Портреты Сумарокова кисти А. Лосенко и Ф. Рокотова

Когда живописец пишет портрет современника, он видит его как бы в «ореоле» событий, идейных устремлений своей эпохи, воспринимает как личность с помыслами, хорошо ему понятными.

Портреты Сумарокова кисти А. Лосенко и Ф. Рокотова

Когда живописец пишет портрет современника, он видит его как бы в «ореоле» событий, идейных устремлений своей эпохи, воспринимает как личность с помыслами, хорошо ему понятными. Видимо, не случайно известнейшие живописцы запечатлели для потомков знаменитого поэта и драматурга А. П. Сумарокова.

А. Лосенко. «ПортретФ. Рокотов. «Портрет

А. П. Сумарокова». Масло. 1760.А. П. Сумарокова». Масло. 1777.

Конечно, эти мастера XVIII столетия творили в рамках портретного канона, который предписывал определенную меру идеализации модели. И все же они смогли воспринять портретируемого глубоко, заинтересованно. Сумароков оказался как бы на перекрестье двух художнических «мнений» – во многом не схожих, разделенных значительным отрезком времени. Это драгоценная возможность для сегодняшнего зрителя: историческое лицо как бы поворачивается различными сторонами, гранями характера. И вот уже перед нами проходит его жизнь...

Он был личностью яркой, сложной, противоречивой. Александр Петрович Сумароков – основоположник русской классической драматургии, организатор и директор созданного в 1756 году русского профессионального театра, издатель журнала «Трудолюбивая пчела». Он родился в 1717 году, происходил из семьи знатных, но обедневших дворян. Тринадцатилетним мальчиком был отдан в кадетский корпус, который тогда называли «рыцарской академией». Одновременно с ним обучались будущие талантливые дипломаты, политические деятели, переводчики, поэты, полководцы: Репнин, Панин, Свистунов, Херасков, Елагин, Каменский, Румянцев-Задунайский.

Многие однокашники Сумарокова пробуют себя в стихосложении, но ярче всех выступил на этом поприще именно он. Его стихам присущи размах, патетика:

Петр природу применяет,

Новы души в нас влагает;

Строит войско, входит в Понт.

И во дни такой премены

Мещет пламень, рушит стены

Рвет и движет горизонт...

Молодой поэт трудолюбив, ведь он – один из первооткрывателей в русской поэзии: «Я будто сквозь дремучий лес, сокрывающий от очей моих жилище муз, без проводника проходил». Трудности первых опытов в жанре изящной словесности скрашивает успех у читателей, а после постановки первой пьесы под названием «Хорев» – и у зрителей. Поразительно широк круг интересов Сумарокова. Он пишет труды по истории, философии, филологии. Страстно влюблен в свое детище – первый профессиональный театр, чей репертуар включал сумароковские пьесы. Их главная тема – воспевание гражданского долга и добродетелей, осмеяние пороков. Всего им написано более 20 драматических произведений. Спектакли были богато оформлены, сопровождались музыкой, привлекали блестящей игрой лучших актеров того времени: Ф. Г. Волкова, И. А. Дмитриевского, Я. Д. Шуйского. Новизна зрелища вызывала восхищение зрителей, но вскоре содержание пьес, где Сумароков рискнул поучать императрицу, вызвали раздражение при дворе, и он был освобожден от должности директора. Тогда же закончилась издательская деятельность поэта. Это отразилось на его душевном состоянии, которое и без того было омрачено бесконечными интригами завистников. В тяжелый для поэта период жизни, в 1760 году, его портрет написал А. Лосенко.

Для этого исторического живописца одной из важнейших в искусстве стала тема гражданского подвига. И данный портрет – тому свидетельство. Мастер изобразил Сумарокова в резком повороте. Гордо вскинута голова, фигура закутана в плащ. Он кажется героем классической трагедии, противостоящим ударам судьбы. Поза чуть театральна, плащ демонстративно драпирует фигуру, но сколько скрытого человеческого страдания отражает лицо! Сумароков бледен: прямой, проницательный взгляд устремлен прямо на зрителя, в уголке рта залегла горькая складка. В цвете полотно решено сдержанно, даже строго – почти черный фон, пятно темно-синего плаща, охристое с розовыми оттенками лицо. Трепетно написан уголок белого кружевного жабо, единственный светлый акцент в аскетической гамме портрета. Это драматургия цвета, символ робкой надежды на благополучное будущее. Лосенко исполнил портрет драматурга сразу же после запрещения журнала «Трудолюбивая пчела"-другого сумароковского детища. Последний номер издания Сумароков завершил горькими строками:

С Парнаса нисхожу, схожу противу воли

Во время пущего я жара моего,

И не взойду по смерть я больше на него –

Судьба моей то доли

Прощайте, музы, навсегда!

Я более писать не буду никогда.

Лосенко повествует о судьбе поэта, которая раскрывается как драма гонимого творца.

Когда портрет Сумарокова поступил в музей, то сразу привлек внимание колоритом. Живописный почерк не оставлял сомнения в авторстве Рокотова. Сочетание цветов: оливково-зеленого – в кафтане, черного – в шейном платке, алого – в анненской ленте, сбегающей по левому плечу, темно-коричневою в плаще – характерная гамма рокотовской живописи. И вся она приведена к единству серебристой тональностью.

«Вероятно», «возможно» – этими словами пестрит литература о Рокотове, чье имя редко встречается в архивных документах. Он не был женат и не оставил потомков, которые могли бы сообщить о своем предке, почти никогда не подписывал работ. Деятельность художника началась в 1757 году в Петербурге. К 1765 году он уже академик, преподаватель Академии художеств, модный портретист. Один из современников свидетельствует, что в 1764 году в его петербургской мастерской находилось одновременно до 40 портретов, «в которых были окончены только головы, доличное ему приходилось оканчивать после».

Эти биографические данные понадобились затем, чтобы понять, почему в рокотовском портрете Сумароков;: 1777 года так много черт парадности. Художник, как и полагается модному портретисту, поставил модель в самую выигрышную, представительную позу. Живописцу XVIII столетия предписывалось облагораживать высокородных персон, «приноравливать к хорошей осанке». Считалось, что «недостатки, без которых познается... сложение людей, должны быть поправляемы и выпускаемы». Рокотов остался верен условностям искусства той эпохи. Но, как всякий большой мастер, смог пойти глубже, выразить и то, что портретируемый старается обычно скрыть.

1777 год. Минуло семнадцать лет с тех пор, как Сумарокова писал Лосенко. Каким же предстал перед нами знаменитый создатель русских трагедий? Современники свидетельствуют о противоречивости его натуры. В нем непостижимым образом уживались сила воли, решимость и высокомерие, щедрость и сварливость, душевная стойкость и беспомощность. Судьба оказалась к нему немилостивой: блестяще начав карьеру, он остался в конце жизни не у дел. Не миновало его и человеческое, отцовское горе – при нем погибли три сына. В портрете живописец сумел поведать зрителю многое о непарадном, «домашнем» Сумарокове. В его лице видна отечность, мешки иод глазами. Во взгляде угадываются раздражительность, горечь уставшего от жизни человека. Начинает казаться, что торжественная парадность его облика, символизируемая бархатным кафтаном с анненской звездой, не более чем маска, призванная скрыть от современника израненную душу драматурга. Но спрятаться за личину парадности, репрезентативного изображения не удалось. Например, поэт Н. Струйский – «великий почитатель и подражатель Сумарокова», как он себя называл, – писал в письме Рокотову: «Ты, почти играя, ознаменовал только вид лица и остроту зрака его, в тот час и пламенная душа его... на оживляемом тобою полотне не утаилася...»

Следующее поколение – поколение Пушкина – предало забвению творчество некогда знаменитого драматурга. Едва ли был справедлив юный поэт, когда писал В. А Жуковскому: «Завистливый гордец, холодный Сумароков без силы, без огня, с посредственным умом». В середине XIX века В. Г. Белинский уже отдавал должное одному из зачинателей российской словесности и театра, заметив, что «без дарования, воля ваша, нельзя иметь никакого успеха ни в каком времени». Хочется верить, что живописные свидетельства Лосенко и Рокотова внесли свою ленту в восстановление правдивого образа Сумарокова. Ведь талант выдающегося художника в том и заключается, чтобы, показывая «печати жизненных испытаний», выявлять в своем герое творческий огонь, ум, человеческое достоинство. Так Сумароков, как бы прожив на наших глазах часть своей нелегкой жизни, остался в веках «славным мужем российским».