Этнология Л.Н. Гумилева

ИНИСТЕСТВО ВЫСШЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ НАЦИОНАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ Кафедра «Культорология»

МИНИСТЕСТВО ВЫСШЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ НАЦИОНАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Кафедра «Культорология»

РЕФЕРАТ НА ТЕМУ «Этнология Л.Н. Гумилева и культурологи я»

Выполнила: ст. гр. 3 1-го курса Рыбакова А.И.

Проверил: Круткин С.В.

ОЦЕНКА

МОСКВА 2001

Для того, чтобы понять, почему такое-то историческое событие произошло именно так, а не иначе, в конечном счете, необходимо знание законов протекания этнических процессов - основы исторических закономерностей. Во всей философии истории невозможно найти ответ на вопрос о возникновении и фазах развития этноса. Хотя О.Шпенглер и А.Тойнби говорили о фазах развития цивилизаций и культур, а другие философы и историки приближались к решению некоторых сторон проблемы возникновения и развития народов, старая философия истории так и не смогла решить эту проблему, ибо естественные и гуманитарные науки до ХХ в. не обладали достаточными данными для создания этнологии как теории об этногенезе и его фазах. Достижения физики, биологии, психологии, с одной стороны, географии и исторических дисциплин, с другой, позволили Л.Н.Гумилеву подойти к обоснованию пассионарной теории этногенеза, дальнейшее развитие которой требует от нас перехода к разработке учения об этноноосфере. Пассионарная теория этногенеза и учение об этноноосфере при достаточной их разработанности вполне могут явиться методологической основой исторической науки. И тогда историкам не придется блуждать по генеалогическому древу этноса в поисках того звена, когда, например, булгары превратились в поволжских татар. Пассионарная теория должна пройти все фазы своего этногенеза, тогда не сможет превратиться в другой этнос. Концепцию пассионарности Л.Н. Гумилев наиболее развернуто и полно изложил в своей работе «Этногенез и биосфера земли». Здесь в изобилии представлены разнообразные аргументы автора в пользу своей концепции: и претендующие на философичность, и естественнонаучные, и опирающиеся на культурно-исторические реалии, мы обратимся к итоговым формулировкам Гумилева по поводу пассионарности. Формулировки эти так красноречивы, что способны отбить всякую охоту проследить, как к ним пришел исследователь. Однако обратимся к ним непосредственно: «Этногенез,» — пишет Гумилев, — «инерционный процесс, где первоначальный заряд энергии (биохимической, описанной В.И.Вернадским) расходуется вследствие сопротивления среды, что ведет к гомеостазу — равновесию этноса с ландшафтным и человеческим окружением, т.е. к превращению его в реликт, когда он находится в пережиточном (персистентном) состоянии, лишенном творческих сил. Именно благодаря высокому накалу пассионарности происходит взаимодействие между общественной и природной формами движения материи, подобно тому, как некоторые химические реакции идут лишь при высокой температуре и в присутствии катализаторов. Импульсы пассионарности как биохимической энергии живого вещества, преломляясь в психике человека, создают и сохраняют этносы, исчезающие, как только слабеет пассионарное напряжение» (2,335—336).

Точки над i в своей теоретической конструкции Гумилев ставит со всей определенностью, решительностью и безоглядностью. Его нет смысла ловить на противоречиях, отделять текстуально выраженное от контекста, пытаться домыслить за автора недомолвки и т.п. По Гумилеву все ясно как Божий день: пассионарность — это биохимическая энергия живого вещества, порождающая этногенез, можно сказать, что определяющая собой этногенез пассионарность представляет собой биохимическую реальность. Но если вы не признаете сам этногенез исключительно той же самой биохимической реальностью, то перед вами в пределах мышления, а не пустого не должно встать вопроса о том, что из себя представляет переход от биохимического уровня к некоторому иному. В традициях исторического материализма Гумилев называет его общественной формой движения материи или человеческой психики. По Гумилеву, они получают биохимический толчок и, соответственно, взаимодействуют с ним или преломляют его воздействие, этногенез ведь, по признанию самого Гумилева, — реальность вовсе не биохимическая. Поскольку же она объясняется все же биохимически, то биохимическое должно быть признано субстанцией этногенеза. Все общественное и психическое в нем становится необходимым вывести из биохимического первопринципа как его проявление, уровни и модификации. Только тогда могут быть как-то оправданы игры с биохимической пассионарностью. Истоки этноса усматриваются Л.Н. Гумилевым в биохимии, сама биохимия имеет свой источник в космических энергиях, приходящих на землю из пространственных и временных бесконечностей. Последняя мудрость, которую можно извлечь из гумилевской теории пассионарности, может быть сведена к двум тезисам: Мир в своей основе энергии. Все энергии связаны со всеми.

Если в результате вмешательства извне этнос прекращает свое существование, или он продолжает свое развитие, переходя из одной фазы своего этногенеза в другую, как это предначертано ему его природой. Ни в 1236 г. монголы, ни в 1552 г. русские, конечно же, не уничтожили булгарский народ, хотя и погибло немалое количество людей, естественное развитие его продолжалось и по своей этноноосфере, которая сохраняется, несмотря ни на что. Это был один и тот же народ - булгарский, а тех же, кто вливался в его состав он, благодаря влиянию своей этноноосферы, переделывал по своему образу и подобию, т.е. преобразовывал их и по мышлению, и по образу жизни в булгар. Ведь известно, что не кровью определяется национальность человека.

Исторические факты, если даже они нанизаны на логическую цепь и из них сделаны обобщающие выводы, которые дают возможность оценить их общественную значимость в развитии человечества в целом или отдельного народа в частности, не позволяют проникнуть в самую сущность этнических процессов. Ясные ответы на проблемы этногенеза невозможно найти и в учениях представителей философии истории. Только в ХХ в. в связи с достаточно высоким уровнем развития естественных и гуманитарных наук появилась такая возможность, которую использовал Л.Н.Гумилев, создав пассионарную теорию этногенеза, или иначе этнологию . Этнология как естественнонаучная дисциплина изучает закономерности возникновения, функционирования и взаимодействия этнических систем. Этнос - естественно сложившаяся форма коллективного существования людей, которая органически входит в биосферу. Этногенез как природный процесс имеет свой информационно-энергетический механизм, вызывающий в этносе явление пассионарности, уровень которой варьируется от нуля до высшей точки, а затем идет на спад. От уровня пассионарного напряжения, который возрастая в фазе подъема, достигнув максимума в акматической фазе, начинает снижаться в фазе надлома и инерционной фазе, опускаясь до нуля в фазе обскурации, устанавливается чуть выше нуля в фазе гомеостаза, зависят активность и творческие способности этноса и стереотипы поведения его особей. “Таким образом, - пишет В.А.Мичурин, - сформулированная Л.Н.Гумилевым концепция этноса существенно отличается от существовавших ранее представлений. Автор данной концепции рассматривает этнос как природную общность, несводимую ни к каким другим типам объединения людей. Этим он решительно порывает с социологизаторской школой, рассматривавшей этнос как социальное явление, подчиняющееся законам общественного развития”. Но, с другой стороны, ни в коем случае нельзя отождествлять этнос с биологической популяцией, ибо он является природным основанием социальной надстройки.

К важнейшим достижениям этнологии относится обоснование Л.Н. Гумилевым фаз этногенеза. Возраст этноса, сопоставление этносов по возрасту, что определяется нахождением их в той или иной фазе этногенеза, дают возможность историку четко определить местонахождение этноса на собственной оси времени. Начало возникновения этноса и фазы его этногенеза узнаются по событиям его этнической истории. Когда раскрыты события этнической истории, определены фазы его этногенеза, перед исследователем разворачивается картина жизнедеятельности народа во внутренних и внешних причинно-следственных связях. Тогда становятся понятными его победы и поражения, возвышение и упадок, катаклизмы общественной жизни и ее спокойное течение, необходимость и случайность событий, поведение и действия людей, творящих историю. Тогда историк, например, не сможет приписать агрессивность тому народу, который по своему возрасту (фазе этногенеза) не мог быть агрессором. Тогда политик не сможет призывать к восстановлению развалившейся империи, ибо многонациональные государства перестают существовать тогда, когда империеобразующий народ по своему возрасту (ибо силы уже не те) не может удержать другие народы в сфере своей воли. Значит, надо искать пути дружественного союза, а не силового давления по отношению к народам, входившим ранее в империю. Тогда интеллигенция будет призывать свой народ к деяниям, исходя из его возможностей, которые соответствуют его возрасту (фазе этногенеза). Так что знание фаз этногенеза имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Каждый этнос (племя, народность, нация) имеет свою этноноосферу, которая является единым информационно-энергетическим полем, удерживающим в сфере своего влияния любого индивида своей системы, биополе которого по своей частоте соответствует его общей несущей частоте. Когда говорят, что данный человек ощущает себя булгарином, русским, чувашем, башкиром, украинцем и т.д., то возникает вопрос: почему он себя так ощущает, в чем тут причина? Когда говорят, что он считает себя русским, потому что ощущает себя им или что таково его мироощущение, то такие рассуждения ничего не объясняют не только на научном уровне, но и в обыденной жизни. Тут следует поставить другой вопрос: каковы основания таких ощущений? Старая этнология не могла дать ответ на этот вопрос. Учение же об этноноосфере указывает на конкретные материальные основания ощущения каждым человеком своей принадлежности к той или иной национальности. Эти основания в биополе человека, которое связано с этноноосферой конкретного этноса. Вне этноноосферы нет человека. Когда-то некоторые представители интеллигенции гордо называли себя: “Я - гражданин мира”, но от этого они не переставали быть русскими, поляками, украинцами и т.д.

Этноноосфера возникает вместе с этносом, являясь хранилищем его памяти, его информационным центром, где скапливаются все сведения, касающиеся этнической истории народа, его вероисповедания и мировоззрения, трудовых навыков и политических воззрений. Космическая энергия, концентрирующаяся в этноноосфере, организуется мыслями и чувствами людей данной национальности, образуя информационно-энергетическую систему этноса. Между этноноосферой и биополем человека идет постоянный интенсивный обмен информацией на уровне подсознания человека, но этот процесс не всегда им осознается. Информация от человека в этноноосферу поступает по всему диапазону частот его биополя, т.е. все изменения, даже мельчайшие, вызванные мыслями и чувствами человека, моментально становятся достоянием этноноосферы. Обратный процесс протекает иначе. Информация от этноноосферы к человеку поступает выборочно. Головной мозг человека как приемное устройство не воспринимает весь диапазон частот, воздействующих на его биополе, многое остается неосознанным. Его неосознанные поступки, в конечном счете также определяются этноноосферой, хотя иногда человек удивляется своим интуитивным действиям, не находя им объяснения.

Применение учения об этноноосфере с пассионарной теорией этногенеза к рассмотрению этнической истории народов ограждает историческую науку от различного рода измышлений. Отсутствие у исторической науки философско-методологической базы, разработанной на основе современных научных достижений, является той “черной дырой”, куда неожиданно исчезают старые этносы и откуда так же неожиданно появляются новые. Пассионарная теория этногенеза и учение об этноноосфере на вопрос: “Куда исчезли волжские булгары, хазары, печенеги и половцы?” - позволяют однозначно ответить: “Никуда. Волжские булгары и сейчас живут в лице поволжских татар, а потомки донских и нижневолжских булгар, печенегов и половцев проживали под именем татар еще во времена Золотой Орды, а затем влились в состав народов Восточной Европы”.

Волжские булгары после распада Золотой Орды восстановили свою государственность в полном объеме. Традиции булгарской государственности уходят своими корнями в Великую Болгарию Кубрата, существовавшую на Северном Кавказе в VП в. Свое дальнейшее развитие она получила в Волжской Булгарии, которая возникла на Средней Волге в VШ в. Сведений о том, как протекала жизнь булгар на Средней Волге в VIII-IХ вв. мало и мы можем только догадываться об этом, что вполне естественно, ибо они находились в инкубационном периоде фазы подъема, когда в этносе совершаются внутренние процессы, не всегда отмечаемые соседями и летописцами. Достоверные сведения о волжских булгар в явном периоде фазы подъема их этногенеза оставили восточные авторы начала Х в., прежде всего Ибн-Фадлан, отметивший в своих записках официальное принятие булгарами ислама в 922 г. Фаза подъема завершилась установлением централизованной власти над всей территорией Булгарии единого булгарского эмира. Правление эмира имело все атрибуты государственности феодального типа. В расширении своего ареала булгарский этнос также достиг немалых успехов. Влияние булгар простиралось на сотни километров от столицы во всех направлениях стран света.

Акматическая фаза, в которую булгары вступили в ХI в., привела к еще большему укреплению их этноноосферы на базе мусульманской культуры. Под влиянием булгар жили многие окружающие народы. Столкновение двух наиболее сильных этносов Восточной Европы - булгар и русских, которые к этому времени уже довольно надежно укрепили свой православный менталитет, - сопровождалось как военными походами друг на друга, так и многими годами мирной жизни, когда торговые, дипломатические и хозяйственные связи между этими народами приобретали устойчиво интенсивный характер. Результаты ремесленной деятельности булгар в этот период стали известными во многих не только ближних, но и дальних странах. Булгарские купцы были частыми гостями в таких странах, как Русь, Китай, Индия, странах Средней Азии, Ближнего Востока, Западной Европы. Слово “ал-Булгари” (“из Булгарии”) звучало так часто, что в Средней Азии оно не было забыто еще и в ХIХ в.

В конце акматической фазы булгарам пришлось испытать яростные военные удары монголов.

Не менее тяжелые испытания пришлось испытать булгарскому этносу в конце XIII - XIV вв., когда он вступил в фазу надлома. Потеря народом перспектив, засилье субпассионариев, для которых свои личные интересы оказались выше общенациональных, бесконечные нападения на булгарские земли золотоордынских ханов, русских князей и ушкуйников потрясали страну. Булгария распалась на ряд княжеств, среди которых на первое место стало выдвигаться Казанское княжество, слабо связанное с другими княжествами. Все эти события неблагоприятно отразились на этноноосфере булгар, резкие и сильные колебания привели ее к ослаблению.

Мысли и чувства булгар приобрели противоречивый характер, которые отразившись в этноноосфере также не способствовали ее устойчивости. Однако булгарский этнос с честью выдержал и это испытание. Сохранилась страна, хотя и расколотая, сохранился булгарский народ, который имел, хотя и ослабленную, но еще достаточно сильную для укрепления единства булгар этноноосферу.

После многих потрясений и испытаний, потерь и разрушений булгарский этнос вступил в первой половине XV в. в инерционную фазу своего этногенеза. Инерционная фаза этногенеза отложила свою печать на жизнь и деятельность булгар. Источники почти не сохранили нам сведений о событиях в самой Булгарии, она осталась в основном в записях русских летописцев как соперница Московской Руси за преобладание на Волжском пути и землях Севера, богатых пушниной.

Соперничество между Казанской Булгарией и Московской Русью продолжалось более 100 лет. Победа оказалась на стороне Москвы, которая завершила противостояние двух государств завоеванием в 1552 г. Казани, а затем и всей Булгарии. Причин падения Булгарии несколько. Одна из них - этнического характера. Русские были молодым растущим этносом, а булгары переживали свою старость. Вполне естественно, что старый этнос не смог противостоять своему молодому соседу. Этнос уже не обладал достаточным уровнем пассионарного напряжения и этноноосфера, ослабленная и расколотая, не оказала необходимого в экстремальных условиях воздействия - основная масса булгарского народа во время осады Казани не поднялась на защиту своей столицы. Позже, когда царские войска стали оккупировать земли Булгарии, народ вынужден был взяться за оружие, но было уже поздно. Тридцатилетняя борьба булгарского народа не вернула стране свободу. Так окончилась инерционная фаза этногенеза булгар.

В жизни булгарского этноса наступила фаза обскурации, в которую он вошел на рубеже XVI - XVII вв. уже в составе российского государства. Потеря государственности, гибель в пожарищах битв памятников и ценностей материальной и духовной культуры булгар, вынужденный уход их с мест, которые они обживали сотни лет, в Приуралье, в Сибирь и в Среднюю Азию, насильственное крещение, гибель пассионариев в национально-освободительной борьбе ускорили переход булгарского этноса из инерционной фазы в обскурацию. Многие отрасли ремесленной деятельности булгар, особенно работы, связанные с железом и металлами, были прекращены и забыты. Из городских жителей булгары превратились в сельское население, живущее в глухих и далеких деревнях, оторванных от полнокровной общественной и государственной жизни. Духовная жизнь была сужена до чтения и изучения Корана, историческая память с потерей летописей и книг, содержащих историю булгар, осталась лишь в устной передаче, источник которой обмелел в течение веков до такой степени, что затерялся в песках забвения. Но несмотря на все потери и унижения булгары, сохранили свою этноноосферу. Булгарский этнос дошел до фазы “спасительного”, по словам Л.Н.Гумилева, гомеостаза. Во второй половине XIX в. и особенно в начале ХХ в. отмечается небывалая до сего времени активность булгаро-татарской интеллигенции. Появляется движение ваисовцев за возрождение булгарского этноса. Булгаро-татарские пассионарии ведут активную работу как в красном движении, так и в рядах белых. С установлением Советской власти булгаро-татары восстанавливают с разрешения Москвы свою государственность в форме автономии. Перед булгаро-татарской нацией открываются широкие перспективы. Но мечтам не дано было сбыться. За годы Советской власти булгаро-татары потеряли ценностей из сокровищницы своей духовной культуры больше, чем за все века вхождения в Российскую империю. Хотя нет худа без добра, в лоне русской культуры они заняли достойное место среди других народов, дав России ученых, композиторов, художников, писателей, политиков, руководителей всех рангов, офицеров и военачальников.

Булгаро-татары стоят на пороге возрождения своей государственности в составе России, культуры и языка. Но продвижение булгаро-татарского народа в будущее, где он займет достойное место среди других наций как равный среди равных, без знания своей действительной этнической истории и истории культуры, а не придуманной и навязанной ему, невозможно. Философско-методологической основой изучения и описания реальных процессов этногенеза и культурогенеза булгаро-татар, как и других народов, вполне могут служить принципиальные выводы из последних достижений этнологии и учение об этноноосфере.

Исходя из вышеизложенных соображений, вполне естественно сделать следующие теоретические и методологические выводы:

1. До XX в. этнология и культурология развивались в лоне философии истории, которая была единственной наукой, рассматривающей такие взаимосвязанные явления общественно-исторической жизни как этнос и этногенез, цивилизация и культура.

2. В науке существует преемственность, которая проводит, сначала незримо и неосознанно в виде интуитивного мышления, а затем и осознанно, одну центральную идею, в данном случае идею глубинной сущности единого исторического процесса.

3. Человеческая мысль в лице величайших мыслителей неуклонно пробивала себе путь в понимании сущности этногенетических и культурогенетических процессов и, в конце концов, привела к идее прерывности истории человечества, которая складывается из этногенеза отдельных народов, имеющих свое начало и конец. Этнос в своем развитии проходит определенные фазы этногенеза.

4. Главным достижением философии естествознания XX в. в области понимания природной сущности общественно-исторической жизни человечества было обоснование учения о биосфере и переходе последней в ноосферу.

5. Системный подход и учение о биополе стали существенным дополнением в создании единой теории биосферы как самоорганизующейся системы не только на вещественном уровне, но и на уровне биополя как второй природы всего живого.

6. Обобщение достижений естественных и общественных наук, понимание природного и социального в таком сложном явлении исторического развития как этнос привели к идее этноноосферы в качестве природной основы этногенеза и культурогенеза.

7. Этноноосфера - информационно-энергетическое поле, в котором отражается память этноса. Она возникает с рождением этноса и сопутствует ему в его этнической истории. Это то, что делает данный этнос тем, чем он является.

8. Этноноосфера данного народа колеблется с определенной только ей присущей частотой, которую можно назвать несущей. Нет этносов с одинаковой несущей частотой, у каждого из них она разная. У родственных народов несущие частоты близки, а у не родственных этносов они отстоят друг от друга далеко, что не способствует их взаимопониманию.

9. При зарождении этноса несущая частота его этноноосферы резонирует с частотой космического поля. В момент резонанса этническая система, вернее такой ее элемент как этноноосфера, “впитывает” в себя космическую энергию, которая в дальнейшем расходуется этносом при его историческом утверждении среди других народов.

10. Важное значение имеет этноним, который этнос при рождении выбирает для выделения себя среди других народов. Выбор имени определяется возникающей этноноосферой. Этноним - это код, подключающий этнос к его этноноосфере для получения жизненно необходимой информации.

11. Исследование этноноосферы как носительницы духовной культуры и этнопсихологического склада данного народа дает возможность проследить исторический путь его от начала и до конца или до фазы этногенеза, в которой он находится в настоящее время.

12. Рассмотрение этнической истории волжских булгар через призму их этноноосферы дает возможность утверждать следующее: волжские булгары существуют как этнос и в настоящее время под названием волжских татар. Они еще имеют достаточный запас энергии и реальные возможности для того, чтобы с честью пройти вместе с народами России оставшуюся часть своего этногенеза. Это дает возможность утверждать их мощная этноноосфера, имеющая многовековые накопления.

Сделанные выводы автор не считает окончательными. История народа пишется многими учеными. Только их совместные усилия, их коллективный труд могут приблизить знание и понимание истории данного народа к объективной истине. Этническая история волжских булгар окутан туманом времени. Но наступит день - туман рассеется. И история булгар засияет перед их потомками всеми цветами радуги, которая укажет им путь, ведущий в будущее.