Продовольственная проблема

МОГИЛЕВСКИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЛИЦЕЙ №7 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ЭКОНОМИКА РЕФЕРАТ на тему : ПРОБЛЕМА ПРОДОВОЛЬСТВИЯ” Студент I курса группы _

МОГИЛЕВСКИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЛИЦЕЙ №7 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

ЭКОНОМИКА

РЕФЕРАТ

на тему :

ПРОБЛЕМА ПРОДОВОЛЬСТВИЯ

Студент I курса

группы _________

Тюленев Олег

Могилев 2005

СОДЕРЖАНИЕ

Содержание 1

Введение 3

I. Причины продовольственных трудностей 4

II. Анализ глобальной продовольственной проблемы 9

III. Продовольственная безопасность и ее

обеспечение в национальном

масштабе отдельной страны 14

IV. Возможные пути решения глобальной

продовольственной проблемы 17

Выводы 22

Список использованной литературы 24

ВВЕДЕНИЕ

Проблема продовольствия имеет давнюю историю и, по существу, всегда была сопоставима с проблемой выживания человеческого социума вообще. Голод (или его угроза), как крайнее проявление этой проблемы, очень часто являлся движущим фактором многих трагических событий в истории человечества. За свою многовековую историю человеческая цивилизация научилась разрешать многие проблемы, связанные с голодом, однако проблема продовольствия, как таковая не перестала существовать. И в наши дни все больше ученых мира и политиков с тревогой говорят об угрозе перерастания продовольственной проблемы в глубокий международный кризис. Так, в ноябре 1992 г. 1600 ученых с мировым именем, в том числе 102 лауреата Нобелевской премии, издали меморандум под заголовком "Ученые предупреждают человечество". В нем констатировалось, что продолжение безответственного обращения с природными ресурсами способно настолько изменить планету, что она окажется не в состоянии сохранить жизнь людей на достигнутом уровне. И делается вывод: "Необходимы решительные перемены в подходе к управлению ресурсами планеты и жизнедеятельностью людей, если мы хотим избежать огромных несчастий для всего человечества и безвозвратного разрушения нашего общего дома на этой планете".

В апреле 1994 г. Фонд народонаселения ООН, исходя из анализа состояния и перспектив изменения продовольственной проблемы, предложил программу решительных действий по предотвращению дальнейших разрушений земельных ресурсов на планете и стабилизации численности ее населения на уровне 7,8 млрд. жителей к 2050 г. Стоимость реализации этой программы была оценена в 61,2 млрд. долларов, в том числе: на развитие сельскохозяйственной науки - 5 млрд. долларов, расходы на мероприятия по сохранению пахотных земель - 24 миллиарда и на восстановление лесов планеты - 6,8 млрд. долл.

В июне того же года была опубликована книга американских Ластера Брауна и Хал Кэйна "Заполненный дом", в которой дан комплексный анализ состояния и перспектив развития продовольственной ситуации на ближайшие сорок лет. Авторы доказывают необходимость срочного пересмотра приоритетов международных отношений и делают вывод, что уже в ближайшие годы недостаток продовольствия на планете выдвинет этот вопрос на первое место среди проблем человечества, отодвинув с этих позиций проблемы разоружения.

Следует ожидать, что нарастание тревоги в мире по вопросу продовольствия приведет в ближайшие годы к еще более активному обсуждению этой проблемы на международных форумах и поиску ее оптимального решения. Естественно, последует и пересмотр национальных стратегий отдельных стран в этой области. Некоторые из них уже пошли по этому направлению, заменив свой прежний подход к расширению сельскохозяйственного производства на стратегию обеспечения продовольственной безопасности.

В более отдаленной перспективе человечество, несомненно, найдет пути сглаживания остроты неблагоприятной ситуации в области продовольствия. С одной стороны, можно ожидать снижения темпов прироста населения планеты, с другой - наука найдет эффективные пути освоения дополнительных земельных массивов (в засушливых и трудно доступных местах), создаст новые виды продовольственных растений, предложит дополнительные источники получения продовольствия и т.п.

Однако ожидать практических результатов от прорыва на этих направлениях в ближайшие два-три десятилетия оснований нет. Все это подчеркивает особую актуальность безотлагательных решений в области продовольственной безопасности отдельных стран и принятия согласованной международной стратегии, оптимально отражающей их интересы.

I. ПРИЧИНЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ТРУДНОСТЕЙ

Основополагающей причиной масштабных продовольственных трудностей, наблюдаемых на протяжении последних десятилетий, стали структурные внутренние диспропорции в национальных системах продовольственного обеспечения в развивающихся странах. Отсюда в итоге наличие «ножниц» между рыночным спросом и предложением на главные продукты питания. Весомая роль в данном процессе принадлежит урбанизации. Именно она в первую очередь определяет формирование новых стандартов продовольственного потребления и вызывает сдвиги в структуре питания в пользу «интернациональных» продуктов.

Международное звучание продовольственной проблеме придает и то обстоятельство, что ее прочного решения невозможно достичь изолированными усилиями отдельных стран, от которых требуется хорошо налаженное сотрудничество вне зависимости от господствующих в них общественных и политических систем. К ней нельзя подходить также в отрыве от других сложных ситуаций глобального размаха, с которыми вынуждено сталкиваться человечество. В настоящее время в мире, видимо, нет государства, в котором производство, распределение и внешняя торговля продовольствием не были бы серьезной заботой центральных властей. И в этом отношении рассматриваемая проблема тоже выступает поистине планетарной, несмотря на то, что одни страны сталкиваются с хроническим недостатком продуктов питания, в других текущей целью стало качественное улучшение пищевого рациона с тем, чтобы приблизить его к научно обоснованным нормам, а некоторые вынуждены даже «бороться» с излишками производимых продуктов и вызываемыми их избыточным потреблением болезнями населения.

Диаграмма 1

Численность населения крупнейших стран мира.


(население Земли в целом – около 6 млрд. чел.)

Многовековой опыт свидетельствует, что проблема питания представляет собой синтетическое явление, которое не замкнуто рамками только общественного воспроизводства и требует более широких подходов. Нехватка продуктов питания сопровождала человечество на всем протяжении его истории. В мифологии индейцев Центральной Америки существовало божество голода, а благодаря текстам Кодексов майя и священным книгам древних обитателей региона, сказаниям, ритуалам, сакральной религиозной символике мы можем судить о той выдающейся роли, которая принадлежала его главной продовольственной культуре – кукурузе. В греческой мифологии уже первая женщина, созданная богами-олимпийцами, - Пандора, открыв врученный ими сосуд, выпустила на волю заключенные в нем людские пороки и несчастья, среди которых был и голод, расползшийся по всей Земле.

Если же обратиться к более близким событиям, то вплоть до XIV-XV вв. голод многократно косил миллионы людей, учитывая, что за ним следовали всякого рода эпидемии (голодный тиф) и другие заболевания, вызывавшие массовую гибель людей. В Англии, например, в 1005-1322 гг. было зафиксировано 36 подобных голодных эпидемий. Лишь в эпоху позднего средневековья нехватка продуктов питания в европейских странах начинает ослабевать: наблюдавшееся развитие торговли, налаживание хранения зерна, совершенствование транспорта – все это облегчало участь населения в неурожайные годы и частично спасало от преждевременной смерти.

Однако тенденция явного, принципиального оздоровления ситуации распространилась только на отдельные регионы, приведя к резкой территориальной дифференциации мира в уровне обеспечения и потребления продовольствия. Она начала ощутимо проявляться после победы промышленной революции в странах Запада и усилилась в пору становления колониальных империй. В настоящее время задача преодоления сложившегося разрыва еще далека от разрешения, и дефицит продовольствия продолжает поныне оставаться, более серьезной опасностью, чем такие общемировые проблемы как загрязнение среды обитания и истощение невозобновимых ресурсов. Не случайно бытует мнение, что история человечества всегда была историей борьбы за хлеб насущный.

Изначальное изобилие продуктов питания фатально обрекло бы людей оставаться на стадии присваивающей экономики, довольствуясь собирательством, охотой и рыболовством. Именно процесс аграрного производства на протяжении многих столетий выступал главным двигателем прогресса общества.

С достаточной степенью точности охарактеризовать глобальную продовольственную проблему сложно. Прежде всего, трудно установить «среднюю» в масштабе всей планеты норму питания потому, что зоны и регионы Земли в силу объективных причин различаются по расходу энергии, требуемой для поддержания жизни человека. В кругах специалистов норма принята равной 2400 ккал в сутки, но многие из них считают ее заниженной и поднимают «планку» до 2700-2800, а то и до 3000 ккал. В опубликованном в 1995 г. В США правительственном документе, посвященном основным направлениям здорового питания, рекомендуется, чтобы ежедневная норма поглощения калорий не превышала 1600 для неработающих женщин, 2800 – для активно трудящихся мужчин.

СлишкомНедоедание Болезни

малое количество ведет к вынуждают

потребляемой заболеваниям. людей меньше

пищи ведет к трудиться.

недоеданию.

Обедневшая Нетрудоспособ-

семья может ность означает

купитьеще еще большую

меньше пищи бедность для семьи

Схема 1.

Голодный рацион, вызывающий в итоге физическую деградацию организма, содержит менее 1000 ккал в день; его получают, согласно имеющим большой разброс оценкам, от 500 млн. до 800 млн. человек. В расчетах ООН на 1990 г. эта цифра составила 785 млн. человек. Еще в мире распространено хроническое недоедание, которым охвачено 1,5 млрд. человек, регулярно получающих лишь 1000-1800 ккал в день. Оно представляет собой в настоящее время более серьезную угрозу на земном шаре, чем голод в старом смысле слова, который вызывался отдельными недородами и поражал локализованные, хотя часто обширные и густонаселенные районы. На схеме 1 показан порочный круг недоедания..Возможно, что под термином «недоедание» рационально понимать не только общую калорийную недостаточность питания, но и специфически белковую. В этом отношении контраст между промышленно развитыми и развивающимися странами особенно нагляден и велик: в первых суточное потребление белков на душу населения составляет около 100 г, из которых свыше 50% приходятся на белки животного происхождения; для третьего мира эти показатели равняются соответственно немногим более 50 г и примерно 20%. Протеиновое голодание может возникать при недостаточной калорийности пищи, даже если она сбалансирована по белкам, поскольку часть их тогда используется в организме как источник энергии. В результате, если питание низкокачественное, усваиваются только 30-40% белков против 50-60% в случае обеспечения полноценной диетой.

Зерновые культуры не в состоянии в полной мере заменить продукты животного происхождения, так как содержащиеся в них белки лишены некоторых важных аминокислот; особенно это относится к крахмалоносным культурам типа маниоки, ямса, картофеля, которые особенно бедны белками при низком качестве последних. В тех областях, где богатые углеводами клубнеплоды формируют основу питания, дети в возрасте 4-6 лет потребляют их нередко столько, сколько в состоянии физически съесть, и все же удовлетворяют потребность организма в калориях лишь на 80%. Поэтому преобладание продуктов подобного рода в пищевом рационе, что типично для многих стран Африки и Океании, заслуживает скептического к себе отношения.

Возможно, что под термином «недоедание» рационально понимать не только общую калорийную недостаточность питания, но и специфически белковую. В этом отношении контраст между промышленно развитыми и развивающимися странами особенно нагляден и велик: в первых суточное потребление белков на душу населения составляет около 100 г, из которых свыше 50% приходятся на белки животного происхождения; для третьего мира эти показатели равняются соответственно немногим более 50 г и примерно 20%. Протеиновое голодание может возникать при недостаточной калорийности пищи, даже если она сбалансирована по белкам, поскольку часть их тогда используется в организме как источник энергии. В результате, если питание низкокачественное, усваиваются только 30-40% белков против 50-60% в случае обеспечения полноценной диетой.Зерновые культуры не в состоянии в полной мере заменить продукты животного происхождения, так как содержащиеся в них белки лишены некоторых важных аминокислот; особенно это относится к крахмалоносным культурам типа маниоки, ямса, картофеля, которые особенно бедны белками при низком качестве последних. В тех областях, где богатые углеводами клубнеплоды формируют основу питания, дети в возрасте 4-6 лет потребляют их нередко столько, сколько в состоянии физически съесть, и все же удовлетворяют потребность организма в калориях лишь на 80%. Поэтому преобладание продуктов подобного рода в пищевом рационе, что типично для многих стран Африки и Океании, заслуживает скептического к себе отношения.Вместе с тем нехватка пищи в качестве повода для летального исхода фиксируется, и то лишь частично, только при остром голоде, который наблюдается, например, в последние годы в Сомали. При его же скрытом, латентном характере, как в Бангладеш, ослабленный организм становится жертвой какой-либо болезни, которая и регистрируется статистикой как фактическая причина смерти. Поэтому определить строго количественно влияние голодания и недоедания на показатель смертности и продолжительности жизни пока невозможно. Разрыв в уровне медицинского обслуживания населения и в санитарно-гигиенических условиях затрудняют также прямые сопоставления стран, находящихся на разных ступенях социально-экономического развития.

II. АНАЛИЗ ГЛОБАЛЬНОЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕНОЙ ПРОБЛЕМЫ

Примечательно, что в 60-80-е гг. в развивающихся странах производство основных продуктов питания опережало по темпам роста население в среднем на 0,3% в год, в том числе в странах Азии на 0,7%, и лишь в Африке отставало на 0,9%. В итоге мировой уровень продовольственного обеспечения в расчете на одного человека, в начале 60-х гг. составлявший 2300 ккал, достиг в середине 80-х гг. почти 2700 ккал (при минимуме в Африке южнее Сахары, без ЮАР, -2000 ккал и максимуме в странах Северной Америки – 3362 ккал). С тех пор обстановка в целом мало изменилась, но, как явствует из таблицы 1, прогноз на XXI в. внушает уже определенную тревогу, хотя и не опровергает тезис о том, что ресурсы продовольствия на Земле по-прежнему достаточны для обеспечения удовлетворительного питания всего человечества.

Таблица 1

Численность населения и производство зерна в мире

Годы Население Зерно
Численность, млн.чел. Прирост за 10 лет Производство, млн.т Прирост за 10 лет
млн.чел. % млн.т %
1950 2565 631
1960 3050 485 19 849 216 34
1970 3721 671 22 1103 256 30
1980 4477 756 20 1442 339 31
1990 5320 843 21 1688 246 17
2000 6241 921 15 1846 158 9

На протяжении последних лет мировое хозяйство в своем аграрном секторе испытывает все возрастающую потребность в минеральных удобрениях, и для этого есть причины: устойчивый рост населения Земли вызывает потребность увеличения производства продовольствия. По расчетам демографов, население Земли увеличится с 5,2 млрд. человек в 1990 г. до 8 млрд. человек к 2020 г. Основной прирост населения (около 2,5 млрд. человек) ожидается в развивающихся странах Африки и Южной Азии. Среднегодовые темпы прироста в этих регионах составят 1,7-1,8%. Для обеспечения потребностей растущего населения, согласно расчетам специалистов Международной ассоциации удобрений (IFA), производство зерновых должно быть увеличено с 1,9 млрд. тонн в настоящее время до 3,4 млрд. тонн в 2020 г., что требует среднегодовых темпов прироста 2,8%. Возможности экстенсивного расширения сельскохозяйственного производства за счет увеличения площадей обрабатываемых земель практически исчерпаны. Необходима существенная интенсификация сельскохозяйственного производства для повышения урожайности зерновых с 2,7-2,8 тонны до 4,6 тонны с гектара. Это может быть достигнуто, в первую очередь, за счет сбалансированного использования различных видов удобрений и доведения объемов внесения каждого вида питательных элементов до научно обоснованных норм. Необходимо отметить что, в отличие от азотных удобрений, мировое потребление которых в 1997 г. достигло рекордного уровня, размеры использования фосфорных и особенно калийных удобрений остаются ниже уровня начала 80-х годов.

Значительные резервы увеличения потребления калийных удобрений имеются практически повсеместно, за исключением Западной Европы, Северной Америки, Японии, Южной Кореи и Тайваня, где достигнуты оптимальные пропорции использования удобрений и спрос стабилизировался. Наибольший прирост потребления прогнозируется для Центральной и Восточной Европы – 7,5%, государств бывшего СССР – 5,1 и Юго-Восточной Азии – 4,5%.

Калийные удобрения, наряду с азотными и фосфорными, являются залогом успешного сельскохозяйственного производства. Калий обеспечивает высокую урожайность продовольственных и технических культур, повышает устойчивость растений к перепадам температур, болезням и вредителям.

Для производства калийных удобрений необходимо достаточно редкое совпадение геологических и природных факторов, а также значительные финансовые ресурсы. По этим причинам хлористый калий производится всего в 13 странах мира, при этом большинство производителей в основном работает на внутренний рынок или рынки сопредельных стран. Основными мировыми экспортерами являются производители Канады, России, Беларуси, Германии, Израиля и Иордании.

В России хлористый калий производят ОАО «Уралкалий» и ОАО «Сильвинит», которые имеют семь рудоуправлений (шесть шахт и семь обогатительных фабрик) и на которые приходится 18,5% мировых производственных мощностей. В Беларуси выпуск хлоркалия на четырех рудоуправлениях осуществляет ПО «Беларуськалий», на который приходится 15,5% мировых мощностей.

Калийные предприятия «Уралкалий» и «Сильвинит» на Урале в России и «Беларуськалий» в Беларуси, недалеко от Минска, создавались для удовлетворения потребностей СССР и СЭВ и поставляли к концу 80-х годов 11 млн. тонн хлористого калия на внутренний рынок и 5,8 млн. тонн – на экспорт.

Экономические преобразования в странах Восточной Европы на рубеже 90-х годов, распад СССР и реформы в бывших республиках создали кардинально новую ситуацию. Прекращение государственных закупок и централизованного распределения удобрений, отсутствие средств у аграрных хозяйств привели к более, чем пятикратному, сокращению внутреннего рынка. В этих условиях предприятия были вынуждены переориентироваться на экспорт. Нескоординированные поставки товара на внешние рынки различными посредническими фирмами и нездоровая конкуренция между ними привели к резкому падению цен на мировом рынке. Европейский Союз отреагировал на это жесткими антидемпинговыми мерами, угроза аналогичной реакции возникла и в США.

В этих условиях калийная промышленность бывшего СССР была поставлена на грань выживания. Перспективы потери уникальной отрасли удалось избежать, создав общую для всех производителей сбытовую сеть. Для этого в 1994 году предприятия на паритетных началах основали внешнеторговую организацию «Международная калийная компания» (МКК), главной задачей которой стали координация экспорта, расширение сбытовой сети, обеспечение равномерной загрузки предприятий, повышение рентабельности производства за счет увеличения объема экспортной выручки предприятий, оптимальное использование имеющейся транспортной инфраструктуры.

Создание МКК представляет собой закономерное проявление развивающейся в мировой калийной промышленности тенденции централизации производства и формирования единой сбытовой сети ведущих производителей. Как и аналогичная экспортная структура основных конкурентов МКК из Канады – «Канпотекс», – МКК принадлежит предприятиям-производителям и полностью ими контролируется.

За пять лет своего существования МКК увеличила экспорт продукции российских и белорусского предприятий с 4,9 млн. т в 1993 г. до почти 9 млн. т в 1998 г. По сравнению с 1997 годом экспорт в 1998 г. вырос в стоимостном выражении более чем на 15% при относительно небольшом увеличении физического объема. Можно говорить, что в настоящее время наступил период интенсивного развития экспорта хлористого калия, когда рост валютных поступлений обеспечивается не за счет увеличения объемов продаж, а за счет повышения их эффективности.

Калийное производство непрерывно, и МКК добилась столь же непрерывного графика реализации продукции. Разветвленная дистрибьюторская сеть и широкая география поставок (более 60 стран) позволяют сглаживать сезонные колебания спроса на товар и обеспечивать равномерную загрузку производственных мощностей предприятий в течение года.

В настоящее время МКК является крупнейшим мировым экспортером хлоркалия, ее доля в международной торговле (без учета внутрирегиональных поставок в Северной Америке и Западной Европе) достигла 40%. Одноканальная система экспорта, созданная российскими и белорусским производителей хлористого калия, позволила им значительно укрепить позиции на мировом рынке и оказывать существенное воздействие на его конъюнктуру. Особенностью мирового рынка хлористого калия является существенное, почти 30-процентное превышение мировых мощностей над объемами потребления.

Несмотря на усилия аграрной науки в вопросах использования интенсивных методов выращивания продовольственных растений, прежде всего, поставщиков белковой массы (зерновых, зернобобовых и т. д.), существенного увеличения их урожайности за период 50-90-х годов прошлого столетия не произошло. Причин тому в мировом масштабе несколько. Вот некоторые из них:

- повсеместный рост посевных площадей с истощенными почвами;

- появление новых болезней растений, снижающих урожайность;

- глобальное изменение климата;

- значительная активизация насекомых-вредителей, устойчивых к традиционным инсектицидам и некоторые другие.

Радикальное решение в вопрос повышения урожайности внесла «генная инженерия». Новые сорта генетически измененных растений с заранее заданными свойствами, выведенные в последние 10-15 лет

- устойчивы к различным видам заболеваний,

- имеют повышенное содержание белков и жизненно важных аминокислот,

- имеют ускоренные сроки созревания, что позволяет собирать 2-3 урожая в год,

- обеспечивают почти 100% сохранность плодов и зерна при их длительном хранении и т. д.

Это явилось своеобразным «прорывом» в деле решения продовольственной проблемы. Однако, ряд ученых высказывают опасения по поводу возможных негативных последствий для потребителей этих продуктов. Такие опасения имеют под собой объективные основания. Уже выявлен ряд аллергических реакций у потребителей генетически измененных продуктов (ГИП), напрямую связанных с началом их употребления в пищу. Отдаленные последствия могут быть еще более тяжелыми и повлиять на генетическое здоровье населения в целом. В этой связи необходимы интенсивные исследования мутаций, принципиально возможных в организме потребителя ГИП. Коммерческая выгода от продаж и использования ГИП в пищевых продуктах зачастую толкает, в том числе и известных мировых, производителей продуктов питания на предложение на ранок товаров по сравнительно дешевым ценам мало изученных видов ГИП. Происходит это, прежде всего, в странах «третьего» мира, как наиболее нуждающихся в продовольственной помощи. Такая «помощь» однако может принести в отдаленном будущем катастрофические результаты всемирного масштаба.

С другой стороны сельское хозяйство даже в странах с благоприятными для его развития условиями, зачастую является экономически малоэффективным, и находятся на так называемых государственных дотациях. Но, как показывает политический опыт, такие государственные дотации оправданы с точки зрения национальной безопасности каждого государства. В противном случае, если этим вопросам не уделять должного внимания, государство не производящее достаточного количества продуктов питания для своего населения рискует оказаться в заложниках других государств, как в экономическом, так и в политическом плане.

Естественно, сегодня невозможно представить современную мировую экономику без глубокой интеграции, в том числе и в продовольственном вопросе. Но продовольственная торговля нацелена, прежде всего, на достижение гармоничного, сбалансированного питания во всех уголках Земли. Обеспечение же гарантированного физиологического минимума продуктов питания на каждого жителя каждой конкретной страны – это одна из первостепенных задач ее правительства.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ЕЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В НАЦИОНАЛЬНОМ МАСШТАБЕ

По мнению экспертов Международной организации по продовольствию при ООН основными показателями состояния продовольственной безопасности государства являются размер переходящих запасов зерна, остающегося на хранении до уборки следующего урожая, и производство зерна в среднем на душу населения. Безопасным считается запас, соответствующий 60 дням потребления зерна или примерно 17—20% его годового потребления. Более общим показателем продовольственной безопасности служит динамика среднедушевого производства зерновых. В России, например, за последние годы в расчете на душу населения производится 57—60% зерна по отношению к его производству в передовых странах: 700—800 кг и 11 500 кг соответственно.

По оценкам российского Национального фонда защиты потребителей в прошлом году примерно половина продовольствия на внутреннем рынке была импортной. В частности, на рынке молока и молочных продуктов 43% составляли российские и 57% импортные изделия. В крупнейших городах страны с более чем миллионным населением сохраняется тенденция к стабилизации, либо к повышению доли импорта по некоторым продуктовым группам. Вместе с тем, в доброй половине субъектов Федерации импорт продовольствия относительно невелик. Зачем, скажем, завозить молочные, мясные, масложировые продукты или овощи в Башкирию, Чувашию, Мордовию или Липецкую и Тамбовскую области, если они в состоянии ими обеспечить себя сами.

Ни для кого не секрет, что, начиная с 1991 года в России при определенных позитивных изменениях в наполнении продовольственного рынка, начался резкий спад потребления населением продуктов питания. Уровень падения за прошедшие 8 лет по базовым продуктам, кроме картофеля, составил от 30% до 60%. Если же сравнивать потребление населением России продуктов питания с требуемыми биологическими нормами, то колебания по наиболее важным группам составят от 16% до 80%. Так, согласно этим нормам, человек должен потреблять в год 959,7 кг продуктов. В передовых странах Запада потребляется 959,8 кг, а в России — чуть более 700 кг. Если же убрать из этого количества картофель и хлеб, то показатели будут выглядеть так: в передовых странах Запада при норме 741 кг продуктов человек потребляет 788 кг, в России — 468 кг. То есть, при таком перерасчете уровень потребления наиболее ценных продуктов питания составляет в России по отношению к передовым странам Запада 59%, а к биологическим нормам — 63%. Почему эти показатели игнорируются теми, кто выступает против всестороннего развития агропромышленного комплекса России, задерживает принятие и вступление в силу пакета законопроектов по продовольственной безопасности, обеспечению качества пищевых продуктов, в том числе питьевой воды?

Нельзя не отметить и того, что наибольшее падение потребления пришлось на самые ценные продукты, содержащие белок, жиры и витамины. Мяса и мясопродуктов по сравнению с 1991 годом население России стало потреблять меньше на 32—40%, молока и молочных продуктов — на 35%, рыбы и рыбопродуктов — на 40—45%, овощей — на 35—40%. В связи с этим дефицит белка в рационе питания жителей России составляет в среднем 26—30%, витаминов — 50—52%. В первую очередь эта ситуация неблагоприятно сказывается на здоровье детей и престарелых, способствует повышению заболеваемости и смертности. Печальная демографическая статистика известна.

Как уже отмечалось ранее, решать продовольственную проблему обязано государство. По мнению специалистов фонда это означает, что государство призвано разработать и реализовать социальные, политические, экономические, научно-технические, организационные, информационные и иные меры по обеспечению всеобщей доступности жизненно важных продуктов питания, предупреждению чрезвычайных продовольственных ситуаций, а также по поддержанию готовности населения к преодолению таких ситуаций. Делается ли что-нибудь сейчас в Росси в этом направлении? По мнению российских специалистов – очень мало.

В чем же причины сложившегося положения с обеспечением населения России продовольствием? Прежде всего, это сокращение внутреннего производства основных видов продуктов питания и снижение их качества. За годы так называемой аграрной реформы произошел такой резкий спад сельскохозяйственного производства, который не наблюдался в России с 1946 года. Продолжается интенсивный убой крупного рогатого скота, свиней, овец, и их поголовье катастрофически уменьшается. От бывшей могучей системы птицепрома остались мелкие островки. По численности коров Россия отброшена сейчас к 1966 году, овец — к 1950 году. Продуктивность молочных животных стала ниже, чем была 20—30 лет назад. В пищевой промышленности выработка цельных продуктов снизилась в 2,5 раза, и потому россиян не могло не порадовать некоторое оживление на внутреннем рынке пищевых продуктов после кризиса «17 августа». Если же говорить о технической оснащенности современной российской деревни, то она в 5—7 раз ниже, чем в Западной Европе. Значительно сократилось и количество удобрений, вносимых в почву.

Эти факты и статистика свидетельствуют о том, что если в ближайшее время не будут приняты кардинальные меры, то Россия надолго попадет в продовольственную зависимость от западноевропейских стран и США.

Проблема обеспечения россиян отечественными продуктами питания может быть решена при достижении определенных показателей. Согласно экспертным оценкам, с учетом климатических и других особенностей нашей страны к 2005 году нам необходимо производить ежегодно: зерна — 135 млн. тонн, семян подсолнечника — 3,8 млн., сахарной свеклы — 45,5 млн., ово-щей — 16—19 млн. тонн. Отечественные производители должны поставлять ежегодно скота и птицы в живом весе 24—30 млн. тонн (исходя из средней нормы 100 кг потребляемого мяса на человека в год), молока — 60—65 млн. тонн, яиц — 52—55 млрд. штук.

Рынок молока и молочных изделий на первый взгляд кажется благополучным. Однако проведенный недавно по Москве анализ показал, что семья москвичей из трех человек съедает за неделю лишь около трех литров молочных изделий, что на треть меньше, чем 10 лет назад. К слову, медицинская норма потребления молочных продуктов — 390 кг на человека в год. И если в 1990 году в России их потреблялось 385 кг, то в 1998 году — 266—270 кг.

Для того, чтобы достигнуть указанных выше показателей, перерабатывающим предприятиям агропромышленного комплекса страны необходимо производить мяса, включая субпродукты первой категории, 4—4,5 млн., сахарного песка из сахарной свеклы — 4 млн., растительного масла — 1,2 млн., маргарина — около 1 млн., рыбной продукции — примерно 450 тыс. тонн. Для достижения этих показателей необходимо оснастить сельское хозяйство современной техникой. Следует иметь тракторный парк в составе 3 млн. единиц, исходя из расчета 2,5 трактора на 100 га пашни, и по одному комбайну на 100 га посевов. Причем речь идет о высококачественных сельхозмашинах, ибо наши нынешние уступают зарубежным и по надежности, и по металлоемкости.

Вот те основные условия и показатели производства базовых продуктов, которые необходимы нам, чтобы обеспечить продовольственную безопасность страны за счет собственного агропромышленного комплекса.

IV. ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ РЕШЕНИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ПРОБЛЕМЫ

Проведенный анализ позволяет заключить, что, с одной стороны, продовольственная проблема выступает как глобальная, затрагивая, так или иначе, все человечество, во всяком случае, – все крупнейшие государства мира. С другой стороны, она имеет ярко выраженный географический характер и проявляет себя на разных ступенях территориальной иерархии – региональной, страновой, районной, локальной. Причины, острота и масштабы распространения неправильного питания, недоедания и голода на земном шаре диктуются, прежде всего, социально-экономическими факторами, что должно определять и направление поисков выхода из существующего положения. Оно во многих случаях имеет давние исторические корни и цивилизационные истоки, но часто выглядит непосредственным порождением заблуждений и ошибок XX в. Отсюда – неизбежное многообразие и оправданная неоднозначность предлагаемых наукой рецептов по улучшению ситуации.

Вырабатывать политику обеспечения населения продуктами питания и стремиться к достижению искомого баланса с учетом внешнеторговых возможностей приходится, прежде всего, на уровне отдельных стран. Ключ к «снятию» продовольственной проблемы у каждой из них должен быть собственным. С подобных позиций оценка агроресурсного потенциала планеты – общетеоретическая задача, с которой связаны выход на конечные параметры – производственные и, как следствие, демографические. Прикладные же рекомендации реальны для исполнения лишь в разрезе конкретных государств как главных носителей суверенитета.

Перспективы дальнейшего вовлечения естественных ресурсов планеты в сферу сельскохозяйственной деятельности остаются предметом оживленных дискуссий. Это вызывается как недостаточной еще изученностью самих агроприродных факторов и вероятности более полноценного их использования в производстве, так и расхождениями в отношении перспектив агротехнического прогресса в отрасли.

К тому же, многое зависит от того, какую структуру питания принять в качестве производной: научно обоснованную или фактически сложившуюся. Но даже если взять за основу единый рацион, например, «среднего» европейца, разброс во мнениях специалистов касательно допустимой численности населения на планете оказывается очень большим: от уже реально возникшей на горизонте цифры 7 млрд. до гипотетических 50 млрд. человек. В последнем случае не только принимают в качестве необходимой посылки повсеместное распространение передовых интенсивных технологий, но отталкиваются от явно чрезмерного показателя верхнего уровня распаханности суши – до 70%.

Среди многих расчетов сельскохозяйственного потенциала Земли один из самых фундаментальных был выполнен в 70-х гг. группой голландских ученых. Они оценили всю пригодную для земледельческого освоения территории в 3714 млн. га. Это составляет 27,4% всей суши (без Антарктиды), из которых орошением в будущем реально охватить до 470 млн. га пахотных угодий. В свете этих показателей максимально возможная (с учетом тех ограничений, которые ресурсы фотосинтеза накладывать на естественный процесс формирования биомассы) биологическая продуктивность возделываемого клина была исчислена в зерновом эквиваленте в 49830 млн. т в год. Однако на практике весомую часть обрабатываемых площадей человеку всегда придется отводить под технические, тонизирующие, кормовые и другие непродовольственные культуры.

На современном этапе упор все больше переносится на необходимость подъема урожайности в развивающихся странах, которые располагают возможностями опереться на уже имеющиеся в мире агрономические и прочие научно-технические достижения. Однако при бесспорной в целом справедливости данного тезиса механические заимствования, увы, вряд ли окажутся эффективными. Иной, слабо еще познанный природный фон тропиков, крайне чувствительная реакция их естественных геосистем на антропогенные воздействия, избыток рабочих рук в деревне третьего мира, высокая энергоемкость прогрессивных агротехнологий – все это ограничивает возможности традиционного сельского хозяйства идти накатанной дорогой интенсификации.

Представляется, что хорошие перспективы открывает активное внедрение в странах низких широт практики вторых и даже третьих посевов в году, для чего нужны в первую очередь скороспелые сорта и орошение, если наличествует сухой сезон. Поэтому обоснованно связывать надежду именно с грядущим успехами селекции и генетики, но они-то как раз и наименее предсказуемы: так в середине 60-х гг. неожиданным даже для специалистов стало появление высокопродуктивных гибридных сортов пшеницы, послужившее сигналом бурного развертывания «зеленой революции». Немалые шансы дает совершенствование отраслевой структуры посевов, в частности, внедрение богатых белками культур. Известно, сколь крупный вклад в обеспечение продуктивного молочного скотоводства калорийными кормами внесла получившая в США широкое распространение соя.

Согласно документам ФАО, в 1995 г. в мире насчитывалось 88 стран с низкими доходами жителей, где не хватает продовольствия. Из них более 30 в предшествующие годы свыше ј своих экспортных поступлений направляли на его закупку. К этим странам относится и Россия, в импорте которой продукты питания устойчиво составляют по стоимости 25-30%. Вместе с тем глобальное положение не столь мрачно. В Западной Европе и США государственная политика направлена на ограничение обрабатываемых площадей, чтобы не допустить нарастания избытка сельскохозяйственной продукции, ибо в противном случае не исключено наступление такого момента, когда убыток от падения цен не будет компенсирован увеличением платежеспособного спроса. Так, в случае богатого урожая цены на аграрные товары могут снизиться настолько, что не покроют издержки, и сельское хозяйство как отрасль окажется неплатежеспособной. Одновременно это косвенно свидетельствует о тех скрытых резервах для увеличения при необходимости производства, которыми располагает аграрный сектор в промышленно развитых странах. Усиление зависимости развивающихся стран от поставок продовольствия извне на фоне определенного прогресса их собственного аграрного производства объясняется сложной совокупностью причин.

Во-первых, колониальные державы проводили политику вывоза дешевого зерна и других продуктов питания из зависимых территорий даже при наличии там серьезного продовольственного дефицита. Показательно, что из колониальной Индии, где часто случались вспышки массового голода, только через Карачи вывозилось в начале XX в. в метрополию ежегодно около 1 млн. т пшеницы, или 20-35% ее сбора в пределах портового хинтерланда. Колониальная администрация обычно не предпринимала сколько-нибудь действенных мер по борьбе с голодом даже в угрожающих ситуациях, тогда как в молодых суверенных государствах в подобных случаях прилагаются усилия по приобретению продовольствия за границей, что, естественно, получает отражение в сальдо зернового баланса.

Во-вторых, земледелие развивающихся стран и особенное его продовольственный сектор по-прежнему остаются еще слабо связанными с рынком. Весомая часть продаж зерна осуществляется крестьянами для погашения денежных обязательств (уплата налогов, возврат ссуд, процентов на них и т.п.), а отнюдь не из-за наличия товарных излишков. Подобная продажа из «нужды», например, в странах Южной и Юго-Восточной Азии достигает, а иногда и превышает половину объема торговых операций с продовольствием. Во многих случаях, прежде всего в Африке, показатель товарности поистине удивителен: для шести стран Сахеля выход рыночного зерна в 1970-80 гг. оценивался в среднем в 2%.

Молодым суверенным государствам за период независимости удалось добиться определенных успехов в развитии ряда отраслей народного хозяйства, что привело к увеличению национального дохода, в том числе на душу населения. В результате повысился платежеспособный спрос, предъявляемый в первую очередь на продовольственные товары. Однако и сами крестьяне стремятся улучшить свое питание. Они отнюдь не реагируют на подъем цен государством на закупаемое им продовольствие и на выдачу ссуд для расширения производства. Более того, подобные усилия могут даже вызвать противоположный результат, поскольку необходимые денежные средства селяне в состоянии тогда получить при меньшем объеме продаж аграрной продукции.

В-третьих, ускорение процесса урбанизации в странах третьего мира привело из-за резкого увеличения численности городского населения к столь же существенному расширению спроса на товарное зерно, к чему местная деревня оказалась не готова по указанным выше причинам. Урбанизация подталкивает не только к простому росту потребностей в товарном продовольствии, но и к качественному изменению рациона населения. Оно начинает предъявлять спрос на многие продукты, которые традиционно не производились или производились в явно недостаточном количестве в тех или других развивающихся странах. Обостряется противоречие между складывающимся под влиянием урбанизации стандартом жизни и невозможностью его обеспечить только за счет местных ресурсов. Снабжение населения продовольствием ставится во все большую зависимость от внутринационального и мирового обмена. Даже в такой отдаленной стране, как Папуа - Новая Гвинея, импортируемые рис и консервированная рыба начинают вытеснять в качестве главных продуктов питания традиционный батат.

Наконец, в-четвертых, в земледелии развивающихся стран усугубляется разделение труда и усиливается порайонная специализация. В результате дополнительный спрос на товарное продовольствие предъявляют крестьянские хозяйства, включающиеся в производство технических и других культур в расчете на экспорт и удовлетворение запросов молодой национальной промышленности. Определение оптимального соотношения между производством аграрных товаров на вывоз, с одной стороны, и продуктов питания для обеспечения внутренних нужд, с другой, составляет на современном этапе трудную, требующую учета динамических факторов задачу. Высокотоварное, ориентированное на экспорт сельское хозяйство в третьем мире, особенно плантационное, превосходит традиционные деревенские уклады по достигнутой производительности труда. Однако по мере усиления зависимости развивающихся стран от ввоза продовольствия цены на него растут, и это ухудшение условий внешней торговли ведет к снижению относительной отдачи гот сырьевых отраслей сельского хозяйства. Поэтому решение продовольственной проблемы все более превращается в важную составную часть общего вопроса совершенствования всей системы международных экономических отношений.

Многоликость рассматриваемой проблемы делает необходимым при ее детальном анализе исследование по странам и их территориальным группам.

Можно выделить следующие типы стран по уровню обеспеченности продовольствием:

1)Основные экспортеры продовольственных товаров (США, Канада, Австралия, ЮАР, Таиланд, и некоторые государства Европейского Союза);

2)малые страны, активно экспортирующие продукты питания (Венгрия, Финляндия);

3)государства, испытывающие дефицит продовольствия, но способные его приобрести (Япония);

4)страны, едва обеспечивающие свои потребности в продовольствии собственным производством (Индия, Китай, страны Южной Америки);

5)страны, чья обеспеченность продуктами питания не оказывает практически никакого влияния на глобальную продовольственную ситуацию (Папуа - Новая Гвинея, Исландия);

6)страны, испытывающие дефицит продовольствия и осваивающие водные и земельные ресурсы для достижения самообеспечения (Египет, Индонезия, Пакистан, Филиппины);

7)страны с постоянно ухудшающимся продовольственным обеспечением в расчете на душу населения (государства Африки к югу от Сахары);

8)страны с зарождающимся продовольственным кризисом, в которых рост населения обгоняет ресурсные возможности (Гаити, Непал, Сальвадор).

Продовольственная проблема многоаспектна, и добиться ее успешного решения не удается без создания соответствующего социально-экономического климата в стране. Недостаточными выглядят и попытки достичь подъема сельского хозяйства путем внедрения достижений научно-технической революции, массовой механизации и т.п. Об этом четко свидетельствует недавнее советское прошлое. В СССР за 60-80-е гг. в отрасли выросли энергетические мощности со 155,9 млн. до 603,9 млн. л.с., а стоимость производственных фондов поднялась с 43,9 млрд. до 227 млрд. руб. поставки минеральных туков деревне увеличились за этот период с 2,6 млн. до 18,8 млн. т действующего вещества в год. Площадь мелиорированных земель была доведена с 16,3 млн. до 31,0 млн. га. Отдача же оказалась скромной: средняя урожайность зерновых повысилась с 11 до 14,9 ц/га. Ибо не хватило понимания и необходимой политической воли, чтобы начать преобразование форм собственности в деревне, без чего оказывается невозможным преодолеть хронический кризис, вызванный насильственной коллективизацией села.

Анализ социально-экономических и исторических истоков сильной географической дифференциации в снабжении населения мира продуктами питания подводит к выводу, что голод, массовое недоедание и другие трудности аналогичного рода сами в сильнейшей степени оказывают обратное влияние на общественную жизнь. Оно состоит, в частности, в стремлении властей упрочить свое воздействие на дела продовольственного сектора, а через него укрепить свою централизующую роль в отношении всех автономных ячеек хозяйственного механизма. В нашей стране это может повести к особенно энергичным попыткам реанимировать бюрократические начала в управлении экономикой и воздвигнуть дополнительные шлагбаумы на путях становления подлинного рынка. Среди многообразных последствий обострившегося продовольственного положения, помимо тех, что имеют явно выраженную гуманистическую сущность, особенно важным представляется торможение развития экономики при сохранении ее устаревших консервативных форм. Поэтому задача преодоления продовольственного кризиса для любого государства превращается в приоритетную, и решение ее демократическими методами неизбежно приобретает судьбоносный характер, открывая дорогу к национальному возрождению.

ВЫВОДЫ

Изложенное дает основание сделать следующие основные выводы относительно складывающейся на планете продовольственной ситуации и перспектив ее изменения. Первое - человечество фактически уже вступило в эпоху ограниченных возможностей вовлечения в оборот земли, пресной воды, чистого воздуха. В то же время рост населения планеты опережает все сделанные ранее прогнозы. В этих условиях в ближайшие десятилетия неизбежно существенное (в 1,5-2 раза) снижение объема продовольственных ресурсов, приходящегося на каждого жителя Земли.

Далее. Критической отметки может достигнуть в начале XXI в. диспропорция в распределении ресурсов продовольствия между отдельными регионами планеты. На уровне голодного рациона эти ресурсы могут оказаться во многих странах Азии, Африки, Латинской Америки, у которых минимальные возможности закупки продовольствия на мировом рынке. Если в 1960 г. соотношение доходов 20% наиболее богатых и 20% самых бедных стран определялось как 30:1, то в 1990 г. оно было уже 64:1. Сохранение этой тенденции чревато социальными взрывами в масштабах всей планеты.

В складывающейся обстановке торговля продовольствием, а также сотрудничество в области его производства могут стать в ближайшие десятилетия мощным оружием в международных отношениях, средством политического давления.

Поиск оптимального решения продовольственной проблемы планеты, приемлемого для всех стран, становится одной из самых актуальных задач, как для мирового сообщества, так и для каждой отдельной страны. Проблема ныне далеко выходит за рамки сельского хозяйства. Решение ее неразрывно связано и с договоренностью стран по вопросам демографической, социальной, экономической и внешней политики. По мнению некоторых экспертов, реальными возможностями в этом плане обладают лишь две страны - Бразилия и Россия. Вместе с тем, например, в соседних с Россией Китае, Индии, Пакистане и Иране продовольственная ситуация может стать критической уже в ближайшее время. Все это диктует необходимость безотлагательной разработки национальной стратегии продовольственной безопасности каждого государства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1) Румянцева Е. Е. Пути достижения продовольственной безопасности Союзного государства и стран СНГ (Механизм согласования аграрной политики государств участников). – Мн.: «Армита – Маркетинг, Менеджмент». – 336 с.

2) Ревенко Л. С. Мировой рынок продовольствия в эпоху «генной» революции. / Л. С. Ревенко. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2002. – 302 с.

3) Барабанов В.В., Экономическая география, - М., 2000.

4) Державин Л.С., Продовольственный кризис, - М., 1997.