Жизнь и творчество Данте Алигьери

Любовь к Биче Портинаре, политическая жизнь Данте, обвинение во взяточничестве и приговор к изгнанию на два года. Написание "Божественной комедии", история и время создания. Художественные особенности и поэтика "Божественной комедии", мастерство Данте.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1 Жизнь Данте Алигьери

1.1 Любовь к Биче Портинаре

1.2 Политическая жизнь Данте

2 «Божественная Комедия»

2.1 История и время создания «Божественной Комедии»

2.2 Художественные особенности и поэтика «Комедии»

2.3 Мастерство Данте в «Комедии»

Заключение

Библиографический список


Введение

К концу XII века итальянская литература вышла на вольную дорогу, сливая воедино отмирающие, феодальные отголоски с крепнущими буржуазными мотивами, объединяя уцелевшие воспоминания от римских времен, принесенные из-за Альп рыцарские провансальские мотивы и новые религиозные настроения. Данте стоит у ее начала.

«Божественная Комедия» возникла в тревожные ранние годы XIV века из бурливших напряженной политической борьбой глубин национальной жизни Италии. Для будущих – близких и далеких – поколений она осталась величайшим памятником поэтической культуры итальянского народа, воздвигнутым на рубеже двух исторических эпох. Энгельс писал: «Конец феодального средневековья, начало современной капиталистической эры отмечены колоссальной фигурой. Это – итальянец Данте, последний поэт средневековья и вместе с тем первый поэт нового времени».

Двадцатилетняя жизнь Данте как политического изгнанника оставила потомству грандиозное здание трехчастной «Комедии», за которой молва ее первых восхищенных слушателей и читателей навеки утвердила восторженный эпитет «божественной» (свой эпический труд сам Данте назвал «комедией», согласно нормам античной поэтики, как произведение, завершающееся благополучной и радостной развязкой).


1 Жизнь Данте Алигьери

Жив Данте или умер для нас? Может быть, на этот вопрос вовсе еще не ответит вся его в веках не меркнувшая слава, потому что подлинное существо таких людей, как он, измеряется не славой, а самим бытием. Чтобы узнать, жив ли Данте для нас, мы должны судить о нем не по нашей, а по его собственной мере. Высшая мера жизни для него — не созерцание, отражение бытия сущего, а действие, творение бытия нового. Этим он превосходил всех трех остальных, по силе созерцания равных ему художников слова: Гомера, Шекспира и Гете. Данте не только отражает, как они, то, что есть, но и творит, чего нет; не только созерцает, но и действует. В этом смысле, высшей точки поэзии (в первом и вечном значении слова poiein: делать, действовать) достиг он один.

Имя Данте громко сейчас в мире, но кто он такой, все еще люди не знают, ибо горькая «судьба» его, fortuna, - забвение в славе.

Данте родился в одном из древнейших родов Флоренции. Он был первенцем мессера Герардо Алигьеро ди Беллинчионе и монны Беллы Габриэллы, неизвестного рода, может быть, Дельи Абати. Памятным остался только год рождения, 1265, а день — забыт даже ближайшими к Данте по крови людьми, двумя сыновьями, Пьетро и Якопо, - первыми, но почти немыми свидетелями жизни его. Только по астрономическим воспоминаниям самого Данте о положении солнца в тот день, когда он «в первый раз вдохнул тосканский воздух», можно догадаться, что он родился между 18 мая, вступлением солнца под знак Близнецов, и 17 июня, когда оно из-под этого знака вышло.

Имя, данное при купели новорожденному, - Durante, что значит «терпеливый, выносливый», и забытое для ласкового, уменьшительного «Dante», - оказалось верным и вещим для судеб Данте.

Древний знатный род Алигьери захудал, обеднел и впал в ничтожество. Может быть, уже в те дни, когда родился Данте, принадлежал этот род не к большой рыцарской знати, а к малой. По некоторым свидетельствам, впрочем неясным, - сэр Герардо, за какие-то темные денежные дела был посажен в тюрьму, чем навсегда запятнал свою память.

Данте был маленьким мальчиком, когда дядя его Джери дель Белло, убив флорентийского гражданина, сам вскоре был злодейски и предательски убит. Старшему в роде, сэру Герардо, брату убитого, должно было, по закону «кровавой мести», отомстить за брата; а так как это не было сделано, то второй вечный позор пал на весь род Алигьери. Зная исступленную, иногда почти «сатанинскую» гордыню Данте, можно себе представить, с каким чувством к отцу он жил. Никогда, ни в одной из книг своих, ни слова не говорит он об отце: это молчание красноречивее всего, что он мог бы сказать.

Мать Данте умерла, когда ему было шесть лет, родив после него еще двух дочерей. В детстве неутоленную и потом уже ничем неутолимую жажду материнской любви Данте будет чувствовать всю жизнь, и чего не нашел в этом мире, будет искать в том. Кем он оставлен в большом сиротстве — умершей матерью или живым отцом, - этого он, вероятно, и сам хорошо не знает. Стыдный отец хуже мертвого. Начал жизнь тоской по отцу — кончит ее тоской по отечеству; начал сиротой — кончит изгнанником. Будет чувствовать всегда свое земное сиротство, как неземную обиду, - одиночество, покинутость, отверженность, изгнание из мира. 15 мая 1275 года произошло событие, величайшее в жизни Данте и одно из величайших в жизни всего человечества.

1.1 Любовь к Биче Портинаре

«Девять раз от моего рождения, Небо Света возвращалось почти к той же самой точке своего круговращения, когда явилась мне впервые... облеченная в одежду сиренного и благородного цвета, как бы крови, опоясанная и венчанная так, как подобало юнейшему возрасту ее, Лучезарная Дама души моей, называвшаяся многими, не знавшими настоящего имени ее, - Беатриче».

Эта «Лучезарная Дама» - восьмилетняя девочка, Биче Портинари. Может быть, главное для Данте блаженство в этой первой встрече — то, что кончилось вдруг его земное сиротство — неземная обида, и что снова нашел он потерянную мать. Девятилетний мальчик любит восьмилетнюю девочку как Сестру — Невесту — Мать, одну в Трех.

9 февраля 1277 года заключен был у нотариуса письменный договор между сэром Алигьери и его ближайшим соседом Манетто Донати о будущем браке Данте с дочерью Манетто Джеммой. Данте знал ее давно, может быть, еще раньше, чем Биче Портинари, потому что жили они в соседним домах. Но в день помолвки, глядя на эту знакомую, может быть, миловидную, но почему-то вдруг ему опостылевшую, чужую, скучную девочку, не вспомнил ли он ту, другую, единственно ему родную и желанную?

Вероятно, сэр Алигьеро, замышляя этот брак, по обычным в те дни семейно-политическим и денежным расчетам, желал добра сыну: думал, что ему полезно будет войт в род Донати, ничем не запятнанный.

Так совершились 2 помолвки Данте: первая, с Биче Портинари, земная и небесная вместе, и вторая, с Джеммой Днати, - только земная.

В 1238 году умирает отец Данте. В этом же году Биче Портинари была выдана замуж за мессера Симоне де Барди, из вельможного рода богатейших флорентийских менял. Очень вероятно, что сэр Фолько Портинари, выдавая дочь, так же хотел ей добра, как отец Данте — сыну.

Первым усомнился в существовании Беатриче в XV веке жизнеописатель Данте Джованни Марио Филельфо. В XIX веке сомнение это было жадно подхвачено, и хотя потом рассеяно множеством найденных свидетельств об историческом бытии монны Биче Портинари, так что вопрос: была ли Беатриче? - почти столь же нелеп, как и вопрос: был ли Данте? - сомнение все же осталось и вероятно, навсегда останется. Любовь Данте к Беатриче, в самом деле, одно из чудес всемирной истории, одна из точек ее прикосновения к тому, что над нею. Но сколько бы Данте ни делал Беатриче «Ангелом», он был уже и тогда слишком большим правдолюбцем, чтобы не знать, что не к Ангелу в спальню входит муж, а к женщине, и чтобы не думать о том, глазами не видеть того, что это значит для нее и для него.

Смерть и любовь внутренне связаны, потому что любовь есть высшее утверждение личности, а ее отрицание крайнее — смерть. Вечный страх любящего — смерть любимого. Вот почему и Данте, только что полюбил Беатриче, как начал бояться ее потерять.

Смерть подходит к ней все ближе и ближе: сначала умирает подруга ее, потом отец. Многие дамы собирались туда, где Беатриче плакала о нем. Данте тяжело заболел вскоре после того, как умер отец Беатриче — в начале 1290 года. Смерть Беатриче он видит в страшном видении. Она умерла внезапно — в ночь с 8 на 9 июня 1290 года.

«Скорбь его... была так велика... что близкие думали, что он умрет, вспоминает Боккаччо. - Весь исхудалый, волосами обросший... сам на себя не похожий, так что жалко было смотреть на него... сделался он как бы диким зверем или страшилищем».

1.2 Политическая жизнь Данте

Флоренция переживала во время жизни Данте сложный политический и экономический кризис. В сущности, это была борьба осознавшей свое политическое значение буржуазии против наследственной аристократии. Это обстоятельство объясняет, почему к середине XIII века традиционные политические лозунги — гвельфы (сторонники папы) и гибеллины (сторонники императорской власти) не заключали в себе положительного содержания. В целом ряде городов возникают такие партии, и всюду борьба велась за политическое преобладание классов и приводила к изгнанию одной из враждующих сторон. В изгнании вчерашние враги, очутившиеся вне пределов родного города, объединялись, братались и сообща выступали против недавних своих единомышленников. Вся Италия разбилась на два стана: одна сторона (гибеллины) отстаивала архаическую, ушедшую в область предания эпоху и боролась за своеобразную феодально-демократическую республику, самовластную и тираническую, другая (гвельфы) стояла за новый порядок вещей и стремилась к организации республики купцов и ремесленников. Эту экономическую и социальную борьбу с разным успехом и одинаково насильническим способом поддерживали папы и светские чужеземные государи, мечтавшие о воплощении средневекового идеала всемирной Римской монархии. Своеобразные местные условия вызывали дробление и расслоение внутри двух главных партий, так что Данте, относивший себя к гвельфам, принадлежал к особому крылу их, так называемых белых, возглавляемых родом Черки; наряду с ними существовали «черные», руководимые родом Донати. Это разделение наступило вслед за изгнанием гибеллинов и отразило различные ориентации отдельных слоев гвельфского населения.

Донати усвоили методы борьбы аристократов и сумели привлечь к себе плохо понимавших политические дела мелких ремесленников и поселян. При таком положении вещей им было выгодно заручиться поддержкой папы Бонифация VIII и тем самым лишить всякого влияния более мирную, умеренную сторону — «белых». Последние опирались на крупные цехи и стремились создать для Флоренции положение, независимое от влияния аристократии и папы.

Внутренний раскол был ловко использован Бонифацием VIII. Прикрывшись предлогом умиротворения сторон, папа прислал во Флоренцию Карла Валуа, брата французского короля Филиппа Красивого, и прибытие его явилось для «черных» сигналом к репрессиям в отношении «белых».

В то время как Данте представлял интересы своих единомышленников при папском дворе (январь 1302 г.), «черные» во Флоренции предали его суду, обвинили в подкупе, взяточничестве, интригах против церкви и приговорили к изгнанию на два года, крупному штрафу и лишению права занимать публичные должности, и так как Данте не был в состоянии обжаловать это решение, судьи постановили изгнать его навсегда, а в случае появления сжечь на костре.

Незаслуженный удар глубоко оскорбил гордую душу Данте. Это было вопиющей несправедливостью. Его горячее и бескорыстное стремление трудиться на пользу любимой Флоренции было втоптано в грязь. В течение 1302 — 1304 годов Данте намеревался в союзе с другими «белыми», изгнанными гибеллинами, вернуться во Флоренцию, но картина личных интриг и распущенности в их стане оттолкнула его. Он отделился от своих единомышленников и организовал «партию из самого себя». В течение двадцати лет поэт скитался по Италии, пользуясь поддержкой просвещенных магнатов и правителей отдельных городов. О годах этих скитаний известно мало; мы знаем, однако, что Данте побывал в Вероне, Казентине, Луниджане, Равенне.

К 1310 году относится последняя вспышка политических надежд Данте: в это время в Италию прибыл император Генрих VII Люксембургский, на которого гибеллины возлагали большие надежды. Но Генрих умер в 1313 году и не успел никому из них открыть доступ во Флоренцию. Изгнание поэта было подтверждено декретом 6 ноября 1315 года, и дважды он был исключен из числа амнистируемых граждан (в 1311 и 1316 гг.).

Последние годы Данте провел в Вероне и Равенне и умер в Равенне, окруженный вниманием и заботами последнего покровителя Гвидо Новелло да Полента. Тело Данте покоится в Равенне и теперь, несмотря на все попытки Флоренции вернуть в свои стены прах того, кого она не сумела охранить при жизни.

Грустная и тревожная жизнь измучила вконец душу Данте, но вместе с тем она подготовила и предопределила величие его как поэта. Его творчество, несомненно, не могло бы отлиться в те формы, какие оно приняло, если бы Данте спокойно прожил свой век во Флоренции и отдавал свои досуги общественным делам. Годы изгнания вызвали к жизни и во многом обусловили пафос и настроение «Божественной Комедии».


2 «Божественная комедия»

«Комедия» — главный плод гения Данте. Конечно, — об этом говорили неоднократно, — если бы не было «Комедии», Данте все-таки был бы гениальным поэтом: «Новой жизни», «Пира» и канцон хватит, чтобы отметить новую эпоху в итальянской поэзии. Но без «Комедии» Данте был бы просто гениальным поэтом. Он не был бы Данте, то есть мировым рубежом в литературе. «Комедия» подводит итог всему, что было пережито и передумано феодальной культурой: в ней «впервые заговорили десять немых столетий». Богослов и философ — Данте весь в прошлом. Но Данте-художник — дитя новой, буржуазной культуры, которая обострила в нем чувство действительности, дала зоркость и наблюдательность его глазу, вложила ему в душу беспокойный, чреватый поэтическими образами интерес к природе, понимание и признание всех душевных движений человека.

В «Комедии» отразилось все, что в жизни было поэту дорого: любовь к Беатриче, научные и философские знания, муки и думы, восторги и печали изгнанника. Данте прокалил пережитое на огне страсти, из личного превратил в общественное, из итальянского в мировое, из временного в вечное.

2.1 История и время создания «Божественной комедии»

«Божественная Комедия» писалась почти четырнадцать лет. Само название «Комедия» восходит к чисто средневековым смыслам: в тогдашних поэтиках трагедией называлось всякое произведение с печальным началом и благополучным, счастливым концом, а не драматургическая специфика жанра с установкой на смеховое восприятие. Для Данте же это была «комедия» (понимаемая вне связи с драматическим каноном — как соединение возвышенного с обыденным и тривиальным), а кроме того, «роеtа sacra» — священная поэма, трактующая об откровениях неземного бытия. Эпитет же «Божественная» впервые употребил Боккаччо, подчеркивая ее поэтического совершенства, а вовсе не религиозного содержания. Именно под этим названием, которое утвердилось за поэмой в 16 веке, вскоре после смерти Данте, мы и знакомимся с великим произведением поэта.

Комментаторы немало потрудились, чтобы определить твердые даты написания трех кантик «Комедии». Они все еще спорны. Есть только общие соображения, подсказываемые содержанием как «Ада», так и «Чистилища».

Когда писался «Ад», Данте был целиком под впечатлением событий, связанных с изгнанием. Даже Беатриче, мимолетно названная в начале поэмы и затем упомянутая еще 2-3 раза в связи с разными эпизодами странствования по подземному миру, как бы отошла на задний план. В ту пору Данте интересовала политика, расцениваемая под углом зрения итальянской коммуны. «Ад» провожал прошлое поэта, его флорентийское счастье, его флорентийскую борьбу, его флорентийскую катастрофу. Поэтому как-то особенно настойчиво хочется искать дату написания «Ада» в период, когда Данте вложил в ножны меч, поднятый против родного города, порвал и с эмигрантами и углубился в обдумывание пережитого в последние два года флорентийской жизни и в первое пятилетнее изгнание. «Ад» должен был быть задуман примерно в 1307 году и занять 2 или 3 года работы.

Между «Адом» и «Чистилищем» легла большая полоса научных занятий, по-другому раскрывших для Данте мир науки и философии. При работе над «Чистилищем» раскрылась личность императора Генриха VII. Однако невозможно было оттягивать вплетение в сюжетную линию Беатриче. Ведь поэма была задумана как прославление ее памяти. Именно в «Чистилище» Беатриче должны была появиться, принося с собой весь груз сложной богословской символики, чтобы заступить на место Вергилия, язычника, которому заказаны пути в рай. Эти три темы: политическая, научно-философская и связанная с Беатриче богословско-символическая — определяют, опять-таки примерно, годы возникновения второй кантики. Она должна была быть начата не позднее 1313 и не раньше 1311 года и закончена до 1317 года.

Опубликованы были первые две кантики тогда, когда «Рай» еще не был окончен. Он был доведен до конца незадолго до смерти поэта, но опубликован в момент его смерти еще не был. Появление списков всех трех частей поэмы в составе 100 песен относится к годам, ближайшим после смерти поэта.

2.2 Художественные особенности и поэтика «Комедии»

Сюжетная схема "Комедии" — загробное странствование, излюбленный мотив средневековой литературы, десятки раз использованный до Данте. Этот плод эсхатологических увлечений средневековья, экзальтированного любопытства людей наивной веры имеет с "Комедией" мало общего. "Загробные" странствия, "видения" писались в тиши монастырских келий, в аскетическом экстазе, в страстном отрицании мира и благочестивом приятии и предчувствии потустороннего бытия — единственно нужного и важного для христианина.

Гораздо важнее было для Данте, что загробные странствования были очень популярным художественным мотивом у классиков: у Лукана, Стация, Овидия и, прежде всего у Вергилия, который изобразил такими яркими красками сошествие Энея в подземное царство. Для Данте, жаждавшего излить в творчестве все, накопившееся в душе, бросить миру свои моральные приговоры, раздать всем политические оценки, казавшиеся ему безошибочными, было важно также запечатлеть в поэзии весь комплекс философской мысли, разработанной предшествовавшей эпохой.

Как сам Данте представлял себе, уже подходя к завершению поэмы, ее смысл и значение? Он с большой обстоятельностью говорит об этом в упоминавшемся латинском письме (Epist., XIII) к Кангранде делла Скала, сопровождавшем посвящение "Рая". Подлинность этого письма, долгое время вызывавшая сомнение, теперь большинством исследователей не оспаривается. Данте говорит там, повторяя отчасти свои рассуждения, помещенные в начале второго трактата "Пира": Смысл поэмы многообразный (polusemos, hoc est plurium sensuum): он не только буквальный, но сверх того еще аллегорический, моральный и анагогический, то есть, как вытекает из формулировок "Пира", идущий выше смысла (anagogico, eio ё sovrasenso).

Чтобы вдохнуть жизнь в эту необъятную схоластическую аллегорию, чтобы влить трепет действительности в эту отвлеченную схему, нужен был грандиозный поэтический гений. "Комедия" недаром звучит для всех времен. Недаром каждая эпоха находит в ней что-нибудь родное. Для современников "Комедия" была либо по-настоящему божественною книгою — ведь это они нарекли ее "божественной" вскоре после смерти поэта, — где они искали живого личного отношения к божеству, как в мистических учениях ересей и во францисканской религии любви; либо энциклопедией, вместившей в себя огромное количество знаний "моральных, естественных, астрологических, философских, богословских" (Дж. Виллани).

Необычайная формальная организованность "Комедии" — результат использования опыта как классической поэтики, так и поэтики средневековой. Но вся формальная сторона служит главной цели — быть обрамлением для реалистического искусства.

Данте почувствовал, что путь настоящего художника в его дни — это путь реализма. "Земля" ("Рай", XXV, 2) подчинила его своей власти и твердо повела по должному пути. Настолько, что единственное отступление от средневековых теоретических канонов у него сказалось в области поэтики.

Отступление от старых эстетических канонов становилось активнее по мере того, как росла поэма. В XII песне "Чистилища" Данте описывает изображения на плитах, которыми вымощен один из кругов чистилищной горы:

Казался мертвый мертв, живые живы;

Увидеть явь отчетливей нельзя,

Чем то, что попирал я, молчаливый.

Идеал определился. Задача искусства — изображать так, чтобы изображаемое казалось действительностью. Таков основной тезис.

Поэт творит не потому, что ему нужно формулировать философские мысли, не потому, что ему нужно найти условные выражения для условных чувств. Он творит, чтобы дать выход внутреннему волнению, вызванному непосредственным чувством. Слово и стих должны передавать подлинный живой трепет, только что родившийся в груди поэта. Представление о задачах поэзии стало другим. Источник поэзии переместился из мозга в сердце. Поэзия должна развиваться в направлении к простоте и естественности, освобождаясь от условностей, сковывавших итальянское поэтическое творчество в течение всего XIII века.

2.3 Мастерство Данте в «Комедии»

Что представляет собой Дантово мастерство? "Комедия" прежде всего очень личное произведение. В ней нет ни малейшей объективности. С первого стиха поэт говорит о себе и ни на один миг не оставляет читателя без себя. Если ему кажется, что в каком-нибудь эпизоде читатель мог о нем забыть, он сейчас же напоминает ему о своем существовании. Читатель, например, только что успел, увлеченный драмой Франчески, отвлечься мыслью от поэта, но Данте вырывает его из оцепенения, сообщив, что сам он от потрясения упал без чувств.

И я упал, как падает мертвец...

Вакханалию чертей, подхватывающих на вилы грешников из кипящей смолы, он обрывает рассказом о попытке их напасть на него самого. В чистилище он даже принимает муку огнем, чтобы очиститься от греха сладострастия. Так везде.

Субъективность "Комедии" — обдуманный прием. Им поэт сразу покоряет читателя. И не только как художник. Если он поставил самого себя судьей людей и дел своего времени, если он выдержал до конца эту тяжелую роль, значит, он был прав, значит, гений его принес ему оправдание. Он, человек, полный любви, ненависти и страстей, нашел в себе достаточно нравственной силы, чтобы не отказаться от этой миссии и довести ее до конца с неослабевшей ни на один миг поэтической мощью. Страсть дает пластичность его образам, наполняет их горячей кровью, делает их человечными и живыми. В картинах адской тьмы и ослепительного райского света трепещет самое ценное и самое прекрасное: изображение живым человеком живого человека.

Свое видение природы в поэме Данте строил из кусков реальной жизни. Все невероятное, невиданное, созданное фантазией Данте хочет сделать понятным и простым, сопоставляя с вещами очень известными. Этот прием он проводит последовательнейшим образом. Все, виденное в жизни, — то, что было вобрано памятью и сохранялось впрок в тончайших извилинах мозга, — в нужный момент переплавлялось воображением и сливалось в новую картину. И этой картине Данте умел придать необычайную силу и впечатляемость. Образ, возникающий перед глазами читателя силой Дантовой поэзии, бывает насыщен красками и чувством ярче, чем действительность.

С еще большей мощью сумел он создать и утвердить в новой литературе Европы искусство портрета. Страсть придает его образам ощутимость и красочность. Она делает их человечными и живыми. Два образа стоят как бы отдельно: Вергилий и Беатриче. Они сделаны другим приемом, чем остальные обитатели загробного мира, — грешники, очищающиеся и праведники. В них меньше внутренней динамики. Все то, что носит черты драматизма, в них угасло. Данте не ищет в них ни типичности, ни вообще каких-либо элементов Реализма. Но между ними тем не менее большая разница. И к Вергилию и Беатриче Данте относится с величайшей любовью. Но любовь к Вергилию иная. Вергилий — duca, signore, maestro: вождь, учитель, господин. Любовь к нему свободна от экзальтированности. Любовь к Беатриче даже в раю совершенно лишена спокойствия.

Особенно ярки у Данте образы грешников. Преисподняя у него населена очень густо. Он выхватывает из толпы то одну, то другую фигуру, мгновенно очерчивает ее, но так, что у читателя запечатлевается сразу и внешний облик, и характер. Читатель словно схватывает раз навсегда этот образ при свете молнии. Естественно, что Данте интересуют больше всего итальянцы, и особенно флорентийцы. Он знает их лично или понаслышке: ведь многие еще не умерли, когда неумолимый поэт изрек им приговор.

Наиболее характерной чертой остальных образов "Комедии" является их драматизм. У каждого из обитателей загробного мира есть своя драма, еще не изжитая. Они давно умерли, но о земле никто из них не забывал.

В уменье изображать конкретно, осязательно природу и человека — торжество реалистического искусства — Данте впервые преодолевает ограниченность средневековых повседневных навыков и взглядов. Интерес к действительности, к природе и человеку — именно это отделяет Данте от средних веков и делает его предтечей нового миропонимания. Аскетические идеалы возводили в норму презрение к миру и ко всему, что связано с миром. В городе эти настроения постепенно растаяли, а Данте сумел придать художественную завершенность городским протестам против аскетизма. Он перенес эти протесты в сферу искусства и показал силой поэзии, какие драгоценные источники духовной жизни можно открыть, изучая человека и природу.

В "Комедии" Данте стремился добиться рельефности изображения посредством простоты и осязательности. "Комедия" и простота! Это сочетание звучит как некий парадокс. А между тем ничто не определяет полнее реалистических приемов "Комедии". Структура поэмы была так громоздка, мир идей, в нее втиснутый, так сложен, терцина так тиранически управляла грамматикой, символика, аллегория и схоластика так ее тяжелили, что нужно было какой угодно ценой упрощать ее понимание. Поэтому размещение слов в стихе, чрезвычайно уплотненном, нужно было по возможности приблизить к простейшим требованиям синтаксиса, символам и аллегориям по возможности искать простейшие словесные выражения, понятнее излагать богословские тонкости, неизбежные по плану поэмы.

Другая особенность словесного мастерства Данте — осязательность. Добиваясь осязательности, поэт добивался эффекта реальности. Мысль его с необыкновенной легкостью принимает конкретную форму, идеи воплощаются в вещи и образы. Он никогда не позволяет своей фантазии переходить границы возможного в действительности. Он всегда хочет представить пластически объекты своих видений и даже старается по возможности вымерить точно то, что он рисовал. Принцип наглядности, осязательности сообщил образам Данте одну особенность. Они в подавляющем большинстве графичны и скульптурны, но бедны красками. Бескрасочность их тоже, по-видимому, была в замысле, потому что Данте обладал острым чувством колорита.

У Данте была своя продуманная техника, и шестьсот лет, протекшие с тех пор, как он под соснами Пинеты заканчивал свою поэму, показали, что его приемы способны выдержать какое угодно испытание. Недаром поэты продолжают учиться у него.


Заключение

Определение роли Данте в истории искусства Ф. Энгельсом стало классическим и не утратило своего значения и для сегодняшней истории литературы и культуры: «Данте был последним поэтом средневековья и первым поэтом нового времени». Важно увидеть в процессе становления Данте-поэта то, как от изучения лирики французских трубадуров и освоения поэзии «нового сладостного стиля» через личную трагедию и попытку осмыслить все пережитое он приходит к созданию произведения, отразившего концепцию мироздания и места в нем Человека.

Бессмертие «Божественной Комедии» и значение ее как одного из величайших творений мировой литературы определилось не ее сложной, требующей кропотливого изучения и детального комментария системой символов и аллегорий и не ее, наконец, полнотой отображения и воплощения средневековой культуры и средневекового строя мысли, а тем новым и творчески смелым, что сказала Данте о своих видениях и о самом себе, и тем, как он это сказал. Личность поэта, этого первого поэта нового времени, в своем глубоком и исторически конкретном содержании возвысилась над схемами схоластической мысли, и живое, поэтическое осознание действительности подчинило себе эстетические нормы, продиктованные традициями средневековой литературы.

Трудности поэтического перевода, усугубляемые в данном случае историческими и творческими особенностями текста «Божественной Комедии», воздвигали, конечно, свои серьезные препятствия к знакомству с этим исключительным литературным памятником, в частности и перед русскими его истолкователями. Несколько имевшихся в нашем распоряжении старых переводов дантовского творения, в том числе переводы Д.Мина, Д.Минаева, О.Чюминой и других, были далеки или относительно далеки от достойной передачи и подлинного содержания и сложной стилистики оригинала.

Огромный труд воссоздания великого творения Данте на русском языке был ответственно и вдохновенно осуществлен только в советскую эпоху крупнейшим мастером поэтического перевода М.Л.Лозинским. Удостоенный в 1946 году Государственной премии I степени, труд этот имеет полное право на признание его выдающимся явлением в русской поэзии.

Труд Данте дал почву для создания многочисленных произведений искусства. Байроновская поэма «Пророчество Данте», соната Листа «По прочтению Данте», симфоническая поэма Чайковского «Франческа да Римини», рахманиновская опера «Божественная комедия», иллюстрации Доре – лишь малая их часть.


Библиографический список

1. Ауэрбах Эрих. Данте – поэт земного мира. – СПб.: Университетская книга, 2000. – С. 148 - 173

2. Данте Алигьери. Божественная комедия. Новая жизнь. – М: Худож. лит., 1967. – С. 687

3. Дживелегов А.К. Творцы итальянского Возрождения. В 2 кн. – Кн. 1: – М: ТЕРРА – книжный клуб: Республика, 1998. – С. 277 - 339

4. Мережсковский Д.С. Данте. – Томск: Водолей, 1997. – С. 5 - 62

5. Черноземова Е.Н. История зарубежной литературы Средних веков и эпохи возрождения: практикум: Планы. Разработки. Материалы. Задания: Учеб. Пособие. – М.: Флинта: Наука, 2004. – С. 64 - 74