вымирание пойдет еще быстрее, ведь его стимулирует то же глобальное потепление. Так, по данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), уже через 20 лет на Земле может не остаться белых медведей, тюленей и других представителей полярной фауны. А вот по мнению профессора Криса Томаса из Университета Лидса (Великобритания), с помощью компьютерной модели изучавшего реакцию 1103 видов растений, млекопитающих, птиц, рептилий, лягушек, бабочек и других беспозвоночных на глобальное потепление, его не переживут от 15 до 37% видов, которые исчезнут с лица Земли до 2050 года.

И напоследок еще одно гипотетическое рассуждение о взаимосвязи общего уровня культуры и морали с состоянием природной Среды. Замечено, что с ростом аморализма как в индивидуальном поведении, так и в действиях разных человеческих сообществ, а также в государственной политике на планете Земля, неудержимо растет число природных катаклизмов, Некоторые рассматривают это как наказание Божье за грехи. Не отвергая целиком такое толкование, замечу все же, что оно не совсем справедливо по отношению к самому Богу: грешат одни, а при землетрясениях, наводнениях и иных стихийных бедствиях гораздо больше гибнет ни в чем не повинных людей, нежели бандитов, казнокрадов и прочих мерзавцев. Гораздо ближе к истине иное, хотя и сходное с приведенным объяснение.

Человечество едино с биосферой как целым, в которое оно включено как часть, не только по своей материальной основе. Оно находит в окружающей его природной среде не только, грубо говоря, предметы потребления, средства для своего существования (на разных уровнях технологического и социально-экономического развития это выглядит, разумеется, по-разному), объект своей практической, прежде всего производственной деятельности. Человечество и окружающая его природная Среда, то есть биосфера, взятая как единое целое, имеют общее информационное поле. То самое воздействие человека на природу, которое по масштабам и силе В.И. Вернадский приравнивал к геологическим процессам, имеет и свою информационную составляющую. Сказанное выше (а сказано было далеко не все) о разрушительном воздействии человека на Природу обязательно должно быть дополнено также неблагоприятным информационным воздействием на которое Природа и отзывается этими участившимися и все более мощными катаклизмами, как бы предупреждая человека: не выводи меня из себя, не переступай порога условий нашего совместного существования, нашего сожительства - хуже будет! Прислушается ли человек к этим предупреждениям? Не опоздать бы, не довести бы дело до того, что деструктивные перемены окажутся необратимыми...

В этой связи хотелось бы обратить внимание читателя на проект энвайронментальной этики, разработанный академиком Н.Н.Моисеевым (см. Приложение 1).


Часть вторая

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Как ясно из сказанного выше, существенной составной частью экокультуры социума является культура экономической деятельности, рассматриваемой в самом широком плане - не только как совокупность форм и методов, законов и правил, имманентных той или иной экономической системе или экономике как таковой, но и как необходимая форма бытия человечества, как естественно присущий социуму способ обмена человека с природой веществом и энергией. И такой обмен осуществляется только в процессе труда (разумеется, если не учитывать собственно природные, сугубо биологические процессы).

Без труда немыслима никакая форма хозяйственной деятельности. Только трудом человека создаются все материальные и духовные ценности. Именно труд, уже осуществленный и овеществленный, а также совершающийся ныне во все более развитых формах, постоянно обогащаемый опытом, знаниями, новой технологией, есть фундамент человеческой цивилизации, способ ее существования и прогресса. И экономическая культура во многом определяется характером и содержанием труда, степенью его интеллектуализации, организованности, технической оснащенности, его эффективностью, производительностью. Но не только. Не менее важны общественная роль, престиж, моральный авторитет труда, которые тоже являются показателями степени цивилизованности того или иного общества, измерителями состояния его экономической культуры, сочетающей в себе материальные и духовные моменты.

Существует множество подходов к пониманию и определению того, что именуется культурой, причем авторы этих подходов и определений оставляют - вынужденно - за бортом культуры все, что не укладывается в их концепции и их представления. Уважая затраченный ими труд, их увлеченность и эрудированность в отстаивании всеобщей значимости избранного ими угла зрения (всех, правда, уважать невозможно, ибо, выражаясь информационно, в любой отрасли интеллектуальной деятельности “шума” больше, чем информации), мы, тем не менее, не станем анализировать подобные концепции и оценивать достоинства и недостатки существующих определений, спорить либо соглашаться с их авторами.

Нас интересует общеметодологический подход к проблеме, который был бы наиболее пригоден для характеристики культуры применительно к любой области человеческого мышления и деятельности, всей социально-исторической практики. С такой позиции естественно определить культуру как меру развития человека, общества, человечества в любом аспекте их деятельности. Всякий шаг по пути прогресса есть приращение культуры, всякий прорыв вперед и заметное ускорение прогресса - это новый этап в развитии культуры, понуждающий в этой связи заново переосмысливать весь существующий, ранее накопленный потенциал культуры - духовной в целом, интеллектуальной, художественной или, скажем, бытовой, производственно-технологической, управленческой, политической и т.д.

При таком взгляде на культуру как универсальный феномен человеческого бытия становится яснее, что же мы должны понимать под экономической культурой. Ведь к экономике (также имеющей массу не совпадающих друг с другом определений) мы обязаны применить точно такой же подход, коль скоро предложенное нами определение культуры является универсальным. Значит, в каждом конкретном случае мы должны выяснить, насколько та или иная экономическая система (и, соответственно, объясняющие ее экономические теории, обосновывающие либо опровергающие ее) способствуют или, наоборот, препятствуют прогрессу социума в разных его проявлениях - прогрессу человека, общества, человечества. С позиций такого подхода мы с необходимостью должны признать: и в реально существующих системах экономики, и в экономических теориях есть то, что мы не только вправе, но и обязаны рассматривать именно как явления культуры и именовать культурой; точно так же есть и нечто противоположное, что следует называть антикультурой, разрушением экономической культуры. Вот каково, в общих чертах, “культурное измерение” экономики, исходный пункт разговора об экономической культуре.

Чтобы правильно, надежно установить ее “точки отсчета”, нам нужно четко выделить цели и средства экономической деятельности, а также выявить ее действительные результаты. Лишь точная оценка результатов экономической деятельности, рассматриваемой как особое проявление культуры социума в целом, позволяет выявить истинное содержание целей экономического развития, отделить его от провозглашаемого и определить истинное назначение средств экономической деятельности, зачастую дающих совсем не те результаты, которые были обещаны (или к которым стремились) разными участниками этой деятельности. Для господствующей экономической системы и ее управляющих центров важно достичь господства в обществе единого представления о целях, средствах и желаемых результатах экономической деятельности, без чего господствующая экономическая политика не получит хотя бы пассивной поддержки населения (производителей и потребителей) и будет обречена в конечном счете на провал, на смену ее иной экономической политикой и на смену тех, кто ее формирует и проводит, другими людьми; экономика в таких случаях все более заметно стагнируется и деградируется, а возможная смена экономической системы в целом совершенно иной системой становится общественно необходимой. Как показывает опыт истории, такая назревшая возможность всегда с неизбежностью реализуется - с большими или меньшими конфликтами и потрясениями,- ибо в дело вступает инстинкт самосохранения общественного организма; иначе он обречен на гибель. Поскольку в такие переломные моменты сталкиваются интересы сил реакции и сил прогресса, постольку перспективы экономического развития (и соответствующий той или иной экономической системе тип экономической культуры) становятся предметом острой политической борьбы. Обычно такие процессы в природе протекают закономерно, эволюционно. Они адекватно отражаются и на социуме в целом, но общество разумное, в своих интересах может замедлить, или ускорить. Обычно оно реализуется путем жесточайшей борьбы за место под солнцем. Иногда в этой борьбе выигрывают асоциальные антиподы. Они долго торжествуют о своей победе и пытаются с помощью лженауки доказывать свою состоятельность и закономерность на право своего существования, абсолютно не зная о том, что их дни сочтены. Это потому, что и по Законам природы, и по Законам развития общества, они не могут в длительное время существовать на теле самой природы, ибо они, как мутанты природы - инородные тельца, по всем Законам, не смогут прижиться на теле высочайше естественно организованной природы. Естественно, Лоно Матушки природы в свое время непременно их отвергнет навсегда. Это маленький полет моих мыслей…

Не случайно та сфера научных знаний и ненаучных представлений и те сопутствующие им массивы информации (или дезинформации), которые описывают и объясняют указанные процессы, называются политической экономией: центральным для политической экономии является не только и не столько вопрос об объективной эволюции экономической системы общества, сколько вопрос об управлении этой эволюцией, о сохранении либо преобразовании данной экономической системы в интересах тех или иных участников экономической деятельности. Поэтому культура политэкономического мышления во многом зависит от того, чего в нем больше - экономики или политики.

Пора уточнить, что же такое экономика. Наше представление об экономических системах выражено в ряде работ, посвященных реформированию российской экономики. Оно не отделяет механизмов функционирования экономики от выходящих далеко за ее пределы целей, связанных с потребностями социума, в частности в его взаимоотношениях с природой. Очень в кратком изложении, экономика есть формы и методы хозяйственной деятельности человека, целью которой является удовлетворение потребностей и повышение благосостояния социума. А проводимые и экспериментируемые в новой России экономические реформы, вовсе не соответствуют этим целям. Об этом ясно свидетельствует наше утверждение о том, что “реформирование экономики - не самоцель, а путь создания адекватной отечественным условиям хозяйственной системы, обеспечивающей рост благосостояния народа и поддерживающей его социальное благополучие” (Р.А.Логуа. Особенности взаимосвязей экономических реформ и социальной политики в условиях перехода к рыночной экономике. М., 1999, с.5).

Исток явлений, подлежащих исследованию политической экономией и экономической наукой в целом, следует искать в глубокой древности - там, где берет свои корни всякая экономика вообще, то есть общественно организуемая система труда как взаимодействия человека с природой. Вот как описывается историческое начало экономики, например, в популярной книге А.Г.Мовсесяна и С.Б.Огнивцева “Краткая история мировой экономики и человечества.

С обретением огня появилось свободное время, освободившееся от переваривания сырой пищи и поиска еды для обеспечения энергией, необходимой для ее переваривания. Вслед за технологическими изменениями последовали институциональные инновации. Организация первобытного племени существенно видоизменилась. Появились первые высокотехнологичные специальности типа “хранитель огня” и “мастер по горячей обработке пищи”. Сложность технологических процессов вызвала необходимость в совершенствовании языка. Теперь стало возможно кормить небольшое количество стариков (раньше их всех попросту уничтожали как балласт), которые явились естественными хранителями и передатчиками информации от поколения к поколению” (с.8 - 9). Конечно, авторов немного подводят стремление к упрощению изложения и увлечение юмором (как могли появиться “высокотехнологичные специальности” в условиях, когда хранителей и передатчиков информации “попросту уничтожали как балласт”?), но небольшие исторические и логические несуразности все-таки не помешали воспроизвести в целом правильную картину становления экономики.

Собственно экономическая оценка такого перехода к эпохе систематического пользования огнем (как универсальным орудием труда и искусственным условием жизни) вытекает из факта высвобождения времени, что равнозначно приросту прибавочного продукта. Этот первый, наиболее важный шаг в становлении экономики оказался в тени следующего, более изученного историками сдвига: “с 10-го по 3-е тысячелетие до н.э. бурно развивались земледелие и животноводство. Этот период иногда называют неолитической революцией, имея в виду, прежде всего, революцию в первобытном сельском хозяйстве. В ее результате появилась возможность значительного увеличения производства продуктов питания, вызвавшая рост населения и начало обмена избыточными продуктами труда. Неолитическая технологическая революция привела к новой величайшей институциональной инновации – рынку, что в свою очередь берет начало и появление имущественных различий между людьми. Отсюда и зарождение и распространение рыночной экономики” (там же, с.12 - 13). А на наш взгляд – и хрематистики.

Такой экскурс в древнюю историю был необходим, потому что уже начало общественного производства, начало экономики объясняет взаимосвязь трех моментов, которые на протяжении всей известной человеческой истории служат одновременно способами и результатами экономического прогресса, соединяющими потребности человека и его усилия ради их удовлетворения: развитие технологии - производство прибавочного продукта - организация его использования (потребление, в том числе производственное, и обмен); следует отметить, что все названные три элемента имеют прямое отношение к развитию человеческого потенциала: а) к развитию индивидуальной человеческой силы, мастерства работника, его знаний и умений в соответствии с потребностями развивающейся технологии, б) к совершенствованию организации труда, форм его кооперирования, в) к развитию личности работника, его нравственно-психологических качеств, которые соответствовали бы необходимым при данном уровне технологии и производственной организации формам человеческой солидарности. В то же время данный исторический экскурс вполне достаточен, ибо все последующее развитие экономики (и, соответственно, обогащение экономической культуры) состоит в развитии указанных моментов и эволюции их взаимосвязей (в том числе сознательно управляемых; в данном случае мы не рассматриваем специально историю борьбы разных общественных классов вокруг этих вопросов, ибо она достаточно основательно рассмотрена в марксистской экономической литературе).

Начиная с возникновения рынка даже в самых примитивных, зачаточных формах, экономика становится (и в ходе истории все более становится) способом развития производства и потребления в их взаимосвязи через постоянно совершенствующиеся механизмы обмена деятельностью и продуктами деятельности. Совокупность этих механизмов и называется рынком, рыночными или товарно-денежными отношениями; сторонники вечности таких отношений отождествляют исторически сложившиеся механизмы функционирования экономики с экономикой вообще, даже именуют ее рыночной экономикой, что по меньшей мере, с истинной научной точки зрения, сомнительно и заставляет предполагать, что в отдаленном будущем какие-то новые соавторы с таким же юмором будут описывать современную рыночную экономику, как это делали авторы цитируемой выше книги в отношении становления общественных форм первобытного хозяйства.

Если мы абстрагируемся от механизмов рынка, то можем предположить, что для жизни и развития социума, человека и любой человеческой общности непреложной необходимостью являются только два крайних звена из цепочки “производство - обращение (обмен деятельностью и продуктами деятельности) - потребление”. В самом деле, для жизнедеятельности человека необходимо потребление, а продукты потребления создаются в процессе производства - в процессе использования и переработки веществ природы, то есть в процессе труда.

Однако, выделение производства и потребления как единственных жизненно необходимых возможно лишь в абстракции; в свое оправдание мы можем лишь привести мнение отца термина “экономика” Аристотеля (он определял ее как искусство ведения домашнего хозяйства), для которого деньги - этот первый признак становления развитой сферы обращения - представлялись “искусственным приемом для удовлетворения практической потребности” (“Никомахова этика”). Но это упрощение, это умозрительное предположение помогает лучше понять историчность форм обмена, историчность (и в этом смысле, выражаясь по-аристотелевски, искусственность) сферы обращения в целом и, соответственно, непозволительность отождествления сферы обращения с экономикой вообще, - а именно такое отождествление и распространено сегодня в различных концепциях “рыночной экономики”, абсолютизирующих рыночные отношения как альфу и омегу всякой экономики вообще. Рыночные, товарно-денежные отношения стали необходимы на определенном историческом этапе развития производства и потребления и в современных условиях приобрели такую роль, что их исторический характер вуалируется.

Усложнение в ходе истории как производства, так и потребления (включая производственное потребление) требует все более многообразного и все более интенсивного обмена деятельностью между все более специализирующимися отраслями и видами производства и все более дифференцированного распределения произведенных продуктов между участниками производственного процесса и лицами, которых они представляют. Первое есть следствие постоянно развивающегося разделения труда. Второе представляет собой: а) необходимость соизмерения распределяемых долей предметов потребления с потребностями всех потенциальных участников процесса распределения, так и необходимость измерять распределяемый продукт в соответствии с затратами труда (или результатами труда) для восстановления и развития рабочей силы; б) исторически сложившееся обособление собственников предметов и средств труда (производства), с одной стороны, и лишенных (частично или полностью) этой собственности работников - с другой, то есть разделение общества на классы и производные от них социальные слои и группы. Отсюда ясно огромное значение сферы обращения, приобретшей в историческом развитии хозяйственных отношений относительно самостоятельное (хотя самостоятельность ее во всех известных истории частнособственнических обществах абсолютизируется) значение.

Наличие в обществе обособленных групп по признаку владения (или невладения) собственностью составляет все необходимое и достаточное для появления и развития рынка, на котором противостоят друг другу обладающие разными продуктами производства, товарами и разными интересами продавец и покупатель. Когда мы говорим об обособлении людей (или групп) по признаку собственности, то речь не обязательно идет только о частной собственности: любое разделение собственности по разным ее формам или по разным субъектам собственности приводит к противоречию в распределении прибавочного продукта. Частная собственность лишь придает этому экономическому противоречию форму, ведущую с неизбежностью к борьбе классов, обладающих противоположными интересами, к общественным катаклизмам, войнам, революциям.

Как только возникли рыночные, товарно-денежные отношения и сфера обращения выделилась в качестве необходимого звена взаимосвязи между производством и потреблением и между элементами внутри обеих этих сфер, рынок стал приобретать не просто самостоятельное - самодовлеющее значение. Развитие рыночных отношений привело к появлению универсального товара, всеобщего эквивалента, мерила меновой стоимости любых товаров - денег. Универсальность денег как товара послужила основой развития все более сложной и всеохватывающей финансовой системы (банковско-кредитная система, разнообразные валюты и их соотношения, ценные бумаги и т.д.). Само по себе появление денег и развитие финансовой системы не следует рассматривать как некое грехопадение человечества, как источник всех его последующих бед. Нет, это был огромный шаг вперед по пути изучения, освоения разнообразных количественных соотношений, возникающих в сферах производства, потребления и обмена деятельностью, что создавало возможность понимать тенденции всего воспроизводственного процесса, а значит, и прогнозировать и планировать его, управлять им. Не случайно еще в 1603 г. испанец Солозано, специалист бухгалтерского дела, с гордостью за свою профессию заявил: “Бухгалтерский учет стоит выше всех наук и искусств, ибо все нуждаются в нем, а он ни в ком не нуждается; без бухгалтерского учета мир был бы неуправляем и люди не смогли бы понимать друг друга” (цит. по: В.Я.; Кожинов. Бухгалтерский учет. М., 2001, с.16).

Для тех “последовательных” революционеров и марксистов, кого возмутит такая оценка роли денежной системы в жизни общества, напомним, что Маркс, много раз говоривший о бесперспективности денежного обращения в обществе, избавившемся от капитализма (см., например, Капитал, т.11. М., 1984, с.402: “При общественном производстве денежный капитал отпадает. Общество распределяет рабочую силу и средства производства между различными отраслями производства. Производители могут, пожалуй, получать бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных запасов предметов потребления то количество продуктов, которое соответствует времени их труда. Эти удостоверения не деньги. Они не совершают обращения”), тем не менее безоговорочно признавал, что “ведение бухгалтерского учета более необходимо при капиталистическом производстве, чем при раздробленном ремесленном и крестьянском производстве, оно более необходимо при общественном производстве, чем при капиталистическом” (там же, с.153). Ну, а как же иначе? Чем выше организованность общества, тем лучше в нем должен быть налажен учет всех факторов воспроизводственного процесса, всего массива труда и отдельных его элементов. Общество сможет управлять своим развитием, планировать производство и потребление лишь тогда, когда оно знает законы ведения хозяйства, - но оно обязано при этом также знать и конкретные проявления этих законов, частные случаи, повседневное бытие процесса труда. И если Маркс не хочет называть удостоверения в количестве затраченного труда, дающее право на получение определенного количества предметов потребления (в “Критике Готской программы” он употребляет термин “квитанция”), деньгами, с ним можно согласиться. Но нельзя не признать, что такое удостоверение есть не только документ, учитывающий количество труда и количество предметов потребления, но и документ, свидетельствующий (в количественном плане) об обмене деятельностью, в частности, между сферой производства (материального или духовного), с одной стороны, и сферой потребления - с другой. Называть ли это обращением? И какая из функций прежних денег сохранится в этих удостоверениях? Есть о чем подумать - и сейчас, и лет так через сто - полтораста; не будем торопиться с категоричными выводами.

Выделение финансовой системы как самодовлеющей и даже господствующей в условиях частнособственнического общества способствовало смещению целей и задач экономики, упрощенно говоря, привело к погоне за деньгами, к получению денег как цели, причем любыми дозволенными и недозволенными средствами. Родились разнообразные формы преступной деятельности, включая те, которые признаются государством, ориентированным на развитие “рыночной экономики”, вполне законными или почти законными: ростовщичество, финансовые спекуляции, коррупция. Кто помнит историю “радикальных реформ”, начавшихся в прошлом веке в России, тот знает, что все это было, что все это есть. Что касается ростовщичества, то никакому Шерлоку не снились те проценты на кредиты, которые назначали коммерческие банки предприятиям, насильственно лишенным оборотных средств; чуть позже искусственное превращение денег в самый дефицитный товар помогло “радикал-реформаторам” обосновать “необходимость” грабительской приватизации в общенациональном масштабе. Результатом таких “реформ” стало то, что деньги из инструмента обращения превратились в самоцель, в инструмент господства над производством и потреблением: хозяева “больших денег” диктуют всему обществу, кто и сколько и чего имеет право производить и потреблять.

Аристотель еще в IV веке до н.э. заметил и оценил такое расщепление экономической деятельности на две существенно различные и даже в чем-то противоположные формы; он отказался признать общество с господствующим стремлением к обладанию деньгами таким, в котором действует настоящая экономика, и выдвинул особый термин для обозначения системы второго типа - хрематистика. Однако в современном капиталистическом обществе, где властвуют деньги и хозяева денег, финансовая олигархия, где максимальное приобретение денег служит приоритетным стимулом деятельности в сфере не только материального, но и духовного производства, существующую систему хрематистики именуют, вопреки Аристотелю, экономикой. В угоду финансовой олигархии были созданы и активно навязываются общественному сознанию разнообразные монетаристские концепции, обосновывающие приоритетное значение во всей экономической деятельности общества именно сферы обращения, а затем в обыденном сознании столь же насильственно (с помощью различных информационных технологий и, в частности, рекламы) насаждаются соответствующие представления, предпочтения и вкусы. В России начала 90-х годов прошлого века этим занималась пробившаяся к рычагам власти орда дипломированных жуликов (очень мягко поименованных тогда лаборантами, завлабами, мальчиками в коротких штанишках), предоставившая антисоциалистическому режиму Ельцина в качестве основы для формирования экономической политики концепции так называемой чикагской школы экономики и указания Международного валютного фонда, направленные на подчинение национальных экономических систем интересам мировой финансовой олигархии.

А ведь научная несостоятельность и практическая вредность, даже разрушительность этих концепций и планомерной дезориентации общественного сознания к тому времени были уже многократно зафиксированы в работах серьезных ученых, предупреждавших о непоправимых бедах, которые могут вылезти из брюха троянского коня монетаристских догм. Например, американский ученый Линдон Ларуш писал, что “серьезным недостатком монетарной теории является ее стремление представить различные формы ростовщичества как неотъемлемую составную часть экономической деятельности и доказать их незаменимость для экономики в целом” (Линдон Ларуш. Вы на самом деле хотели бы знать все об экономике? Шиллеровский институт - Украинский университет в Москве, 1992, с.137). Разрушительный характер “реформ”, осуществляемых на базе монетаристских догм и коварных советов Международного валютного фонда, был ярко продемонстрирован и трагически подтвержден печальным опытом ряда стран Латинской Америки. Например, Венесуэлы. “На момент начала реформ МВФ внешний долг этой страны составлял 29 млрд. долл. США. По прошествии 10 лет она только по процентам выплатила 32 млрд. долл., то есть сумму, превысившую внешнюю задолженность. Суммарный же долг страны возрос до 35 млрд. долл.” (см. Р.С. Сатуев, Д.А. Шраер, Н.Ю. Яськова. Экономическая преступность в финансово-кредитной системе. М., 2000, с. 109). Так что “мальчики в коротких штанишках”, несомненно знакомые с этим и другими подобными чудовищными фактами, вовсе не были безобидными невеждами, которых просто следовало сечь розгами, - это были нанятые мировой финансовой олигархией псевдонаучные мошенники, экономические диверсанты, разрушители отечественного производства и организаторы перевода большинства населения России на такую систему потребления, которая сопоставима с рационом узников в фашистском концлагере. Началось вымирание до нитки ограбленного народа России. Таковы оказались главные последствия насильственного перевода России с рельс экономического развития на бездорожье хрематистики.

Не будем проводить анализ соответствующих текстов великого философа Древней Греции - за нас эту работу проделал Карл Маркс, который очень удачно, точно и ясно изложил точку зрения Аристотеля спустя 23 века в 1 томе своего “Капитала”. Воспроизведем этот интереснейший фрагмент, обычно проходящий мимо внимания читателей (многоточиями заменены приведенные Марксом древнегреческие слова и выражения).

Аристотель противопоставляет хрематистике экономику. Он исходит из экономики. Поскольку последняя представляет собой искусство приобретения, она ограничивается приобретением благ, необходимых для жизни или полезных для дома и государства. “Истинное богатство...состоит из таких потребительных стоимостей; ибо количество собственности этого рода, необходимое для хорошей жизни, не безгранично. Существует, однако, искусство приобретения иного рода, которое обыкновенно и совершенно правильно называется хрематистикой; для последней не существует, по-видимому, границ богатства и собственности. “Товарная торговля” (...значит буквально розничная торговля. И Аристотель берет эту форму потому, что в ней решающую роль играет потребительная стоимость) “по природе своей не принадлежит к хрематистике, так как здесь обмен распространяется лишь на предметы, необходимые для них самих” (покупателей и продавцов). Поэтому, - говорит он дальше, - первоначальной формой товарной торговли была меновая торговля, но с ее расширением необходимо возникают деньги. С изобретением денег меновая торговля неизбежно должна была развиться в товарную торговлю, а эта последняя, в противоречии с ее первоначальной тенденцией, превратилась в хрематистику, в искусство делать деньги. Хрематистика, далее, отличается от экономики тем, что “для нее обращение есть источник богатства (...).Вся она построена на деньгах, ибо деньги суть начало и конец этого рода обмена (...). Потому-то и богатство, к которому стремится хрематистика, безгранично. Подобно тому, как безгранично в своем стремлении то искусство, для которого его цель означает не средство, а последнюю конечную цель, так как такое искусство стремится все ближе и ближе подойти к этой цели, - тогда как те искусства, которые преследуют лишь отыскание средства для известной цели, не безграничны, ибо сама цель полагает им границы, - подобно этому и хрематистика не знает границ для своей цели, ее цель есть абсолютное обогащение. Экономика, а не хрематистика, имеет границу...первая ставит своей целью нечто отличное от самих денег, вторая стремится лишь к их увеличению...Смешение этих двух форм, переходящих одна в другую, дало некоторым повод рассматривать сохранение денег и увеличение их количества до бесконечности как конечную цель экономики” (Aristoteles, “De Republica”, edit. Bekker, кн.1, гл.8 и 9, в разных местах)”.

Как видим, позиции Маркса и Аристотеля в этом вопросе идентичны: в экономике деньги не могут быть целью, они - средство учета количества труда и произведенных продуктов (это почти одно и то же, но все-таки не одно и то же), средство обмена деятельностью, продуктами деятельности; там, где деньги становятся целью производства, основным товаром, мы имеем дело не с экономикой, а с хрематистикой, даже если она и именуется экономикой - обычно употребляется маскирующий термин “рыночная экономика”, хотя мы уже говорили, что подлинный смысл этого выражения - в том, что это - экономика, ориентированная на рынок, на сферу обращения, в которой и производство, и потребление играют подчиненную роль.

Мы говорили также о том, что экономика развитых капиталистических стран может быть поэтому названа таковой лишь условно: в аристотелевском понимании это - хрематистика. Однако нам интереснее Россия. Что с ней? Вот уж где экономика умирает, а хрематистика (финансовые спекуляции, в том числе самого криминального толка) процветает! Падение производства за годы реформ оказалось намного большим, чем во время Великой Отечественной войны - самой разрушительной из войн ХХ века. Об этом говорят официальные данные:

УРОВЕНЬ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА НА КОНЕЦ 2001 ГОДА

Вид Продукции Произведено в 2001 году Уровню какого года соответствует
Нефть 337 млн.т 1972
Уголь 269 млн.т 1967
Стальные трубы 5404 тыс.т 1965
Вагоны 7385 шт. 1910
Металлорежущие станки 8288 шт. 1931
Кузнечнопрессовые машины 1290 шт. 1933
Грузовые автомобили 173 тыс. шт. 1937
Тракторы 15,2 тыс. шт. 1931
Устройства радиоприемные 273 тыс. шт. 1947
Телевизоры 1004 тыс. шт. 1958
Волокна и нити химические 158 тыс. т. 1959
Бумага 3415 тыс. т. 1969
Цемент 35,1 млн. т. 1962
Кирпич строительный 10,5 млрд. шт. 1953
Ткани всех видов 2617 млн.кв. м. 1910
В том числе шерстяные 56,4 млн.кв.м. 1880
Обувь 32,2 млн. пар. 1900
Мясо 1238 тыс. т 1953

Животное масло

Молоко

269 тыс.т

32,9 млн. т

1958

1958

Очень не повезло животноводству: поголовье крупного рогатого скота упало до уровня 1885 г., поголовье свиней “достигло” уровня 1936 г., а поголовье овец и коз вообще было низведено на уровень времен Петра Великого - 1710 года! Правда, по другим данным, оно скатилось на уровень 1750 года, но это различие, как всякий понимает, непринципиально: за эти 40 лет в России не наблюдалось бурных скачков в прогрессе овцеводства.

Так сейчас в нашей стране обстоит дело с развитием производства, точнее, с его деградацией. Но ведь и падение потребления не отстает - как по количеству, так и по качеству потребляемой пищи, по уровню использования других жизненно необходимых материальных и духовных благ. И никого не должны обманывать ежегодно повторяющиеся уверения, что жизнь якобы постепенно улучшается. Во-первых, цифры бедных (четверть всего населения живет ниже прожиточного минимума) ужасны. Да и сам так называемый прожиточный минимум составлен правительственными чиновниками таким образом, что это, в лучшем случае, минимально необходимое для физиологического выживания, для жалкого существования, не достойного человека. Количество же людей, не получающих даже этого минимума, официальной статистикой занижено. Во-вторых, когда высокопоставленные мошенники говорят о цифрах роста денежных доходов разных групп населения, они уклоняются от разъяснения того, что возросший денежный доход реально становится все меньше вследствие роста цен - если не на все, то почти на все. В-третьих, главным, суммативным мерилом верного или, наоборот, губительного направления реформ (или вообще нужности для населения данной экономической системы) являются демографические показатели, а они сверхужасны: происходит неуклонное вымирание народа, прежде всего государствообразующего - русского. Цифры “потерь” в мирное время (!) уже почти вдвое превысили цифры потерь всей России (включавшей в себя тогда так называемые национальные окраины, ныне суверенные) во время первой мировой войны.

Уровень и формы удовлетворения самых обычных жизненных, житейских потребностей большинства населения постепенно становятся главным и острейшим вопросом внутренней политики, настоятельной необходимостью существования общества. И решение этого вопроса уже сейчас стало делом, не терпящим отлагательства, - с существующим государственным аппаратом или же помимо него, вопреки его действиям, следовательно, без него. На наш взгляд, есть все основания полагать, что если у политиков хватит ума и смелости сформулировать в виде политических лозунгов эти масштабные неудовлетворенные потребности большинства населения, легко может возникнуть ситуация, близкая по содержанию к ситуации 1917 года, когда наиболее острые неудовлетворенные потребности были отлиты в четкие, ясные, понятные политические лозунги, способные поднять самую инертную, дремлющую массу населения на активное участие в политической борьбе в самых острых формах. Естественно, сходны будут и результаты.

А ведь есть не менее важная и не менее острая проблема, которую ставят проводимые под прикрытием монетаристских концепций разрушительные реформы, - подрыв социально-нравственных устоев жизни населения, элементарных условий существования всякой общественности, разрушение морали (и это тоже может послужить толчком к резкому возрастанию социально-политической активности большинства населения, ибо в дело вступит инстинкт самосохранения исторически сложившегося общественного целого). И опять-таки главной причиной разложения и разрушения общества является насильственный перевод отечественной экономики на рельсы хрематистики.

Режим организации жизни для человека и человеческого общества, который утвердился в так называемых “цивилизованных, развитых странах” и который упорно насаждается на весь остальной мир, - пишет замечательный общественный деятель, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза В.В.Аксенов, - это капиталистический режим. - В нем главным мерилом в жизни и главным устремлением Человека являются Деньги. Этот режим распространяется в мире через функционирование мировой экономической и валютно-финансовой системы, во главе которой стоит мировая финансовая олигархия, т.е. те, кто являются главными держателями денег в мире. Сегодня они пытаются управлять всеми мировыми процессами через государственные механизмы стран “большой семерки” во главе с США, через международные организации, фонды и военно-политические блоки.

Законы этого режима на бумаге декларируют так называемые общечеловеческие ценности, демократические свободы и “равные” гражданские возможности, а на деле вводят полную зависимость жизни Человека от наличия у него Денег, заставляют каждого Человека искать наиболее прибыльное занятие и добывать Деньги всеми способами.

В каждом “своем деле” человек должен стремиться к извлечению из него максимальной пользы в виде своей денежной прибыли. Эти основные правила жизни и деятельности относятся как к отдельному человеку, так и к деятельности предприятий, фирм и корпораций”.

Фактически вводится режим наибольшего благоприятствования для добывания денег любыми путями, в результате чего происходит деформация всех жизненных процессов, деградация человеческой Личности, а в Обществе развиваются все порочные явления, в том числе и такие тяжкие, как воровство, обман, насилие, коррупция, рэкет, убийства, проституция, наркомания и т.д. и т.п.” (Владимир Аксенов. Россия в ХХI веке. Национальный путь развития. М., изд-во газеты “Патриот”, 1999, с.12, 13).

А все дело в подмене экономики хрематистикой - в дозволенном властями разграблении общенационального достояния кучкой “олигархов” и крупных чиновников, начиная с абсолютно незаконного присвоения (“приватизации”) природной ренты в добывающих сырье и, в частности, топливо отраслях. В сфере обращения властвуют банды спекулянтов, перекупщиков, держателей неизвестно откуда взявшихся у них “больших денег.

Посредствующие звенья между сферой производства и сферой потребления не ограничиваются присвоением причитающихся им издержек обращения. Оккупировав рынок, они устанавливают монопольные цены, грабя потребителей “на законных основаниях”, а эти основания создают тем, что фактически блокируют доступ к рынку производителя, который мог бы сбить непомерно завышенные розничные цены; для этого используются насилие, угрозы, различные преступные действия. По свидетельству председателя колхоза “Заветы Ильича” Лотошинского района Московской области Д.Ф.Красникова, закупочные цены на молоко в 10 и более раз ниже розничных (см. “Экономическая газета” № 3 за январь 2003 г.). Аналогичные данные есть практически по всем другим регионам России. Так происходит одновременное ограбление как производителя, так и потребителя. О какой же экономической культуре здесь может идти речь? О “культуре” сращивания криминала со “свободным предпринимательством” - свободным от “вмешательства государства в экономику”, против которого так рьяно выступали монетаристы-либералы? Скорее, о бескультурье нынешнего государства, не умеющего или не желающего упорядочить сферу обращения, внося в нее элементы действительной экономической культуры. А пока в этой сфере, в товаропроводящей системе царит хаос, питающий криминал.

Огромную опасность представляет то, что формируются эти кланы и шайки насильников-перекупщиков очень часто по признакам землячества, устойчивых и проверенных связей, однородного менталитета, следовательно, во многих случаях по национальным признакам. Неоднократные уже давно надоевшие заявления крупных администраторов, работников правоохранительных органов, публицистов, а то и ученых, - ничего не смыслящих ни в социологии, ни в этнопсихологии, - с повторением одного и того же афоризма “преступность не имеет национальности”, не могут отменить общеизвестных фактов существования организованных преступных группировок, целых преступных сообществ, объединяющихся по национальному признаку. Здесь кроется огромная опасность для стабильности многонационального общества, каким является Россия, и потому этот вопрос должен быть обязательно поставлен честно, открыто, непредубежденно, чтобы затем исследовать его максимально объективно и всесторонне.

Один пример. В многонациональной Москве это прослеживается, что называется, невооруженным глазом, даже без дополнительных исследований, это очевидно любому человеку, явно не загруженному знаниями национального вопроса, социологии, криминологии. Почему (пусть спровоцированные кем-то) подростки громят лотки и ларьки азербайджанцев на рынках? Да потому что москвичи видят: вся фруктово-овощная торговля на рынках (и не только она) находится в руках азербайджанцев, весь привоз продукции из ближнего и дальнего Подмосковья - под контролем перекупщиков той же национальности, и диктуют монопольные цены покупателю тоже они. Не помогает и маскировка, - когда овощи, фрукты (в том числе такие “традиционно азербайджанские”, как бананы, ананасы, апельсины и киви) и цветы продают на улицах Москвы нанятые за гроши девушки и женщины из Молдавии, различных “трудоизбыточных” регионов России и особенно Украины. Естественно недружелюбное отношение не желающих или просто не имеющих возможности разбираться в тонкостях национального вопроса москвичей к азербайджанцам вообще. Хотя, по-видимому, большая часть заметно разросшейся азербайджанской диаспоры в столице (по разным подсчетам, от 800 тыс. до 1 млн. 100 тыс. человек) живет и трудится честно и ни в чем подобном не замешана. И естественна реакция этой большей части - обида: мы - люди честные (многие заслуженные), нельзя винить людей по признакам национальности...

Но ведь иначе не получается! И снова страдающие не только от монопольной ценовой удавки, но и от ущемления национального достоинства со стороны “хозяев рынка” москвичи будут громить ларьки пришельцев, а милиционеры - кто смотреть на это сквозь пальцы, а кто - ревностно оборонять такие ларьки, видя в этой “службе” источник существенного приработка. Как в старину в каждом цыгане видели потенциального конокрада, а в каждом еврее - ростовщика, так и теперь, с переходом к рынку, создается предубеждение по отношению к “пришлым”, к иноплеменным и иноязычным, когда обнаруживается, что их естественная тяга к созданию общин и землячеств выражается и в такой форме, как создание ухудшающих жизнь коренного населения монопольных хозяйственных систем, а то и просто организованных преступных группировок. Впрочем, образование предпринимательских структур зачастую с подобными группировками пересекается и взаимодействует - их крышует, помогает им “отмывать деньги”, то есть легализовать криминальный доход. И это тоже становится достоянием массового сознания: шила в мешке не утаишь. Такие явления крайне опасны, ибо подрывают лояльность в межнациональных отношениях, ведут к тяжким последствиям в этой сфере.

Мы взяли для примера азербайджанцев, (пусть мои земляки на меня за это не обижаются, в других сферах хозяйничают армяне, грузины, украинцы, евреи и т.д.) но так же - хотя и в других сферах полукриминально-предпринимательской и просто криминальной деятельности - в Москве есть или были и другие группы с национально-региональным окрасом. Даже если ограничиться лишь наиболее усердно задерживаемыми патрульной службой лицами кавказской национальности, то можно обнаружить такие группы принадлежащих и к остальным двум закавказским нациям, и к дагестанцам, и к ингушам, не говоря уж о чеченцах. И этот национальный момент, отчетливо прослеживаемый как в предпринимательской, так и в криминальной деятельности, обязательно необходимо учитывать. Заставляет задуматься и преобладание в сфере сначала финансовой, а затем и промышленной деятельности (может быть, точнее было бы сказать: в сфере передела собственности на предприятия промышленного производства посредством биржевых спекуляций и использования подкупа государственных чиновников) лиц еврейской национальности; среди объявленных в начале 2003 года 19-ти долларовых миллиардеров почти все 100% - евреи. Мы предвидим, что найдутся оголтелые правозащитники, которые попытаются обвинить нас в антисемитизме только из-за констатации этого очевидного факта. Но ведь сам этот факт и его общественная очевидность порождают в обществе антисемитские настроения, - и потому таким “правозащитникам” следовало бы в первую очередь задуматься над тем, как избавиться от подобных дурно пахнущих фактов, как переломить ситуацию, искоренить причины, с необходимостью порождающие антисемитизм. По правде говоря, трудно себе представить, как вырвать корни национального недоверия, истребить национальный эгоизм и связанные с ним национальные конфликты в существующей ныне системе “радикальных реформ”: даже горячо приветствовавший слом социалистической экономики и социализма вообще А. Солженицин назвал эти реформы “безумными”, выразившись в данном случае совершенно правдиво и точно.

Таков облик так называемой “рыночной экономики”. Рыночная - значит ориентированная на рынок, на сферу обращения, господствующую в конечном счете как над производством, так и над потреблением. Значит, ее правильнее называть хрематистикой.

Деструктивные последствия такого метода управления хозяйственным организмом общества дают о себе знать не только в России, насильственно разрушаемой ее внешними и внутренними врагами, но и в кажущихся благополучными -“богатых” и “передовых” капиталистических странах. То, что в этих странах есть и безработные, и бездомные, и нищие, - ни для кого не секрет. Даже в очень высокоразвитых (за счет утверждения диктатуры хрематистики) странах, например, Западной Европы материального благополучия на всех не хватает. Могло бы хватить - по достигнутому уровню производства и по количеству контролируемых ими мировых ресурсов, да по капиталистическим порядкам не положено: бедные люди - это лишние люди. И ведь никак не прикроешь никаким выставляемым напоказ богатством те социальные язвы, то нравственное разложение и вырождение, ту культурную деградацию, которые в капиталистическом обществе - неизбежность, его закономерное следствие, его сущностные черты.

Возьмем, к примеру, те же Соединенные Штаты Америки. Там есть весь набор пороков, которые сторонники капитализма стремятся переложить с этого прогнившего строя на что-то иное, именуя их “болезнями цивилизации”, “спутниками ХХ века” (теперь уже, видимо, ХХI), “порождением технотронной эры”. Торговля наркотиками и наркомания, проституция, мошенничества в крупном масштабе, убийства (в том числе серийные), насилие, кражи и грабежи, террористические акты с массой жертв... И в причастности к преступности и преступному бизнесу замешаны самые различные государственные структуры. Разве поток наркотиков из Афганистана иссяк после ввода в эту страну американских якобы миротворческих, а на самом деле оккупационных войск? Нет. Он возрос втрое. Разве не методами массовых убийств подавлялись еще не так давно выступления негритянского населения против расизма, за гражданские права? А за пределами США американская военщина и вовсе не стесняет себя в самых варварских методах “борьбы за демократию, против тоталитарных режимов”: миллионы мирных людей погибли от рук американских агрессоров в Корее, во Вьетнаме, земля многострадальной Югославии отравлена обедненным ураном, в Ираке только в годы первого нападения США и последующей блокады погибли сотни тысяч мирных граждан - стариков, женщин, детей, а сколько их погибло и гибнет сейчас? И уже почти доказанным можно считать, что знаменитые взрывы небоскребов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, которые администрация Дж. Буша использовала как предлог для любых милитаристских акций в любом уголке планеты, представляли собой фиктивные террористические акты - на самом деле это были провокационные диверсии американских спецслужб. Использование уголовных банд кубинских эмигрантов для диверсий на Кубе, включая целый ряд покушений на Фиделя Кастро, - давно известная строка в послужном списке ЦРУ.

Но дело не только в сращивании государства с уголовным миром и в использовании властями преступных по своей сути методов и приемов деятельности как против собственных граждан, так и против населения и руководства независимых государств, которые чем-либо неугодны правящей верхушке США - администрации, военщине и стоящей за их спиной финансовой олигархии. Здесь существует взаимозависимость: финансовая олигархия, ныне претендующая на мировое господство, не может рассчитывать не только на достижение своих бредовых целей, но даже на свое существование без господства хрематистики, порождающей и саму преступность, и сращивание ее с государственным механизмом. А ведь основной массив преступности утрачивает смысл, если в обществе развивается нормальная экономика в аристотелевском понимании, а не хрематистика. Все эти отвратительные явления порождены самой обстановкой современного капиталистического общества, в котором царят погоня за наживой и эгоизм, неизбежно порождающие различные формы отчуждения человека от других людей и от всего общества - “одиночество в толпе”, равнодушие, лицемерие, гражданскую пассивность, бездуховность и т.д.

Известный американский общественный деятель, ученый и предприниматель, автор оригинальной экономической теории, построенной на принципах физики и математики, Линдон Ларуш в уже упомянутой выше книге “Вы на самом деле хотели бы знать все об экономике?” берет лишь одну сторону разложения общества США - в отношении к созидательному труду. И вот что он пишет:

Начиная с середины 60-х годов наиболее явно наблюдался сдвиг культурной парадигмы в официальной морали “общественного мнения” от ценностей рациональности, технологического прогресса и ориентации на будущее к контркультуре поколения “Сейчас” и “Мне”. В общем, речь идет об упадке культуры и распространении гедонистического иррационализма и радикального экзистенциализма. Мы не будем вступать в затяжную дискуссию об этом культурном сдвиге, а лишь остановимся на некоторых основных вопросах, и этого будет достаточно для понимания сложившейся ситуации.

Центральным звеном манипулирования общественным мнением и моралью была внутренняя взаимозависимость “революции сексуального освобождения”, для представления которой с начала 50-х порнографическое нарколобби использовало журнал “Playboy”, и принижения общественного статуса занятых в производстве до уровня “низшего класса”. Название Плейбой (“Повеса”) наиболее точно отражало смысл контркультуры в целом. Ее принципом был и остается гедонистический иррационализм, вырождение, ведущее к неразвитому состоянию интеллекта и морали, ускоряемое вторжением противоестественных и надуманных способов поведения в сферу сексуальных и других подобных оргий. Это совпало с массовым бегством из городской индустриальной жизни и переселением в пригороды в 50-х годах семей, занятых преимущественно в производственном секторе”.

Все это сопровождалось философией обмана как “главного секрета достижения успеха в жизни”. Их (представителей разросшегося класса белых воротничков. - Р.Л.) образом жизни стало повседневное мошенничество в том или ином виде, включая пользование плодами “сексуальной революции”. Но самым важным было не то, что происходило, а общественное отношение к происходящему.

Произошли сдвиги в отношениях к действительности: если раньше о человеке судили по вопросу “что ты строишь?”, то теперь спрашивают какое развлечение ты можешь себе позволить?”. А “развлечения” становились похожи на стремительное погружение в омуты запрещенных ранее удовольствий. Дети пригородов и почти мистическая атмосфера, созданная им, заполонили всю страну к концу 60-х годов, а родители приспособились к этим потрясениям и вскоре потеряли всякую надежду что-либо изменить.

Что более стимулировало этот процесс массового зомбирования, даже дебилизации населения - интересы монополий, развивавших индустрию развлечений, или интересы финансовой олигархии в целом и представляющего его правительства, строивших механизмы манипулирования сознанием, - решить трудно. Оба фактора мощно воздействовали на социально-культурное и нравственное разложение общества. Те же тенденции сейчас активно насаждаются в России, где вроде бы поначалу провозглашали строительство смешанной экономики, а построили смешную экономику, причудливо перемешанную с хрематистикой и все более подчиняющуюся ей. Отсюда все беды: разрушение экономической культуры и самой экономики, а затем и всех лучших проявлений культуры вообще.

Объективные причины роста бескультурья, аморализма и преступности в перерождении экономики в хрематистику - стыдливо признают авторы в целом хорошей книги “Экономическая преступность в финансово-кредитной сфере” (М,. Центр экономики и маркетинга, 2000) Р.С. Сатуев, Д.А. Шраер, Н.Ю. Яськова: “Экономические преступления, как реакция на противоречия развития и объективное отставание законодательной базы от динамично развивающейся рыночной среды, явление одинаково присущее всем странам” (с.2). А когда речь заходит о причинах, авторы фактически подменяют истинные причины перечнем следствий:

Процесс социально-экономических преобразований в России вызвал снижение общего уровня жизни значительной доли населения. Возник ряд факторов, оказывающих существенное влияние на развитие новых форм преступности в стране:

- противоречивость и несовершенство законодательной базы;

- неспособность государственных институтов удовлетворить жизненно необходимые потребности населения;

- бесконтрольность и разбалансированность в кредитно-денежной, валютно-денежной и товарно-сырьевой сферах;

- растущий уровень безработицы и неполной занятости трудоспособных лиц из-за сокращения общей продолжительности рабочего времени и вынужденных отпусков;

- постоянное увеличение числа граждан, оказывающихся за чертой бедности;

- инфляционные процессы в экономике, обесценивающие накопления и дестабилизирующие общую ситуацию в стране.

Среди этих отрицательных факторов, как нам представляется, стоит обратить особое внимание на растущую безработицу и неполную занятость трудоспособной части населения. Рост безработицы незамедлительно повлиял на изменение криминогенной ситуации. Это, в свою очередь, коренным образом изменило расклад сил в криминальном мире, объективно расширило ресурсную базу преступности, повысило ее профессионализацию, а также “социальную значимость” лидеров преступных групп и сообществ, способных организовать жизнедеятельность определенной части потерявших работу граждан, дать им возможность существования в условиях кризиса экономики страны и паралича государственных структур.

Таким же образом сложилась ситуация и в финансово-кредитной системе, где совершались преступления ранее неизвестными способами лицами с высокой преступной квалификацией” (с.51 - 52). Судя по всему, квалификация таких “лиц” намного выше, чем у представителей власти, находящихся в состоянии “паралича” и не способных “организовать жизнедеятельность граждан” - как потерявших работу, так и не потерявших ее. Почему вдруг стало безработных, неполностью занятых и находящихся в вынужденных “отпусках” (очень лицемерный термин! Но авторы в его создании не виноваты) огромное количество, а экономикой управляют отнюдь не уполномоченные на то ни обществом, ни государством “олигархи”, которые неизвестно откуда взялись и которых, конечно, меньше? Почему высвобождение времени - причина роста преступности? Как стала возможна “бесконтрольность и разбалансированность в кредитно-денежной, валютно-денежной и товарно-сырьевой сферах”, если до “перестройки” и “радикальных реформ” они были в наличии? И уж если упомянут “процесс социально-экономических преобразований”, следовало бы хотя бы поразмышлять о его смысле, о его содержании и направленности, хоть как-то определить его, если уж это стесняются или не хотят делать политики и обслуживающая существующее положение дел официальная экономическая наука.

Когда возрождалась лет 40 - 45 назад советская криминологическая наука, ее лучшие представители - Гершензон, Карпец, Шляпочников и др. - отличались значительно меньшей робостью мысли, несмотря на жесткую цензуру и порой диктат партийных инстанций в лице отделов административных органов и науки и учебных заведений всесильного ЦК КПСС. И наука развивалась, давала практическую отдачу, полезные практические выводы, в том числе и для управления экономикой.

Многие авторы правильно указывают на непродуманность, даже хаотичность законотворческой деятельности, которая не создает необходимой правовой базы для борьбы с экономической преступностью, что выражается, в частности, в нестыковке гражданского и уголовного законодательства. “Изучение опыта борьбы с распространенными экономическими преступлениями показало, что в значительной мере развитию этих и других криминальных процессов в сфере кредитно-денежных отношений способствует слабая урегулированность финансовых сделок нормами гражданского права. Наряду с этим обеспечение безопасности хозяйствующих субъектов от недобросовестных сделок мерами уголовно-правового регулироваания зачастую невозможно из-за отставания развития уголовного законодательства от хозяйственного, отсутствия уголовно-правовых норм, адекватных нарушениям, совершаемым в создаваемой рыночной инфраструктуре. На переходном этапе к рыночной экономике изменения в нормах права и дополнения к ним значительно отстают от изменений в сфере рынка по той причине, что динамика его формирования и развития непредсказуема, изменчива и нестабильна. Анализ состояния преступности в России показывает, что обстановка совершения преступлений в последние годы чрезвычайно обострилась. Преступность стала одним из основных дестабилизирующих факторов общественного развития” (с.64).Не будет преувеличением, следовательно, выжать из последней фразы “сухой остаток”: в нынешней России преступность стала одним из основных факторов всей жизнедеятельности общества, как это ни ужасно звучит.

Авторы понимают и признают, что “только законодательными мерами в рамках организации эффективного функционирования правоохранительных систем вопрос не может быть решен. Он связан с морально-этическими нормами общества, мировоззрением людей, нравственными ценностями. Сегодня в развивающихся странах более 1\3 населения живет в условиях ниже уровня бедности. Около миллиарда людей существуют на доход менее доллара в день. Около 800 млн. жителей Земли голодают, более 1 млрд. человек не имеют доступа к чистой воде. Ежегодно совершается более 500 террористических актов, а годовая стоимость международной торговли наркотиками составляет около 500 млрд. долл., превышая доходы от продажи нефти и немного уступая торговле вооружениями. Не может не вызывать опасений взрыв потребления. В ХХ веке оно выросло в невиданных масштабах. Вцелом, в мире на личное и общественное потребление в 1998 г. расходы составили 24 трлн. долл., что вдвое больше, чем в 1975 г. и в шесть раз превышает объем потребления в 1950 г. Необузданность потребностей также является причиной роста преступности, хотя, безусловно, вероятность ее возникновения в слабообеспеченных слоях намного выше” (с.132 - 133).

Заключительная сентенция снижает значение сказанного выше. Чересчур банальна сто раз предпринимаемая (обычно по заказу “хозяев жизни) попытка доказать, будто бы бедность (в которой повинны сами эти хозяева) есть главный и чуть не единственный источник пороков, в том числе преступности. Чтобы опровергнуть эту пошлость, достаточно указать на факт распространенных ныне в России заказных убийств: у бедного человека просто не хватит денег на это. Кроме того, если исходить из темы данной книги, то к финансово-кредитной сфере малообеспеченные слои населения имеют весьма ограниченный доступ, и преступления в этой сфере совершаются главным образом богатыми и сверхбогатыми людьми или по их заказу и “наводке”. Ни Мавроди, ни другие строители “пирамид”, ни так называемые “олигархи” (почему-то ни официальные инстанции, ни ученые, в частности, юристы не могут объяснить происхождения этой прославленной группы общества) не были несчастными, беззащитными бедняками - вроде существующих на нищенскую пенсию инвалидов, заброшенных стариков, матерей-одиночек или беспризорных детей, которых в современной России больше, чем было после разрушительных 1-й мировой и гражданской войн (в стране, включавшей тогда в себя еще и “суверенизованные” ныне республики). Дело не в существовании малообеспеченных слоев самом по себе, - дело, во-первых, в беззастенчивом ограблении большинства населения и превращении его в “малообеспеченные слои”; дело, во-вторых, в циничном, кричащем выдвижении скоробогатых и сверхбогатых кланов и возглавляющих их нивесть откуда взявшихся “олигархов” (правильнее сказать: суперворов), дело, в-третьих, в цинично демонстрируемом превосходстве кучки владельцев “больших денег” над подавляющим большинством народа как в размерах материального, прежде всего финансового, богатства, так и якобы в других отношениях.

Коротко можно назвать социальную причину роста преступности следующим образом: сознание несправедливости нового строя социально-экономических и иных отношений стало всеобщим. Но оно еще является смутным и потому выражается в такой неадекватной реакции различных слоев населения, как падение нравов и разгул преступности. До 90% населения попало в положение “униженных и оскорбленных”! Это - не только рабочие и крестьяне, но также интеллигенция (в том числе военная интеллигенция), учащаяся молодежь, пенсионеры и т.д. Вопрос лишь за тем, когда и в какой форме индивидуальные житейские беды будут осознаны как общие интересы. И тогда, раньше или позже, встанут те самые извечные русские вопросы, над которыми теперь пока еще нередко подшучивают телевизионные острословы: кто виноват и что делать. А в юридическом плане эти вопросы будут так же слиты, как в приговоре суда должны быть полностью соответствующими друг другу оценка преступного деяния и назначаемая судом санкция.

Вообще источником всех бед России и ее населения вполне правомерно считать не какие-то ошибки при переходе от плановой экономики к рыночной, а именно сам этот переход, точнее, насильственный перевод страны от экономики к хрематистике, к приоритету сферы обращения над производством и потреблением, к засилью не только в экономике, но уже и в политике финансового капитала, финансовой олигархии.

Кстати, навязчивое противопоставление плановой экономики, как якобы неизбежно чреватой застоем и ущемляющей права всех граждан, с одной стороны, и рыночной экономики, будто бы единственно обеспечивающей процветание страны и благополучие ее жителей (а именно построенная на этом противопоставлении массированная сначала “мягкая”, а затем неприкрытая, циничная, нагло лживая пропаганда с конца 80-х годов лишила трудящихся воли к сопротивлению), - абсолютно несостоятельно. План и рынок не являются взаимоисключающими реальностями. Ни Японии, ни Франции, ни США господство рыночных отношений не мешает составлять хозяйственные и иные планы. А пример КНР показывает, что при развитии рыночных отношений вполне может сохраняться регулирующая роль государства (впрочем, и в капиталистических странах она может быть не меньшей, особенно в кризисные моменты). Значит, дело не в необходимости надуманного выбора между планом и рынком, а в грамотном использовании рыночных, товарно-денежных отношений - на благо народа, в целях процветания общества и всестороннего свободного развития всех его членов.

Правда, “благо” капиталистической экономики ограничено тем, что она вполне переросла в хрематистику, и возможности ее развития ограничиваются интересами господствующего финансового капитала, обладающего, как отмечал В.И.Ленин в своей работе 1916 года Империализм, как высшая стадия капитализма”, “гигантскими резервами”, концентрированного в немногих руках и создающего необыкновенно широко раскинутую и густую сеть отношений и связей, подчиняющую ему массу не только средних и мелких, но и мельчайших капиталистов и хозяйчиков” (В.И.Ленин. Полн. собр. Соч., т.27, с.407). Как он отмечал в названной работе, “развитие капитализма дошло до того, что, хотя товарное производство по-прежнему “царит” и считается основой всего хозяйства, но на деле оно уже подорвано, и главные прибыли достаются “гениям” финансовых проделок. В основе этих проделок и мошенничеств лежит обобществление производства, но гигантский прогресс человечества, доработавшегося до этого обобществления, идет на пользу...спекулянтам” (там же, с.322). Если же говорить о роли финансового капитала не в национальных масштабах, а в мировом хозяйстве, то надо признать, что “капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью “передовых” стран гигантского большинства населения земли” (там же, с.305). Конечно, с того времени формы угнетения изменились (колониализм рухнул), но суть осталась: финансовый капитал стремится к полному всевластию над миром - теперь уже под прикрытием усиленно насаждаемой концепции якобы неизбежной глобализации и создания “однополярного мира”.

Ленин, конечно, совершил научный подвиг, выявив основные черты империализма. Их пять: “1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого “финансового капитала”, финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир; 5)закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими странами” (там же, с.386 - 387). Конечно, с тех пор прошел почти век, многое изменилось, особенно после победы Великой Октябрьской социалистической революции и разгрома фашизма в Великой Отечественной войне (а затем и после успешного контрнаступления империализма и реакции в последние три десятилетия), в частности, и в практическом выражении названных признаков империализма. Но в целом ленинская характеристика подтверждает себя.

Нам хотелось бы обратить внимание на одно интересное обстоятельство: загнув пальцы одной руки (по числу признаков), мы обнаружим, что четыре из пяти касаются роли и значения финансового капитала. А если учесть, что правительства капиталистических стран превыше всего ставят цели и интересы финансовой олигархии, то и все пять. И в работе Ленина есть формулировки, фиксирующие эту уникальную роль финансового капитала. Например: “Финансовый капитал - такая крупная, можно сказать, решающая сила во всех экономических и во всех международных отношениях, что он способен подчинять себе и в действительности подчиняет даже государства, пользующиеся полнейшей политической независимостью” (с.379), “Мир разделился на горстку государств-ростовщиков и гигантское большинство государств-должников” (с.398) и т.д. Но мы хотели бы здесь специально обратить внимание не на финансовый капитал сам по себе, а на приоритетную роль сферы обращения, центром которой он является, вообще в экономической системе современного капитализма, которую, следуя Аристотелевой классификации, придется поэтому называть не экономикой, а хрематистикой.

Когда и как произошло перерождение капиталистической экономики в хрематистику? Ленин так вопрос не ставит, но он дает такие “основные итоги истории прихода монополий к господству в капиталистической системе хозяйства: 1) 1860 и 1870 годы высшая, предельная ступень развития свободной конкуренции. Монополии лишь едва заметные зародыши. 2) После кризиса 1873 г. широкая полоса развития картелей, но они еще исключение. Они еще не прочны. Они еще преходящее явление. 3) Подъем конца ХIХ века и кризис 1900 - 1903 гг.: картели становятся одной из основ всей хозяйственной жизни. Капитализм превратился в империализм” (с.317). Но в такой датировке становится трудно различимым тот рубеж, с которого начинается активное выдвижение на передний план финансового капитала, приход финансовой олигархии к своему всевластию.

В этой связи следует обратить внимание на иную датировку, содержащуюся в цитированной Лениным работе буржуазного экономиста Т. Фогельшейна. “Большой переворот начинается с краха 1873 года или, вернее, с депрессии, которая последовала за ним и которая - с едва заметным перерывом в начале 80-х годов и с необыкновенно сильным, но коротким подъемом около 1889 года - заполняет 22 года европейской экономической истории” (см. там же, с.316). Запомним эту дату: 1873 год. В дальнейшем изложении эта дата еще прозвучит.

Вообще история развития и возвышения финансового капитала заслуживает особого разговора, специального всестороннего исследования. Когда Карл Маркс предпринял свой труд по исследованию капиталистического способа производства и критике буржуазной политэкономии (таков подзаголовок у каждого тома “Капитала” - под этим углом зрения этот труд и следует изучать, не относясь к нему как к учебному пособию по политэкономии домонополистического капитализма), он составил план всего задуманного им исследования из шести книг: “1) О капитале (с несколькими вводными главами); 2) О земельной собственности; 3) О наемном труде; 4) О государстве; 5) О внешней торговле; 6) О мировом рынке” (см. цит. издание 1-го тома “Капитала”, с.786). Как раз до последних двух книг, которые имели бы прямое отношение к интересующей нас здесь проблеме, у него не дошли руки. И никто из марксистов не проделал эту работу, имеющую принципиальную важность, хотя имеющих частное значение исследований на эту тему было, следует признать, немало. Но мучила эта проблема и немарксистов.

В 2002 году усилиями Научно-исследовательского информационно-аналитического центра (НИИАЦ) “Стратегия будущего” был выпущен сборник работ видного общественного деятеля и публициста России конца ХIХ - начала ХХ века Г.В. Бутми де Кацмана “Золотая валюта” (серия Памятники русской мысли, СПб). Бутми изучал некоторые аспекты продвижения финансового капитала на ключевые позиции в экономике, и в этой связи его остро интересовал неожиданный перевод валют на золотой стандарт. Современному читателю наверняка будут интересны наблюдения и размышления на эту тему. Вот что говорил Бутми на Орловском областном съезде сельских хозяев 13 мая 1898 года; цитата великовата, но важность проблемы это оправдывает.

Всеподданнейший доклад Министра Финансов на 1897 год относительно денежной реформы утверждает, что “реформа исподволь проводится в жизнь”, что фактически она почти осуществлена”, что законодательной власти остается только закрепить” то, что в сущности уже сделано, и что отменять было бы опасно, “и, может быть, даже невозможно”.

Как бы напоминая Министру Финансов о законных пределах его власти, Высочайший Указ 3-го января 1897 года успокаивает общественное мнение категорическим заявлением, что мера сия допущена “впредь до принятия окончательного решения по рассмотрении Государственным Советом дела сего”.

С тех пор прошло более года; в Государственном Совете, вопреки обещанию Высочайшего Указа, дело более не рассматривалось; напротив, согласно заявлению Министра Финансов, “реформа исподволь проводится в жизнь”. В ближайшее время, быть может, будет подписан новый монетный устав, которым реформа будет бесповоротно осуществлена, а Россия отдана в жертву международным банкирам.

Пока реформа исподволь проводится в жизнь, исподволь выясняются и ее результаты:

1) Внешняя задолженность России увеличена до опасных размеров, как новыми внешними займами, так и перемещением наших внутренних займов за границу, бремя всех долгов увеличено в 1,5 раза.

2) Земледелие, как крупное, так и крестьянское, разорено; промышленность удерживается от упадка только покровительственными пошлинами, которые делают ее неспособной соперничать с заграничной промышленностью на международном рынке.

3) Наши ископаемые богатства, одно за другим, с целью привлечения капиталов, переходят в руки иностранцев - происходит распродажа России международным капиталистам.

4) Вывоз нашего хлеба, благодаря вызванному нами же вздорожанию золота и происходящему отсюда понижению цен на хлеб, постоянно увеличивается, отнимая от народа с каждым годом большие количества питательных веществ, без соответствующего увеличения суммы получаемых взамен денег.

5) В результате малейший недород застает народ без средств к пропитанию; в нынешнем году в 19 губерниях 30 миллионов населения терпят голод; цинга и голодный тиф начали свою опустошительную работу; печать об этом молчит, послушная чьему-то велению; но бедствие можно замолчать на земле; те сотни тысяч людей, которые, благодаря этому молчанию, без помощи погибнут, не будут молчать перед Престолом Всевышнего.

6) Постоянно возрастающее недоедание русского населения ведет к вырождению народа, как о том свидетельствуют Всеподданнейшие Отчеты Военного Министра за последние годы.

7) Наши торговые и коммерческие интересы на Крайнем Востоке страдают от введения у нас золотой валюты. Ныне никто более не поражается громадной, постоянно возрастающей задолженностью всех государств крупным, более или менее еврейским банкирам, устанавливающее и укрепляющее еврейское господство над производительно трудящимися народами.

Проценты по этим долгам не могут быть уплачиваемы наличной звонкой монетой - для этого на всем земном шаре не добывается достаточно драгоценных металлов.

Проценты по долгам уплачиваются товарами - произведениями страны, и в этом заключается “экономический дренаж из задолжавших стран”. Когда товаров не хватает, проценты уплачиваются новыми долговыми обязательствами - увеличением задолженности.

Взаимная цена товаров определяется законом спроса и предложения. Тем же законом определяется взаимная меновая цена денег и товаров.

Отношением обращающихся на рынке количеств денег и товаров определяется их взаимная меновая цена: чем больше денег, тем больше их предложение, тем они дешевле, тем дороже товары, тем меньше товаров задолженные страны должны отдавать на уплату своих процентов, тем легче бремя их долгов; чем меньше денег, тем они дороже, тем товары дешевле - тем больше товаров задолженные страны должны платить своим кредиторам, тем больше их экономическая зависимость от кредиторов.

Случайные колебания в добыче драгоценных металлов и колебания в производстве товаров постоянно изменяли взаимную цену денег и товаров. Естественные условия изменяли цены в различной степени, то в пользу должников, то в пользу кредиторов.

С 1873 года цены изменяются к постоянной выгоде кредиторов - международных банкиров, и к постоянному ущербу всего задолженного человечества, но это является уже не последствием изменившихся естественных условий, а результатом грандиозного мошенничества - изменения денег (le crime monetaire de 1873). Вот как случилось это изменение денег. Из золота и серебра, в равных количествах составлявших международное денежное богатство, Германия, по совету Е. Бамбергера, объявила серебро товаром, а деньгами признала одно золото. Все страны, управляемые парламентами, везде и всегда доступными влиянию банкиров (путем влияния на выборы, или прямого подкупа), одна за другой последовали примеру Германии.

Серебро лишено международной расплатной силы. Золото стало единственным орудием международного обмена. Денег на международном рынке стало вдвое меньше. Деньги стали вдвое дороже. В виде процентов по долговым обязательствам приходится расплачиваться двойными количествами товаров.

Экономический дренаж из задолженных стран удвоился к разорению народов и к великой выгоде банкиров.

В этом разорении народов для обогащения международных банкиров и заключается смысл золотой валюты - золотой сети, которой международная биржа опутала весь цивилизованный мир” (указ. соч., с.190 - 192).

А как это непосредственно затронуло Россию? “Земледельческая Россия платит на покрытие тех же сумм налогов и процентов, но выраженных в дорожающих рублях, возрастающие количества своих произведений; разоряется, вырождается, стонет от голода. Но ее стоны не доходят до Государя.

Поместный дворянин, заемщик банка, или крестьянин плательщик податей, равно должны продавать на 56% больше хлеба, чем при серебряной валюте, чтобы уплатить те же проценты и те же налоги.

Удивительно ли, что такое изменение всех расчетов на 56% лишает их возможности улучшать хозяйство, воспитывать детей, заставляет прибегать к новым, разорительным займам, ведущим дворянина к продаже имения, а крестьянина к неоплатным недоимкам!?

Золотой валюте приносится в жертву поместное дворянство - опора престола и крестьянского земледелия, без процветания которого немыслимо здоровое экономическое развитие страны.

Как отражается на вывозе хлеба и полученной за него цене повышение курса нашего рубля, видно из нижеследующих сопоставлений Известий Министерства Земледелия

.


Года

Средний ежегодный вывоз хлеба из России (млн. пуд.) Средняя ежегодная сумма полученных за него денег (млн. кред. руб.)
1894 - 1891 408,4 333,5
1893 - 1897 509,1 316,7

Так государственное хозяйство приносится в жертву золотой валюте.

За 5 лет, с 1892 по 1897 год, в сравнении с 5 годами предшествующего периода вывезено из России лишних 503,5 миллионов пудов хлеба, взамен недовыручки в 84 миллиона рублей. Если бы мы сохранили серебряную валюту, эти 503 миллиона пудов хлеба и эти 84 миллиона рублей были бы достаточны, чтобы предотвратить свирепствующий ныне в 19 губерниях с 30-миллионным населением голод, со всеми его ужасными последствиями.

В 1891 г. погибло от голода 656.000 человек. Сотни тысяч людей, которые погибнут от голода в этом году, будут жертвами, принесенными золотому тельцу фанатиками золотой валюты.

Но кроме острого голода усиленный вывоз хлеба из России, при разорении сельского хозяйства и упадке производства, вызывает хроническое недоедание народной массы, что в свою очередь вызывает быстрое вырождение народа” (там же, с.193 - 194).

Так говорил не революционер, не социалист, не большевик (большевиков, правда, тогда еще не было), а представитель поместного дворянства и защитник, главным образом, его интересов: в защиту крестьян он выступал в силу совпадения части интересов, а также потому, что он был патриотом России и понимал, что без крестьянства и поместное дворянство - “опора престола” - никуда не годится. Приводимых Г.В.Бутми фактов и рассуждений наверняка не знал автор “гнуснопрославленного”, по выражению одного довоенного литературного персонажа, фильма “Россия, которую мы потеряли” - С.Говорухин. Невежество объясняет это его художественное злодеяние, но отнюдь не оправдывает его. И уж никакого оправдания не может быть инициаторам и практическим реализаторам радикальных реформ, которые если и употребляют слова патриотизм, любовь к России, “благо страны и народа”, “справедливость”, “совесть”, - то либо не зная и не понимая их смысла, либо глубоко презирая его.

Монархист, защитник интересов поместного дворянства (его еще обвиняли после Февральской революции идеологи Временного правительства в “черносотенстве”) - гораздо более человеколюбивая личность, чем нынешние российские проповедники вероучений от МВФ и мировой финансовой олигархии - настоящие чудовища и людоеды, прикрывающиеся “демократической” и “либеральной” фразеологией. Читая Г.В. Бутми, словно лучше узнаешь катастрофическую ситуацию в нынешней России - только современные ее разрушители ведут свои дела намного циничнее и лицемернее. Так, например, в связи с начавшимся “законным” процессом выселения должников по квартплате и жилищно-коммунальным услугам из их жилищ нынешний думец, бывший министр юстиции РФ П.Крашенинников самодовольно заявил: “У нас довольно гуманная норма: предоставляется другое жилье” (телеканал ОРТ, 25.01.03). И ни слова о том, кто же сделал громадное количество граждан неплатежеспособными в условиях колоссального роста стоимости жилья, цен на услуги ЖКХ, пользование телефоном, электроэнергией и т.д. Ни слова и о том, что при существовавшем в условиях социалистической экономической системы соотношении зарплат и общественных фондов потребления жильцы государственных и ведомственных квартир давно отработали право на свое жилье, и никакие чиновники, никакие законодатели не имеют права выбрасывать их в общежития и бараки, - уж юрист-то по профессии (бывший министр юстиции!) должен был бы знать: закон обратной силы не имеет! Такова “культура” эпохи празднующей победу хрематистики.

Результат деяний современных “радикал-реформаторов” вполне можно выразить словами Бутми (только масштабы гибельных для России явлений сейчас несравненно больше): “Об увеличении внешней задолженности и о распродаже минеральных богатств России нет надобности и говорить.

В другой своей работе Г.В.Бутми раскрывает коварный, потаенный характер осуществления операций, приводящих к всевластию денежных спекулянтов. И это тоже надо знать.

Замена серебряной валюты золотой всюду происходит помимо воли законодателя, как бы проводимая какой-то темной силой, действующею за кулисами.

Это и побудило известного финансиста Alphonse Allard охарактеризовать всю совокупность событий, только что описанных, метким названием: “le crime monetaire de 1873”(монетное преступление 1873 г.).

Даже в России, где и мысли, казалось бы, не могло быть о том, чтобы финансовой политикой страны руководили какие-либо другие интересы, кроме интересов государства, демонетизация серебра предшествует законодательному акту, установившему новую валюту.

В 1893 году, когда новое издание монетного Устава подтверждает, что единственной законной и неприменяемой (здесь, видимо, опечатка: надо неизменной. - Р.Л.) монетной единицей Российской Империи является серебряный рубль, - в том же 1893 году монетный двор по распоряжению Министра Финансов прекращает чеканку серебра за счет частных лиц, принимая таким образом меру, обесценивающую эту законную монетную единицу.

В то время, как совершенно неподготовленная печать “всесторонне” обсуждает предстоящую реформу, в то время, как Государственный Совет неоднократно отвергает проект Министра Финансов, принимается ряд мер в области монетного законодательства, не предрешающих вопроса о валюте, но неотложных, не могущих ждать всестороннего обсуждения вопроса по существу Государственным Советом. А затем Всеподданнейший Доклад Министра Финансов на 1897 год оповещает, что “основные начала законопроекта о введении в России золотого обращения исподволь вошли уже в жизнь страны... и что размен кредитных билетов по курсу 1 руб. 50 кредитных за 1 руб. золотом фактически уже осуществлен.

Таким образом, - заключает официальный документ, - ныне предполагается лишь закрепить то, что в сущности уже сделано и что отменять было бы опасно и даже невозможно”.

Повсюду, как видите, одно и то же: всюду золотая валюта вводится помимо сознания и воли законодательной власти.

А сторонники золота в каждой стране, где предполагается ввести золотую валюту, указывают на обесценение серебра, но при этом умалчивают о том, что это обесценение белого металла есть результат его демонетизации, всюду проведенной в обход закона.

В результате золото, вследствие исключительного спроса со стороны монетных дворов, значительно вздорожало. Выраженная в золоте цена серебра и всех товаров понизилась. Зависимость производительно трудящегося человечества от банкиров-кредиторов значительно возросла. Влияние их племени на экономическую, а затем на нравственную и политическую жизнь народов возросло и продолжает возрастать. Евреи в Европе становятся правящим классом населения” (с. 207 - 208). Вот, видимо, за такие наблюдения и их открытое обнародование и стал “недемократ” Бутми по воле победившего в Феврале 1917 года космополитического масонства антисемитом и черносотенцем.

Хотя, по правде говоря, обобщения Бутми не вполне корректны: подавляющее большинство населения еврейских местечек и городских поселений были тогда либо кустарями, либо мелкими торговцами и не имели склонности к сплочению с финансовым капиталом, пусть даже родственным им этнически и конфессионально. И уж подавно не мечтали о своем господствующем положении в многонациональном обществе - ни в Российской империи (хотя в ней становилось все более очевидным зафиксированное Бутми растущее влияние сионистского, космополитического финансового капитала), ни тем более в Советском Союзе, где в сталинские времена был построен русский советский социализм со свойственными ему равенством людей всех национальностей и уникальной в истории дружбой советских народов, а заодно был осуществлен разгром враждебных этим великим завоеваниям идейно-политических течений - троцкизма и космополитизма. К сожалению, как показал последующий исторический опыт, не до конца. Влияние, так сказать, мировой хрематистики оказалось чересчур сильным, и почва для его проникновения в Россию и другие бывшие союзные республики СССР за семь десятилетий недостаточно выветрилась. Тем более, что в развязанной скрытым троцкистом Н.Хрущевым массированной антисталинской кампании все названные завоевания, все великие ценности советского общества были вследствие этого так или иначе скомпрометированы, поставлены под вопрос и тем самым обесценивались в общественном сознании при их показном словесном признании и даже прославлении. Ибо исподволь восстанавливались эгоизм, индивидуалистическая разобщенность, торжество сугубо материальных интересов над духовными - путем их отрыва друг от друга.

Такова история вопроса о принудительном, во многом скрытом, переводе экономической жизни в русло хрематистики. Конечно, рассматривавшийся Г.В.Бутми золотой стандарт давно уже сыграл свою роль и уже в 1944 году уступил место бумажному доллару. А ныне и он (т.е. доллар) малопригоден в качестве основы валютно-финансовой мировой системы, поскольку фактически не обеспечен реальными ценностями.

И хотя это фактическое положение дел было известно, насильственный переход к “рыночной экономике” (к хрематистике) все равно был осуществлен и в России (СССР) после переворота 1991 - 1993 гг., подготовленного и начатого еще лживой горбачевской “перестройкой”. Условия для этого были отчасти созданы еще до “исторического” апрельского пленума ЦК КПСС 1985 года, еще в “брежневские” времена, когда вследствие нарушения народнохозяйственных пропорций существенно затормозилось экономическое развитие страны; в частности, производство предметов массового потребления стало отставать от потребностей общества, начали возникать дефициты по различным видам такой продукции.

При Горбачеве, под идеологическим дерзновением до костей мозга-проамериканцем Яковлевлевым, был фактически взят курс на формирование дефицитов: так компрометировался социализм в глазах населения. Особенно форсировался этот процесс под прикрытием шумихи об общечеловеческих ценностях, демократии, гласности, плюрализме и прочих вещах, отвлекающих внимание общества от уже начатых разрушительных явлений не только в сфере партийно-государственного управления, но и в фундаментальных социально-экономических процессах. Делалось это по- разному, но мы возьмем лишь вопрос о создании дефицита предметов народного потребления.

Миллионы телезрители с опытом помнят популярную в конце 80-х гг. программу Ленинградского канала телевидения “600 секунд” с ведущим А. Невзоровым, насыщенную сенсационными (или сенсационно поданными) фактами. Наиболее сенсационными, по нашему мнению, были сюжеты такого рода: на свалке, на болоте и т.д. вдруг обнаруживались столько-то тонн доброкачественных пищевых продуктов, даже порой деликатесов. Зритель, естественно, ждал продолжения хотя бы одного из таких сюжетов; однако результатов расследования не было, и ни один из подобных фактов не завершился судебным разбирательством. Вот в этом и состояла главная сенсация: продукты уже становились дефицитом, однако отправлялись не к потребителю, а на свалку, на что руководство партии и государства смотрело сквозь пальцы...

Но это одна лишь программа телевидения. А есть данные, достаточно убедительно свидетельствующие: дефицит создавался преднамеренно. И поскольку этими данными не могло не располагать тогдашнее руководство, а Яковлев и тогда, и до своей кончины был главным идеологом Горбачевской перестройки, то мы имеем все основания утверждать, что такова была его политическая линия, резко расходящаяся с громогласно провозглашаемой. Итак, обратимся к цифрам (они взяты из статьи Павла Гетмана - “Советская Россия”, № 9 за 25 января 2003 г.), отнюдь не подтверждающим неспособность социалистического хозяйства СССР обеспечить удовлетворение потребностей населения.

В 1990 и 1991 гг. СССР произвел 13,2 кв.м тканей (37,8 кв.м на 1 чел.; в ФРГ этот показатель составлял 32 кв.м). Доля СССР в мировом производстве составляла: льняных тканей - 75%, шелка - 12%, хлопчатобумажных - 13%, шерстяных тканей - 19%. Производство трикотажных изделий - 22% мирового, обуви - 27%. Вряд ли закономерным было сокращение в 1991 г. По сравнению с предыдущим годом произошло сокращение производства хлопчатобумажных тканей на 5%, шелка - на 8%, шерсти - на 9%.

Но не этим сокращением, конечно, был обусловлен постоянно растущий дефицит различных потребительских товаров, производство которых было, казалось, вполне налажено и вполне могло удовлетворить растущий спрос потребителей.

Неожиданно резко возрос вывоз за рубеж наиболее ходовых товаров массового спроса: например, хлопчатобумажных тканей - на 50%, шерстяных - на 42%, шелка - на 12,1%. Создается впечатление, что именно в тот период, характеризуемый обострением социально-политической обстановки в советском обществе, высшее руководство страны было озабочено удовлетворением спроса зарубежного потребителя - в ущерб своему, отечественному, намеренно создавая дефицит.

А теперь обратимся к другим потребительским товарам (в млн. шт.).

Вид продукции Продано в СССР Вывезено за рубеж
Холодильники 3,448 3,152
Магнитофоны 4,085 2,516
Пылесосы 3,363 2,631
Мясорубки 0,350 0,650
Магнитолы 0,450 0,750
Радиоприемники 5,310 3,589
Швейные машины 0,976 0,624
Стиральные машины 3,876 3,724
Часы 20 56
Автомобили 0,200 0,720
Телевизоры 2,500 7,420

В 1990 г. отдельные граждане и кооперативы вывезли из СССР товаров народного потребления на сумму около 51 млрд. долл.; в 1991 г. вывоз составил 180 млрд. долл.

В свете этих фактов - чего же стоят вопли о якобы “неизбежном при социализме дефиците” предметов массового потребления, о неконкурентоспособности советских товаров и т.п.?! А ведь именно эти вопли стали началом дезориентации общественной психологии и всезаглушающим фоном перемонтировки социалистической экономической системы, точнее, ее демонтажа и разрушения. Подлость “капитализаторов”, угнездившихся в высшем руководстве КПСС и Советского государства, поистине безмерна. И ведь даже не в капиталистическую экономику втащили СССР, а в гиблую, губительную хрематистику.

Когда затевался курс радикальных реформ в экономике, одним из доводов необходимости его осуществления выставлялось выведение из тени, из нелегального оборота значительного количества финансовых ресурсов и товаров. А каков результат? “По приблизительным расчетам, - сообщал информационный сборник “Безопасность” (№ 2, январь - февраль 1999 г.), - в теневой экономике полностью или частично занято 25 - 30 млн. человек, в том числе в криминальную деятельность вовлечено 10 - 13 млн. В целом теневая экономика составляет 40 - 45% к ВВП” (с.258). За истекшие с того времени почти 5 лет если цифры изменились, то не в сторону уменьшения.

А наряду с этой “скромной” теневой деятельностью процветает и наглое расхищение национального достояния людьми, стоящими у власти и близкими к ним. Член-корреспондент РАН С.Ю.Глазьев отмечал, что после переворота 1993 г. “Вся экономическая политика власти определялась одним: расставить своих людей по доходным местам, прихватить все, что возможно”. “Особо приближенным предоставлялись колоссальные льготы через приватизацию государственного имущества. Вот, собственно, и секрет происхождения олигархов. Благодаря связям и покровительству в президентских структурах власти в период с 1993-го по 1997 год базовые отрасли оказались захваченными двумя - тремя десятками людей” (“Парламентская газета”, №2 за 2001 г.). И происходило это под лозунгом невмешательства государства в экономику. Возможно, потому, что под экономикой, призванной обслуживать потребности общества и составляющих его людей, подразумевалась хрематистика, то есть вседозволенность для горстки близких к власти дельцов любыми путями делать “большие деньги”.

А выдавалось это за “радикальные экономические реформы”. Мы же настаиваем на том, что “реформирование экономики - не цель, а путь создания адекватной общественным условиям хозяйственной системы, обеспечивающей рост благосостояния народа и поддерживающей его социальное благополучие” (см.цитированную выше работу Р.А. Логуа“Особенности взаимосвязей экономических реформ и социальной политики...”, с.5). Да ведь любой здравомыслящий, не опьяненный всепоглощающей жаждой накопления денег человек скажет, что иначе и быть не может. Да и основополагающие документы международного права не признают иного. Так, во Всеобщей Декларации Прав Человека закреплено положение о том, что “каждый человек как член общества имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства” (ст.22), что “каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения” (ст.23, п.3) и что “каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам” (ст.25, п.1). ООН - организация межгосударственная, принимали и скрепляли подписью этот важнейший документ, строго говоря, государства. И те правительства, которые не выполняют требования данной Декларации - пусть даже под смешным и позорным предлогом “невмешательства государства в экономику”, - должны признать либо свою несостоятельность, либо что они - не правительства, а мафиозные банды, занимающиеся под видом “государственного управления” разграблением национального достояния, вплоть до экономического геноцида по отношению к тому народу, который они якобы возглавляют и представляют. В международном праве масса аналогичных установлений, вот еще одно: “Всякая политика должна прежде всего направляться на достижение благосостояния и развитие населения, а также на поощрение его стремления к социальному прогрессу” (Конвенция МОТ № 117, разд.1, ст.1).

А посмотришь на российскую действительность - и создается впечатление, что во властных структурах российского государства нет людей с юридическим образованием или хотя бы с элементарной юридической грамотностью, а главное - нет людей, уважающих права человека как таковые, особенно закрепленные в обязательных нормах права, прежде всего международного, нет людей гуманных и обладающих хотя бы минимумом чести и совести. Суммарным показателем деятельности экономической системы является демографическое состояние страны. В России же идет депопуляция населения - небывалое вымирание народа.

В оправдание своей антинародной политики правящие деятели ссылаются на нехватку денег. Но ведь государственные средства расходуются в огромных масштабах на то, что необязательно и народу не нужно, например, на празднование 300-летия Санкт-Петербурга, которое было устроено фактически только для иностранных гостей и ограниченного круга “сливок общества” из местных.

Эпизод с проведением этих помпезных торжеств настолько типичен, что следует подробнее ознакомить с ним читателя. Опытный и хорошо информированный журналист Николай Волынский описывал картину еще не завершившегося праздника (газ. “Правда”, № 58, 27 - 28 мая 2003 г., - поэтому в статье кое о чем написано в будущем времени, но все произошло именно так).

Точную цифру, сколько будет затрачено денег на разгон облаков, на прием бесчисленных иностранных делегаций, глав государств и на их охрану, на финансовых воротил и на их охрану, на актеров и на их охрану, на организацию особо строго режима всей жизни города (300-летие Питера, как и корсиканская свадьба, праздновался три недели), на лишение горожан права свободного передвижения по городу, на иллюминации и фейерверки, на карнавальное шествие по Невскому проспекту и на многое, многое другое, никто вам не назовет. Но представить, во сколько примерно обойдется праздничек, можно. Одно только лазерное шоу, во время которого в небе Питера нам показали голографические картинки, обошлась, по данным Смольного, в 1,8 миллиона долларов. Специалистов по голографическим забавам выписали из Франции. Три года назад они веселили соотечественников и приезжих в Париже по случаю юбилея Великой французской буржуазной революции. Богатая Франция может себе позволить такие затраты. Но в городе, где за 10 лет построили всего две школы, где нищенствуют учителя и врачи, а милиционеры занимаются преступным промыслом, так как им нечем кормить семьи, такие затраты на праздники не просто чудовищно безнравственны. Это плевок в глаза тем, кто сегодня в Питере не живет, а выживает, а таких - большинство. Это оскорбление памяти тех, на чьих костях выстроен Петербург. Это унижение тех, кто отстоял город в блокаду, тех, кто не дает ему опуститься до последней черты сегодня, потому что большая часть средств будет вытащена из кармана горожан. По данным, заслуживающим доверия, затрачено будет из бюджета - прямо и косвенно - около девяти с половиной миллиардов долларов. На эти деньги можно, к примеру, полностью ликвидировать коммуналки, возродить целые отрасли промышленности и науки, вернуть в школы учителей, а в больницы - врачей и придушить бандитизм. Интересно, какими словами отозвался-бы о нынешних хозяевах наших с вами жизней Петр Великий? Безусловно, дух великого Петра I-го будет всегда присутствовать у российского народа, он бы ничего не упустил. Напомню, император был чрезвычайно расчетлив в деньгах, экономен и даже скуп. Любую лишнюю копейку Петр Алексеевич тратил на нужды армии, на строительство флота, на развитие промышленности, на науку, на город...Он сам штопал носки и одежду, он не посмел на себя потратить ни одного казенного гроша.(так поступал и Сталин). В Эрмитаже хранится полоса железа, выкованная лично Петром. Сделав работу, император потребовал от хозяина кузницы плату. Тот дал царю рубль. “Нет, - возразил Петр, - заплати, сколько всем платишь за такую работу”. И получил семь копеек. На них царь купил себе новые башмаки и на ближайшей ассамблее хвастал обновкой: Вот, на трудовую копейку приобрел.

Ну и, чтобы закончить тему голографических картинок, добавим: они могут быть нормально видны только в ночном небе. А в конце мая в Питере ночи были белые - светло, как в Москве в пять часов утра.

Об истинном отношении городских властей и их спонсоров к простому жителю, для которого якобы и устраивается праздник, свидетельствует такой факт. Каждый день “трудящиеся Смольного” во главе с их губернатором убеждали жителей сидеть по домам, а еще лучше - разъехаться на праздники по дачам. Объясняли: раз уж в Питере ожидается приезд около 50 глав различных государств, власть вынуждена была принять “беспрецедентные” меры безопасности, которые возможны только при ограничении свободы горожан. На две - три недели были закрыты для транспортного движения крупнейшие магистрали Питера. Целые районы оказались в изоляции. Например, Васильевский остров, где живет автор этих строк, был заперт. Из четырех мостов, соединяющих его с городом, оставались действующими только один. Гулять на “Васькин остров” пускали только местных. Отвечая на вопросы относительно доступа простых людей в места гуляний, губернатор В.Яковлев категорически отвергал предположения, что пускать на разные зрелища будут только по пропускам. “Никаких пропусков не будет!” - восклицал он из телепередачи, теряя терпение. Это правда: пускали на Васильевский не по пропускам, а по паспортам, о чем уже официально сообщило местное радио. И еще Смольный пообещал: тем ленинградцам, кто праздничные недели проведет у себя на даче, город выплатит компенсацию за транспорт и выдаст суточные. Насчет суточных ничего прояснить не удалось. Но компенсацию транспортных расходов действительно обещали. Нужно было только справку предъявить от правления садоводства или сельсовета (теперь - волости), что вы в праздники были за городом.

Так для кого же устраивался праздник? Почему наиболее свободную от работы и потому наиболее интересующуюся окружающим категорию горожан выпирали за пределы Питера? Мало того, - на три недели в самых густопраздничных районах закрывали предприятия. Эти убытки кто-либо подсчитал?” Вот такие зарисовочки из юбилейного Питера.

Рассмотрим другую картинку. В начале июля 2005 года, возмущение многих вызвало сообщение о том, что “олигарх” Роман Абрамович (член известной “Семьи”) бросил сотни миллионов долларов на покупку английской футбольной команды “Челси”, а затем, как барашек прикупил и лучших футболистов-профессионалов в ее состав. Объяснили это тем, что ему так захотелось. Как ни странно, в России, уже приученной к тому, что воровство узаконено властью, не ставились такие вопросы, которые тотчас же возникли в прессе и у общественности (в частности, спортивной) в Западной Европе: о происхождении у несколько лет назад неимущего Абрамовича вдруг таких “немерянных” сумм, которые он может просаживать на свои капризы. Допустим, он преуспевающий бизнесмен, а чиновники в нашей стране вовсе не имеют право заниматься бизнесом. Тогда откуда он заработал такой капитал?

Наглость скоробогатых людей, которым деньги достались “дурные”, - известная из мировой литературы ситуация, так что с Абрамовичем в общих чертах все ясно. Но откуда такая же наглость, такая же жажда сорить деньгами у “государственных людей” федерального и регионального уровней? Что этот вопрос будет будоражить людей, добывающих, как сказано в Священном писании, “хлеб в поте лица своего”, - это-то власти сообразили. И потому убрали из Питера губернатора В.Яковлева, увели от ответственности, и виновного в безумных тратах бюджетных и иных денег уже не сыщешь...Скорее всего, спишут на необходимость ”принять на должном уровне” лидеров иностранных держав, - вот вам и уважительная причина.

Государство в лице существующего правительства снимает с себя ответственность за положение дел в экономике, а уж тем более - за благополучие народа, провозглашая свое “невмешательство”. И при этом правители не задумываются о том, что народу, большинству населения они приносят не пользу, а одни неудобства, даже беды, - неизбежно формируя у людей не просто неприязненное отношение, а вполне естественный вопрос: а зачем мне нужно такое правительство, такое государство? И возникает столь же естественный ответ на этот вопрос...

Государство, заслуживающее так называться, никогда не стояло в стороне от проблем функционирования и развития экономики. ХХ век со всей очевидностью показал возрастающую роль государства в управлении экономикой. ХХI век не прервет эту закономерную тенденцию, - не считая, разумеется, тех случаев, когда государство утрачивает самостоятельность, становится подчиненным каким-то внешним силам, становится марионеточным. Совсем напротив: оно обязано влиять на состояние экономики все более активно, постоянно доказывая свою экономическую состоятельность и эффективность, свою полезность в качестве инструмента общественного прогресса. Конструктивных предложений на этот счет - масса, вот спрос со стороны правящих кругов почти отсутствует.

Расширение применения рыночных, товарно-денежных отношений в функционировании российской экономики в последние десятилетия прошлого века выглядело как назревшая необходимость.

В частности, переход к более интенсивному использованию рыночных механизмов совпал с тем, что материальной базой общества становилось наукоемкое, энергоемкое, гибкое, диверсифицированное производство, применяющее высококвалифицированный и более индивидуализированный труд, а потому требующее большей самостоятельности в принятии решений на уровне основного звена. Прежняя строго иерархическая модель управления, основанная на безоговорочном подчинении указаниям “сверху”, вступила в противоречие с этими тенденциями, тормозила становление нового технологического уклада, и ее следовало преобразовать, реформировать. При высоком уровне централизации управления и жестком его характере преобладало стремление определить “сверху” все основные пропорции в их натуральном виде, непосредственно вычислить объем и структуру потребностей, ранжировать их и в централизованном порядке направлять ресурсы в соответствии с приоритетами.

И хотя при планировании народнохозяйственных пропорций стоимостные показатели использовались, все же экономические методы, основанные на товарно-денежных отношениях, рыночные механизмы играли лишь вспомогательную роль - для обмена выделенных доходов населения на товары и платные услуги, для формально-стоимостного исчисления основных пропорций воспроизводства и обобщающих его показателей. При этом, как правило, использовались сопоставимые, неизменные цены как средство соизмерения потребительных стоимостей и выражения их динамики, в частности, изменения материальных и трудовых ресурсов, потребных для их производства, ибо непосредственно в натуральной форме сделать это крайне затруднительно. На основе научно-прикладных методов исчисления стоимостного и натурального вала (объем валовой, товарной или реализованной продукции, освоенных капиталовложений и строительно-монтажных работ, перевозок грузов в тонно-километрах или в тоннах и т.п.) строилась вся система плановых разработок.

Однако рост масштабов производства и увеличение числа видов производимой продукции привели к тому, что такие методы управления и планирования становились все менее эффективными, все более расточительными, сковывали инициативу и тормозили назревшие сдвиги в воспроизводстве. Начатая еще в 60-е годы прошлого века перестройка управления отдала приоритет стоимостному механизму. Товаропроизводитель стал вынужден исходить из спроса потребителей, на которых он работает, из возможных изменений конъюнктуры рынков, где продается его продукция и приобретаются необходимые элементы производства, самофинансироваться за счет доходов, полученных от реализации произведенной и востребованной потребителем продукции, отдавая часть их (по заранее установленным ставкам налогов и платежей за ресурсы) на централизованные нужды, учитывая установленные рыночные ограничители (конкурентные цены, уровень качества).

Рыночный механизм управления, разумеется, не может быть одинаковым в разных секторах экономики: в таких отраслях, как железнодорожный, воздушный, морской транспорт, энергетика, связь, оборонная и тяжелая промышленность, где необходимы жесткая технологическая дисциплина, строгая согласованность изменений в пропорциях, преобладание централизованного руководства и, соответственно, высокий уровень обобществления, что отнюдь не исключает использования экономических методов, - одно, а в производстве товаров народного потребления и услуг населению, в жилищном строительстве, в автомобильном транспорте, где нужна гибкая реакция на быстро меняющиеся требования потребителей, более целесообразна модель регулируемого рынка с большей рыночной самостоятельностью производителей и местной инициативой.

В условиях так называемого рынка экономика должен выявлять реальные потребности, стимулировать ликвидацию возникающего где-либо и почему-либо дефицита, обеспечивать приоритет потребителя перед производителем.

Но не следует путать рынок как инструмент согласования интересов и конструируемую под напором тенденций хрематистики “рыночную экономику”. Рынок, в котором безраздельно господствует сфера обращения, переводит экономику на рельсы хрематистики и порождает деструктивные явления, ведущие к деградации общества. Следовательно, функционирование рынка должно быть регулируемым и социально ориентированным, и здесь незаменима роль государства.

Так называемые “радикальные реформы” фактически проводились вслепую, в лучшем случае на некритически воспринятый зарубежный опыт, причем отобранный по видимости случайно и потому не лучший. В его применении на российской почве чрезмерно велика оказалась роль разного рода консультантов, подготовленных на Западе либо просто иностранцев, для которых интересы развития российской экономики, прогресс производства и улучшение потребления явно не были приоритетными, как показали результаты “радикальных реформ”. Роль государства в проведении такого курса реформ оказалась преимущественно отрицательной - в виде принуждения субъектов экономической деятельности следовать этим рекомендациям.

Разумеется, роль государства в экономике должна быть совсем не такова. Возьмем, к примеру, необходимость формирования продуманной долговременной промышленной политики.

Актуальность конструирования и целенаправленной реализации промышленной политики, учитывающей, с одной стороны, стратегические долгосрочные цели развития экономики России, а с другой - современное состояние и тенденции развития промышленного производства, диктуется крайне тяжелым положением промышленности, необходимостью не допустить деиндустриализации страны, сохранить промышленный и научно-технический потенциал страны как базу обновления и оздоровления экономики. В сложившейся ситуации государство обязано взять на себя ответственность за поддержку промышленного комплекса, добиваясь:

- прекращения спада и стабилизации промышленного производства;

- удовлетворения государственных и общественных нужд России в товарах и услугах, производимых промышленным комплексом;

- сохранения производственного и научно-технического потенциала и инфраструктуры промышленного комплекса, а также обеспечения условий для его развития, при обязательном сохранении кадрового потенциала, предотвращении деквалификации рабочей силы;

- создания максимально благоприятных условий структурных преобразований в ходе экономической реформы;

- использования всех возможностей для смягчения неблагоприятных социальных последствий структурной перестройки промышленного комплекса.

Эти и другие экономические проблемы довольно научно и обоснованно были сформированы автором данной работы в своей докторской диссертации, более того, спустя год, еще в 1995 году, подобные задачи были сформулированы на государственном уровне, стали их официально провозглашать на высшем уровне, но так и не были реализованы.

Важнейшим условием успешного развития промышленного комплекса России является тесная интеграция промышленной и внешнеэкономической политики. При сокращении внутреннего платежеспособного спроса на сложную промышленную продукцию стимулирование экспорта на основе выявления и использования конкурентных преимуществ российского промышленного комплекса становится одним из приоритетных направлений деятельности государства и его органов по управлению экономикой.

Несомненно: цели промышленной политики могут быть достаточно полно только при условии обеспечения следующих приоритетов: неуклонного улучшения материального благосостояния населения (без чего разговоры об обеспечении общественно-политической стабильности всегда оказываются пустыми) и осуществлении в полной мере интересов национальной безопасности, территориальной и экономической целостности страны, возможности проведения самостоятельной политики во всех сферах жизнедеятельности общества.

Несомненно, должны быть учтены и соображения Линдона Ларуша о том, что следование развивающихся стран рекомендациям ОЭСР (в России более популярен МВФ - Международный валютный фонд) обрекает их на вечное отставание. Напротив, “развивающаяся нация должна определить области научных исследований, в которых она собирается стать мировым лидером, и рассматривать это как долгосрочную, широкомасштабную национальную программу. Параллельно должны осуществляться развитие лабораторий, университетских факультетов и подготовка научных кадров, а также развитие промышленной базы для внедрения результатов научной работы. Особое внимание следует уделять развитию соответствующих отраслей станкостроения, производству средств производства. Развитие научной базы, станкостроительного сектора и других элементов промышленности должно осуществляться комплексно и должно быть завершено в течение жизни одного поколения или даже раньше.

Отчисления из скудных национальных ресурсов на этот зародыш будущего технологического процветания должны быть сбалансированы и согласованы с более традиционными, но тем не менее важными отраслями экономики, включая развитие сельскохозяйственного производства и др. Как по политическим, так и по различным практическим соображениям важно, чтобы эти объединенные усилия привели к ощутимому прогрессу в уровне жизни почти всех слоев населения, а также большинства народов в целом” (цит. соч., с.80, 82).

С позицией Линдона Ларуша, активно (скорее, даже раздраженно и потому недостаточно аргументировано) выступающего против марксизма, сходно мнение насчет необходимости концентрации средств на приоритетных направлениях научно-технического прогресса и ведущей роли государства в этом процессе А.Г.Зверева, воспитанного на марксистском понимании экономических проблем и, видимо, не хуже разбирающегося в экономике и финансах, нежели Л.Ларуш. В своих “Записках министра” (М., 1973) он писал: “Решение этой проблемы (повышения производительности труда. - Р.Л.) обеспечивается прежде всего в результате научно-технического прогресса. Всемерное развитие науки и техники и максимально быстрое внедрение их достижений в производство (в отличие от Ларуша, у Зверева нет ориентации на время жизни одного поколения. - Р.Л.) требуют довольно точных, а вместе с тем масштабных расчетов распределения средств. Наука все больше становится производительной силой общества.

При финансировании научных исследований необходимо иметь в виду, что они включают в себя не только непосредственные изыскания в материальной сфере, но и чисто научную разработку: обобщение предыдущего опыта, снабжение письменной и устной информацией, размышления, выдвижение гипотез, конкуренцию идей. Сплошь и рядом эти элементы творчества не оставляют после себя зримых следов. Однако без них невозможны никакие достижения. Порою, какая-нибудь научная гипотеза окупается больше, чем непрерывный труд тысяч работников. Мало того. Некоторые научные изыскания, кажущиеся непосвященному человеку совершенно бесперспективными или абстрактными, спустя несколько десятков лет превращаются в исходную базу научно-технического прогресса. Такие изыскания, идеи и мысли, работающие на будущее, носят название научный задел.

Итак, когда же дать средства на науку и на новую технику, чтобы не опоздать? Сколько? Правильный ответ предполагает умелое прогнозирование, верный анализ предстоящего использования оборотных фондов, изменений капиталовложений. Наконец, нужно знать, хотя бы приблизительно, когда реализуются выдвинутые идеи. Без всесторонней консультации с представителями научного мира здесь не обойтись”. “Вывод ясен. Раз растет роль научного задела, неизбежно создание финансового задела - материальных и денежных резервов такого объема, что нам раньше и не снилось. А теперь без этого нельзя” (с.266). Вот так рассуждал типичный представитель так называемой “административно-командной системы, которую много лет подряд разоблачали радикал-реформаторы, обвиняя в некомпетентности и неумении идти в ногу с современностью. А теперь сравним положения А.Г.Зверева 30-летней давности с отношением к науке этих самых “реформаторов” (как научных “светил” в сфере экономики и финансов, так и государственных мужей, причем эти категории пересекаются, начиная с оглушительно прошумевшего Е.Гайдара), с бедственным положением науки и передовых в технологическом отношении отраслей промышленного производства в нынешней России...

Нынешние министры финансов и других имеющих маломальское отношение к деньгам и материальным ценностям ведомств озабочены иным приватизацией и разделом того достояния, которое со времен социализма находилось в государственном управлении. В обществе такое участие государства в экономике вызывает озабоченность и тревогу. Состоявшийся в феврале 1998 г. Съезд отечественных товаропроизводителей отметил в своем постановлении: “Дальнейшие изменения в имущественных отношениях должны сочетать интересы общества и государства с задачами технологического обновления и экономического развития предприятий, социальной защиты работников, учитывать отраслевую и региональную специфику производства. Исключить привилегированный доступ к приватизированной собственности для отдельных групп предпринимателей, иностранных компаний, государственных служащих и работников, Съезд выступает за усиление роли государства в качестве гаранта цивилизованных рыночных отношений” (“Вернуть государство в экономику”. Материалы и документы Съезда отечественных товаропроизводителей.27 февраля 1998 г. М., 1998, с.37).

Откуда взять деньги государству на решение разросшихся и до предела обострившихся социально-экономических проблем? Вот что говорит на сей счет, например, автор концепции Общественного договора о социальной ответственности власти и бизнеса перед гражданами страны С.Ю.Глазьев. Он напоминает, что полезные ископаемые - это общегосударственная собственность; в частности, “практически во всех нефтедобывающих странах природную ренту государство берет себе”. Помимо платы за недра (А. Кудрин добился ее отмены), есть и такие ныне не используемые источники пополнения бюджета, как экспортная пошлина на вывоз нефти, металлов, химического сырья, которая до 1993 г. (пока Глазьев был министром) составляла треть доходов государственного бюджета. Есть резон ввести прогрессивный налог на сверхприбыль: пусть до 25% он будет даже нулевой, но по превышении этого порога возрастает, вплоть до 80%. Однако, как сообщает Глазьев тот же министр финансов отверг законопроект, поддержанный...В.Путиным! Как говорится, нарочно не придумаешь. Интересно и такое рассуждение Глазьева. “Почему, например, маленькая Норвегия занимает одно из первых мест в мире по доходам на душу населения? Потому что практически вся сверхприбыль от добычи и продажи природного газа, нефти на шельфе Северного моря идет в бюджет. Каждый норвежец знает, что с момента рождения за ним стоит общественный фонд, который покроет расходы на образование, здравоохранение и даст ему возможность чувствовать себя уверенно. Аналогичные механизмы действуют в большинстве нефтедобывающих стран” (“Парламентская газета”, № 63 за 5 апреля 2003 г.).

Вспоминается вывод В.И.Ленина по отношению к бездеятельному Временному правительству 1917 года (в работе “Грозящая катастрофа и как с ней бороться”): “достаточно самого небольшого внимания и размышления, чтобы убедиться в том, что способы борьбы с катастрофой и голодом имеются, что меры борьбы вполне ясны, просты, вполне осуществимы, вполне доступны народным силам и что эти меры не принимаются только потому, исключительно потому, что осуществление их затронет неслыханные прибыли горстки помещиков и капиталистов” Полн. собр. соч., т.34, с.156). Вывод вполне современный, если не считать классификации горстки тех, в чьих интересах ведется антинародная, разрушительная экономическая (хрематистическая) политика.

Несколько в иной связи и потому мягче был сформулирован такой же вывод нами: “анализ постсоциалистических реформационных процессов показывает, что в новых условиях хозяйствования господствуют субъективистские (псевдоэкономические) подходы, игнорируется не только основополагающая закономерность экономики - единство целей производства и социальной политики, но также закономерность поступательного роста результатов интеллектуализации труда” (Р.А.Логуа. Детерминация сущностей экономического и социального в условиях реформирования общественных систем. Самара.,1998.,«Парус».,с.22). Сходный подход можно увидеть в работах уже упоминавшегося Л.Ларуша, в концепции которого прогресс экономики всецело связан с прогрессом в технологии производства: “Без экономии труда невозможен рост производства или потребления на душу населения, невозможен экономический прогресс. Без экономического прогресса, осуществляющегося через технологический прогресс в области экономии труда, человечество все еще оставалось бы на стадии охоты и собирательства” (цит. соч., с.38).

В этом все дело! Прогресс экономики и всех зависящих от этого сфер жизнедеятельности общества немыслим без приоритета развития науки и технологии, без ускоряющейся интеллектуализации труда, без приоритетного развития человеческого потенциала. Следовательно, экономика может выполнять свои общественно исторические функции только в том случае, если высшей ее целью являются реализация общенациональных интересов, которые уже по определению не могут сводиться к интересам меньшинства, благо народа, всестороннее свободное развитие личности каждого члена общества. Иными словами, если она в основе своей гуманна и если экономическая культура развивается в едином русле с общеисторическим прогрессивным движением человечества, вплоть до высших этажей духовной культуры. Иначе говоря, не извращенная хрематистикой экономическая культура может по праву так именоваться, ибо она должна составлять органическую часть всей культуры человечества в ее наиболее прогрессивном выражении.

Давайте посмотрим, что происходит сегодня в реальной экономике современной россии:

Президент России В.В.Путин поставил серьезную задачу перед Правительством – удвоить ВВП за 10 лет. Он убежден, что в России уже есть все условия для постановки и реализации подобных задач. Есть возможности реально заняться масштабным строительством современной и сильной экономики. В конечном итоге - формированием государства, конкурентоспособного во всех смыслах этого слова.

Он считает, что нашим принципиальным результатом должно стать возвращение России в ряды богатых, развитых, сильных и уважаемых государств мира. Но такое возвращение России состоится лишь тогда, когда Россия станет экономически мощной.

Такое возможно только в условиях устойчивого и быстрого роста. Роста, базирующегося на использовании и реализации истинных принципов экономики а не хрематистики,(Р.Л.) использования всех факторов, внутренних и внешних, традиционных и современных, отечественных и зарубежных.

По мнению Президента, быстрый и устойчивый рост может быть только тогда, когда производится конкурентоспособная продукция. Конкурентоспособным должно быть у нас все - товары и услуги, технологии и идеи, бизнес и само государство, частные компании и государственные институты, предприниматели и государственные служащие, студенты, профессора, наука и культура...

Очевидно, что мотором экономического роста является экономическая инициатива как российского, так и зарубежного бизнеса, работающего на российской территории. Очевидно и то, что и сам российский бизнес должен стать современным - предприимчивым, гибким, мобильным. Он должен быть достойным продолжателем великих традиций российского предпринимательства. И патриотизма ему прибавить не помешает.

Успех страны в огромной степени зависит от успеха российского предпринимателя. (Из послания Президента России В.В.Путина Федеральному Собранию РФ 16 мая 2003 года).

Мы в 2002 году вышли на темпы развития экономики в 4,3 процента, в этом году планировали 5. Реально к концу года рост ВВП - то есть рост экономики у нас получится 6,6, может быть, 6 процентов.

В 2002 году промышленное производство у нас выросло на 3,7 процента. В 2003 году - это было 6,7 процента - почти в два раза больше.

Сократился внешний долг. Помните, сколько мы говорили в свое время, в 2002 году, о пике выплат по внешнему долгу в 2003, и даже часто пугали друг друга: как это отразится на жизни страны, сможет ли Правительство справиться с социальными обязательствами перед населением? Мы выплатили 17 миллиардов долларов, страна этого даже не заметила. Сегодня соотношение между внешним долгом и ВВП у нас лучше, чем во многих западноевропейских странах, а это один из важнейших показателей здоровья экономики.

Когда я начинал работать в качестве Президента страны, в 2000 году золотовалютные резервы Центрального банка у нас составляли 11 миллиардов долларов США, то есть почти за десять лет страна накопила 11 миллиардов. В 2003 году мы только за один год "приросли" на 20 миллиардов долларов, и золотовалютные резервы ЦБ составили у нас почти 70 миллиардов.

Внешние долги почты выплачены, не намерены больше брать.» (Из ответов В.В.Путина на вопросы граждан в ходе прямой линии 18 декабря 2003 года).

По официальным данным, в начале 2007 года, Объем золотовалютных запасов Банка России на 20 апреля 2007г. составил 361,2 млрд. долл. По сравнению с предыдущим показателем он увеличился на 4,6 млрд. долл., или на 1,3%. По этому показателю Россия занимает третье место в мире после Китая и Японии.

В целом повышение золотовалютных резервов Центробанка отмечено уже в последние годы подряд. За это время они выросли на 50,1 млрд. долл., или более чем на 16%. Основной причиной весьма заметного увеличения золотовалютных запасов является стабильно высокие цены на энергоносители и резкая активизация покупки иностранной валюты со стороны ЦБ РФ на внутреннем рынке.

Другое обстоятельство, способствующее значительному повышению золотовалютных резервов, заключается в существенном укреплении евро по отношению к доллару на международных биржах. В результате сейчас за 1 евро на мировом рынке платят в американской валюте гораздо больше, чем еще год назад. Поскольку величина золотовалютных запасов РФ обозначается в долларах, ослабление валюты США к евро неизбежно ведет к росту их объема.

Напомним, что на сегодняшний день доля европейской валюты в общем показателе золотовалютных резервов России составляет уже около половины. Между тем совсем недавно Минэкономразвития РФ обнародовало прогноз социально-экономического развития страны до 2010г., согласно которому рост золотовалютных резервов должен существенно замедлиться. Так, в 2007г. МЭРТ ожидает их повышения на 90-95 млрд. долл., а в 2010г. - всего на 10-20 млрд. долл. Однако лишь с 1 января по 20 апреля нынешнего года, т.е. немногим более чем за три с половиной месяца, золотовалютные запасы России увеличились почти на 58 млрд. долл.

Вместе с тем золотовалютные запасы РФ значительно уступают золотовалютным резервам двух мировых лидеров по этому значению - Китаю и Японии. Так, в настоящее время золотовалютные запасы КНР превышают 1,2 трлн. долл., а Страны восходящего солнца - 900 млрд. долл. Следовательно, сейчас золотовалютные резервы России в три с лишним раза меньше запасов Китая и в два с половиной раза ниже резервов Японии.

Однако в ближайшее время Россия может значительно сократить этот разрыв. Объем золотовалютных резервов РФ в 2008г., в зависимости от сценария макроэкономического развития России, может увеличиться на 48,3-71,3 млрд. долл. Такой прогноз содержится в проекте основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики (ДКП) на 2008г. Документ представлен советом директоров Центробанка к рассмотрению на заседании правительства РФ в апреле месяце 2007 года.

В 2009г. прирост золотовалютных резервов может составить 23,6-51,5 млрд. долл., а в 2010г. - 14,4-25,5 млрд. долл. В соответствии с базовым вариантом развития чистый приток иностранного капитала в частный сектор в 2008г. составит 30 млрд. долл., в 2009г. - 35 млрд. долл., в 2010г. - 45 млрд. долл. "Его объем будет достаточным для обеспечения внешнего финансирования дефицита счета текущих операций", - говорится в проекте основных направлений ДКП.

Министерство финансов (Минфин) РФ прогнозирует увеличение внутреннего долга с 5,2% ВВП в 2008г. до 6,4% в 2010г. Об этом говорится в официальных материалах ведомства, в конце апреля 2007 г.

В документе отмечается, что верхний предел внутреннего госдолга на конец 2008г. составит 1 трлн. 824,7 млрд. руб. (5,2% ВВП), на конец 2009г. - 2 трлн. 275,8 млрд. руб. (5,7% ВВП) и на конец 2010г. - 2 трлн. 856,8 млрд. руб. (6,4% ВВП).

При этом будет сокращаться внешний государственный долг. На конец 2008г. он составит 1 трлн. 132,4 млрд. руб. (3,2% ВВП), в конце 2009г. - 1 трлн. 164,5 млрд. руб. (2,9% ВВП), в конце 2010г. - 1 трлн. 232,9 млрд. руб. (2,8% ВВП).

На конец 2007г. объем внешнего долга планируется на уровне 1 трлн. 208,4 млрд. руб. (3,9% ВВП), внутренний долг - 1 трлн. 409,2 млрд. руб. (4,6% ВВП).

Кроме того, в материалах Минфина указывается, что профицит федерального бюджета в 2008г. составит более 74 млрд. руб. В документе отмечается, что профицит бюджета будет снижаться и в 2010г. будет сведен к нулю.

В 2008г. объем доходов составит 6 трлн. 644,4 млрд. руб., в том числе объем нефтегазовых доходов - 2 трлн. 383,1 млрд. руб. Расходы в 2008г. составят 6 трлн. 570,3 млрд. руб., в том числе непроцентные расходы - 6 трлн. 382,5 млрд. руб.

В 2009г. профицит федерального бюджета составит 14,2 млрд. руб. Доходы запланированы на уровне 7 трлн. 465,4 млрд. руб., в том числе нефтегазовые доходы - 2 трлн. 351,9 млрд. руб. Объем расходов запланирован на уровне 7 трлн. 451,2 млрд. руб., в том числе непроцентные расходы - 7 трлн. 238,6 млрд. руб.

В 2010г. объем доходов и расходов будут равны и составят 8 трлн. 089,9 млрд. руб.

Предполагается, что в 2008г. нефтегазовый трансферт составит 2,14 трлн. руб., в 2009г. - 2,1 трлн. руб. и в 2010г. - 2 трлн. руб.

Нормативная величина резервного фонда в 2008г. установлена на уровне 3,5 трлн. руб., в 2009г. - 3 трлн. 969 млрд. руб. и в 2010г. - 4 трлн. 480 млрд. руб.

Допустим, все это так. Это нормально для нормальной экономики. Но в реальности, все изложенное выше, для реальной оценки сегодняшней социально-экономической картины России, лишь только желаемые прожекты Министерства Финансов и Минэкономразвития РФ через розовые очки господ А.Кудрина и Г.Грефа. Судите сами: Сегодня в России 40 миллионов граждан живут за чертой бедности, к ним относятся заслуженные граждане старшего поколения-пенсионеры, студенты, работники науки, культуры, образования. Минимальная зарплата в стране - позорно ниже прожиточного минимума, при чем, зарплата в различных регионах разные, формальные повышения зарплат и пенсии не успевают компенсировать рост цен на товары и услуги, а галопирующая инфляция для указанных категории граждан, проявляется как непреодолимая порог нищеты. Вся экономика страны служит тому, чтобы богатые становились богаче, а бедные становились еще беднее. Хрематистическая экономика всегда приводила и приводит к страшному расслоению общества по имущественным признакам, и все это в рамках Закона. В рамках Закона - совершенно асоциальное пенсионное законодательство, согласно которой, граждане доработавшие на госслужбе до пенсионного возраста, получают привилегированные пенсии, а граждане, которые трудились в сфере материального производства и дожили до пенсионного возраста, получают пенсии в размере ниже прожиточного минимума. Также асоциальны почты все Законы, которые принимались, и принимаются в капиталистической России. (Это почты все Законы, касающиеся социальных сфер: Закон о пенсионных фондах, Закон ОСАГО, Закон об образовании и науки, культуры, медицины, и т.д.) Законно все, что не запрещено Законом. Такой лозунг провозглашал, отец перестройки – Михаил Горбачев, и так живем по сей день – по «Законам джунглей». Это ли экономическая культура?

Еще об одном. Во всех региональных субъектах РФ, свои всенародно избранные народные депутаты, свои законодательные органы, свои министерства и прочие слуги народа, целая армада бездарных чиновников, которые сидят на плечах несчастных налогоплательщиков несчастной страны. Спрашивается, зачем нужно дублировать одни и те же Законы в одной и той же стране? Зачем игнорируется Главный Закон страны – Конституция?, согласно которой (пункт 7) Российская Федерация Социальное государство, где вся экономика должна служить повышению благосостояния ее граждан, а статья 19 Конституции РФ, где провозглашено, что «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, имущественного положения, а также других обстоятельств». Следовательно, и право на пенсию граждане должны иметь «независимо от обстоятельств», а основаниями для ее начисления могут служить лишь возрастной ценз, трудовой стаж и получаемая зарплата. Но однако, страна с социально-ориентированной экономикой (опять же по Конституции), при Ельциноидах (термин автора) и его преемников, сознательно пошли на нарушение Конституции и протащили в подручные законодательные органы абсолютно асоциальные Законы о пенсиях: один льготный - для слуг народа (чиновников и депутатов), № 166-фз от 15.12.2001 и другой, антинародный для всех остальных, № 173-фз от 17.12.2001. «По чиновничьему закону, пенсия составляет 75 % от среднемесячного заработка, то есть имеет зарплату 60 тысяч рублей – получает пенсию в 45 тысяч. По закону №173-пенсия может составлять 600-700 рублей, то есть в три раза ниже даже жалкого «прожиточного минимума» - в 1885 рублей. Это касается 38 миллионам Российским гражданам. Эти и другие законы, касающиеся пенсионным реформам, явно направлены на умерщвление Советского поколения - наших отцов и матерей. Такую социально-экономическую политику, довольно успешно реализуют господа Ельциноиды (почты все министры из команды бывшего президента Ельцина). Такая социальная политика адекватна лишь хрематистической экономике, где главной целью является приумножение имущества «богом избранных» отдельных господ любой ценой, даже ценой преднамеренного умерщвления 38 миллионов Российских граждан».

Такая социально-экономическая политика, которая уже сложилась сегодня в России в результате деятельности и функционирования асоциального Правительства, нацелена на окончательную деформацию социально-нравственных стандартов современного российского общества. Она уже сделала свое дело. Результаты хреметистики на лицо: они вызвали духовно-нравственную дезорганизацию основной массы населения страны, они уже не бастуют, не протестуют, а живут - как могут и как умеют - (« По Законам джунглей»), а если кто, под эгидой раздробленной по отраслям и регионам профсоюзов что либо заявит на официально разрешенных первомайских митингах и шествиях, то все ровно, их не услышат никто.

Такая социально-экономическая политика изначально была задумана с целью насильственного сдвига вектора социально-экономического развития в сторону индивидуализма, эгоизма, экономического рационализма, точнее – выгодничества, искажающих мотивы труда и взламывающих культурный код самоидентификации народа.

Таким образом, по результатам уже проведенных социально-экономических реформ, которых сегодня переживает Российский народ, если переживет, можно приравнять с так называемой эвтаназией (эутаназия, от греческого - намеренное ускорение смерти или умерщвление неизлечимого больного с целью прекращения его страданий.) в отношении большинства граждан старшего поколения, количество которых сегодня составляет более половины населения страны.

Несмотря на кажущийся экономический рост, качество жизни, качество товаров и услуг, покупательским способностям и другим показателям Россия находится на уровень начала XX века. Официальные данные по важнейшим социально-экономическим показателям, таких как ВВП на душу населения, средняя продолжительность жизни, смертность, финансирование науки, культуры, здравоохранения, военные затраты, и т.д., столь очевидно свидетельствуют о том, что такие глобальные ухудшения жизни населения происходили только в следствие таких явлений как мировая война, гражданская война, социальные революции и прочих асоциальных событий. Эти данные не оставляют возможность делать иные выводы, кроме как о необходимости кардинального пересмотра экономической политики не только в России, но и во всем мире. А суть пересмотра экономической политики по нашему мнению заключается в том, что уже в начале XXI века, экономической науке целом, следует отказаться от принципов хрематистики и приступать к реализации (реинкарнации) первозданных принципов чистой экономики и ее сущностных принципов. Революцию в экономической теории должны сделать, прежде всего истинные представители экономической науки, философии, которые прекрасно знают об этой необходимости, но почему-то, в последние годы об этом все предпочитают молчание. Если этого не сделают экономисты, ею по прежнему займутся политики, а им, в виду довольствия своим социальным статусом, вполне устраивает хрематистическая экономика, и они сделают все для того, чтобы сохранить себе такое блаженство за счет эксплуатации себе подобного.

К великому сожалению, вот такая у нас сложилась экономическая культура, от которого, тоже к сожалению, невозможно ожидать иного уровня экологической культуры.


Часть третья СИМБИОЗ КУЛЬТУР

§1. Предварительные замечания

Идея целостности культуры, снятия противоречия между экономической ее составляющей и остальным массивом культурного богатства общества, определенная в разделе 1 как Киновия, принципиально достижима, и это неоднократно было подтверждено практическим опытом наиболее плодотворных периодов развития разных стран и народов. Но путь к реализации Киновии нелегок и непрост, сопряжен с преодолением противоречий разного рода, поскольку противоречиво развитие и природы, и общества, и человеческого познания природы, общества, самого себя. Не случайно и периоды совпадения различных культурных векторов были непродолжительны в истории стран и народов.

Чтобы лучше понять природу противоречий, возникающих в поступательном движении человечества (или, что тоже самое, в прогрессе культуры), нам надо обратить внимание на многозначность термина “культура” и возможно точнее определить его главные смыслы. Наиболее фундаментальным, общемировоззренческим является понимание культуры как меры развития человека и человечества. Но надо иметь в виду еще два главных смысла:

1) культура как мера развития той или иной отрасли жизнедеятельности общества, подразделяемой в самом общем виде на материальную и духовную культуру, а в более конкретных выражениях - на специализированные ее подвиды (производственная, технологическая, экономическая, экологическая, здорового образа жизни, художественная, культура научного мышления, культура речи и т.д.),

2) культура как форма развития человечества в национально-цивилизационном аспекте. Можно говорить, таким образом, о двух направлениях развития культуры социума, причем оба они относительны друг другу и составляющие их элементы, естественно, движутся неравномерно, что и служит причиной возникновения и обострения внутренних противоречий разного масштаба - внутри различных человеческих сообществ и между ними. Общим местом в социально-исторической литературе разных направлений служит подчеркивание - как наиболее острых и фундаментальных противоречий, классовых и геополитических, выводимых из разного набора иных противоречий - национальных, межконфессиональных и пр. При всей важности этих двух видов противоречий социально-исторического и культурного развития человечества ограничиваться ими, конечно, нельзя, ибо возникает риск столкнуться с “незапланированным” противоречием, вдруг приобретшим небывалую масштабность и остроту; таковы в настоящее время противоречия в сфере духовной культуры и морали, провоцируемые коммерциализацией духовной культуры, засильем так называемого “масс-культа”, индустрией “массовой культуры”, которую вернее было бы называть антикультурой, ибо она развивается в русле хрематистики: специфические законы развития духовной культуры и ее отраслей отступают на задний план перед законами погони за прибылью, перед законами хрематистики, которые к тому же усиливаются правилами манипулирования сознанием масс, приемами подчинения их финансовой олигархии.

В связи с выделением двух направлений культурного прогресса человека и человечества стоит вопрос о двух разных формах преодоления противоречий этого прогресса, так чтобы он не вел к саморазрушению, - о синтезе и симбиозе культур. Синтез возможен и необходим, когда речь идет о преодолении противоречий, возникающих в ходе неравномерного развития различных форм жизнедеятельности.

Такова проблема приведения в соответствие, например, технологической и эстетической культуры: ритмы, световые эффекты и децибелы в современной эстраде (более правильно, откровенно и даже цинично ее называют шоу-бизнесом) совершенно явно отодвигают на задний план собственно эстетические требования и соображения, тем более связанные с ориентацией на высокую духовность и нравственность. У потребителей “масс-культа” настойчиво формируется мировосприятие подопытной крысы, научившейся лапкой нажимать кнопку, соединенную электродом с центром удовольствия в собственном мозгу: сохраняется видимость самостоятельности приобщения к культуре при фактическом подчинении человека той ситуации, которая запланирована и создана вовсе не им и не в его интересах. О культуре как мере развития человека и человечества говорить в таком случае по меньшей мере затруднительно. Вместо необходимого синтеза двух разных по происхождению и содержанию элементов массовой культуры происходит подавление одного другим, фактическое обесценение культуры.

Синтез требуется всюду, где речь идет о согласовании развития разных видов человеческой жизнедеятельности. Так, согласованное развитие производственной и художественной культуры привело к возникновению новой отрасли деятельности, целиком направленной на такое согласование, к эргономике, успехи которой ведут и к гуманизации труда, и к большей его эффективности; то же самое можно сказать о промышленном дизайне.

Вообще синтез различных специализированных направлений человеческой культуры в настоящее время становится одним из наиболее перспективных направлений исследования и практики.

Для развития культуры, рассматриваемой в национально-цивилизационном плане, синтез не может быть генеральным направлением. Речь должна идти преимущественно о симбиозе, о сосуществовании, в ходе которого, разумеется, важны процессы взаимодействия и взаимообогащения, но важнее сохранение многообразия.

Определив культуру как меру развития человека и человечества, всех сторон их деятельности, мы вовсе не разрешили, а, напротив, лишь обрисовали весь огромный комплекс проблем, качественно характеризующих жизнедеятельность человека, общества как части природы как совершенно особой ее части (даже в ряде отношений противостоящей окружающей природной среде), а самого человека как существа, принадлежащего одновременно природе и обществу, а потому воплощающего в себе и своей практической деятельности все характеристики их взаимодействия - от единства до противоположности.

Следовательно, приведенное общее определение культуры, в целом правомерное и приемлемое, необходимо конкретизировать, поскольку оно должно быть применено к совершенно разным сферам жизнедеятельности общественного человека и, соответственно, улавливать различные стороны этой жизнедеятельности как в их сущностных отличиях, так и в их взаимосвязях и взаимодействии. Таким образом, встает вопрос о частных, конкретных проявлениях культуры - о культурах, каждая из которых специфична, имеет свои закономерности развития, свое место в культурной определенности человечества в целом, свидетельствующей о достигнутых им ступенях развития, - в культуре как мере цивилизованности человеческого общества, обособившегося от природы. И каждое из этих проявлений представляет собой ту или иную сторону человеческой цивилизации и само именуется культурой - особой ее разновидностью.

Все многообразие таких культур можно классифицировать по трем основаниям, чего вполне достаточно для социально-философского охвата всего цивилизационного процесса истории человечества.

Во-первых, это разделение культур по отраслям человеческой жизнедеятельности. Последняя, в ходе всемирной истории все более дифференцировалась, специализировалась в соответствии с прогрессом и усложнением материального и духовного производства. Культура профессионального балета и культура выращивания растений на гидропонике, культура математических расчетов и культура приготовления пищи - согласитесь, все это такие далекие друг от друга вещи, что не сразу и сообразишь, что речь идет всего лишь о различных отраслях одной и той же человеческой деятельности, объединяемых одним - их качественной характеристикой. Все это части, разновидности культуры, или, иначе говоря, специализированные культуры. Далеко не всегда очевидны точки их взаимного соприкосновения, их сходство, а каких-то отношениях и тождество. Все эти отрасли единой человеческой культуры, существующие в едином историческом времени и равным образом (хотя и по-разному) тесно с ним связанные, - возможные и необходимые (выражаясь языком Гегеля, действительные и разумные) именно в данное время, в существующих конкретно-исторических условиях. Для того чтобы текущее историческое время сохраняло свою целостность, а дифференциация культуры не перерастала бы в ее распад, необходимо найти пути сочетания, взаимосвязи этого множества культур, в форме их синтеза или симбиоза. В первом случае преобладают процессы согласования как взаимопроникновения, диффузии, во втором - согласование служит способом сосуществования, хотя оба пути не отгорожены друг от друга китайской стеной, просто в каждом из случаев на первый план выдвигается один из этих способов, один из этих путей.

Во-вторых, многообразие культур обусловлено различием их социально-исторических оснований, цивилизационно - национальной неоднородностью человечества. Количество народов, населяющих нашу планету, точно не подсчитано: назывались цифры 584, более 880 и т.д. В “Атласе народов мира” (М., “Наука”, 1964) указана цифра 224 (на 1961 год), зафиксировавшая только народы численностью более 1 млн. человек. Их количество на 1978 год выросло до 269. В “Демографическом энциклопедическом словаре” (М., “Советская энциклопедия”, 1985, с.273) приводится свой вариант: “В мире насчитывается ок. 3 тыс. народов”.

Лингвисты насчитывают в мире около 5 тысяч языков, в том числе одних только папуасских - свыше тысячи” (С.И. Барг. Население мира. Этно-демографический справочник. М., “Наука”, 1981, с. 89, а также 91 и 93). “вДемографический энциклопедический словарь” (с. 274) поясняет: “Общее число языков мира определяется в 4 - 5 тыс. (точную цифру установить невозможно ввиду условности различия между разными языками и диалектами одного языка)”. Одних только государственно организованных народов, состоящих членами Организации Объединенных Наций, - почти 200. Этнически-расовое, языковое, национально-культурное разнообразие чрезвычайно велико; в недавнем по историческим меркам прошлом, оно было еще больше, однако со времен Великих географических открытий и, следовательно, с началом завоевания колоний капиталистическими странами Западной Европы с лица Земли были стерты многие десятки народностей и племен - как путем их безжалостного физического истребления, так и вследствие разрушения привычных для них условий существования, импорта болезней, против которых у них не было иммунитета.

Наиболее устойчивы различия между народами в языках и культурах, причем языки представляют собой особую, фундаментальную часть национальной культуры, национальной идентичности. В частности, в образном строе языка фиксируются свойственные именно данной народности особенности восприятия действительности, способа мышления, наиболее важные черты мифологии и фольклора, а также обычаев, фиксирующих правила поведения и действий индивида и общности и выступающих как исторически первичная форма права и нравственности. В национальных языках и культурах прослеживаются черты истории народов, включая формирование особого, специфического для данного народа взаимоотношения с природной средой, фундаментальных черт его складывающегося (сложившегося) в зависимости от географических условий экологического (биосферного) сознания; у каждого народа оно свое, хотя бы в деталях.

Естественно, что при этом встает вопрос о взаимодействии различных, специфических национальных культур, ибо совокупность всего их многообразия - это и есть мировая культура. Попытка представить перспективу развития мировой культуры в виде нивелировки национальных культур по единому образцу в результате поглощения всего этого многообразия какой-либо одной, доминирующей национальной культурой - антиисторична и реакционна. Такая попытка в наше время предпринимается под флагом “глобализации”, причем в качестве ядра мировой культуры предлагается донельзя испорченная капитализмом, особенно хрематистикой, американская (или американизированная) “массовая культура”.

Во взаимодействии развивающихся национальных культур есть признаки как синтеза, так и симбиоза. Сосуществование многих десятков исторически сложившихся национальных культур требует устойчивых форм их взаимодействия, а эти формы во многом зависят от установившихся способов политического и экономического взаимодействия между государствами, в которых проживают те или иные народы. Равноправное положение государств выдвигает на первое место симбиоз культур, неравноправное - их синтез, притом в большинстве случаев насильственный, связанный с подавлением и удушением национальных культур народов, утративших самостоятельность. В современную эпоху империалистическим державам и стоящим за их спиной транснациональным корпорациям это делать более затруднительно, чем во времена узаконенного империалистического колониализма, поскольку вследствие разгрома фашизма во Второй мировой войне в международном праве были закреплены демократические принципы, да и после ликвидации позорной системы колониализма стремление народов мира к выбору самостоятельного пути развития в огромной степени усилилось, насилие над народами чаще всего дает обратный результат - растущее сопротивление империалистам и агрессорам, резкое усиление национально-освободительного движения и, соответственно, рост значения и влияния национального фактора. Эти новые исторические условия и вынуждают империалистов выдвигать новые концепции для обоснования “закономерности” сохранения в отношениях между народами принципов господства и подчинения. Такова теория якобы неизбежной “глобализации”, таковы различные конструкции тоже якобы неизбежного вступления всех стран и народов в “мировую цивилизацию”, то есть в так называемый “однополярный мир”, устроенный по американскому либо сионистскому образцу в интересах мировой финансовой олигархии. В результате всего этого в наше время возникла (точнее, стала правилом, возникла она намного раньше; достаточно припомнить средневековые крестовые походы) “культурная интервенция” как орудие подчинения народов. Концептуальным ядром всей этой теории и практики создания тоталитарного по сути “однополярного мира” является сейчас идея якобы закономерной и неизбежной “глобализации”.

Конечно, в ХХ - ХХI веках необычайно усилились процессы интернационализации различных сфер деятельности человеческого общества, охватывающие реально и потенциально весь земной шар и втягивающие все человечество в совместную деятельность - в одних случаях на паритетных началах, что подразумевается демократическими принципами современного международного права, в других случаях принудительно и даже с применением насилия по отношению к независимым государствам, к стремящимся жить своим разумом и идти самостоятельным путем странам и народам. Первая из названных возможностей обеспечивается демократическими принципами и нормами международного права, однако при известном уровне гарантированности защиты суверенности стран, а вторая реализуется силами империализма в интересах мировой финансовой олигархии. Глобализация оказывается двуликой, хотя многие ее процессы вполне идентичны вне зависимости от того, кто, в чьих интересах и каким образом направляет эти процессы.

Несомненным свидетельством общности содержания наиболее важных глобализационных процессов служат вышедшие после Второй мировой войны на авансцену истории так называемые глобальные проблемы современности, вставшие во весь рост прежде всего в связи с гонкой ядерных вооружений, на определенном уровне которой вступившие в конфронтацию военные блоки и возглавляющие их политики вынуждены были признать научно установленную истину: победы во всемирной ракетно-ядерной войне не будет, ибо она может иметь только один конец - взаимное уничтожение противоборствующих сторон, всеобщую катастрофу человечества и, возможно, полную гибель жизни на Земле. После заключения блокирующих эту ужасную возможность многосторонних соглашений на передний план внимания политиков и ученых вышли другие глобальные проблемы, также несущие опасность разного рода катастроф, прежде всего проблема сохранения окружающей природной среды - проблема экологическая, вплотную связанная с другими глобальными проблемами: продовольственной, дефицита питьевой воды, истощения природных ресурсов для производственной деятельности, опасности возникновения новых истребительных эпидемий и т.д. Появился предмет для объединения усилий разных стран как в рамках действующих международных организаций, так и путем заключения двусторонних и многосторонних межгосударственных соглашений в решении этих и других глобальных проблем современности. Но наряду с добросовестным решением общих проблем такой процесс глобализации используется империалистическим странами в своекорыстных интересах финансовой олигархии, используется как предлог для ущемления суверенитета независимых государств и прорыва к эксплуатации или присвоению их ресурсов: природных, производственных, трудовых, интеллектуальных.

Наиболее показателен пример с возникновением и настойчивым выдвижением в центр мировой политики новой глобальной проблемы - борьбы с международным терроризмом, особенно после взрыва двух небоскребов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Уже непосредственно после этой катастрофы высказывались предположения, что следы организаторов этих акций должны привести к спецслужбам тех стран, которые наиболее заинтересованы в повороте международной обстановки в свою пользу, то есть США и Израиля. Однако политические решения “пострадавшей” страны (США) были, видимо, заготовлены раньше и приведены в действие немедленно: сразу были указаны виновные и сразу были введены в действие новые критерии международной политики: кто и с кем должен объединяться и на какой основе. Эти критерии - предложенные США принципы борьбы с международным терроризмом - были поставлены выше принципов и норм действующего международного права; таким образом была если и не сломана окончательно, то взломана система международных отношений, основанная на Уставе ООН и других фундаментальных документах этой всемирной организации. Вооруженные силы США и НАТО самочинно получили карт-бланш на политику произвола и насилия по отношению к тем странам, которые они по своему усмотрению (точнее, по выбору и заказу мирового финансового капитала) причисляют к центрам мирового терроризма. И ничего уже не могут изменить научно обоснованные доказательства того, что разрушения Всемирного торгового центра могли быть осуществлены только с помощью заранее заложенных громадных зарядов взрывчатки, а “атака” самолетов на небоскребы была произведена с помощью управления с земли; террористы же смертники играли роль баранов, управляемых пастухами из ЦРУ и, наверное, “Моссада”. Дело-то сделано. В частности, были созданы основания для ракетно-бомбовых ударов по Афганистану и Ираку с последующей оккупацией этих стран, для вовлечения в осуществление американской политики целого ряда государств и для проникновения США в республики Средней Азии.

Имея в виду все это, можно согласиться с постановкой исследовательских задач в работе Л.Н. Москвичева, К.Х. Делокарова и В.Н. Шевченко “Глобализация и цивилизационные вызовы ХХI века: социально-философский анализ”. По их мнению (цитируется реферат, размещенный в Интернете), “Глобализация привела в движение важнейшие социальные институты современной цивилизации: видоизменяется роль государства, начинается поиск новых смыслов, реинтепретируются образовательные стратегии и геополитические установки. Усиливающаяся экономическая, политическая, финансовая взаимосвязь ведущих стран мира, с одной стороны, открывает новые возможности, а с другой - ставит сложные проблемы перед миром вообще и перед Россией в особенности, поскольку она вступила в новое столетие со многими нерешенными проблемами. Особую остроту приобретают вопросы о месте России в этом новом мире, а также о возможных выгодах и угрозах для трансформирующейся страны” (выполнено в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации в 2002 году, реферат размещен на сайте РАГС 21.07.03). Без учета указанных выше оговорок содержательного характера приведенные положения трех авторов несколько обесцениваются.

В-третьих, речь должна идти о взаимодействии культур или их слоев, фрагментов, принадлежащих по происхождению к различным этапам истории того или иного народа, но составляющих единое целое, одну национальную культуру, или же о культурном взаимодействии народов, стоящих на разных ступенях социально-экономического прогресса. Было бы огромным заблуждением отождествлять высоту развития культур, находящихся в процессе такого взаимодействия, с уровнем технологического или экономического развития, измерять ее принятыми в развитых капиталистических странах государственно-правовыми и собственно культурными стандартами: буржуазный прогресс нередко оборачивается нивелировкой и регрессом именно в сфере культуры.

Культурное взаимодействие народов, стоящих на различных ступенях технологического и социально-экономического развития, следует определить в самом общем виде как межформационное, хотя в современную эпоху такового в буквальном смысле не бывает. На все накладывает свою печать ее переходный характер. В документах международного коммунистического движения и КПСС содержание эпохи определялось как переход от капитализма к социализму и коммунизму, но не учитывались возможности временных поражений исторического прогресса, даже его отступления и временного попятного движения В этом отношении, если исходить из диалектически противоречивого движения истории, а не стоять на позициях механистического детерминизма, обоснованного не научным анализом конкретной реальности, а идеологическими соображениями - настроением оптимистического фатализма, вполне объяснимо и временное отступление ряда стран, так сказать, “на формацию ниже”, и уточненное представление о переходном характере нашей эпохи, о конкретном ее содержании. По нашему мнению, чтобы правильно объяснить крупные (негативные с точки зрения исторического прогресса) явления и процессы, следует рассматривать современное состояния мира как межформационное; кстати, это определение еще более относится к состоянию нынешнего российского общества: социализм разрушен, однако реставрации капитализма так и не произошло, - не зря современный российский “капитализм” называют “диким”, “базарным” и т.д., затрудняясь дать точное научное определение.

Переходный характер современной мировой эпохи выражается, в частности, в переплетении и противоборстве различных систем межгосударственных и иных международных отношений: с одной стороны, веками отработанные и приспособленные к постоянным переменам в технологии, экономике, в соотношении классовых и иных общественных сил и, следовательно, в политике, в культуре; с другой стороны, не имеющие столь долгой истории, но уже накопившие немалый и разносторонний опыт отношения сотрудничества и взаимопомощи в условиях равноправия. При нормальном (демократическом, равноправном) взаимодействии стран и народов происходит взаимообогащение культур, как показал опыт Советского Союза, где наблюдались процессы и симбиоза, и синтеза в обстановке невиданной доселе, созданной впервые в истории дружбы народов; правда, для этого нужно предварительно осуществить переустройство общества на началах социальной справедливости. При этом страны, прошедшие длительную школу капитализма, отнюдь не имеют преимуществ перед “отсталыми”, как их было принято называть, странами, где общинные, коллективистские начала менее затоптаны и сохранились в массовых чертах нравственности, в обычаях и культуре.

Вопрос о взаимосвязи различных по принадлежности к историческому времени слоев культуры может и должен быть рассматриваем также в рамках единой национальной культуры. Конечно, мы, сторонники прогресса, стремимся к новому. Однако новое само по себе вовсе не означает лучшее: традиция, придающая устойчивость народному сознанию и самому существованию народа, ничем не заменима. Явно неравный возраст разных составных частей национальных культур то и дело служит поводом для дискуссий о том, являются ли старые, а то и просто древние фрагменты культуры ее корневой основой или это анахронизм, которым можно или даже следует пренебречь. Подобные споры затрагивают и начала математики, и грамматику языка, и разновидности фольклора и т.д. Но и самые сильные аргументы принципиальных противников старого вдруг, оказывается, бьют мимо цели и не ведут к истине, когда эта сторона в дискуссии не учитывает, что носителем и, более того, источником культуры является народ; впрочем это соображение нередко относится и к противоположной стороне в споре. Надо постоянно иметь в виду, что в облике народа соединены элементы прошлого и настоящего как залог его будущего, и это последнее определяет жизнеспособность как остатков прошлых времен, так и современных культурных достижений, точнее, наработок. Многое из принадлежащего, казалось бы, прошлому существует в переосмысленном, переработанном последующими поколениями, последующими историческими ступенями виде - в “снятом” (в гегелевском смысле) виде. Следует также принять во внимание такое простое соображение: жизнь и полноценное развитие любой человеческой общности невозможны без одновременного существования и упорядоченного взаимодействия различных поколений, и объявлять одни из них заведомо реакционными, а другие - прогрессивными было бы несусветной глупостью.

Напомню о наиболее известных исторических прецедентах, когда утраченные, по-видимому, элементы культуры прошлого обнаруживали вдруг свою актуальность и даже давали мощный толчок прогрессу культуры, означали буквально прорыв в будущее. Разве не об этом свидетельствует западноевропейская позднесредневековая эпоха Ренессанса, выросшая из переосмысления, казалось бы, превратившейся в реликт античной и древневосточной культуры - переосмысления, давшего мощный духовный импульс к становлению науки Нового времени и расцвету различных видов искусства? Можно сослаться и на примеры из нашей отечественной истории. Находка списка “Слова о полку Игореве” усилила интерес к древнерусской литературе и послужила могучим стимулом развития великой русской литературы Х1Х столетия; примерно такую же роль сыграла древнерусская иконография, которую рассматривали с точки зрения искусствознания, прежде всего как примитивную и если ценили, то лишь как древнюю реликвию. Несомненно, такие же прорывы в будущее могут дать новые находки не только духовной, но и материальной культуры прошлого, новое переосмысление уже известных древностей, выглядящих до поры до времени почтенной, а то и забавной архаикой. В этом сцеплении, переплетении времен симбиоз и синтез культур разного исторического времени могут выступать в самых разных сочетаниях.

Признавая ценность идущих из глубин веков духовно-культурных традиций, основ нравственности, обычаев, устойчивых черт образа жизни, мы должны все же иметь в виду, что и старое не может быть прекрасным только потому, что оно - старое (как уже было сказано о новом). В моменты кризиса и смуты с наибольшей наглядностью обнаруживается, что реанимации подвергаются прежде всего наиболее отжившие, наиболее реакционные явления прошлого, - как это можно наблюдать в нынешней России, где определенные силы (и внешние тоже) изо всех сил пытаются возродить старое барство, сословное деление, давно изжитые, вредные обычаи, нормы, черты миросозерцания и т.п. Ведется активный пересмотр отечественной истории. Николай Кровавый канонизирован Русской православной церковью как “новомученик”, на Кубани установлен памятник руководителю белогвардейского мятежа Лавру Корнилову, ведется подготовка к реабилитации палача Сибири адмирала Колчака - изменника Родины, поступившего на службу иностранным интервентам. Масса подобных фактов! Даже Русская православная церковь в лице ее ведущих иерархов не стесняется компрометировать себя антисоветской, русофобской ложью о “70-летнем безбожном правлении” (хотя в конфронтации с Советской властью, начиная с ее установления и в период гражданской войны ее вина существенно больше), попытками вернуть (отобрать у народа) бывшие церковные и монастырские земли, не гнушаясь восстановлением средневекового клерикализма: лезет в государственную политику, попирает демократические принципы отделения церкви от государства, школы - от церкви...Мертвецы встают из могил - прямо как у Гоголя, когда от этого сотрясалась земля до Карпат! Возрождается (точнее, насаждается) традиционное для клерикализма воистину безбожное ханжество; все это чуждо началам русского народного православия и все это с упоением поддерживается властвующей ныне в России “пятой колонной” мирового империализма. Представители антинародного режима и стоящие за их спиной “олигархи” изо всех сил извращают и попирают принципы демократизма - прежде всего в привычных, свойственных русскому народу и объединившихся исторически вокруг него народностей формах, - уничтожая последние остатки участия народа, трудящихся в управлении хозяйством, государственными и общественными делами. И в этом проявляется иной облик пережитков прошлых эпох - до предела реакционный, прогнивший, отвратительный.

Так что отношения старого и нового в общественном развитии, весьма неоднозначны, сложны, требуют вдумчивого, доброжелательного и вместе с тем критичного аналитического подхода.

Вне всякого сомнения, читатель обратил внимание на отсутствие ссылок на существующую литературу. Это не пренебрежение к предшественникам и не особый литературный прием, а вынужденная особенность данного текста. Ибо удовлетворительного общего решения обозначенных проблем до сих пор не было, несмотря на обилие прекрасных исследований по частным вопросам, относящимся к данной тематике.

Опираясь на высказанные соображения, рассмотрим вместе с вами, уважаемые читатели, те основные группы проблем синтеза и симбиоза культур, из которых складывается единый поток, целостность мировой культуры. Эта целостность содержит в себе существенное многообразие и потому выражает основные направления движения человека и человечества по восходящей лестнице общественно-экономических формаций, к все новым этапам прогресса культуры как постоянно развивающейся жизнедеятельности человека и его взаимодействия с окружающей природой. Важной стороной этой целостности является многообразие национальных культур, без нормального развития которых говорить о жизнеспособности мировой культуры было бы нелепо.


§2. Синтез прошлого и будущего: успехи и поражения

Как ни хулили Карла Маркса и его теорию на протяжении полутора столетий (а в нынешней России в течение последних полутора десятилетий), все равно от его главных научных открытий может отказаться лишь чудовищно невежественный человек, можно даже сказать: принципиально невежественный (такая порода, к сожалению, размножается сейчас на русской земле вполне успешно). Одно из главных открытий Маркса, опирающееся на материалистическое понимание истории, состоит в установлении закономерной смены в ходе истории одной общественно-экономической формации другой. Каждая из формаций представляет собой закономерную ступень поступательного движения человечества к вершинам общественного прогресса, материальный фундамент которого дает развитие производства и науки. Однотипные общественно-экономические формации как ступени прогресса всемирной истории обладают существенно общими чертами культур, как бы эти культуры ни были различны по происхождению, по принадлежности к разным странам и народам и к разным ее “отраслям”.

Следует сделать оговорку: зависимость высших этажей духовной культуры от технологической и экономической основы формаций зачастую прослеживается трудно, и уж во всяком случае она значительно менее заметна, чем, скажем, связь со строем производственных (экономических) отношений, - хотя и в этой сфере далеко не все так просто, как в учебниках по историческому материализму, которые так упорно критиковал несколько лет назад наблюдательный С.Г.Кара-Мурза, отождествлявший, правда, какой-то известный ему учебник с основаниями развивающейся научной теории, прошедшей проверку суровой исторической практикой и подтвержденной множеством частных научных исследований. Таким образом, нет греха в том, чтобы ссылаться на единожды (или не единожды) доказанное и до сих пор пока никем не опровергнутое - при множестве попыток опровергнуть.

Так, всеобщей ступенью (начальной ступенью) общественного прогресса была родовая община, которую нередко именуют также первобытным коммунизмом. На этой ступени сами условия существования людей диктовали им необходимость равенства в труде и в распределении: только это помогало общине выжить в противостоянии суровым условиям окружающей природной среды. Начала справедливости и солидарности в этих условиях служили жизненными предпосылками сохранения общины. Длительность истории этой формы человеческого общества - неисчислимое количество тысячелетий! - с неизбежностью закрепила и сохранила тем самым для последующей истории эти основы нравственности; они и сейчас пригодны как образец поведения человека и человеческих сообществ и, несомненно, докажут свою необходимость в исторически обозримом будущем: по-видимому, они столь же вечны, как суждено продолжать свое существование человечеству.

Сказанное о всемирно-историческом значении первобытной общины не дает, однако, повода для подтверждении старого мифа о “золотом веке” в глубокой древности. Да и сама длительность этой фазы общественного развития была в значительной мере вынужденной, Первобытнообщинная культура взаимоотношений между людьми, присущая тому времени мораль во многом диктовались постоянной угрозой голодной смерти. Слабые члены, “нахлебники” общине были не нужны, и она от нетрудоспособных избавлялась, нанося тем самым ущерб себе же самой. Лишь совершенствование технологии изготовления орудий позволило общине получать прибавочный продукт и сохранять жизнь своим “пенсионерам”, и это оказалось крайне важным и выгодным. Старики были хранителями разнообразной информации, необходимой для жизни общины и для улучшения этой жизни, отчего их роль, их место в общине стали существенно иными, соответственно этому изменились и нормы поведения, отношение к ним. “В прошлом единственным способом научиться чему-нибудь было участие в какой-нибудь деятельности вместе со старшим поколением, работать с ними - это было единственным способом. И, конечно, старших всегда уважали, потому что они были учителями” (А.А.Касьянов. Дух нации. Основы государственного строительства и жизнеобеспечения народов. Ростов-на-Дону, “Ростиздат”, 1999, с. 441). Роль старейшин в племени стала главенствующей, - это мы знаем уже по тем примерам, которые дожили до современности. Они были носителями информации, хранителями производственного мастерства, стабильных устоев образа жизни - обычаев и развившихся из них норм нравственности.

Дальнейший технологический прогресс и рост прибавочного продукта и вместе с тем, доминирование элементов хрематистики в экономике, привели к имущественному расслоению внутри племени и даже внутри родовой общины, к углублению разделения труда и появлению частной собственности, к эксплуатации чужого труда. Но и здесь были не сплошные потери: накопление частной собственности привело к выделению духовного производства: на том полюсе, где сосредоточивалось богатство, возникали разнообразные виды духовного, интеллектуального труда, который оказался весьма полезен для упорядочения и развития человеческих сообществ; возникли начатки знаний о природе и об условиях взаимоотношений данного сообщества как с окружающей природной средой, так и с другими человеческими сообществами. Общественный прогресс в обществе, основанном на господстве частной собственности, оказался весьма противоречивым: в одних отношениях он давал заметное продвижение вперед, в других же выглядел как регресс, как деструктивный процесс, разрушающий извечные, коренные понятия о справедливости, равенстве, о человеческом достоинстве и т.д. Впервые научно доказал эволюцию человеческого общества именно как его прогресс, не избавленный от противоречий, а, напротив, идущий через возникновение и разрешение противоречий американский этнолог Льюис Г. Морган в своей книге Древнее общество (1878 г.). В частности, об эволюции собственности он писал так: “Идея собственности прошла подобный же (как формы семьи, родства и учреждения, то есть обычаи, регулирующие жизнь племени, рода, семьи. - Р.Л.) путь развития. Совершенно неизвестная в период дикости, жажда обладания собственностью, состоящей из накопленных средств существования, овладела теперь умами цивилизованных рас” (Льюис Г. Морган. Древнее общество, или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. Изд-во Института народов Севера ЦИК СССР, Ленинград, 1934, с. 4). Возникновение частной собственности открыло новые пути человеческого прогресса, открыв простор умственному труду, но оно породило самые острые, даже трагические по своим последствия противоречия вследствие раскола общества на противоположные классы и превращению всей истории человечества в историю классового угнетения, эксплуатации и, соответственно, в историю классовой борьбы.

Феодализм периода абсолютных монархий заложил основы национальных государств (конечно, важным фактором было также отмечавшееся В.И.Лениным формирование общенациональных рынков), основы национального самосознания и того самого государственного патриотизма, о котором ныне тоскуют некоторые социально и исторически малограмотные патриоты.

Капитализм - последняя частнособственническая, эксплуататорская общественно-экономическая формация не составляет в этом плане исключения. Мы правильно говорим о том, что капиталистическое общество в своих экономических основах враждебно культуре, оно антигуманно и антинародно. Но еще Ф.Энгельс заметил, что рост индивидуализма имел не только отрицательное значение: он привел к индивидуализации человеческих чувств, в частности, чувства любви, что отразилось, в частности, в развитии лирической поэзии и других искусств, что особенно было заметно в ХVIII и ХIХ веках.

В.И.Ленин, непримиримый борец против капитализма, признавал, что в условиях капитализма, вопреки экономическому и иному насилию над массами эксплуатируемых трудящихся, происходит возвышение чувства личности, в том числе в борьбе с этим насилием и эксплуатацией.

Само развитие капиталистического производства требует наличия хорошо подготовленной, высококвалифицированной рабочей силы, и это с необходимостью продвигает вперед дело массового просвещения. Выгодность для капиталистов более низкооплачиваемого женского и детского труда приводит к вовлечению женщин не только в производство, но и в общественную деятельность, приводит также к необходимости создания массовой школы, к совершенствованию систем и методов общего образования и профессионального обучения.

Желание капиталистов иметь в своем распоряжении послушную, оболваненную рабочую силу и одновременно с этим существующая экономическая, производственная необходимость вооружать работников знаниями приходят в столкновение друг с другом. Дело сил прогресса - дать отпор своекорыстным интересам капиталистов и поддержать ту закономерную тенденцию развития массового просвещения, которая в конечном счете поднимает массы к пониманию социальной реальности и своего положения в ней, к росту самосознания и социально-политической активности, самодеятельности масс.

В современной России, где “дикий” капитализм является верхушечным явлением, утвердившимся с помощью чудовищного обмана и насилия, где правильнее говорить не о реставрации (тем более - развитии) капитализма, а об уникальном в истории межформационном состоянии, борьба за просвещение масс особенно важна. Тот же А.А.Касьянов в уже упоминавшемся труде пишет: “Только массовое просвещение, прежде всего на государственной основе и на основе единения всех прогрессивных общественных и политических сил, направленное на повышение общего уровня грамотности всего населения, на возрождение и становление российской культуры, нравственности и на укрепление идейного единства народа страны является основой для преодоления развивающегося кризиса. Сегодня именно на это необходимо направить все свои силы, если мы хотим иметь надежду выжить. Единственный путь спасения страны - сделать ее воспитанной, образованной и мудрой” (там же, с. 453 - 454). И далее: Только в культурной и просвещенной стране возможно возрождение экономики и хозяйства” (там же, с. 455).

Могут возразить автору книги “Дух нации” и мне, сочувствующему его мнению: мол, думы о просвещении есть разновидность фабианства, они отвлекают от классовой борьбы и т.п. Но ведь только невеждам, напялившим на себя одежды “марксистов” и “коммунистов” (или выступающим в ином обличье), может придти в голову идиотская мысль о “преимуществах” неграмотных масс перед грамотными, неквалифицированных рабочих перед высококвалифицированными. Примером могут служить те слаборазвитые люди, которые с восторгом вычитали оброненное В.И.Лениным “под настроение” в частной записке выражение: “интеллигенция - говно” и видят в этом выражении квинтэссенцию ленинских идей об образовании, просвещении, знаниях, необходимых трудящимся для борьбы и победы. Интеллектуальной вершиной для подобных “классовых борцов” является усвоение мысли Ленина о том, что, совершив революцию, мы изменили порядок действий, не дожидаясь требуемого уровня цивилизованности России. Но ведь Ленин в той же статье “О нашей революции” признает “бесспорным положением” утверждение Суханова, что “Россия не достигла такой высоты развития производительных сил, при которой возможен социализм” (см. Полн. собр. соч., т. 45, c. 380), и это ничуть не компрометирует его позицию как вождя социалистической революции. Наоборот, Ленин как никто другой понимал решающую силу знания, доказывал, что “неграмотный человек стоит вне политики”, ставил вопрос о развитии советской школы, при сохранении лучших традиций старой русской школы, как вопрос первостепенной государственной важности и выдвигал перед молодым поколением задачу учиться, овладевать всеми накопленными человечеством знаниями - как главную. Заостряя эту идею, Ленин сделал овладение знаниями и культурой своего рода критерием «коммунистичности»: “Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество” (Полн. собр. соч., т. 41, с. 305); следовательно, нельзя воспринимать это директивное практическое указание просто как звучный лозунг либо как красивый афористически выраженный девиз для школьников.

Суть дела в том, что поворот на путь социализма - это особый, впервые в истории человечества встретившийся в начале ХХ века в России: поворот, также впервые в истории осуществляемый на основе науки, планируемый. Путь к социализму и сам социалистический строй есть попытка получить в “снятом” (в гегелевском смысле) виде все достижения предыдущих исторических эпох, комбинируя их в таком виде, чтобы они служили не верхушке богатых, не классу эксплуататоров, а всем трудящимся, всему народу. Кто не понял этого, тот не понял ни исторического места социализма как начала перехода истории биосферы Земли в стадию ноосферы (или, как формулировал это К.Маркс, перехода от предыстории человечества к его действительной истории), ни азов социалистической науки. Социализм не рождается в готовом виде, он закономерно подготавливается развитием капитализма. И нельзя при изучении теории и истории социализма упускать из виду как прямых, очевидных, так и менее заметных, опосредованных связей его, как переходного общества (переходного от предыстории человечества к его подлинной истории), с предшествующими историческими эпохами, связей, в которых неизбежен, разумеется момент разрыва и отрицания, но столь же закономерен момент преемственности, синтеза, не механического, а диалектического отрицания, воспринимающего наследие предшествующих эпох в “снятом” виде. Без этого не понять социализма как естественного, закономерного звена в непрерывной цепи всемирной истории.

Линии таких исторических связей станут яснее, если мы примем во внимание (и возьмем это за исходный пункт), что основной структурной единицей исторического процесса являются народы, история которых уходит в прошлое - у кого дальше, у кого ближе. Социализм не сваливается как снег на голову, а вырастает на свойственной данной стране, данному народу конкретно-исторической почве, которая, как всякий почвенный слой земли, формируется веками. В этом смысле (а не только в смысле истории социалистических идей, надежд и мечтаний) мы вправе сказать, что история социализма уходит вглубь веков и тысячелетий. Социализм как предстоящая мировая - всеобъемлющая, глобальная - эпоха будет эпохой всемерного развития народов, их национальных культур, эпохой их симбиоза (не исключающего и элементов синтеза), и в этом он прямо противоположен реакционным тенденциям империалистической “глобализации”, опирающимся в социально-экономическом, а также военно-политическом отношениях на идею создания “однополярного мира”, ибо он противостоит культурно-исторической нивелировке наций и народностей. Рассматриваемый в этом плане - а не только в плане преодоления отношений господства и подчинения, не только в плане уничтожения противоположности классов - социализм мы вправе определить как антикапитализм, хотя и закономерно возникающий на почве капитализма.

Полное непонимание места и роли социализма во всемирной истории проявил такой неординарный мыслитель, как Николай Бердяев: личные разочарования (в том числе имеющие социально-классовые истоки) возобладали. Вот что он писал в своей работе “Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы”(М., 1991): “Экономика нашей исторической эпохи и есть нарушение истинного иерархизма человеческого общества, утеря духовного центра. Автономия хозяйственной жизни привела к ее господству над всей жизнью человеческих обществ. Мамонизм стал определяющей силой века, который более всего поклоняется золотому тельцу. И ужаснее всего, что в этом ничем не прикрытом мамонизме век наш видит великое преимущество познания истины, освобождения от иллюзий. Экономический материализм наиболее совершенно это формулировал, он признал иллюзией и обманом всю духовную жизнь человечества. Социализм есть лишь дальнейшее развитие индустриально-капиталистической системы, лишь окончательное торжество заложенных в ней начал и всеобщее их распространение. Социалисты берут у буржуазного капиталистического общества его материализм, его безбожие, его поверхностное просветительство, его нелюбовь к духу и духовной жизни, его жадность к жизни, к ее успехам и удовлетворениям, его борьбу за эгоистические интересы, его неспособность к внутренней сосредоточенности. Капитализм и социализм одинаково сопровождаются упадком и угасанием духовного творчества, убылью духа в человеческом обществе” (с.18).

Бердяева можно понять. Бывший социал-демократ, он воспринял марксизм именно как “экономический материализм” (сам Маркс по этому поводу однажды сказал: в таком случае я не марксист), а социалистического строя в России он так и не видел, уехав из России (он был выслан с так называемым “философским пароходом”) в ту пору, когда набирал силу нэп, буржуазные отношения оживлялись, и какая-то часть капиталистов-нэпманов надеялась на исторический реванш. Для таких надежд были определенные основания. Еще недостаточно прочным было положение нового государства на мировой арене, и не решен был вопрос “кто - кого” не только в социально- классовом смысле, - предстояла ожесточенная борьба с русофобами внутри самой большевистской партии, с троцкистами, сионистами и их невольными попутчиками, которые были очарованы идеями насильственно распространяемой по всему земному шару “мировой революции”, что в условиях 20-х, 30-х годов, да и позже означало провоцирование вооруженных конфликтов с неизмеримо превосходящим по военно-экономическому потенциалу объединенным против социализма капиталистическим окружением, Названная работа Н.Бердяева была им написана задолго до утверждения в СССР социалистического строя, когда все еще было впереди, в том числе и грандиозная культурная революция с бесспорным взлетом новой многонациональной советской социалистической духовной культуры.

Приписывая социализму засилье собственничества, Бердяев, что называется, попал пальцем в небо: как раз такие пороки, как эгоизм и жадность, стали в социалистическом обществе объектом сурового общественного осуждения, презрения и насмешек. Сила и высота человеческого духа в новом обществе оказались беспримерными - они были проверены, в частности, в смертельной схватке с фашизмом. Не поняв в достаточной мере социалистической науки, Бердяев ко времени написания этой работы просто не мог видеть социалистической практики и уж никак не предвидел ее реальные пути, - он просто переносил на социализм в целом знакомую ему по личному опыту духовную разруху после гражданской войны, не заметив ростков нового общественного сознания и обновленной народной культуры; впрочем, они ему были чужды, потому и не заметил. В какой-то мере в этих своих оценках он оказывался солидарен с троцкистами, которые видели в русском крестьянстве реакционную силу мелкого собственничества, не понимая двойственной природы крестьянства и уж тем более не обращая внимания на такие черты его психологии, как многовековые традиции общинности.

Есть у социализма преемственность по отношению к капитализму, и ее просто не может не быть. Абсолютное противопоставление социализма и капитализма равным образом присуще фанатическим противникам (или, наоборот, сторонникам) как капитализма, так и социализма; фанатизм же враждебен социалистической науке и научной идеологии, как он неприемлем для научного мышления вообще, ибо противоречит требованиям разума. Захвативший после смерти И.В.Сталина власть в КПСС и Советском правительстве путем изощренных интриг Н.С.Хрущев повернул официальную идеологию в русло тотального абстрактного противоположения социализма капитализму, например, призывая “выкопать капитализму могилу”. Этакая р-р-революционность заворожила многих, не видящих прямой связи подобных утверждений с троцкистским революционным провокаторством, - их истинная суть лишь маскировалась украденным у Ленина и Сталина лозунгом мирного сосуществования двух систем. Нельзя видеть в фигуре Хрущева всего-навсего невежественного дурачка: он просто не мог не знать, что К.Маркс выводил закономерность возникновения новой формации из условий развития капиталистического строя, как не мог не знать и того, что Ленин называл монополистический капитализм прямой материальной подготовкой перехода к социализму. Да и все якобы импульсивные импровизации Хрущева носили характер последовательного и даже целенаправленного подрыва научных основ социалистической теории и тех принципов советской внутренней и внешней политики, которые делали ее успешной.

Однако преемственность социализма по отношению к капитализму можно хорошо понять лишь тогда, когда мы уясним, что капитализм неоднороден, разнокачествен, что и в современном монополистическом капитализме, в котором царит финансовая олигархия, существуют два слоя экономической деятельности: “старая”, связанная главным образом с производством, и “новая”, ставшая господствующей с 1873 года, - то есть экономика и хрематистика. Первая готовит материальные предпосылки для перехода к социализму, вторая прямо противоположна такому переходу, направлена против возможности такого перехода, связана с самыми реакционными линиями империалистической политики - с фашизмом, с открытой военной диктатурой, с усиленной разработкой техники манипулирования общественным сознанием, с превращением внешней политики буржуазных государств в отрасль самых грязных и жестоких спецопераций. Более того, мировая финансовая олигархия открыто провозгласила курс на обеспечение жизни на Земле лишь для “золотого миллиарда”, тем самым фактически посулив остальным пяти миллиардам политику геноцида - создание обстановки для неизбежного их вымирания. На такие декларации даже у германских фашистов и японских милитаристов не хватало смелости; либеральный фашизм современности провозглашает свои человеконенавистнические, людоедские цели значительно наглее, правда, прикрываясь обоснованием якобы неизбежной, закономерной “глобализации”. Империализм, выросший на базисе хрематистики, - смертельный враг всех народов земного шара, стремящихся к самостоятельной жизни, к политической независимости, к сохранению и свободному развитию своих самобытных национальных культур. И когда мы говорим о непримиримой классовой противоположности социализма и капитализма, говорим, что империализм - враг народов, враг гуманизма, нравственности и культуры, мы должны иметь в виду в первую очередь господствующую ныне хрематистику, засилье мировой финансовой олигархии, готовой подмять все человечество - его историю и культуру, миллиарды уникальных человеческих личностей - под свою “железную пяту”.

Разницу между капиталистическим производством (не только материальным, но и духовным) и хрематистикой далеко не всегда улавливают даже выдающиеся ученые, обратившиеся к анализу современного капитализма. Так, академик Н.Н.Моисеев писал в своей работе Есть ли у России будущее? Попытки системного анализа проблемы выбора (М., “Апрель-85”, 1996): “За последние одно - два десятилетия объем внешней торговли увеличился на планете не 2 - 3 раза, как объем промышленного производства, а в 10 раз! Это показывает, насколько более эффективным стало международное разделение труда” (с.12).. Но ведь в гораздо большей степени “это показывает”, насколько международная торговля (зачастую это не торговля, а круговорот денег в финансово-кредитной системе, не более того) превратилась в поле дутых финансовых операций, в “виртуальную экономику”, порой почти не связанную с экономикой реальной, производительной, а иногда и противостоящую ей.

Чрезмерно общий, а значит, односторонний взгляд на капитализм, заведомый отказ от дифференцированного анализа различных его сторон, явлений и процессов, его глубоко противоречивой сущности - явный признак либо лености мысли у “революционных”, “коммунистических” Митрофанушек, их интеллектуальной импотентности, либо признак тайного согласия с троцкизмом, пытающимся подорвать научные основы марксистской революционной теории, задержав ее развитие вглубь “социальной материи”, ее восхождение от абстрактного к конкретному - на наиболее общих лозунгах “классовой чистоты”, “мировой революции” и якобы “пролетарского”, а на самом деле абстрактного, абсолютизированного интернационализма, несовместимого, оказывается, с патриотизмом. Фактически же здесь протаскивается замаскированный под “пролетарский интернационализм” беспринципный космополитизм, дающий простор для самых чудовищных махинаций в духе сионизма, англосаксонского шовинизма, проповеди теорий “золотого миллиарда”, “однополярного мира”, якобы неизбежной, закономерной “глобализации” и прочей реакционнейшей дребедени. Думается, прав публицист В.С.Марков, определивший троцкизм как сионизм в “революционных” и “коммунистических” одеждах Тем самым устанавливается скрытая связь троцкизма с мировой финансовой олигархией, базирующейся на хрематистике.

Так называемая “реставрация капитализма” в России, которую начинают признавать как якобы свершившийся факт даже некоторые умные ученые социалистической ориентации, есть всего-навсего попытка мировой финансовой олигархии и ее “пятой колонны” подчинить экономику России господствующей в эпоху империализма тенденции хрематистики. Уже сама по себе попытка восстановить в России капиталистические порядки не может не быть разрушительной: чего же иного ожидать от сдвига общества на формацию ниже? Всякий регресс неумолимо влечет за собой деградацию, и иного просто быть не может. Если же ведущей тенденцией в экономике страны становится хрематистика, а высшей формой экономической жизни - финансовые спекуляции, то происходит тотальное разрушение страны в целом, а не только ее экономики. Наиболее деструктивные процессы охватывают сферу духовной культуры, и идет целенаправленный геноцид народа России, прежде всего русского народа.

Разрушение самобытной национальной культуры на фоне подобных бедствий выглядит вроде бы мелочью. Это - горькое и опасное заблуждение. Гораздо ближе к истине утверждение А.А.Касьянова: ”Народ может потерять очень многое, претерпевать всевозможные катастрофы и быть еще в состоянии подняться. Но им все потеряно, и ему уже никогда не подняться, если он потерял свою душу” (цит. соч., с.344). Национальная культура в таких случаях сталкивается и борется не на жизнь, а на смерть с антикультурой. Ни о каком синтезе или симбиозе культур здесь не может быть и речи. Один пример. Приведенное в разделе 1 нашей книги секретное выступление Аллена Даллеса давало программу подрывной работы США, направленной на подавление, извращение и ликвидацию самосознания русского народа. “Синтезом” и “симбиозом” этой программы, внедрением ее в общественное сознание Советской страны занималась созданная на средства мировой финансовой олигархии “пятая колонна”, в том числе добровольцы-диссиденты, а иные из них - “с благими намерениями”.

К сожалению, защита от такого “синтеза” оказалась явно недостаточной, а общий итог печален. И особенно досадно то, что и после всего случившегося плодотворная национальная идеология еще не вполне сложилась, о чем свидетельствуют происходящие до сих пор мелкие идеологические склоки в стане народно-патриотических сил. Не хватает сильной теории. И не хватает ясного осознания: теоретическая отсталость - это главный источник слабости и разрозненности патриотической оппозиции, особенно коммунистического движения, для которого это в принципе непозволительно, ибо оно - после великого переворота в сфере общественной мысли, произведенного революционным марксизмом, обязано опираться на науку и постоянное ее развитие в меняющемся мире. И здесь, как во всей истории человечества и его культуры, во весь рост встает проблема сосуществования, взаимодействия и борьбы старого и нового - как одна из самых сложных проблем осуществления прогресса, одна из самых трудных задач самопознания человеческой мысли, обеспечения преемственности истории стран и народов и всего человечества в целом.

Односторонность, упрощенность в решении этой проблемы была бы непростительной ошибкой, и это тот случай, когда оказывается верным известный афоризм Талейрана: это хуже преступления, это ошибка. Живучесть догматизма разных видов и самого оголтелого политического сектантства разрушает единство народных сил перед лицом смертельных угроз со стороны современных претендентов на мировое господство. Широта мировоззрения, богатство духовной культуры не должны оборачиваться идеологической всеядностью, делающей народные массы беззащитными в жестокой “психологической”, информационной войне, развязанной полвека назад (а подготавливаемой с самого начала существования Советского государства) мировой финансовой олигархией.

§ 3. Дифференциация и интеграция

Жизнедеятельность человеческого общества охватывает все новые области расширяющейся практики и взаимодействия с природой; соответственно этому все шире и многообразнее становится область приложения и развития культуры, растет число ее специализированных отраслей. Это касается и материальной, и духовной культуры, которые во многом сближаются между собой: говорить об “онаучивании производства” стало уже банальностью, так же как и о своего рода “индустриализации” науки - о насыщении ее приборами и техникой для экспериментов, о создании опытных производств, а также “приборов”, превышающих по своим масштабам целые заводы, вроде синхрофазотрона; кроме того, совершенно очевидно переплетение сугубо производственных, утилитарных задач с духовыми, эстетическими, например, в такой отрасли деятельности, как промышленный дизайн.

Расширение практической деятельности человеческого общества, растущее многообразие ее сфер ведет к умножению отраслей духовной культуры, обслуживающих ее (речь, конечно, идет не только о производственной деятельности). Они, развиваясь, специализируются, обосабливаются друг от друга, как по предмету, так и по терминологии, по научному аппарату. В современной науке специалисты даже смежных отраслей с трудом понимают друг друга. Отчасти это закономерно. Имея в виду крупные открытия, называемые в современном науковедении научными революциями, К.Маркс писал, что “в науке каждая новая точка зрения ведет за собой революцию в ее научных терминах” (“Капитал. Критика политической экономии”, т.1. М., Политиздат, 1983, с.31). Маркс, правда, не обратил внимания на те случаи “развития науки”, когда оно сводится преимущественно к усложнению терминологии, и за изощренной терминологической отсебятиной скрывается псевдонаучная пустота. Но в целом же усложнение терминологии имеет объективную основу.

Эти затруднения особенно стали ощутимы с началом эпохи научно-технической революции, когда потребности во взаимодействии разных отраслей знания стали непреложной необходимостью, а наиболее перспективными для совершения открытий стали участки познания на “стыках” различных научных дисциплин. Интеграция научного познания превратилась в одно из решающих условий плодотворности научного прогресса и неизбежно начала пробивать себе дорогу, поначалу стихийно, путем проб и ошибок. И лишь потребность в новых принципиальных технологических сдвигах вынудила к концентрации государственно организованных усилий по объединению ученых многих специальностей; наиболее известный пример дает развитие космической науки и техники, космонавтики. Интересно отметить, что в решении подобных крупномасштабных проблем капиталистические страны вынуждены применять методы организации производства и науки, которые были в наиболее полном виде выработаны в условиях социализма.

В связи с потребностями дальнейшего развития человеческой жизнедеятельности, в частности производства, налаживается взаимодействие технических наук с художественным творчеством; родилось такое огромное поле их взаимодействия, как промышленный дизайн, существенно дополняющий родившуюся ранее эргономику. Ориентация на потребителя требует в производстве продукции учитывать естественные потребности человека, его требования к удобству, его эстетические чувства. Поэтому в указанном взаимодействии все чаще участвуют и психология, физиология органов чувств, учение о высшей нервной деятельности. Новизна подобных, количественно возрастающих, точек соприкосновения различных фрагментов материальной и духовной культуры дает разнообразный по качеству результат, а стремление к прибыли и к реализации недостойных политических целей порождает недобросовестное использование данных наук, - примером может служить использование так называемого 25-го кадра в телевизионных передачах и в кинопрограммах: человеческий глаз не улавливает более 24-х кадров в секунду, однако 25-й кадр попадает в подсознание человека и диктует ему определенные формы поведения, даже конкретные поступки - помимо его сознания и воли. Так экономика и политика опираются на данные естествознания, цели практики (в последнем примере - реакционной практики) диктуют интеграцию социальных, естественных и технических наук в создании и распространении культурных и идеологических стандартов сознания и поведения людей.

Настоятельной потребностью в такой интеграции стал новый уровень взаимоотношений общества и природы, обусловленный постоянно ускоряющимся технологическим прогрессом. Не случайно первостепенной задачей познания и практики стал тот огромный комплекс проблем, который именуется экологией. “Природа уже протестует против деятельности человека, - пишет в статье “Человек и природа” профессор А.В.Ильичев. - Стихийные бедствия, изменение климата, новые болезни - это теперь уже реакция природы на экономическую деятельность человека” (Информационный сборник “Безопасность”, № 1 - 2, январь - февраль 1999 г. “Фонд национальной и международной безопасности”, с. 192). Конечно, видеть в прогрессе технологической деятельности человечества преимущественно отрицательные стороны было бы неверно, ибо развивающаяся деятельность человека усиливает посредством прогресса технологии главную особенность этой деятельности - аккумулирование энергии, противостояние энтропии. И рост народонаселения Земли не является неким стихийным бедствием, каким его пытаются представить неомальтузианские идеологи будущего процветания избранного “золотого миллиарда”. Линдон Ларуш писал: “При рассмотрении человеческого существования в целом, повышение потенциальной относительной плотности населения доказывает, что в экономических процессах осуществляется желаемый антиэнтропийный результат. Это значит, что повышение потенциальной относительной плотности населения соответствует математической функции, характеризуемой отрицательной энтропией или негэнтропией. Именно это является характерной чертой и процессов жизни, включая существование человеческого рода.

Таким образом, процессы взаимодействия природы и человека весьма сложны, неоднозначны и во многом противоречивы. Их нельзя правильно понять, а значит, и выработать методологию практики на будущее, рассматривая их с позиций текущих интересов или вырывая их из общего комплекса. Следовательно, в решении этих вопросов всегда необходим максимально широкий философско-методологический, общемировоззренческий подход; необходимо рассмотрение взаимодействие человека и природы не только в их различии и противостоянии, но и в их закономерной взаимосвязи как части и целого. Второй подход становится предельно актуален не только в связи с надвигающимся экологическим кризисом, но и в связи с обострением проблем выживания все большего числа людей в разных странах и регионах планеты; в России, как известно, происходит катастрофическое вымирание населения в связи с неудовлетворением в “новом обществе” самых необходимых материальных и культурных потребностей большинства населения, включая первичные биологические потребности.

В этих условиях с новой силой и по-новому возрождаются проблемы так называемого естественного права, являющегося одним из способов утверждения неотъемлемого права каждого человека на достойную жизнь, одним из важных способов обоснования гуманизма и социалистического переустройства общества. В своей “Зеленой книге” (М., 2000) лидер ливийской революции Муаммар Каддафи обосновывает ливийский путь социалистических преобразований, исходя как раз из необходимости свободного и полного удовлетворения разумных потребностей каждого человека. Он пишет: “Правомерной целью экономической деятельности отдельных лиц должно быть удовлетворение лишь их личных потребностей, потому что мировые ресурсы, по крайней мере в каждый данный период, ограничены, как ограничены богатства каждого общества в отдельности. Поэтому никто не вправе заниматься экономической деятельностью с целью присвоения этих богатств в количествах, превышающих личные потребности человека, ибо излишек, превышающий потребности человека, принадлежит по праву другим. Человек вправе делать накопления, умеряя свои потребности за счет произведенного им продукта, а не за счет труда других или потребностей других. Если допустить экономическую деятельность в масштабах, превышающих удовлетворение личных потребностей человека, то, получив сверх своих потребностей, этот человек тем самым помешает другим удовлетворить свои потребности” (с.66).

Постановка вопросов общественного, государственного, политического устройства и господствующей идеологии в прямой связи, даже в прямой зависимости от необходимого удовлетворения естественных, органических потребностей людей была незаслуженно отодвинута на задний план в советском обществоведении. Незаслуженно - потому что такой подход нисколько не противоречит как реальной социально-экономической и культурной политике Советского государства, ставящего своей целью максимальное удовлетворение материальных и духовных потребностей всех членов общества, так и основам марксистского мировоззрения, отнюдь не грешащего ни “экономическим материализмом”, ни гипертрофированным социологизмом. В главе о французских материалистах труда “Святое семейство”, созданного в соавторстве с Ф.Энгельсом, К.Маркс писал: “Не требуется большой остроты ума, чтобы усмотреть необходимую связь между учением материализма о прирожденной склонности людей к добру и равенстве их умственных способностей (сам Маркс к такой трактовке равенства не повинен, он рассматривает равенство людей как социальное равенство. - Р.Л.), о всемогуществе опыта, привычки, воспитания, о влиянии внешних обстоятельств на человека, о высоком значении промышленности, о правомерности наслаждения и т.д. - и коммунизмом и социализмом. Если человек черпает все свои знания , ощущения и пр. из чувственного мира и опыта, получаемого от этого мира, то надо, стало быть, так устроить окружающий мир, чтобы человек в нем познавал и усваивал истинно человеческое, чтобы он познавал себя как человека. Если правильно понятый интерес составляет принцип всей морали, то надо, стало быть, стремиться к тому, чтобы частный интерес совпадал с общечеловеческими интересами. Если человек несвободен в материалистическом смысле, т.е. если он свободен не вследствие отрицательной силы избегать того или другого, а вследствие положительной силы проявлять свою индивидуальность, то должно не наказывать преступления отдельных лиц, а уничтожить социальные источники преступления и предоставить каждому необходимый общественный простор для его насущных жизненных проявлений. Если характер человека создается обстоятельствами, то надо, стало быть, сделать обстоятельства человечными (подчеркнуто мной. - Р.Л.). Если человек по природе своей общественное существо, то он, стало быть, только в обществе может развить свою подлинную природу, и о силе его природы надо судить не по силе отдельных индивидуумов, а по силе всего общества” (К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 2, с.145 - 146). Впрочем, Маркс и Энгельс и в более прямой форме указывали на необходимость в определении путей общественного развития брать за исходный пункт человека прежде всего как естественное существо с его первичными потребностями: человек, прежде чем заниматься политикой, философией, искусством и т.п., должен есть, пить, одеваться, иметь крышу над головой и т.д.

Современные авторы все чаще обращаются именно к этой стороне взаимосвязей человека и природы, к органическим потребностям человека, к естественным основаниям организации человеческого сообщества, то есть к естественному праву, включающему в себя и собственно взаимодействие общества с природой. В качестве примера можно привести объемистое приложение к уже упоминавшейся книге Г.В.Бутми, написанное от имени НИИАЦ “Стратегия будущего” и озаглавленное “К пониманию макроэкономики государства и мира”. Там, в частности, говорится: “Как организовать производство и распределение в обществе так, чтобы в преемственности поколений всегда были устойчивы и здоровы биоценозы (биосфера), чтобы люди не переполняли свою экологическую нишу, чтобы в обществе не было голодных, бездомных, не получивших достойного человека воспитания или обделенных каким-либо иным образом по не зависящим от него самого причинам?

Это - главный вопрос экономической науки” (указ. соч., с. 229).

Не только науки, но и экономической практики, экономической политики государства. С легкой руки толстощекого и.о. премьера Е.Гайдара, выдвинувшего безумный лозунг невмешательства государства в экономику, тогдашние и последующие российские правители устроили себе безбедное пребывание на постах, не влекущее за собой ответственности за последствия своей экономической политики, которая, однако, существует. Иначе кому нужно такое правительство? Но ведь правительство отнюдь не бездействует. Оно проявляет себя в идиотском курсе разрушительных “радикальных реформ”, например, в виде насильственно осуществляемой приватизации общенародного достояния, которую справедливо называют в народе прихватизацией. Вмешательство в экономику происходит в уголовно наказуемых формах грабежа и сбыта краденого. В книге известного экономиста-практика и общественного деятеля Виктора Видьманова “Кто виноват? И что делать?” (М., ЗАО “Газета “Правда”, 2003) говорится о чудовищных результатах этого “вмешательства-невмешательства”, в частности, в сфере сельскохозяйственного производства:

Практически разрушен аграрно-промышленный комплекс. За 1991 - 2000 годы объем валовой продукции во всех категориях хозяйств АПК уменьшился на 43 процента, такого спада не было даже в годы Великой Отечественной войны. Уместно вспомнить, что за дореформенные 10 лет (1981 - 1990 гг.), по сравнению с предыдущим десятилетием (1971 - 1980 гг.), сельскохозяйственная продукция увеличилась на 28,6 процента. Страна тогда по уровню питания на душу населения находилась на 7-м месте в мире, сегодня - на 71-м. Производительность труда в отрасли снизилась более чем на 30 процентов. Посевные площади сельскохозяйственных культур сократились на 33 млн. га. Россия, по существу, утратила продовольственную независимость, потребляя 42 процента продуктов питания, ввозимых из-за рубежа.

Капитальные вложения в отрасль уменьшились в 20 раз. За годы так называемой аграрной реформы произошло ослабление аграрной базы села. В десятки раз сократились поставки селу тракторов, комбайнов, другой техники, а существующие сельхозмашины изношены практически на три четверти. В несколько раз сократилось внесение в почву минеральных удобрений. Образовались ничем не оправданные несоответствия цен на продукцию промышленности и сельского хозяйства. Социальное положение крестьян, которое и раньше было далеко не лучшим, резко ухудшилось. Строительство жилья на селе сократилось в 4 раза, школ - в 13 раз, детских дошкольных учреждений и объектов культуры - на одну треть” (с. 87). А ведь сельское хозяйство своей продукцией как раз и обеспечивает удовлетворение самых насущных, первичных потребностей людей.

Впрочем, вернемся к разработкам НИИАЦ “Стратегия будущего”: Потребности, удовлетворению которых подчинено производство и распределение в обществе, обусловлены нравственностью как таковой и культурными традициями, в которых запечатлена нравственность прошлых поколений и направленность изменения нравственности на протяжении жизни нескольких поколений.

Среди всего множества потребностей есть такие, удовлетворение которых наносит прямой или косвенный ущерб непосредственным потребностям, окружающим, потомкам, биоценозам в местах производства или удовлетворения потребностей, биосфере в целом. Есть потребности, удовлетворение которых приобретает такое качество только в случае превышения объемами производства и потребления (личного, а также совокупного в обществе или регионе) некоторых критических величин. Охарактеризованные таким образом потребности порождают деградационно-паразитический спектр производства и потребления.

Есть потребности, удовлетворение которых таких последствий не вызывает, по крайней мере при превышении потреблением (личным и совокупным) некого минимального уровня - уровня демографически обусловленной достаточности производства и потребления. Эти потребности входят в демографически обусловленный спектр производства и потребления.

Принципиальное отличие демографически обусловленного спектра от деградационно-паразитического состоит в том, что:

· демографически обусловленный спектр потребностей предсказуем по номенклатуре и объемам на многие десятилетия вперед с точностью и детальностью, достаточными для того, чтобы заблаговременно подготовить производительные силы общества к его гарантированному и полному удовлетворению.

В основе его предсказуемости лежит различие и ограниченность потребностей групп населения по признаку пола и возраста, уклада жизни семей, динамики демографической пирамиды и традиции культуры, в которой выразилось приспособление населения к жизни в природно-географических условий региона. При этом общественно безопасный ( это, как ясно из предыдущих наших рассуждений, очень спорная оценка. - Р.Л.) рост численности населения, образующего демографическую пирамиду, ограничен устойчивостью биоценозов в местах проживания населения в преемственности поколений видов живых организмов, составляющих биоценозы, что накладывает еще одну систему ограничений на демографически обусловленный спектр потребностей.

· деградационно-паразитический спектр потребностей во многом непредсказуем ни по номенклатуре, ни по объемам, ни по срокам возникновения. Это одна из причин, по которой общество неспособно его удовлетворить ни при каких обстоятельствах” (с. 230 - 231).

Как видим, в проблематике экологии культуры все большее место занимают вопросы потребностей - как органических, так и, воспользуемся термином Н.Г.Чернышевского, фантастических, извращающих как взаимодействие человека (общества) с окружающей природой, так и саму естественную природу человека. Поэтому в порядок дня ставится выработка нравственных императивов поведения людей и общества в целом - выработка нравственных принципов отношений к окружающей природной среде, которые и являются духовным центром экологии культуры в этой ее части.

Обязательность нравственного отношения к природе (в том числе к природе самого человека) вытекает из Марксова анализа взаимосвязи человека и природы в “Экономическо-философских рукописях 1844 года”:

Родовая жизнь как у человека, так и у животного физически состоит в том, что человек (как и животное) живет неорганической природой, и чем универсальнее человек по сравнению с животным, тем универсальнее сфера той неорганической природы, которой он живет. Подобно тому как в теоретическом отношении растения, животные, камни, воздух, свет и т.д. являются частью человеческого сознания, отчасти в качестве объектов естествознания, отчасти в качестве объектов искусства, являются его духовной неорганической природой, духовной пищей, которую он предварительно должен приготовить, чтобы ее можно было вкусить и переварить, - так и в практическом отношении они составляют часть человеческой жизни и человеческой деятельности. Физически человек живет только этими продуктами природы, будь то в форме пищи, отопления, одежды, жилища и т.д. Практически универсальность человека проявляется в той универсальности, которая всю природу превращает в его неорганическое тело, поскольку она служит, во-первых, непосредственным жизненным средством для человека, а во-вторых, материей, предметом и орудием его жизнедеятельности. Природа есть неорганическое тело человека, а именно - природа в той мере, в какой она не есть человеческое тело. Человек живет природой. Это значит, что природа есть его тело, с которым человек должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы не умереть. Что физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, означает не что иное, как то, что природа неразрывно связана с самой собой, ибо человек сам есть часть природы.

Нравственные императивы отношения к природе как единственной среде обитания человека распространяются на все виды и способы его жизнедеятельности, включая и технологический прогресс: он не должен наносить ущерба ни природе, неорганической и живой, ни природной основе самого человека. В век атома и биотехнологии эти правила должны стать непреложными законами, основанными на всем комплексе научного познания и имеющими силу духовной власти в виде нравственных принципов и религиозных заповедей, поскольку вопросы эти затрагивают основы человеческого существования, соотносятся с проблемами цели и смысла жизни человека и человечества, аккумулируемыми в мировоззрении с его философским ядром и в чувственно-практических формах освоения мира, каковыми являются нравственность, искусство (шире: художественно-эстетическое освоение мира), религия и, отчасти, право. Иначе говоря, в фундаменте культуры взаимодействия человека и природы лежит вечное единство идеалов красоты, добра (справедливости) и истины, причем характеристика данного единства как вечного отнюдь не отменяет историчности проявления каждого из названных элементов и их взаимосвязи как целого.

Идеалом взаимоотношения между человеком и природой является гармония. Был ли когда-либо в истории осуществлен этот идеал? Возможна ли вообще реализация этого идеала? Неважно, важно то, что идеалы и созданы для того, чтобы облагородить, опоэтизировать практические цели деятельности человека. Идеалы и созданы для того, чтобы равняться, ориентироваться на них, а не на что-либо другое, мелкое, частное, преходящее, случайное. Киновия - это одна из форм выражения идеалов жизнедеятельности человеческого общества: гармонии человека и природы, гармония общества и личности, гармонические отношения между людьми и их сообществами.

Синтез и симбиоз культур подразумевают интеграцию не только различных областей научного познания, но и чувственно-практических форм освоения мира.

§4. Ориентиры целостности: различие и многообразие

Вопрос о синтезе или симбиозе культур очень остро стоит, когда мы говорим о мировой духовной культуре, представляющей собой огромный комплекс культур различных стран и народов, народностей, племен.

Развитие наций и народностей и их взаимоотношений, судьба национальных культур и языков есть вопрос всемирно-исторический в самом буквальном и полном смысле слова, ибо речь при решении этого вопроса идет о путях дальнейшего хода истории, о перспективах развития человечества в целом. Я уже напоминал в предыдущем тексте о том, что, начиная с эпохи Великих географических открытий вымерли или просто были физически истреблены десятки, а может быть, сотни народностей и племен. Исследователь первобытного общества Льюис Г. Морган так писал об участи американских индейцев, попавших под “железную пяту” капиталистических колонизаторов: “...В то время как окаменелые остатки, погребенные в земле, сохраняются для будущего исследователя, не такова участь индейских производств, языков и учреждений. Они погибают с каждым днем и погибали на протяжении более чем трех столетий. Этническая жизнь индейских племен под влиянием американской цивилизации вырождается, их производства и языки исчезают, их учреждения разлагаются. Еще через несколько лет те данные, которые еще легко можно собрать, уже нельзя будет найти” (цит. соч., с. 4).

Эпоха “цивилизованного” империализма в этом отношении по содержанию мало чем отличается от времен средневековых конквистадоров или западноевропейских “пионеров”, истреблявших коренные самобытные индейские племена совершенно точно так же, как они отстреливали стада бизонов, - разве что только более последовательно и жестоко. А ведь у каждого из этих племен были своеобразная культуры, неповторимые обычаи, свой язык. В эпоху империализма изменились в основном средства истребления: вместо огнестрельного гладкоствольного, а затем и нарезного оружия и бича плантатора в ход пошли голод, разрушение природной среды и отравление отходами промышленного производства; не забыть бы в этом перечне грабительские финансово-кредитные механизмы и демократические законы. С каждым исчезнувшим с лица нашей планеты племенем уходили в небытие своеобразные духовные культуры, неповторимые языки.

Что же, мы просто сожалеем о невозвратном прошлом, возмущаемся неизбежными “побочными следствиями” шествия неудержимого технологического и экономического прогресса, вздыхаем о нарушении оторванного от жизни идеала абстрактного гуманизма? Отчасти и эти соображения составляют содержание наших рассуждений, но есть и иные, не менее существенные. Дело в том, что все многообразие существующих и ранее существовавших национальных языков и культур представляет собой культурный генофонд человечества (термин предложен В.С.Марковым в статье журнала “Знамя”, опубликованной к 60-летию СССР в № 12 за 1982 г.) - своего рода базу (одну из баз) дальнейшего развития всей мировой духовной культуры. Имея это в виду, нельзя не согласиться с тем, что вполне авторитетное положение о преодолении национальных различий, - если его распространить на языки и культуры, - не столь уж научно и не столь прогрессивно, а, скорее, реакционно. Совершенно не случайно уже с ХУ111 века в филологической и исторической науке начался стихийный процесс восстановления утраченных, “мертвых” языков, возникло даже своего рода соревнование ученых по расшифровке древних систем письменности: еще не осознанные в полной мере тенденции прогресса человечества, если так можно выразиться, “давали задание” исследователям для обеспечения поступательного движения мировой культуры на этом новом направлении. В ХХ столетии эти научные направления уже встали на ноги и работали на всю возможную мощь, достигая хороших результатов, которые можно оценить как доброе начало на пути возможно более полного восстановления культурного генофонда человечества с использованием все более мощных и эффективных средств и методов научного поиска.

Для того, чтобы этот поиск был по-настоящему плодотворен, его следует сделать более осознанным, признав ничем не заменимую ценность каждой национальной культуры и каждого языка, а заодно признав по меньшей мере неточность, условность выражений типа “отсталая национальная культура” или “неразвитые языки”. А каков критерий оценки языков и культур как “неразвитых” и “отсталых”? Его фактически нет - он подменен ничем не обоснованной спесью, шовинистическим европо- либо англосаксоцентризмом или иной разновидностью иллюзорной “цивилизованности”, а то даже “научности”, в основе которых, если хорошо разобраться, лежат гнилые, бессодержательные идеи национальной исключительности и безоглядная интеллектуальная ограниченность, из-за которой могут быть навсегда без сожаления утрачены - как “недоразвитые” - своеобразные, неповторимые фрагменты мирового культурного достояния. В культурном генофонде человечества нет малозначащих, тем более ущербных и никчемных звеньев, и идея национального равноправия - это не просто принцип демократизма, необходимая сторона гуманистического миросозерцания, а одно из проявлений глубинных, пока еще недостаточно осмысленных общеисторических тенденций, одна из предпосылок не только будущего духовного расцвета человечества, но и, возможно, предпосылка его нормального существования как человечества, имеющего доселе неосознанный смысл жизни, свое космическое предназначение.

Даже скептически настроенному читателю советуем отнестись к этим формулировкам как можно более вдумчиво, не расценивать их как проявление авторского субъективизма, своего рода интеллектуальное чудачество. Задумайтесь над тем, что во всей научной, публицистической и художественной литературе даже самые строгие умы, самые авторитетные светила науки, стоит только им заговорить о проблемах своеобразия народов, национальных культур и языков, всегда выражают нечто недосказанное, словно вступают в область мистики, либо допускают утверждения, совершенно недостойные их гения. Один из примеров мы уже приводили: не выдерживающее серьезной критики положение о преодолении в исторической перспективе всяких национальных различий. Есть и другой вполне очевидный пример: одним из самых употребляемых в обществознании как науке и в соответствующей (серьезной, разумеется) публицистике терминов является слово “народ”. Но попытайтесь найти строго научное его определение - вас обязательно постигнет неудача.

Не будем лишний раз придираться к марксизму, чего в наше безумное, смутное время хватает и без нас: представители отмирающих, тупиковых идеологий и их наемные слуги, орудующие в сфере социального познания и в скупленных на корню средствах массовой информации, сейчас из кожи лезут вон, снова и снова безуспешно опровергая высокие интеллектуальные завоевания этого великого учения, опирающегося на достижения всего человеческого познания. Возьмем для примера современника основоположников этого отнюдь не умершего, хотя и подвергаемого ожесточенной травле мировоззрения - Гюстава Лебона, оказавшего в свое время громадное влияние на общественную мысль. Серьезный ученый, последовательный рационалист в своих рассуждениях то и дело допускает такие утверждения, формулирует такие выводы, которые, стоит только как следует в них вдуматься, если и не представляют собой мистику, то граничат с ней. “Наиболее яркое впечатление, вынесенное мною из продолжительных путешествий по различным странам, - это то, что каждый народ обладает душевным строем столь же устойчивым, как и его анатомические особенности, и от него-то и происходят его чувства, его мысли, его учреждения, его верования и его искусства” (Гюстав Лебон. Психология народов и масс. Санкт-Петербург, 1995, с. 12). В своей книге он рассматривает много конкретных признаков, особенностей этого душевного строя, но когда говорит о нем в целом, то не может выразить это иначе, как повторением слова “душа”, ссылаясь на то, что все иные конкретные особенности есть всего-навсего лишь “внешние проявления” этого душевного строя. Он так и пишет: “Различные элементы: язык, учреждения, идеи, верования, искусство, литература, из которых образуется цивилизация, должны быть рассматриваемы как внешние проявления души создавших их людей. Но, смотря по эпохам и расам, важность этих элементов как выражения души какого-нибудь народа очень неодинакова” (там же, с. 66). Можно согласиться с последним утверждением, можно не соглашаться - дело вкуса: все равно Г.Лебон не дает аргументированного объяснения этой “неодинаковости”, - то ли это связано с какими-то проявлениями истории народов, то ли это особенность их души, загадочной, необъяснимой, воспринимаемой в лучшем случае чисто интуитивно (но тогда, правда, встает вопрос о качестве интуиции).

И все же в историзме Г.Лебону не откажешь, хотя этот историзм у него, если можно так выразиться, очень своеобразный, половинчатый. Лебон обращает внимание на то, что душа народа вовсе не остается всегда неизменной, а жизнь ее вечной. Он пишет, что по мере роста человеческой цивилизации - совершенствования технологии, развития и распространения просвещения и т.д. - меняются нравы людей, взаимоотношения между ними, отношение к окружающему миру, а значит, душа народа сама меняется. Как меняется, в какую сторону, по каким законам? Внятного ответа на эти вопросы Лебон не дает. Видимо, и не следует (не следовало бы) требовать и ожидать от него ответов. Достаточно того, что он поставил эти вопросы - перед общественной мыслью, перед последующими исследователями.

Его собственные попытки сформулировать ответы на эти вопросы нельзя признать всегда удачными. Лебона, в частности, смущает и даже возмущает вторжение в сознание людей и целых народов вредоносных, по его мнению, идей “равенства людей и рас”. Эти идеи вовсе не столь новы, как полагал Лебон, но они лишь ко времени жизни и научного творчества Лебона получили достаточно широкое распространение и ощутимое влияние и авторитет. Более того, они получили мощное научное обоснование благодаря возникновению научного пролетарского мировоззрения - в работах его родоначальников К.Маркса и Ф.Энгельса. Лебон не полемизирует с ними (возможно, потому, что не располагал сколь-либо убедительными аргументами для полемики против марксистской теории), но его буржуазное сознание понуждает его отвергать с порога всякую мысль о возможности какого-нибудь равенства людей и рас - равенства правящих классов, располагающих всеми благами цивилизации и просвещения с эксплуатируемым трудящимся большинством, лишенным этих благ, тем более мысль о равенстве белой расы, создавшей гигантские колониальные империи, с населением колоний, с представителями других, подчиненных и угнетенных рас. И он пытается по-своему истолковывать механизм неоспоримой, очевидной эволюции психологии масс, психологии народов, ставя во главу угла буржуазные ценностные ориентиры, то есть фактически отказываясь от позиции ученого, от позиции объективного исследователя реальности и тенденций ее развития. Вот как он излагает, например, вопрос о взаимоотношении старых и новых идей:

Если трудно внушить новую идею, то не менее трудно уничтожить старую. Человечество постоянно с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов.

Уже полтора века прошло с тех пор, как поэты и философы, крайне невежественные относительно первобытной истории человека, разнообразия его душевного строя и законов наследственности, бросили в мир идею равенства людей и рас.

Очень обольстительная для масс, эта идея вскоре прочно укрепилась в их душе и не замедлила принести свои плоды. Она потрясла основы старых обществ, произвела одну из страшнейших революций и бросила западный мир в целый ряд сильных конвульсий, которым невозможно предвидеть конца” (там же, с.11). Напуганный возможностью дальнейших неизбежных потрясений, Лебон в данном случае выступает как ретроград, как тоскующий по сохранению статус-кво обыватель. Он вообще против революций, тем более “страшнейших”, хотя как объективный ученый он должен был бы признать, что когда перемены назрели, они все равно раньше или позже произойдут, а при сопротивлении этим неизбежным переменам они произойдут в виде насильственных революций, в том числе “страшнейших”, если они встретят ожесточенное сопротивление со стороны сторонников сохранения любой ценой старых, отживших общественных порядков. Зачем же жаловаться на революции, когда следовало бы жаловаться на их противников, стремящихся удержать в узде народные массы, энергия сопротивления и движения к переменам которых дошла до критической черты? Зачем принижать закономерность новых идей, приписывая их появление безответственным и невежественным поэтам и философам? Кстати, поэты и философы зачастую предчувствуют подземные толчки грядущих общественных перемен гораздо лучше, чем даже самые превосходные узкие специалисты по самым авторитетным и нужным научным дисциплинам, включая историю человечества. Лебону следовало бы принять во внимание отмеченный им же самим факт “обольстительности для масс идеи равенства людей и рас: отчего они так обольстительны, почему они получают массовое признание и распространение, завоевывают место ведущих идеологических ориентиров в движениях масс, даже несмотря на сопротивление могущественных правящих сил и несмотря на надежду интеллектуальных сторонников старых порядков, что “не менее трудно уничтожить старую” идею.

Дальнейший ход исторического процесса показал, что новые идеи, если они соответствуют фундаментальным тенденциям развития общества, непременно утвердятся. Лебон не дожил до того времени, когда идея гражданского равенства, равноправия всех людей стала общепризнанной, вошла во все (или почти все) конституции двух сотен существующих на земле государств и стал одной из доминант нынешнего международного права. То же самое можно сказать и об идее равенства рас - апартеид сейчас не в моде. Хотя противников и равноправия граждан, и равных прав для всех наций и рас и теперь предостаточно - противников могущественных, обладающих огромными экономическими и особенно финансовыми ресурсами, небывалым военно-политическим потенциалом, с легкостью нанимающих бесчисленные орды “поэтов и философов” и с помощью всех этих имеющихся в их распоряжении сил обращающих в ряде (в огромном ряде!) случаев эти общепризнанные, громко провозглашаемые права в фикцию. Впрочем. Лебон не уточняет, о каком равенстве прав людей и рас он говорит, а потому говорит о равенстве вообще - возможно, потому, что против глупостей легче спорить. Равенство же вообще, то есть во всех отношениях, в принципе невозможно: тогда бы мы просто-напросто не могли бы различать ни людей, ни расы, и нам пришлось бы иметь дело не с людьми и их сообществами, а с какими-то фантастическими клонами. Простой пример: расы не могут быть равны уже по цвету кожи, не говоря о других биологических, генетических их различиях, которые, однако, никак не предопределяют положение людей разных рас как высших, предназначенных господствовать, с одной стороны, и низших, обреченных на повиновение - с другой.

Старший современник Лебона Морган не просто утверждал тезис о равенстве рас, но и научно доказывал это с позиций историзма, объясняя неравномерность развития разных народов на основе анализа неопровержимых фактов одинаковости их пути исторического прогресса, на какой бы стадии эволюции они ни находились. Вот что он пишет в предисловии к своей книге “Древнее общество”, составившей буквально эпоху в познании становления человечества: “Изобретения и открытия образуют непрерывный ряд по пути человеческого прогресса и отличают его последовательные стадии; между тем общественные и гражданские учреждения, связанные с извечными человеческими потребностями, развивались из немногих начальных зародышей мысли. Они точно так же являются шкалой прогресса. Эти учреждения, изобретения и открытия воплотили в себе и сохранили для нас основные факты, иллюстрирующие пройденный путь. Их сопоставление и сравнение указывают на единство происхождения человечества, на сходство человеческих потребностей на одной и той же стадии развития и на единообразие деятельности человеческого ума при одинаковом общественном строе” (цит. соч., с. 3. Подчеркнуто нами. - Р.Л.). Последующее развитие исторической науки, в частности археологии, целиком подтверждает это положение: находки различных предметов материальной культуры в разных районах земного шара позволяют с уверенностью осуществлять датировку этих находок, идентифицировать их как принадлежащие к определенным периодам развития человеческого общества.

Ущербность лебоновского историзма сама может быть правильно объяснена только с позиций конкретно-исторического подхода: в пору восходящего развития капитализма буржуазное сознание, буржуазное миросозерцание еще кажется незыблемым, но при подходе к перелому развития на нисходящую ветвь оно все более явно обнаруживает свою историческую ограниченность. Поэтому великолепные интеллектуальные находки Лебона, которые должны сверкать, как алмаз, порой еле-еле мерцают сквозь толщу пыли ретроградных установок.

Вот одна из таких находок, которая не устарела, а, наоборот, приобрела новую значимость в наше время, которое защитники капитализма именуют временем начавшейся или даже наступившей глобализации (имея в виду свое господство над миром), но которое правильнее назвать периодом интенсификации и растущего многообразия взаимосвязей между странами и народами и их культурами. Особую актуальность мыслям Лебона придают растущее информационно-психологическое насилие правящего меньшинства над большинством населения в странах с буржуазным режимом и особенно - развязанные империализмом, мировой финансовой олигархией информационные войны против независимых государств и народов во всемирном масштабе: одно из последствий такой войны Россия и ее народ испытывают теперь на себе.

Приобретение прочно сложенной коллективной души представляет собой для известного народа апогей его величия, - писал Лебон. - Разложение этой души означает всегда час ее падения. Вмешательство чужеземных элементов составляет одно из наиболее верных средств достигнуть этого разложения” (там же, с. 141). Вот оно и произошло, такое вмешательство, подготовленное недодавленными до конца осколками прежних эксплуататорских классов, борцами за восстановление господства частной собственности, а в идеологическом плане - тайным троцкистом Хрущевым и получившими при его правлении волю космополитами, сионистами, мелкобуржуазными демократами. В троцкистском изложении даже социально-историческая концепция революционного марксизма приобретала значение чужеродного идейного элемента для построенного в СССР русского советского социализма, ибо подавалась в массы как противостоящая патриотизму, лишенная национальных корней - под фальшивым флагом абсолютизированного интернационализма, названного для привлекательности “пролетарским”. Так подрывались авторитет и влияние марксистской теории, термины которой использовались для прикрытия элементов буржуазной и мелкобуржуазной идеологии, в особенности для протаскивания космополитизма в интересах мировой финансовой олигархии. Дальнейшие события времен лживой горбачевской “перестройки” и возглавленного Ельциным контрреволюционного переворота всем известны: больше десяти лет идут разрушительные попытки реставрации капитализма и насильственного втягивания России (и других бывших союзных республик СССР) в “мировую цивилизацию”, а если отбросить фальшивую терминологию - в орбиту империализма и всевластия мировой финансовой олигархии.

Прислушаться бы своевременно советским руководителям последних десятилетий к мудрому лебоновскому наблюдению, звучащему как тревожное предостережение, и сделать отсюда практические выводы в государственной политике...Тогда сохранился бы великий Советский Союз и не переживали бы его народы тех тяжких бедствий, которые еще двадцать лет назад и представить было трудно.

Такое наше запоздалое пожелание кое у кого может вызвать возражение, даже протест: мол, не надо звать в тоталитарное прошлое. Но ведь никто в прошлое и не зовет. Это просто физически невозможно, время необратимо, - как говорится, поищите дураков в другой деревне. И никто не требует ликвидации демократии. Только, во-первых, надо вглядеться в нынешнюю “демократию”, которую даже сионист В.Буковский назвал клептократией, а С.Говорухин, как несколько более русский человек, - ворократией. А во-вторых, демократия без берегов должна быть правильно названа анархией, точно так же, как безграничная свобода - произволом. Все это было видно, когда разрушали социализм, Советскую власть, разваливали Советский Союз - кстати, под лозунгом борьбы с “тоталитаризмом”. Но ведь диктатура закона, единого для всех, это не такая уж страшная и скверная штука, не зря за нее так громогласно ратовал В.Путин, когда ему нужно было закрепиться в президентском кресле, завоевать авторитет у населения, - но где она, обещанная диктатура закона, в пору невиданного разгула преступности и коррупции и массового падения нравов, во времена, когда разрастается, подобно раковой опухоли, пренебрежение к государственным, общенациональным интересам со стороны тех, кто их обязан осуществлять и отстаивать?

Кстати, и слово “тоталитаризм”, которым последние десятилетия запугивают людей враги социализма, имеет разные оттенки. Я бы лично не возражал против того, чтобы тотальным было хорошее и постоянно растущее благосостояние народа, чтобы тотальными были рост образования и культуры людей, чтобы в стране царил тоталитаризм экологии культуры, несущий гармонию как в общественные отношения, так и во взаимодействие человека с окружающей природной средой. Кажется, против этого не может возражать ни один разумный человек. Так нет же, находятся такие защитники ничем не ограниченной свободы личности, понимаемой как свобода частной собственности в ущерб всем остальным экономическим формам, свобода своекорыстия. Неупорядоченность всех основных сфер жизнедеятельности человека и общества служит источником и одновременно прикрытием установления действительного тоталитаризма, то есть власти меньшинства над большинством и эксплуатации трудящегося большинства паразитическим меньшинством.

Представители последнего и его идеологические прислужники и повторяют эту затрепанную байку о “тоталитаризме” в СССР (ее запускали в ход еще единомышленники Троцкого и геббельсовская антисоветская пропаганда), о Советском Союзе как “империи зла”, чтобы добиться, как мечтал Аллен Даллес, “необратимого угасания самосознания самого непокорного народа на Земле”, чтобы отравить и убить прежде всего его историческую память. Их страшит тотальное, то есть всеобщее, возвращение нашего народа на столь естественный для него путь социалистического прогресса, тотальное возрождение советской цивилизации, возрождение души - на ее высшем взлете - русского народа и соединенных с ним единой исторической судьбой народностей и наций, составляющих вместе российскую, евразийскую цивилизацию - самобытную, самостоятельную, самодостаточную, выступавшую в пору лучшего своего развития как советская цивилизация. Вот эту-то великую и весьма плодотворную историческую целостность, давшую блестящие достижения общественного прогресса, но еще не вполне успевшую развернуть все свои неисчерпаемые возможности, и лают словом “тоталитаризм”, превращая неоднозначный термин в грязное ругательство.

Есть два мотива, два способа, два пути проникновения чуждых элементов в национальную культуру, в “душу народа”. Во-первых, это коммерциализация культуры, превращение ее в ходовой товар с последующим импортом, даже демпингом самых захудалых ее видов - отбросов “масс-культа”, завоевание рынков культуры. Здесь все идет по правилам бизнеса, ибо это и есть разновидность бизнеса: кино, телевидение, видео, эстрада (которую уже именуют и иначе: шоу-бизнес), печатная продукция. Во-вторых, это прямое информационно-психологическое воздействие с целью подрыва “души народа”, рассчитанное, планируемое, на которое (по признанию Билла Клинтона) бросают триллионы долларов, что, однако, окупается созданием и приведением к власти “пятой колонны” с последующим завоеванием ресурсов - завоеванием относительно мирным, как это происходит сейчас в России, или с применением силы против стран, по сравнению с которыми ударная сила мирового финансового капитала вооруженные силы США и НАТО располагают явным военно-техническим превосходством, - так это и произошло в Югославии, Афганистане или Ираке, хотя еще и с неокончательным результатом.

Оба эти способа используются одновременно, и в первом присутствуют элементы второго - уже потому, что в коммерциализованной культуре присутствуют явно чуждые любой национальной культуре элементы. Но против первого способа правительства, имеющие национальную, патриотическую ориентацию, могут использовать государственную власть для если не пресечения, то хотя бы ограничения подобной культурно-идеологической экспансии. Примеры такой государственной защиты национальной культуры имеются, не только, скажем, в исламских странах, но и странах - союзниках США, например, существует законодательно установленная квота на трансляцию зарубежных кино- и телефильмов во Франции. А в России - полная свобода для зарубежной “художественной” продукции самого низкого пошиба, которую и в самих странах- производителях ставят в жесткие рамки, настолько она вредоносна не только для национального самосознания, для нравственности людей, особенно для подрастающих поколений, но даже для их здоровья, психического и физического, например, так называемый “тяжелый рок”. Более сильным, по-настоящему адекватным ответом является, однако, не сам по себе запрет, не законодательные ограничения чуждых идейно-культурных влияний (хотя и такие ограничения остро необходимы, в частности, необходим прочный заслон проникновению в страну иноземных религиозных и псевдорелигиозных сект, имеющих управляющие центры за рубежом), а развитие национальной культуры, патриотического сознания, патриотического воспитания людей, в первую очередь молодежи и детей. Разумеется, при отсутствии внимания к развитию отечественной культуры со стороны правительства надеяться на это трудно: силами одной общественности, включая подвижников - деятелей литературы и искусства и возможных одиночек-спонсоров, это сделать почти невозможно. А о какой поддержке правительства может идти речь, если среди открытых врагов отечественной культуры, среди любителей глумиться над ее ценностями (и ценностями нашей общенациональной истории) одним из самых активных, настойчивых и циничных является...министр культуры Российской Федерации - телевизионный шоумен Швыдкой! Таким образом, в культуре происходит то же самое, что происходило во времена Горбачева в области политики и идеологии, а во времена Ельцина - в области экономики - внедрение антинациональных элементов в верхние этажи власти и разрушение Советского Союза, а теперь России изнутри, разрушение всей великой российской (евразийской), советской цивилизации.

При этом развитие национальной культуры должно идти по всем направлениям, а для координации этой работы, для такой координации усилий всех здоровых национальных сил русского народа и объединившихся вокруг него коренных народностей России, которая делала бы эти усилия максимально эффективными, нужна ясная общенациональная идея, опирающаяся на главные ценности истории и культуры.

§5. Экология культуры и судьбы России

Иногда Октябрьскую революцию и последующее строительство русского советского социализма называют большевистским экспериментом. Можно с этим согласиться, но с целым рядом оговорок.

Во-первых, всякое создание исторически нового общественного состояния во все эпохи носило характер эксперимента, поиска новых путей развития. В этом смысле слово “эксперимент” не содержит ничего обидного, унизительного. Речь может идти лишь о том, насколько данный эксперимент был необходим и насколько он оказался удачен. Катастрофическое состояние России по всем параметрам жизнедеятельности общества было в результате правления сначала царского, а затем буржуазного Временного правительства несомненным фактом, и из этого положения необходимо было искать срочный выход. Его указали большевики.

Во-вторых, эксперимент можно назвать большевистским потому, что к власти пришла, стала правящей партия большевиков, поддержанная, однако, большинством народных масс, о чем свидетельствует победа Красной Армии, победа Советской власти в ходе небывало ожесточенной четырехлетней гражданской войны против превосходящих сил иностранных интервентов и внутренней контрреволюции, которые эту войну и развязали в России, и без того изнуренной страданиями и тяготами Первой мировой войны. Название этого гигантского исторического поворота, этого небывалого прорыва в будущее экспериментом не унижает ленинскую партию большевиков, а подчеркивает ее заслуги, ибо победы в гражданской войне, в преодолении послевоенной разрухи, в деле объединения необычайно пестрого по своему социально-классовому и национальному составу многомиллионного народа великой страны - это самое яркое и самое надежное свидетельство правильности теории, стратегии и политики большевистской партии, надежности, выверенности теоретического и практически-политического поиска, в который были вовлечены, ибо такой поиск отвечал их коренным интересам, многомиллионные народные массы. Конечно, в таком поиске неизбежны были и ошибки. В.И.Ленин предвидел, что при втягивании в революцию гигантских социально неоднородных трудящихся масс будут неизбежны отклонения от прямого пути, и борьба за этот путь; однако страшиться этого значило бы прятаться в кусты, мириться с тем ходом событий, которым управляют эксплуататорские классы и их пособники, занимать стороннюю позицию оппортуниста, трусливого обывателя. В статье “Итоги дискуссии о самоопределении” он писал: “Думать, что мыслима социальная революция без восстаний маленьких наций в колониях и Европе, без революционных взрывов части мелкой буржуазии со всеми ее предрассудками, без движения несознательных пролетарских и полупролетарских масс против помещичьего, церковного, монархического, национального и т.п. гнета, - думать так значит отрекаться от социальной революции. Должно быть, выстроится в одном месте одно войско и скажет: “ мы за социализм”, а в другом другое и скажет: “мы за империализм” и это будет социальная революция!

В-третьих, дальнейшее социалистическое переустройство общества тоже носило экспериментальный, поисковый характер: многое нужно было преобразовывать и многое создавать заново - впервые в истории человечества, идти по совершенно неизведанным путям. Как бы ни были гениальны Маркс и Энгельс, они не могли дать расписание, нечто вроде сетевого графика для совершения социалистической революции в России и для осуществления новаторских общественных преобразований, - хотя, создав свою теорию, они буквально смотрели сквозь века. То же самое можно сказать и о Ленине: дав теоретические основы приступа к социалистическому преобразованию России, он, конечно же, не мог в подробностях предвидеть, как пойдет дело дальше, и одна из его исторических заслуг состоит в том, что в последний год своей активной политической деятельности он помог утвердиться во главе партии своему лучшему и вернейшему ученику и единомышленнику И.В.Сталину, на плечи которого легла главная тяжесть поиска верных путей социалистического строительства и завоевания Советским Союзом достойного места в мировой политике. Ни Маркс с Энгельсом, ни Ленин, ни Сталин не претендовали на то, что могут дать практические рецепты будущим поколениям строителей нового мира на все случаи жизни, да еще при этом на десятилетия и века вперед. Напротив, они ждали от продолжателей начатого ими всемирно-исторического дела самостоятельности в историческом творчестве, в том числе в творчестве интеллектуальном, теоретическом, отнюдь не считая своими последователями догматиков, начетчиков, “коммунистических попугаев”, для которых самой популярной формой интеллектуального труда является - найти подходящую цитату из работ классиков марксизма-ленинизма. Если бы деятели подобного рода возобладали, скажем, в 30-е годы прошлого столетия, социалистический строй в нашей стране не смог бы утвердиться. А он успешно создавался и был усилиями народа и в его интересах создан.

Причем делалось это в небывало трудных условиях сложной, суровой борьбы против происков враждебного капиталистического окружения и его агентуры внутри страны в виде остатков свергнутых эксплуататорских классов, а внутри партии - в виде троцкистско-сионистского подполья, завербовавшего на свою сторону немало коммунистических партбилетчиков-карьеристов, а не коммунистов, упомянутыми выше истерическими лозунгами “мировой революции”, до идиотизма абсолютизированного интернационализма (противостоящего советскому патриотизму и потому являющегося фактически своеобразным “революционным” космополитизмом), “чистоты классового подхода”, разрушающего столь необходимое единство народа или, по крайней мере, его большинства. Как видим, бороться приходилось не только с явными и скрытыми врагами народа (термин следует считать точным, удачным), но и с людьми, поневоле и случайно примыкавшим к ним, отчего борьба имела немало невинных жертв. Хотя гораздо большее число невинных жертв было со стороны и по вине скрытых противников строительства социализма в России, засевших в разных сегментах государственной власти и управления, причем особенно велико было кадровое засорение именно правоохранительных, карательных органов. Напомним, что руководителем НКВД именно в завершающий период острейшей классовой борьбы почти вплоть до знаменитого 1937 года был троцкист Ягода. Так что наименование массовых репрессий этого периода как “сталинских” по меньшей мере неточно.

Ленинско-сталинская линия на построение социализма в одной стране в условиях враждебного капиталистического окружения оказалась, как свидетельствует последующий исторический опыт, правильной, победоносной. Ленина можно назвать, пользуясь терминологией времен выхода СССР в космическое пространство, Главным теоретиком специфического для нашей страны пути социалистических преобразований, а Сталина - Генеральным конструктором построенного под его руководством русского советского социализма. Таков был единственный путь, суливший победу. Именно этим путем шло наше общество до смерти Сталина в марте 1953 года, а дальше оно во все большей степени совлекалось с этого пути. В этой перемене единственно верной стратегии общественного развития на совершенно иную, чуждую главным, сущностям особенностям нашей цивилизации, ее истории и тенденциям развития на перспективу, и состоял основной смысл н правления; последующие генсеки, к сожалению, мало что поправили в стратегии, поскольку ее не имели, не видели. Итог известен: российской (евразийской), советской цивилизации был нанесен удар страшной силы, ставящий под вопрос ее существование и ее будущее. И наиболее сильный удар пришелся по главной ненавистной для мировой финансовой олигархии цели - по русскому народу, по корневой основе этой цивилизации.

В чем был безусловно прав Г.Лебон, так это в том, что внесение чуждых элементов в душу народа несет затем разрушение этой души и уничтожение самого народа. А начинается все с раскачивания сложившегося общенационального сознания, с ударов по его несущим конструкциям и с неизбежно следующей за этим потери общенациональной идеи; последняя в Советском Союзе до прихода к власти тайного троцкиста Н.Хрущева состояла (жаль, что это не было сформулировано и закреплено господствующей идеологией) в строительстве русского советского социализма. С воцарением на посту генсека иудушки Горбачева под патронажем главного Иуды А.Н.Яковлева была принудительно создана в партии и обществе атмосфера дикой идеологической смуты. Тем самым была утрачена опора общественного сознания на истинность, научность народной духовности, а уж потом и на справедливость. Мне представляется в этой связи очень интересным рассуждение мыслителя из подмосковного города Чехова В.А. Гребенщикова на материале анализа незаконно протащенной ельцинистами в 1993 году новой Конституции Российской Федерации. Приведем соответствующий фрагмент из его работы “Диалектика смеется” (М., изд-во “Тематик”, 1994):

Главная опасность для духовной (а значит, и всякой другой) свободы человека заключается сейчас в том, что под покровом идеологической всеядности государства отказом от приоритета какой-либо идеологии, включая научную, маскируется отказ от социальной науки - единственно надежной духовной опоры в овладении обществом объективной истиной свободной социальной организации, относительно которой может быть достигнуто как общенациональное, так и общечеловеческое согласие. Под прикрытием “деидеологизации” прорвавшимися к власти кланами намеренно насаждается и воспроизводится туман в сфере социального знания - идеальная среда для утверждения выгодных эгоистическому интересу неистин, заблуждений, что позволяет им узаконивать несправедливость, насилие господствующего меньшинства над большинством.

Справедливость общественных отношений, имеющая своим содержанием социальное равенство, и свобода всех без какой либо дискриминации - это синонимы истины в социальной системоорганизации. Но, с другой стороны, заблуждения в организации общества, в поведении людей неизбежно порождают несправедливость и несвободу. Поэтому только наука, научные подходы гарантируют кратчайший путь к объективной истине действительно справедливого и свободного человеческого общежития. Намеренный отказ от социальной науки выводит истину справедливости (соблюдение каждым нравственной системной меры свободы поведения) из разряда принципиальных вопросов и таким образом открывает простор беспределу в поведении, вакханалии несправедливости и насилия. Главный смысл многозначительной по конечным целям “деидеологизации” (освобождения от “измов”) государства, политики, экономики - это освобождение их от науки, от истинного знания, от нравственности и каких-либо нравственных ограничений, что начинается с узаконивания нетрудовой наживы, замаскированного грабежа и воровства.

Неистинна, несправедливость в рукотворных обстоятельствах общественного бытия не может утверждаться без намеренного подавления истины и целенаправленного насаждения в общественном сознании: неистин, заблуждений, оправдывающих, “обосновывающих” этот ложный, несправедливый порядок; слепой веры, авторитарного мышления, слепо доверяющегося дутым авторитетам; суеверий и мракобесия; примитивного политического сознания. Но примитивное сознание, умышленно насаждаемая этическая и политическая некомпетентность делают людей совершенно беззащитными перед самой примитивной социальной демагогией, что даже при наличии формальных элементов демократии приводит к власти примитивов в нравственном и профессиональном отношении, в том числе готовых на любые преступления.

Социальная наука для властвующих сейчас кланов в демократических масках, промышляющих на идеологическом и политическом мошенничестве, грабеже и воровстве, смертельно опасна, ибо открываемая ею объективная истина свободного человеческого общежития с порога отвергает несправедливость, отказывает им в праве на нетрудовую наживу, элитарное положение и власть над обществом. Неистине в социальной организации легче сосуществовать с множеством других отличающихся от нее заблуждений, чем с социальной наукой и объективной истиной, неизбежно разоблачающими ее логическую и нравственную несостоятельность. Поэтому псевдодемократы так любят свои собственные лживые монологи в средствах массовой информации, внутрипартийные “одноклеточные” дискуссии и так боятся открытых перед массовой аудиторией дискуссий с оппонентами, позиции которых по критериям справедливости и свободы более близки к истине. Отсюда и политика попрания социальной науки, вместо которой насаждается диктатура мракобесия, порождающая вал антикультуры и неудержимый рост преступности.

Уровень социальной свободы существования людей в любом реальном конкретно-историческом обществе определяется исключительно уровнем нравственной и политической культуры их поведения. Социальная наука - ведущая сила нравственной и политической культуры, главный духовный гарант социальной свободы и нравственного прогресса. Поэтому провозглашение конституцией социальной науки в качестве главной духовной опоры государства есть провозглашение ею принципа культуры - необходимого условия социальной свободы и общенационального согласия. И поэтому же целенаправленное отстранение социальной науки от участия в социальной системоорганизации и подавление ее есть подавление культуры, уничтожение необходимого условия свободы всех людей и прогрессивного развития общества.

Против нашего народа совершено и продолжает совершаться гнусное преступление - беспрецедентная в истории по своим масштабам и последствиям информационная агрессия, организованная через средства массовой информации зарубежными и российскими претендентами на элитарное положение в рамках “нового мирового порядка”. Целью этой агрессии, осуществляемой под вывесками приобщения к ”общецивилизационным ценностям” и “духовного возрождения России”, является уничтожение в общественном сознании социалистического нравственного идеала Свободы, Равенства и Братства всех людей и народов, распятие национального духа, духовное уничтожение нашего народа.

Механизм такого духовного уничтожения определил, как было отмечено выше, Г.Лебон: проникновение чуждых душе народа элементов. А как им было не проникнуть, если, с одной стороны, именно на это были брошены триллионы долларов, а с другой - пробравшиеся в верхние эшелоны власти предатели рекомендовали эти чужеродные элементы к восприятию и использованию под красивыми девизами “демократия” (социалистическая вроде бы) и “плюрализм” (конечно, тоже “социалистический”)? Гельминты буржуазного и мелкобуржуазного сознания выползали из потаенных нор и проникали в духовную сферу советского общества из-за рубежа, через демократически прозрачные границы прямо-таки в неприличном изобилии, расшатывая - в соответствии с упомянутой выше доктриной Аллена Даллеса - народное сознание.

Главный удар наносился по основе социализма - по его соответствию интересам и чаяниям народных масс, трудового народа, по активному, заинтересованному их участию в социалистическом строительстве, в управлении всеми делами государства, хозяйства, общества в целом. Например, в деле управления государством насаждался буржуазный предрассудок, будто бы управлять государством, быть активными участниками “большой” политики могут только профессионалы - юристы, экономисты и пр., хотя в состав народных депутатов активно продвигались и представители так называемой творческой интеллигенции, то есть, правильнее говоря, художественной интеллигенции (далеко не всех ее представителей можно назвать творческими людьми, точно так же, как в рядах “нетворческой” - если следовать этой терминологии - интеллигенции по-настоящему творческих работников ничуть не меньше). Фактически под этим и другими столь же фальшивыми предлогами происходило выдавливание народных масс из политики.

Захватившие власть предатели, представители “пятой колонны” мирового финансового капитала, до поры до времени тщательно маскировавшиеся лживыми лозунгами “перестройки”, “демократии” (“больше демократии - больше социализма”, причем подразумевалось: больше буржуазной демократии), “гласности”, “социализма с человеческим лицом” (тем самым людям навязывалось мнение, будто бы построенный в СССР социализм то ли не имел ничего человеческого, то ли имел его крайне мало) ставили своей главной целью отстранить народ от участия в политике, а именно - от самостоятельного участия, превратить его в послушное, легко управляемое стадо. К сожалению, эту цель им в основном удалось достичь, -хотя, конечно, и временно. Советская власть была, начиная с 1989 г., в значительной мере оторвана от народа и даже противопоставлялась его интересам как “административно-командная система”; тем самым были созданы условия для ее свержения. Рухнул социалистический строй, поскольку одной из главных гарантий его прочности была Советская власть, хотя, по нашему мнению, окончательного уничтожения социализма в России не произошло и до сих пор, ибо социализм не сводится к экономике, социалистические преобразования в той или иной мере затрагивают все сферы жизни общества и человека. Напомним читателям положение такого знатока и творца социалистической науки, как В.И.Ленин: “Социализм, организуя производство без классового гнета, обеспечивая благосостояние всем членам государства, тем самым дает полный простор “симпатиям” населения и именно в силу этого облегчает и гигантски ускоряет сближение и слияние наций” (т. 30, с. 21). “...Базируясь на экономике, социализм вовсе не сводится к ней. Для устранения национального гнета необходим фундамент - социалистическое производство, но на этом фундаменте необходима еще демократическая организация государства, демократическая армия и пр.” (там же, с. 22). Ленин в данном случае рассматривал вопрос о социализме применительно к решению национального вопроса и не перечислял всех факторов общественного развития, которые определяют его состояние, ограничившись суммарным “и пр.” Но для решения проблемы сохранившихся и поныне, после разрушительных “радикальных реформ”, факторов социалистического развития современного российского общества этого, разумеется, недостаточно.

Мы лишены возможности детально рассматривать здесь эту проблему и только указываем направление необходимых конкретных исследований, важность которых несомненна - и в научном плане, и (в еще большей степени) в политическом. Еще раз оговариваем: речь не идет о возвращении в прошлое, но указание для поиска названных факторов можно увидеть в историческом опыте. Следует искать факторы строительства в России именно русского советского социализма, который начал обнаруживать свои очевидные преимущества уже в 30-е годы, а особенно мощно проявил их в годы Великой Отечественной войны, послевоенного восстановления народного хозяйства и развития едва ли не во всех областях жизни общества прежде всего в тех, которые обеспечивали прогресс. Немаловажно и то, что общенациональная идея, которую следует обосновать и сформулировать применительно к насущным потребностям современного состояния нашего общества и перспективам его выживания и дальнейшего прогресса, имеет глубокие исторические корни в прошлом русского народа и во многовековом процессе формирования российской (евразийской), советской цивилизации.

Говоря о формировании на огромных пространствах Евразии российской цивилизации, историк Ф.Ф.Нестеров писал в работе “Связь времен”, противопоставляя этот процесс созданию громадных колониальных империй западноевропейскими завоевателями: “Своеобразие многонациональной России лежит в иной плоскости. Первое ее отличие от империй Запада заключается в том, что своим возникновением она обязана не только и даже, быть может, не столько завоеванию, сколько мирной крестьянской колонизации и добровольному присоединению к ней нерусских народов” (М., изд-во “Молодая гвардия”, 1984, с. 89).

Вот один из примеров, приводимых Нестеровым: “Славянская община постепенно включает в себя на равных основаниях угро-финские поселения. Повесть временных лет рассказывает, что в “призвании варягов” наряду со славянскими племенами принимала участие финская чудь - никакого намека на неравенство между различными этническими группами сообщение не содержит” (там же). Так было и в последующие века, и Нестеров с полным основанием подытоживает: “Не было причин, материальных причин к тому, чтобы русские крестьяне и казаки становились в непримиримо враждебные отношения к нерусским народам и не было причин для яростной, слепой ненависти с другой стороны. Нигде русская община не напоминает английскую колонию, нигде не держится обособленно-высокомерно по отношению к “туземцам”, повсеместно она органично врастает в окружающую иноплеменную среду, завязывает с ней хозяйственные, дружеские и родственные связи, повсеместно, срастаясь с ней, служит связующим звеном между нерусскими и Россией. Не было комплекса народа-господина, с одной стороны; не было и реакции на него - с другой, а потому вместо стены отчужденности выковывалось звено связи.

Другой характерной и отличительной чертой Московского государства и Российской империи было действительно добровольное вхождение в их состав целого ряда народов, заселяющих огромные области: Белоруссии, Украины, Молдавии, Грузии, Армении, Кабарды, Казахстана и др. История никакой иной европейской или азиатской империи не знает ничего подобного.

В то же время, пишет далее Нестеров, “исторически и политически было бы неправильно отрицать или затушевывать национальный гнет в царской России: было деспотическое русское самодержавие, была безответственная в своих действиях русская по преимуществу администрация, которая пыталась вбить клин в добрые взаимоотношения между русским и “инородческим” населением (и часто это ей удавалось сделать). В конце Х1Х - начале ХХ века в империи усиливается национальный гнет, запрещаются издания на родных языках, ведется политика русификации, преследуются деятели национальных культур. Наличие остро стоящего национального вопроса в стране обусловило появление национальных программ у всех крупных политических партий, действовавших в дооктябрьской России. Ленинская национальная программа партии большевиков, творчески вобравшая в себя многовековой исторический опыт, строила национальные отношения на доверии, на объединении через уважение к национальным интересам, поставив в повестку дня российской политической жизни вопрос о праве наций на самоопределение. Ее осуществление сыграло роль катализатора интернационального объединения трудящихся масс России” (с. 112).

Думается, такой ход мысли правилен.

О традиционных для русского народа навыках мирного сожительства с другими народностями и происходящем вследствие этого синтезе культур на основе их симбиоза, о становлении особой российской (евразийской) цивилизации на таких предпосылках высказал предположение и Д.И.Менделеев, который был не только гениальным химиком, но и глубоким социальным мыслителем. Связывал он цивилизационные принципы, сформировавшиеся у русского народа с географическим его расположением (что в основном верно, но недостаточно). “Я полагаю,- писал он, - что наш русский народ, занимая географическую середину старого материка, представляет лучший пример народа реального, народа с реальными представлениями. Это видно уже в том отношении, какое замечается у нашего народа ко всем другим, в его уживчивости с ними, в его способности поглощать их в себе, а более всего в том, что вся наша история представляет пример сочетания понятий азиатских с западноевропейскими” (Д.И. Менделеев. Заветные мысли. М., “Мысль”, 1995, с. 6). Здесь мы также можем заметить, что суждения о характере, о душе русского народа отдают мистикой, переходят в область догадок, в частности, о том, что и в психологии русский народ занимает некое “срединное” положение: между идеализмом и материализмом располагается реализм. Однако Д.И. Менделеев явно затрудняется их определять, указывая, правда, на одно отличие реализма от материализма и идеализма: отсутствие склонности к революции (здесь, думается наш гениальный соотечественник ошибся, о чем свидетельствует исторический опыт ХХ столетия). “Идеалисты и материалисты видят возможность перемен лишь в революциях, а реализм признает, что действительные перемены совершаются только постепенно, путем эволюционным. Для идеализма греческого или китайского пошиба варварами считаются все те, которые не носят данного рода идеала. Для материализма новейшей эпохи, выражающегося ярче всего в англосаксонской расе, люди других цветов - индейцы, негроидны, китайцы, красного, черного, желтого цветов - варвары по существу, а также по бедности, господствующей в среднем у этих народов. Для реализма все народы одинаковы, только находятся в разных эпохах эволюционного изменения” (там же, с. 5 - 6). Что-то близкое к истине видим в этом высказывании, однако истина ускользает, не дается в руки, не позволяет сформулировать себя четко и доказательно. Опять мистика! Но - “не мистическая мистика”, а та, которая неизбежна при недостатке точных знаний, которая проявляется и до сих пор (а не только в начале ХХ века) в исследованиях признанных специалистов по данному вопросу (а не только в размышлениях гениального естествоиспытателя). Признаем все же, что предположительные (и в этом отношении “мистические”) рассуждения Д.И. Менделеева тоже вносят хороший вклад в освещение проблемы психологического облика народов, характера, духа русского народа в частности.

Но вот различение реализма и материализма, а на этой основе предположение о противоположном отношении русской и западноевропейской цивилизаций к революции и эволюции у Менделеева оказались просто неверными, Нам, конечно, легко говорить об этом, имея перед глазами общественно-историческую практику ХХ столетия (есть соблазн показаться умнее Менделеева). Эта практика показала, напротив, что русский народ (как и идущие с ним и за ним народности, составляющие российскую цивилизацию) проявил свою революционность - исключительную, небывалую во всемирной истории революционность! - в трех революциях, которые фиксируются официальной исторической наукой, а также в несомненно имеющих революционный характер, сомасштабных социальной революции процессах строительства социалистического общества (особенно утверждению колхозного строя) и военного разгрома германского фашизма и японского милитаризма, что привело к коренным сдвигам во всей мировой истории, по нашему мнению, до сих пор недостаточно осмысленных и оцененных. Одним из таких сдвигов стало практическое выдвижение народов (всех и каждого) на роль творцов истории, хотя в теоретическом плане эта идея выдвигалась давно и доказывалась неоднократно, с разной мерой убедительности.

Историческая практика ХХ века всем своим ходом продемонстрировала, что основной структурной единицей исторического процесса являются именно народы, хотя на передний план активной исторически-преобразующей деятельности могут выступать в разные моменты классы, партии, государства, а в некоторые промежутки времени небольшие группы руководителей и даже отдельные люди - вожди. Все эти структуры, группы, лица могут, однако, рассчитывать на длительный и прочный успех лишь в том случае, если они выражают существенные потребности жизни народа, устойчивые черты его психологии, его душу.

В наиболее законченном виде идея народной, национальной основы как гарантии прочности государственного и общественного строя, а именно социалистического строя, сформулирована в идеологии чучхе (буквальный перевод с корейского “сам хозяин”), начало которой положил вождь корейской нации Ким Ир Сен и которую творчески и всесторонне развил его достойный преемник Ким Чен Ир. Вот одно из обоснований такой позиции, которое содержится в работе Ким Чен Ира “Социализм - это наука”: “Народные массы - хозяева всего в обществе... Народные массы обладают самой могущественной творческой способностью для преобразования природы и общества. Силе и уму отдельных личностей есть предел, но нет предела силе и разуму народных масс” (Ким Чен Ир. Социализм - это наука. Пхеньян, 1994, с. 26). И далее: “Поскольку все в обществе создается народными массами, они, естественно, должны стать его хозяевами. Только в социалистическом обществе, где государственная власть и средства производства находятся в руках народа, народные массы становятся подлинными хозяевами всего”. “Занять место хозяина и пользоваться его правами - таково самостоятельное требование народных масс. Самостоятельность - это жизненно важный фактор существования народных масс, а их самостоятельное место и права - основные факторы, от которых зависит судьба народных масс. Народные массы как хозяева государства и общества должны занять место хозяина и пользоваться соответствующими правами во всех сферах общественной жизни, и прежде всего в политике, экономике и культуре” (там же, с. 27 - 28). А вот фрагмент из более ранней его работы “Победит социализм нашего образца, служащий интересам народных масс”: “Социальное движение - это движение творческое, это процесс борьбы между новым и старым. Преодолевают старое и создают новое именно народные массы. Благодаря их неиссякаемой творческой силе движется история, идет на подъем революция. Чтобы энергично продвинуть революцию и строительство, необходимо твердо придерживаться позиции, позволяющей наращивать творческую энергию народных масс и повышать их творческую роль. Творческая деятельность народных масс всегда протекает в конкретных субъективных и объективных условиях. Идейный настрой народных масс, выступающих в роли созидателей, степень их подготовленности имеют свои национальные черты; социально-экономические и материальные условия, присущие той или иной стране, где протекает творческая деятельность, также разные” (с. 14).

И еще одна цитата - из работы Ким Чен Ира “Хранить чучхейский и национальный характер революции и строительства нового общества” (1997 год), вполне проясняющая связь социального прогресса со сбережением и развитием “души нации, если использовать термин Лебона: “Страна и нация это основа в жизни человека, это основное поле в решении его судьбы. Судьба народных масс неразрывно связана с судьбой страны и нации. Народные массы живут и решают свою судьбу в национально-государственных рамках. Значит, вне страны и нации дело обретения самостоятельности народных масс, дело социализма немыслимо, без самостоятельности страны и нации самостоятельность народных масс неосуществима. Человек, член общества, принадлежит к тому или иному классу, группе населения и вместе с тем является составной частью нации, ему свойственны, наряду с классовыми признаками, национальные черты. У каждой нации имеются исторически сложившиеся и утвердившиеся культура и традиции. Вот почему, игнорируя национальную специфику, невозможно осуществить стремление народных масс к самостоятельности, надежно обеспечить их интересы. Лишь при сохранении принципа чучхе и национальных черт дело социализма может стать подлинно революционным, нацеленным на защиту, осуществление самостоятельности народных масс, на независимое развитие и процветание нации.

Это приложим к судьбе любой страны и нации, следовательно, в определении путей общественного прогресса изучение, знание и понимание национального характера данного народа, его истории и культуры, его психологии - дело совершенно необходимое, более того - дело первостепенной важности. Вполне относится это и к русскому народу, хотя есть и существенная разница: если корейская нация принадлежит к числу наиболее моноэтнических, что называется, “единокровных”, то русский народ, напротив, сложился на протяжении своей многовековой истории как полиэтнический, как система, подобная Солнечной, в которой живем мы все и где центральное тело - Солнце дает свет, тепло жизнь Земле (по меньшей мере), будучи окружено гигантским роем больших и малых, вплоть до мельчайших, планет. И русский народ как особую общественную систему можно правильно объяснить, лишь изучив всю совокупность составляющих его элементов, а главное - изучив сложную сеть их взаимосвязей и взаимоотношений между собой, особенно с центральным, системообразующим ее звеном - великорусской народностью, ставшей ядром российской цивилизации.

Интересны суждения Ф.Ф. Нестерова о русском национальном характере, входящие в прямое противоречие с мыслями Д.И. Менделеева: “Национальный характер, как и всякая сущность, то есть нечто устойчивое, нечто повторяющееся в многообразии сменяющих друг друга явлений, есть величина относительно неизменная. И она в ходе исторического процесса может принимать противоположные знаки. Размах колебаний в нашей стране между ее отрицательными и положительными значениями отличался необыкновенной для Западной Европы широтой. Оттого-то царская Россия ХУIII - ХIХ веков служила пугалом для западных революционеров и либералов, а в ХХ веке Россия Советская приводит в трепет либералов и реакционеров всего мира, как сила революционная и революционизирующая.

Уже у Радищева встречаются строки, совершенно немыслимые для его времени: ”Посмотри на русского, найдешь его задумчивым. Если захочет разогнать скуку или, как то он сам называл, повеселиться, то - в кабак. В веселии своем порывист, отважен, сварлив. Если что-либо случится не по нем, то скоро начинает спор или битву. Бурлак, идущий в кабак повеся голову и возвращающийся обагренный кровью от оплеух, многое может решить доселе гадательное в истории российской” (А.Н.Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву. Ленинград, 1974, с.23). Читая такое, не только Карамзин, для которого “история российская” была не более чем цепь великих княжений и царствований (в этом Ф.Ф.Нестеров не вполне справедлив. - Р.Л.), не только историографы норманнской школы, для которых Россия была всего лишь пассивным материалом в руках германского творческого духа, но и филантроп Новиков могли лишь недоуменно пожать плечами. Однако ни декабристы, ни Герцен, ни Белинский, ни вошедшие вслед за ним в общественную жизнь демократы-разночинцы не утратили обретенную на почтовом тракте из Петербурга в Москву спокойную уверенность в том, что последнее слово в “решении доселе гадательного в истории российской” - и не только российской - принадлежит, как бы то ни было, многострадальному и долготерпеливому народу русскому” (цит. соч., с. 169 - 170).

Вот, например, как достаточно определенно связывал с характером русского народа его историческую перспективу А.И.Герцен:

«Народ русский для нас - больше чем родина. Мы в нем видим ту почву, на которой разовьется новый государственный строй, почву, не только не заглохшую, не истощенную, но носящую в себе все зерна всхода, все условия развития. Будущность ее - для нас логическое заключение.

Тут речь идет не о священной миссии, не о великом призвании, весь этот юдаический и теологический хлам далек от нашей мысли. Мы не говорим, видя беременную женщину, что ее миссия быть матерью, но, без сомнения, считаем себя вправе сказать, что она родит, если ей не помешают.

Убеждение наше, что в России осуществится часть социальных стремлений, - совершенно независимо от того, что мы родились в России. Физиологическое сродство, кровная связь с народом, со средой, может, предшествовали пониманию, ускорили, облегчили его - но вывод, однажды достигнутый, - или вздор, или должен стать независимо от пристрастий и случайностей» (А.И.Герцен. Соч., т.8, с. 96).

Таким образом, мы можем резюмировать убежденность Герцена в том, что русский народ - это по своему национальному характеру, сформировавшемуся на протяжении длительного исторического времени, - “социалистический народ”, социальный, общинный, почва для киновия. Следовательно, важнейшей задачей сторонников социализма, борцов за социализм является постижение души русского народа, его традиций и культуры, его национального характера, специфики его психологии, выработанных многовековым историческим опытом в определенных природных, географических условиях, в многообразных взаимоотношениях - от производственных до эстетических - с той частью биосферы, которая называется Родиной, Отечеством.

Вывод Герцена об имманентности русскому народу социалистических идеалов имеет под собой серьезные основания. Русский народ (именно народ, а не господствовавшие эксплуататорские классы) никогда не был захватчиком, угнетателем, а потому был собирателем, объединителем десятков народностей, которые фактически вливались в его состав, не утрачивая своего жизненного уклада, своих обычаев, культуры, языка и верований. Как раз благодаря этому свойству своего культурно-исторического облика русский народ стал ядром российской (евразийской) цивилизации, навсегда оставшейся загадкой (“загадочная русская душа”) для представителей западной цивилизации, в душу народов, которой проникли и укоренились в ней буржуазные собственнические, индивидуалистические начала, питающие стремления к покорению других народов, присвоению их ресурсов, ничем не обоснованное чувство превосходства, побуждающее “приобщать к цивилизации” другие народы - иными словами, ломать и искоренять их культурное своеобразие. Русский народ - это антишовинистический народ, в котором всегда жили и ныне живут интерес к народам с иной культурой и психологией, уважение к их своеобразию. Серьезные аргументы в подтверждение этого тезиса приводит А.А.Касьянов в книге “Дух нации”, где говорится: “Русские, храня верность своей идее, выступают в роли им исторически свойственной, в роли собирателя и объединителя. В роли подавителя, угнетателя русские никогда не выступали, и всякое обвинение их в этом - клевета на русскую идею и русский народ, клевета, которая легко опровергается историческими реалиями и не выдерживает критики при проведении любых исторических параллелей” (с. 653). Кстати, этот же автор приводит интересное соображение, подтверждающее тезис А.И.Герцена о “социалистичности” русского народа. Он пишет: “Русская крестьянская община будучи более коммунистической, чем мог мечтать сам Маркс, учитывала законы поведения людей. Крестьянин, работая в общине на наделе земли, принадлежавшей общине, получал за этот свой труд не зарплату от начальника, а конечный результат своего труда в полном объеме и в натуральном виде” (там же, с. 615).Вот тогда то, Россия достигла своей экономической мощи, что позволяло ей реализовывать свои имперские амбиции, утвердиться как империалистическая держава.

А.А. Касьянов совершенно правильно полемизирует с теми извратителями русской идеи, которые имеют смелость именовать себя при этом русскими националистами. Решительно протестуя против космополитического подрыва духовного единства, духовного своеобразия русского народа, он категорически возражает против попыток протаскивания расизма в совершенно не приемлющую ее духовную среду русской, российской цивилизации:

Блокирование национального сознания и его подмена всякими фикциями типа “интернационализма, “общечеловеческих ценностей” и т.п. приведут в сегодняшних реальных условиях лишь к победе патологических формул и форм национального самосознания. Но нельзя впадать и в другую крайность. В самом деле, что значит для России выпячивание этнического фактора?

Это значит, что начинается невероятно разрушительное для народа, народа - держателя России деление внутри него на “чистых” и нечистых. Но поскольку подобных “чистых”, по самым скромным оценкам, не более 2 3 населения сегодняшней России...,то взятие этнократической (власть одного народа) формулы национальным движением означает его разгром. Его катастрофу и рассыпание России. Вот почему любые проявления этнократизма должны безжалостно устраняться из политических документов, заявлений, действий” (там же, с. 652 - 653).

Во-первых, то, что А.А. Касьянов называет этнократической формулой национального движения, для русского народа не может служить идейной базой чего-либо заслуживающего названия национального движения: такая “формула”, которую то ли по глупости, то ли за мзду от заклятых врагов русского народа выдвигают люди, совершенно неправомерно именующие себя русскими националистами, по отношению к русскому народу антинациональна, ибо противоречит всей истории русского народа, как она протекала на протяжении многих веков, всей русской духовной культуре и национальному самосознанию, как они складывались и сложились в ходе русской истории: у русского народа никогда не было преувеличенной заботы о расовой и этнической “чистоте”, о собственной изолированности и обособленности. Русский народ - это народ-собиратель, а не захватчик, всегда проявлявший конфессиональную и национальную терпимость, всегда проявлявший также не только стремление к элементарному добрососедству, но также интерес и уважение к языку, обычаям, культуре окружающих его коренных народов той части Евразии, на которой складывалась российская (евразийская) цивилизация. И этот интерес не был пустым любопытством, он строился на симбиозе и, далее, синтезе культур, на тесном взаимодействии и на взаимопомощи. Фактически коренные народности, образовавшие российскую цивилизацию, в этом смысле вошли в состав русского народа как его органические части, пусть и иного рода (вот почему следует восстановить в правах слово “инородцы”, в котором неправомерно усматривался в свое время сугубо отрицательный смысл), сохранившие свой язык, свою культуру, обычаи и верования, свой образ жизни, свою национальную специфику, свой, как модно говорить сегодня, менталитет, - и то же время приобретшие новое качество, ибо экономическим, государственно-политическим и духовно-культурным лидером в этом многообразном цивилизационном целом был русский народ.

Во-вторых, речь должна идти не просто о несовпадении этнократической формулы с основными культурно-историческими тенденциями развития русского народа, а о несовместимости того и другого, о враждебности этнически-племенного подхода менталитету русского народа, его духу, его национальной идее. Насаждение “этнократической формулы для русского народа имеет только один смысл, а именно разрушительный, как верно отмечает А.А.Касьянов. Фальшивые русские националисты, ставящие эту “формулу” в центр проповедуемой ими идеологии, идут отнюдь не по русскому пути. Несмотря на свое шумное жидоедство, на свой постоянно провозглашаемый непримиримый антисемитизм, по характеру построения своих идеологических конструкций и по их реальному содержанию они имеют в качестве своих ближайших союзников и чуть ли не единомышленников не кого иного, а именно сионистов, проповедников еврейской этнократии, делающих центром своей идеологии “богоизбранность” евреев, их “чистоту крови”, их призвание господствовать над миром, обращая всех “гоев”, то есть все другие народы, в рабство в той или иной форме. Конечно, эта идеологическая оболочка скрывает “богоизбранность” вовсе не любых евреев, а только тех, кто реально владеет деньгами: в старину ростовщиков, сейчас мировой финансовой олигархии. Вне зависимости от отношения к евреям и так называемому еврейскому вопросу приходится признать, что значительная часть мирового финансового капитала вполне может быть названа “еврейским капиталом”, - разумеется, с учетом приведенной выше оговорки.

Русскому народу это абсолютно чуждо. И дело не только в том, что он никогда не был угнетателем других народов. Дело в том, что он может сохранить основные тенденции своей истории и культуры - то, что Лебон называет душой народа, - лишь в том случае, если он останется по своим духовным устремлениям и практическим действиям ведущим звеном, двигателем и гарантом сохранения и развития того целого, которое представляет собой российская (евразийская) цивилизация. Либо он будет отвечать этому своему историческому предназначению, либо он утратит свое историческое лицо, перестанет быть русским народом. Насильственное привнесение чуждых русскому народу космополитических по своей сущности духовно-культурных и социально-нравственных элементов (а в сегодняшней России мы это видим ежедневно и ежечасно) есть разрушение менталитета русского народа, то самое угасание его самосознания, которое - в соответствии с мечтами и планами мировой финансовой олигархии - может стать необратимым.

В-третьих, не нами, а задолго до нас замечено, что антисемитизм не является прирожденным качеством ни одного народа, тем более русского; напротив, тоже не нами, а задолго до нас замечено, что распространение разных форм антисемитизма - от вульгарного, примитивного вплоть до самого утонченного, использующего самые современные научные данные и на высоком профессиональном уровне подобранные и исполненные, мировоззренческие, социально-нравственные, культурно-эстетические и теологические аргументы, - более всего в интересах именно “еврейского (иудаистского) этнократизма”, то есть, выражаясь современным языком, сионизма. Поэтому ту часть “русских националистов”, которые строят свою идеологию подобным образом, следует для ясности признать пособниками сионизма, врагами (сознательными и корыстными или бессознательно-тупыми) врагами русского народа - скрытыми русофобами, вольными или невольными разрушителями русской идеи.

Справедливости ради надо признать, что в неявной форме высказанные нами соображения присутствуют и в труде А.А.Касьянова, но его не вполне четкие формулировки не дают надежной базы для выработки эффективной практической национальной политики, особенно в крайне запутанном (притом большей частью намеренно запутанном) “еврейском вопросе”. Мы взяли это выражение в кавычки как раз для того, чтобы читатель не забывал о фальшивости, надуманности многих аспектов этого вопроса, прикрывающих, если использовать выражение К.Маркса, “грязный еврейский интерес”. Значение “еврейского вопроса” совершенно непомерно раздуто. Мы уделили ему столько много внимания и места, чтобы более не отвлекаться (как того, наверное, хотелось бы сионистам) от позитивного анализа главного для нас - русского вопроса.

В свете всего сказанного становится ясно, что разговоры не только об этнической чистоте русских, об этнократической формуле русского национального движения исторически беспочвенны и политически вредны. Особый вред решению русского вопроса (то есть делу предотвращения катастрофы русского народа, подготавливаемой “мировой закулисой”, теневым правительством мирового финансового капитала) наносит подбрасываемая фальшивыми “ русскими националистами” идея создания некоего “русского государства”. Попробуем на минутку представить, что эта бредовая идея осуществлена на практике. Что будет в результате? Полное крушение создаваемой на протяжении многих веков русской, российской (евразийской) цивилизации; полное забвение реальной истории русского народа, который на высшей точке своего исторического подъема создал новую форму этой цивилизации - советскую цивилизацию; превращение русского народа из корневой основы этой великой цивилизации в замкнутое на интересах собственного выживания изолированное от мира племя аборигенов. Проще говоря, будут созданы условия для реализации столь популярного среди мелкодержавных шовинистов на рубеже 80 - 90-х годов ХХ столетия лозунга “чемодан - вокзал - Россия”, для превращения русских в унижаемую, гонимую народность, постепенно лишаемую национальной самоидентичности, исторически сложившегося русского народного духа - в прямом соответствии с уже упоминавшимися указаниями лютого русофоба Аллена Даллеса.

В книге А.А. Касьянова “Дух нации” этот вопрос рассматривается также в связи с вопросом о правах человека, который использовался всю вторую половину ХХ века как главный таран империалистической пропаганды в борьбе против Советского Союза, советской цивилизации и ее ядра - русского народа. “Предоставляя нерусским россиянам привилегии лишь по происхождению (по-моему, в тексте описка: правильнее сказать “по принадлежности”. - Р.Л.) к тому или иному этносу, без учета заслуг и потенциала конкретного человека, правители нарушают не только Права Человека в отношении русских. Подрубаются корни: уменьшается относительная численность русских, снижается значение базовой русской культуры, деградируют в совокупности представители русского народа. Старший брат, опора России, теряет свою силу и влияние. Это не компенсируется ускоренным развитием получивших привилегии этносов, снижая объем и уровень общенациональных достижений, конкурентоспособность нации в мире, что не оптимально для России в целом и должно быть исключено” (цит. соч., с. 280). Одно из главных условий эффективного решения этой проблемы автор видит в том, что “отменяются всякие ныне существующие привилегии нерусских народов России, всяческое проявление националистической мафиозности приравнивается к государственным преступлениям и жесточайше преследуется” (там же).

Резонно. Таким образом, такая общечеловеческая ценность, как права человека, оборачивается против тех, кто демагогически использовал ее для разрушения “империи зла”, каковой политики и идеологи мирового финансового капитала пытались представить Советский Союз, Россию, русский народ и созданную им многонациональную, но целостную и самодостаточную цивилизацию, не поддающуюся на протяжении веков экспансии западной цивилизации. Пожалуйста! Мы за права человека, однако в России прежде всего за права русского человека. К точке зрения А.А. Касьянова можно было бы добавить лишь одну поправку: вернее было бы говорить о правах народа, без полного осуществления которых не могут быть правильно реализованы права отдельного гражданина. Права же человека в различной социально-исторической среде не могут быть одинаковы. Если это положение справедливо по отношению к разным историческим эпохам, то оно, рассуждая последовательно логически, вполне справедливо и по отношению к разным странам и народам. И вот почему.

Во-первых, существующие одновременно (например, в современную эпоху) страны и народы находятся на разных ступенях развития, и это развитие, как давно доказано марксистской наукой, в технологическом и экономическом отношениях протекает крайне неравномерно; такая неравномерность - не исключение, а закон мирового развития. Разумеется, эта неравномерность сказывается на темпах развития и других форм жизнедеятельности общества, на других фрагментах, областях человеческой культуры. Уже поэтому применение единых культурных стандартов к определению содержания, качества, развитости культуры разных стран и народов есть нелепое, ничем не обоснованное насилие над национальными формами культуры, в частности культуры правовой. Да и откуда могут взяться эти единые стандарты? Наверняка какая-то страна или группа стран, пользующаяся наибольшим экономическим, финансовым, военно-техническим могуществом, предложит именно свои культурные стандарты в качестве всеобщего эталона, - так и происходит, как мы видим по усиливающимся попыткам США и НАТО навязать свои культурные стандарты едва ли не во всем, особенно в проблемах демократии, в частности в вопросе о правах человека. При этом убежденность в правоте и даже безальтернативности такого подхода выходит за границы здравого рассудка, попирая общие принципы нравственности и справедливости. Ради торжества по-американски толкуемых принципов демократии в тех странах, которые мировому финансовому капиталу чем-либо не угодили, военная машина США и их сателлитов готова вбомбить целые страны в эту самую демократию, в эти самые “права человека”. О более “мягких” санкциях можно и не упоминать: они всем очевидны на протяжении последних 40 - 50 лет.

Как ни странно, но в том, что подобная практика в межгосударственных отношениях стала если не преобладающей, то весьма распространенной, “виноват” ... Советский Союз, точнее, его ослабление и затем схождение с мировой арены. Империалисты всегда вели себя агрессивно и нагло, но после разрушения Советского Союза они буквально распоясались: акты агрессии и угрозы применения оружия, а также другие способы давления на суверенные государства со стороны США следуют один за другим каждый год. Пока существовал весомый противовес всему этому в виде Советского Союза и Варшавского оборонительного Договора, ударная сила мирового финансового капитала (прежде всего армии США и НАТО) вынуждена была вести себя на международной арене куда как осмотрительнее. Демократические принципы международного права, утвердившиеся после разгрома во Второй мировой войне Германии и Японии, признавались именно общими принципами, и их нарушения в решениях ООН, принимавшихся контролируемым США большинством голосов, носили совершенно очевидный политический характер и воспринимались мировой общественностью вполне адекватно - именно как нарушения фундаментальных принципов международного права ради достижения целей своекорыстной империалистической политики.

Сейчас США и их союзники пытаются использовать инструмент ООН подводя под навязывание своих стандартов другим странам и народам научное обоснование: “закономерность” и даже “неизбежность” глобализации жизни человечества по американским и западноевропейским стандартам и утверждения на планете “однополярного мира”, который будет существовать под “железной пятой” мировой финансовой олигархии по устанавливаемым ею законам, так что ни о справедливости, ни о демократии, ни о правах человека даже вспомнить не придется.

Во-вторых, в основе современного международного права (например, Устава ООН) лежит признание факта существования на Земле независимых, суверенных государств, и это признание является базой межгосударственных отношений. Суверенность государств проявляется во всех областях, включая право и духовную культуру, которые должны отражать самостоятельность и своеобразие пути развития каждого данного общества. Вмешательство во внутренние дела такого рода со стороны иных государств, пытающихся навязать свои порядки, равнозначны агрессии, пусть и осуществляемой без применения вооруженной силы; кстати, как мы уже отмечали выше, империалистические государства и объединения государств в последние годы считают себя вправе сбрасывать неугодные им правительства независимых стран, наносить ракетно-бомбовые удары по мирным городам и селам и системам жизнеобеспечения, даже оккупировать их территорию. Коренным принципом исторического прогресса является принцип самостоятельности развития каждого отдельно взятого общества, каждого народа. Решающее значение имеет воля народа. Ограничением может служить лишь недобросовестное навязывание народу властью устремлений агрессивного характера. На сей счет в Уставе ООН содержатся достаточно ясные оговорки. В целом же органическое социально-культурное развитие любого народа, любой страны - неотъемлемое их право, выражающее самобытность народа и его культуры, его историю и вытекающие, прежде всего отсюда тенденции будущего его развития. Все, противоречащее этому правилу не только означает насилие по отношению к тому или иному народу, но и наносит колоссальный удар по культурному генофонду человечества, по общему достоянию мировой культуры.

Изложенные соображения представляют собой принципиальную основу защиты экологии культуры каждого народа и всего человечества. Для современной России, ставшей объектом небывалой чужеземной культурно-духовной экспансии, эти принципы обязаны составить основу государственной политики. Если же этого не наблюдается, то мы можем четко определить антинародный и антинациональный характер существующего режима; пусть его руководители своей практической политикой, а не лживой политической болтовней, докажут, что это не так. Пока таких доказательств мы не видели и не видим.

Наоборот, мы видим, что нависшие над Россией две смертельные угрозы никак не парируются государственной политикой существующего режима. Первая из этих угроз - все более вырисовывающаяся как реальная возможность опасность колонизации России иностранным капиталом с последующим присвоением ее ресурсов и территориальным расчленением, то есть угроза ликвидации складывавшейся веками российской цивилизации. Вторая - угроза нравственного и физического вырождения народа с последующей депопуляцией населения, особенно коренного русского населения. Обе названные угрозы взаимосвязаны, усиливают друг друга. Практические результаты политики буржуазно-компрадорского режима Ельцина и ельциноидов показывают, что режим является эффективным инструментом в руках русофобских сил, реализуя отмеченные угрозы. Народ вымирает, национальное сознание размывается, культура (прежде всего нравственность) подрывается, лишается национальной специфики, национального достоинства. Падает воля общества к сопротивлению зарубежной культурно-духовной экспансии, подготавливающей экономическое закабаление страны. Правительственная политика не противостоит этим очевидным процессам, а по меньшей мере не препятствует им.

Имеет смысл вспомнить о неудавшейся попытке гитлеровской Германии добиться в отношении России тех же целей, которые с большей или меньшей степенью скрытости выдвигаются современными врагами России - мировым финансовым капиталом и его “пятой колонной” внутри страны. Перед нападением на СССР фашистское руководство утвердило план “Сот”, намечающий русскому народу и другим российским народностям жалкую, трагическую участь. В выдержки из этого документа приведены в статье известного русского историка Олега Платонова Генеральный план Сот по разгрому русского народа и государства”.

Важно, чтобы на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа. Оно не доставит много забот германскому руководству...”

Целью немецкой политики по отношению к населению на русской территории будет являться доведение рождаемости русских до более низкого уровня. Чем у немцев. То же самое относится, между прочим, к чрезвычайно плодовитым народам Кавказа, а в будущем частично и к Украине. Пока мы заинтересованы в том, чтобы увеличить численность украинского населения в противовес русским. Но это не должно привести к тому, что место русских займут со временем украинцы. Для того, чтобы избежать в восточных областях нежелательного для нас увеличения численности населения, настоятельно необходимо избегать на Востоке всех мер, которые мы применяли для увеличения рождаемости в империи. В этих областях мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения. Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т.п., мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей. Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно было бы приобрести на эти средства. Нужно говорить о большой опасности для здоровья женщины, которой она подвергается, рожая детей, и так далее. Наряду с этим должна быть развернута широчайшая пропаганда противозачаточных средств. Необходимо наладить широкое производство этих средств. Распространение этих средств и аборты ни в коей мере не должны ограничиваться. Следует всячески способствовать расширению сети абортариев. Можно, например, организовать специальную переподготовку акушерок и фельдшериц и обучать их производить аборты. Чем качественнее будут производиться аборты, тем с большим доверием к ним будет относиться население. Вполне понятно, что врачи также должны иметь разрешение производить аборты. И это не должно считаться нарушением врачебной этики. Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию, не допускать борьбы за снижение смертности младенцев, не разрешать обучение матерей уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней. Следует сократить до минимума подготовку русских врачей по этим специальностям, не оказывать никакой поддержки детским садам и другим подобным учреждениям. Наряду с проведением этих мероприятий в области здравоохранения не должно чиниться никаких препятствий разводам. Не должна оказываться помощь внебрачным детям. Не следует допускать каких-либо налоговых привилегий для многодетных, не оказывать им денежной помощи в виде надбавок к заработной плате.

Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе. Этой цели мы можем добиться вышеуказанными путями”. (журнал “Молодая гвардия”, 2001, № 5 - 6, с. 100 - 102. В более полном виде см. “Военно-исторический журнал”, 1960, № 1, с. 87 - 98).

Привет от Альфреда Розенберга мадам Лаховой и ее программе планирования семьи! Эта русофобская программа, цели и методы которой на удивление почти текстуально совпадают с рекомендациями плана “Ост”, упорно насаждается различными учреждениями образования и здравоохранения, фондами и общественными организациями при попустительстве и поощрении различных ветвей власти! Раньше или позже все эти пособники и организаторы геноцида русского народа будут призваны к ответственности, вслед за своими прямыми предшественниками, которые, как известно, плохо кончили. С какой стати будут допущены послабления по отношению к современным русофобам? Нет для этого ни малейших оснований.

Защита культуры невозможна без защиты самих народов, без создания благоприятных условий для развития народов (в данном случае мы говорим о русском народе и о российской цивилизации в целом), для свободного и всестороннего развития всех членов общества.

Подведем итоги

Действенная экология культуры возможна лишь тогда, когда она опирается на сохранение ее целостности, на продолжение сущностных, специфических для данного народа, коренящихся в его истории тенденций. Для современной России, находящейся в неустойчивом, “неравновесном” состоянии, это особенно важно, можно сказать, имеет решающее для дальнейшей судьбы страны и народа значение. Забота о сохранении культурно-исторической национальной и цивилизационной специфики России ни в коей мере не должна препятствовать освоению новых достижений в любой отрасли знаний и культуры всего человечества. Напомним в связи с этим указанную нами общую формулу прогресса: рост многообразия при обязательном условии неразрушения целостности - в данном случае, как самого народа, так и его культуры.

Здесь мы подошли к общемировоззренческим, социально-философским, общеметодологическим проблемам, которые, конечно же, заслуживают специального рассмотрения. Их мы и обсудим сейчас в заключительном параграфе нашей работы.

§6. Философия экокультуры

На всем протяжении предыдущего текста мы не рассматривали специально философских проблем экокультуры в ее развитии и задач философского осмысления этого развития. Однако философски подготовленный читатель вполне мог уловить, что проблемы современной экономической и экологической культуры постоянно анализировались в тесной связи с коренными для философии вопросами - об общем и отдельном, о части и целом, о целостности и многообразии, о характере прогресса (развития, движения). Собственно говоря, обсуждение вопросов такого рода (или - что почти одно и то же - рассмотрение интересующих нас проблем в данных аспектах) составляет основу философского подхода к осмыслению явлений и процессов действительности, коренными эти вопросы являются и для теории познания, и для решения знакомого со студенческой скамьи основного вопроса философии.

В самом деле, даже вопрос о познаваемости мира не может обойтись без опоры на указанные пары понятий. Если мы способны познавать (воспринимать или иметь изначально) общие идеи, то как мы можем обойтись без тех или иных проявлений общего в частном, идей - в явлениях? И сколько бы мы ни принижали эти явления, как бы ни отгораживались от их познания, мы вынуждены признавать, что эти презренные осколки низменной действительности тысячами нитей связаны со столь греющими нам душу высокими абстракциями, поскольку они - частицы общего, его законные дети, и между ними тянется генетическая связь, позволяющая установить их родство, а следовательно, распознавать в частном общее, а в общем частное. Точно так же, если мы убеждены, что мы можем познавать только отдельное, только явления, а общее - не более чем область гаданий, то мы можем, устанавливая ряд однородных явлений, охватить его в достаточной полноте, если не исчерпывающим образом, и перед нами предстает новое качество - общее, собранное из множества частных явлений, как Зенон, подбирая песчинку к песчинке, в итоге собирал новую реальность кучу, хотя для этого вовсе не требовалось собирать все песчинки мира. Не увидеть после этого общее и не познать его в его специфике значило бы расписаться в собственной интеллектуальной несостоятельности, какой бы философско-концептуальной вывеской не пытались бы прикрыть этот срам.

Правда, существуют и такие концепции, которые утверждают принципиальную непознаваемость всего сущего - общего и отдельного, сущности и ее проявлений, но это уже случай клинический, который можно определить как воинствующее невежество, как принципиальную мыслительную лень и немощь. Здесь нет и не может быть ничего философского, за исключением придуманной терминологии, поневоле изощренной. Такая позиция внешне напоминает знаменитое изречение Сократа, только до предела опошленное и лишенное его глубины и тонкости, и звучит оно примерно так: ничего не знаю, знать не могу и не хочу, а уж коли я не могу знать, значит, это принципиально невозможно...Но если человек способен познать хотя бы частичку себя, то он может познать свое отношение к миру, а следовательно, в принципе может познать все!

Познание человеческим разумом рода человеческого как части биосферы (а ее, в свою очередь как части и продукта космоса, Вселенной), как своего “дома”, как условий, в котором он существует, и познание всех этих условий, всего окружающего мира по частям, по различным уровням общности (скажем, человечество от уровня цивилизаций и народов до отдельного человека) невольно приводит к признанию фундаментального характера названных выше проблем: общего и отдельного, целого и части, целостности и многообразия, а главное - их взаимосвязи. Сущность этих взаимосвязей и составляет предмет философского обоснования проблем экокультуры.

В самом деле. Если мы берем за исходное отдельного человека с его потребностями и интересами, без реализации которых он просто не может существовать, то эти потребности и интересы властно требуют от своего хозяина искать и находить (значит, и познавать) предметы своего удовлетворения и способы своей реализации. Человек, таким образом, вынужден познавать и окружающий мир, и свою связь с ним: предметное богатство мира и его законы как правила своей практической деятельности. Чем лучше он знает мир, чем шире он осведомлен о реальных и потенциальных взаимосвязях между собой и окружающим миром, тем успешнее может быть вся его многосторонняя и многообразная практическая деятельность, в которой его потребности и интересы не просто удовлетворяются, но и сами становятся многообразнее, тоньше, совершеннее, разумнее (все это в идеале, конечно: общественный строй, образ жизни вносят свои коррективы, и далеко не всегда в лучшую сторону). Поэтому взаимосвязи человека с окружающим миром должны быть рассматриваемы в первую очередь как проблема сугубо практическая: не сам по себе человек, не просто его потребности и интересы, а именно взаимосвязи человека с окружающей средой по поводу постоянно развивающихся (здесь нельзя допускать вульгарного толкования вроде: умножающихся, растущих, расширяющихся), “окультуривающихся” потребностей и все более многообразных интересов служат основой всей человеческой практики. В процессе своей практической деятельности человек осваивает мир в двух смыслах - как предмет познания и как объект преобразования в своих целях. Абсолютизация потребностей и интересов в ходе такого освоения мира привела бы - и обязательно приведет - к нарушению взаимосвязи части и целого, независимо от того, что мы возьмем за исходный пункт: рассматриваем ли мы как целое весь окружающий мир, а человека как его часть, или, наоборот, идем по тропе антропоцентризма и человека рассматриваем как центр мира, как пуп Вселенной. Когда мы абсолютизируем окружающий человека мир, а человека с его потребностями и интересами представляем только как нечто подчиненное окружающей действительности, как пассивное проявление объективных закономерностей, мы тем самым игнорируем практическую направленность человеческого познания, обходим вниманием способность человека познавать и использовать объективные законы природы, общества и собственного мышления в своих целях, даже если они, эти цели (пока человечество, образно говоря, еще не встало с четверенек) сформулированы некорректно, а то и вовсе неверно, поскольку потребности и интересы поняты неправильно (почему неправильно, это - другой вопрос, хотя тоже важный и интересный). Суть дела не только в познании окружающего мира и не только в самопознании человека и человечества, а именно в ясном представлении о содержании и характере взаимосвязи человека и мира на данном уровне развития и мира, и человека.

Экология культуры имеет главным своим предметом познание и посильную регулировку этой взаимосвязи; если в центр ее внимание ставится что-либо иное, то речь должна идти о подмене предмета экологии, скажем, каким-то комплексом конкретно-научных дисциплин, который назван экологией в угоду моде.

Если же мы обратимся к основному вопросу философии, как он фигурировал в идеологических сражениях ХХ века, то и для его анализа, как нам представляется, вполне достаточно перечисленных выше вопросов, во всяком случае, необходимое минимальная интеллектуальная база обеспечена. Что бы ни избиралось в качестве первичного - материя или сознание, пара “первичное - вторичное” образует нечто целое, в котором одно играет ведущую роль, роль сущности, а другому достается роль проявления данной сущности. В этом случае две части целого оказываются неравноправны, притом изначально, по определению:

- либо материальный мир с его законами командует человеческим сознанием и практикой, отчего происходят как принижение возможностей человеческого познания, так и ограничение человеческой практически-преобразующей деятельности по ее способам, масштабам и пр.;

- либо человек командует материальным миром сообразно своим не только потребностям, но и прихотям, безотносительно к адекватному познанию и выверенному использованию объективных законов материального мира - от устоев и правил преобразования непосредственно окружающей его среды и вплоть до самых общих закономерностей жизни Вселенной, в том числе и тех, которые пока не познаны и трудно сказать, когда будут познаны.

В обоих случаях, как нетрудно заметить, искажаются именно взаимосвязи целого и части, общего и отдельного, сущности и ее проявлений, целостности и образующего ее многообразия. В первом случае лишается своего назначения и смысла творческое начало в человеке, в его познании и практике, которые оказываются по своей внутренней сути способами пассивного приспособления к правилам и ограничениям, заданным извне, окружающей средой. Во втором случае человек как субъект познания и действия истолковывается как источник субъективизма и волюнтаризма, - и тогда познание утрачивает свое объективное содержание (во всяком случае, оно становится необязательным), а практические действия неизбежно утрачивают обязательность их надежности и эффективности, они могут равным образом вести и к успеху, и к поражению, оказываться когда полезными, а когда явно вредными и для окружающей среды, и для самого человека, разрушительными по отношению к условиям его существования. Если оглянемся на историю ХХ века, то легко заметим массу примеров обоих этих случаев.

В философской литературе последнего десятилетия заметное место рассмотрению данной проблематики уделено в монографии профессора МГУ А.М. Ковалева «Целостность и многообразие мира. Философские размышления» (т.1, М., 1996). И хотя автор допускает некоторое преувеличение, все же в основном он, безусловно прав, упрекая философию за отставание в решении проблематики, которой посвящен его труд: «Хотя конкретные науки уже накопили необходимый материал для того, чтобы сделать значительный шаг вперед в раскрытии всеобщих законов природного мира, в философской литературе до сих пор эти данные обобщаются слабо. Продолжается в значительной мере “пережевывание” старых догм относительно материи и в частности ее независимости от сознания, наличия трех законов диалектики, времени и пространства как форм существования материи и т.д. Что же касается открытия новых всеобщих законов природного мира, то в философской науке эта проблема фактически не встала и до сих пор. Одним словом, философские взгляды не только не находятся на уровне современных проблем науки, но и отстают от него на целое столетие.

А между тем к обоснованию единой картины мира следует идти различными путями - не только “снизу”, путем развития конкретных естественных и общественных наук, но и “сверху”, путем развития самой философии и ее общих законов. Однако этому не способствуют все чаще раздающиеся голоса о том, что философия это не наука, а мировоззрение или даже идеология» (с. 16. Чтобы не возвращаться к данному промежуточному вопросу, заметим, что она, бесспорно, есть мировоззрение, а при соблюдении некоторых важных условий также и идеология).

В целом, как мы уже отмечали выше, это необходимая, здравая постановка вопроса. Автор проделал большую работу, рассматривая различные аспекты избранной им проблематики. И он прав, настаивая на необходимости восстановить в правах научные подходы, научные приемы, вообще науку в философских исследованиях.

Однако это лишь одна сторона вопроса о преодолении отставания современной философии. Другая состоит в том, что философия, обязанная пользоваться правилами, приемами и способами научного анализа, все же решительным образом отличается от любой конкретной науки, естественной или общественной, имеет свою специфику по подходу к объекту познания и по способу мышления.

Использование научных методов для философии жизненно необходимо, без этого она может лишиться научного достоинства, объективности своего содержания. Но этого все-таки для успешного развития философии недостаточно: она может оказаться в положении некоей общей конкретной науки, своего рода надстройки над конкретными науками. Не получится ли так, что она не имеет собственного места в системе наук, собственного предмета, а лишь занимается обобщением данных конкретных наук? А ведь известно, что это с гораздо большим успехом проделывают широко мыслящие, способные к применению мировоззренчески-обобщающего подхода представители самих конкретных наук. При предлагаемом же отношении к роли и назначению философии вне поля зрения и внимания могут оказаться те или иные вопросы специфики философии и философского мышления, да и они сами. А ведь именно это существенным образом отличает философию от всех других областей научного знания - делает ее философией.

У двух великих основателей современного научного мировоззрения, при всем их единомыслии, размышления относительно предмета философского мышления были все-таки не вполне одинаковыми, Маркс не оставил никаких категорических высказываний на сей счет: задуманная им работа по диалектике так и не была осуществлена. Помешали поглощенность экономическими исследованиями, деятельность по созданию Международного Товарищества Рабочих, анализ наиболее важных событий ХIХ в., необходимость полемики по всем этим вопросам, болезни и иные житейские трудности. Энгельс тоже занимался этими проблемами, однако не забывал работы по обобщению и систематизации уже проделанного ими обоими: “Анти-Дюринг”, “Развитие социализма от утопии к науке” и незавершенная “Диалектика природы” как раз и принадлежат к трудам именно такого рода. Насчет философии Энгельс давал четкий прогноз: расширение возможностей познания методами конкретных наук приведет к тому, что область философии будет сведена к формальной логике и диалектике. И хотя формы мышления и его методы у Энгельса ничуть не утрачивали содержательности, связи с объективной реальностью, все же здесь мы видим выделение философии именно по предмету, по объекту анализа, тогда как, по нашему мнению, любой предмет исследования есть объект изучения средствами конкретных наук.

В чем же можно обнаружить различие в подходе к философии у Маркса и Энгельса? По меткому замечанию Ленина, “Если Marx не оставил Логики (с большой буквы), то он оставил логику “Капитала”, и это следовало бы сугубо использовать по данному вопросу. В “Капитале” применена к одной науке логика диалектика и теория познания <не надо 3-х слов: это одно и то же> материализма, взявшего все ценное у Гегеля и двинувшего сие ценное вперед” (Полн. собр. соч., т.29, с.301). Действительно, взглянув на содержание “Капитала”, что называется, “с высоты орлиного полета”, мы заметим, что обобщающие формулировки в экономическом исследовании Маркса достигают философской глубины и имеют общеметодологическое значение в тех случаях, когда он, упрощенно говоря, занимается анализом не столько тех или иных предметов, явлений, процессов, сколько их взаимосвязями, - начиная со знаменитого, зачастую ставящего в тупик изучавших марксизм людей, положения: ”собственность есть отношение”. И так - по всему тексту, в исследовании любых вопросов развития капиталистической экономики и истории мирового хозяйства и базирующегося на нем мироустройства.

Относится это не только к “Капиталу”. В гениальном наброске нового мировоззрения - “Тезисах о Фейербахе” Маркс фактически дает своим последователям прямое указание пути философского исследования действительности. Таково знаменитое и даже слегка затасканное определение сущности человека как ансамбля, совокупности общественных отношений. Маркса, как видим, интересуют не какие-либо предметные характеристики, выделяющие человека из природы, из всего живого мира, а именно система взаимоотношений и взаимосвязей, в которую включен человек как член общества. О человеке и особенно о его сущности можно философски размышлять и верно понять его философски выделенную сущность, только познавая и познав его взаимосвязи с окружающим миром (имея в виду весь доступный восприятию и практически освоенный либо осваиваемый мир), включая “микросреду” (все условия его жизни, а не только реальности “микросоциологии”) - природную, этническую и т.д. Иначе говоря, должны быть уловлены, вычленены, определены, поняты, изучены его взаимоотношения и взаимодействия с теми явлениями и предметами, в контакте с которыми он образует то или иное целое, включен в более или менее устойчивую единую ситуацию - вне зависимости от того, сознает ли он эту ситуацию как поглощающую его существо целостность, или же не сознает. Таких ситуаций разного уровня, таких взаимосвязей, отношений, в которые включен человек, очень много. Дело исследователя - определить их жизненную важность и актуальность для человека (по соответствию содержанию его потребностей и интересов, их направленности и интенсивности, а значит, мотивам его поведения), установить их иерархию по целям и способам человеческих действий.

Таков собственно философский подход к проблеме человека, такова философско-методологическая основа для конкретного анализа различных сторон человеческой деятельности. А завершающим этапом такого анализа становится философское восстановление целостности предмета исследования - целостности, обладающей сложной и специфичной для нее внутренней структурой и разветвленной системой “внешних” взаимосвязей. Завершающим этапом - не потому, что тем самым якобы достигается некая абсолютная истина, а потому, что человек, рассматриваемый в данной конкретно-исторической обстановке (как и его деятельность, взятая во взаимосвязи со средой), вновь предстает как целостность.

Если говорить, например, о познании и оценке человеческой личности, то она должна быть осознана в плане всех ее существенных взаимосвязей и отношений с окружающей средой в целом, с ее разными фрагментами, например, с другими людьми, и качество этих взаимосвязей и отношений наиболее важно. Лишь идя по этому пути, мы сможем правильно представить личность как особую целостность.

Природа человеческого познания такова, что любой его объект может быть поначалу опознан, а затем воспринят именно как целостность - и только как целостность: что это такое, каково может быть мое взаимодействие с этим объектом, какой вред или польза могут воспоследовать вследствие контактов с ним? Причем путь формирования непосредственного восприятия (с постановкой аналогичных вопросов) по существу ничем не отличается от самых специализированных и насыщенных мудреной терминологией научных исследований, - меняется форма поставленных вопросов, а человек, дающий имя воспринимаемому объекту, когда он обряжается в мантию ученого, оснащает это имя россыпью терминов.

Дальнейшее знакомство с объектом состоит в членении (большей частью мысленном) его на части, определении их свойств и предназначения, их взаимосвязей, то есть структуры, с дальнейшим дроблением частей на более мелкие, по отношению к которым часть более высокого уровня выступает в роли целого. Конкретное научное познание любого элемента, на любом уровне начинается с вычленения и восприятия его как особого целого и завершается синтезом познанных его частей и взаимосвязей между ними, в совокупности образующих целостность более высокого уровня, чем любой из этих элементов.

Познание любой целостности невозможно, во-первых, без познания типа, характера содержания и силы (интенсивности) взаимосвязей составляющих ее элементов, которые в совокупности образуют ее структуру, представляют собой организацию ее внутреннего содержания; иначе говоря, структура любой целостности лишь тогда имеет право так именоваться, когда она не формальна, а содержательна, когда в ней воплощено специфическое, существенное содержание данной целостности. Во-вторых, познать ту или иную целостность нельзя без того, чтобы определить ее как отдельное, как часть целостности (целостностей) более высокого уровня, причем во взаимосвязях с другими объектами познания - как того же уровня, так и более высокого. При таком исследовании объекта он вновь берется как целостность, но уже достаточно изученная.

Человеческое познание мира всюду обнаруживает тягу к выявлению и осмыслению сущности целого, - даже “видимую” с помощью различных приборов Вселенную и даже весь беспредельный космос наука пытается представить как некую целостность, отыскивая аргументы в пользу существования и действия единых для всего Мира закономерностей движущейся, меняющей свои формы материи, строя модели единого поля и т.д. Как тут не вспомнить о великом мыслителе средневековья Николае Кузанском, который еще в ХV веке пытался представить бытие и существование Мира как “бесконечный максимум”, как “абсолютный единый максимум”, единый, однако, не сам по себе, а вследствие наличия имманентной всему Миру, но потусторонней силы - Бога, а не вследствие каких-либо “внутренних”, выражающих сущность Мира естественных законов. Впрочем, у Кузанца формулировка этой высшей целостности имеет по преимуществу сугубо теологическое содержание, ибо требуется представить этот “абсолютный максимум” и поверить в его существование. И все же зададимся вопросом: а чем это отличается от попыток естествоиспытателей ХХ и ХХI веков представить целостность всего обозримого и необозримого космоса и отыскать всеобщие естественные, природные взаимосвязи, могущие дать реальную опору для утверждения представления о такой “абсолютной”, возможно наивысшей - всемирной целостности? По результату - пока - ничем. И в содержательном плане космологические, физические и астрофизические гипотезы современности недалеко ушли от постулата Николая Кузанского: “Абсолютный максимум единственен, потому что он - все, в нем - все, потому что он - высший предел” (Николай Кузанский. Избр. соч., М., Соцэкгиз, 1937, с. 8). Что ж, давайте вместе верить в это или в современные гипотезы? Другого варианта пока не видно.

Как бы то ни было, идея единства Мира, целостности всей Вселенной имеет своим следствием установить иерархию законов - от самых общих до частных, относящихся к существованию и развитию низших классов явлений, сугубо специфических процессов, предметов, явлений, отношений. Знаменитое кантовское “звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас” в соответствии с таким подходом должно иметь некое общее фундаментальное основание и, следовательно, какие-то общие черты, сходные проявления, а значит, скрытую в глубинах Бытия общую сущность.

Физика и математика, геология и биология обязаны, таким образом, обнаруживать сходство и родство с законами нравственности и справедливости, с принципами и нормами художественного освоения мира, с закономерности человеческой психологии, ощущений, представлений, творческого воображения и разума. А ведь так оно и есть. Открытые Пифагором семь нот оказались достаточными для того, чтобы в них и через них укладывалось все музыкальное богатство мира - от “трудовых” песен древнеегипетских рабов и волжских бурлаков, колыбельных напевов и частушек до величественных симфоний, искрометных оперетт и оглушительных завываний современных эстрадных, однообразных по сути, вариаций на тему светошумовых эффектов, оригинальных костюмов с попытками приблизить их к костюмам Адама и Евы и изощренных телодвижений. И на все про все - 7 нот!

Хотя и разных регистров, с бемолями и диезами. Столь же единую физическую основу имеет все буйство красок природы, преобразованное в многообразие живописного воспроизведения действительности в рамках многочисленных эстетических систем, разнообразных художественных школ и течений, самобытных национальных и региональных традиций. Всего семь основных цветов спектра - именно на них разлагается привычный для нашего глаза “белый свет” Солнца. Так фундаментальные свойства материи и энергии смыкаются с принадлежащими, по всеобщему признанию, к высшим продуктам духовной культуры результатами творческого воображения, а то и прихотей отдельных индивидуальностей. Такая вот получается физика человеческого духа.

Что вытекает из подобных научно установленных черт сходства и родства, с одной стороны, фундаментальных (и в каком-то отношении - элементарных) свойств материального мира, а с другой - продуктов человеческого ума и воображения, во многих из которых физикой, если так можно сказать, и не пахнет? Для нас в данном случае важна констатация закономерной взаимосвязи совершенно разных, казалось бы, классов явлений, принадлежащих к совершенно разным сферам действительности. Ибо отсюда логично вытекает идея именно взаимосвязи, а значит, и обратной связи - хотя, разумеется, в разных формах, которые еще предстоит установить, вычленить и исследовать. Но в общем виде - как говорится, в первом приближении - уже можно сформулировать следующее правило, в чем-то сходное с кантовским императивом: к материальному миру, окружающему человека, вполне приложим закономерности человеческого познания и чувственно-практического освоения действительности, в частности, принципы и нормы нравственности, справедливости и законы красоты, то есть эстетического освоения действительности. Разумеется, в преобразованном в соответствии с особенностями того или иного фрагмента объективной реальности виде, а не механически - прямолинейно. Нарушение этих законов, норм и правил, отступление от них в практической деятельности человека и человеческих общностей разного уровня - вплоть до человечества в целом означает нарушение взаимосвязей человека с окружающим миром. Оно чревато непредсказуемыми неблагоприятными для самого человека последствиями, означает разрушительное воздействие человеческой практики на условия окружающей природной среды - на условия своего собственного существования и развития как в настоящем, так и в будущем, которое ставится под вопрос.

Сформулированная выше закономерность наличия обратной связи во взаимодействии Человека и Мира дает ответ на вопрос: как должна развиваться культура человечества вообще и в частности экономическая культура? Только в тесной взаимосвязи с экологической культурой, основу которой составляют не только результаты исследования природных закономерностей разного уровня, но и культурный прогресс человека и человечества, рост просвещенности и духовности человеческого общества - не только в направлении усвоения духовных ценностей как таковых, но и, главное, в насыщении этими ценностями всей своей практически-преобразующей (экономической) деятельности. Иначе говоря, в постоянной ориентации своей исторической практики на идеалы Истины, Добра и Красоты.

Человечеству пока до этого еще очень далеко, но дело не безнадежно, когда ясна цель. Как говорится, дорогу осилит идущий.


Приложение 1

ЭНВАЙРОНМЕНТАЛЬНАЯ ЭТИКА

Фундаментальные основы

С 1 по 5 июня 1997 г. В Сеуле в рамках Всемирного дня окружающей Среды проводился “круглый стол” по проблемам энвайронментальной (экологической) этики. Я получил возможность выступить на этом заседании в качестве представителя Российских общественных экологических организаций.

К сожалению, по ряду обстоятельств моя поездка в Сеул оказалась невозможной. Ниже приводятся краткие тезисы, которые были зачитаны во время заседания.

ОСНОВНАЯ ПРЕАМБУЛА

Трудно представить себе, что выход из надвигающегося экологического кризиса может произойти в рамках современных присваивающих цивилизаций. Человечество стоит перед задачей беспрецедентной трудности - перед необходимостью формирования новой цивилизационной парадигмы. В основе этой цивилизации должны лежать принципы новой этики, которую естественно называть эвайронментальной этикой.

ТЕЗИСЫ

1. Этика периода наступающего глобального экологического кризиса должна иметь в своей основе систему законов развития биосферы, и взаимодействие человека и биосферы должно следовать этим законам.

Игнорирование человеком законов развития биосферы - основа его деградации как биологического вида.

2. Человечество взаимодействует с Природой как единый вид. Поэтому при всем современном многообразии цивилизаций во взаимоотношениях Природы и Человека должны присутствовать некоторые общие правила, нарушать которые человек не имеет права ни при каких обстоятельствах. Задача энвайронментальной этики расшифровать эти правила. Задача гражданского общества обеспечить их выполнение.

3. Центральный постулат энвайронментальной этики гласит, что биосфера может существовать без человека, а человек не может жить без биосферы, и даже при незначительном отклонении ее средних параметров от современных его пребывание на планете окажется невозможным. Значит, человек должен жить в условиях коэволюции биосферы и общества. Только совместно с развитием биосферы человек может сохранить себя на планете.

4. Принцип равенства перспектив поколений: Человек обязан думать о будущем своего биологического вида, о том, чтобы его потомки были обеспечены земными ресурсами так же, как современные поколения.

Этот принцип можно еще назвать принципом ответственности за род человеческий. Он противоречит утвердившимся в сознании большинства людей принципам рынка, которые утверждают лишь сиюминутную выгоду: зачем нам думать о наших потомках, если они не способны думать о нас!

5. Принцип равенства энвайронментальных возможностей человека: каждая нация, каждое полиэтническое образование, именуемое государством, имеет право расходования невозобновимых ресурсов пропорционально количеству населения, живущему на территории этого государства.

6. Принцип консервации: человек в своей деятельности должен стремиться предельно сократить свое воздействие на природные циклы круговорота веществ, стремиться не вводить веществ, не свойственных природному круговороту.. Он должен стремиться сохранить очаги естественных экосистем, как основной залог стабильности нашего общего дома - биосферы.

7. Принцип согласия: квоты расходования невозобновимых ресурсов устанавливаются Организацией Объединенных Наций на основе консенсуса. Подготовка системы квот совершается специальным Советом профессионалов, не связанных с коммерческими структурами и не являющихся представителями государств или государственных служащих.

Президент Российского Зеленого Креста,

Национальной организации ЮНЭП,

Действительный член Российской академии наук

Н.Н.МОИСЕЕВ.

(Из книги: Н.Н.Моисеев. С мыслями о будущем России. М., 1997, с. 196 - 199).

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО НАРОДАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Группа ученых - ректор МЭИ, профессор Е.В.Аметистов, академики Д.С.Львов, Г.В.Осипов, автор этой книги и ряд других представителей науки решили обратиться с воззванием к народу нашей страны. Меня попросили написать черновой вариант письма. После определенной редакторской правки и некоторого сокращения наше обращение было направлено в ряд газет, однако оно было напечатано только в одной газете и то в весьма усеченном виде. И не как обращение к народам России, а как “мнение ученых”.

Ниже публикуется тот первоначальный текст, который был мной подготовлен для обсуждения нашей группой “обеспокоенных ученых”.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО НАРОДАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Президенту России,

Премьер-министру,

Бывшему Президенту СССР,

Председателям обеих палат парламента.

Состояние страны таково, что дальнейшее следование существующим тенденциям развития процессов во всех сферах нашей жизнедеятельности - в экономике, управлении, международных отношениях, в сфере образования, науки, культуры, в морально-нравственной сфере подобно смерти для нашей нации!

Пришло время со всем мужеством, присущим нашему народу, увидеть реальность во всей ее неприглядности, понять место России в развивающемся мире, структуру противоречий, оценить наш потенциал развития и, опираясь на него, сформировать реалистические цели общества. Способные воодушевить народ на новый подвиг, дать веру в будущее, которая не раз спасала Россию в минуты роковые. А, вероятно, никогда со времен Смутного времени ХVII в., со времен Семибоярщины наша Страна не находилась в таком мучительном и опасном состоянии, в котором она оказалась в 1997 г.!

1. Россия находится сейчас в глубоком кризисе - духовном, моральном, экономическом...Состояние ее экономики продолжает ухудшаться, власть теряет авторитет и возможности эффективно управлять страной, нищета продолжает расти, как и разрыв в уровне благосостояния различных слоев населения, который становится угрожающим. Растет чувство безнадежности, и накапливается опасный потенциал для народного взрыва. Но для того, чтобы найти верное решение, необходимое для преодоления нынешнего кризиса, - решение, отвечающее духовной сути нашего народа, мы должны не просто трезво оценить реальность, но и услышать голос нации. Необходимо широкое публичное обсуждение перспектив развития страны, ее государственного устройства и возможной нашей ниши в мировом сообществе. Необходимо обсуждение на основе глубокого учета природных условий и современного положения страны в мировом сообществе.

2. Нам не на кого рассчитывать, кроме как на самих себя, и ждать чьей-то помощи не приходится. У нас очень тяжелое положение - мы практически лишены друзей. Никто не заинтересован в нашем экономическом и политическом благополучии. Здесь не должно быть иллюзий. Западная Европа никогда не могла примириться с самим фактом нашего существования, нашей мощи, нашей культуры. Мы всегда были и будем ее духовной и экономической альтернативой. Таков перст нашей судьбы! И это надо принять как данность.

Восточная Европа была с нами лишь в те времена, когда мы обладали военной и финансовой мощью. Америка продолжает видеть в нас опасных военных конкурентов. Мусульманский Юг стремится воспользоваться нашей слабостью и беспомощностью правительства. На Тихоокеанском Востоке уже сейчас поднимаются силы, представляющие грозную опасность.

Мы снова - осажденная крепость, как и раньше, только теперь мы лишены былой силы, и с нами перестают считаться.

3. Прежде чем принимать какое-либо стратегическое решение, народ и интеллигенция в первую очередь должны определить и принять не только разумом, но и сердцем своим место нынешней России в планетарном сообществе, определить свои потенциальные возможности и помочь сформулировать политикам их задачи и обязанности. Не должно быть никаких иллюзий о “светлом Завтра”, но и нельзя предаваться отчаянию. Нельзя не учитывать того, что нам есть на что опереться! Не только то, что дала нам Природа и наша история. Но и та организация планомерности, которая, при всей ее гипертрофированности, накопила огромный опыт управления крупными хозяйственными организмами. И этот опыт не только наше, оно планетарное достояние.

Нация должна знать свои возможности и свои трудности и мобилизовать свою энергию на их преодоление.

4. Обсуждая перспективы, мы должны учитывать, что у нас чрезвычайно тяжелые климатические условия - мы самая холодная страна в мире: энергетические затраты, необходимые для того, чтобы просто выжить, в три раза больше, чем в Западной Европе. Основные наши земли, на которых мы выращиваем хлеб, находятся в области рискованного земледелия, и наше сельское хозяйство не может в принципе быть конкурентоспособным на мировом рынке. Мы обладаем огромными природными ресурсами, но они лежат в труднодоступных районах, лишенных всякой инфраструктуры. Поэтому расчет на то, что мы способны быть благополучным сырьевым придатком “благополучных” стран, тоже является иллюзией.

Но самое страшное - моральная деградация населения, потерявшего веру в возможность благоприятных перспектив. Задача интеллигенции раскрыть эти возможности и сказать СЛОВО, способное вселить надежду, а задача средств массовой информации донести ее до 150 млн. граждан нашего государства.

5. Мы должны также принимать во внимание наличие глубоких противоречий в обществе. Средства массовой информации делают акцент на противостоянии “коммунистов” и “демократов”. Это прямая дезинформация о реальной политической обстановке в обществе. В действительности партии играют минимальную роль. Главное противоречие, которое определяет политический климат страны, это противоречие между компрадорским капиталом и формирующимся национальным капиталом, т.е. между промышленно-финансовыми структурами, стремящимися играть в интересах уже сложившихся международных корпораций, и рождающимися национальными монополиями. Иными словами - идет борьба между южноамериканским и “японским” путями развития. Будущность России будет зависеть от исхода этой борьбы, содержание которой понимается пока очень плохо.

Важнейшая задача государства уберечь нашу страну от возможного сползания на южноамериканский путь развития капитализма. Для этого необходимо выработать долгосрочную программу поддержки отечественной промышленности и формирования внутреннего рынка, здоровье и емкость которого служат индикатором здоровья страны и ее экономики.

5. Таким образом, необходима оптимистическая стратегия развития страны, т.е. обустройства той огромной территории, которой нас наградила судьба. Не иллюзии о грядущем рае, а консолидация нации вокруг реальных возможностей. Не попытки возврата к старому, что грозит новой кровью и страданиями народа и сами мысли о котором смертельно опасны, и не мечты о новом рае и великой империи, а согласованная работа нации. И она должна проявляться не в борьбе за власть так называемых партий, а в реализации некого плана, лучше сказать некоторой схемы действий. Его будет уместно назвать планом ГОЭЛРО-2 по аналогии с планом ГОЭЛРО, который позволил Советскому Союзу к 1925 г. Быть единственной страной среди европейских стран, принимавших участие в первой мировой войне, промышленность которой вышла на довоенный уровень.

Этот план должен обеспечить народу достойное существование и возвращение чувства собственного самоуважения.

Такую схему действий не может выдумать правительство - она должна родиться в результате широкого обсуждения. Она должна выйти из народа, и народ ее должен принять.

И хочется верить, что среди средств массовой информации найдутся порядочные люди, обладающие чувством ответственности за будущее нашей Родины и которые захотят предоставить информационные возможности не предвзятому, а доброму, вдумчивому и лишенному идеологической направленности разговору сограждан различным суждениям о возможном будущем, ради которого нам еще предстоит многим пожертвовать.

6. Условимся называть термином “ГОЭЛРО-2” те стратегические установки (ориентиры), которые помогли бы России найти достойную нишу в мировом сообществе. Вот эту тему мы и предлагаем для публичного обсуждения.

И в этом Обращении мы попытаемся высказать несколько предварительных суждений в качестве некоторой базы для общенародной дискуссии.

7. Единственное оружие, которым располагает человек, а значит и народ, которому необходимо преодолеть трудности на своем пути, это знания и нравственность. Это первое, во имя чего следует поступиться всем остальным. Будут знания, будут найдены и новые технические и экономические решения, найдены новые способы преодоления трудностей, связанных с природными условиями. Образование и наука - первый пункт плана ГОЭЛРО-2. Его реализация может опереться на еще не полностью уничтоженную систему образования и воспитания, которые были созданы в Росси за последние 150 лет.

Еще не поздно объявить программу целенаправленной передачи эстафеты мысли и знаний. Научные школы еще существуют. Есть еще люди, которые способны нести и передавать эстафету культуры и знаний. Но времени для передачи эстафеты осталось совсем немного! Еще несколько лет, и нашим потомкам придется начинать с чистого листа. Как при Петре Великом.

8. Развитие образования, соединение науки и обучения позволит опереться на те ростки новых технологий, которые еще не полностью затоптаны нашим неумением жить в мире транснациональных корпораций и общаться с нашими потенциальными конкурентами. Эти ростки могут оказаться тем фундаментом, на котором мы сможем построить новое здание Российского государства, для которого в силу природных условий только развитие высших технологий открывает путь к достойному положению в мировом сообществе.

9. Мир быстро меняется: двуполюсность исчезла. Остался один полюс силы, выполняющий, как показывают события в Персидском заливе и Югославии, роль жандарма. В то же время интеллектуальное и экономическое могущество планеты перемещается в Западную Европу и Тихоокеанский регион. Самый короткий и самый дешевый путь, связывающий эти центры, формирующие облик будущих десятилетий, - Россия. И это обстоятельство мы обязаны использовать подобно тому, как наши предки использовали “путь из варяг в греки”. Он даст не только экономический эффект, но и позволит использовать все те технологические и культурные достижения, которые рождаются на обоих концах этого евразийского моста.

10. Развитие этого моста - сухопутного, воздушного и морского (Сибирский морской путь) позволит развить и ту инфраструктуру, которой так не достает для того, чтобы использовать те богатства, которые нужны не только нам, но и всей планете.

11. Но, может быть, самое главное - добиться равноправного положения в мире транснациональных корпораций. А для этого, прежде всего, необходима государственная поддержка нашим рождающимся корпорациям, таким, как “естественные монополии”. Здесь очень важен пример Японии, Тайваня и других стран, обеспечивших прорыв на верхний этаж “мира ТНК” своих национальных корпораций, которые сделались постепенно транснациональными. Если мы этого сделать не сумеем и, не дай Бог, позволим их раздробить или продать за рубеж акции предприятий, эксплуатирующих наши недра, то о национальном престиже, национальном капитале и благополучном будущем говорить не придется. Нам останется только “помахивать хвостиком”, демонстрируя свое верноподданичество новым хозяевам.

12. Русский народ - это народ-строитель. В его культуре, основе его цивилизации лежит то, что иногда называют соборностью. Это стремление к общему делу. Благодаря этой особенности нашего духовного мира мы одолели Смуту ХVII в., изгнали полчища Наполеона, разгромили фашизм. Благодаря этому мы преодолели послевоенную разруху и сделались вторым государством мира. И выйти из кризиса мы сможем, лишь дав народу новое общее дело. И в этом великом переломе решающей является роль государства, способного опереться на талант и образованность народа и опыт управления крупными корпоративного типа хозяйственными организациями, в чем у нас есть чему поучиться и “цивилизованному миру.

НЕОБХОДИМЫЙ КОММЕНТАРИЙ

В Приложении 1 главное для темы нашей книги - это первый из помещенных здесь документов академика Н.Н.Моисеева.

Открытое письмо значительно слабее по содержанию, но опубликовать его было необходимо, во-первых, потому, что участь этого документа демонстрирует полное пренебрежение властей к мнению научной общественности и невежественность и цинизм СМИ - “четвертой власти”, как их иногда именуют. Легко представить себе разрыв между постоянно звучащими декларациями о якобы наступившей в России “свободе слова” и действительным положением вещей, если такому ученому с мировым именем, как академик Моисеев, и его коллегам не дают возможности высказаться публично по вопросам, представляющим первостепенный интерес для страны и народа. Конечно, это следовало исправить.

Но коль уж “Открытое письмо” предано гласности на страницах нашей книги, придется высказать некоторые замечания, несмотря на то, что его автор не сможет, к сожалению, ни ознакомиться с этими замечаниями, ни ответить на них.

Документ содержит ряд противоречий и слабостей, которые снижают его значимость. Указать на них необходимо потому, что они являются частью мифологем, усердно запускаемых в общественное сознание, и без того сбитое с толку “безумными” (бывают и у А.И.Солженицына верные высказывания!) “реформами”.

Центральная идея “Письма” - о необходимости выработки и реализации общегосударственного плана ГОЭЛРО-2 - приходит в противоречие с предложением оказывать всемерную государственную поддержку национальному капиталу. Как это выглядит в реальности, уже достаточно ясно показала приватизация национального достояния, которую правильнее назвать организованным разворовыванием. И это (то, что получилось в результате разграбления народного добра?, народ этого назвал «прихватизацией» и «чубайзацией») можно назвать “национальным капиталом”? Кстати, “государственная поддержка национального капитала” продолжается в тех формах, которые приводят автора в недоумение: разрушаются “естественные монополии”, растаскиваются по частям те “крупные хозяйственные объединения”, которые равнозначны ТНК и в сохранении и развитии которых - надежда на преодоление кризиса и на будущее России, например, единая транспортная сеть, единая энергетическая система. Здесь заблуждения особенно неуместны, даже смешны: переданные в частную собственность гигантские объединения и крупнейшие предприятия будут в первую очередь обслуживать именно частные, но отнюдь не общенациональные интересы, к которым принадлежит и экологическое благополучие России, не говоря уж о насущных интересах большинства населения, лишенного собственности, бедствующего и даже вымирающего - в мирное то время!

Наивным выглядит предложение о поисках собственной “ниши” России в мире ТНК. Есть у России своя ниша в мире (не надо путать его с миром ТНК): громадная территория, несметные природные ресурсы, традиции самобытной и самодостаточной российской цивилизации, великий народ, прорвавшийся на этапе советской цивилизации к вершинам образования, науки, культуры и осуществивший небывалые социально-экономические преобразования. Нам бы вернуть ту “нишу” в мире, которая была 50 лет назад! Но автор письма прав: возврата в прошлое быть не может. Но разве можно назвать возвратом в прошлое возвращение стране и государству тех достойных позиций, которые оно имело в мире, но уже на иной, обновленной основе? А людей пугают “возвратом в прошлое” как раз таким образом, чтобы они забыли об “имперском” величии Советского Союза, об имевшейся у страны возможности противостоять самым неожиданным военным и иным внешним угрозам: нет, оказывается обладание достаточной оборонной мощью - это нехорошо, это “имперские амбиции”! И выглядит неуместным идеологическим плевком в прошлое ироническое отношение к выражению “светлое будущее” - тем более неуместным, что и сам автор хлопочет именно о светлом будущем, строя свои конструкции вывода России из кризиса, да и людей, которых он хочет вдохновить на активные действия, ничем иным не вдохновишь, как только и именно светлым будущим: к иному людям стремиться несвойственно.

Но будем справедливы к трудам выдающегося ученого: главные его мысли верны, они будут нужны живущим и будущим поколениям, которым предстоит решать те колоссальные по масштабу и трудности задачи, о которых писал Н.Н.Моисеев. Но обращаться нужно, конечно, именно к народу России, не путая его с начальством, которое перечислено в начале письма. Академик Моисеев прав: задачи столь велики, что требуют широкого, поистине всенародного обсуждения и участия. А для этого надо сплотить народ на защиту собственных интересов, интересов России и нашей самобытной цивилизации, нашего самостоятельного пути.

Приложение 2

Упражнения разума

«Мой великий учитель – Иммануил Кант»

В молодые годы, пока фундаментально не занялся серьезной наукой экономической теории, я иногда размышлял над осознанным собственным мировоззрением, и чтобы лучше понять ее, упражнял свой разум. Одним словом, пытался философствовать, защитил даже кандидатскую диссертацию на тему «философские проблемы социализации молодежи в новых условиях хозяйствования». Много читал и почитываю по сей день философских сочинений разных времён и авторов. Даже сам упражнялся в написании и издании некоторых своих трактатов (философских трудов), но я никогда не осмеливался, называть себя философом.

Всегда интересовался и интересуюсь по сей день, книжными новинками в области философии. На свои скудные средства, не задумываясь, приобретал их и читал с карандашом в руке. Особо огромное наслаждение испытывал, когда мне удавалось их обсуждать с понимающими собеседниками. А иногда мне удавалось прочитать даже очень старые, антикварные книги. Но разве всё перечитаешь? Сколько их, прекрасных, умных, нужных. А сколько прошло мимо нас, потому что мы о них не слышали, не успели прочесть, не заметили, не были доступными, а порой были даже запрещенными...

Совсем недавно, в старом книжном шкафу у своего большого друга, мудрого и известного публициста, журналиста, воспитанника Отечественной философской школы МГУ имени М.В. Ломоносова - Владимира Семеновича Маркова, в его роскошной библиотеке, я заметил старую книгу, с потемневшим кожаным корешком: «Иммануил Кант. Антропология. С.-Петербург. 1900». Забыв обо всём на свете, решил его насквозь проштудировать. Но, прежде всего, сильно задумался.

Диву дался, как давно?! Когда первый читатель взял в руки эту книгу, еще не было ни русско-японской войны, ни 9 января, ни Октябрьской революции, люди еще зажигали по вечерам керосиновые лампы и только смутно слышали об автомобиле и самолете. Но ведь это русский перевод, русское издание! А создавалась «Антропология», сиречь «Человековедение», в конце XVIII века. Ее автор, великий немецкий философ, ходил в парике с завитыми буклями, носил кружевные жабо, а иностранным членом Петербургской Академии наук его сделали - по повелению Екатерины Второй! И еще известно: по времени, когда он выходил на прогулку, жители Кенигсберга проверяли свои часы...

Что же нам сегодняшним - взбудораженным, напряженным, суетным - может он сказать о человеке? Чему научить?

Раскрываю наугад и с великим удивлением читаю фразу, как бы только что написанную: «Самая серьезная революция во внутреннем мире человека это выход из той неправоспособности, в которой виноват он сам. Вместо того чтобы, как было доселе, позволять, чтобы за него думали другие, а он только шел на помочах, теперь он решается на собственных ногах идти на почве опыта вперед, хотя бы еще и колеблющимся шагом».

И еще - почти афоризм, почти лозунг, который был бы ох как уместен на наших яростных сегодняшних политических событиях: «Эгоизму можно противопоставить только плюрализм».

Это вывод из рассуждений о трех видах эгоизма. Логический эгоист полагает единственно правильными свои собственные суждения и не считает нужным проверять их с помощью рассудка других людей. Эстетический эгоист превыше всего ставит свой собственный вкус, для него прекрасно только то, что нравится ему самому. Моральный эгоист, стремится исключительно к собственной выгоде, ему неведомо чувство долга. Отвергая все виды эгоизма, Кант выдвигает «максиму» (принцип): в отношениях с людьми ставить себя на место другого.

Я многое знал о великом философе. Почты все его труды проштудировал ещё в свои молодые годы, когда я учился в Бакинской высшей партийной школе и готовился к сдаче кандидатского минимума по философии в академии наук республики Азербайджан.(1983-1985гг.). Знал и то, что этот пунктуальный совершитель прогулок, вовсе не педант и не аскет. В этой работе он пишет о страстях и аффектах, о скуке и об удовольствиях. Он считает умение развлекаться искусством, даже далеко не заурядным искусством, называет его диететикой духа, помогающей собираться с новыми силами.

Человеку необходимы музыка, поэзия, танцы, игра. Ему может доставить удовольствие «хороший обед в хорошем обществе». Великий философ не считает излишним описать все тонкости общего обеда. «Думающему человеку, - полагает он, - есть одному вообще нездорово, потому что за одиноким обедом он имеет дело только с самим собой и теряет живость». Но дело не только в этом. Незначительные на первый взгляд нюансы застолья таят в себе общий интерес, способствуют «красоте форм общественной жизни».

Итак, сколько же людей должно быть за столом? Соглашаясь с великим знатоком этикета англичанином Честерфилдом, Кант советует: «Не меньше числа граций, но не больше числа муз. Это значит — не меньше трех и не больше девяти. (Кстати, современные психологи считают наиболее приятным и продуктивным общение примерно в таких же компаниях.) Не слишком большое количество гостей позволяет сделать беседу общей - нехорошо, когда каждый говорит только со своим соседом! О чем говорить? Уместны рассказы о новостях, рассуждения, шутки. Надо вообще выбирать такую тему, которая интересует всех и каждому дает возможность что-то сказать. Непозволительно говорить что-нибудь плохое по адресу отсутствующего, а если один из гостей допустил такую бестактность, нельзя выносить его слова за пределы общества. Это уже область моральной культуры.

«Если об одном из моих друзей станут говорить что-нибудь нехорошее, я в суровых выражениях стану на его сторону. Я не позволю воспользоваться собой как орудием, чтобы распространять эти дурные сплетни!» — воинственно восклицает Кант. Развивая эту мысль, он утверждает: есть вместе — значит доверять друг другу. Именно это заложено в старинных обычаях грузинской национальной культуры и, особенно, в традициях грузинского застолья. Ещё в глубокой древности в Грузии, грузины придумали себе святое слово - «мегобари», что по смысловому переводу означает «сотарельник», а в действительности - «гоби», это большая семейная чаша из дерева твердых пород. Люди которые употребляют пищу из одной гобы, именуется – «мегобари». А тамада в Грузии, на время пиршества – властелин, он умело регламентирует образ мысли присутствующих, направляет логику их суждений и формулирует общие приемлемые выводы и умозаключения по обсуждаемым проблемам, явлениям, делает всё, для того, чтобы гостям застолья было комфортно и хорошо, чтоб каждый смог свободно и непринужденно высказать свои сокровенные мысли о том, или ином проблеме. «Грузинское застолье – зеркало национальной культуры, академия нравственности», так отметил в своих впечатлениях о пребывании в Грузии, великий француз А. Дюма. А вот, например, в России, когда подносят гостю хлеб-соль, хотят этим сказать, что он будет здесь в безопасности, когда чокаются с полными вином бокалами, это значит, что вино не отравлено и гостям здесь всегда рады.

По Канту, конечно, за столом можно спорить, рассуждать — но ни в коем случае не о правах! Вообще надо «держать себя и свои аффекты в такой дисциплине, чтобы были заметны взаимное уважение и доброжелательность».

Именно такие обеды для друзей устраивал у себя Кант. Существует даже картина «Обед у Канта». В свободных позах сидят за овальным столом гости, видимо, разговаривают. Услышать бы, о чем! Впрочем, кто-то из них оставил воспоминания: однажды говорили о молодом Бонапарте; о положении в Англии; о странностях характера русского императора Павла I. И еще любопытный пустяк: Кант рассказал, что толченый уголь удаляет всякую гниль — он как будто проверил это на опыте... Знали бы они, что через 200 лет активированный уголь будет одним из популярных лекарств именно в токсикологии!

Признавалось ли за столом у Канта вино? На картине, во всяком случае, присутствует графинчик. Но что философ осуждал категорически, так это невоздержанность. В главе «О пьянстве» он рассматривает эту склонность в аспекте общественной значимости. Берущему в руку рюмку следует помнить, что опьянение, которое не вносит оживления в общество и не содействует обмену мыслей, имеет в себе нечто вредное. Вино вообще страшно тем, что действует на рассудок, изменяет личность, Не пытайтесь судить о характере человека, когда он пьян — в этом состоянии он перестает быть самим собой, так как «к сокам, пробегающим по его жилам, примешалась другая жидкость». «Невоздержанность на возлияния в обществе, доходящая до помрачения чувств, невежлива не только по отношению к тому обществу, где он находится, но и по отношению к собственному достоинству».

Внутренний моральный закон, разум, чувство долга — вот что ценит Кант в человеке. Чем больше вчитываешься, тем больше понимаешь — это пребудет вечно. Многое суетное, сиюминутное минет, а это останется. И Кант в его пудреном парике начинает казаться живым, существующим где-то близко. Так и хочется сказать: «Пойдем в гости к Канту!»

Можно представить себе один день из его жизни - ясный летний день 18 июня 1789 года. Звонок дверного колокольчика, может быть, просто стук в дверь его дома на тихой Принцессинштрассе. Молодой иностранец, только сегодня прибывший издалека, хочет видеть господина профессора. Его приглашают в кабинет. Разговор длится три часа. Прощаясь, Кант вынимает из кармана книжечку и записывает незнакомое русское имя — Николай Карамзин.

А Карамзин почти бежит в гостиницу, где остановился,— скорее, скорее сесть за стол и записать все, что услышал и увидел...

«Худенький старичок, отменно белый и нежный»,— таким показался Карамзину Кант — тот самый Кант, которого один из друзей называл не иначе как «всесокрушающий». «Белый и нежный» могло в ту пору звучать комплиментом. А что касается «старичка», то ведь Карамзину было 23 года возраст, когда всякий, кто, старше хотя бы на немного, уже начинает казаться стариком. Впрочем, Кант тогда действительно был уже стар. Но ему еще предстояли годы интенсивнейшего труда, предстояла «Антропология», предстоял удивительный трактат «О способности духа силою только воли побеждать болезненные ощущения».

Да, это он умел! Ведь и знаменитые обеды, и прогулки были лишь частью гигиенической системы, которую Кант создал для себя, преодолевая врожденную болезненность и даже приступы ипохондрии, свойственные ему в юности.

Одним из чувственных величайших наслаждений для себя он считал - работу. И главный принцип его системы — не щадить свои силы, не ослаблять их праздностью и излишним комфортом.

«Не упражнение органа столь же опасно, как и его перегрузка». Надо меньше лежать: «постель — гнездо болезней». Это правило Кант соблюдал неукоснительно — вставал в пять утра, ложился в десять вечера и, кажется, только на восьмидесятом году впервые лег в постель днем.

«Голову, ноги и грудь надо, считал он, держать в холоде, ноги мыть ледяной водой. Гулять каждый день, в любую погоду. На улице дышать носом».

Разумная тренировка, четкий режим дня, закаливание — так перевели бы мы на сегодняшний язык систему Канта. Но он добавлял к этому еще и силу духа, нравственный приказ себе самому. Если не можешь, например, заснуть — вызови сон собственным усилием! Для Канта было магическим слово «Цицерон» и, мысленно повторяя его, он засыпал (я тоже попробовал, в течение 3-4 минут повторял своё волшебное слово - «Кант, Кант, Кант….», и у меня получилось!).

Биографы Канта с удивлением отмечают: он умел приостанавливать у себя проявления простуды, насморк. В течение тридцати лет ни разу не болел, а старческая дряхлость пришла к нему лишь на пороге девятого десятка...

У философа были преданные ученики, были единомышленники и последователи. Но многих ли увлек Кант — создатель собственного здоровья? Многие ли нашли в себе достаточно сил, чтобы, подобно ему, преобразить самих себя?

Мне кажется, что те люди, которые хотя бы один раз прикасались к наследию великого мыслителя, не важно, какую работу они прочитали, у них должно быть произойти непременное перевоплощение разума в сторону совершенства личности, облагораживания его духа и нравственности. А скольким людям при жизни он указал путь к пониманию смысла и цели бытия человека, и скольким он будет поучать ещё?

Если бы даже Кант помог стать здоровым только самому себе и этому талантливейшему человеку, все равно хотелось бы поклониться ему заодно это. Я расстаюсь с «Антропологией» и, перед тем как вернуть ее своему владельцу, снова читаю первую страницу. Начиная свой труд, Кант предупреждал, что займется прагматической антропологией, то есть будет говорить не о том, что дала человеку природа, а о том, что «он, как свободно действующее существо, может и должен сделать для себя сам».

А может он, оказывается, сделать многое для своего здоровья, для души, для тех, кто с ним рядом. Почему же, почему мы делаем так мало?

Ответ на этот вопрос прост: потому что многие, быть может, очень многие, во все не знакомы с такими светилами человеческой мысли как Кант, Гегель, Аристотель, и многих, многих звезд, и потому еще не определили себе своего Учителя, не выбрали себе своего достойного кумира хотя бы для подражания, не говоря уж об анализе жизненного кредо многих выдающихся личностей, ореолами которых так щедро усыпана наша планета Земля, чьи имена мерцают в сознаниях людей, подобно звёздам в небесах галактик. Нужно только внимательно приглядеться к ним, выбрать для себя близкого по духу хотя бы одного мыслителя, присмотреться к его творчеству через свою синергетику, диалектику, и всё. Вот он, твой кумир, твой Учитель, у которого ты можешь всему научиться и жить достойно, подобно разумному человеку.

Я горжусь тем, что ещё в молодые годы, среди множества звёзд я выбрал имя Великого Канта, и могу с уверенностью сказать, что именно он и есть, мой великий Учитель, к чему и Вас призываю уважаемый читатель.


Приложение 3

ХРЕМАТИСТИКА

В IV веке до н. э. Аристотель выделил два принципиально разных вида производства и распределения продуктов и прочих благ в обществе: экономическую систему, целью которой является удовлетворение конкретных, рациональных потребностей людей и повышение благосостояния членов общества, он назвал экономикой. А систему производства и куплю-продажу товаров, с целью борьбы за прибыль, – эллинский мыслитель назвал, словом "хрематистика", предупредив, что она асоциальна и губительна для общества. Его правоту история человечества неоднократно доказала, но почему то «собаки лают, а караван идет своим путем». Нас интересует, до каких пор будем созерцать такое омерзительное и асоциальное зрелище?

Никто в мире не возражает, что нет другой менее доступной ценности для человека, нежели свобода. К. Маркс в свое время высказался об этом исчерпывающе: "Ни для кого нет свободы, ибо человек становится рабом другого человека или рабом собственной подлости". "Безумство гибельной свободы" – так выразился Александр Пушкин. Возможно, сегодня мы далеки от осуществления мечты о свободе, как никогда в обозримой истории. Чтобы не мудрствовать лукаво, рассмотрим известный принцип: "Свобода одного кончается там, где начинается свобода другого". Из этого неоспоримого тезиса вытекают две истины. Первая: абсолютная свобода немыслима. И вторая: для вас лично вообще никакой свободы нет и быть не может. Непонятно? Да ведь вокруг каждого из вас есть неограниченное число субъектов, которым плевать на других, и они не позволят вам попользоваться даже вашей урезанной свободой.

Почему-то у многих принято считать, что свободу дают богатство и власть. Ничего подобного: богачи и правители – самые несвободные в этом несвободном мире. Есть и противоположное заблуждение: мол, тот, кто гол как сокол, тот и свободен. Это чушь и утешение для бедняков. Неимущий беззащитен и зависим от любой случайности, он и его дети каждый день стоят перед угрозой голодной смерти, что и заставляет их гнуть спину перед любым и на любого, кто заплатит. А в целом, как выразился выдающийся кубинский революционер Хосе Марти: "Свобода тиранов внушает ужас, тирания свободных – отвращение". Между двумя этими выборами свобода неуловима. От свободы перейдем к другой химере, которую именуют демократией. Еще Альфред Нобель предупреждал о недопустимости расширения демократии, ибо в конце концов любая демократия приведет человечество к "диктатуре, составленной из отъявленных подонков". Надо признать, прозорливым был этот выдающийся инженер, и совсем не зря подарил он человечеству динамит.

Не лучше дела обстоят с так называемой рыночной демократией, то есть экономической свободой. "Свободная рыночная экономика – превосходная вещь, но чтобы она работала, нужно очень много полиции", – иронизировал Нил Аскерсон. Возьмем классическую рыночную страну, которая навязывает демократию всему миру, не останавливаясь и перед тем, чтобы "вбомбить в каменный век" несогласных. У США – самая многочисленная в мире полиция, наибольшее число тюрем на душу населения и при том – уровень преступности, по которому демократически отвязанная Россия, где царит "правовой беспредел", уступает в 3,5 раза. К концу 1990 гг. в тюрьмах США находилось более 1 млн. 139 тыс. человек, а в России – 1 млн. 110 тыс.

Чтобы ощутить взаимосвязь между демократией и свободой с одной стороны, и экономикой и благосостоянием с другой, приведем мнение человека, которого можно внести в десятку выдающихся личностей второй половины ХХ века, – Улофа Пальме, убитого неизвестным террористом. Он писал: Бедность – это цепи для человека. Сегодня подавляющее большинство людей считает, что свобода от нищеты и голода гораздо важнее многих других прав... Страх перед будущим, перед насущными экономическими проблемами, перед болезнями и безработицей превращает свободу в бессмысленную абстракцию... Наиболее важным фактором уверенности является работа. Полная занятость означает колоссальный шаг вперед в предоставлении свободы людям. Потому что помимо войны и стихийных бедствий не существует ничего, чего люди боялись бы больше, чем безработицы". Поскольку "свободные" и "демократические" страны давно погрязли в путанице всех названных убиенным премьером Швеции угроз, а полная занятость существует лишь в некоторых "странах-изгоях", – отсюда получаем еще одно очевидное доказательство недостижимости свободы.

Таков современный фон людских устремлений, вылившихся в глобальную хрематистику. Введение в товарный оборот нобелевского динамита и прочих взрывчатых веществ подстегнуло мировой демократический процесс, стимулируемый жаждой свободы (к обогащению). Ныне взрывы чередуются с отстрелами, и только господь бог видит тайные пружины этой глобальной механики. Не успело отгреметь эхо теракта на курорте Бали и завершиться похороны погибших в нем австралийцев, как в той же Австралии отморозок, вдохновленный примером американского снайпера-невидимки, расстрелял кучу молодых людей в здании Мельбурнского университета. Взрывы то и дело заглушают одиночные выстрелы и автоматные очереди на пространстве от Ближнего Востока до Юго-Восточной Азии. Мировое сообщество мучительно ищет пути и способы избавления от подобных напастей. А между тем думать надо было раньше, когда Запад во главе с США закладывал сей фундамент.

Агрессия против Ирака еще не начиналась, но миру ясно дали понять, что впереди еще много "битв за свободу". Когда одно государство отстаивает свое право лить чужую кровь и разрушать другие страны, трудно ждать, чтобы остальной мир исповедовал к нему всеобщую любовь или любовь как принцип международных отношений. Кто изобретает "оси зла", рискует попасть в шестеренки зубчатой передачи, смонтированной уже не им. П резиденты Ирана и Вьетнама уже выразили общую позицию по иракскому кризису, которой только и не хватало Вашингтону с Пентагоном. Неплохой может оказаться очередная "ось"? Пока в ООН ломают головы, как ублажить Большого Американца, чтобы и волки сии были сыты, и овцы на планете уцелели, от США отложился почти весь мусульманский мир и почти вся Евразия, не говоря о Латинской Америке.

СМИ полны домыслов об оружии массового поражения в Ираке. И тут выясняется, что Северная Корея тоже имеет свою ядерную программу, а в ответ на угрозы из-за Тихого океана Ким Чен Ир второй раз за последние годы повторил: сунетесь – получите в лоб ядерной дубинкой Чучхе. И в США – тоже во второй раз – заговорили о необходимости мирного решения северокорейской проблемы. Вот, оказывается, как надо говорить с дядюшкой Сэмом. Правда состоит в том, что никакой проблемы Северной Кореи нет. Есть проблема, как обуздать США.

Рассмотрим западную логику демократии и, сами понимаете, свободы. Почему-то Саддам Хусейн – тиран, которого необходимо свергнуть, так как он грозит миру оружием массового поражения. Другие тоже грозят, но их отчего-то свергать не надо. Мировое сообщество во главе с США смирилось с появлением трех юных ядерных держав – Израиля, Пакистана и Индии, не говоря о том, что еще раньше ядерной державой стал Китай. Геополитическая предопределенность тут очевидна. Не могла Индия не запастись атомным оружием, коли это сделал соседний враждебный ей Пакистан, и наоборот. Не может Ирак, как, впрочем, и Иран, не двигаться в том же направлении, что и ненавистный им Израиль. Если же США и прочие мировые державы хотят избавить мир от ядерных страхов, то надо бы начать с себя. А коли это невозможно, то придется привыкнуть к мысли, что со временем ядерными боеголовками обзаведутся Зимбабве и Сьерра-Леоне.

Где у США право карать Ирак, коли они сами ведут "исследования" с тем же антраксом и прочей бионечистью, а также доселе неслыханными средствами поражения, по поводу которых бьют тревогу российские парламентарии? Это право сильного, но кто сказал, что США, входящие в фазу финансово-экономического и морально-политического краха, и завтра останутся сильнейшим в мире хищником? Уже матереют молодые глобальные "особи" – и скалят клыки на "мирового Сатану"...

Длятся рисковые и бесчестные игрища над пропастью во лжи. Первез Мушарраф пришел к власти в Пакистане три года назад в результате военного переворота. В стране – типичная военная диктатура. Пакистан обладает ядерным оружием и разжигает опаснейший конфликт с Индией, которая тоже не лыком шита. Но ни ООН, ни США, ни ЕС, ни НАТО не ропщут на Пакистан. Это не страна-изгой, она не входит в "ось зла", потому что ее возглавляет "их сукин сын" по классическим критериям янки. И переворот был проамериканским, и режим проамериканский. Где, впрочем, гарантия, что в после очередной заварухи в Карачи власть с ядерной кнопкой не захватит фундаменталист, одержимый идеей "покарать Сатану", как Сатана карает других?

Как сказано в одном анонимном обращении к разуму, опубликованному, в частности, "Кишиневским обозревателем", если сократить все человечество до деревни в сто жителей, наглядными станут показательные пропорции. Из этих ста человек будет 57 азиатов, а европейцев окажется лишь 21 плюс 14 американцев (включая южных, хотя их следует исключить, и тогда янки станет досадно мало). Зато у 6 человек окажется почти 60% деревенских богатств, и все шесть будут... верно, янки. А вместе с тем у 80 жителей из ста не будет сносных жилищных условий, 70 будут неграмотными и 50 – недоедать. И только один найдется с высшим образованием. Вот такая арифметика с хрематистикой. Или глобалистикой. А нам говорят: рыночная экономика, свобода, демократия и цивилизация.

Еще не утихли споры, с полным или не с полным позором провалился саммит ООН в Йоханнесбурге, прошедший в конце августа – начале сентября. На нем снова (впервые это было 10 лет назад на таком же саммите в Рио-де-Жанейро) говорилось о полной непригодности современного мирового устройства, как в смысле экономическом, так и социально-политическом. В Рио прозвучала мысль о том, что рыночная модель ведет планету к экологической гибели, а частная собственность закрывает дверь в будущее, а на этот раз звучали требования "экологического социализма", который должен сменить глобальный капитализм, и необходимости всемирного правительства. По идее, пора разогнать ООН и создать структуру мирового управления на принципах экологии и устойчивого развития без промышленного и финансового роста, потому что этот рост уже возможен только за счет ограбления сильными слабых и уничтожения планеты. Но в ответ на это США попытались протащить резолюцию о примате интересов ВТО над природоохранными законами. Каково? По оценке многих участников и наблюдателей, саммит свелся к говорильне и ни к чему не обязывающим резолюциям. Получается, что торговля и так называемая свобода дороже, чем сама жизнь на Земле.

Ныне, по данным ООН, около 1,1 млрд. человек (18% населения мира) не имеют нормальной питьевой воды, более 2,2 млрд. – канализации, столько же людей ежегодно умирают от болезней из-за плохой гигиены. Но в США средняя квартира расходует больше электричества, чем средненаселенная деревня в "третьем мире". То есть и воды тоже. На планете, где 5% населения (это США) потребляют около 40% всех ресурсов, созданных богом, по идее, для всех, в том числе 1 млрд. т. нефти в год (остальные страны вместе – 3 млрд. т.) и дают более 50% мирового загрязнения среды, нельзя без сарказма читать о гуманизме, свободе и демократии. По недавно опубликованному признанию главы Всемирного банка Дж. Вулфенсона, сделанному уже в этом столетии, 15% населения планеты контролируют 80% доходов всех землян. Американцы и европейцы, с жиру бесясь в джакузи, бассейнах и на курортах, торча носом в Интернете, поворачиваются спиной к социальным проблемам и бедам мирового сообщества.


Приложение 5

Этические взгляды Д. С. Лихачева

Д. С. Лихачев — один из великих людей ХХ века, отдавший всю жизнь изучению русской литературы, автор во всем мире известных научных трудов, популярных очерков, других воспоминаний. И все, что было написано и высказано Д. С. Лихачевым, глубоко и органично связано с нравственными проблемами. Какого бы вопроса ни касался, он всегда обращал внимание на нравственную основу или нравственную сторону. Д. С. Лихачев был этиком в прямом смысле этого слова, ибо самой глубокой основой его взглядов был подлинный патриотизм, в отличие от тех, кто «патриот на кончике языка», для кого не мораль, а морализаторство, начетничество заменяет подлинные чувства и мысли.

Доброта и скромность едва ли не самые глубокие основы характера Д. С. Лихачева, далеко не случайно свою книгу «Раздумья о России» он начал словами: «То, что я скажу на страницах это книги, — это мое сугубо личное мнение, я его никому не навязываю». Но тотчас вслед за этим: «Но право рассказать о своих общих, пусть и субъективных впечатлениях дает мне то, что я занимаюсь Русью всю жизнь, и нет для меня ничего дороже, чем Россия». И поэтому сама доброта его глубоко патриотична, и, подобно А. С. Пушкину, он непримирим к «клеветникам России», к любому принижению ее подлинной роли, ее значения.

Д. С. Лихачев всегда был убежден в том, что «добро... во много раз ценнее и весомее зла. И культура строится на добре, а не на зле, выражает доброе начало в народе». Отсюда и неразрывная связь литературы и нравственности: «Литература, — подчеркивал Д. С. Лихачев, — не только богатство, но и нравственная сила народа». И еще более категорично: «Русская литература — совесть русского народа».

А совесть есть высший нравственный критерий, что Д. С. Лихачев постоянно подчеркивал: «Совесть не только ангел-хранитель человеческой чести — это рулевой его свободы, она заботится о том, чтобы свобода не превращалась в произвол, но указывала человеку его настоящую дорогу в запутанных обстоятельствах жизни, особенно современной».

Именно нравственные качества человека определяют суть интеллигентности человека, а не образованность — каковая может быть лишь «образованщиной». Обязанностью, долгом интеллигенции «всегда было и остается: знать, понимать, сопротивляться, сохранять свою духовную самостоятельность, и не участвовать во лжи», именно поэтому, утверждает Д. С. Лихачев, «интеллигенция все это время (имея в виду советское время) была независима» — поэтому не кто иной, а именно Андрей Сахаров «спас честь интеллигенции», а не те весьма образованные приспособленцы, коих было более, чем достаточно и которым — вот пример принципиальности Д. С. Лихачева! — он отказывает в праве называться интеллигентами.

Д. С. Лихачев подчеркивает, что «когда в официальном языке исчезли понятия чести, совести, человеческого достоинства, верности своим принципам, правдивости, беспристрастности, порядочности и благородства», их хранителями оставались те, кто были интеллигентами.

Даниил Александрович Гранин вспоминает, что однажды попросили Дмитрия Сергеевича Лихачева назвать «главный итог» его многолетней деятельности, а в ответ услышал: «возрождение интереса к семи векам древнерусской литературы». Действительно, подобно Карамзину, открывшему для своих современников мир отечественной истории, Лихачев был, в известном смысле, Колумбом — открывателем средневековой русской литературы, он сделал культуру Древней Руси достоянием не только научного, но и общественного сознания.

Но замечательный исследователь древнерусской культуры никогда не замыкался в рамках своей научной темы, не ограничивался лишь академической деятельностью. Большое место в жизни и судьбе Лихачева занимало участие в сохранении культурного и природного наследия. Его взгляды на проблему защиты наследия изложены во множестве самых разнообразных текстов — от сугубо научных статей до публицистических выступлений на радио и телевидении в жанре интервью и открытых писем. Сам он высказался об этом так: «Очень часто то, что я пишу, скорее, письмо, а не научная статья. Письмо, в котором автор говорит пусть и без строгого порядка, но так, как он представляет себе дело сегодня, как обязывает говорить его собственный житейский опыт».

Трудно определить общее количество работ Д.С. Лихачева, которые содержат суждения о культурном и природном наследии, — их многие десятки. Считается, что его первое выступление в защиту наследия было опубликовано в начале 1955 года, то есть более полувека назад.* Главное сочинение на эту тему — статья «Экология культуры» впервые напечатана в 1979 году в журнале «Москва». В дальнейшем эта работа неоднократно переиздавалась и у нас, и за рубежом, постепенно приобрела всемирную известность. В конце жизни ее автор вспоминал: «Я в свое время предложил осторожный термин для защиты человеческой культуры — экология культуры, встретивший первоначально некоторые возражения, но впоследствии принятый и распространившийся широко в мировой научной литературе и публицистической прессе».

В чем же заключается суть учения об экологии культуры? Лихачев полагал, что экологию, которая изучает мир как целое, нельзя ограничивать проблемами природной биологической среды. Сохранение культурной среды задача не менее существенная, чем сохранение окружающей природы. Неоднократно и очень настойчиво Дмитрий Сергеевич утверждал, что и отношение к природе, и отношение к культуре требует общих правил нравственности, осознания человеком себя как неотъемлемой части природы и части культуры: «экология — проблема нравственная».

Мысль о том, что необходимо брать под охрану не только архитектурные памятники, но и целые пейзажи, в наши дни выглядит тривиальной. Однако следует помнить, что к осознанию необходимости комплексной защиты наследия человечество пришло очень поздно — только во второй половине XX века, после разрушительных мировых войн и катастрофического ухудшения природной среды в процессе форсированного индустриального развития. В статье «О природе для нас, и о нас для природы» Лихачев обратил внимание на опыт Шотландии, где под охрану взяты не только памятники архитектуры, но и целые пейзажи. Он писал, что пейзажи России должны быть учтены (каталогизированы) и тщательно оберегаемы, в том числе: плес на Волге, берега Волхова у Новгорода Великого, заливные луга по Десне у Новгород-Северского, Куликово поле, Бородинское поле и т.д. Дмитрий Сергеевич одним из первых обратил внимание на то, что есть угрозы, в равной степени опасные и для памятников природы, и для памятников культуры. Например, в Летнем саду в Петербурге кислотные дожди оказались губительны и для вековых деревьев, и для мраморных статуй.

Основные идеи «Экологии культуры» восходят к одной из важнейших философских работ Серебряного века — «Мир как органическое целое»

Само понятие «культурное наследие» было для Лихачева емким и многозначным. Развернутое подтверждение этому находим в его проекте «Декларации прав культуры», который был впервые обнародован в 1995 году. На первое место он уверенно ставил язык: «Язык является главной культурной ценностью народа». Наряду с языком культурное наследие по Лихачеву включает традиции, обычаи, обряды, фольклор, народные промыслы и ремесла, архивные, музейные и библиотечные фонды, а также памятники археологии, архитектуры, памятные исторические места, уникальные ландшафтные зоны. Он предостерегал от свойственного нашему времени суженного представления о наследии, которое проявилось, в частности, в «Петербургской стратегии сохранения наследия». В этом программном документе, принятом городским правительством в 2005 году, речь идет лишь о памятниках архитектуры и градостроительства, а остальные составляющие наследия даже не упоминаются, с чем вряд ли согласился бы автор «Экологии культуры». Характерно, что к «экологическим бедствиям» XX столетия Лихачев относил и разрушение храмов, и обеднение лексики русского языка. Он писал, что «уменьшение общей стыдливости и снижение интереса к личной репутации в человеческом обществе, в результате чего исчезает чувство чести, — экологическое бедствие», что зоной «экологического бедствия» может оказаться кино, театр, музыка и т.д.

«Экология культуры» Лихачева получила широкий отклик и всколыхнула общественное культурно-экологическое движение. Один из активистов Совета по экологии культуры, возникшего в Ленинграде во второй половине 80-х годов, Михаил Талалай вспоминает, что он и его товарищи воспринимали Лихачева как апостола и опирались на его авторитет в своей деятельности. Напомним, что молодежные группы «Спасение памятников», «Экология рядовой архитектуры» («ЭРА»), «Мир», занимались защитой приговоренных к сносу петербургских домов, сохранением гибнущих в результате комплексного капремонта интерьеров, восстановлением исторических названий улиц и площадей, благоустройством кладбищ и заброшенных храмов. Наиболее яркими акциями, связанными с этим ленинградским движением эпохи перестройки, являются «битвы» за дом Дельвига (1986) и гостиницу «Англетер» (1987). Во всех подобных случаях маститый ученый без колебаний становился на сторону услышавшей его призыв молодежи.

Оценивая роль и место культурного наследия в жизни современного общества, Лихачев был зачастую аксиоматичен и формулировал свою позицию как символ веры — без доказательств (так и названа одна из последних его книг — «Без доказательств»).

Вот некоторые безусловные для него истины:

«культура представляет главный смысл и главную ценность, как отдельных народов, так и государств»;

«сохранение и развитие культуры каждого народа должно стать делом всего мирового сообщества»;

«культура любого народа одновременно является достоянием всего человечества»;

«если человек равнодушен к памятникам истории своей страны — он, как правило, равнодушен и к своей стране».

В проекте «Декларации прав культуры», своеобразном завещании Лихачева, он утверждал: «Утрата любого элемента Культурного Наследия является невосполнимой потерей и ведет к духовному обеднению всей человеческой цивилизации». А между тем «запас памятников культуры, запас культурной среды крайне ограничен в мире, и он истощается со все прогрессирующей скоростью».

Лихачев обращает внимание на то, что памятники культуры более уязвимы, по сравнению с природой: «Природа обладает способностью к самоочищению и восстановлению нарушенного человеком равновесия. Она залечивает раны. Можно очистить загрязненные реки и моря; можно восстановить леса, поголовье животных, конечно, если не перейдена известная грань. Совсем иначе с памятниками культуры. Их утраты невосстановимы, ибо памятники культуры всегда индивидуальны, всегда связаны с определенной эпохой, с определенными мастерами. Каждый памятник разрушается навечно, искажается навечно, ранится навечно».

Для него было очевидно нравственное значение культурной среды, ее влияние, воздействие на человека: «Памятники старины воспитывают, как ухоженные леса воспитывают заботливое отношение к окружающей природе». Это тесным образом связано с его убеждением в том, что «без памяти нет совести».

Забвение, отказ от памяти о том, что было с тобой, со страной, с человечеством, — вот что приводит к утрате совести и более всего разрушает человека. Укорененность человека в истории, в культурной среде Дмитрий Сергеевич называл «нравственной оседлостью», без которой, как он считал, люди не могут оставаться людьми.

Выбор жизненного пути Лихачева был связан именно с этим. Он рассказывал, что в 1923 году (17 лет от роду) начал заниматься древнерусской литературой потому, что «хотел удержать в памяти Россию, как хотят удержать в памяти образ умирающей матери, сидящие у ее постели дети». В другом месте он пишет: «В юности я приехал в Москву и нечаянно набрел на церковь Успения-на-Покровке конца 17 века. Я ничего не знал о ней раньше. Встреча с ней меня ошеломила. Я жил под впечатлением этой встречи и позже стал заниматься древнерусской культурой именно под влиянием толчка, полученного мной тогда».

Один из разделов «Декларации прав культуры» посвящен роли международного сообщества в сохранении наследия
(«О праве культуры на сохранность»). Уместно напомнить, что годом рождения современной системы всемирного культурного и природного наследия принято считать 1960 год, когда в связи со строительством в Египте Асуанской плотины возникла угроза затопления храмов Рамзеса II в Нубийской пустыне. Международное сообщество осознало, что их гибель в водах Нила будет невосполнимой утратой для человечества, а Египет и Судан не имеют средств для спасения бесценных памятников. На призыв директора ЮНЕСКО в короткий срок откликнулись 50 стран, и необходимые средства были собраны. Построенные более трех тысяч лет назад храмы перенесли на специально созданный остров.

В 1965 году на конференции ЮНЕСКО в Вашингтоне получила поддержку система сохранения природных и культурных объектов как единого целого. Так родилось движение, которое в наши дни обрело глобальный масштаб и базируется на осознании всеобщности культурного и природного достояния планеты. Система всемирного наследия опирается на комплекс международных правовых актов, важнейший из которых — Конвенция о сохранении всемирного культурного и природного наследия, принятая ЮНЕСКО в 1972 году. К началу XXI века ее ратифицировали 156 государств.

Советский Союз присоединился к конвенции в 1988 году, а год спустя направил в ЮНЕСКО перечень первых трех объектов нашей страны для внесения в Список всемирного наследия. Это были исторический центр и дворцово-парковые ансамбли пригородов Ленинграда, Кремль и Красная площадь в Москве, Кижский погост на Онежском озере в Карелии. Присоединившись к конвенции, наша страна взяла на себя обязательство «сохранять свою часть наследия человечества и обеспечить ее передачу будущим поколениям».

К сожалению, это обязательство исполняется далеко не везде и не всегда. Дмитрий Сергеевич с горечью отмечал многочисленные случаи вандализма и безответственности по отношению к наследию. В «Заметках об архитектуре» он писал: «У меня такое впечатление, что государственные органы охраны памятников существуют главным образом для того, чтобы выдавать разрешения на снос “в виде исключения” <...> Можно изобразить эти учреждения в виде человеческого лица с завязанными глазами». В конце жизни Лихачев пришел к мысли о необходимости создания международного трибунала для защиты наследия, аналогичного Гаагскому трибуналу, который вершит правосудие в отношении военных преступлений против человечества. Во всяком случае, в его «Декларации прав культуры» мы находим предложение создать при ЮНЕСКО специальный орган, который «сможет привлекать к судебной ответственности виновников разрушения или искажения произведений культуры». Статья 7 «Декларации...» сформулирована им в абсолютно категорической форме: «Любые действия, ведущие к уничтожению памятников истории и культуры, должны быть в международно-правовом плане квалифицированы как преступления против человечества».

11 декабря 1997 года Учредительный съезд Конгресса интеллигенции, собравшийся в Москве, поддержал «Декларацию прав культуры» и обратился к тогдашним президенту и Государственной Думе с предложением внести этот документ на рассмотрение ЮНЕСКО. Увы, это не сделано до сих пор...

Менее всего Дмитрий Сергеевич был отвлеченным теоретиком экологии культуры. Вовсе не обладая избыточным общественным темпераментом, он активно вмешивался в повседневную жизнь, играл значимую, подчас решающую роль в практических делах защиты наследия. Его последний референт И.А. Лобакова свидетельствует: «Большинством жителей нашей страны Дмитрий Сергеевич воспринимается как главный хранитель памятников культуры — и сколько людей приходили к нему с просьбой помочь отстоять, спасти, сохранить храмы и музеи, парки и школы, дома и имена людей, улиц, городов!» Вспомним его роль в создании Всероссийского общества охраны памятников в середине 1960-х, многолетнее руководство изданием «Литературных памятников» и «Памятников литературы Древней Руси». Вспомним, что рождение Фонда культуры в середине 1980-х годов стало возможным именно благодаря Лихачеву, который и возглавлял фонд впервые годы его существования. Вспомним его роль в остановке чудовищного проекта поворота сибирских рек. Вспомним, что заповедник «Парк Монрепо», Дом-музей М.И. Цветаевой в Москве и множество других очагов культуры появились на свет благодаря его поддержке.

Его любовь к своей стране и к всемирному наследию никогда не была созерцательной. Это была любовь-действие. Многим он запомнился человеком с тихим голосом, впрочем, хорошо всем слышным. Зинаида Курбатова не соглашается: у деда был довольно громкий голос, просто страна и мир по-настоящему услышали его, когда он был уже очень стар.

В заповедях-наставлениях Дмитрия Сергеевича Лихачева, к счастью, бережно собранных и изданных в последние годы, мне особенно близка следующая:

«Даже в ситуациях тупиковых, когда все глухо, когда вас не слышат, будьте добры высказывать свое мнение. Не отмалчивайтесь. Я заставляю себя выступать, чтобы прозвучал хотя бы один голос».

Лихачев нас научил и научит еще многих, будучи уже не с нами, ценить российскую культуру, русский язык, понимать, что российская культура занимает великое место в мировой культуре. Он научил очень многих высокой моральности, - не морали как системе писаных норм, а моральности и нравственности. Я думаю, что это и есть его вечный памятник.

«Книга всегда найдет того, кому она нужна».

(Д.С. Лихачев. Без доказательств).


Приложение №6

Некоторые мои изыски о любви к мудростям

На закате дней своих (мне скоро исполнится 60 лет), изредка задумываюсь об итогах своей жизнедеятельти. Полагаю, что хлеб свой, зарабатываю праведным трудом в роли учителя, преподавателя, профессора экономики и философии в высших учебных заведениях. Платят мне за это скудно, но человеку с моим мировоззрением, не пристально жаловаться на свою судьбу. Я люблю свое дело и стараюсь делать её качественно. Я благодарен судьбе, что я нашел свое место в жизни, я вижу, что я нужен обществу, приношу пользу молодому поколению, страждущим к знаниям юным созданиям и получаю ещё и вознаграждение за то, что мне нравится делать, и делаю это с любовью.

На сей предмет, что называется воспитания молодого человека, у меня сформированы определенные взгляды, с чем и хочу ниже поделиться.

На мой взгляд, любой человек, но прежде всего учитель, обязан строго следить за собой, заглядывать в свою душу, в свою прошлую жизнь, проверять свою совесть, и чаще спрашивать себе: Как я свою жизнь прожил? Что преступил я? Что создал, сотворил? Какого не выполнил долга? В таком плане, воспитатель должен всегда помнить, что его разум есть арена противоборства враждующих сил. Нужно стремиться к тому, чтобы их привести в равновесие. Того, кто не смог перестроить свой разум по принципам гармоничности, не минует возмездие. Лишь гармонично совершенная жизнь может принести лично ему успехи в быту и потомкам своим унаследовать того-же.

В связи с этим, любой человек, особенно в юном возрасте, у которого еще не все клетки серого вещества заполнены бесполезной и вредной информацией, обязан всегда подвергать глубочайшему критическому анализу любые новые информации, которых он бесконечно черпает из окружающего мира и людского общения. Следует особенно подвергать к недоверию человеческие мнения, которые обращены к его разуму. Он должен всегда помнить, что мнения разных людей, уровень их разума, всегда противоречат друг другу, поэтому следует признать, что и знания людей о мироустройстве относительны, если не ложны вовсе: исходя из этого, целесообразнее и надежнее всего, полагаться только на собственный разум и интуицию. А в исключительном порядке, можно прислушиваться, научиться чему-либо разумному, только у некоторых, очень мудрым, и истинным учителям по призванию.

Вот что говорил, по этому поводу древнейший мудрец Ксенофан:

«Не было мужа такого и после не будет, кто знал бы

Истину всю о природе и о всем, что теперь говорю я,

Пусть даже кто-нибудь правду изрек бы: как мог бы узнать он,

Правду иль ложь он сказал? Лишь призраки людям доступны».

Еще в 540 году до н.эры, великий мыслитель и учитель Ксенофан говорил: «Не от начала все открыли боги смертным, но постепенно, ища, люди находят лучшее». Это очень важное свидетельство о его взглядах. С одной стороны, оно обнаруживает его веру в возможность приближения к истине, а с другой — убеждение, что это происходит постепенно. Тем самым мудрец преодолевал свой релятивизм и побуждал людей к поискам истины. Он был великим мыслителем, учителем, моралистом. Шутками, каламбурами, едкой насмешкой он будоражил мысль людей, заставляя задуматься о сути сущего.
Впервые, в древней Греции Ксенофан открыто выступил против традиционной религии! По мановению бродячего рапсода, его блистающий разум, впервые открыл роду людскому понятие того, что перед человеческим разумом, во всем ее многообразии, открывается присутствие Единого мироздания, космоса, материального мира. В то время как Фалес, Анаксимандр и Пифагор в своем учении о мировой Субстанции соприкасались с индийской мыслью, Ксенофан уже был ближе к истине. Эта близость станет еще очевиднее, если мы обратимся к стихам Ксенофана, посвященным призванию певца. Строки, пленившие Пушкина, который дал их в вольном переложении, рисуют картину праздничной трапезы. Она никогда не обходилась без человека с арфой. Но если прежние певцы прославляли «богов и полубогов, титанов, гигантов, кентавров», то Ксенофан отказывался воскрешать эти вредные «бредни» и не желает прославлять старинные туманные мифы. В песнопении он будет говорить об истинном Боге-Природе, материальном мире:

Спервоначала должны славословить разумные мужи

Бого-мать природу в напевах святых, в благоречивых словах.

А возлиявши вина, сотворивши уразумения сущности, чтоб силу

Дал нам он правду творить — это ведь лучший удел,

Пить человеку не грех, лишь бы мог он домой возвратиться.

Таким образом, праздничная трапеза должна, по мнению поэта, рождать в человеке светлые мысли и чувства; радуясь в кругу друзей, он обязан помнить, что реальная материальная природа – мать есть источник жизни, что он помогает людям «творить правду». Это — лучшая жертва во славу человечества.

Я полностью разделяю мысли великого учителя и призываю всех моих читателей прислушиваться к его разуму, хотя его уж давно нет среди нас, но учения его, его мировоззрения поучительны всегда для всех, потому что он глаголил только истину, а истина всегда ценно.

13.08.2006г. Рамаз Логуа

Приложение 7

Философские трактаты

Рамаз Логуа

Посвящаю памяти своих далеких предков-

Иверийцев, родителям - Наталии и Акакию

ФИЛОСОФСКИЕ ТРАКТАТЫ

о мироустройств в областях экономики и политики

ПРЕАМБУЛА

В бесконечной вселенной, на основе вечных закономерностей существования материи, в наиболее благоприятных оазисах галактик, в ареале систематически образующихся временных источников глобальной энергии, диалектический протекает генезис материи от простой формы существования к более совершенному и так поступательно, беспрерывно, эволюционно трансформируется из мира миров в мир миров, неограниченно ни в пространстве, ни во времени.

Следовательно, материя в движении есть диалектика жизни, ее генезис. Материя вечная. Жизнь вечная. Разум человека вечен. Жизнедеятельность человека продукт его разума.

Эти аксиомы издревле были известны человеку - гомосапиенсу, но так как, разум человека тоже материален и подчинен закономерностям диалектики, в процессе его генезиса наблюдается постепенный рост уровня совершенства самого разума. Тем самым, разум человека является основным показателем уровня развития и вечным двигателем к прогрессу всего человечества.

Наиболее разумная часть общества, выдающиеся представители всех народов и времен всегда мечтали и были заинтересованы в ускорении процессов общественного развития, к достижению более справедливых и благоприятных условий жизнедеятельности человека в своем единственном общем доме-планете Земля. Этому процессу, как генезису природы, нет предела и конца.


ПРОЛОГ

Закономерности материалистического мировоззрения человека диалектический проявляются как в природе в целом, так и в жизни самого человека. Известные законы природы - законы борьбы противоположностей, своей естественной закономерностью проявляются и в таком благородном устремлении разума человека, как улучшение мироустройства в интересах всего человечества. В процессе материализации самых благородных идей, как и в процессе реализации любых других ее замыслов, как бы устраиваются полигоны беспощадной борьбы за утверждение мировоззрений одной из сторон противоположностей.

История человечества свидетельствует, что в этой борьбе всегда побеждает представитель более разумной и справедливой части противоположных сторон, но в то же время процесс генезиса разума к совершенству замедляется настолько, насколько необходимо время для достижения уровня высшего разума отсталой частью. Несмотря на это победа всегда бывает на стороне представителей более высокого разума и так далее циклично, поступательно и бесконечно. Из этого следует, что нет предела совершенству разума. Человек вместе с природой - генератор разума.

Аналогичные процессы протекают во всей природе и в обществе в целом до тех пор, пока планета Земля орошается глобальным источником энергии Солнца, обеспечивающая закономерность эволюционных процессов всеобщего развития Вселенной во всех ее аспектах в данной гелиоцентрической системе.

Таким образом, главным параметром и источником прогресса человечества, ее вечным двигателем, является разум человека - субстанция материальная, вещь в поступательном генезисе.

Уровень разума человека определяется двумя диалектический взаимосвязанными параметрами: экономикой и политикой. Исключительно они, экономика и социальная политика формируют разум и общественное сознание человечества.

Процесс развития разума и общественного сознания происходит в диалектическом кольце: РАЗУМ-СОЗНАНИЕ-ЭКОНОМИКА-ПОЛИТИКА. Каков разум - таково сознание, каково сознание - такова экономика, какова экономика - такова политика. Это ничто иное, как величайшее открытие человечеством прошлого столетия что, бытие определяет сознание, сознание определяет экономику.

Изложенное также не новость для разумного человека начала ХХI - го столетия. Но автор данных трактатов претендует на пионерство в изложении новой концепции философско-материалистического мировоззрения о миро устройстве на планете Земля с точки зрения определяющих разум и сознание человека наук - экономики и политики, целью которых является ускорение социально-экономического прогресса человечества, ориентация сознания человека на совершенствование условий жизнедеятельности адекватном высшим уровням развития самой природы.

Оригинальность авторской концепции заключается в логической простоте и доходчивости, в реальности ее практического осуществления, в ее эффективности для повышения всеобщего благосостояния человечества. Она основана на том, что на пороге будущей цивилизации наступает эпоха, когда люди поймут, наконец, что ими нельзя управлять как рабов, порабощать их, ибо это равно насилию. Это тоже давно известная аксиома. Но дело в том, что современному разумному человеку пора научиться управлять самым собой правильно, в унисон канонам вселенского высшего разума, пора осознать и то, что в действительности он и только он является единственным властелином, распорядителем своей судьбы, результатами осознанной и целенаправленной трудовой деятельности и в то же время ответственным перед самим собой и за судьбы себе подобных на планете Земля. Для этого необходимо всего на всего, на уровень современного разума сделать революцию в экономическом образе мышления, реинкарнировать сущностные принципы экономической теории как таковой и полностью отказаться от хрематистической экономики. Тогда из сознания человека навсегда исчезнет желания и возможность эксплуатировать себе подобного.

Считаю целесообразным, предложить всем философам, экономистам. наиболее гуманно и материалистически мыслящим людям, принять участие в усовершенствование основных концептуальных положений трактатов, высказать более разумные соображения с целью их совершенствования и выразить свои мнения на предмет целесообразности и приемлемости авторских идей как таковых для будущих поколений человечества.

Заранее благодарен принявшим участие в деле усовершенствования этих трактатов, вынашиваемых мною в течение всей своей жизни и мечтавшем о целесообразности их применения в пользу человечества.

Со своей стороны заверяю всех, принявших участие в их усовершенствовании, что они в более приемлемом виде, в новой редакции, с указанием соавторов, в усовершенном виде, в массовом тираже станут достоянием для размышления и теоретико-практического применения человечеством в веку грядущем.

Я также уверяю ознакомившихся с ними, что они являются не плодом больного воображения какого то фаната, а философско-материалистическими соображениями вполне здорового, зрелого и современного человека-носителя разума конца ХХ-го и начала XXI столетия, глубоко убежденного в том, что эти трактаты станут основополагающими идеями всемирно признанных программ в жизнедеятельности поколений человечества третьего тысячелетия, которые будут с благодарностью вспоминать наши имена.


Трактаты в области ЭКОНОМИКИ

I трактат

ОСВОБОДИТЬ ЧЕЛОВЕКА ОТ ЭКСПЛУАТАЦИИ СЕБЕПОДОБНЫХ! КАК?

В сердцах большинства людей планеты издревле пылает неугасимая пламя священной войны, это борьба за освобождение человека от эксплуатации себе подобного.

Над этим вопросом размышляли лучшие представители человечества всех времен и эпох, вырабатывались оригинальные проекты, но эпохальные ограниченности общего разума человека прошедших времен, не позволяли их реализацию. Лишь более совершенный разум человека начала ХХI-го столетия дает возможность обозревать перспективы их материализации.

Одним из смелых проектов решения самой древней мечты человечества освобождение человека от эксплуатации человеком, является самое простое и оригинальное. На наш взгляд, этого можно достичь элементарно, путем реинкарнации сущностных и основополагающих принципов экономики, полного отказа в экономической теории от такого асоциального принципа экономики как хрематистики, путем реальной оценки - исчисления и определения принадлежности цены результатов труда источника всех благ и бед человечества.

Поскольку исключительно только лишь в процессе труда человека создаются материальные и духовные ценности, имеющие лишь конкретные свойства и исключительную себестоимость, она всегда являлась "запретным плодом", предметом самого пристального внимания человека, а известные формы и методы их распределения - бесчеловечными. Поэтому справедливо считать исходным пунктом отсчета мер наглости и ненасытности - существующие способы хозяйствования как формы беспощадного присвоения результатов чужого труда. Мы считаем это как проявление отсталого и ограниченного разума в жизнедеятельности человека.

В реальной экономической науке давно известны как классические, так и неоклассические толкования основ экономики. Они скрупулезно изучены автором данных трактатов. Отдавая дань уважения выдающимся ученым-экономистам за их титанический сизифов труд, имею честь дерзновенно заявить, что издревле господствующие догматические установки экономических взаимоотношений между людьми, с помощью которых и по сей день беспардонно терзаются души миллионов творцов всех видов ценностей, давно уже морально устарели, и назрела настоятельная необходимость радикального пересмотра антигуманных основ, так называемой "рыночной экономики", что ничто иное кроме как хрематистика.

Сущность авторской концепции кардинального пересмотра основ экономики, заключается в том, что он яро выступает против современных, лженаучных «экономистов-хрематистиков», авторов современной теории рыночной экономики, которые с древнейших времен представляли и представляют лишь интересы временно господствующих, несправедливо наживших капитал магнатов, олигархов, и прочих мошенников, сумевших легкими методами обогатиться. Они так затуманили разум миллионов людей, что в числе их оказались даже наиболее сознательные представители человечества, которые в месте с наемными «лженаучными муж ямы науки», дружно закрывают глаза на такое фарисейство в экономике, что якобы, продукт труда человека по завершению его создания, имеет кроме определенных свойств и себестоимости, еще и ценность и стоимость в отдельности, когда как в действительности, с реальной, экономической научной точки зрения, стоимость продукта труда человека в товарном виде, ничто иное, как цена в денежном выражении, а ценность вовсе не является терминологией экономическим. *

А в сознаниях людей во все времена, адекватно к различным формациям человеческого вандализма, лженаучные мужи господствующих наукообразных экономических теорий, с огромным усердием и без всякого угрызения человеческой совести, за исключением отдельных выдающихся мыслителей, как наемные жрецы, равнодушно поучали и навязывали такую экономическую "премудрость", что продукт труда человека как товар, кроме себестоимости, имеет и потребительскую стоимость, бесстыдно умалчивая о том, что в экономике быть не может потребительской стоимости, а вне экономики существует лишь потребительская ценность и в любом случае только лишь их первосоздатель является единственным полноправным распорядителем как созданных, так и вновь создаваемых трудом человека ценностей, о чем злоумышленно и коварно утаивали от человечества в течение почти всей истории человечества.

Следовательно, вся мудрость экономики по большому счету скрывается в ценообразованиях результатов трудовой деятельности человека.

В истории человечества известны различные теории ценообразования, среди которых всегда господствовала та теория, которая устраивала лишь власть имущие слои общества, а власть, как известно, всегда доставалась тем, которым однажды, хищническими или иными путями удавалось овладеть богатством, имуществом, результатами чужого труда. Вот и вся премудрость и пошлость, как прошлого, так и современного вандализма, безнравственного, человеканенавистного, капиталистического метода хозяйствования, беспредельного обогащения меньшинства за счет обнищания большинства.

Прежде всего предлагаемая авторская теория ценообразования основана на классической основополагающей идее о трудовой теории стоимости и базируется исключительно на доминирующем соотношений предельных полезностей товаров (благ) и услуг к их трудовым стоимостям, которая может совершенно налажено и четко функционировать в диалектическом кольце - «ЧЕЛОВЕК - РАЗУМ - ТРУД - ПРОДУКТ - ПОТРЕБНОСТЬ». Изложенная концепция математически выражается элементарно, где даже слепому нетрудно узреть главные критерий разрешения проблем не только первого трактата.

Итак, цену результатов труда человека - Ц, следует исчислять следующим образом:

· Ц = Т х Q; Q = П / С; отсюда С = Q / П; П = Q х С; Ó Р.Л.

где:

Ц - цена товара, услуг-(результатов труда человека).

Т - общественно необходимое время для производства товара, услуг

Q - средняя предельная полезность товаров, услуг созданных человеком в данном обществе, на данном уровне развития НТП, в течение одного нормо/часа работы.

С - общественно необходимый спрос на душу населения.

П - общественное предложение товаров и услуг на душу населения.

Таким образом, реальное ценообразование раскрывает суть механизма хозяйствования человека, стремящегося из покон-веков к освобождению от эксплуатации себе подобного.

Определяемые и исчисляемые таким образом цены результатов труда человека, их монопольное распределение и включение в эквивалентный товарно-денежный оборот исключительно от первых рук производящих ценности и благ - является первоначальным шагом к решению глобальной проблемы человечества - освобождения от посягательств на результаты труда.

Такие основополагающие коренные принципы в предполагаемой экономике будущего периода позволят человечеству без всяких социальных потрясений и насилия в кратчайшие исторические сроки сформировать такое мировое социально-справедливое сообщество, где каждый станет властелином своей судьбы, как в материальном, так и в нравственном плане. Человек будет заинтересован в приумножении и реализации своих потенциальных, физических и интеллектуальных возможностей, как для обеспечения личного благосостояния, так и благосостояния всего человечества, а не для удовлетворения давно заржавевшего, укоренившегося в сознании людей, ненасытного аппетита паразитов общества.

II трактат

До совершеннолетия (16-20 лет) общество данной страны, совместно с семьей и поддержкой международных образовательных центров, в интернациональном духе обеспечивает подготовку всесторонне развитой личности - гражданина мирового сообщества, трудоспособного и высококвалифицированного специалиста, согласно призванию и таланту самого воспитуемого.

III трактат

За установленный минимальный рабочий трудодень человеку, как участнику в международном разделении труда, за личный физический или умственный труд, по созданию материальных или духовных ценностей, для воспроизводства рабочей силы, удовлетворения личных материальных, физиологических и духовных потребностей, выплачивать единым мировым эквивалентом нормо/часа в золотом обеспеченной национальной валютой данной страны в объеме полного удовлетворения международных потребительских стандартов для среднего потребителя.


IV трактат

В качестве объектов обязательного всеобщего труда в территориальных национально-производственных трудовых коммунах (НПТК), по территориальным признакам концентрируются, национализируются, и объявляется общенародная собственность на все средства производства.

Властными руководящими и управленческими функциями на местах и в регионах, наделяется ВЫСШИЙ СОВЕТ КОММУНЫ, как высший орган народовластия, а исполнительными - "НАРХОЗПЛАН".

V трактат

Национальный бюджет страны формируется через "НАРХОЗПЛАН" из средств отчислений, в виде налогов, от каждой НПТК по одному проценту эквивалента стоимости отработанного нормо-часа с каждого члена трудовой коммуны. Все(100%) привлеченных средств бюджета возвращается членам коммун через расходы на содержание членов аппарата управления, бесплатное образование, здравоохранение и социальное обеспечение нетрудоспособного населения, выплаты международным миротворческим службам ООН.

VI трактат

Полностью ликвидируются органы силовых институтов (Министерства Обороны, Внутренних дел, Юстиции, Федеральной службы безопасности, Прокуратуры) ВПК, за исключением структур выполняющих задачи Международных Сил Быстрого Реагирования ООН. Ядерный и иной арсенал всех стран мира конверсируется исключительно на мирные цели.

VII трактат

Валютно-финансовая деятельность осуществляется исключительно через центральный международный валютный банк, центральный национальный банк и их территориальные филиалы. Во всем мире вводится единая золотом обеспеченная мировая валюта, которая будет отличаться лишь национально-территориальной принадлежностью и символами, как эквивалент труда и обменивается только на результаты труда человека адекватно выработанному нормо-часу.

VIII трактат

Полностью ликвидируются товарно-денежные отношения в производстве средств производства, за исключением производства предметов, средств народного потребления разового и длительного пользования. С целью окончательной ликвидации товарно-денежных отношений в основных отраслях экономики поэтапно вводятся принципы нетоварного производства.

IX трактат

Национальная академия экономики при "НАРХОЗПЛАНЕ" страны планирует спрос и предложение по всем отраслям народного хозяйства по годам и в перспективе. Научно-обоснованный план социально-экономического развития возводится в ранг Закона, и ход его реализации контролируется органами народовластия.


В сфере ПОЛИТИКИ

Х трактат

Руководство страны - Союза Национально-Территориальных Коммун (СНТК) - ВЫСШИЙ СОВЕТ КОММУНЫ, во главе ее Председателя, осуществляет миролюбивую международную и внешнюю политику, регулирует экономику страны по повышению благосостояния населения и поддерживает интересы мирового сообщества. Своим интеллектуальным потенциалом и экономическими возможностями активно участвует в реализации международных миротворческих, правоохранительных, здравоохранительных и культурных программ, последовательно осуществляет повышение эффективности управления эволюционных процессов социоприроды и экокультуры человека.

ХI трактат

Органами высшего законодательного и властного самоуправления вводится институт Советов Народных Депутатов с вертикальной взаимоотчетностю как на местах, так и на уровне Союза НТК. Основной принцип их деятельности - полная народовластие, выборность и отчетность перед избирателями. Срок полномочия депутатов любого уровня 5 лет. Верховный Совет Народных Депутатов СНТК формируется из двух палат (Совета Народных Депутатов в количестве одного представителя с каждого входящего в Союз НТК) и Совета Министров от "НАРХОЗПЛАНА" в таком же количестве. Для оперативного управления страной из состава обеих палат выбирается Бюро Советов по 15 членов, среди них ежегодно выбирается (переизбирается) председатель СНТК, он же глава страны.


ХII трактат

Все научные, общественные, политические и религиозные организации, а также средства массовой информации функционируют в рамках единой Конституции мирового сообщества, призваны способствовать всеобщему развитию духовного и материального благосостояния человека. Их практическая деятельность, за исключением научных организаций, осуществляется на общественных началах под юрисдикцией нравственного международного и правового кодекса граждан мира. Общественные и политические организации создаются исключительно на предприятиях и учреждениях производственной сферы по рекомендациям и ходатайствам профсоюзных организации.

ХIII трактат

Правопорядок внутри каждой страны, как и в мировом сообществе, регламентируется единой Конституцией сообщества, согласно которой, всем гражданам сообщества гарантируется право на труд, бесплатное образование, медицинское обслуживание и свободный выбор местожительства, вероисповедания. Конституционный надзор за правопорядком осуществляется через региональные представительства международных общественных правоохранительных органов (международного правового суда, народной милиции и конституционного суда).


ЭПИЛОГ

Свои представления о мироустройстве в недалеком будущем я вывожу из анализа объективных противоречий бытия человека в условиях узаконившихся несправедливых форм хозяйствования. Поскольку, так называемая «рыночная экономика», которая в свою очередь ничто иное как самый известный и распространенный в мире вандализм человека - капитализм. Эта система давно устарела и ее пора сменить на что-то иное, типа социального государства, но на более современного и совершенного, где будет господствовать единство целей экономики и социальной политики соответствующего волеизъявлению большинства людей на Земле созидающих материальные и духовные ценности, с целью максимального удовлетворения рациональных потребностей социума. Допустим, ее условное название – Киновия.

Таков, на наш взгляд, научный подход, позволяющий верно определить основные черты общества, которому непременно предстоит вторично возродиться, как закономерность эволюции природы в целом и общества, в частности. Другими словами, должно торжествовать то, что необходимо большинству.

Первые попытки в истории человечества преобразовать социально - экономическое устройство из капитализма в социализм дали человечеству неоценимый урок в том, что общественная форма собственности на средства производства и коллективный труд, основанные на идеях единство целей экономики и социальной политики - есть правильный единственный путь к прогрессу человечества. Это и есть священная война за освобождения человека от эксплуатации себе подобного. Именно поэтому коммунисты ХIХ ХХ веков правильно выразили свою идеологию о необходимости уничтожения частной собственности на средства производства. Но ввиду ограниченности своего разума, не додумались реинкарнировать основополагающие принципы экономики и полного отказа в экономической теории от принципов господствующей хрематистики. Но несмотря на это, на основе единой и плановой экономики они добились в этом немалых успехов. Непримиримые враги этих идей были вынуждены отступить. До 60-х годов ХХ столетия прогрессивная идея социальной справедливости и стала господствовать на 1/6 части планеты. Но тогда против них была развязана II мировая война. В этой войне Великий Советский Народ (в основном, славянские этносы), победили фашизм и его международное влияние во всем мире и приняло неугасающий характер. Стало очевидной неизбежность гибели капитализма. Тогда сторонники капитализма прибегли к более коварным, издревле известным человечеству методам подкупа и зомбирования руководящего состава в странах социализма и флагмана мирового ком движения - КПСС. В начале эксперименты по их ликвидации проводились в маленьких азиатских странах. Но когда и там получили отпор от единства справедливых сил, тогда они прибегли к "холодной войне". Ценой огромных капиталовложений осуществлялся массовый подкуп и зомбирование должностных лиц на ключевых постах в экономике и политике. Осуществлялась также массовая идеологическая и экономическая диверсия против социализма.

В истории известны такие античеловеческие стратегические планы ликвидации социализма, как "план А. Даллеса", принятый сенатом США еще в 1945 году, "план Дж. Маршалла", утвержденный в 1947 году, согласно которым сегодня уже почти ликвидирован социализм и подорваны позиции международного комдвижения.

Однако коммунистические идеи не так легко ликвидировать, как желают этого его враги. Его корни глубоки в сознании большинства людей потому, что именно большинство на планете исповедуют православную, христианскую веру. Это в большей части славяне, идеология которых издревле была идентичной идеологии единомыслия - "киновия". Однажды проникнув в сознании и разум человека, она имеет такие генетические свойства, что ни одна сила в мире не способна ее уничтожить, пока существует самый крупный этнос - славянский и православие. Наоборот, закономерности развития природы и общества свидетельствуют и о том, что чем сильнее отрицательное воздействие на общество антигуманных сил, тем сильнее противостояние этим силам. Это аксиоматичный закон природы. Это особенность диалектики проявляется как закономерность именно на почве вожделеннейших заповедей жизни этносов православных христиан, корни которых дремлют в фундаментальных духовных основах православных россиян, в их генах, нравах и традициях. Древнегреческое слово "Киновия", в действительности, по - латинский означает коммунизм и она ничто иное, как идея единомыслия и экономической целостности, идея благого и разумного правления миром, исключительно в интересах большинства человечества - антроподиция! Это социокультурные корни древних славян и оно не имеет ничего общего с так называемой коммунистической идеологией, навязываемой мировому сообществу после сталинского периода.

Вот почему именно на славянской и православной почве в начале века прижилась идея коммунизма в России, а не в разношерстной Европе. Вот почему небезызвестный американский идеолог Бжезинский провозглашал глобальной стратегической целью капитализма то, что наравне с задачами ликвидации мирового коммунистического движения, необходима и ликвидация православной христианской религии славянских этносов. Реализация этой коварной цели не требует большого ума и она давно осуществляется; как только Российская государственная дума приняла первоначальный проект закона "О свободе совести и религии" в приемлемых нормах в защиту собственных духовных ценностей, тут же стали раздувать международный скандал, что, мол в России ущемляются права граждан. Когда как в самом деле это была попыткой защиты российских граждан от насилия псевдорелигиозных враждебных конфессий и их далеко нацеленных проповедей. Под эгидой так называемого "цивилизованного демократического мирового сообщества" президенту страны заставили отклонить этот законопроект. Это чудовищно, но факт. В России принимаются законы, противоречащие волеизъявлению своего народа. Это и есть реализация задач антигуманных сил капитализма, осуществление их стратегических целей по ликвидации духовности великого этноса. Этого они осуществляют, завуалировано, но тактически последовательно. А пока они форсированно заняты реализацией более важной по коварству задач - ликвидацией экономической мощи славянских государств. Вот почему мировая так называемая «демократическая» общественность никак не желает мириться с этим и делают все для того, чтобы всячески препятствовать объединению крупнейших славянских государств России и Белоруссии, Сербии и Косово. Вот почему разжигаются конфликтные ситуации по вопросу объединения с Украиной. Все это временное проявление обреченного на провал устремлений антигуманных сил по ликвидации идей кино вия - древнейшей мечты прогрессивно мыслящей части большинства человечества.

Изменить вектор движения истории человечества не способен никто: ни квазыдемократы, ни псевдокоммунисты. Мы уверены в том, что колесо истории человечества непременно вновь выйдет на свою пригодно заданную орбиту и по своей траектории к совершенству, будет двигаться вечно, закономерно, поступательно. Этому процессу, современное просвещенное человечество, своей сущностью, просто обязан способствовать, а не препятствовать! В современных условиях, это возможно лишь при условии возрождения единой мировой идеологии, на основе первоисточника православной христианской религии - КИНОВИЯ, преемницей и способной материализации основных идей которой является обновленная, интернациональная коммунистическая партия - «Союз Коммунистов», идеология которой строится, развивается и совершенствуется именно на основе идей "Киновия", на основе благого и разумного мирохозяйствования. Членство в этой партии определяется приверженностью людей к ее Уставу и Программе, которая отличается от ранее существующей коммунистической идеологии, прежде всего тем, что временно допускается существование и иных форм собственности на средства производства в меньшем объеме по сравнению с государственной, но исключительно, при господстве истинной экономической теории, а не хрематистики. Вместе с тем, главной программной целью партии Союз коммунистов является формирование бесклассового общества, освобождение труда от всех форм отчуждения, ликвидация эксплуатации человека человеком, обеспечение полного благосостояния и свободного развития каждого человека. Согласно идеологии данной партии, коммунистом считается лишь только тот личность, которую можно считать всесторонне образованной личностью, ставящего интересы общественные выше интересов личного, борющегося за освобождение от эксплуатации человека человеком в любой форме. Для материализации этих целей у партии «Союз Коммунистов» есть новое воззвание - "Коммунисты всех стран, соединяйтесь!".Разделяя основные идеи этой партии, я глубоко уверен в том, что новейшая идеология совершенствующегося коммунистической партии - партии «Союз Коммунистов» имеет неограниченных перспектив, как во времени, так и в пространстве.

P.S. Считаю целесообразным пояснить, что 13 трактатов не могут быть полноценной программой будущего общественного миро устройства человечества, но надеюсь, реально мыслящие люди заметят в них простейшую генеральную схему и своим душеприкладством поспособствуют сделать их более содержательными, реальными и приемлемыми человечеством третьего тысячелетия.

Отзывы, предложения, замечания - можно высылать по адресу:

Россия, 443099, г. Самара, ул. молодогвардейская 190, офис 106.

Телефоны: (846) 242 48 37; 8 9179470564 моб;

http.: //WWW. Ralogua.narod.ru

E-mail: logua@mail.ru


Любимые цитаты моих учителей, наставников

Мудрейший Жан-Жак Руссо учил:

Первый, кто огородив участок земли, придумал заявить: "Это мое!"- и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества.

От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род человеческий тот, кто, выдернув колья и засыпав ров, крикнул бы себе подобным: "Остерегитесь слушать этого обманщика, вы погибли, если забудете, что плоды земли - для всех, а сама она - ничья".

Из книги - "Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства между людьми".

Роберт Солоу говорил:

Неплохо быть честолюбивым, иметь какую-то цель, хотеть достичь совершенства в том, что делаешь. Но было бы ужасной ошибкой позволить желаниям и амбициям воспрепятствовать доброму отношению к людям. Дело в том, что при таком отношении и они будут хорошо к вам относиться, а в том, что вы сами станете лучше

Из книги -"Важнейшее, что я узнал в жизни".

П.Я. Чаадаев:

«Прекрасная вещь – любовь к отечеству, но есть еще нечто более прекрасное – это любовь к истине. Любовь к отечеству рождает героев, любовь к истине создает мудрецов, благодетелей человечества».

Элизабет Кублер-Росс:

«Любовь – всеобщая связующая нить жизни, пламя, которое согревает наши души, питает энергией наш разум и наполняет страстями наши судьбы. Это то, что соединяет нас природой и друг с другом».

Из книги – «Колесо жизни» в авторской интерпретации.

Де Карт говорил:

« Давайте честно мыслить – это и есть высшая нравственность».

Дени Дидро писал:

«Труд и добродетель – вот мои единственные догматы».

«Стараться оставить после себя больше знаний и счастья, чем их было раньше, улучшать и умножать полученное нами наследство» - вот над чем мы должны работать!

«Нет такого уголка в мире, где различие в религиозных воззрениях не орошало бы землю кровью».

(Избранные произведения. М., 1956., С. 240, 241, 256.)

Иван Александрович Ильин

«Там где начинается любовь, там кончаются безразличие, вялость, экстенсивность: человек собирается и сосредоточивается, его внимание и интерес концентрируются на одном содержании, именно на любимом; здесь он становится интенсивным, душа его начинает как бы накаляться и гореть. Любимое содержание, - будь то человек, или коллекция картин, или музыка, или любимые горы, - становится живым центром души, важнейшим в жизни, главным предметом её».

(Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993. с. 154.)