Неоевгеника – история становления, основные направления, перспективы развития

История становления генетики. Открытия, сделанные в области молекулярной биологии и молекулярной генетике. Открытие генетической роли нуклеиновых кислот. Становление неоевгеники как науки. Неоевгеника и генная инженерия (клонирование). Стволовые клетки.

Неоевгеника – история становления, основные направления, перспективы развития.

Введение.

Врачебная практика испокон веков основывалась не только на знании определенных биологических, антропологических, физиологических законов, но и на определенных моральных принципах, главный из которых - «Не навреди». Сегодня новые технологии, с одной стороны, неизмеримо расширяют возможности человека, а с другой - ставят нас перед ситуациями, которые выходят за рамки морального опыта человечества. Человеку приходится делать непростой и чрезвычайно ответственный выбор, который определяет судьбу либо его самого, либо его родственников. В связи с этим вопрос о нравственности знания и его применения встал с небывалой остротой.

Факторы становления неоевгеники. История становления генетики.

Различные отвлеченные представления о наследственности и изменчивости высказывались еще античными философами и врачами. В большинстве своем эти представления были ошибочными, но иногда среди них появлялись и гениальные догадки. Так, римский философ и поэт Лукреций Кар, суммируя все воззрения Демокрита и Эпикура, поведал, в своей знаменитой поэме «О природе вещей»:

о «первоначалах» (наследственных задатков), определяющих передачу из поколения в поколение признаков от предков к потомкам, и происходящем при этом случайном комбинировании («жеребьевке») этих признаков, отрицая возможность изменения наследственных признаков под влиянием внешних условий.

Однако научное познание наследственности и изменчивости началось лишь спустя столетия, когда было накоплено множество точных сведений о наследовании различных признаков у растений, животных и человека.

Число таких наблюдений, проведенных преимущественно практиками-растениеводами и животноводами, особенно возросло в период с середины 18 до середины 19 века. Наиболее ценные данные были получены И. Кельрейтером и А. Гертнером (Германия), О. Сажрэ и Ш. Ноденом – «Генетические и конституциональные факторы» (Франция), Т. Найтом (Англия). На основании межвидовых и внутривидовых скрещиваний растений они обнаружили ряд важных факторов, касающихся усиления разнообразия признаков в потомстве гибридов, преобладания у потомков признаков одного из родителей.

Сходные обобщения сделал во Франции П. Люка (1847-1850), собрав обширные сведения о наследовании различных признаков у человека.

Тем не менее, четких представлений о закономерностях наследования и наследственности вплоть до конца 19 века не было.

Делалось немало попыток выяснить, как передаются признаки наследственности из поколения в поколение.

Молекулярно-генетический подход. Современное развитие эволюционной теории Ч. Дарвина.

Появление эволюционных теорий Ж. Б. Ламарка, а затем Ч. Дарвина во второй половине 19 века усилило интерес к проблемам изменчивости и наследственности, т. к. эволюция возможна только на основе возникновения у живых существ изменений и их сохранения у потомков.

Социальный дарвинизм провозгласил закономерности биологической эволюции, принципы естественного отбора в качестве определяющих факторов общественной жизни. Основная идея этого направления сводится к тому, что в основании социальной структуры лежат природные способности человека, а все социологические положения должны находиться в соответствии с естественными законами.

Ч. Дарвину, в главных его работах: «Происхождение видов путём естественного отбора» (1859 г.), «Изменение домашних животных и культурных растений» (1868 г.), «Происхождение человека и половой отбор» (1871 г.), удалось раскрыть такие факты, которые при их обобщении, как оказалось, имеют универсальное значение. Идея эволюции, а также исторический метод были взяты на вооружение всем естествознанием.

Представления о роли изменчивости и отбора в становлении новых форм живого претерпевали изменения с течением времени. В настоящее время различают три типа изменчивости:

Наследственная изменчивость – это изменчивость, обусловленная возникновением новых генотипов (аналог «неопределённой изменчивости» Ч. Дарвина).

Ненаследственная изменчивость – это изменчивость, которая отражает изменения не генотипа, а фенотипа под влиянием условий внешней среды (аналог «определённой изменчивости» Ч. Дарвина).

Онтогенетическая изменчивость – это изменчивость, отражающая изменения в ходе индивидуального развития всего организма (онтогенеза).

Современный эволюционизм – это не только дарвинизм в его изначальном виде, а многогранное комплексное учение, сформировавшееся за годы, прошедшие со времён создания теории Ч. Дарвина. В 1930-1940 годах появилась на свет новая синтетическая теория. Она представляла собой синтез дарвинской концепции естественного отбора с генетикой и экологией.

Существует два основных отличия синтетической теории эволюции от теории Ч. Дарвина. Это, во-первых, признание в качестве элементарной единицы эволюции не организма и даже не вида, а местной популяции и, во-вторых – выделение двух типов эволюции: микроэволюции и макроэволюции.

Микроэволюция обозначает совокупность эволюционных процессов в популяциях сопровождающих изменением генофонда и образованием новых видов она доступна для непосредственного изучения в лабораторных условиях. Изучение микроэволюции возможно посредством наблюдения за изменениями животных и растений в природе.

Макроэволюция (или филогенез) – это эволюционные преобразования, протекающие в течение длительного исторического периода и приводящие к образованию надвидовых таксонов. Изучение макроэволюции в лабораторных условиях невозможно, вследствие её исторической протяжённости. Филогенез требует дополнительных источников исследования. Такие данные предоставляли дополнительные смежные дисциплины: сравнительная морфология, палеонтология и эмбриология.

В настоящее время учёные перешли на изучение эволюционных процессов на молекулярно-гинетическом уровне. Объектами изучения учёных стали белки и нуклеотиды, изъятые как из ныне живущих организмов, так и из геологических слоёв залегания ископаемых. Главной проблемой макроэволюции является расшифровка последовательности филогенеза и наследственных связей между организмами. Эта наука развивается, достижения в этой области знаний непосредственно связаны с прогрессом в области молекулярной биологии и генетики.

І. Открытия, сделанные в области молекулярной биологии и молекулярной генетике.

1. Открытие генетической роли нуклеиновых кислот.

Начало генетике как науке было положено чешским учёным
Г. Менделем, который скрещивал между собой различные сорта гороха и наблюдал за изменениями их окраски, формы, вида и других признаков. Мендель установил, что у получаемых гибридов в первом поколении одни признаки подавляют другие. Каждому из наследуемых признаков Мендель поставил в соответствие материальную частичку живого, передаваемого из поколения в поколение, - элементарную носительницу информации, и назвал её геном. Изучая поведение и характер взаимодействия генов по их проявлению в потомстве, Мендель открыл свои знаменитые законы скрещивания генов и сделал доклад в 1865 на собрании Брюнского общества естествоиспытателей и, напечатанный на следующий год в трудах этого общества. Но в течение почти 35 лет в мире не было, ни одного учёного, который мог бы по достоинству оценить работу учёного и продолжить его исследования. Они были «настолько хорошо забыты наукой», что в 1900 году три исследователя – де Фриз в Голландии, Корренс в Германии и Чермак в Австралии, проводя свои исследования по делению клеток, вторично, не зависимо друг от друга, открыли законы Менделя. Их поразило сходство его результатов с результатами, полученными ими. Но, не смотря на то, что обнаружив позже статью учёного, они уступили приоритет открытия законов наследственности их первооткрывателю – Менделю, датой рождения генетики принято считать 1900 год.

Дальнейшее развитие генетики связано с рядом этапов, каждый из которых характеризовался преобладающими в то время направлениями исследований. Границы между этими этапами в значительной мере условны – этапы тесно связаны друг с другом, и переход от одного этапа к другому становился возможным благодаря открытиям, сделанным в предыдущем.

В начале XX века было установлено, что описанные Менделем генетические факторы находятся в хромосомном клеточном ядре.

Параллельно с генетиками биохимики изучали химический состав ядер живых клеток. Впервые молекулы ДНК были выделены из ядер живых лейкоцитов швейцарским биохимиком Ф. Мишером во второй половине прошлого века. Имя Мишера прославила и увековечила в истории науки его статья, опубликованная в 1871 голу в «Журнале медицинской химии», издававшемся в Берлине. Именно в ней он описал выделение «нуклеина» из клеток гноя – лейкоцитов и лимфоцитов. Название новому веществу Иоганн образовал от латинского «нуклеус», которое означает ядро (орех), поскольку вещество действительно выделялось из клеток ядра.

А. Коссель обратился к нуклеину Мишера и, начиная с 1855 года, за шесть лет выделил и определил структуру четырёх оснований кислой фракции Мишера. Он обнаружил, что в состав нуклеиновых кислот входят пуриновые и пиримидиновые основания, а также простейшие углеводы. Химиков уже не удивлял тот факт, что в биополимерах кислое и щелочное «уживаются» бок обок. Гуанин Коссель назвал «сарцином», поскольку его много в «саркосе» - мясо по-гречески. Аденин он нашёл в большом количестве в желтке яиц. Сахар тимусной кислоты, в отличии от рибозы, содержащий на одну молекулу кислорода меньше стали называть «безкислородным», или дезоксирибозой. Так родились известные теперь всему миру – ДНК и РНК. Коссель выделил также из хроматина различных тканей белок со щелочной реакцией – «гистон». Из гистона он выделил аминокислоты гистидин, тирозин и лизин. Так, прямо в лаборатории, рождалась научная терминология современной биологии. Косселя по праву считают создателем физиологической химии. Коссель за исследование нарушения нуклеино-кислотного обмена и отложения оснований ДНК и РНК в суставах при подагре был награждён Нобелевской премией.

А далее в дело вступил Фебус Теодор Левин, учёный от бога, которого считают американским биохимиком, на самом деле, он уроженец России. В начале 1900 года в лаборатории П. Левина в США был расшифрован углеводный компонент этих нуклеиновых кислот.

Был определён порядок расположения частей нуклеотида – мономера нуклеиновых кислот, а также места присоединения основания и фосфора к сахарному кольцу. Левен и немец Фёльген опубликовали цепочную схему строения нуклеиновых кислот, историческая правда заключается в том, что цепь была одна. Фёльген сделал в 1914 году самое большое открытие, но оно оказалось не востребованным из-за начавшейся войны.

Сугубо химическая реакция Фёльгена с использованием анилинового красителя фуксина из каменноугольной смолы приводила к тому, что тимусная кислота (ДНК) давала характерное тёмно-розовое окрашивание, в то время как дрожжевая (РНК) – нет. Если бы тогда коллеги обратили на это удивительное открытие внимание, природа гена могла быть открыта на три десятилетия раньше.

В установлении роли ДНК в клетках также было несколько этапов. Особенно усиленно разработкой этого вопроса занимались американские учёные О. Эвери, К. Мак-Леоду и М. Мак-Карти. В 1944 году им удалось установить, что свободная молекула ДНК обладает трансформирующей активностью, т.е. способностью переносить свойства одного организма к другому. Это было революционное открытие, родившее новую науку, изучавшую вопросы наследственности на молекулярном уровне. Центральное место в этой науке отводилось исследованию роли ДНК. ДНК, являясь «хранительницей» материальной основы генетической информации контролирует биосинтез белка в клетках и отвечает за изменчивость клеток. Именно молекула ДНК отвечает за передачу наследственной информации от одной клетки к другой.


2. Открытие молекулярных механизмов генетической репродукции и биосинтеза белка.

Рождение новой науки – молекулярной генетики связывают с опытами двух американцев Дж. Билда и Э. Тэйтума. В 1941 году они установили прямую связь между состоянием генов (ДНК) и синтезом ферментов (белков). Появилась знаменитая фраза: «Один ген – один белок».

Позже было выяснено, что основной функцией генов является кодирование синтеза белка. В 1952 году Дж. Билд, Э. Тэйтум и Дж. Ледерберг были удостоены Нобелевской премии за эти исследования.

А в 1962 году Нобелевская премия была присуждена Ф. Крику и Дж. Уотсону за установление молекулярного строения ДНК.

На повестку дня был вынесен новый вопрос, каким образом записана генетическая программа и как она реализуется в клетке.

Согласно модели Уотсона – Крика генетическую информацию ДНК несёт последовательность расположения четырёх оснований: А, Т, Г, Ц. Необходимо было выяснить, как всего четыре основания могут кодировать порядок расположения в молекулах белка целых двадцати аминокислот.

Решил эту, казалось бы, неразрешимую задачу русский по происхождению американский физик-теоретик Г. Гамов. Он предложил для кодирования одной аминокислоты использовать сочетание из трёх нуклеотидов ДНК. Эта элементарная частица наследственного материала, кодирующая одну аминокислоту, получила название «кодон».
В 1961 году гипотеза Г. Гамова была подтверждена американским экспериментальным исследователем Ф. Криком и др.

Так был расшифрован молекулярный механизм считывания генетической информации с молекулы ДНК при создании белков.


3. Изучение молекулярных основ обмена веществ.

Существует три типа обмена веществ (метаболизма): катаболизм или диссимиляция, амфоболизм, анаболизм или ассимиляция.
Все три типа метаболизма к настоящему времени полностью расшифрованы. Не последнюю роль сыграла при этом фундаментальная для всего естествознания идея единства состава и механизмов функционирования живой природы независимо от уровня организации, представляющих её структуру. Эта идея получила название концепция биохимического единства и возникла ещё во второй половине прошлого века, но получила своё распространение благодаря голландским микробиологам А. Клюйверу и Г. Донкеру в 1926 году.

В настоящее время накоплен богатый фактический материал о том, каким образом осуществляется регулировка метаболизма в клетках. Изучается специфика биокатализа (ферментного катализа) и разрабатываются теоретические механизмы действия различных ферментов. Открыты так называемые аллостерические ферменты, в которых имеется два центра связывания с молекулами, т.е. вещество, вступающее в данную реакцию, а другое вещество – распознающий конечный и промежуточный продукт реакции. Второй центр, связываясь с продуктом реакции, изменяет свою конформацию (пространственную структуру), что влияет на скорость биокатализа. Поэтому эти ферменты названы ещё иначе: регулирующие ферменты или эффекторы.

Невозможно перечислить все достижения в области регуляции метаболизма клеток. Эта область постоянно развивается и пополняется новыми научными открытиями, каждое из которых не перестаёт удивлять совершенством механизмов регуляции процессов обмена веществ , осуществляемых на макромолекулярном уровне.

4. Открытие молекулярно-гинетических механизмов изменчивости.

На молекулярно-генетическом уровне существует несколько механизмов изменчивости. Среди них – мутации генов – механизм непосредственного преобразования самих генов, находящихся в конкретной хромосоме при сильном внешнем воздействии. При этом механизме порядок расположения генов в хромосоме не изменяется.

К другому типу механизмов можно отнести рекомбинацию генов, располагающих в конкретной хромосоме. При этом сами гены не изменяются, а происходит перемещение генов с одного участка хромосомы на другой или же обмен генами между двумя хромосомами. Это так называема классическая рекомбинация генов, которая имеет место главным образом у высших организмов при половом размножении. При этом общий объём генетической информации остаётся неизменным.

Однако, существует ещё один тип изменчивости генов – нереципрокная рекомбинация или неклассическая рекомбинация генов, при которой происходит увеличение общего объёма генетической информации. Этот тип изменчивости возникает за счет включения в геном клетки новых, привнесённых извне генетических элементов, которые носят название трансмиссивные (переносимые) генетические элементы.

Начало изучения этого механизма изменчивости было положено в 1952 году, когда П. Ледерберг и Н. Циндер открыли явление трансдукции (латинское - Перемещение) генов. Суть этого явления состоит в возможности переноса молекул ДНК не в «голом виде», как при трансформации, а в составе вирусов бактерий.

В последнее время этот вид рекомбинации был тщательно изучен. Было обнаружено несколько трансмиссивных генов, различающихся структурой генома и способом связывания с хромосомой клетки-хозяина. Среди них – плазмиды – сложные генетические элементы в виде двухцепочной кольцевой ДНК, широко распространённые в клетках живых организмов, в том числе и высших.

Это самые активные переносчики генетической информации. Именно им мы «обязаны» тем, что после длительного использования каких-либо лекарств, наступает «привыкание» к этим лекарствам. Патогенные бактерии, с которыми мы боремся медикаментозным путём, связываются плазмидами, придающими этим бактериям устойчивость и новое лекарство перестаёт действовать на бактерии, они на него не реагируют. Мигрирующие генетические элементы могут вызывать как структурные перестройки в хромосомах, так и мутации генов.

Эти проблемы были затронуты известным генетиком В.П. Эфроимсоном. Так его исследования описывал в журнале «Наука и жизнь» в конце 1974 года Б. Медников:

«В.П. Эфроимсон после тщательного анализа множества фактов создал стройную теорию возникновения многообразия (полиморфизма) генных комплексов у человека. Согласно Эфроимсону, главную роль в этом играет отбор в системе «паразит – хозяин». Вирусы и бактерии, паразитические простейшие, вроде малярийного плазмодия, а также (да простит читатель!) гельминты в разных конкретных условиях проводили у разных популяций человека селекцию тех или иных форм гена. Инфекционные болезни – мощный фактор отбора, способный широко распространить мутантный ген».

Возникла новая наука – генная инженерия, целью которой стало создание новых форм организмов, в том числе и высших, наделённых свойствами ранее у них отсутствующих.

Теоретическую основу этой науки составляет создание рекомбинантных (гибридных) молекул с новыми (нужными) свойствами.

Наука вторглась в самое святое – создание новых живых организмов и научилась управлять этим процессом.


ІІ. Становление неоевгеники как науки.

Предпосылкой становления неоевгеники («позитивной евгеники») была евгеника. В отличие от евгеники, которая представляла проекты реконструкции генной структуры человека с целью улучшения породы человека, неоевгеника пытается найти опору в идее «всепоглощающей» заботы о человеке и человечестве, о достоинстве и будущем человечества.

Так, в трудах Мёллера есть программа планируемой евгеники, которая дает возможность «неограниченного прогресса генетической конструкции человека, соответствующего его культурному прогрессу».(3) Это должно стать дополнением к идее формирования нового человека социалистического типа, так сказать, биологическое ускорение решения этой проблемы. История неоевгеники началась ещё в XIX веке, когда Ф.Гальтон ввёл термин «евгеника».

2.1. Принципы евгеники

Сэр Френсис Гальтон (1822-1911), один из оригинальных философов второй половины XIX – начала XX века. Двоюродный брат
Ч. Дарвина. У них был один дед Эразм Дарвин, который считал, что развитием-эволюцией органического мира управляет «невидимая рука», не уточняя, правда, чья. Гальтон, изучив географию, этнографию, метеорологию во время путешествий в Африке, Судане, Испании и добившись определённых успехов в этих науках, он поставил цель приложить математику ко всем явлениям жизни – от биологии до социологии.

Работая в Кембриджском университете, он не вылезал из архивов, собирая биографические материалы. Особенно подробно им была изучена проблема наследственности и обобщена в специальной монографии. В 1869 году выпустил книгу о гениях в университете, озаглавил её «Наследственный гений и англичане в науке». Она была существенно дополнена при переиздании в 1892 году, когда произвела не меньший фурор, чем «Происхождение видов». Следует отметить, что ко времени выхода в свет ее второго издания наука была «беременна» переоткрытием законов Менделя, поэтому зёрна гальтоновских мыслей упав на благодатную и подготовленную всем развитием почву.

Своё новое направление учёный обозвал по-гречески «евгеника», или «благородство» в дословном переводе, подразумевая, конечно же, улучшение человеческой природы в смысле физического и душевного здоровья, а также повышение интеллектуального уровня. (Последнее американцы позднее назовут коэффициентом или индексом интеллектуального развития (КИР), а сокращённо всем известное IQ).

Гальтон ее назначение определял как «…изучение факторов, находящихся под социальным контролем и могущих совершенствовать, или ухудшать свойства расы, как физические, так и нравственные». (1)

Исследование законов эволюции и в первую очередь факторов наследственности была главной его задачей.

Ф. Гальтон, выдвигая эту теорию, преследовал гуманные цели – улучшить наследственные качества – здоровье, умственные способности, одарённость. Он считал, что нужно добиваться того, чтобы на Земле жили наиболее совершенные расы, но если природа этого добивается слепо, медленно и безжалостно, то человечество это может осуществить сознательно, быстро и с любовью. Он был далёк от применения какого-либо насилия, считая, что «…человек может не только физически улучшить условия своего существования, но, при более глубоких биологических познаниях, и пересоздать к лучшему самого себя.».(2)

В середине XIX века Гальтон генетики не знал, поэтому подходил к вопросам чисто статистически, попытавшись установить зависимость роста потомства от роста родителей.

В 1907 году Гальтон опубликовал в Оксфорде работу «Вероятность, или основы Евгеники». В этой книге он пытался оценить – с «евгенических» позиций, во сколько раз ребёнок богатых родителей «ценнее» отпрысков пролетариев. Таков был в то время уровень развития и понимания генетики и биологии человека.

В России, поначалу, идеи Гальтона вызвали интерес. В конце лета 1927 года «Красная газета» писала, предполагается поставить искусственное осеменение обезьян спермой человека, а также комсомолок спермой самцов – на поток. Это было связано с попыткой профессора И.И. Иванова, прославившего ещё до революции попытками межвидового осеменения и, мечтавшего скрестить человека с обезьяной. Закончилось все для профессора раскрытием обмана.

Идеи Гальтона отражали возможность совершенствования человека, однако расисты поняли её по-своему. Фашистские расисты интерпретировали «евгенику» в своих интересах – чтобы улучшить арийскую расу, необходимо физически уничтожить народы других рас, в том числе славянские народы и евреев.

В связи с дискредитацией термина «евгеника» в настоящее время высказывается сомнение в пользовании им в том смысле, который вкладывал в него Ф. Гальтон.

Таким образом, Ф. Гальтон является создателем учения об индивидуально-психологических различиях между людьми, или, иначе говоря, дифференциальной психологии. Гальтон игнорировал социальную сущность человека – в этом его ошибка. Им давалась антропологическая характеристика человека в целом как существа биологического.

2. 2. Понятие новоевгеника.

Постоянное стремление к самосовершенствованию и новым достижениям было присуще человеку, на протяжении всей истории. Одним из выражений этого устремления и является Неоевгеника, новое направление в науке.

Но что такое неоевгеника или новая евгеника?

В словаре иностранных слов Н.Г. Комлева дано такое определение:

«Неоевгеника ( гр. neos – новый, eugenes – хорошего рода) – это наука и общественное движение, ставящие своей целью управление появлением наследственных изменений в ходе онтогенеза (путем методик медицинской генетики) и последующее создание благоприятной среды для исключения заболеваний, нетрудоспособности или смертности». (4)

Следует отметить что «новоевгеника» пока это лишь гипотетическая отрасль знаний. Собрано еще недостаточно знаний для того, чтобы можно было сказать, что «неоевгеника» утвердилась как наука.

На сегодня, «новоевгеника» – это отрасль знаний, рассматривающая вопросы развития, совершенствования человеком природы, т.е. контролируемой эволюции. Отрасль знаний, предполагающая сознательный контроль над процессами в природе (в т.ч. и человеческой).

Особые надежды в развитии новой науки возлагаются на неоевгенику, которая связана с экспериментами по клонированию, с медико-генетической консультацией, с проектом «геном человека». Существуют также ортодоксальные проекты по созданию «общества будущего», по обретению человеком бессмертия.

Совершенствовать человеческую природу можно по-разному:

наследственно (генетические манипуляции, клонирование) и
не наследственно (отдельно взятого человека; среду, в которой он находится; его взаимоотношения со средой – меры социального характера; либо отдельные стороны образа жизни).

3. Классификация новоевгеники (по связи другими науками):

3.1 Экологическая неоевгеника (экологическая генетика) – занимается созданием и совершенствованием экологических систем, сюда включаются актуальные вопросы последствия внедрения новых видов в экологическую систему, также вопросы генетической манипуляции с отдельным видом (или группой видов) для её более эффективного функционирования. Создание благоприятной среды для исключения заболеваний, нетрудоспособности или смертности.

В течение целого века, да и по сей день ведутся ожесточённые споры о том, что имеет больший «вклад» в развитие человека как личности – натура, то есть гены, или «нуртура», то есть питание и всё то, что обозначается словосочетанием «окружающая среда».

В нью-йоркском издательстве «Викинг» вышла книга Армана Леруа «Мутанты», основная мысль которой проста и выражена была в духе последних концепций геномики нового миллениума. Леура считал, исследование и изучение мутантов помогает понять, каким образом человек обретает нормальную форму тела и разума. Ведь геном реализуется в разных условиях среды, не стоит сбрасывать со счетов и питание человека. И всё же главным в этом процессе являются гены.

В качестве демонстрации их действия Леруа приводит пример французского аристократа и известного художника Анри де Тулуз-Лотрека, у которого было врождённое поражение нижних конечностей.

3.2 Неоевгеника и генная инженерия (клонирование) – рассматривает вопросы создания более совершенных новых видов, либо модификации имеющихся.

Если обратиться к истории, то можно найти материалы, где говорится о клонах богов и героев. Например, в мифе о Кадме, брате финикийской царевны Европы, засеявшего зубами убитого им дракона поле, на котором вырос сонм железных воинов.

Европу, как гласит другой миф, увёз за море на Крит превратившийся на время в быка всемогущий громовержец Зевс, «клонировавший» из своей плоти двух дочерей: одна вылупилась у него из бедра, а другая – богиня мудрости и покровительница греческой столицы Афина – непосредственно из головы.

Не прошёл мимо темы бесполого размножения людей и Ветхий завет, авторы которого во втором варианте сотворения человека в книге Бытия «создали» Еву из ребра Адамова.

Чарлз Дарвин опубликовал в 1872 году книгу, которую смело и непривычно для того времени озаглавил «Половой отбор и происхождение человека». Лишь век спустя Оксфордский зоолог профессор Дж. Гердон сумел доказать на лягушках, что организмы не только растений, но и позвоночных животных можно получить в ходе клонирования бесполым путём.

Это оказалось самой настоящей революцией в биологии, однако понадобились усилия сотен учёных и ещё более четверти века, чтобы «родилась» овечка Долли, то есть был создан клон высшего млекопитающего существа. Бум, начавшийся в мире после «получения» Долли, привёл к клонированию самых разных животных.

На Гавайях в местном университете была клонирована мышь, получившая имя Кумулина, потому что ядра для неё взяли из кумулятивной, то есть «накопительной» клеточной массы, окружающей яйцеклетку после её выброса из разорвавшегося пузырька-фолликула.

Затем клонировали бычков, лошадь, кошку и многих других.

22 декабря 2004года. западные СМИ сообщили о рождении котёнка, незадолго до этого клонированного в Сан-Франциско. Хозяйка котёнка, 40 летняя стюардесса, рассказала, что он, как и его генетический отец очень любит воду, когда его принесли домой. Он тут же полез в ванну.

Обратим внимание на то, что клонирование человека постоянно осуществляется в самых естественных условиях. Здесь речь идёт об однояйцовых близнецах, то есть близнецах, развивающихся после полного первого деления зиготы, в результате чего возникают два зародыша. В редких случаях полным может быть и второе деление, тогда образуются четыре «клона».

В 1978 году на Западе наделал много шума роман Д. Рорвика «По образцу и подобию: Клонирование человека», о богатом сумасброде, решившем «самокопироваться». Как не странно в июне того же года в лондонской клинике Джека Глатта родилась Луиза Браун – первый «тест-тьюб бэби» - ребёнок из пробирки, «созданный» усилиями Патрика Стэптоу и Роберта Эдвардса из Кембриджского университета.

Так был сделан первый шаг к реальному клонированию!

Ещё через три года, в начале 1981 года, профессор Л. Шеттлз из Колумбийского университета в Нью-Йорке впервые получил три клонированных зародыша-эмбриона человека, однако пресвитерианская церковь запретила ему продолжать опыты.

В начале 1984 года в Австралии у 29-летней женщины с целью получения ребёнка из пробирки были взяты четыре яйцеклетки, однако беременность не наступила. С согласия женщины оплодотворённый эмбрион подсадили в матку другой бесплодной женщины, которая и родила здорового ребёнка.

Через три месяца в Лос-Анджелесе в клинике Дж. Бестера оплодотворённую яйцеклетку внесли сначала на неделю в матку одной женщины, а затем «вернули» в матку генетической матери, у которой была взята яйцеклетка. Родился нормальный ребёнок. Это были первые два случая «полусуррогатного» материнства.

«Бомба» полностью суррогатного материнства, то есть вынашивания плода из абсолютно генетически чужеродных половых клеток других людей, взорвалась 4 января 1985 года в северном Лондоне, где 28-летняя Ким Коттон, жена муниципального рабочего, родила девочку, отправленную, самолётом в США её «приёмным» родителям.

А в середине апреля того же года в одной из больниц штата Мичиган Шэннон Бофф стала второй в мире и первой в Америке суррогатной матерью. По постановлению суда Бофф считалась «женщиной, выносившей ребёнка», но не матерью. Она, действительно, не была генетической матерью.

Без преувеличения можно сказать, что человек окончательно стал человеком, когда впервые задумался о возможности своего бесполого размножения, или клонирования. И всё же человек до самого последнего времени не рассматривал клонирование как реальный способ размножения и реализации своих генетических программ.

Клонирование – само по себе не является самоцелью. Главное – возможность получения массы стволовых клеток, с помощью которых можно будет лечить людей.

3.3 Неоевгеника и генетико-медицинская консультация – уже работающее направление по профилактике наследственных заболеваний.

Д. Тэрнбилл и его помощница М. Херберт из английского университета Ньюкасле обратились к местным властям за разрешением на проведение операции ядерного трансфера. Свой запрос они обосновали необходимостью лечения будущего плода женщины, у которой имеется мутация в так называемой митохондриальной ДНК.

Суть произошедшей мутации заключалась в том, что урацил – одна из «букв» ген-кода – заменился на другую – на цитозин. Эта замена нарушает считывание генетических команд при синтезе белка. Единственная возможность помочь будущим матерям – «вытащить»ядро из их яйцеклетки с «больной» цитоплазмой и перенести в здоровый цитом другой яйцеклетки, полученной от другой женщины.

После рассмотрения вопроса британский парламент дал разрешение на участие в рождении ребёнка трёх биологических родителей – одного отца и двух матерей. При этом у одной будет взято ядро, а у другой цитом яйцеклетки. Нечто подобное было осуществлено южнокорейскими учёными из университета Сеула, где подобного разрешения на такую операцию не требуется.

Ребенок на заказ.

В 1990 году в Лос-Анджелесе, рассказывал журнал «Таймс» в статье «Рождённая, чтобы спасти»: у Эйба и Мэри Айала родилась девочка, Марисса. В самом факте рождения ещё одного ребёнка в семье, где уже было двое детей, нет ничего удивительного. Дело в том, что ребёнка «родили» специально, причём «заказали» именно девочку. На это их побудило то, что у их старшей дочери Анисы за два года до этого была обнаружена лейкемия, вылечить которую химиотерапией не удалось. Когда встал вопрос о пересадке костного мозга, иммунологи после тестирования пришли к выводу, что мозг от её младшего брата Айрона слишком «чужероден». Врачи предложили супругам родить девочку. И вот Мариса была зачата, а внутриутробное исследование её антигенов показало, что её костный мозг будет совместим с иммунной системой сестры.

Такие операции становятся всё более востребованными.

Во-первых, наследственные заболевания. В настоящее время изучена лишь десятая часть генома наследственных заболеваний.

В малярийных районах Африки, четверть населения имеет гомозиготное состояние патологически изменённого гена гемоглобина.

Мутантные «порции» гена люди получают как от отца, так и от матери, что приводит к довольно ранней гибели таких мутантных индивидуумов – они не доживают, чаще всего, даже до тридцати лет.

Другое наследственное заболевание человека, так называемая, «кистозная фиброза». Оно также проявляется при гомозиготной комбинации мутантных генов отца и матери ребёнка, страдающего от многочисленных кист в слизистой дыхательных путей. Раньше такие дети погибали в 5 – 7 летнем возрасте.

Знаменитая болезнь Тэй-Сакса, поражающая нервную систему, также носит наследственный характер, особенно у евреев-ашкенази - «выходцев с севера».

В 2004 году, более чем через 10 лет после первого открытия, Жозеф Закани из Женевского университета нашёл ген, управляющий эмбриональным развитием позвоночных и, в частности, формированием конечностей и пальцев. Именно эти гены были поражены у многочисленных жертв трагедии, разыгравшейся во многих странах Европы и Америке, где беременные женщины принимали талидомид, успокоительное средство, разработанное одной из западногерманских фармацевтических фирм и применявшееся для подавления чувства тошноты. Тогда родились свыше восьми тысяч младенцев с различными уродствами, а главное – без ручек и ножек. Талидомид, как выяснилось, блокирует синтез ДНК. Отсюда и уродства.

Во-вторых, социальные проблемы. Женщины в развитых странах из соображений карьеры всё чаще «откладывают» первую беременность и рождение ребёнка. Но к сожалению, с возрастом количество нормально функционирующих митохондрий в яйцеклетках из-за накапливающихся мутаций снижается, что может приводить к заболеваниям и бесплодию.

Современные биомедицинские технологи, в частности, генетические тесты, выполняемые на стадиях внутриутробного развития плода (пренатальная диагностика) либо даже до того, как развивающийся в пробирке эмбрион пересаживается в матку женщины (преимплантационная диагностика), позволяют не просто определять пол плода на ранних стадиях беременности, но и имплантировать будущей матери эмбрион желаемого пола с определенными генетически подобранными характеристиками.

В большинстве стран мира не допускается использование вспомогательных технологий деторождения в целях выбора пола будущего ребенка за исключением необходимости предотвратить наследование заболевания, связанного с полом.

Люди начинают больше о ДНК и требовать проведения генетических анализов в спорных социальных ситуациях, для идентифицирования останков родственников

3.4 Биомеханическое направление неоевгеники стало возможно, после открытия стволовых клеток.

В 1916 году А.А. Максимов описал «блуждающие клетки в покое».

Бластами он называл эмбриональные и другие клетки. Которые не встали ещё на путь специализации, или дифференциации, а также и стадии развития зародыша-эмбриона. Эпохальное открытие Максимова заключалось в том, что полибласты превращаются в различные типы клеток крови и соединительной ткани, активно участвующих в «разрешении» воспаления, за изучение которого И.И. Мечников был удостоен Нобелевской премии 1908 года.

Второе его открытие, сделанное Максимовым сводилось к тому, что клетки в соединительной ткани пожизненно сохраняют пролиферативный потенциал – способность размножаться – и переход к дифференцированному состоянию. Максимов называл эти клетки «клетки стволов кроветворения», или стволовые клетки. Так благодаря русскому учёному, задолго до начала употребления его в официальной научной литературе родился этот термин.

Первые стволовые клетки были выделены в начале 90-х годов.

В настоящее время выделены самые разные стволовые клетки. Три основных их класса включают эмбриональные – из морулы и бласта, гемопоэтические – костного мозга и нервные – из определённых зон головного мозга. Выделены так же и более «мелкие» классы дифференцированных стволовых клеток: печени, и кожи, сетчатки глаз, обонятельных нейронов слизистой носоглотки, а также некоторые другие. Из стволовых клеток можно вырастить клетки практически любого органа или ткани, которые могут развиваться в любом человеческом организме, что в перспективе может позволить лечить многие серьезные заболевания.

Для получения больших количеств эмбриональных стволовых клеток используется технология терапевтического клонирования. Развивающийся эмбрион извлекается на 14-м дне своего существования, т.е. до внедрения в стенку матки, а затем из него выделяется культура стволовых клеток, которые сегодня пытаются использовать для заместительной терапии – восстановления утраченных функций различных органов.

В 1993 году о навой сенсации было рассказано в статье «По образу и подобию». Статье был дан подзаголовок «Клонирование человеческих эмбрионов», и в ней рассказывается о том, что Джерри Холл из вашингтонского университета Им. Дж. Вашингтона впервые удалось клонировать зародыши человека, Для этого использовался высоко специфический фермент «проназа», полученный биотехнологическим путём. Холлу помогал Р. Стилман, которому было поручено культивировать 17 эмбрионов, находящихся на стадии 2 – 8 клеток. В результате исследователи получили 48 зародышей, о чём они и сообщили в Монреале на встрече коллег. Правда эмбрионы в конечном итоге пришлось уничтожить.

Благодаря открытию стволовых клеток стало возможно биомеханическое направление неоевгеники, которое включает:

- создание искусственных органов и тканей и, возможно, систем жизнеобеспечения: эксперименты со стволовыми клетками

– создание органов генетически идентичных данному конкретному человеку;

- создание альтернативных, искусственных органов – кожного зрения, искусственные почки, сердце, мышцы.

- надежды также связываются с компьютеризацией человека – возможность прямой связи с компьютером посредством специально имплантированного органа, уже создаются устройства дистанционного управления техникой на основе биотоков человека. Также используются устройства - Биологической Обратной Связи, для повышения эффективности обучения саморегуляции.

Новый метод открывает возможности клонирования человека. Вряд ли кто будет возражать против медицинского клонирования и возможности получения достаточно большого количества стволовых клеток, которые при «обратной» пересадке не будут вызывать реакцию отторжения.

3.5 Социальная неоевгеника – рассматривает вопросы социального (правового) регулирования евгенического движения.

Защита прав испытуемых.

Проведение любого биомедицинского исследования с участием человека всегда сопряжено с определенным риском, минимизировать который и призваны многочисленные документы, регламентирующие подобную деятельность и принятые целым рядом международных организаций: ЮНескО, ВОЗ, Советом Европы, Европейским союзом, Всемирной медицинской ассоциацией (ВМА), Международным советом медицинских научных обществ (CIOMS) и др.

Ключевым нормативным актом стала Хельсинкская декларация ВМА «Этические принципы медицинских исследований с участием человека в качестве испытуемого», принятая в 1964 г. Впоследствии, по мере расширения масштабов исследований и развития механизмов их этического сопровождения, декларация неоднократно перерабатывалась; последние существенные изменения были внесены в 2000 г. Основные положения декларации нашли отражение в национальных законодательствах многих стран мира.

Одним из последних юридических документов, призванных регулировать биомедицинские исследования, обязательным для соблюдения во всех государствах, ратифицировавших его, стала Конвенция Совета Европы о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины. Конвенция по биоэтики принята в 1997 году. По состоянию на апрель 2006 г. документ подписали 33 из 46 входящих в Совет Европы стран, а 19 из них уже ратифицировали его. Из числа ведущих европейских государств к конвенции не присоединились Великобритания, Германия и Россия.

С точки зрения Великобритании, некоторые нормы, предусмотренные документом, в частности, касающиеся проведения исследований на человеческих эмбрионах, представляются слишком «жесткими». В начале октября 2004 года британский парламент принял решение, согласно которому, причём только по медицинским показаниям, разрешается, чтобы у ребёнка было трое биологических родителей, в число которых входят две биологические матери. Мировая общественность не обратила должного внимания на это решение, хотя оно открывает зелёный свет клонированию человека. Следует заметить, что в этом случае используется тот же метод ядерного переноса – нуклеарного трансфера, – что и при «получении» овечки Долли, мышки Кумулины и многих других уже клонированных близких нам организмов млекопитающих.

Германия, наоборот, считает, что предложенные меры не защищают должным образом права и достоинство тех «подопытных», которые не в состоянии дать юридически значимое согласие (дети, лица с психическими заболеваниями и пр.).

Не вполне ясно, почему Россия до сих пор не присоединилась к конвенции, хотя на разных уровнях (в том числе, в Государственной думе) неоднократно говорилось о необходимости такого шага, а законодательство страны в полной мере соответствует духу конвенции.

Между тем юридическое регулирование подобной деятельности необходимо, поскольку биомедицинские исследования превратились сегодня в настоящую индустрию, где пересекаются и вступают в противоречие интересы самых разных сторон.

3.6 Неоевгеника и психология (педагогика) – включают решение психологических вопросов, связанных с внедрением неоевгенических технологий в повседневную жизнь.

- Проблемы личностных особенностей, обучения и воспитания «генетических улучшенных» людей;

- Вопросы о том, как человек будет относиться к тому, что он «создан» или «модифицирован»;

- Профилактика психических расстройств (тревожности и др.), связанных с неоевгеническими нововведениями. Количество и разнообразие которых, скорее всего, будет только увеличиваться, в связи с НТР появились новые «болезни» - технофобии, боязнь перелётов.

- Да и как человек «развитый», либо человек с искусственным органом будет смотреть на жизнь, мир в целом, каким будет его восприятие?

Относительно восприятия получены интересные данные в экспериментах по искусственному кожному зрению, а именно, наблюдаются явления свойственные и обычному зрительному восприятию (различные эффекты и иллюзии – иллюзия движения и др.).

3.7 Неоевгеника и этика .

Врачебная этика – учение о морали, нормах нравственного поведения и общественном долге врача. Трудно, пожалуй более чётко определить суть врачебной профессии, чем это сделал А.П. Чехов:

«Профессия врача – это подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов».

Зарождение биоэтики.

Зарождение биоэтики нередко связывают с событием, произошедшим в конце 60-х годов ХХ века. Тогда в одной из больниц Сиэтла (США) появился первый аппарат диализа «искусственная почка». Поскольку он был единственным на всю клинику, со всей остротой встала проблема выбора: кому из пациентов дать доступ к спасительному прибору, а кому нет. Врачи отказались брать на себя ответственность и предложили создать комиссию из уважаемых граждан, которая взвешивала бы все «за» и «против» и выносила свой вердикт. Тем самым одна из норм восходящей к Гиппократу корпоративной врачебной этики, предполагавшая, что все вопросы, связанные с лечением пациента, находятся в исключительном ведении самих врачей, была пересмотрена.

Так было положено начало открытой дискуссии относительно этических принципов, в которую включились не только врачи и ученые, но и политики, священнослужители, юристы, журналисты и рядовые граждане. Тема оказалась шире, чем предполагалось, в частности, речь шла не об одном лишь доступе к достижениям медицины, но и о защите прав и достоинства человека перед лицом новых биомедицинских технологий, которые могут использоваться не только во благо человека, но и во вред ему.

Проблем связанных вообще с новыми технологиями множество:

- Это и вопрос о последствиях применения евгенических технологий, вопрос о том, собственно кто будет решать, какие технологии «хорошие», а какие «плохие».

- Вопрос о гарантиях свободы личности (проблема личной свободы).

Методы регуляции подобных проблем разнообразны (правовая, воспитательная (образовательная) и др.). Тут важно и осознание самим учёным своей ответственности перед обществом, не смотря на то, что человеку свойственно вообще уходить от проблемы.

Многие проблемы уже решаются, и не только в узком кругу «образованных» исследователей, но и на уровне мирового сообщества. Этика перемещает акцент с того, что улучшать на то, как улучшать, опираясь на «приемлемые» методы и направления исследований.

Неоевгеника и религия.

Медицина во все времена была связана с религией, религия с врачеванием. И это не случайно, поскольку и религия, и медицина стоят у истоков жизни и смерти. «Существование Верховного разума, а, следовательно, и Верховной Воли, я считаю необходимым и неминуемым требованием (постулатом) моего собственного разума, так что если бы я и хотел теперь не признавать существование Бога, то не мог бы этого сделать, не сойдя с ума» - так очертил свое мировоззрение великий хирург Николай Иванович Пирогов.

В современном мире религиозный фактор занимает видное место, оказывая заметное влияние на протекающие в нем процессы. И это закономерно, ведь религия представляет собой не только вероисповедание как таковое, но и особый образ жизни и мышления. Религиозные каноны регламентируют самые различные стороны индивидуальной и общественной жизни.

В контексте анализа природы и функции религии особую важность приобретает проблема соотношения религиозной и естественнонаучной истины.

Вопрос о клонировании эмбрионов в медицинских, научных и религиозных сферах, в разных странах решается по-разному.

Конвенция по биоэтике Совета Европы не допускает создания человеческих эмбрионов специально для проведения исследований, а дополнительный протокол к ней, принятый в 1998 году, запрещает клонирование человека. Однако конвенция не затрагивает исследований, выполняемых на изъятом у человека биологическом материале, а также на эмбрионах in vitro, хотя и распространяется на эмбрионы in vivo.

В России действует принятый в 2002 г. закон «О временном запрете на клонирование человека», вплоть до 2007 г. запрещающий репродуктивное клонирование эмбрионов.

Эта технология воспринимается многими как унижающая человеческое достоинство, ведущая к инструментализации человеческого существа, как покушение на таинства рождения и смерти.

«Клонирование человека, – утверждает, например, патриарх Московский и всея Руси Алексий II, – аморальный, безумный акт, ведущий к разрушению человеческой личности, бросающий вызов своему Создателю»

Пересадка органов.

Благодаря пересадке органов и тканей в мире были спасены сотни тысяч жизней. Однако успех операции и дальнейшего восстановления организма во многом зависит от «свежести» трансплантируемого органа: чем меньше времени проходит с момента смерти донора, тем выше вероятность того, что трансплантация окажется успешной. Поэтому остро стоит вопрос: как определить, жив человек или уже мертв?

Серьезные опасения вызывает и коммерциализация данной отрасли. Как известно, состоятельные пациенты готовы платить огромные деньги за необходимый им орган. С другой стороны, в некоторых странах мира (например, в Индии) буквально на поток поставлено получение органов (чаще всего - почки) от неимущих, тех, кто готов, рискуя здоровьем, продать часть собственного тела.

Православие - от живого донора, если трансплантация не угрожает его жизни; допускается посмертный забор органов для трансплантации, если было получено предварительное согласие пациента или его родственников

Католицизм - если нет альтернативных вариантов лечения

Буддизм - только от живого донора, если он добровольно принес такой дар больному и не получал денег.

Иудаизм - от живого донора, если он добровольно жертвует органом и пересадка не приводит к ухудшению состояния здоровья реципиента; от умершего донора, если соблюдена презумпция согласия; ортодоксальные иудеи могут отказаться от пересадки органов, если процедура не освящена раввином; в любом случае тело донора не должно быть изуродовано.

Мусульманство - только от живого донора, исповедующего ислам и давшего добровольное согласие; допускается использование органов умершего донора, если он был мусульманин, а после смерти мозга искусственно поддерживались дыхание и кровообращение

Искусственное оплодотворение

Православие - разрешается оплодотворение жены спермой мужа, если другие способы забеременеть оказались безрезультатными, хотя некоторые священники выступают против искусственного оплодотворения; в некоторых случаях допускается оплодотворение спермой донора при согласии мужа

Протестантизм - оговаривается лишь, что деятельность врача должна быть компетентной и гуманной

Иудаизм - если другие способы забеременеть оказались безрезультатными, разрешено оплодотворение спермой законного мужа

Мусульманство - разрешено оплодотворение спермой законного мужа с согласия обоих супругов

Прерывание беременности

Этические вопросы, связанные с преимплантационной диагностикой и неоевгеникой, сопрягаются с проблемами искусственного прерывания беременности. С точки зрения некоторых религий, человеческая жизнь начинается с момента зачатия, а потому аборт воспринимается как самое настоящее убийство. Другие же полагают, что плод становится человеческим существом на определенных стадиях внутриутробного развития, а значит, к оплодотворенной яйцеклетке, зародышу и эмбриону можно относиться как к биомассе, с которой позволительно проводить любые манипуляции. Такая позиция тем более привлекательна, что эмбриональный материал все активнее используется в медицине, косметологии и т.п.

Православие - против искусственного прерывания беременности на любых сроках; аборт допустим только при прямых МЕДИЦИНСКИХ показаниях - угрозе жизни матери; не признаются исследования эмбрионов, т.к. считается, что речь идет об убийстве невинных младенцев

Католицизм - против искусственного прерывания беременности на любых сроках; аборт допустим только при прямых МЕДИЦИНСКИХ показаниях - угрозе жизни матери; против исследований эмбрионов

Буддизм - запрещает искусственное прерывание беременности

Иудаизм - запрещает искусственное прерывание беременности

Мусульманство - допускается аборт до первой недели четвертого месяца беременности, когда, как считается, у эмбриона появляется душа

Право на смерть.

Имеет ли человек, пораженный неизлечимым, мучительным недугом, право на смерть? Помощь в добровольном уходе из жизни безнадежно больному - убийство или милосердие? Можно ли отключить от системы жизнеобеспечения человека, лежащего в коме, - ведь функционирование организма можно искусственно поддерживать десятилетиями?

Эти вопросы вновь и вновь встают перед медиками, да и не только перед ними, периодически получая громкую огласку.

Таким образом, смерть человека становится не просто естественным событием, но и контролируемым процессом, ходом которого можно манипулировать, используя мощь медицинских технологий.

Во многих странах мира стремление узаконить те или иные формы добровольного ухода из жизни тех, кто в силу тяжелой и неизлечимой болезни обречен на страдания, неуклонно возрастает. Вслед за Голландией эвтаназия стала юридически допустимой в ряде американских штатов, сходные тенденции прослеживаются в Дании, Швейцарии, Великобритании. Характерно, что в каждом таком случае законодатели идут навстречу общественному мнению, которое относится к эвтаназии все более одобрительно.

В России активная эвтаназия, т.е. удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти, запрещена законом. Однако, как показывают данные социологических исследований, и в нашей стране отношение к эвтаназии становится все более терпимым.

Заключение.

«Нужно широкое биополитическое движение, сходное с экологическим движением, но перенесенное на почву телесно-духовного бытия человека. Основная цель биополитического движения – борьба с безответственным вмешательством науко-техники в человеческую природу, защита ценностей жизни и гуманизма».

Ни биоэтика, ни биополитика, ни контроль над познанием и наукой в частности не решают проблемы, особенность большинства подобных проблем в том, что, будучи универсальными, они не имеют универсального решения. Это проблемы выбора, самоопределения и образа жизни.

«А нравственное состояние современного научного развития, не более чем частный случай и эпизод общего нравственного состояния современного мира, один из многих, общего духовного кризиса, общей неспособности нашего мира к производству каких бы то ни было здоровых плодов».

«Ссылаясь на Священное писание, можно сказать, что человек отведал плод с древа познания, прошел через вавилонское столпотворение, где каждая дисциплина говорит на своем собственном языке, непонятном для других, и оказался на ковчеге коммерции, обреченном на катастрофу. Будем надеяться на лучшее разумение, на лучшее взаимопонимание для безопасного плавания на борту нашего общего ковчега, надеясь, что он не закончит свое путешествие как корабль дураков».

Перспективы развития.

Неоевгеника является комплексной «наукой», её деформированное развитие (какого-либо одного направления, в ущерб другим), может служить источником множества проблем, поэтому гармоничное и последовательное развитие всех направлений поможет своевременно и адекватно их решать.

Перспектив же у данной «науки» много…

Джерри Холл сказал в ответ на вопрос о перспективах нового метода «обработки» зародышей: «До тех пор, пока наше общество не разработает определённой этической, моральной и законодательной процедуры, которая регулировала бы применение этого метода, мы не собираемся переносить клонированные эмбрионы в матку женщины».


Литература

1. Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. – М., 7-е изд. – Т. 12.- С. 472.

2. Н.Г.Комлев: Словарь иностранных слов. 2006

3. Т.И. Греков: Библия и медицина о здоровье и болезнях. Изд. Дом Нева. 2005.

4. Л. Н. Грошев: Концепция современного естествознания. 1999 г.

5. С.Я. Чикин: Врачи философы. М. Медицина, 1990.

6. М.С. Шойфет: 100 великих врачей. М. Вече, 2004.

7. И.Э. Лалаянц: Тайны Генетики. Люди и клоны. М. Вече, 2005.

8. Сассон А. Биотехнология: свершения и надежды. М.: Мир, 1987.

9. Фролов И.Т. Философия и история генетики: поиски и дискуссии. - М. -Наука,-1985.

10. Баев А.А. Геном человека: некоторые этико-правовые проблемы настоящего и будущего. Человек, 1995. - №2.- с.5.