Экономика развивающихся стран

Роль развивающихся стран в современных-мирохозяйственных процессах. Особенности развития национальных экономик развивающихся стран. Новые индустриальные страны, со средним уровнем развития, наименее развитые. Внешнеэкономические связи.

Работа на тему:

Экономика развивающихся стран

2006

Содержание

Введение. 3

1. Роль развивающихся стран (PC) в современных-мирохозяйственных процессах 5

2. Особенности развития национальных экономик. 10

развивающихся стран. 10

3. Дифференциация PC (новые индустриальные страны, PC со средним уровнем развития (страны ОПЕК, страны Южной Америки. КНР), наименее развитые страны) 19

4. Внешнеэкономические связи развивающихся стран. 22

5. Контрольное задание: 27

5.1. Какие меры предлагает МВФ для развития экономик PC: в чем, на Ваш взгляд, основные достоинства и недостатки этих мер?. 27

5.2. Охарактеризуйте перспективы экономики Китая в XXI в. 29

Заключение. 34

Список литературы.. 36

Введение

В настоящее время, когда стала уменьшаться конфронтация между Востоком и Западом, приходит осознание того, что человечество подстерегают и другие опасности глобального характера.[1] Многие ученые считают, что в проблемах развивающихся стран заложен взрывной потенциал, не уступающий по своей силе ядерному.

Интересен тот факт, что термин «развивающиеся страны» возник в 1960-х годах во Франции, в исследовательской группе демографа Альфреда Сови и социолога Жоржа Баландье,[2] которые усмотрели сходство между государствами, добившимися независимости после Второй мировой войны и «третьим сословием», существовавшим во Франции до революции 1789 года. Тогда Национальная ассамблея формировалась из представителей трех основных социальных групп: дворянства, духовенства и так называемого «третьего сословия», которое во время Великой французской революции покончило со старым режимом.

Правомерность исторической аналогии может показаться сомнительной, однако термин прижился. Сейчас развивающиеся страны являет собой комплекс нерешенных социальных, культурных и демографических проблем, которые нельзя бездумно передать в наследство будущим поколениям.

«Третий мир» - весьма условная общность стран Азии, Африки, Латинской Америки и Океании, составлявших в прошлом колониальную и полуколониальную периферию развитых капиталистических стран. Это понятие лишено, по мнению ученых и политических деятелей, какого бы то ни было конкретного социально-экономического содержания. Деление на миры - первый, второй, третий - условно. Не может быть и развития по «третьему» пути.

Для этой группы стран зарождение экономики имеет свою специфику, вытекающую из особенностей развития их культуры и экономики. И на первом плане стоит проблема унаследованной от колониального прошлого социально-экономической отсталости. В результате распада колониальной системы в мире появилось более 120 новых государств, в которых сосредоточено свыше половины населения планеты.[3] Эти страны, хотя и получили политическую независимость, продолжают испытывать последствия колониального прошлого, а в настоящее время и негативное воздействие политики неоколониализма.

1. Роль развивающихся стран (PC) в современных-мирохозяйственных процессах

Активное участие в международном разделении труда, разветвленная система мирохозяйственных связей, опосредующая межстрановые потоки материальных и финансовых ресурсов, уже давно стали непременным условием экономического прогресса. Вступив в мировое сообщество как независимые государства, развивающиеся страны с начала 70-х годов все активнее стремятся участвовать в международном разделении труда.

Необходимость их участия в международном разделении труда объясняется тем, что они не производят целый ряд необходимых для воспроизводства товаров. В то же время они являются производителями сырья и ряда комплектующих изделий, столь необходимых для промышленно развитых стран. В МРТ включены многие сферы хозяйственной деятельности развивающихся стран. Прежде всего, производство сырья и готовых товаров, составляющих базу международной торговли, которая обеспечивает перемещение преобладающей части всех экономических ресурсов между развивающимися странами и остальным миром. Международная торговля для развивающихся стран, особенно для самых бедных, остается наиболее надежным источником внешних доходов. До 56% всего товарного экспорта развивающихся стран сбывается на рынке промышленно развитых государств.

Развитие и реструктуризация товарного экспорта развивающихся стран По ряду традиционных товаров происходит перераспределение долей среди самих развивающихся стран. Так, с 70-х по 90-е годы отмечается сокращение доли Африки в общем объеме экспорта по развивающимся странам. Она упала более, чем в 2 раза (с 1,7% до 8%) при постоянном увеличении поставок из азиатских государств.[4] Те развивающиеся страны, где сырье - основа экспорта, остро нуждаются в изыскании дополнительных экспортных ресурсов, способных затормозить ухудшение их позиций на мировом рынке.
В связи со снижением материало- и энергоемкости промышленности индустриальных стран значение природного сырья в международной торговле имеет четко выраженную тенденцию к падению. Главным противодействием этой тенденции со стороны развивающихся стран стала диверсификация экспорта: переработка вывозимого сырья, продвижение на мировой -рынок других видов промышленной продукции и др.

Несмотря на многие проблемы в области расширения экспорта традиционных товаров, доля развивающихся стран в общем мировом экспорте постепенно, но неуклонно, повышается. Так, в 2002 г. она возросла до 24,7% против 22% в 1992 году. В середине 90-х годов физический объем их экспорта сохранял тенденцию к росту. Таким образом, происходит реструктуризация совокупного экспорта развивающихся государств. Доля промышленных изделий (включая цветные металлы) в экспорте развивающихся стран в начале 90-х годов достигла 57,7% (без учета минерального топлива - 77,3%). Растет и доля развивающихся стран в мировом промышленном экспорте. В 2001 г. она достигла 19,5% по сравнению с 11% в 2000 г. и 7,6% в 1990 г. 90-е годы свидетельствуют о постоянстве тенденции увеличения доли развивающихся стран в мировом экспорте. В середине 90-х годов их доля превысила 25% в связи с ростом объема экспорта промышленных изделий.[5]

Особенно значимую роль в росте промышленного экспорта играют машины и оборудование, экспорт которых в 2000-2001 гг. вырос более, чем в 90 раз. На их долю пришлось 35,7% общего прироста промышленного и 22% совокупного товарного экспорта. Экспортная квота развивающихся стран растет быстрее соответствующего показателя промышленно развитых государств. Так, если первая за период 1960-1990 гг. увеличилась более чем в 2 раза, то вторая - менее чем на 2/3.

Убедительным подтверждением этого поистине исторического сдвига в увеличении экспорта развивающихся стран и его товарной структуре служит повышение их роли в мировой торговле: 10 из 14 наиболее значимых по стоимости видов машино-технической продукции.

За общими цифрами повышения доли развивающихся стран в мировом промышленном экспорте стоят неодинаковые, но сути и объемам достижения отдельных стран. Так, некоторым странам за период 1990-2002 гг. удалось увеличить свое участие в международном разделении труда за счет вывоза сырья (примерно 12 стран, например, Иран, Конго, Лаос, Боливия, Парагвай и др.). Остальные страны собственную долю в мировом экспорте повысили за счет активного продвижения на внешние рынки продукции обрабатывающей промышленности. В свою очередь среди этой группы успехи отдельных стран также значительно разнятся. Впереди идут новые индустриальные страны. Другие же развивающиеся страны внесли гораздо меньшую долю и усилия в увеличение промышленной составляющей экспорта. А некоторые, например, самая крупная страна Африки Нигерия, даже сократили свою долю в промышленном экспорте.

Оценивая итоги участия развивающихся стран в международном разделении труда на примере международной торговли, можно видеть, что мировое хозяйство перестраивается весьма неравномерно. В то время как ряд стран используют достижения научно-технического прогресса, большая часть развивающегося мира опирается по-прежнему на традиционные, а частично и доиндустриальные промышленные технологии.

Характеризуя общую ситуацию с положением развивающихся стран в мировой торговле, следует указать на возможность того, что наименее развитые страны во все большей степени будут "выдавливаться" из системы международных экономических отношений. К такому выводу приходят авторы доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

По нашему мнению глобальный торговый пакт в рамках Уругвайского раунда ГАТТ подразумевает сокращение субсидий на экспорт продукции сельского хозяйства. Этим наносится сильный удар по слаборазвитым странам. Себестоимость пшеницы, сахара, мяса и других продуктов повысится. Соответственно, суммарный ежегодный торговый дефицит самых бедных стран к 2010 г. возрастет на 300-600 млрд. долл. Вместе с тем, ухудшение условий торговли для развивающихся стран в целом, согласно прогнозам экспертов Всемирного банка до 2007 г., будет умеренным и не должно породить каких-либо особо кризисных ситуаций.[6]

При уменьшении доли сырья и продовольствия в мировой торговле специализация на их производстве теряет свою движущую функцию. Сырьевая специализация в поддержке экономического роста способна выполнить лишь вспомогательную роль. Придать же необходимую ему динамику можно только осваивая такой сегмент международного экономического обмена, как рынок простейших промышленных товаров, на производстве которых занято большое число рабочих рук.

Тенденции развития международной торговли свидетельствуют: в последнее десятилетие быстро растет значимость и объемы разного рода услуг. Развивающиеся страны могут активно использовать и уже используют свои возможности на этом пути. Например, туризм и трудовые услуги путем экспорта рабочей силы на выполнение разного рода простейших и, как правило, низкооплачиваемых работ.

Для многих развивающихся стран туризм давно стал одним из важнейших источников поступления иностранной валюты. Так, для Египта туризм является третьим по значимости источником получения СКВ после валютных переводов египетских рабочих, временно занятых за рубежом, и иностранной помощи. Особенно бурно в последние годы развивается иностранный туризм в Турции (8% в год по сравнению с 4% общемирового роста туризма). Турция входит в пятерку стран, отличающихся наиболее динамичным развитием этого сектора национальной экономики. Ожидается, что к 2007 г. республика по размерам доходов от туризма займет 6 место в мире. Страна выигрывает в конкуренции с основными соперниками - Грецией и Испанией, благодаря относительно низкой стоимости рекреакционных услуг.

Валютные поступления от экспорта рабочей силы за последние годы наиболее высокими темпами возрастали именно у развивающихся стран - 10% в год. Получая ежегодно значительные суммы из этого источника, многие развивающиеся государства создали у себя своего рода экспортную специализацию по трудовым услугам. Зачастую она является одним из важнейших источников валютных доходов. С начала 80-х годов до настоящего времени экспорт рабочей силы наиболее сильное влияние оказывает на экономику Пакистана. Для Пакистана переводы рабочих из-за рубежа больше поступлений от экспорта товаров и услуг в 5 раз. Для Египта этот показатель составляет 40%, Марокко - 50%, Турции - 60%, Индии - 80%.[7]

Усиливается интеграция развивающихся стран в мировую фи­нансовую систему. Если среднегодовой объем частного зарубежно­го финансирования в 1970 г. составлял лишь 5 млрд. долл., то в начале 2000-х гг. он достиг уже 150 млрд., а в 2001 г. перевалил за отметку 200 млрд. долл. Доля развивающихся стран в мировых прямых зарубежных инвестициях в период с 1995 по 2000 г. удво­илась. Однако не все группы стран и регионы оказываются в рав­ном положении. За внешним благополучием скрывается тот факт, что 3/4 общего объема финансовых потоков осело в десяти круп­нейших странах-получателях Восточной Азии и Латинской Аме­рики.

Несмотря на растущее влияние и увеличение денежного веса развивающихся стран в мировой экономике за последние два де­сятилетия, необходимо констатировать их зависимое и подчиненное положение в мировом хозяйстве, о чем свидетельствует следую­щая оценка Программы Развития ООН (ПРООН): «потери раз­вивающихся стран вследствие отсутствия равноправного доступа к торговым и финансовым рынкам и рынку труда оценивалась в 500 млрд. долл. США в год, что в 10 раз превышает объем средств, получаемых этими странами ежегодно в виде иностранной помо­щи».[8]

Вследствие такого положения неравенство между Югом и Се­вером не только сохраняется, но и продолжает увеличиваться, пред­ставляя вызов мировому сообществу на предстоящее десятилетие.

2. Особенности развития национальных экономик

развивающихся стран

Изменения в темпах индустриализа­ции вызвали разноплановую динамику экономического роста различных регионов развивающегося мира, что привело к из­менению их положения в данной подсистеме и в мировом хо­зяйстве в целом. В 90-е годы значительно усилили свои пози­ции Восточная и Южная Азия, главным образом в результате быстрого экономического подъема восточно-азиатских стран.[9] Сократилась в мировом производстве доля Западной Азии. Од­нако, несмотря на понижение доли стран Западной Азии, ази­атские государства в целом за годы независимости значительно упрочили свои позиции в мировом хозяйстве. Если в 1960 г. на них приходился 1% ВМП, то в 2000 г. - 13,6%. Позиции Латинской Аме­рики ослабли.

Важные изменения произошли в положении отдельных стран. В 2000 г. три из десяти крупнейших экономик мира относились к развивающимся странам - КНР, Индия, Бразилия. Объем их ВВП, подсчитанный на основе паритета покупательной способно­сти валют, был выше, чем у Канады. По этим подсчетам КНР вышла на второе место в мире, уступая только США.

Изменение экономического положения отдельных регионов и стран определяется многими факторами. Это различия в масштабах национального хозяйства, нацеленности минераль­ными ресурсами, в подходах к осуществлению стратегий разви­тия, в условиях международной торговли, в демографической ситуации, бремени внешней задолженности. НИС развивались разными путями, используя различные модели развития. Высо­кие темпы роста достигались за счет высокой нормы накопле­ния, использования современных технологий, высокой произ­водительности труда. Эти функции роста осуществлялись при сочетании рыночных инициатив, государственного регулирова­ния и предпринимательства. Опыт восточно-азиатских стран показал, что правительственные бюрократы могут размещать ресурсы столь же эффективно, как и частные рынки.

Таиланд, Тайвань, Южная Корея выступали опорными пункта­ми в борьбе против социализма.[10] Практически во всех этих странах существовали диктаторские или близкие к ним режи­мы. В силу этих факторов они оказались в сфере особых эко­номических интересов западных держав, прежде всего США и Японии. На долю этой группы стран приходилась почти поло­вина финансовых ресурсов, направлявшихся западными стра­нами Третьему миру.

Различия в уровне экономического развития стали драмати­ческими среди различных групп стран и регионов. Если в промышленно развитых странах Запада различия в уровнях дохода на душу населения сократились за последние полвека, то на периферии мирового хозяйства увеличились. Дифференциация хозяйственного развития привела к эрозии политического единства развивающихся стран.

Ряд стран во второй половине XX столетия достигал темпов экономического развития, не имеющих аналогов для соответст­вующей стадии хозяйственного развития: Бразилия, КНР, Таи­ланд, Тайвань, Индонезия, Индия. Это привело к большому разнообразию хозяйственного развития стран мировой перифе­рии в 1980-2000 гг. - от -2,7% в год до +6,9% прироста ВВП на душу населения. Одни страны добились взрывного роста, другие - переживали резкий упадок.

Представляя собой относительно устойчивую общность, раз­вивающиеся страны в то же время отличаются друг от друга по ресурсному обеспечению, уровню развития производительных сил и общественных отношений, демографическим и социальным по­казателям. В сложной мозаике стран, расположенных в Азии, Аф­рике и Латинской Америке, можно найти все формы общественно­го развития - от самых примитивных до самых современных. Если следовать методике Мирового банка, который все страны мира де­лит в соответствии с уровнем их дохода на душу населения на четыре группы, то внутри развивающихся стран также можно вы­делить такие же:[11]

• Страны с низким уровнем дохода - 54 государства, у которых ВНП на душу населения в 2000 г. составил 765 долл. или мень­ше;

• Страны с доходами ниже среднего уровня - 47 государств, у которых ВНП на душу населения в 2000 г. составил 766-3 035 долл.;

• Страны с доходами выше среднего уровня - 26 государств, у которых ВНП на душу населения в 2000 г. составил 3036- 9 385 долл.;

• Страны с высоким уровнем дохода - 18 в основном островных государств, у которых ВНП на душу населения в 2000 г. составил 9 386 долл. или больше.

Представленное деление подтверждает наличие многообразия внутри сообщества развивающихся стран, но не дает представления о причинах различия между отдельными группами.

Поскольку все развивающиеся страны движутся в направле­нии формирования индустриального общества, то в качестве глав­ной причины их различий можно выделить уровень используемых тех­нологий в производстве материальных благ.

В начале пути к созданию индустриального общества нахо­дятся страны, использующие примитивные технологии, основан­ные на широком применении ручного труда. Эти страны отлича­ются низким доходом на душу населения, низкой долей промышленного производства в ВНП, низким развитием челове­ческого потенциала. В начале 70-х гг. они были выделены учреждениями ООН в особую группу, получившую название наименее развитых стран. Число стран, входящих в эту группу, постоянно увеличивается. В начале 70-х гг. в нее входило 24 государства, в конце 90-х - более 40. В основ­ном эта группа соответствует группе стран с низким уровнем дохода на душу населения. Показателем слабости их промышлен­ности является низкий уровень потребления энергии, а также небольшой объем выброса в атмосферу двуокиси углерода про­мышленными предприятиями.

Сложность положения наименее развитых стран состоит в том, что они не обладают внутренним источником преодоления чер­ты бедности. Крайне низкий уровень накопления исключает воз­можность осуществления необходимых инвестиций в развитие средств производства, в подготовку квалифицированной рабочей силы и совершенствование технологий. Следствием этого является низкий рост производительности труда, и в связи с этим - низкий доход надушу населения, низкий уровень потребления, низкий уровень накопления, т.е. возврат к исходной позиции. В итоге низкий уровень накопления является результатом нищеты и одновременно причиной ее сохранения.

В условиях, когда главная проблема для человека - выжить, трудно ожидать, чтобы он думал о сбережениях. Те незначительные инвестиции, которые осуществляются, мало способствуют появле­нию современных технологий, развитию образования, науки, куль­туры. Низкий спрос даже на предметы первой необходимости не позволяет создавать специализированные серийные производства.

На уровень дохода на душу населения в этих странах оказыва­ют негативное влияние высокие темпы роста населения. Семьи стре­мятся иметь больше детей, чтобы большее число рабочих рук могло включиться в трудовую деятельность, привнося какой-то вклад в семейное благосостояние.[12]

Характерным для экономики наименее развитых стран явля­ется слабое развитие рыночного механизма. Местные предпринимате­ли отдают предпочтение сфере торговли, как это было на заре развития капитализма в ныне развитых странах. Однако там купе­ческий капитал быстро переключился в промышленную сферу, поскольку нужно было удовлетворять растущий спрос на товары широкого потребления. В развивающихся же странах перелив капи­тала из коммерции в производство осуществляется крайне медлен­но и с большим трудом. Для местного купца, как правило, проще продавать поступающие из-за рубежа товары, нежели вступать в конкуренцию с зарубежными фирмами, организуя производство на месте. Зарубежные инвесторы не видят стимулов для вложения средств в слаборазвитую экономику.

Поскольку наименее развитые страны находятся на начальном этапе создания индустриального общества, их промышленность представлена в основном отраслями, занимающимися переработ­кой местного сырья и производящими товары повседневного спро­са. В конце 90-х гг. пищевая и текстильная отрасли этих стран дава­ли 56% всей промышленной продукции, производство напитков и табачных изделий - 14%, химическая - 9%, металлообработка и деревообработка - лишь 6%.

Одной из самых серьезных проблем наименее развитых стран является развитие сельского хозяйства, где сосредоточена основная масса экономически активного населения. В таких странах как Бу­рунди, Малави, Руанда, Непал, Нигер, Уганда, Мали, Мозамбик, Эфиопия, Танзания, Чад, Мадагаскар, Гвинея-Бисау, Гамбия, Центральная Африканская Республика, Гвинея доля занятых в сель­ском хозяйстве составляет более 80% всего работающего населения этих стран. Это более высокий уровень, чем было 100 лет назад в США.

Рассмотрим наиболее важные факторы, сдерживающие сельс­кохозяйственное производство в наименее развитых странах.[13]

• Поскольку многие виды сельскохозяйственной продукции пред­назначены для экспорта, их производство зависит от цен на мировом рынке и от политики импортеров этой продукции.

• С целью обеспечения доступа населения с низкими доходами к продовольствию государствами проводится политика низ­ких цен на сельскохозяйственную продукцию.

• Из-за бедности большей части сельского населения его роль в накоплении весьма ограничена. В аграрном секторе капитал существует в основном в физической форме в виде земли, скота, построек и характеризуется низкой активностью и ма­лой мобильностью.

• Процесс разгосударствления экономики и государственной под­держки частного сектора в наименее развитых странах только начался.

На середине пути к индустриальному обществу находится боль­шая часть развивающихся стран, уже прошедших начальный этап индустриализации, но не накопивших еще достаточного потенциа­ла для поддержания стабильного экономического роста. В основном это страны, которые отнесены к группе с доходами ниже среднего уровня.

В начале 90-х гг. многие из стран с доходами ниже среднего уровня начали проводить политику импортозамещающей индустриализации. В дополнение к существовавшим ранее пищевой, текстильной промышленности, производству напитков, табачных изделий стали создаваться металлургическая, металлообрабатывающая отрасли, а также некоторые виды машиностроения и произ­водства электротехнических машин. Многие производства создавались с учас­тием иностранного капитала.

Сельское хозяйство в этих странах продолжает играть важную роль, как с точки зрения занятости, так и производства националь­ного продукта. Именно в этой группе стран были проведены наи­более радикальные аграрные реформы, которые способствовали росту товарного производства в этой отрасли и расширению сферы дей­ствия рыночных механизмов. Особенно большое значение проведе­ние этих реформ имело для латиноамериканских стран, которые подорвали господство латифундизма и создали основу для созда­ния в сельском хозяйстве среднего класса.

В странах рассматриваемой группы созданы основы производ­ственной и вспомогательной инфраструктуры, относительно разви­ты транспортные и энергетические сети, система связи. Во многих государствах появились коммерческие банки, заявившие о себе как о кредиторах национальной промышленности, торговли и сельско­го хозяйства.[14]

Правительства стали более эффективно использовать инстру­менты налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики. Они научились собирать налоги с доходов граждан, с владельцев не­движимости и земельных участков.

В последние годы во многих странах были проведены мероп­риятия по приватизации государственных предприятий, сыгравшие важную роль на начальном этапе становления национальной эко­номики.

После получения независимости большая часть промышлен­ных предприятий перешла под контроль государства.[15] На началь­ном этапе становления национальной государственности это была необходимая мера. Она была нацелена на концентрацию экономи­ческих ресурсов в одних руках, чтобы решать не только экономи­ческие, но политические и социальные задачи, причем груз пос­ледних нередко возрастал. Во избежание социальных конфликтов правительства постоянно манипулировали ценами на продукцию государственных предприятий, которые часто вынуждены, были продавать ее, не обеспечивая покрытия издержек производства. Нередко государственные предприятия из-за политических сооб­ражений ориентировались на заключение сделок с конкретным поставщиком сырья, хотя экономически это было невыгодно. В ряде стран на государственных предприятиях искусственно завы­шался контингент рабочей силы, чтобы ослабить давление безра­ботных на рынок труда. Теперь, когда многие рыночные инструменты используются довольно эффективно, стало возможным превратить государствен­ные предприятия из поглотителей государственных ресурсов в на­полнителей государственной казны вначале поступлениями от при­ватизационных аукционов, а затем путем уплаты налогов новыми их владельцами.

В большинстве стран данной группы проведены серьезные ме­роприятия по либерализации внешних экономических связей. Отмене­ны или снижены экспортные пошлины, снижены импортные по­шлины, осуществляется постепенный переход от фиксированного к плавающему курсу национальной денежной единицы.

Среди стран, относящихся к группе с высоким уровнем дохода на душу населения выделяются государства, приблизившиеся к гра­нице индустриального общества или уже перешагнувшие через нее. До недавнего времени в эту группу включали так называемых «ази­атских тигров», а также наиболее развитые страны Латинской Америки. Всех их именовали новые индустриальные стра­ны. С 1998 г. в документах МВФ «азиатские тигры» стали включать­ся как подгруппа новых индустриальных стран в группу передовых стран в экономическом развитии. Официальное признание некото­рых новых индустриальных стран как развитых является подтверж­дением прогрессивной исторической тенденции перехода стран от более низкого уровня к более высокому уровню экономического развития.

Для стран этой группы характерен высокий уровень промыш­ленного развития, в том числе обрабатывающей промышленности. Так, доля промышленности в создании национального дохода в 2000 г. составляла в Южной Корее - 43%, в Сингапуре - 36%, в Бразилии - 37%, в Аргентине - 31%. Экономика новых индустриальных стран имеет высокую сте­пень включенности в мировой рынок.

За период 1990 - 2000 гг. среднегодовые темпы роста экс­порта составили в Гонконге - 15,4%, в Сингапуре - 13,5%, в Мексике - 13,0%. При этом основу экспорта составляют про­мышленные товары. Доля промышленной продукции в экспор­те в 2000 г. составила в Гонконге - 95%, в Южной Корее - 93%, в Сингапуре - 80%, в Мексике - 75%, в Бразилии - 60%. Для новых индустриальных, особенно латиноамериканских, стран характерен высокий уровень внешней задолженности.

Так, внешний долг Аргентины в 2000 г. составил 320% ее экспорта, Бразилии - 270%, Мексики - 75%.

Кредитно-денежные системы новых индустриальных стран уже довольно тесно интегрированы в мировую финансовую сферу. Однако они не могут еще занимать там прочных позиций, интегрированность может иметь для них негативные последствия, как это проявилось во время финансового кризиса в конце 1999 г.

Таким образом, структуру развивающегося мира можно пред­ставить в виде пирамиды, в основании которой расположены наименее развитые страны, в середине страны среднего уровня развития и на вершине новые индустриальные страны. С точки зрения исторической перспективы обозначилась тенденция перехода стран из одной группы в другую. Развитие этой тен­денции должно привести к тому, что постепенно пирамида бу­дет трансформироваться в перевернутую. Все меньшее число стран должно оставаться в нижней части пирамиды, переходя в среднюю ее часть. Из средней части страны будут переме­щаться в верхнюю, расширяя ее и создавая основу для перехода к постиндустриальному обществу. Соответственно должно ме­няться и место стран в мировой экономике, возрастет роль внешних факторов развития, связанных с большей интегрированностью в мировое хозяйство.

3. Дифференциация PC (новые индустриальные страны, PC со средним уровнем развития (страны ОПЕК, страны Южной Америки. КНР), наименее развитые страны)

60-80-е годы XX века стали периодом глобальных изменений как в общей структуре развивающихся стран - из их среды отпочковываются так называемые "новые индустриальные страны (НИС)", так и периодом коренных изменений в хозяйственном комплексе, социально-экономической структуре самих НИС.

"Новые индустриальные страны" по ряду признаков выделяются из основной массы развивающихся стран. Черты, отличающие НИС как от развивающихся стран, из среды которых они вышли, так и от развитых капиталистических стран, в ряды которых некоторые из них уже вступили "одной ногой", позволяют говорить о появлении особой "новоиндустриальной модели" развития. Эти характерные особенности достаточно четко прослеживаются при анализе опыта развития "новых индустриальных стран" Латинской Америки и Азии.

Не умаляя важной роли опыта развития латиноамериканских НИС, все же следует подчеркнуть, что азиатские НИС, а именно Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур, стали своеобразными образцами развития для многих освободившихся государств, как в отношении внутренней динамики народного хозяйства, так и в отношении внешнеэкономической экспансии.

Как правило, к "новым индустриальным странам" относят четыре "малых дракона" Азии, т. е. упомянутые выше Южную Корею, Тайвань, Сингапур, Гонконг, а также НИС Латинской Америки - Аргентину, Бразилию, Мексику. Все перечисленные страны - это НИС "первой волны" или первого поколения.[16] Следом за ними идут НИС последующих поколений. Например, второго поколения - Малайзия, Таиланд, Индия, Чили; третьего поколения - Кипр, Тунис, Турция и Индонезия; четвертого поколения - Филиппины, южные провинции Китая и др. В итоге появляются целые зоны "новоиндустриальности", полюса экономического роста, распространяющие свое влияние, прежде всего на близлежащие регионы.

Критерии, по которым те или иные государства относят к НИС по методике ООН, следующие:[17]

1) размер валового внутреннего продукта на душу населения;

2) среднегодовые темпы его прироста;

3) удельный вес обрабатывающей промышленности в ВВП (он должен быть более 20%);

4) объем экспорта промышленных изделий и их доля в общем вывозе;

5) объем прямых инвестиций за рубежом.

По всем этим показателям "новые индустриальные страны" не только выделяются на фоне других развивающихся стран, но зачастую превосходят подобные показатели ряда промышленно развитых стран.

Так, например, Тайвань за период с 1952 по 1993 гг. увеличил объем валового внутреннего продукта в 170 раз (при росте населения примерно в 2,5 раза), а оборот внешней торговли - в 534,6 раза. Среднегодовые темпы экономического роста составили 8,7%, при сохранении низкого уровня инфляции - 3,6%. По показателям социального развития Тайвань находится на уровне ведущих стран мира. Объем валового национального продукта на душу населения составляет более 12 тыс. долл. (середина 90-х Годов).

Подсчитано, что на протяжении 30 лет (1960-1990 гг.) темпы развития экономики азиатского региона в целом составляли более 5% в год, в то время как в европейских странах - 2%. Помимо Тайваня высокие темпы роста в 90-е годы демонстрируют Южная Корея - 8%, Сингапур - около 8%, Малайзия - более 9% в год.

Высокие темпы роста "новых индустриальных стран сопровождаются значительным повышением благосостояния населения. Так, с середины 60-х до начала 90-х годов годовой доход на душу населения в этих странах вырос в 4 раза. По прогнозам международных экспертов Восточная Азия может перегнать к 2010 г. по объему валового национального продукта Западную Европу, а к 2020 г. - Северную Америку.

Особо следует сказать о Сингапуре, который в 1995 г. первым из государств Юго-Восточной Азии получил статус "индустриально развитого". Такое звание официально присвоено ему Организацией экономического сотрудничества и развития. Оно вступило в силу с 1 января 1996 г. Три десятилетия стабильного экономического роста превратили это государство из небольшого порта в девятую в списке богатейших стран мира (в пересчете на душу населения). В условиях политической стабильности промышленность страны постоянно набирала обороты в среднем со скоростью 8,4% в год, а каждый из ее жителей повысил свой жизненный уровень в среднем в 7 раз. Ежегодный доход среднестатистического жителя Сингапура составил в 1995 г. 22,3 тыс. долл. США - выше, чем в Великобритании, бывшей метрополии. Кстати и Гонконг, бывшая колония Великобритании, по многим социально-экономическим аспектам уже превзошел свою метрополию. Гонконг (Сянган) и Сингапур в конце 90-х годов занимают 4-е и 5-е место в мире по доходам на душу населения.
Еще одним достижением "новых индустриальных стран" Юго-Восточной Азии является низкий уровень безработицы. В середине 90-х годов четыре "малых дракона", а также Таиланд и Малайзия относились к странам с самой низкой безработицей в мире.

4. Внешнеэкономические связи развивающихся стран

Стремление выйти из "порочного круга бедности", стимулировать развитие передовых отраслей экономики, придать динамизм всей экономике в целом побуждает развивающиеся страны активно привлекать иностранный капитал. В этих целях совершенствуется инвестиционный климат, создается необходимая инфраструктура, организуются специальные экономические зоны с особо льготными условиями для иностранного предпринимательского капитала. Усилия многих развивающихся стран не пропали даром. По данным Мирового банка, приток частного капитала в экономику развивающихся стран ко второй половине 90-х годов заметно усилился и достиг уровня в 243,8 млрд. долл., несмотря на резкое сокращение темпов его роста в период 1990-1993 гг. Примерно половина этого объема приходится на прямые инвестиции. При этом размер государственных зарубежных инвестиций снизился с 56,3 млрд. долл. в 1990 г. до 40,8 млрд. долл. в 1996 г. Наибольший объем частных капвложений приходится на 12 стран со "средним" уровнем дохода (менее 9385 долл. На душу населения). Возглавляет этот список Китай - 52 млрд. долл. [18]

По оценке американской консалтинговой фирмы "Эрнст и Янг", в ближайшие годы наиболее привлекательными из развивающихся стран по вкладыванию капитала будут: Китай, Индия, Индонезия, а также Мексика и Бразилия.

Общий объем потребности развивающихся стран в иностранном капитале в 1996-2005 гг. оценивается Всемирным банком в 1,5-2 трлн. долл.

Частный капитал, проникая в развивающиеся страны, идет, как правило, в страны с динамичной, восходящей, перспективной экономикой. 80 процентов частных инвестиций поступает всего в 20 процентов развивающихся стран, главным образом, государства Восточной Азии и Латинской Америки. Слаборазвитые страны с отсталой экономикой и особенно с политически нестабильной обстановкой практически не привлекают предпринимателей из промышленно развитых стран. Государственная помощь от этих стран, будучи два десятилетия достаточно стабильной, к середине 90-х годов начинает сокращаться.

По прогнозам западных экспертов основные социальные услуги в ближайшие десять лет могут стать общедоступными для жителей развивающихся стран. На обеспечение этого потребуется 40 млрд. долл. Еще 40 млрд. долл. помогут полностью преодолеть бедность в мире. Общая сумма составляет 80 млрд. долл. или 0,5% мирового дохода (25 трлн. долл.), что вполне по силам современному мировому сообществу при наличии политической воли. [19]

Что касается распространения образования и профессиональных навыков, то в политике стран Запада по отношению к развивающимся странам это предстает в виде так называемой технической помощи. Техническая помощь включает посылку в соответствующую развивающуюся страну преподавателей начальных и средних школ и ВУЗов, материальное обеспечение учебных заведений, обучение и стажировку граждан из развивающейся страны в стране-доноре и др. При этом значительная часть средств, затрачиваемых на техническую помощь, практически даже не покидает пределов страны-донора. Совершается лишь бухгалтерская операция по перечислению определенных сумм со счетов соответствующих государственных ведомств на счета специалистов страны-донора. По некоторым данным из каждых 100 долл., израсходованных на техническую помощь, не более 20 долл. представляют собой реальные средства в иностранной валюте, поступившие в страны-получатели.

В современной мировой экономике новое международное разделение труда в наибольшей степени формируется транснациональными корпорациями (ТНК). Именно они, обозначив развивающиеся страны зоной своих интересов, перемещают туда свои производства, которые там экономически и технологически выгодно организовывать.

Улучшение отношений между ТНК и развивающимися странами началось в 80-е годы. Этому во многом способствовал пересмотр рядом развивающихся государств законодательств о прямом зарубежном инвестировании. В эти же годы отмечается уменьшение числа случаев национализации и увеличение количества судебных разбирательств спорных ситуаций между ТНК и правительствами развивающихся стран.

Переосмысление роли ТНК многими развивающимися странами в основном идет в русле изменения представлений о том, что могут дать эти корпорации для структурных изменений и стимулирования внутренних факторов технического прогресса. Как свидетельствует практика, ТНК вносят весомый вклад в развитие стран "третьего мира". Этот вклад выражается: [20]

- в передаче передовых производственных технологий в некоторых отраслях (текстильная, швейная, электронная промышленность). ТНК играют важную роль и как инвесторы, и как поставщики инвестиционных товаров или технологий (лицензий);

- в содействии превращению развивающихся стран из экспортеров сырья в продавцов готовых изделий. Этот непосредственный вклад в структурные изменения развивающихся стран более важен, чем просто перемещение финансовых ресурсов по линии прямых инвестиций;

- в том, что ТНК способствуют ускорению процессов инноваций. Технологические инновации в основном сконцентрированы в промышленно развитых странах, однако в последние десятилетия они все больше перемещаются в некоторые другие страны, прежде всего в НИС. С передачей технологии, однако, может быть связано и непреднамеренное неблагоприятное воздействие на окружающую среду. Деятельность филиалов ТНК отрицательно сказывается на природе принимающих стран, а, значит, на благосостоянии людей, вплоть до угрозы их жизни. Таким образом, возникает потребность в усилении регулирующих функций национальных органов в развивающихся странах для контроля, как за собственными, так и за иностранными предприятиями;

- ТНК улучшают в развивающемся мире ситуацию с занятостью. Хотя следует отметить, что число рабочих мест, непосредственно связанных с прямыми инвестициями, невелико - менее 1% экономически активного развивающегося мира.

Международные организации предлагают развивающимся странам использовать ТНК при осуществлении технической помощи, а правительства этих стран в свою очередь борются за привлечение ТНК в свою экономику. Так, американская компания "Дженерал моторс" намерена к 2007 году удвоить свою долю на азиатско-тихоокеанском рынке, доведя ее до 10%. В этих целях компания собирается построить на Филиппинах или в Таиланде завод по выпуску автомашин и запчастей стоимостью 1 млрд. долл. По мнению специалистов, Таиланд имеет преимущество, так как автомобильный рынок здесь развит лучше. Однако Филиппины предложили "Дженерал моторс" ряд инициатив, включая налоговые и таможенные льготы, стимулирующие строительство завода именно в этой стране.
Подчиняясь объективным законам развития международных экономических связей, развивающиеся страны ищут и, как правило, находят необходимый паритет между собственными целями, проблемами социально-экономического развития и интересами ТНК в экономике их стран.

Оценивая общую ситуацию по включению развивающихся стран в процессы интернационализации и глобализации мировой экономики, приходится констатировать, что отдельные части развивающегося мира находятся на задворках мирового хозяйства и международных экономических отношений. Процессы интернационализации производства и капитала практически не затронули значительную часть развивающихся стран, либо коснулись ее достаточно формально. В основном сохраняется большая группа стран с преобладанием замкнутой, самодостаточной экономики.

Параллельное существование международной глобальной и традиционной экономик не означает, что между ними нет никаких связей. Их взаимодействие осуществляется в основном путем саморазвития международной экономики, требующей себе новых ресурсов и пространства, которые она ищет и находит в сфере традиционной экономики.

Процессы интернационализации и глобализации вряд ли могут привести к ликвидации деления мирового хозяйства на центральные и периферийные зоны. Они будут возникать, и функционировать на новом уровне в результате развивающегося процесса международного разделения труда. Именно под влиянием этого процесса в обозримом будущем сохранятся отдельные части мирового хозяйства, находящиеся на разных уровнях развития и выполняющие разные функции на глобальном, континентальном, страновом, локальном уровнях.

В рамках этого процесса раскрылся феномен ускоренной дифференциации ряда стран, породив явление "новоиндустриальности", оказавшей существенное влияние на развитие международных экономических отношений.

5. Контрольное задание:

5.1. Какие меры предлагает МВФ для развития экономик PC: в чем, на Ваш взгляд, основные достоинства и недостатки этих мер?

По данным аналитиков Международного валютного фонда (МВФ) в 2003 г. в мире на официальную помощь по правительственным каналам странами-членами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) было выделено 59 млрд. долл., что с поправкой на инфляцию на 3 млрд. долл. меньше, чем в 2001 г. По сравнению с 2000 г., когда государственное содействие промышленно развитых стран развивающимся странам достигло своего пика, эта цифра уменьшилась на 12 млрд. долл. При этом помощь со стороны ОЭСР составляет всего 0,3 процента их совокупного валового национального продукта (цель, поставленная ООН - 0,7 процента). 40% помощи стран ОЭСР получила Африка, 30% - Азия, 10% - Латинская Америка.

Характерно, что более половины всей внешней помощи странам Африки возвращается на Запад в виде процентов по долгам. Так, долги государств Африканского контингента к югу от Сахары составляли в середине 90-х годов 211 млрд. долл., что вдвое превышает совместные доходы этих стран от экспорта.

При этом, с 1984 г. африканские государства уже выплатили кредиторам почти 150 млрд. долл.

Самый большой внешний долг в 1998 г. был у Мексики - 165,7 млрд. долл. и у Бразилии - 159,1 млрд. долл. Быстрыми темпами рос внешний долг азиатских стран - Таиланда, Южной Кореи, Индонезии, Индии, Филиппин. Азиатский контингент аккумулировал до половины прироста мировой внешней задолженности развивающихся стран. Это был рекордный прирост внешнего долга за всю современную историю.

Несколько замедлился прирост внешнего долга латиноамериканских государств (3%), однако они находятся далеко впереди других стран в исчислении внешнего долга на душу населения (1000 долл. против 250 долл. в Азии).

Существующий долг развивающихся стран накапливается преимущественно за счет частных капитальных вложений. Среди стран-кредиторов первое место занимает Япония, чьи кредиты развивающимся государствам, в первую очередь азиатским, достигли 236 млрд. долл. За ними следуют США - 147 млрд. долл. (0,15% ВНП США), причем, половина из них предоставлена латиноамериканским странам. На третьей позиции Германия, предоставившая займы на 106 млрд. долл. Немногим меньше кредитов предоставлено Францией - 103 млрд. долл. Ее должники - это, в основном, страны Африки и Азии. В середине 90-х годов совокупный долг развивающихся стран превысил 1,9 трлн. долл. При этом выплаты по обслуживанию долга выросли почти до 200 млрд. долл. Эксперты ОЭСР отмечают явную тенденцию к краткосрочным займам и растущий аппетит компаний и банков Азии к такой форме кредитования.

Поскольку вернуть долг в полном объеме от многих развивающихся стран крайне проблематично, постольку одним из способов борьбы с задолженностью является ее списание. По некоторым оценкам уже в период до 2007 г. удельный вес списания задолженности может достичь 75-100% для двадцати беднейших стран, чей долг возрастал в 80-е начале 90-х годов быстрее всего, в зависимости от темпов экономического роста, которые определят, какую долю своего внешнего долга эта группа стран сможет реально обслуживать.

МВФ предлагают глобальные меры помощи беднейшим странам. В их перечень входят:

· соблюдение принципов справедливой торговли;

· концессиональная практика;

· льготы по долгам;

· распространение образования и профессиональных навыков.

5.2. Охарактеризуйте перспективы экономики Китая в XXI в.

Социалистический эксперимент в Третьем мире имел разные результа­ты - и частично успешные (ряд арабских стран), и полностью провальные (рад стран Тропической Африки), но везде он исчерпал себя в 70-е годы и, будучи не доведенным до конца, стал лишь историческим зигзагом. Исключение - Китай, шире - Pax China, где он не только полностью реализовался) но и, дой­дя до предела (культурная революция), нашел в себе силы к самоотрицанию и самотрансформацнн, оставаясь при всем этом и поныне неотъемлемой час­тью развивающегося мира. Эта уникальность - перекресток Третьего мира и социализма, способного к самопреобразованию, - и составляет, на наш взгляд, загадку Китая XX века. Попытаемся наметить пути к ее разгадке. После того как в Китае захватили власть коммунисты, и стало ясно, что именно под их руководством стране придется решать свои беспрецедентные по масштабам задачи, возникли по существу те же проблемы, что и у других стран освобо­дившегося постколониального мира.

Это накладывало да «свое китайское руководство особую от­ветственность, побуждая его прилагать титанические усилия для того, чтобы в действительности показать Азии и Африке пример успешного решения за­дач, поставленных историей. Эти задачи в общем были такими же, как и у всего Третьего мира, т.е. во-первых, модернизация (императив "догнать двад­цатый век") и, во-вторых, восстановление самобытности, утраченной или ис­каженной в эпоху чужеземного владычества Но по крайней мере два осо­бых, специфических для Китая обстоятельства усложняли достижение этих задач и требовали от маоистского руководства экстраординарных усилий.

Во-первых, проблема легитимности власти, связанная с тем, что ком­мунисты пришли к руководству страной в результате гражданской войны, а не освободительной антиколониальной борьбы. Практически во всех остальных странах Третьего мира новая власть обладала полнейшей легитимностью в глазах населения, поскольку ока непосредственно вышла из рядов авангарда национально-освободительного движения, была "освящена" ореолом силы, боровшейся за независимость и победившей в этой неравной борьбе. (Другое дело, что спустя уже несколько лет этот ореол померк под воздействием эко­номических провалов и социально-политического маразма, и первые пост­колониальные режимы стали рушиться один за другим). Маоисты же отняли класть не у колонизаторов, а у конкурирующей группировки китайских же политиков (гоминдановцев), и им надо было еще доказать народу свое полное превосходство по сравнению с предшественниками; в других странах Третье­го мира это было излишне, так как любая "своя", независимая власть по опре­делению была "лучше" господства иностранцев. Соответственно, коммунис­там в Китае просто необходимо было предпринять поистине чрезвычайные усилия, чтобы доказать, что кровь и страдания, сопровождавшие их поход во власть маршрутом гражданской войны, были не напрасны. Надо было в крат­чайшие сроки совершить полную трансформацию общества, модернизиро­вать экономику, поднять сельское хозяйство, осуществить индустриализацию, создать современную систему образования и т.д.

Именно срочностью, нео­тложностью, неизбежной радикальностью намеченных Мао Цзэдуном преоб­разований следует объяснить, в частности, такой невиданный в истории (за исключением, может быть, советского «года Великого перелома») феномен, как "большой скачок".

Во-вторых, другая основная цель - "восстановление самобытности" -могла быть достигнута в Китае также путем приложения гораздо больших усилий, чем в любой другой стране Третьего мира. Дело в том, что с учетом исторически-психологического фактора (традиционный китайский ментали­тет, в рамках которого Китай всегда мыслился как "Срединная империя", центр вселенной) необходимо было утвердить Китай и на международной арене, т. е не просто восстановить в полной мере культурно-цивилизационные нормы, присущие Китаю на протяжении тысячелетий, но и добиться восстановления центрального места Китая в мире, которое было им утеряно в первой половике XX века.

Речь шла, таким образом, не только о том, чтобы превратить Китай в современное развитое индустриальное госу­дарство, но и том, чтобы при этом не утратить, а напротив, укрепить традици­онную самобытную китайскую физиономию, а также и о том, чтобы не про­сто войти в двадцатый век, но и вступить в "клуб великих держав", сделать Китай одним из мировых гигантов. Правда, эта задача облегчалась сравнитель­ной устойчивостью исторической преемственности, столь отличной, скажем, от Индии, преемственностью, которая препятствовала осмыслению опыта Китая XX века в терминах леворадикальных идей зависимости и периферийное

Все это вместе взятое объясняет ту фантастическую энергию, которую коммунистическое руководство Китая проявляло (и не могло не проявлять) как внутри страны, так к на международной арене, начиная от создания ком­мун, политики "большого скачка" и свирепых идеологических кампаний вплоть до "культурной революции" середины 60-х годов, и кончая такими акциями, как вступление в войну в Корее, конфронтация с тайваньским режимом, напа­дение на Индию в конце 50-х годов, оказание помощи Вьетнаму в войне с американцами и, наконец, конфликт с Советским Союзом.

Все это звенья одной цепи. Китай с бешеной энергией врывался в современный мир, стре­мясь компенсировать себя за прошлые унижения, за прозябание на задворках истории после столетий славы и могущества, за вынужденную маргинализа­цию на мировой арене, за промышленную отсталость, за отставание в воен­ной области, приведшее к вторжениям как европейских, так и японских воо­руженных сил на территорию некогда могучей и гордой империи. Для этого неизбежна была борьба на многих фронтах сразу, Америка была врагом, по­скольку она олицетворяла тех "белых дьяволов", которые были виновны в прошлых унижениях и противились обретению Китаем его законного места в "клубе великих держав", противопоставляя ему Тайвань и создавая угрозу с юга, через Вьетнам. Индия была врагом, поскольку потенциально могла ока­заться соперником в единственном регионе, в котором Китай - с практичес­кой, геополитической точки зрения - мог реально рассчитывать на гегемонию Советский Союз был врагом, поскольку являлся лидером мирового коммуни­стического движения и "социалистического лагеря", а это место было нужно Китаю хотя бы потому, что для его амбиций мало было быть региональным лидером в Восточной и Юго-Восточной Азии; надо было вновь стать миро­вым центром, "Срединной империей", не гегемоном, но точкой отсчета миро­вой истории

Ничто меньше этого не могло быть достойно возрожденного Велико­го Китая. Практически, однако, речь не могла идти о серьезном влиянии Ки­тая на Западе - значит, оставался Восток, лидером которого Китай твердо на­меревался стать. Но ведь Восток или Юг в 50-60-х годах рассматривался коммунистами и вообще левыми во всем мире как одна огромная зона, "беременная революци­ей", и китайские руководители, неверно оценив мировую ситуацию, всерьез верили, в отличие от советских лидеров, в вероятность целой серии глубоких социальных революций в Азии и Африке (а заодно и в Латинской Америке). И возглавить эту новую волну призван был Китай: он таким образом становился безусловным лидером того самого Третьего мира, где должны были развер­нуться главные мировые события, ведущие к краху западного империализма (вспомним тезис о "мировой деревне, окружающей мировой город")... Тем самым Китай оказался бы в эпицентре глобальных перемен. Но здесь его со­перником оказался Советский Союз, и столкновение с ним было неизбежным. Идейные разногласия были второстепенным, инструментальным фактором, дававшим ки­тайцам дополнительные козыри в борьбе за "душу" левых сил во всем мире, причем особенно важно было опять-таки выиграть эту битву в Третьем мире, включая даже такие отдаленные регионы, как Центральная к Южная Америка - ведь это обеспечивало Пекину главенствующие позиции на всех трех 'Тро­пических" континентах и тем самым роль лидера и выразителя интересов всех "'проклятьем заклейменных" на земном шаре.

События в мире пошли иным путем, и амбициям Мао не суждено было реализоваться на мировой арене, как и на внутреннем фронте. Надежды Ки­тая стать лидером Третьего мира не сбылись, вследствие того что ленинско-сталинско-маоистский вариант преобразования общества и мирового разви­тия оказался порочным и несостоятельным, и Восток (Юг) так и не стал зоной социалистических революций, и это есть само по себе симптом того, что дан­ный маршрут истории не адекватен реалиям развивающегося мира середины -2-й половины XX века. Такой курс мог быть эффективным в 20-е годы, но не в 80-е, К тому же глобальная силовая конфронтация на нескольких фронтах ока­залась не под силу даже мощному Китаю. Дэн Сяопин закрыл целую эпоху "революционного романтизма" и великодержавного экспансионизма комму­нистического Китая.

Отныне самобытность и величие Китая будут обеспечи­ваться иными, более реалистическими и более современными методами, причем уже в новой исторической эпохе - крушения биполярного к процессам глобализации.

Заключение

Один из важнейших критериев выделения развивающихся стран в отдельную мировую подсистему - их слаборазвитость и отсталость.

Исторически отсталость выражается в виде отста­вания в развитии одного типа общества от другого в момент колонизации стран Азии, Африки и Латинской Америки. По некоторым оценкам, соотношение ВВП на душу населения между метрополиями и колониями в тот период было равно примерно 2:1 в пользу Запада. Колонизаторы, захватив колонии и подчинив их нуждам метрополий, превратили отставание в хроническую отсталость развивающихся стран. В 1950 г. в Третьем мире были районы, где уровень жизни был ниже, чем в 1800 г., например в Китае. По оценкам в целом в 1950 г. уро­вень жизни в развивающихся странах был такой же, как в 1800 г., или, в лучшем случае, только на 10-20% выше.

Отсталость привела к расширению первоначального разрыва в уровнях экономического развития. В конце 90-х годов те­кущего столетия разрыв между двумя группами стран составил 20:1, а в 2000 г. - 19,2:1.[21]

Следовательно, отсталость развивающихся стран имеет два аспекта - общеисторический и современный, связанный с низким уровнем развития. Общеэкономическое отставание до­полняется диспропорциональностью всего воспроизводственного процесса, проявляется в дезинтегрированности хозяйственных секторов, в конкретных формах отставания.

Отсталость развивающихся стран порождает специфику их со­циальных и экономических проблем. Решение каждой из них - обеспечение экономического роста, занятости, распределения и т.д. - предполагает особые подходы, которые отличны от используемых в промышленно развитых странах.

Болезни современной цивилизации можно вылечить лишь общими усилиями великого множества народов Земли. Необходимо изучать эти проблемы, понять их воздействие на все сферы жизни общества, используя для исследования космические снимки, систему мониторинга, передовые методы компьютерного моделирования. Недаром все чаще жители разных стран мира обсуждают на международных форумах общие проблемы своей планеты - своего общего дома.

«Сила логики, связанная с инстинктом самосохранения, будет постепенно вести землян к осознанию коллективных усилий для решения проблем, стоящих перед всем миром, которые становятся все более взаимосвязанными, взаимопроникающими даже интегрированными как глобальные проблемы», - говорил в свое время Генеральный секретарь ООН.[22]

Список литературы

1. Балюк М.А., Балюк И.А. Экономическая реформа, и КНР: государство и рынок. - М.. 1996.

2. Борох О.Н. Стратегия экономической реформы в КНР в оценках западных и китайских ученых // Восток. - 1496. - №3.

3. Глобальные проблемы современности и Африка М.: Наука, 1993 г.

4. Друзик Я.С. Мировая экономика на финише века. - Минск. 1997-Главы 2-10.,

5. Жуков СВ. Развивающиеся страны: сфера услуг и экономический рост. - М.: Наука, Главная редакция восточной литературы. 1991.

6. Земля и человечество. Глобальные проблемы. Серия «Страны и народы». М.: Мысль, 2001, т. 20.

7. Лукичев Г.А. Освободившиеся страны; использование ресурсов в целях развития. М., 2000.

8. Ломакин В.К. Мировая экономика. - М., 1998- Раздел 5

9. Орлик И. Центрально-Восточная Европа между Россией и Западом // Вестник научной информации (ИМЭПИ РАН). 1999. N 5.

10. Развивающиеся страны о современном мире (единство и многообразие). М.:Наука, 1993.

11. Хай Л.В. Теория и практика модернизации стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Российская Академия наук. Институт философии. -М. 2000

12. Эльянов А. Структурные реформы, и дифференциация развивающихся стран, МЭиМО. - 1995. - №5.


[1] Земля и человечество. Глобальные проблемы. Серия «Страны и народы». М.: Мысль, 2001, т. 20. С. 159

[2] Лукичев Г.А. Освободившиеся страны; использование ресурсов в целях развития. М., 2000. С. 274

[3] Орлик И. Центрально-Восточная Европа между Россией и Западом // Вестник научной информации (ИМЭПИ РАН). 1999. N 5. С. 26

[4] Жуков СВ. Развивающиеся страны: сфера услуг и экономический рост. - М.: Наука, Главная редакция восточной литературы. 1991. С. 58

[5] Лукичев Г.А. Освободившиеся страны; использование ресурсов в целях развития. М., 2000. С. 259

[6] Земля и человечество. Глобальные проблемы. Серия «Страны и народы». М.: Мысль, 2001, т. 20. С. 157

[7] Хай Л.В. Теория и практика модернизации стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Российская Академия наук. Институт философии. -М. 2000 С. 277

[8] Орлик И. Центрально-Восточная Европа между Россией и Западом // Вестник научной информации (ИМЭПИ РАН). 1999. N 5. С. 105

[9] Глобальные проблемы современности и Африка М.: Наука, 1993 г. С. 208

[10] Развивающиеся страны о современном мире (единство и многообразие). М.:Наука, 1993. С. 154

[11] Лукичев Г.А. Освободившиеся страны; использование ресурсов в целях развития. М., 2000. С. 371

[12] Орлик И. Центрально-Восточная Европа между Россией и Западом // Вестник научной информации (ИМЭПИ РАН). 1999. N 5. С. 36

[13] Развивающиеся страны о современном мире (единство и многообразие). М.:Наука, 1993. С. 174

[14] Лукичев Г.А. Освободившиеся страны; использование ресурсов в целях развития. М., 2000. С. 175

[15] Лукичев Г.А. Освободившиеся страны; использование ресурсов в целях развития. М., 2000. С. 275

[16] Эльянов А. Структурные реформы, и дифференциация развивающихся стран, МЭиМО. - 1995. - №5. С. 38

[17] Жуков СВ. Развивающиеся страны: сфера услуг и экономический рост. - М.: Наука, Главная редакция восточной литературы. 1991. С. 78

[18] Балюк М.А., Балюк И.А. Экономическая реформа, и КНР: государство и рынок. - М.. 1996. С. 98

[19] Орлик И. Центрально-Восточная Европа между Россией и Западом // Вестник научной информации (ИМЭПИ РАН). 1999. N 5. С. 66

[20] Жуков СВ. Развивающиеся страны: сфера услуг и экономический рост. - М.: Наука, Главная редакция восточной литературы. 1991. С.124-132

[21] Хай Л.В. Теория и практика модернизации стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Российская Академия наук. Институт философии. -М. 2000 С. 265

[22] Развивающиеся страны о современном мире (единство и многообразие). М.:Наука, 1993. С. 215